Тоталитарная секта


Тоталитарная секта

Тоталита́рная се́кта — особый тип организации, для которой характерны авторитарные методы управления, ограничения прав человека для членов организации и деятельность которой представляет опасность для жизни и здоровья граждан[1], существующая в форме религиозной, общественной, коммерческой, образовательной или оздоровительной организации[1][2][3][4][5][6][7]. Понятие (термин) «тоталитарная секта» используется в криминологии[1][8][9], социологии[10][11][12][13][14], психологии[15][16][17][18][19], встречается в энциклопедиях[1][20][21], в нормативных правовых актах Российской Федерации и её субъектов [⇨]. В научной литературе эти организации могут характеризоваться как «деструктивные культы», «тоталитарные неокульты», «религиозные организации деструктивного характера», «общественно опасные религиозные объединения», но как отдельный тип религиозной организации, как правило, не выделяются.

Новые деструктивные религиозные организации — это социально-институциональные новообразования современной религии, обладающие мировоззренческой синкретичностью, разнообразные по религиозной практике, вероучениям, обрядам, методам привлечения адептов и религиозной деятельности в целом, действующие в оппозиции к традиционной религиозности и в разной степени разрушительно по отношению к естественному, гармоничному состоянию личности, а также к созидательным общественным традициям и нормам, сложившимся социальным структурам, культуре и т. п.[22]

Содержание

Понятие «тоталитарная секта» и история его возникновения

В Европе, где свобода вероисповедания имеет долгую историю и конституционно защищена в большинстве стран, критика религиозных меньшинств зачастую заключалась в том, что они объявлялись не религиями[23][уточнить], а «культами» и «сектами»[24]. Оба термина использовались почти взаимозаменяемо, причём «секта» (фр. secte, нем. Sekte, итал. setta) имеет более негативную окраску в некоторых европейских языках[24]. В английском языке слово «секта» сравнительно нейтрально, поэтому с целью обозначения противопоставления традиционным религиям с XIX века использовалось выражение «реакционная секта» (англ. reactionary sect)[25]. Реакционной сектой Карл Маркс и Фридрих Энгельс в Манифесте коммунистической партии называли своих оппонентов[26] Это же словосочетание применялось в советской антирелигиозной пропаганде[27], а также в работах исследователей НРД[28] и приговорах суда[29].

Председатель Совета Федерации С. М. Миронов в июне 2006 года отмечал, что понятию «тоталитарные секты» предшествовало понятие «реакционные секты»[30].

Также словосочетание «реакционная секта» употребляется в выступлениях Объединённой комиссии по национальной политике и взаимоотношениям государства и религиозных объединений при Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации[31].

В начале 1990-х годов в России появилось большое количество новых для страны религиозных организаций и групп. За рубежом с таким явлением в 1960-е годы столкнулись США, а затем страны Западной Европы. На Западе НРД вначале воспринимались настороженно, но за последние двадцать лет отношение к ним заметно улучшилось[32]. В России религиозные новообразования появлялись и распространялись в основном в результате усилий иностранных миссионеров, а некоторые неорелигиозные объединения зародились и на российской почве[4]. При этом среди новых религиозных организаций появилось достаточно много опасных как для государства, его национальной безопасности, так и для общества, для каждого отдельного человека. Многие из новых религиозных организаций — в силу особенностей их вероучения, внутренней организации и деятельности, отношения к национальной культуре, социальным институтам, традиционным религиям — оцениваются как организации, оказывающие деструктивное воздействие на сознание и психику людей[22].

Словосочетания «тоталитарная секта» (англ. totalitarian sect) и близкое «тоталитарный культ» (англ. totalitarian cult) активно использовались в английском языке с 1930-х годов для описания фашизма[33] и коммунизма[34]. Впервые термин «тотализм» (в отличие от «тоталитаризма» как государственного режима) по отношению к негосударственным идеологическим движениям и организациям, желающим тотального контроля над человеческим поведением и мышлением, был употреблён в книге «Реформа мышления и психология тотализма» (1961)[35] (англ. Thought Reform and the Psychology of Totalism) американским психиатром Р. Д. Лифтоном, исследователем психологических последствий войн и политического насилия. Позже теории Лифтона и Э. Шейна[36] о «тотализме» и «реформировании мышления» («промывании мозгов», «принудительном убеждении») были адаптированы в работах таких психологов, как М. Сингер и С. Хассен для использования по отношению к некоторым религиозным и другим группам. По мнению психолога Дика Энтони, теории о насильственном вмешательстве религиозных групп в психику своих членов впоследствии были признаны большинством учёных псевдонаучными[37][38]. Суды США, после ряда процессов в 1980-х годах, более не принимают их во внимание[39][40].

В 1970—1980-х годах понятие стало использоваться английскими и французскими авторами для описания религиозных движений; введено в обиход в русском языке в православном сектоведении в начале 1990-х годов историком церкви и богословом А. Л. Дворкиным[4]. С тех пор широко применяется в этой дисциплине и в антисектантской научных публикациях[41] для классификации религиозных (прежде всего новых, нетрадиционных), а также иных (коммерческих и др.) групп, организаций и движений самого разного толка[4][42]. В английском языке в религиозном контексте понятие «totalitarian sect» используется в основном как перевод российского понятия при описании религиозной ситуации в России, но также встречается и в том же значении, что и в русском языке[43].

По мнению на 2004 год И. Я. Кантерова, в зарубежном и российском религиоведении понятие «тоталитарная секта» используется редко[20][44]. Поэтому вместо имеющих в некоторых случаях отрицательный оттенок понятий «секта» и «культ» для обозначения «новых религиозных объединений», отличающихся по вероисповеданию от «традиционных религий», был предложено понятие «новое религиозное движение» (НРД), популярность которому обеспечили труды английского социолога Айлин Баркер[4][32][45]. Кроме того, по мнению Кантерова, основным недостатком понятия «тоталитарная секта» является отсутствие устойчивых классификационных признаков, что «позволяет причислять к таким объединениям практически любое религиозное новообразование, религиозно-философское учение, культурно-образовательное или оздоровительное учреждение»[4][20].

В российском законодательстве не существует какого-либо определения понятий «секта»[46] и «тоталитарная секта»[4][47][48], однако в законодательных актах и судебной практике зафиксировано, что деятельность религиозного объединения может быть запрещена в судебном порядке из-за нанесения ущерба обществу и личности, а государство вправе предусмотреть преграды для недопущения легализации сект, нарушающих права человека и осуществляющих незаконную и преступную деятельность[49][50]. Отмечается, что государственные служащие, в компетенцию которых входит решение вопросов о допустимости функционирования конкретных религиозных объединений, термины «тоталитарная секта», «деструктивная религиозная организация» и др. на практике применяют[48].

В утвержденной в 1997 г. Указом Президента РФ № 1300 «Концепции национальной безопасности Российской Федерации» отмечалась «необходимость учитывать разрушительную роль различного рода религиозных сект, наносящих значительный ущерб духовной жизни российского общества, представляющих собой прямую опасность для жизни и здоровья граждан России»[51]. В редакции 2000 г. эта формулировка из Концепции была удалена[52].

В Постановлении Правительства РФ 1996 г. № 600 о «Федеральной целевой программе по усилению борьбы с преступностью» предписывалось обобщить материалы о социальных и медицинских последствиях деятельности в России религиозных организаций[53]. На основании этого Постановления Правительства Минздравмедпром РФ в 1996 г. издал приказ № 294 «Об упорядочении проведения медицинской экспертизы факторов риска для здоровья в связи с деятельностью некоторых религиозных организаций»[54].

В октябре 2012 года Президент Российской Федерации поручил аппарату государственного управления усовершенствовать законодательную базу по контролю за деятельностью тоталитарных сект.[55] Общественной палатой Российской Федерации выдвинута инициатива создать реестр лидеров тоталитарных сект, действующих на территории России. Член Общественной палаты Алексея Гришина считает реестр, основанный на личных данных лидеров, эффективнее реестра наименований групп, так как, по его мнению «фамилии, в отличие от „вывесок“, зачастую всплывают одни и те же». Кроме того, А.Гришин отмечает необходимость разработки методики, позволяющей проводить идентификацию и раннее выявление тоталитарных сект. К созданию методики А.Гришин считает целесообразным привлечь ученых и профильных экспертов[56].

Классификации

Социологом Н. В. Петровой предложена следующая типология новых религиозных организаций с точки зрения их социальной опасности и деструктивности[22]:

  • к первой группе отнесены культы, не содержащие явных деструктивных положений в своем учении, замыкающиеся в себе и избегающие конструктивной внешней деятельности, проявляющие деструктивность в случае критических внешних или внутренних обстоятельств;
  • вторая группа включает те новые религиозные организации, которые имеют деструктивные положения в своем учении, но по каким-либо причинам редко или совсем не применяют их в данное время (однако при изменении обстоятельств, например смене лидера, появлении новых толкований или экстремистских течений, изменении социально-политической обстановки эти организации способны осуществлять деструктивные действия);
  • третья группа состоит из новых религиозных организаций, включивших деструктивные положения в свои учения, культовую практику и стремящихся их активно применять.

В качестве примеров организации второй группы называется Церковь объединения; третью группу представляют организация Георгия Грабового, Церковь сайентологии, Радастея Е. Марченко, «Фиолетовое пламя», Богородичный центр и другие[22].

Криминолог Ю. Ю. Думби предлагает классифицировать общественно опасные религиозные объединения (ООРО) по характеру и степени их общественной опасности на три группы[57]:

  • противоправные, запрещенные законодательством РФ, прямо ориентирующие своих последователей на совершение преступлений;
  • потенциально противоправные, не запрещенные законодательством РФ, но, при реализации многих положений своей религиозной доктрины (обрядов), требующие от последователей совершения преступлений и иных правонарушений;
  • условно противоправные, не запрещенные законодательством РФ, но наносящие психический и физический вред здоровью последователей данных объединений.

«Деструктивный культ» (по И. Я. Кантерову)

В начале 1990-х годов в России получила распространение методология классификации новых религиозных образований, главным образом заимствованная из трудов западных социологов, психологов и протестантских богословов. Их труды были опубликованы на русском языке и начался процесс перенимания используемого ими для описания неорелигиозных групп терминологического аппарата. В широкий оборот были запущены в основном негативные термины, одним из которых был термин «культ», использовавшийся для обозначения религиозных объединений, отклонившихся от догматики исторического христианства. В образовавшейся позднее конструкции — «деструктивный культ» — акцент переносился на вред личности, семье и обществу в целом. Поскольку не были определены чёткие и устойчивые признаки терминов «культ» и его усиленной версии — «деструктивный культ», — то в круг культов с прилагательным «деструктивный» было отнесено множество самых различных религиозных образований[4].

Появление понятия «тоталитарная секта»

Понятие «тоталитарная секта» (а также «тоталитарный культ») в применении к религиозным организациям стал использоваться в английской и французской литературе с 1970-х годов[58].

И. Я. Кантеров считает, что понятие образовалось в России в 1990-е годы. По его мнению, «[в] начале 90-х годов россияне стали свидетелями грандиозного „методологического прорыва“ в классификации религий. На свет появился новый термин, никогда ранее не применявшийся к обозначению религиозных объединений. Речь идет о прилагательном „тоталитарный“»[4].

Кантеров приписывает создание понятие «тоталитарная секта» церковному историку, богослову, идеологу российского антисектантского движения А. Л. Дворкину[4]. Сам Дворкин в книге «Сектоведение. Тоталитарные секты» тоже пишет, что, использовав в 1993 году впервые понятие «тоталитарная секта», он «не думал, что вводит новое понятие, — настолько само собой разумеющимся он казался»[42]. В одном из своих интервью Дворкин говорит то же самое: «Автором этого термина являюсь я, потому что я его первый употребил для отличия одних сект от других»[59]. В феврале 2012 года на встрече в интеллектуальном клубе «Катехон» в Институте философии РАН А. Л. Дворкин сказал, что «когда я проводил свою самую первую конференцию на журфаке МГУ, в ее названии я впервые употребил термин «тоталитарная секта», хотя даже и не думал, что первым употребляю этот термин, мне он казался совершенно очевидным.»[60]

Однако понятия «тоталитарная секта» и «тоталитарный культ» в применении к маргинальным религиозным организациям получили распространение на Западе задолго до 1990-х годов[58].

Согласно определению А. Л. Дворкина в его книге Сектоведение. Тоталитарные секты, тоталитарные секты — это «…особые авторитарные организации, лидеры которых, стремясь к власти над своими последователями и к их эксплуатации, скрывают свои намерения под религиозными, политико-религиозными, психотерапевтическими, оздоровительными, образовательными, научно-познавательными, культурологическими и иными масками.[61] Тоталитарные секты прибегают к обману, умолчаниям и навязчивой пропаганде для привлечения новых членов, используют цензуру информации, поступающей к их членам, прибегают и к другим неэтичным способам контроля над личностью, к психологическому давлению, запугиванию и прочим формам удержания членов в организации. Таким образом, тоталитарные секты нарушают право человека на свободный информированный выбор мировоззрения и образа жизни»[42]. По мнению Дворкина, «никак нельзя сказать, что, скажем, лютеране или баптисты — члены тоталитарных сект или деструктивных культов»[42]. В феврале 2012 года на встрече в интеллектуальном клубе «Катехон» в Институте философии РАН А. Л. Дворкин заметил, что «в английском употребляется более-менее синонимичное понятие – destructive cult (деструктивный культ)».[60] Касаясь определения понятия тоталитарная секта, он сказал, что «естественно, я могу дать только определение идеальной классической или идеальной тоталитарной секты – в жизни они в таком «беспримесном» виде редко встречаются, между ними есть такая серая зона посередине. Что свойственно тоталитарным сектам или деструктивным культам? Это, во-первых, характерные для них цели. Прежде всего власть, совершенно безграничная власть, а также деньги для руководства и ближайшего окружения. А во-вторых, это характерные для них методы, которыми эти цели достигаются: обман при вербовке, манипулирование сознанием, эксплуатация своих членов, регламентация всех аспектов их жизни, абсолютизация и/или обожествление лидера и/или организации.»[60] По-поводу уголовной составляющей в тоталитарной секте А. Л. Дворкиным было отмечено, что «Там могут быть уголовные преступления, но может их и не быть. Но главное: если воля лидера абсолютна – это преступление в любой момент может произойти. Как известно, власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно. Для них самое главное – это власть, которую лидер имеет над членами секты. Понятно, что власть дает и деньги, а деньги умножают власть, но все же власть, властолюбие – в первую очередь.»[60] По-поводу религиозной составляющей в тоталитарной секте А. Л. Дворкин заметил, что «тоталитарные секты совсем не обязательно являются религиозными: они могут прикрываться религией, а могут быть вовсе не религиозными. Пример нерелигиозной тоталитарной секты – та же самая сайентология».[60]

Кантеров[4] и Муравьёв[32] каждый по-своему утверждают, что в круг «тоталитарных сект» попали практически все религиозные группы, принадлежащие к «нетрадиционным для России» религиям, включая российских протестантов, индуистов, а также культурно-просветительские и другие организации, не имеющие никакого отношения к религии.

30 сентября 2006 года на телеканале «Россия» в программе «Национальный интерес»[62] А. Л. Дворкин на вопрос, что такое тоталитарная или деструктивная секта, ответил:

« если мы возьмём французское определение, то это — особого рода авторитарные организации, которые направлены на власть и деньги для руководства и ближайшего окружения, которые прикрываются различными масками, совсем не обязательно религиозными, может быть и политическими, может быть и психологическими, может быть и какими угодно другими, и для которых характерно: обман при вербовке, контролирование сознания членов, эксплуатация членов, регламентация всех аспектов их жизни и так далее, и тому подобное[62]. »

Наряду с Андреем Кураевым Дворкин утверждал, что это определение есть во французском законодательстве и предлагал ввести аналогичное понятие в законодательство России. В других своих интервью[63] Дворкин прямо говорит, что характеристика понятию «тоталитарная секта» дана в законе Франции, принятом в мае 2001 года, и во избежание недомолвок в приложении к закону приведён список из 178 наименований опасных сект. В единственном принятом парламентом Франции 30 мая 2001 года законе «о предупреждении и пресечении сектантских течений, ущемляющих права и основные свободы человека»[64][65], регламентирующем деятельность «сектантских течений», не даётся прямого определения понятию «секта»[66][67]. В тексте закона употребляется термин «юридическое лицо», и закон не содержит приложений со списком сект[68][69][70]. Список же из примерно 180 сект приведён ранее — в докладе французского парламента № 2468 от 22 декабря 1995 года[71]. Этот же доклад объясняет как саму невозможность точного определения слова «секта» во французском законодательстве, так и способы применения законов в отсутствие такого определения.

В 2006 году на Онлайн-конференции в РИА Новости А. Л. Дворкин утверждал, что понятие «тоталитарная секта» было введено им для того, чтобы отличать «классические секты» от сект «деструктивных»:

« В связи с путаницей в употреблении термина «секты» я предлагаю разделять секты «классические» от сект «тоталитарных». Классические секты — это сравнительно небольшие культурно ограниченные религиозные организации, главный смысл существования которых — это противостояние основной религиозной традиции страны. Но вместе с тем, ни в коей мере нельзя сказать, что они социально опасны, эксплуатируют своих последователей, контролируют их сознание, наживаются на них, и т. д. Все эти признаки характерны как раз для тоталитарных сект. К классическим сектам относятся, например, баптисты. Нужно отметить, что, употребляя этот термин, я никак не хочу их обидеть. Это классический термин социологии религии. Можно сказать, что баптисты — это уважаемая христианская секта. Есть и секты, принадлежность которых к той или иной группе определить достаточно сложно, поскольку они по ряду признаков уже не классические, но ещё и не тоталитарные. К таким сектам я отнёс бы адвентистов седьмого дня и старопятидесятников. Ну а далее следуют уже собственно тоталитарные секты, которыми я и занимаюсь[72]. »

Историк и религиовед[73] Алексей Муравьёв и публицист Михаил Ситников утверждают, что, хотя согласно словарю Даля «секта» — это «братство, принявшее своё, отдельное ученье о вере; согласие, толк, раскол или ересь», Дворкин сформулировал понятие «секты» иначе: «в широком смысле этого слова, секта — это организация или группа лиц, замкнувшихся в своих интересах (в том числе культовых), не совпадающих с интересами общества, безразличных или противоречащих им»[74]. По мнению Алексея Муравьёва, формулировка сделана в духе атеистической пропаганды советского времени[32], затем у этого определения появился и «более зловещий вариант», секты также получили эпитет «тоталитарные»[32].

В своей книге «Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования» А. Л. Дворкин рассматривает различные варианты толкований понятия «секта» и приводит дефиницию: «Точнее всего дать следующее определение: секта — это закрытая религиозная группа, противопоставляющая себя основной культурообразующей религиозной общине (или основным общинам) страны или региона»[42].

В своей статье (1978) «Les sectes totalitaires» («Тоталитарные секты») французский философ и психолог Тьери Баффуа (фр. Thierry Baffoy)[75] привёл критерии «тоталитарных сект» и описал структуру «сект» как модель «тоталитаризма»[76]. Однако российский религиовед С. И. Иваненко в своей книге «Вайшнавская традиция в России» утверждает, что понятие «тоталитарная секта» «на самом деле впервые в российской печати был использован в статье, журналиста А. В. Щипкова, посвящённой в основном критике религиозного движения „Великое Белое Братство“ („Независимая газета“, 21 октября 1993 года[77].

Признаки тоталитарной секты (деструктивной новой религиозной организации)

Российские исследователи отмечают важность разработки признаков социальной деструктивности отдельных новых религиозных движений как факторов угрозы безопасности России. Вопрос о том, по каким критериям можно распознать признаки деструктивности в доктринах, обрядовой и ритуальной практике НРД имеет принципиальное значение для соответствующих государственных органов, занимающихся обеспечением духовной безопасности и выработкой приемлемой модели государственно-церковных отношений[78].

Объективным критерием деструктивности служит нарушение адептами нового религиозного движения в силу доктринальных установок норм общественной жизни и совершение конкретных преступлений, предусмотренных уголовным кодексом[78].

Среди исследователей отмечаются разногласия относительно того, в какой степени критерием деструктивности являются доктринальные установки (вероучительные основания). Согласно одной точке зрения, деструктивность нового религиозного движения несут в себе не столько доктринальные установки, декларируемые в уставах религиозных объединений, сколько конкретная асоциальная практика, наносящая вред духовному здоровью личности и общества, разрушающие традиционный уклад духовно-культурных ценностей личности, семьи, общества[78]. Другая точка зрения состоит в том, что наряду с формами и методами деятельности именно вероучительные основания являются причиной деструктивности сект[79].

Основные критерии деструктивности новых религиозных организаций по Н. В. Петровой[22]:

  • негативное отношение к основам существующего конституционного строя и символам государственности, к традиционной этнокультуре, морали общества и менталитету народа, к ценностям традиционных религий и к внекультовому социуму;
  • противоправная деятельность, выражающаяся в создании организаций экстремистского толка, пытающихся сменить генетический код нации, применить психологические методики контроля сознания, мышления, поведения;
  • нарушение права на свободу и независимость человеческой личности, разрушительная деятельность по отношению к личности посредством жесткой регламентации жизни адептов, ритуальные и массовые самоубийства адептов;
  • применение современных методик психологического воздействия, гипноза, контроля сознания, поведения, мышления и эмоций, употребление адептами психотропных веществ, негативно воздействующих на их образ жизни, общее психическое, физическое и эмоциональное состояние.

Критерии деструктивности секты по А. В. Кузьмину[79]:

  • вовлечение в секту, сопряженное с использованием методов манипуляции;
  • членство в секте, приводящее к появлению отчуждения индивида от окружающего мира и его прежних социальных связей;
  • осуществляемая внутри секты деятельность, связанная с применением насилия по отношению к последователям секты со стороны ее лидеров;
  • психический и физический прессинг, приводящий к нарушению стабильности на уровне индивида, семьи и общества.

Характеристики вероучения деструктивной секты по А. В. Кузьмину[79]:

  • вероучительное оправдание применения контроля и манипуляции в отношении неофитов и адептов секты;
  • религиозно трактуемое учение об авторитете лидера секты и его неограниченных властных полномочиях, распространяющихся в рамках жесткой иерархической системы с горизонтальной системой власти;
  • наличие жесткой системы требований и предписаний, необходимых для достижения ожидаемого от членства в секте результата — духовного спасения, очищения, исцеления, обогащения и других целей;
  • непостоянство критериев истины, возможность изменения основополагающих положений и догм вероучения в зависимости от внешних обстоятельств;
  • синкретизм вероучения, основанный на религиозном откровении лидера секты;
  • наличие тайных уровней посвящения в зависимости от статуса адепта в иерархической системе секты;
  • вероучительное оправдание активной деятельности на благо организации;
  • вероучительное обоснование исключительности последователей секты и процесс формирования чувства элитарности среди ее последователей;
  • вероучительное обоснование необходимости применения насилия по отношению к бывшим последователям и критикам секты;
  • наличие в вероучении интенсивных апокалиптических ожиданий;
  • вероучительное обоснование претензий группы на мировое политическое господство.

В качестве одной из типичных черт деструктивной секты отмечается её антиисторичность. Деструктивность исключают саму возможность исторической саморефлексии вследствие отсутствия критичности мышления по отношению к истинности проповедуемого учения и используемым практикам. Как правило, в вероучительных и других источниках невозможно обнаружить анализа со стороны лидеров и последователей деструктивных сект истории своего существования, а если это и делается, то только для увеличения доверия к учению секты, что всегда сопряжено с намеренным искажением. Деструктивные секты не способны воспринять свой прошлый опыт с известной долей критики и сделать конструктивные выводы относительно методов своей деятельности[79].

А. Л. Дворкин, так же, как и А. И. Осипов, относит к тоталитарным сектам все нетрадиционные для России религиозные группы, которые, по его мнению[уточнить], нарушают права и свободы личности и наносят урон общественным интересам[61].

Согласно А. Л. Дворкину, главные признаки тоталитарных сект и их отличие от других религиозных организаций касаются не содержания их вероучения, а способов привлечения и удержания новых членов. Среди многих признаков, характерных для тоталитарных сект, Дворкин выделяет два наиболее характерных: непрозрачность и обман. Как и для сект в целом, для тоталитарных сект характерно наличие выдающегося харизматического лидера, хотя для вторых такой лидер имеет особую значимость, и оказывает, как правило, гораздо большее влияние на других членов общины. Такой человек («учитель», «гуру») рассматривается как просветлённый, святой или посредник между людьми и Богом, а его почитание нередко доходит до поклонения ему как пророку или живому божеству. Согласно Дворкину, тоталитарные секты прибегают к обману, умолчаниям и навязчивой пропаганде для привлечения новых членов, используют цензуру информации, поступающей к их членам, прибегают и к другим неэтичным способам контроля над личностью, к психологическому давлению, запугиванию и прочим формам удержания членов в организации. Часто тоталитарные секты скрывают свои намерения под религиозными, политико-религиозными, психотерапевтическими, оздоровительными, образовательными, научно-познавательными, культурологическими и иными масками. Дворкин также отмечает, что доказать использование перечисленных приёмов в каждом отдельном случае довольно сложно из-за закрытого характера многих сект (не только тоталитарных), поэтому отнесение конкретных организаций к числу тоталитарных сект является предметом острой полемики, в том числе в органах законодательной и судебной власти[80].

А. Л. Дворкин также утверждает, что, среди прочего, в тоталитарных сектах широко применяется техника «промывания мозгов». Это[Что?] достигается прежде всего изоляцией адептов секты от внешнего мира: им запрещают видеться с семьей, читать книги, газеты, смотреть телевизор, слушать радио. Сектантам навязывается представление обо всём, что не связано с сектой, как о зле. Их нередко будят по ночам для разного рода проповедей, молитв, пения. У сектантов нет времени, чтобы одуматься: они либо работают, обогащая духовных лидеров, либо совершают обряды, распевают молитвы, и т. д. Сектант никогда не бывает один, за ним кто-то постоянно присматривает. Таким образом притупляется способность человека к критическому мышлению. Всё имущество неофита, как правило, переходит лидерам религиозной общины. Поощряется привлечение родственников, родители приводят своих детей. Лидерами тоталитарных сект, по утверждению Дворкина, чаще всего становятся психологи и психотерапевты — люди, знающие механизмы человеческой психики[80].

В своей брошюре «Десять вопросов навязчивому незнакомцу…», вышедшей в 1990-е годы, главным инструментом для определения тоталитарной секты Дворкин назвал 10 вопросов «сектанту»:

«
  1. Как долго вы состоите членом группы?
  2. Вы хотите завербовать меня в какую-то организацию?
  3. Можете ли вы перечислить названия всех других организаций, связанных с вашей группой?
  4. Назовите основателя и, если он уже скончался, верховного руководителя вашей группы.
  5. Расскажите о прошлом главы организации, об образовании, которое он получил.
  6. Во что ваша группа верит? Верит ли она, что цель оправдывает средства?
  7. Если я вступлю в вашу организацию, как я должен буду изменить свою жизнь? Должен ли я буду бросить учебу или работу, пожертвовать вам свои сбережения и свою собственность и разорвать отношения со всеми близкими и друзьями, если они будут высказываться против этого моего решения?
  8. Считается ли деятельность вашей организации небесспорной? Если кто-то выступает против вашей организации, какие аргументы они приводят?
  9. Что вы думаете о бывших членах вашей организации? Приходилось ли вам когда-нибудь серьезно говорить с бывшими членом и выслушать от него причины, по которыми он ушёл из организации? Если нет, то почему?
  10. Назовите три вещи, которые вам не нравятся в вашей организации и в её верховном руководителе.
»

О последнем вопросе он пишет:

« Внимательно наблюдайте за сектантом, когда вы задаёте ему предлагаемый вопрос. Он как бы запнётся и несколько мгновений будет выглядеть ошарашенным. Когда он всё-таки соберётся с мыслями для ответа, вряд ли он сможет сказать вам что-либо конкретное. Это и «естественно», потому что сектантам запрещено не только высказывать, но и в мыслях допускать критические замечания о своей организации и её руководителе. Если вы задали все эти вопросы, не заметили никакой фальши в ответах вашего собеседника и всё ещё хотите получить дополнительную информацию о его организации, предпримите ещё некоторые меры предосторожности, прежде чем принимать окончательное решение. »

Модели и последствия деструктивного воздействия

Единое научно обоснованное мнение о характере воздействия тоталитарных сект на своих членов и общество отсутствует. Тем не менее исследователями отмечается, что в них подавляется личность адепта, рядовой член общины лишается самостоятельности[81]. Рядовой член организации, ввиду умело применяемых лидерами организации методов управления сознанием, лишается способности самостоятельно принимать жизненно важные для себя решения. Он становится неспособным поступать самостоятельно, согласно своим воззрениям, на основе своих умозаключений, своих взглядов. Он лишается, из-за применения к нему методов воздействия на сознание, способности поступать по своей воле, становится психически несамостоятельным, «ведомым», отдавая добровольно роль «ведущего» лидеру своей организации. Члены религиозных сект становятся не просто марионетками в руках лидера, они тотально теряют способность ориентироваться в жизненных ценностях[81].

Коллективное внушение как социально-психологический феномен уже достаточно давно изучается с самых разных сторон: медицинских, психологических, социальных, культурных, но до сих пор так и не познан окончательно, хотя общая схема привлечения и удержания последователей уже достаточно прозрачна для современной науки[82]. Подтверждено, что основным механизмом вовлечения и удержания в культовой группе является деструктивный контроль сознания, и доказано, что он направлен на изменение системы ценностных ориентаций адептов[83][84]. Авторские, харизматические учения активно используют в своей деятельности научные разработки в области психологии и химии для привлечения и удержания последователей. Контроль над психологическим состоянием адептов сопровождается жестким вегетарианством (веганством), что позволяет держать плохо подготовленный к этой системе организм в пограничном состоянии[82]. Воздействие, осуществляемое с помощью механизмов манипуляции и контроля сознания, является систематическим, четко организованным, непрерывным и латентным процессом, деструктивный характер которого подтверждается наличием следующих признаков: манипуляция и контроль сознания не позволяют завербованным людям реально оценивать происходящее с ними в секте и исключают возможность свободного выбора, оставаться в группе или покинуть ее[84].

Согласно классической для американской психологической науки модели деструктивного воздействия тоталитарных групп Р. Дж. Лифтона выделяется 8 элементов, ведущих к отрицательным изменениям сознания адептов[85]:

  1. Средовый контроль — жесткое структурирование окружения, в котором общение регулируется, а допуск к информации строго контролируется.
  2. Мистическое манипулирование — использование запланированной или подстроенной «спонтанной», «непосредственной» ситуации для придания ей смысла, выгодного манипуляторам. Например, физиологические и психологические изменения при переходе на вегетарианское питание объясняются «нисхождением святого духа».
  3. Требование чистоты — резкое деление мира на «чистый» и «нечистый», «хороший» и «плохой». Тоталитарная секта — «хорошая» и «чистая», все остальное — «плохое» и грязное".
  4. Культ исповеди — требование непрерывной исповеди и интимных признаний для уничтожения границ личности и поддержания чувства вины.
  5. «Святая наука» — объявление своей догмы абсолютной, полной и вечной истиной. Любая информация, которая противоречит этой абсолютной истине, считается ложной.
  6. Передернутый (подтасованный) язык (англ. loading language) — создание специального клишированного словаря внутригруппового общения с целью устранения самой основы для самостоятельного и критического мышления.
  7. Доктрина выше личности — доктрина более реальна и истинна, чем личность и её индивидуальный опыт.
  8. Разделение существования — члены группы имеют право на жизнь и существование, остальные — нет, то есть «цель оправдывает любые средства».

Исследователи описывают различные стадии (уровни) нарастающего вовлечения индивида в деструктивную секту. А. В. Кузьмин предлагает рассматривать 4 стадии[79]:

  1. Знакомство человека с сектой и ее вероучением вследствие миссионерской деятельности секты. Разрывается связь между информацией для внешних, не принадлежащих секте людей, и для тех, кто является последователем секты. Таким образом человек переживает разрушение своих представлений о мире.
  2. Вхождение индивида в религиозный опыт секты в качестве неофита. Выстраивается новое представление о мире, семье, себе самом, об общепринятых ценностях и нормах морали, что отражается на разрушении социальных связей индивида.
  3. Стадия выстраивания представлений неофита о группе. Происходит разрушение психики человека, его материального благополучия вследствие принятия мысли о необходимости полного подчинения секте, что используется лидерами для своего личного обогащения и для поддержки сектантских инициатив.
  4. Стадия выстраивания мировоззрения адепта секты. Последняя стадия тоталитарного контроля группы над индивидом с помощью вероучения секты, приводящая к разрушению прежней личности как таковой. Вследствие этого секта получает человека совершенно нового типа, а прежнее социальное окружение для человека перестает играть какой-либо смысл в его жизни. Само социальное окружение полностью его теряет на завершающей стадии выстраивания адепта о представлениях секты на внешний мир вследствие применяемых к адепту санкций и требования со стороны секты, что является деструкцией его личности и социальных связей.

Н. В. Бондарев предлагает предлагает рассматривать 3 уровня[86]:

  1. Начальный уровень включает интенсивное погружение адепта в жизнь культовой группы с резкой сменой привычного уклада жизни, сравнимой с социальным шоком.
  2. Уровень выраженных изменений проявляется в усилении воздействия дезадаптивных методов на личность, приобретение групповых стереотипов мышления с потерей самоидентификации и формированием зависимости от культа. При усилении воздействия дезадаптивных методов на личность отмечается психотическая симптоматика во время проведения групповых занятий. Выявляются иллюзорные и галлюцинаторные нарушения восприятия, стереотипность мышления с доминированием в сознании пациентов идей культового вероучения.
  3. Уровень полной идентификации с культом характеризуется сформированностью стереотипов поведения, мышления и эмоционального реагирования на внесектантский мир только на основе «нормативности» культового вероучения. Происходит разрыв социальных связей, семейных отношений с перемещением интересов личности исключительно на деятельность «секты». Критическое осмысление происходящего в культе почти полностью отсутствует, что приводит адептов к идентификации с религиозной «сектой». Третий уровень выявляет наличие психотических состояний и вне массовых собраний членов культа. Отмечаются глоссолалии, ступорозные и экстатические состояния с падениями, судорогами, потерей контакта с окружающей действительностью. Потеря самоидентификации соответствует зависимому расстройству личности с полным выполнением предписаний культа во всех сферах жизнедеятельности[86].

Следствием воздействия деструктивных культов является разрушение личности человека, семейных и родственных отношений, подрыв физического и душевного здоровья, что, как правило, приводит к социальному отчуждению[78]. Дезадаптивные методы воздействия на личность, использующиеся религиозными «сектами» в отношении своих адептов, приводят к нарушению у них социальной адаптации, смене жизненных стереотипов и создают предпосылки для первичного развития или усугубления уже имеющихся психических и поведенческих расстройств[86]. Последствием пребывания в таких объединениях является целый комплекс негативных психоэмоциональных состояний, наличие значительных нарушений психофизиологических параметров (сна, аппетита, веса), а также состояние апатии, фрустрации, депрессии, тревожности, экзистенциального вакуума, которые служат причиной образования невроза навязчивых состояний и других патологий личности[57][84].

Члены тоталитарных сект демонстрируют неумение концентрировать усилия на целенаправленной деятельности, нарушения внутренней координации, регламентации поведения, вызывающие трудности при взаимодействии с окружающими, при прогнозировании ответных реакций с их стороны, при соблюдении взаимных обязательств и установленных в обществе норм, правил жизнедеятельности. Большинство членов сект не знают, как проявить в общении дружелюбие, как вести разговор, как выразить соответствующим образом гнев, как отклонить неразумные просьбы[84].

Отмечается следующий возможный ущерб, который деструктивная новая религиозная организация (НРО) в состоянии причинить семье[87]:

  • разрушение семей;
  • появление социальных сирот — детей, брошенных родителями, вступившими в НРО;
  • оставление без ухода престарелых родителей их детьми, ушедшими в секту;
  • резкое ухудшение здоровья членов семьи адепта НРО (в первую очередь психического) из-за его разрыва с нею;
  • проблемы воспитания детей в неполных семьях;
  • трагедии, связанные с принуждением руководителями НРО своих адептов к разделу имущества, совместно нажитого в браке, с передачей доли адепта в данную организацию;
  • вовлечение членом семьи — адептом НРО — своих родных и близких в НРО;
  • физическое и психологическое насилие, осуществляемое адептом в своей семье по религиозным мотивам, особенно над детьми;
  • введение адептом НРО по религиозным мотивам режима неполноценного питания.

Использование понятий «тоталитарная секта» и «деструктивный культ»

В зарубежных изданиях, по данным И. Я. Кантерова, понятие «тоталитарная секта» встречается редко[4][20]. Вместо него в англоязычной литературе, в том числе научной, распространёно понятие «деструктивный культ» (англ. destructive cult), которое используется западными социологами, психологами, богословами и публицистами по отношению к религиозным, неорелигиозным и другим группам и организациям, нанёсшим вред обществу или своим членам (материальный, психологический или физический), а также подозреваемым в потенциальной опасности нанесения такого вреда[88].

По мнению Кантерова, высказанному в 2004 году, подавляющее большинство представителей отечественного научного религиоведения в своих исследованиях и преподавательской работе понятиями «тоталитарная секта» и «деструктивный культ» не пользуются[44]. Однако эти понятия используются в отечественном религиоведении, криминологии, социологии и психологии, в том числе авторами, исследующими проблемы девиантного поведения[17][78][79][86]. В мнениях и комментариях ряда российских общественных деятелей также присутствуют данные термины[89][90].

Указывается, что в последние несколько лет всё чаще появляются публикации, указывающие на необходимость учитывать вовлеченность пациентов, поступающих для обследования, лечения или решения экспертных вопросов, в деятельность тех или иных деструктивных религиозных культов[86].

По мнению Кантерова, «терминология Дворкина» широко используется в антисектантской литературе, в частности, в специальных словниках, включающих в себя набор понятий, предназначенных для описания природы «тоталитарных сект» и «деструктивных культов», а также их деятельности и её последствий. Подобные «словники» часто выступают атрибутом не только публикаций о сектах, но и постановлений некоторых местных органов законодательной власти[4]. Также Кантеров отмечает, что «для пущей убедительности названные термины часто иллюстрируются устрашающими цифрами и описаниями жутких злодеяний»[4].

Канд. философских наук Е. В. Калужская считает, что «характеристика многих современных сект как тоталитарных и деструктивных имеет реальные основания. Она отражает тип межличностных отношений в рамках секты, уровень притязаний и посягательств секты на личную жизнь и свободу своих адептов, существенные черты их общественной практики, а также способствует сдерживанию самых негативных и опасных ее проявлений»[91].

Кандидат юридических наук, доцент кафедры криминалистического обеспечения расследования преступлений Саратовской государственной академии права И. Б. Воробьева отмечает, что «в современном российском законодательстве необходимо сформулировать и дать оценку понятию „секта“, а не отмахиваться от него как от надуманного, имеющего только религиозное значение»[92].

По мнению канд. юр. наук И. В. Понкина, «точку в споре по поводу юридического или неюридического характера понятия „секта“, подтвердив возможность его использования, поставил 23 ноября 1999 г. Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении по делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвёртого пункта 3 статьи 27 Федерального закона „О свободе совести и о религиозных объединениях“ от 26.09.1997 г. № 125-ФЗ [93].

Несмотря на отсутствие определения понятия «секта» в нормативно-правовых документах, использование его допустимо и легально в судебной практике в Российской Федерации[92].

Термин «секта» многократно использовался новостными агентствами, включая центральное государственное информационное агентство России ИТАР-ТАСС[94], информагентство Интерфакс[95][96], РосБизнесКонсалтинг[97], РИА Новости[98], издания Российская Газета[99], Независимая газета[100]. Кроме того, термин «секта» применяется в судебной практике, включая Конституционный суд Российской Федерации[101] и суды общей юрисдикции[102][103].

Количество официальных юридических документов с использованием термин «секта» имеет тенденцию к нарастанию.[92]

Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановлением от 16.11.2006 г. № 55 внёс на рассмотрение Государственной Думы проект Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, в котором определил споры о прекращении деятельности организаций и религиозных объединений, угрожающих жизни и здоровью граждан, как направление, которое требует специального процессуального регулирования[104]. В проекте Кодекса предусмотрены процедуры быстрого и жёсткого пресечения деятельности террористических организаций и тоталитарных сект[104].

По итогам расширенного заседания Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов и реформированием судебно-правовой системы в резолюции «О мерах по противодействию различным формам насилия над детьми» от 27 января 2009 года Правительству Российской Федерации рекомендовано ввести в уголовное законодательство определение понятия «тоталитарная секта» («деструктивный культ») и установление уголовной ответственности за их деятельность[105].

В «Доктрине информационной безопасности России» термин «тоталитарная секта» используется наряду с констатацией необходимости «противодействия негативному влиянию иностранных религиозных организаций и миссионеров».[92]

« Наибольшую опасность в сфере духовной жизни представляют следующие угрозы информационной безопасности Российской Федерации:...
возможность нарушения общественной стабильности, нанесение вреда здоровью и жизни граждан вследствие деятельности религиозных объединений, проповедующих религиозный фундаментализм, а также тоталитарных религиозных сект[106]
»

Понятие «тоталитарная секта» применяется в нормативно-правовых актах Российской Федерации[106][107] и её субъектов — Республика Тыва[108], Ставропольский край[109], Белгородская область[110][111], Брянская область[112], Вологодская область[113][114][115][116], Липецкая область[117][118][119][120][121], Магаданская область[122], Пензенская область[123][124][125], Свердловская область[126][127], городов федерального значения — Москва[128] и Санкт-Петербург[129][130][131][132][133][134][135], а также в актах органов местного самоуправления — Амурск[136], Всеволжск[137], Клин[138], Кочкурово[139][140], Оёк[141], Орехово-Зуево[142], Печатники[143], Сызрань[144], Тольятти[145], Тотьма[146], Троицк[147], Хабаровск[148].

Критика применения понятия «тоталитарная секта»

По мнению Кантерова, понятия «тоталитарная секта» и «деструктивная секта» являются бессодержательными, поскольку из-за размытости определяющих характеристик «позволяют причислять к таким объединениям практически любое религиозное новообразование, религиозно-философское учение, культурно-образовательное учреждение». Данные понятия, по его мнению, используются главным образом с идеологическими целями — создания негативного образа религиозных объединений. Кантеров предлагает отказаться от использования понятий «тоталитарные секты» и «деструктивные секты» и использовать понятие «новые религиозные движения» как наиболее приемлемое и имеющее преимущества[4]. И. Я. Кантеров и А. Муравьёв подвергают сомнению саму возможность употребления понятия «тоталитарная секта» в цивилизованном обществе и считают, что он противоречит Конституции России[4][32].

По мнению религиоведа и профессора ИППК МГУ Игоря Кантерова, описания характерных признаков религиозных объединений тоталитарного типа характеризуется абстрактностью и неопределённостью. Эти признаки, по мнению Кантерова, присущи всем типам религиозных объединений, относимых к тоталитарным, и не являются устойчивыми, большинство из них носят оценочный характер и могут применяться избирательно. Кантеров указывает на то, что во многих религиозных объединениях, причисляемых к тоталитарным, жёстких структур никогда не существовало, однако такие объединения клеймятся как «деструктивные и тоталитарные». Также неладно обстоят дела и с другими признаками «тоталитарности», такими как «контроль сознания» и жёсткая регламентация всех сторон жизни. Эти признаки, также как и предыдущие, являются оценочными и всё зависит от заинтересованности тех, кто ими манипулирует, «награждая» определённое религиозное образование. Кантеров по этому поводу замечает: «При желании, к разряду „тоталитарных“ могут быть отнесены монастырские обители и религиозные ордена, поскольку их вряд ли можно назвать оазисами безбрежного духовного плюрализма»[4]. И. Кантеров в своей монографии «Новые религиозные движения в России: религиоведческий анализ» отмечает, что

чаще всего упоминаются такие признаки тоталитаризма, как жесткая авторитарная структура и обожествление лидера. Но ведь жесткие структуры имеются не только у объединений, причисляемых к тоталитарным, но и, например, в католицизме. Да и Папа Римский, глава католиков мира, почитается как наместник Иисуса Христа на земле. В последнее время, правда, и Католическую Церковь начинают записывать в тоталитарные секты, но пока это делают лишь не в меру ретивые борцы за искоренение любых проявлений «тоталитаризма» в религиозной сфере[149].

Кандидат философских наук, журналист Михаил Жеребятьев и кандидат философских наук Всеволод Феррони в своём анализе НРД отмечают, что существующая неопределённость в словосочетании «тоталитарная секта» может привести к его применению к любым религиозным движениям, а особенно к не являющимся традиционными. Авторы считают, что деятельность Римско-католической церкви «„нетрадиционной“ для восточнославянских средневековых государств, в современной России может трактоваться как проявление одного из НРД, а, соответственно, сама католическая церковь — как „тоталитарная секта“»[150].

Религиовед и индолог Б. З. Фаликов считает, что, как правило, в список «тоталитарных сект» и «деструктивных культов» «входят практически все известные новые религиозные движения», в результате чего «проблема отбора отпадает сама собой». По мнению религиоведа, применение понятия «тоталитарная секта» является не проявлением заботы «о духовном и психическом здоровье населения», а попыткой «избавить от успешных конкурентов традиционные религии, отяжелевшие под грузом лет и растерявшие миссионерскую прыть»[151].

Л. И. Григорьева, специалист в области НРД, профессор и зав. кафедрой религиоведения КГПУ в 1999 году отмечала, что понятие «тоталитарная секта» «не отражает в действительности качественных особенностей новейшей нетрадиционной религиозности» и имеет «научную несостоятельность и необъективность». Григорьева считает, что раз термин применяется представителями конкурирующих религиозных течений, то его использование имеет под собой «конкретную идеологическую цель — опорочить и скомпрометировать любое альтернативное религиозное движение вне зависимости от его реального содержания»[152]

С. А. Попов, член Комитета Госдумы РФ по конституционному законодательству и государственному строительству, по поводу произошедшего при участии организации Богородичный центр инцидента в Липецке отметил:

« Безусловно, и неразворотливость правоохранительных органов, и судебная волокита, и нежелание местных властей выносить сор из избы, и слабая юридическая осведомленность граждан — все в данном случае имело место и сказалось. Такие инциденты требуют мгновенной реакции и расследований по свежим следам, иначе неизбежно возникает «уклон» в ту или иную сторону, а с точки зрения законности и справедливости это всегда плохо. Закон «Об общественных объединениях» содержит достаточно четкие и ясные формулировки насчет санкций в отношении организаций, выходящих в своей деятельности за рамки устава. Что же касается тоталитарных, или деструктивных, сект, то это понятие до сих пор не имеет корректного юридического определения, остаётся термином журналистского лексикона. Любая религиозная организация будет вербовать сторонников — это ясно по самой сути и целям существования такой организации. Как она это делает – другой вопрос. Для принятия мер, в том числе судебных, нужно предъявить четко выявленные и документированные факты нарушения устава, факты принуждения, психологического насилия над свободой совести. Если такие факты не установлены и не предъявлены, то действует не закон, а идеологическое предпочтение, то есть беззаконие[47]. »

Уполномоченный по правам человека в России Владимир Лукин на вопрос о терминах «секта», «тоталитарная секта» и «деструктивный культ» в интервью корреспонденту «НГ-Религия» отметил:

« …Судебная палата по информационным спорам при президенте РФ, рассматривая жалобу религиозной организации на применение СМИ термина «секта», признала неоправданное его использование фактом нарушения журналистской этики, поскольку «в законодательстве Российской Федерации не существует такого понятия, как „секта“. В то же время данный термин в силу сложившихся в обществе представлений несет безусловно негативную смысловую нагрузку, и, употребляя его, журналисты могут оскорбить чувства верующих»[153].

Что же до государственных и муниципальных служащих, то, согласно федеральным законам «О государственной гражданской службе в Российской Федерации» и «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации», им прямо запрещено своими действиями формировать заведомо отрицательное (или иное) отношение к той или иной религиозной организации, и они должны в своих словах и поступках демонстрировать нейтральную, равноудаленную позицию в отношении всех законно действующих религиозных объединений. Каждое из религиозных объединений имеет только ему свойственное самоназвание, и чиновник обязан и по закону, и по совести во взаимоотношениях с ними пользоваться им.

Таким образом, официальная позиция, переписка и деятельность государства в сфере правообеспечения принципов свободы совести должны быть свободны от несвойственных и не закреплённых в нормативно-правовых документах терминов и понятий[154].

»

Е. Г. Романова, кандидат философских наук, зам. начальника отдела развития и нормативного регулирования особых форм и видов образования Департамента государственной политики в сфере образования Минобрнауки РФ:

« …Все названные признаки, как то: авторитаризм, абсолютизм и тотальность, ни в совокупности, ни порознь не определяют ещё тоталитарного характера религиозного феномена. …В деятельности любой религиозной организации могут проявляться отдельные тоталитарные признаки, но в целом тоталитаризм — это феномен политической, а не какой-либо другой сферы социального бытия человеческого общества. Для характеристики негативного содержания любого явления достаточно определений: «общественной опасности», «деструктивного», «экстремистского» характера деятельности. Помимо этого, каждое из названных определений может применяться, опираясь только взвешенную систему доказательств[155]. »

В 1998 году Судебная палата по информационным спорам при Президенте РФ определила, что понятие «секта» «в силу сложившихся в обществе представлений несёт безусловно негативную смысловую нагрузку» и, соответственно, его употребление не рекомендуется, поскольку может оскорбить чувства верующих[153]

Ликвидация или запрет деятельности религиозных организаций в постсоветской России

В 1996 году в России возбуждено 11 уголовных дел по статье 239[156] УК РФ «Организация объединения, посягающего на личность и права граждан», в 1997 и 1998 годах — 2 и 5 дел соответственно[157].

С 2002 года правовое положение религиозных организаций регулируется Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях» № 125-ФЗ[49]. Согласно статье 14 этого Закона, религиозная организация может быть ликвидирована и её деятельность запрещена в судебном порядке. Основанием для этого является, в частности, экстремистская деятельность (экстремизм) религиозной организации в определении статьи 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» от 25.07.2002 года № 114-ФЗ[158].

По сведениям Министерства юстиции России, в течение 2003 года за грубое нарушение норм Конституции Российской Федерации и федерального законодательства была ликвидирована 31 местная религиозная организация[159]. Неоднократные нарушения конституционных норм и законодательства были выявлены у 1 централизованной и 8 местных религиозных организаций, которые также были ликвидированы. Кроме того, за систематическое осуществление деятельности, противоречащей уставным целям, решениями судов были ликвидированы 1 централизованная и 12 местных религиозных организаций. Всего за 2003 год решениями судебных органов было ликвидировано 225 религиозных организаций, в том числе относящихся к РПЦ — 71, исламу — 42, евангелизму — 14, баптизму — 13, пятидесятничеству — 12, буддизму — 11[159].

К настоящему времени на основании Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» вступили в законную силу решения судов о ликвидации или запрете деятельности 9 религиозных организаций[160]. В частности, такие решения приняты в 2004 году по отношению к 3 религиозным организациям Древнерусской Инглиистической Церкви Православных Староверов-Инглингов, в 2009 году — по отношению к 1 местной религиозной организации Свидетелей Иеговы «Таганрог» (по состоянию на 1 января 2008 года в России зарегистрировано 398 местных организаций Свидетелей Иеговы[161]), в 2010 году — по отношению к религиозной группе сатанинской направленности[162][163].

Перечень религиозных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации, а также перечень религиозных организаций, деятельность которых приостановлена в связи с осуществлением ими экстремистской деятельности, — ведёт и публикует Министерство юстиции Российской Федерации[164].

Председатель Совета Федерации Федерального собрания РФ Сергей Миронов в 2006 году заявил, что деятельность тоталитарных сект будет рассматривать Объединённая комиссия по национальной политике и взаимоотношениям государства и религиозных объединений при Совете Федерации[165]. На начало 2010 года в России зарегистрировано 23 494 религиозные организации[166].

См. также

Примечания

  1. 1 2 3 4 Секта (религиозная) (статья из книги Белов В. А., Бойцова В. В., Бойцова Л. В. Большой юридический словарь. — 2-е изд. перераб. и доп. — М.: ИНФРА-М, 2001. — 704 с. — 112 000 экз. — ISBN 5-16-000169-7
  2. Интервью с академиком РАМН, д.м.н. Т. Б. Дмитриевой. «Тоталитарные секты зомбируют людей так же, как те, кто готовят „шахидок“» // ИА «Интерфакс», 10.05.2005, копия
  3. Рябчун Ю. «Депутаты борются с тоталитаризмом. Предлагая запретить опасные секты» // КоммерсантЪ Украина, № 95 от 09.06.2010 г.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 Кантеров И. Я. «Деструктивные, тоталитарные» и далее везде. // Религия и право. № 1, 2002. Славянский правовой центр. Архивировано из первоисточника 27 августа 2011. Проверено 4 августа 2011.[неавторитетный источник? 71 день]
  5. Интервью начальника ГУВД по Московской области генерал-полковника милиции Н. В. Головкина // ГУВД по Московской области, 25.03.2011 г.
  6. Противодействие терроризму в Российской Федерации и личная безопасность граждан // Национальный антитеррористический комитет, Федеральная служба безопасности России.
  7. «В Региональном Центре по связям с общественностью состоялся „круглый стол“» // Пресс-служба УМВД России по Омской области, 16.07.2011 года
  8. Долгова А. И., Чуганов Е. Г., Белоцерковский С.Д. Экстремизм и другие криминальные явления. — Российская криминологическая ассоциация, 2008. — ISBN 978-5-87817-062-8
  9. Тонконогов А. В. Пенитенциарная секталогия // Учебно-практическое пособие. Москва, НИИ УИС Минюста России, 2004—121 с.
  10. Митрохин Л. Н. Религиозная ситуация в современной России // Социологические исследования. — 1995. — № 11. — С. 79-81.
  11. Крысько В. Г. Словарь-справочник по социальной психологии. — СПб.: Питер, 2003. — 415 с. — ISBN 5-314-00021-0 Автор - доктор психологических наук, профессор кафедры связей с общественностью Государственного университета управления, полковник запаса.
  12. Тоталитарные секты и демократическое государство: материалы международной конференции Новосибирск, Россия 9-11 ноября 2004 г.
  13. Симонов И. Н. Социология религии (план курса) Автор - кандидат философских наук, доцент кафедры философии Нижегородского государственного педагогического университета, Главный советник аппарата Полномочного Представителя Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе (департамент по внутренней политике), государственный советник Российской Федерации 2 класса
  14. Секта Тоталитарная (Деструктивное Религиозное Объединение, Деструктивный Культ) (недоступная ссылка) // Религиозный словарь:Русский Гуманитарный Интернет-Университет
  15. Красильников М. Т. Гипногенные нарушения при популяционной психотерапии // Медико-биологические аспекты охраны психического здоровья: Тезисы докладов Всероссийской конференции.— Томск: Изд-во Томского университета, 1990
  16. Менделевич В. Д. Транскультуральные аспекты психотерапевтической теории и практики // Культуральные и этнические проблемы психического здоровья. Сб. научных трудов. Выпуск 2. Москва-Ижевск, 1999
  17. 1 2 Термины и понятия «культ», «секта», «деструктивный культ», «тоталитарная секта» используются в работах таких авторов, как Л. В. Куликов «Психогигиена личности» (2004), В. Д. Менделевич «Психология девиантного поведения» (1998), «Наркозависимость и коморбидные расстройства поведения» (2001). Е. Н. Волков применяет эти понятия в своих многочисленных работах. Учебные пособия для Санкт-Петербургского государственного университета кафедры психологии также написаны с использованием этой терминологии («Психология» учебник. Авторы — преподаватели СПбГУ, под редакцией доктора психологических наук А. А. Крылова). Указанные термины используют также такие исследователи, представленные в списке источников, как Абраменкова В. С., Бондарев Н. В., Бурковская В. А., Демьяненко С. П., Дзяпшипа М. Н., Кобец П. Н., Кондратьев Ф. В., Коваленко Е. А., Кузьмин А. В., Михайлов Б., Мороз А. А., Нефёдова И. Д., Орёл Н. Н., Попов Ю. Э., Пудовиков А. С., Суслонов П. Е., Хвыля-Олинтер А. И., Чеснокова И. А. и др.[⇨]
  18. Князев Е. А. Теория сиротской доли // Директор школы. 1993. № 1. С. 33-39.
  19. Беликова Т. П. Управление воспитательным пространством среднего специального учебного заведения : автореф. дис. … канд. социол. наук / Беликова Т.П. - Белгород, 1999
  20. 1 2 3 4 Кантеров И. Я. «Тоталитарные секты и культы» // Энциклопедия религий . — М.: Академический Проект, 2008. — 1520 с. — ISBN 978-5-8291-1084-0)
  21. Секта // Новая иллюстрированная энциклопедия. Кн. 16. Ро-Ск. - М.: Большая Российская энциклопедия, 2002. — 255 с.: ил. ISBN 5-85270-208-0 (кн. 16), ISBN 5-85270-218-8 (С. 169)
  22. 1 2 3 4 5 Петрова, Н. В. Социальный контроль деструктивной деятельности новых религиозных организаций. Дисс. на соиск. уч. ст. кан. социол. наук. / Башкир. гос. ун-т. Уфа, 2006
  23. Dillon & Richardson, 1994; Barker, 1996; Introvigne, 1999
  24. 1 2 Richardson J. T. Regulating religion: case studies from around the globe. (Critical issues in social justice). Springer, 2004. p.152. ISBN 0-306-47887-0, ISBN 978-0-306-47887-1
  25. John Coleman. Historical essays. Hatchard, 1851. С. 301.
  26. Манифест Коммунистической партии // Маркс. К , Энгельс Ф. Соч. т. 4. / 2 изд. — С. 456 копия (недоступная ссылка)
  27. Приговор судебной коллегии по уголовным делам Горно-Алтайского областного суда 1964 года в отношении Шлегеля В. Т., Житникова М. А., Зимантовского А. Г., Грачева В. И., Федяевой Г. А. (выдержки) // Крылова Г. А. . Обзор судебной практики дел по искам к «Свидетелям Иеговы»//Портал-Credo.Ru, 28.03.2004 г. копия
  28. Стенограмма заседания Объединённой комиссии по национальной политике и взаимоотношениям государства и религиозных объединений при Совете Федерации Федерального Собрания РФ, сайт Совета Федерации, 22.06.2006, — С.41
  29. Стенограмма заседания Объединенной комиссии по национальной политике и взаимоотношениям государства и религиозных объединений при Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации//Материалы заседаний Объединённой комиссии по национальной политике и взаимоотношениям государства и религиозных объединений при Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации//Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ, № 28 (316), 2006
  30. 1 2 3 4 5 6 Алексей Муравьев, Михаил Ситников Ph. D ДВОРКИН Александр Леонидович//Портал-Credo.Ru, 29.08.2009 г.
  31. Schuman F. L. Europe on the eve: the crises of diplomacy, 1933—1939. A. A. Knopf, 1939. — P. 521
  32. Investigation of un-American propaganda activities in the United States // Комиссия по расследованию антиамериканской деятельности. 1947. «It serves to mold a uniform, Communist consciousness, thus setting this totalitarian sect definitely apart from all democratically minded Americans».
  33. Lifton R. J. Thought Reform and the Psychology of Totalism: A Study of «Brainwashing» in China. Фрагмент: Гл. 22. «Идеологический тотализм»  (англ.)
    • Schein E. Brainwashing and Totalitarianization in Modern Society (1959)
    • Schein E. Coercive Persuasion: A socio-psychological analysis of the «brainwashing» of American civilian prisoners by the Chinese Communists (1961), W. W. Norton (publishers)
  34. Antony D. Brainwashing Allegations And The Elizabeth Smart Abduction // CESNUR, 31.03.2003. Фрагмент: religiousfreedoms.org

    …The cultic brainwashing theory has generally been rejected by mainstream academia as a pseudoscientific myth that has been definitively repudiated on the basis of authoritative research on Communist coercive persuasion and also by generally accepted research demonstrating that people convert to off-beat religions through a voluntary process. According to such experts, the brainwashing term and concept are bandied about as if they have some clear meaning, though in fact they lack a precise denotation. There is, however, a definite connotation. The brainwashing explanation tends to be used when someone appears to have made a decision against his or her best interest or to have altered his or her convictions in a seemingly disadvantageous and inappropriate manner. The person is seen as having been manipulated in such a way as to have lost his or her personal autonomy and free will.

  35. Dick Anthony Pseudoscience and Minority Religions: An Evaluation of the Brainwashing Theories of Jean-Marie Abgrall (англ.) // Social Justice Research. — 1999. — В. 4. — Т. 12. — С. 421-456. — DOI:10.1023/A:1022081411463
  36. Durham C. The United States’ Experience with New Religious Movements // European Journal for Church and State Research. 1998. — Vol. 5. — P. 226
  37. Lorne L. Dawson. Cults and New Religious Movements: A Reader. — 4. — Malden, MA: Wiley-Blackwell, 2006. — P. 144. — 297 p. — ISBN 1-4051-0181-4
  38. Итоговая декларация международной научно-практической конференции «Тоталитарные секты — угроза религиозного экстремизма», проводившейся под эгидой Полномочного Представителя Президента РФ в Уральском федеральном округе П. М. Латышева, Екатеринбург, Уральский федеральный округ, 9—11 декабря 2002 г. // Центр священномученика Иринея Лионского
  39. 1 2 3 4 5 Глава 2. Тоталитарные секты: общие понятия. Часть 1 из книги Дворкин А. Л. Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования. — Нижний Новгород.:Христианская библиотека, 2006. — 814 с. ISBN 5-88213-050-6 (С.44 — 45)
  40. Visser F. Ken Wilber: thought as passion. — New York: SUNY Press, 2003. — P. 139.
  41. 1 2
    «Ни одна светская школа религиоведения: Санкт-Петербургская, Московская или Екатеринбургская не принимают терминологию: „деструктивная секта“, „тоталитарная секта“ и т. п.»

    Кантеров И. Я. Религиозные меньшинства как объект серьёзного изучения, а не стигматизации // Независимый психиатрический журнал, №4 2004

  42. Massimo Introvigne The Future of Religion and the Future of New Religions, 2001.
  43. Что такое «секта»? // М. Барщевский, «Эхо Москвы» 1.02.2007:

    Когда через три часа, прошерстив почти все законодательство, я не нашёл ни одного юридического определения секты, и не нашёл упоминания секты ни в одном законе, ни в одном нормативном акте, мне стало страшно. Оказывается, у нас в бытовом обиходе, лексиконе, существует это понятие как само собой разумеющееся, как почти «экстремизм», «контрабанда» и «взяточничество», а юридического определения нет.

  44. 1 2 Кротков А. Психологическая диверсия «богородичников». Парламентская газета (18 мая 2007). Архивировано из первоисточника 27 августа 2011. Проверено 22 октября 2010.
  45. 1 2 Пилявец В. В. Уголовная ответственность за организацию и участие в объединениях, посягающих на личность и права граждан: Диссертация на соискание учёной степени кандидата юридических наук : 12.00.08 / Юрид. ин-т МВД России. — М., 1998. — 190 с.
  46. 1 2 Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26.09.1997 г. № 125-ФЗ
  47. Постановление Конституционного Суда РФ от 23.11.1999 г. № 16-П // Российская газета. (копия)
  48. Концепция национальной безопасности Российской Федерации. : Указ Президента РФ от 17 декабря 1997 № 1300 //Собрание законодательства РФ 1997 № 52, ст. 5909 [1]
  49. Концепция национальной безопасности Российской Федерации. Новая редакция — Указ Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24 //Собрание законодательства РФ. — 2000. — № 2. — Ст. 170 [2]
  50. Постановление Правительства РФ от 17.05.96 N 600 о федеральной целевой программе по усилению борьбы с преступностью" [3]
  51. Приказ Минздравмедпрома РФ от 23.07.1996 N 294 «Об упорядочении проведения медицинской экспертизы факторов риска для здоровья в связи с деятельностью некоторых религиозных организаций» [4]
  52. Президент предложил усилить контроль за тоталитарными сектами // ИА Интерфакс, 25.10.2012 г.
  53. В Общественной палате РФ предлагают государству выработать методику выявления тоталитарных сект // ИА Интерфакс, 29.10.2012 г.
  54. 1 2 Думби Ю. Ю. Обеспечение криминологической безопасности личности от влияния общественно опасных религиозных объединений. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. юр. наук. Москва, 2009
  55. 1 2
  56. Профессор Александр Дворкин: «В России наступает диктатура политкорректности….»// Православная газета. Екатеринбург. 2006. № 13
  57. 1 2 3 4 5 Малер-Матьязова Елена Секты в истории и современности // Богослов.ру, 29.02.2012 г. (bogoslov.ru/text/2465400.html)
  58. 1 2 Лапунова Ю. А. Отдельные аспекты уголовно-правовой и криминологической характеристики преступлений, совершаемых членами псевдорелигиозных сообществ криминальной направленности // журнал «Бизнес в законе». — № 4. — 2008. — С.27-30.
  59. 1 2 «Национальный интерес», телеканал «Россия», 30.09.2006 (недоступная ссылка) // rutube.ru Таймер 4:13 — высказывание А. Дворкина, 4:40 — А. Кураева. Копия на video.google.com
  60. Кто должен бороться с сектами? // Христианская газета Севера России «Вера»-«Эском», март 2002, 1-й вып., № 408
  61. Закон Франции о предупреждении и пресечении сектантских течений, ущемляющих права и основные свободы человека (2001) // Сайт Центра религиоведческих исследований свщмч. Иринея Лионского
  62. About-Picard law
  63. Eileen Barker The Centrality of Religion in Social Life: Essays in Honour of James A. Beckford. — Ashgate Publishing, 2008. — P. 57. — 247 p. — ISBN 0-7546-6515-1
  64. Об употреблении термина секта в законодательстве Франции см. Понкин И. В. Экстремизм правовая суть явления. Часть IV. Опыт Франции в противодействии экстремизму и пресечении деятельности религиозных объединений, относимых к сектам. Краткая справка (недоступная ссылка)
  65. «Loi n° 2001—504 du 12 juin 2001 tendant à renforcer la prévention et la répression des mouvements sectaires portant atteinte aux Droits de l’Homme et aux libertés fondamentales»
  66. Отсутствие понятия «секта» как во французском, так и в российском законодательстве подтверждает также Михаил Шахов, специалист по сравнительному изучению французского и российского опыта государственно-конфессиональных отношений, профессор РАГС, доктор философских наук, член Экспертного совета Комитета по делам общественных и религиозных организаций Государственной Думы Федерального Собрания РФ Профессор Российской академии государственной службы (РАГС), доктор философских наук Михаил Шахов о французской модели государственно-церковных отношений и проблеме «сект» (недоступная ссылка) //Славянский правовой центр, Интервью, 30 Июля, 2009
  67. Шахов М. О. Французский опыт государственно-конфессиональных отношений
  68. Les sectes en France. Неофициальный английский перевод.
  69. Секты и сектантство. Актуальная проблема с непростым решением//Online конференцииРИА Новости,31.01.2006
  70. Резолюция Второй конференции Российского сообщества преподавателей религиоведения (Санкт-Петербург, 2-4 июня, 2011). Сайт философского факультета СПГУ. Архивировано из первоисточника 27 августа 2011. Проверено 7 августа 2011.
  71. Определения основных сектоведческих терминов
  72. Baffoy, Thierry (1978). Les sectes totalitaires // Esprit, janvier 1978: 53-61.
  73. Giumbelli, Emerson (2002). «Sectes» surveillées, «religions» reconnues: Observations sur une controverse sociale en France // Vibrant, V.3, N.2
  74. Иваненко 2008
  75. 1 2 3 4 5 Ибрагимов В. И. Новые религиозные движения в духовной жизни современного общества. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. филос. наук. Нижний Новгород, 2001
  76. 1 2 3 4 5 6 Кузьмин А. В. Феномен деструктивности новых религиозных движений. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. филос. наук. Белгород, 2009
  77. 1 2 Дворкин А. Л. Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования. — Нижний Новгород: Христианская библиотека, 2006. — 814 с. ISBN 5-88213-050-6 (С.44 — 45, С.48 — 54)
  78. 1 2 Вагина Н. Б. Криминологическая характеристика религиозной среды: особенности преступности и нетрадиционные технологии подчинения лидеру организации адептов-последователей. Дисс. на соискание уч. ст. канд. юр. наук, Ставрополь, 2000
  79. 1 2 Гагарина И. Ю. Русское мистическое сектантство XVIII - начала XXI в.: исторический и социально-психологический аспекты. Дисс. на соиск. уч. ст. канд ист. наук. Москва, 2011
  80. Кирсанова В Г. Психологические особенности членов нетрадиционных религиозных организаций. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. психол. наук. Москва, 2005
  81. 1 2 3 4 Чеснокова И. А. Влияние сект, культов и нетрадиционных религиозных организаций на личность и ее жизнедеятельность. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. психол. наук. Москва, 2005
  82. 1 2 3 4 5 Бондарев Н. В. Психические расстройства у адептов современных религиозных культов («сект»), использующих дезадаптивные методы воздействия на личность. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. мед. наук. Москва, ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии», 2006
  83. Петрова Н. В. Актуальные проблемы российской системы социального контроля деструктивной деятельности новых религиозных организаций (НРО) // «Нефтегазовое дело». — 2006. — №1.
  84. Clark J. G., Langone M. D., Schechter R. E., Daly R.C.B. Destructive Cult Conversion: Theory, Research and Practice. — Weston, Massachusetts: American Family Foundation, 1981.
  85. Мнения и комментарии членов Совета Федерации // garant.ru 23.04.2009
  86. Мнения и комментарии членов Совета Федерации // garant.ru 7.12.2009
  87. Калужская Е. В. Современное сектанство как явление эпохи постмодерна: социально-философский анализ. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. филос. наук. Москва, 2010
  88. 1 2 3 4 Воробьева И. Б. Термин «секта» и его использование в юриспруденции. // Вестник Саратовской государственной академии права: научный журнал. — 2010. — № 3(73): Подписано в печать 21.06.2010 г. — С.163.
  89. См. Заключение к.ю.н. И. В. Понкина от 22 марта 2004 г. по содержанию предложений А. Е. Себенцова по изменениям Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»
  90. Религиозные секты: проблема тоталитарности, 06.06.2003 г.
  91. Томские приставы забрали ребёнка из поселения секты и вернули матери, 16.02.2010 г.
  92. Русские, выбросившиеся из здания в Глазго, были сектантами — газета, 16.03.2010 г.
  93. РБК, 16.11.2009 г.
  94. Суд арестовал задержанного в Новосибирске лидера секты «Ашрам Шамбала» // Лента новостей «РИА Новости, 05.10.2010 г.»
  95. Поиск по сайту «РГ»
  96. Независимая газета. Статьи на тему «секта»
  97. Постановление Конституционного суда РФ от 23.11.1999 г. № 16-П
  98. Решение Кузнецкого районного суда г. Новокузнецк Кемеровской области от 06.06.2001 г.
  99. Решение Дзержинского федерального суда Центрального района Санкт-Петербурга по делу № 2-237 от 4.07.1999 г.
  100. 1 2 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 55 от 16 ноября 2006 г. (Пояснительная записка)
  101. Резолюция «О мерах по противодействию различным формам насилия над детьми» // Психологическая газета — регулярное электронное издание
  102. 1 2 Доктрина информационной безопасности Российской Федерации от 09.09.2000 № ПР-1895 Текст на сайте Министерства юстиции РФ; Текст на сайте Совета Безопасности РФ // Российская газета, 28.09.2000, № 187, стр. 4; Парламентская газета, 30.09.2000, № 187, стр. 3, копия на сайте Российсой газеты.
  103. Приказ Министра образования Российской Федерации от 01.07.1999 № 58 «О создании Координационного совета по взаимодействию Министерства образования Российской Федерации и Московской Патриархии Русской Православной церкви» // Бюллетень Министерства образования Российской Федерации, 1999, № 9, СТР.8
  104. Закон Республики Тыва от 31.03.1995 № 253 «О СВОБОДЕ СОВЕСТИ И РЕЛИГИОЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ»
  105. Постановление Губернатора Ставропольского края от 26.03.2007 № 163 «О КРАЕВОЙ ЦЕЛЕВОЙ ПРОГРАММЕ „РАЗВИТИЕ ЭТНИЧЕСКИХ И ЭТНОКОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В СТАВРОПОЛЬСКОМ КРАЕ НА 2007—2009 ГОДЫ“»
  106. ПОСТАНОВЛЕНИЕ Главы администрации Белгородской области от 20.09.2000 № 591 «О ПРОГРАММЕ „МОЛОДЕЖЬ БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ“ НА 2001—2003 ГОДЫ И ОРГАНИЗАЦИОННОМ МЕХАНИЗМЕ ЕЕ РЕАЛИЗАЦИИ»
  107. Закон Белгородской области от 02.04.2003 № 74 «ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПРОГРАММЫ УЛУЧШЕНИЯ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ»
  108. Постановление Администрации Брянской области от 28.10.2004 № 528 «О мерах по реализации программы повышения качества жизни населения Брянской области»
  109. Постановление Правительства Вологодской области от 09.09.2008 № 1714 «О ДОЛГОСРОЧНОЙ ЦЕЛЕВОЙ ПРОГРАММЕ „ПРОФИЛАКТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ И ИНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЙ В ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ НА 2009—2012 ГОДЫ“»
  110. Постановление Правительства Вологодской области от 24.08.2009 № 1287 «О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА ОБЛАСТИ ОТ 9 СЕНТЯБРЯ 2008 ГОДА № 1714»
  111. Постановление Правительства Вологодской области от 02.11.2009 № 1644 «О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА ОБЛАСТИ ОТ 9 СЕНТЯБРЯ 2008 ГОДА № 1714»
  112. Постановление Правительства Вологодской области от 25.10.2010 № 1235 «О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА ОБЛАСТИ ОТ 9 СЕНТЯБРЯ 2008 ГОДА № 1714»
  113. Закон Липецкой области от 21.02.2001 № 131-ОЗ «О ПРОГРАММЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ НА 2001 ГОД»
  114. Закон Липецкой области от 11.02.2002 № 187-оз «О ПРОГРАММЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ НА 2002 ГОД»
  115. Закон Липецкой области от 08.01.2003 № 27-оз «О ПРОГРАММЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ НА 2003 ГОД»
  116. Постановление Липецкого областного Совета депутатов от 08.01.2003 № 27-оз «ОБ ОБЛАСТНОЙ ЦЕЛЕВОЙ ПРОГРАММЕ „РАЗВИТИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА (2005—2006 ГОДЫ)“»
  117. Постановление Липецкого областного Совета депутатов от 10.08.2006 № 1348-пс «ОБ ОБЛАСТНОЙ ЦЕЛЕВОЙ ПРОГРАММЕ „РАЗВИТИЕ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА (2007—2010 ГОДЫ)“»
  118. Постановление Губернатора Магаданской области от 04.10.2002 № 207 «Об утверждении Концепции информационной безопасности Магаданской области»
  119. Закон Пензенской области от 07.04.2003 № 468-ЗПО «ОБ ОБЛАСТНОЙ ЦЕЛЕВОЙ ПРОГРАММЕ „ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ И БОРЬБА С ЗАБОЛЕВАНИЯМИ СОЦИАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА (2003—2007 ГОДЫ)“»
  120. Закон Пензенской области от 09.03.2004 № 585-ЗПО "О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ЗАКОН ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ «ОБ ОБЛАСТНОЙ ЦЕЛЕВОЙ ПРОГРАММЕ „ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ И БОРЬБА С ЗАБОЛЕВАНИЯМИ СОЦИАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА (2003 2007 ГОДЫ)“»"
  121. Закон Пензенской области от 14.11.2006 № 1148-ЗПО "О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ЗАКОН ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ «ОБ ОБЛАСТНОЙ ЦЕЛЕВОЙ ПРОГРАММЕ „ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ И БОРЬБА С ЗАБОЛЕВАНИЯМИ СОЦИАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА (2003—2007 ГОДЫ)“»
  122. Постановление Правительства Свердловской области от 16.01.2006 № 15-ПП «О региональном (национально-региональном) компоненте государственного образовательного стандарта дошкольного, начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования Свердловской области», Копия
  123. http://eburg.regionz.ru/index.php?ds=9001 ПОСТАНОВЛЕНИЕ Правительства Свердловской области от 16.09.1996 № 788-П «ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПЛАНА МЕРОПРИЯТИЙ ПО РЕАЛИЗАЦИИ ОБЛАСТНОГО ЗАКОНА „О ЗАЩИТЕ ПРАВ РЕБЕНКА“»
  124. Постановление Правительства Москвы от 22.06.2010 № 522-ПП «О КОНЦЕПЦИИ РЕАЛИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ В СФЕРЕ МЕЖЭТНИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ГОРОДЕ МОСКВЕ»
  125. Закон Санкт-Петербурга от 30.04.1996 № 48-15 «О БЮДЖЕТЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА»
  126. Закон Санкт-Петербурга от 24.10.1997 № 165-54"О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ЗАКОН САНКТ-ПЕТЕРБУРГА «О БЮДЖЕТЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА НА 1997 ГОД»
  127. Закон Санкт-Петербурга от 23.12.1997 № 210-69 "О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ЗАКОН САНКТ-ПЕТЕРБУРГА «О БЮДЖЕТЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА НА 1997 ГОД»
  128. Закон Санкт-Петербурга от 30.12.1997 № 234-76 «О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ЗАКОН САНКТ-ПЕТЕРБУРГА „О БЮДЖЕТЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА НА 1997 ГОД“»
  129. Закон Санкт-Петербурга от 04.06.1998 № 103-18 ОБ ИСПОЛНЕНИИ БЮДЖЕТА САНКТ-ПЕТЕРБУРГА ЗА 1996 ГОД И ИСПОЛЬЗОВАНИИ СРЕДСТВ ВНЕБЮДЖЕТНЫХ ФОНДОВ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА ЗА 1996 ГОД
  130. Закон Санкт-Петербурга от 26.06.1998 № 166-22 «О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В ЗАКОНЫ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА „О БЮДЖЕТЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА НА 1998 ГОД“, „О ТЕРРИТОРИАЛЬНОМ ДОРОЖНОМ ФОНДЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА“ И „ОБ ЭКОЛОГИЧЕСКОМ ФОНДЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА“»
  131. Распоряжение Комитета по труду и социальной защите населения Правительства Санкт-Петербурга от 11 марта 2008 г. № 22-р «ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПЕРЕЧНЯ ОБЩЕСТВЕННО ПОЛЕЗНЫХ ПРОГРАММ С УКАЗАНИЕМ КОЛИЧЕСТВА И РАЗМЕРА СУБСИДИЙ, ПРЕДОСТАВЛЯЕМЫХ В 2008 ГОДУ ОБЩЕСТВЕННЫМ ОРГАНИЗАЦИЯМ»
  132. Постановление Главы Администрации городского поселения «Город Амурск» Амурского муниципального района Хабаровского края от 15.07.2010 № 95 «Об утверждении ведомственной целевой программы „Молодежь города Амурска“ на 2011—2013 годы»"
  133. Решение Совета депутатов муниципального образования «Город Всеволожск» Ленинградской области «Об утверждении муниципальной целевой программы „ Молодежная республика города Всеволожска“ на 2009—2011 годы»
  134. Решение Совета депутатов Клинского муниципального района Московской области от 17.10.2008 № 12/56 «Об утверждении районной целевой программы духовно-нравственного просвещения семьи, детей, молодежи „Моя семья“ на 2008—2012 гг.»
  135. Постановление Главы администрации Кочкуровского муниципального района Республики Мордовия от 27 декабря 2008 г. № 622 «О МЕЖВЕДОМСТВЕННОЙ КОМИССИИ КОЧКУРОВСКОГО МУНИЦИПАЛЬНОГО РАЙОНА ПО ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЙ РАБОТЕ С НАСЕЛЕНИЕМ НА 2009 ГОД»
  136. Постановление Главы администрации Кочкуровского муниципального района Республики Мордовия от 30.12.2009 № 687-п «РАЙОНА ПО ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЙ РАБОТЕ С НАСЕЛЕНИЕМ НА 2010 ГОД»
  137. Решение Думы Оёкского муниципального образования Иркутского муниципального района Иркутской области от 25.09.2009 г. № 24-148Д/сп «Об утверждении муниципальной целевой программы „Молодежь. Закон. Общество“ (2010—2012 гг.)»
  138. Решение Совета депутатов городского округа Орехово-Зуево от 24.12.2009 г. № 176/12 «Об утверждении программы „Комплексные меры по противодействию незаконному обороту наркотиков, профилактике наркомании и ВИЧ-инфекции на 2010год“ и расходов по ней»
  139. Решение Муниципального Собрания внутригородского муниципального образования «ПЕЧАТНИКИ» в городе Москве от 26.01.2010 г. № 1-2"Об утверждении Программы гражданско-патриотического, нравственно-эстетического, физкультурно-оздоровительного воспитания и развития населения внутригородского муниципального образования Печатники в городе Москве на 2010—2011 годы"
  140. Постановление Сызранской городской Думы от 29.06.2004 № 49 «О КОНЦЕПЦИИ ПАТРИОТИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ НАСЕЛЕНИЯ ГОРОДА СЫЗРАНИ»
  141. Постановление Тольяттинской городской Думы Самарской области от 22.01.2002 № 360 «О ГОРОДСКОЙ ЦЕЛЕВОЙ ПРОГРАММЕ „МОЛОДЕЖЬ ТОЛЬЯТТИ“ НА 2002 ГОД (ВТОРОЕ ЧТЕНИЕ)»
  142. Постановление Главы Тотемского муниципального района от 12.12.2008 № 918 «Об утверждении долгосрочной целевой программы „Профилактика преступлений и иных правонарушений в Тотемском муниципальном районе на 2009—2012 годы“»
  143. Решение Собрания депутатов Троицкого муниципального района от 26.09.2007 г. № 336 «О принятии комплексной медико-социальной и психолого-педагогической профилактической Программы „Крепкая семья“ на 2007—2010 годы»
  144. Постановление Администрации города Хабаровска от 31.07.2009 № 2687 «Об утверждении долгосрочной целевой программы „Духовно-нравственное развитие жителей г. Хабаровска на период 2010—2014 годов“», Копия
  145. И. Я. Кантеров Новые религиозные движения в России: религиоведческий анализ. — М.: МГУ им. М. В. Ломоносова, 2006. — С. 74. — 472 с.
  146. Жеребятьев М., Феррони В. Феномен новых религиозных движений // ИА Сова-центр,28.10.2004
  147. Наш ответ Керзону (недоступная ссылка)
  148. Григорьева Л. И. К вопросу об использовании понятия «тоталитарная секта» по отношению к новым нетрадиционным религиозным движениям. //Личность, творчество и современность. Сборник научных трудов. Отв. ред. Д. Д. Невирко. — Красноярск: Сибирский юридический институт МВД России, 1999. — Вып. 2. — С. 206—210.
  149. 1 2 Решение Судебной палаты по информационным спорам при Президенте Российской Федерации № 4 (138) от 12 февраля 1998 г.
  150. Смирнов М. Омбудсмен уполномочен заявить... Государство не должно повторять практики гонений на инаковерующих и инакомыслящих, считает Владимир Лукин. Независимая газета (4 июня 2008). Архивировано из первоисточника 22 августа 2011. Проверено 21 апреля 2010.
  151. Романова Е. Г. Новое религиозное объединение Ананда Марга в странах Дальнего Востока и в России : Диссертация на соискание учёной степени кандидата философских наук : 09.00.13 / Романова Елена Геннадьевна; [Место защиты: Моск. гос. ун-т им. М. В. Ломоносова].— Москва, 2007.— 297 с.
  152. ст.239 Уголовного кодекса РФ
  153. С. П. Демьяненко, (к.фил.н., Пермский филиал Юридического института МВД России). «Коррупция и тоталитарные секты» // Материалы конференции «Коррупция — коррозия общества и государства», г. Екатеринбург, 2000 г.
  154. Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» от 25.07.2002 года № 114-ФЗ
  155. 1 2 Аналитический вестник № 17 (237) «Проблемы развития государственно-конфессиональных отношений и социальные концепции ведущих религиозных объединений современной России» // Документы Совета Федерации, 2004 г., стр.60-61.
  156. Перечень общественных и религиозных объединений, иных некоммерческих организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности» (недоступная ссылка)
  157. Число религиозных организаций, зарегистрированных в Российской Федерации, на 1 января 2008 г. (недоступная ссылка) // Федеральная служба государственной статистики
  158. В России впервые пресечена деятельность сатанинской секты // ИА Интерфакс, 04.02.2011 г.
  159. «Орден дьявола» признан экстремистским // Октябрьский районный суд г. Саранска Республики Мордовия, 30.12.2010 г.
  160. Положение о Министерстве юстиции Российской Федерации (п. 30.28) (недоступная ссылка)
  161. C.М. Миронов, «Начинать нужно с семьи» // Парламентское обозрение 04.2006 № 7-8(23-24), материалы пресс-службы Совета Федерации
  162. В прошедшем году количество религиозных организаций в РФ увеличилось на 1,7 % — Минюст // Благовест-инфо, 29.01.2010


Литература

Антисектантские источники

Историки

Культурологи

Педагоги

Политологи

Психологи, психиатры

Социологи

  • Дзяпшипа М. Н. Тоталитарные сектантские организации и их влияние на социальное поведение молодежи. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. социол. наук. Москва, 2006
  • Петрова Н. В. Социальный контроль деструктивной деятельности новых религиозных организаций. Дисс. на соиск. уч. ст. кан. социол. наук. / Башкир. гос. ун-т. Уфа, 2006
  • Чайкин В. Н. — кандидат социологических наук, член Нижегородского религиоведческого общества, социолог, специалист по новым религиозным движениям и государственно-конфессиональным отношениям.
    • Чайкин В. Н. Деструктивные культы в современной России.//Перспективы: Сборник научных статей аспирантов (Выпуск 7). — Н. Новгород: Изд-во НИСОЦ, 2007. — С. 109—114. ISBN 918-5-93116-083-2
    • Чайкин В. Н. Модель межинституционального противодействия организованным формам манипулирования и социально-психологической эксплуатации (деструктивным культам) // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского: Серия. Социальные науки № 1(9) . Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 2008. — С. 144—149
    • Чайкин В. Н. Противодействие деструктивным культам со стороны Русской Православной Церкви и реабилитация пострадавших / В. Н. Чайкин// Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского: Серия. Социальные науки № 1(13) Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 2009. С. 79-84
    • Чайкин В. Н. Средства массовой коммуникации как сфера противодействия деструктивным культам.// Материалы VIII Международной научной конференции «Государство, общество, церковь в истории России XX в» Иваново, 11-12 февр. 2009 в 2 ч.- Иваново: Иван. гос. ун-т, 2009.- Ч. 2.С. 153—155 ISBN 978-5-7807-0760-8
    • Чайкин В. Н. Государственный контроль за деятельностью нетрадиционных религиозных организаций и деструктивных культов: сравнение ситуации в РФ и других странах.// Сборник научных трудов «Социальные преобразования и социальные проблемы» Вып. 8. Н.Новгород НИСОЦ, 2009.- С.76-83 ISBN 978-5-93116-113-6
    • Чайкин В. Н., Останин А. В. Противодействие религиозному экстремизму со стороны духовных лидеров Ислама. / В. Н. Чайкин, А. В. Останин// Материалы XIII Нижегородской сессии молодых учёных. Гуманитарные науки. 19-23 октября 2008. Н.Новгород, 2009. С.-234-235. ISBN 978-5-93530-257-3
    • Чайкин В. Н. К вопросу о защите семей от деструктивных культов// Материалы III Всероссийской научно-практической конференции «Конфликты в социальной сфере и их регулирование» Казань, 2009 С.501-504 ISBN 978-5-94949-037-2
    • Чайкин В. Н. Сатанинские секты как источник преступного поведения (на примере Нижегородской области). РЕЛИГИИ ПОВОЛЖЬЯ:проблемы социального служения: Сборник материалов конференции. — Н.Новгород, 2009. С 221—225. ISBN 978-5-902818-23-6
    • Петрова И. Э., Чайкин В. Н. Религиоведение: Программа курса. Н.Новгород Нижегородского университета. 2008. — 23 с.
    • Чайкин В. Н. Формы манипулирования в негосударственных организациях с признаками деструктивных культов в Российской Федерации : автореферат дис. … кандидата социологических наук : 22.00.04 / Чайкин Владимир Николаевич; [Место защиты: Нижегор. гос. ун-т им. Н. И. Лобачевского]. — Нижний Новгород, 2011. — 24 с. копия автореферата

Философы, религиоведы

  • Богданова О. А. — религиовед, доктор философских наук, профессор кафедры философии и культурологии РГЭУ
  • Волков Е. Н. — кандидат философских наук, доцент ГУ-ВШЭ и ННГУ, социальный психолог и эксперт по социально-психологическому воздействию
  • Дворкин А. Л. Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования — Изд. 3-е, пераб. и доп.. — Нижний Новгород.:"Христианская библиотека", 2006. — 813 с. — ISBN 5-88213-068-9.
  • Демьяненко С. П. — кандидат философских наук, Пермский филиал Юридического института МВД России
    • Демьяненко С. П. Коррупция и тоталитарные секты // Материалы международной научно-практической конференции «Коррупция — коррозия общества и государства»: Специальный выпуск. Организованная преступность и коррупция. Исследования, Обзоры, Информация, (социально — правовой альманах) — Екатеринбург: Владивостокский центр исследования организованной преступности при Юридическом институте ДВГУ, 2000.
  • Ибрагимов В. И. Новые религиозные движения в духовной жизни современного общества. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. филос. наук. Нижний Новгород, 2001
  • Калужская Е. В. Современное сектанство как явление эпохи постмодерна: социально-философский анализ. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. филос. наук. Москва, 2010
  • Кузьмин А. В. — религиовед, кандидат философских наук
    • Кузьмин А. В. Деструктивные формы социализации молодёжи в нетрадиционных религиозных организациях и сектах / А. В. Кузьмин // Известия Саратовского университета. Новая серия, Сер.: Философия. Психология. Педагогика. — 2011. — Вып. 1. — С. 16-21
    • Кузьмин А. В. Феномен деструктивности новых религиозных движений. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. филос. наук. Белгород, 2009
  • Нефёдова И. Д. — доктор философских наук, доцент кафедры менеджмента, зав. кафедрой менеджмента Cеверодвинского филиала Поморского Государственного Университета имени М. В. Ломоносова
    • Нефёдова И. Д. Обоснованность использования терминов «тоталитарная секта» и «новое религиозное движение» в контексте ювенального права // Перспективы развития ювенального права и ювенальной юстиции в РФ. Материалы Всероссийской научно-практической конференции.— Архангельск: Изд-во Помор. ун-та, 2008.— С. 63-68
  • Суслонов П. Е. — кандидат философских наук, доцент, начальник кафедры философии Уральского юридического института МВД РФ
    • Суслонов П. Е. О теоретико-методологическом статусе термина «тоталитарная секта» // Религиозная ситуация в российских регионах. Тезисы докладов и сообщений Всероссийской научно-практической конференции (Омск, 10 октября 2008 г.).— Омск: Изд-во Омск. акад. МВД России, 2008.— С. 21-25
  • Филимонов Э.Г. — религиовед, доктор философских наук, профессор Академии ФСБ.
  • Швечиков А. Н. — доктор философских наук, доцент кафедры философии и социальных наук Санкт-Петербургского государственного университета технологии и дизайна, директор Межвузовского центра по проблемам науки и религии; Мороз А. А. — кандидат педагогических наук, психолог
    • Швечиков А. Н., священник А. Мороз. Деструктивные тоталитарные секты в современной России / свящ. Алексий Мороз, А. Н. Швечиков; Федер. агентство по образованию, Гос. образоват. учреждение высш. проф. образования «С.-Петерб. гос. ун-т технологии и дизайна», Межвуз. центр гуманитар. образования по религиоведению. — Санкт-Петербург : [ИПЦ СПГУТД], 2005 (СПб. : Тип. СПГУТД). — 267 с. : табл.; 20 см. ISBN 5-7937-0173-7
  • Шилипшанов Р. В. — кандидат философских наук, ст. преподаватель кафедры теологии Белгородского ГУ.

Юристы, криминологи

  • Абраменкова В. С. — заведующая кафедрой криминалистики и судебных экспертиз ЮИ ИГУ
  • Башкатов Л. Д. Религиозная преступность: уголовно-правовые и криминологические проблемы. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. юр. наук. Москва, 2001
  • Бурковская В. А. — доктор юридических наук
  • Вагина Н. Б. — кандидат юридических наук
  • Воробьева И. Б. — кандидат юридических наук, доцент кафедры криминалистического обеспечения расследования преступлений Саратовской государственная академия права
    • Воробьева И. Б. Термин «секта» и его использование в юриспруденции. // Вестник Саратовской государственной академии права: научный журнал. — 2010. — № 3(73): [Подписано в печать 21.06.2010 г.]. — с.160-164. (копия 1, копия 2, копия 3
    • Воробьева И. Б. Особенности тактики обыска при расследовании преступлений, совершенных членами нетрадиционных религиозных объединений // Вестник криминалистики / Отв. Ред. А. Г. Филиппов. Вып. 4(24). М.: Спарк, 2007. С. 66 — 74.
    • Воробьева И. Б. Нарушение прав человека в нетрадиционных религиозных объединениях // Права человека и система их защиты в России: Материалы всероссийской научно-практической конференции / Под ред. А. Г. Петрова, В. В. Савельева. Чебоксары, 2008. С. 535—540.
    • Воробьева И. Б. Проблемы борьбы с преступлениями, совершаемыми членами нетрадиционных религиозных объединений // Актуальные проблемы современной юридической науки и практики: Межвуз. сб. науч. тр. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2009. Вып. 3. С. 317—321.
    • Воробьева И. Б. Совершенствование борьбы с правонарушениями, совершаемыми членами нетрадиционных религиозных объединений // Криминалистика. Экспертиза. Розыск: сборник научных статей: в 2 ч. / под ред. В. М. Юрина. Саратов: Саратовский юридический институт МВД России, 2010. Ч.1.-266с. С.238-246.
    • Воробьева И. Б. Вербовка как способ вовлечения в нетрадиционные религиозные объединения // Актуальные проблемы современной юридической науки и практики: Межвуз. сб. науч. тр.- Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2010. -Вып. 4. С. 298—309.
  • Василенко М. М. — кандидат юридических наук, начальник кафедры Теории и истории государства и права Самарского Юридического Института ФСИН России
  • Грибникова О. Б.
    • Грибникова О. Б. Церковная и правовая борьба с деятельностью деструктивных религиозных объединений в российском государстве в период до 1917 года // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. — Ростов-на-Дону, 2009, № 2. — С. 101—103
    • Грибникова, О. Б. Ответственность за организацию религиозного объединения, посягающего на личность и права граждан в законодательстве европейских государств на современном этапе [Текст] /О. Б. Грибникова.//Совершенствование правовых форм международного сотрудничества в современный условиях: сборник научных статей по материалам IV Международной научно-практической конференции 22 — 23 октября 2009 года.-Ростов-на-Дону, 2009. /Ассоциация юридических вузов, Ростовский государственный экономический университет, Российско-армянский (славянский) университет, Южный федеральный университет ; Ред. кол. : М. Н. Марченко (отв. ред.). -Ростов-на-Дону,2009. — 452 с. -С. 412—414 -Библиогр. в подстрочных ссылках.
  • Гунарис Р. Г. — кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и процесса Ростовского юридического института (филиала) Российской правовой академии Минюста России.
    • Гунарис Р. Г. Общественная опасность новых религиозных движений: Миф или реальность? / Гунарис. Р. Г. // Труды юридического факультета Северо-Кавказского государственного технического университета. Выпуск 6.— Ставрополь : Изд-во СевКавГТУ, 2004.— С. 122—127
  • Демидов А. В. Религиозные организации деструктивного характера и специфика предупреждения органами внутренних дел их криминальной деятельности. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. юр. наук. Москва, 2010
  • Димитрова Е. А. Уголовная ответственность за организацию религиозного объединения, посягающего на личность и права граждан. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. юр. наук. Красноярск, 2004
  • Думби Ю. Ю. Обеспечение криминологической безопасности личности от влияния общественно опасных религиозных объединений. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. юр. наук. Москва, 2009
  • Ермакова О. Б. Организация объединения, посягающего на личность и права граждан: уголовно-правовой и криминологический аспекты. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. юр. наук. Ростов-на-Дону, 2011
  • Кобец П. Н. — доктор юридических наук, доцент, главный научный сотрудник ВНИИ МВД России
    • Кобец П. Н. Основные факторы, способствующие совершению преступлений экстремистской направленности со стороны религиозных тоталитарных сект, действующих в России / П. Н. Кобец. // Российский следователь. — 2007. — № 22. — С. 18—21
    • Кобец П. Н. Особенности предупреждения преступлений экстремистской направленности, совершаемых религиозными сектами, из числа новых конфессиональных образований тоталитарного типа / П. Н. Кобец. // Российский криминологический взгляд. — 2008. — № 4. С. 220—226
  • Ковалева Е. Н. — юрист, выпускница Юридического факультета СПбГУ
    • Ковалева Е. Н. Преступления, совершаемые религиозными сектами : Выпускная квалификационная работа / Е. Н. Ковалева ; Науч. рук. Н. С. Шатихина ; Рецензент Б. В. Волженкин ; Санкт-Петербургский государственный университет. Юридический факультет. Кафедра уголовного права. — СПб., 2004. —56 с.
  • Коваленко Е. А. — кандидат юридических наук, И. В. Усанов — кандидат юридических наук, доцент
    • Коваленко Е. А., Усанов И. В. Организационные, тактические и оперативно-розыскные начала противодействия преступной деятельности адептов тоталитарных сект и деструктивных культов / Е. А. Коваленко, И. В. Усанов. — М.: Юрлитинформ, 2009. —150 с. (Библиотека криминалиста).
  • Костылева Г. В. Методика расследования убийств, связанных с исполнением религиозного обряда. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. юр. наук. Москва, 2004
  • Лапунова Ю. А. — преподаватель кафедры ОРД. Ставропольский филиал Краснодарского университета МВД России.
  • Лекомцев В. Т., Соколов О. А. Поздеев А. Р., Соколов А. Л. Кросскультуральный подход при оценке синдрома секты в Удмуртии//Актуальные проблемы криминалистики и судебных экспертиз. Сборник научных трудов по материалам научно-практической интернет конференции / В авторской редакции.- Ижевск: Ижевский филиал ГОУ ВПО Нижегородская академия МВД Российской Федерации, 2009. Вып.4. 144 с. (С. 103—109)
  • Миц Д. С. Экстремистская деятельность некоторых деструктивных зарубежных религиозных организаций на территории РФ // Экстремизм: социальные, правовые и криминологические проблемы. — М.: Рос. криминолог. ассоц., 2010. — С. 198—208
  • Пилявец В. В. — кандидат юридических наук, доцент, начальник учебного отдела Калининградского юридического института МВД России
  • Пономарева Н. В. Политико-правовая конфликтогенность российских государственно-этноконфессиональных отношений: Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук. 23.00.02 — Политические институты ; Этнополитическая конфликтология ; Национальные и политические процессы и технологии (юридические науки) / Н. В. Пономарева ; Науч. рук. И. Г. Напалкова.— Ростов-на-Дону, 2008.— 26 с.
  • Попов Ю. Э.
    • Попов Ю. Э. Проблемы правового применения термина «тоталитарная секта» [Текст] / Ю. Э. Попов. // Материалы научно-практической конференции юридического факультета Елецкого государственного университета имени И. А. Бунина. Выпуск 7.— Елец, 2006.— С. 393—401.
    • Попов Ю. Э. Характеристика объекта уголовно-правовой охраны при квалификации деятельности современных тоталитарных сект по ст. 239 УК РФ // Вестник Елецкого государственного университета. Серия «Право».— Елец: Изд-во ЕГУ им. И. А. Бунина, 2005, Вып. 10.— С. 225—233.
  • Пудовиков А. С. Расследование преступлений, совершенных членами религиозных сект. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. юр. наук. Хабаровск, 2010
  • Скворцова Т. А. Религиозный экстремизм в контексте государственно-правового обеспечения национальной безопасности современной России. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. юр. наук. Ростов-на-Дону, 2004
  • Тонконогов А. В. Пенитенциарная сектология. Учебно-практическое пособие. Москва, НИИ УИС Минюста России, 2004—121 с.
  • Филимонов Э. Г. Нетрадиционные культы тоталитарной направленности как фактор угрозы безопасности личности и общества // Религия, церковь в России и за рубежом. 1995. № 5.
  • Фокин М. С. Уголовно-правовая характеристика организации религиозных объединений, посягающих на личность и права граждан. Дисс. на соиск. уч. ст. канд. юр. наук. Омск, 2000
  • Хвыля-Олинтер А. И. — кандидат юридических наук, С. А. Лукьянов — кандидат юридических наук, Московский областной филиал МосУ МВД России
    • Хвыля-Олинтер А. И., Лукьянов С. А. Опасные тоталитарные формы религиозных сект
    • Хвыля-Олинтер А. И. - Органы внутренних дел в борьбе против правонарушений нетрадиционных религиозных движений - тоталитарных сект. // "Духовность. Правопорядок. Преступность". Материалы научно-практической конференции МВД РФ. — М. 1996. — С. 126-130.
    • Хвыля-Олинтер А. И. Деструктивные религиозные секты России // Профессионал. 1999. № 2-3.
    • Хвыля-Олинтер А. И. Специфика религиозных культов зла как источников преступности. // Профессионал. 1999. № 4.
  • Холопов А. В. — кандидат юридических наук, заведующий криминалистической лабораторией юридического факультета РГПУ им. А. И. Герцена
  • Яворский М. А. — кандидат юридических наук

Другие источники

Просектантские источники

Мнения религиоведов

научные публикации
публицистика

Другие критические источники

публицистика

Смотреть что такое "Тоталитарная секта" в других словарях:

  • Секта — В данной статье или разделе имеется избыток цитат либо слишком длинные цитаты. Излишние и чрезмерно большие цитаты следует обобщить и переписать своими словами. Возможно, эти цитаты будут более уместны в Викицитатнике или в Викитеке …   Википедия

  • Секта Муна — тоталитарная религиозная секта деструктивного характера, построенная на синтезе идей ряда восточных вер (буддизма, ислама, иудаизма) и западного христианства. названа по имени создателя – корейского проповедника Муна, провозглашенного новым… …   Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога)

  • Секта — (от лат. secta направление, школа) тоталитарная религиозная организация, основанная на жестком эсхатологическом учении, отличающаяся крайним фанатизмом адептов и высоким уровнем преданности лидеру, который провозглашается или живым богом, или его …   Альтернативная культура. Энциклопедия

  • Секта Тоталитарная (Деструктивное Религиозное Объединение, Деструктивный Культ) — Авторитарная иерархическая организация любой ориентации, разрушительная по отношению к естественному гармоническому духовному, психическому и физическому состоянию личности (внутренняя деструктивность), а также к созидательным традициям и нормам …   Религиозные термины

  • Дворкин, Александр Леонидович — Проверить нейтральность. На странице обсуждения должны быть подробности …   Википедия

  • Сектоведение. Тоталитарные секты — У этого термина существуют и другие значения, см. Сектоведение (значения). Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования …   Википедия

  • Антикультовое движение — Эта статья является предметом посредничества. В настоящее время вокруг статьи происходит сложный конфликт участников, из за чего начата процедура посредничества. Статья защищена от изменений, правки вносятся администратором после их обсуждения.… …   Википедия

  • Деструктивный культ — или деструктивная секта (англ. Destructive cult)  термин, используемый социологами, психологами, криминалистами, публицистами, богословами по отношению к религиозным, неорелигиозным и другим группам и организациям, нанесшим вред… …   Википедия

  • Иеговист — Свидетели Иеговы Исследователи Библии Зал Царства Издательская деятельность Литература Свидетелей Иеговы Священное Писание  Перевод нового мира Сторожевая башня возвещает Царство Иеговы Пробудитесь! Общество Сторожевой башни Рассел, Чарльз Тейз… …   Википедия

  • Иеговизм — Свидетели Иеговы Исследователи Библии Зал Царства Издательская деятельность Литература Свидетелей Иеговы Священное Писание  Перевод нового мира Сторожевая башня возвещает Царство Иеговы Пробудитесь! Общество Сторожевой башни Рассел, Чарльз Тейз… …   Википедия

Книги

Другие книги по запросу «Тоталитарная секта» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.