Муниципальный округ Орехово-Борисово Южное

Муниципальный округ Орехово-Борисово Южное
Орехово-Борисово Южное
Южный административный округ
Официальный сайт

Оре́хово-Бори́сово Ю́жное — район в Москве. Расположен в Южном административном округе, граничит с районами Орехово-Борисово Северное, Зябликово, Развилка.

История

Орехово-Борисово Южное территория на юге Москвы, на месте бывших деревень Орехово и Зябликово. С начала 1970-х гг. район массового жилищного строительства (авторы проекта П.П. Зиновьев, И.А. Вахутин, В.А. Чемерис). Основные улицы: Генерала Белова, Домодедовская, Ореховый бульвар. Станции метро «Домодедовская», «Красногвардейская».

Деревня Орехово находилась на юге нынешней Москвы, на ныне не существующем участке старого Каширского шоссе, в районе современного Шипиловского проезда, Орехового бульвара, Домодедовской улицы, возле реки Язвенки - правого притока реки Городни, причем Язвенка была юго-западной границей владений деревни (районы Орехово-Борисово Северное и Орехово-Борисово Южное). Происхождение названия деревни не установлено, но любопытно, что заросли орешника упоминаются в ее окрестностях как в XVII в., так и в XX в. Земли, на которых располагалась д. Орехово, обжиты с давних времен. В 1989 г. археологами обнаружено поселение вятичей XI-XII вв. в долине р. Язвенки. Первое письменное упоминание об этих землях мы встречаем только в конце XVI в. По писцовым книгам "писма и дозору Елизарья Сабурова да подьячего Ивана Яковлева [70]97 года (1589 г. - Авт.)" к землям дворцового с. Коломенского относилась "пустошь, что была деревня Арехово Алмазниково, пашни паханные наезду худые земли десятина, да перелогу семь десятин с пол десятиной, да кустарем поросло десять десятин, да у села у Борисовского полчетверты десятины в поле, а в дву потому же, сена десятина бес трети десятины" . Исчезновение деревни (очевидно, также относившейся к с. Коломенскому, других сведений о ней нет) - явление, характерное в конце XVI в. для всего подмосковного района, тем более, что земли здесь были малоплодородные ("худые"). В описываемое время на них пахали какие-то крестьяне из окрестных деревень ("наездом"). В 1633 г. эти земли в числе других близлежащих поступили во владение рода Стрешневых: "Во [7]141 году (1633 г. - Авт.) января в 26 день по государеву ... именному приказу продано [в] вотчину околничему Лукьяну Степановичу Стрешневу в Московском уезде села Коломенского ... пустошь Арехово ..." из расчета "за четь пашни по полтине" . После смерти Л.С. Стрешнева (тестя царя Михаила Федоровичи Романова) вотчиной с 1650 г. владеет его сын - Семен Лукьянович Стрешнев - видный деятель в царствование Алексея Михайловича. С.Л. Стрешнев умирает в 1666 г., и наследницей владений становится его жена Марья Алексеевна. В описи отказанного ей говорится: "Отказано боярине вдове Марье Алексеевне после мужа ея ... вотчина в Московском уезде села Коломенского ... деревня, что была пустошь Арехова, на речке на Язве, а в ней липовского (литовского. - Авт.) полону пять дворов крестьянских, людей в них мужеска полу дватцать адин человек, а к той же деревне Арехове пустошь Ларкина, а Кондырева тож, по обе стороны Язвы, пустошь Подлипичье на речке на Язве, пустошь Высокая на речке на Язве, пустошь Пожарна на речке на Язве". С.Л. Стрешнев был активным участником польской войны, начавшейся в 1653 г., и даже возглавлял с 1657 г. Приказ Великого Княжества Литовского. Поэтому его владения были заселены пленными литовцами (белорусами). На одной из пустошей - Чёрной Грязи С.Л. Стрешневым был поставлен "двор боярской" , и она стала центром всего вотчинного владения. После смерти Марьи Алексеевны в 1673 г. за отсутствием прямых наследников боярские владения Стрешневых, в том числе и "деревня Арехова", были "отписаны на государя", т. е. поступили в Приказ Большого дворца . По писцовым книгам 1676-1678 гг. в деревне было "пять дворов крестьянских, людей в них двадцать два человека, под дворами и огороды усадные земли десетина с четверть, пашни паханыя худыя земли адинатцать четвертей в поле, а в дву потому ж, сенного покосу от пустоши Лариной [по] пустошь Бобынину по одну сторону реки Язвы пятьдесят копен, да подле пустоши Лариной и подле крестьянской пашни по врагу (оврагу. - Авт.) три копны, да селца Чёрной Грязи и деревень Шайдорово, Арехово и Петровки сенных покосов вопче в лугу в Подшепелеве шесть десятин" . Пустошь Высокая, относившаяся раньше к деревне, была уже "отмежевана боярину Ивану Федоровичу Стрешневу к селу Булатникову" (очевидно, также и пустошь Пожарная). Сейчас на месте этих пустошей Бирюлевский дендропарк. На северо-западе земли д. Орехово граничили с землями сельца Чёрная Грязь, на севере и северо-востоке с землями Коломенской волости (приселка Борисова) до Хмелевского оврага, на востоке с пустошью Высокой и по речке Язвенке с другими землями И.Ф. Стрешнева. В 1682 г. 21 ноября бывшая вотчина С.Л. Стрешнева " отказывается по родству" тому же Ивану Федоровичу Стрешневу. Из описи ее узнаем, что деревня Орехово сгорела, на ее месте отхожая "пустошь, что была деревня Арехова" . Крестьяне-погорельцы (из них 24 мужского пола, 5 домохозяев) живут в сельце Чёрная Грязь. В 1683 г. И.Ф. Стрешнев отказывает свою черногрязскую вотчину внуку - князю Алексею Васильевичу Голицыну. В документе, фиксирующем эту передачу, за 1686 г. опять появляется "деревня, что была пустошь Арехово, Алмазниково тож, десеть дворов крестьянских, людей в них тритцать адин человек" . Фактически вотчиной владел отец князя Алексея князь Василий Васильевич Голицын, влиятельнейший политический деятель, "канцлер" Российского государства в правление царевны Софьи. После падения правительства Софьи в 1689 г. владения князей В.В. и А.В. Голицыных были за их "вины" отписаны "на великих государей", и среди них "в Московском уезде в Ратуеве стану ... деревня Арехова, а в ней восемь дворов крестьянских, людей в них тритцать пять человек [мужского пола. - Авт.]","к той же деревне пустошь Бобынино, и та пустошь у них в полевой пашни" . Деревня располагалась "на Большой Коширской дороге" . В дворцовом ведомстве она находилась до 1712 г., когда по именному Указу Петра I была вместе с черногрязским имением дана по договору в качестве компенсации за потерянные в результате поражения Прутского похода 1711 г. владения бывшему молдавскому господарю князю Дмитрию Константиновичу Кантемиру. Тогда в ней числилось "деветь дворов крестьянских, бобылей мужеска полу деветнатцать человек, под дворами и огороды усадные земли десетина бес четверти, пашни паханые худые земли одиннатцать четвертей в поле, а в дву потому ж, сенного покосу пятьдесят копен да подле крестьянской пашни три копны". После смерти в 1723 г. Д. Кантемира по приговору Сената в 1728 г. имение было разделено: четвертую часть его получила вдова князя Д. Кантемира Анастасия Ивановна, урождённая Трубецкая, в том числе в д. Орехово три двора (13 мужчин, 14 женщин) и земли "3 чети бес полу осмины ... в поле, а в дву потому ж", а три четверти - наследник из его сыновей (им стал в 1729 г. его сын Константин), в том числе в д. Орехово девять дворов (38 мужчин, 48 женщин). Константин Кантемир умирает бездетным, его имения переходят к его братьям Матвею и Сергею. По полюбовному разделу между ними в 1757 г. вместе с селом Булатниковом д. Орехово с угодьями достается князю Сергею Кантемиру. В 1762 г. в этой ее части проживало 54 мужчины и 50 женщин. Часть княгини Анастасии Ивановны "с леса и с сенными покосы" в 1751 г. получает в приданное ее дочь Екатерина (в замужестве Голицына), которая в 1761 г. умирает бездетной. Через определенное время эта часть переходит к ее троюродному брату Ивану Алексеевичу Трубецкому, который в 1775 г. продает ее Екатерине II. В 1780 г. умирает последний представитель этой ветви рода Кантемиров князь Сергей Дмитриевич. Он завещает все свое имущество императрице Екатерине II. Орехово вновь переходит в дворцовое ведомство и приписывается к недавно образованной дворцовой Царицынской волости . При создании Царицынской усадьбы угодьям деревни, очевидно, был нанесен урон, потому что в 1804 г. крестьянам с. Царицына с деревнями Орехово, Шайдрово и Хохловкой "взамен отшедшего от них под Царицынские строения, сады и воды немалого количества земли, в которой они теперь для хлебопашества крайне нуждаются" дается примыкавшая к восточной границе земель д. Орехово пашенная пустошь Румянцево Подольского уезда (444 дес.), принадлежавшая ранее Пахринскому конному заводу. В этот период в Орехово начинает активно развиваться садоводство, ставшее основным занятием и основным источником доходов ее жителей. Малая пригодность здешних суглинистых земель для хлебопашества, перевод дворцовых крестьян на денежный оброк и близость к Москве (15 верст до Серпуховской заставы, где находился ягодный рынок) обусловили развитие здесь товарного хозяйства, основанного на выращивании фруктов и ягод. Преобладающей культурой, очевидно, как и во всем окружающем районе, были яблоки, но разводились также и другие плодовые деревья и кустарники. Крайне выгодным для деревни было также ее местонахождение на оживленной Каширской дороге, по которой в Москву и дальше шли обозы с хлебом из южных областей России (даже после проведения железной дороги, в 1910-1914 гг. через Орешковскую заставу на Каширском шоссе в среднем в год проходило 115 тыс. груженых повозок). Существовавшие здесь десятка два постоялых дворов приносили их хозяевам ощутимую прибыль, а также накапливали множество навоза, который затем даром разбирали садоводы. Выгодность занятия садоводством в этот период подчеркивали многие исследователи. Крестьяне для собственного употребления сеяли рожь, овес, лен, горох, из огородных культур сажали только капусту. Картофель поначалу сажать боялись, считая его "чертовым яблоком". Из скота кроме лошадей и коров держали овец. В качестве земледельческих орудий использовали соху и борону (любопытно, что в начале XX в. орудия были те же). По данным 1850 г. в деревне было 34 двора, 231 человек. В 1858 г. Орехово вместе со всем царицынским владением переходит из ведения Московской дворцовой конторы в ведение Московской удельной конторы, а в результате реформы 1861 года крестьяне получают наделы и "выходят на волю" . Деревня входит в состав административной Царицынской волости. В 1869 г. здесь было 145 мужчин и 167 женщин. Обследование 1876 г. отмечает тут 49 хозяйств, 2 трактира, 4 лавки, 2 питейных дома. В надел крестьяне получили все земли (253,9 дес.), которые были у них в пользовании до реформы. Душевой надел был 2 дес., причем размер различных платежей с него составлял 10 руб. в год. Каждый 15 лет происходили переделы земли. Низкое качество земли, отсутствие заливных земель, удаленность по сравнению с другими селениями этого района от Москвы обусловили такие устойчивые характеристики хозяйства деревни, как преимущественное развитие садоводства при фактическом отсутствии огородов, вытеснение зерновых культур картофелем, сохранение трехпольной системы, наличие больших площадей сенных покосов и пустующей пашни. Практически все хозяйства были заняты хлебопашеством, но теперь уже картофеля высаживалось больше, чем зерновых. Характерно, что ранний картофель не выращивали, так как его посадка совпадала по времени с работой в садах. Сады имели все без исключения крестьянские дома. Эти сады были смешанные, вмещали все культуры. Основными культурами являлись вишня и малина как наиболее выгодные (в 1911 г. 56,88% и 23,38% садовых посадок соответственно), с начала XX в. стала распространяться клубника. Существовавшие яблоневые насаждения в 1869 г. вымерзли и были вырублены, но постепенно восстанавливались (в 1911 г. они занимали 11,55% площади всех садовых посадок). О значении садоводства говорит тот факт, что по существующему порядку при переделах отрезка садовой земли не допускалась. При излишке ее у дворовладельца отрезали двойное количество пахотной земли, которая при переделах шла на создание усадебных наделов для вновь появившихся членов общины. Средний доход на душу, получаемый с садов ореховскими крестьянами, составлял в 1876 г. 15 руб. в год. Различные промыслы развиты были слабо. Так, в деревне 15 человек уходили на заработки на год, 10 на полгода (в общей сложности в 1876 г. это составляло 7% населения). Дополнительными заработками для мужчин служили ломовой извоз и торговля, женщины делали гильзы для папирос. Жители деревни Орехово принадлежали к приходу церкви Иконы Богородицы Живоносного источника в Царицыне (в 1883 г. они приняли участие в ее перестройке). В Царицыне находились и школы, в которых обучались дети ореховских крестьян: до 1875 г. - это школа Удельного ведомства, потом было открыто Царицынское земское училище, из которого в 1881 г. выделилось женское училище. В 1910 г. здесь учились из деревни 19 человек мужского пола и 6 человек женского. Грамотных в деревне по данным этого года было 70% всех мужчин в возрасте выше школьного и 27% женщин в том же возрасте, т. е. почти половина жителей этого возраста. Почти в каждом дворе (в 76 из 83) были грамотные либо учащиеся. С конца XIX в. садоводческие хозяйства Московского уезда, в том числе и в Орехово, переживали глубокий кризис, связанный с частыми неурожаями из-за заморозков и нашествий вредителей, а также с изменением условий рынка (подвоз аналогичной продукции, особенно ранних ягод, из других мест по железной дороге, вытеснение продажи непосредственно потребителю на месте или на базаре продажей перекупщикам). У крестьян отсутствовали средства для приспособления садового хозяйства к новым требованиям. Постепенно сады вырубали под пашню, пойму р. Язвенки распахивали как наиболее плодородную землю. Отсутствие условий для огородничества и его высокая капиталоемкость обусловливали преимущественную посадку картофеля. Однако такой характер земледелия при недостатке удобрений вел к тому, что земля быстро истощалась, забрасывалась и превращалась в пустыри. Распределение всех посевов и посадок в 1910 г. в д. Орехово было таким: 27,2% составлял картофель, 24% - садовые культуры, 15,2% - рожь (включая пар), 2,6% - овес, 1,3% - капуста, 1,8% - прочие культуры. 27,9% всей посевно-посадочной площади пустовало. В личном владении крестьян (на 83 хозяйства) находилось 88,3 дес. садовой земли, 70,8 дес. пашенной и огородной, 83,6 дес. покосов и проч. (кроме того 18,7 дес. неудобья и 2,1 дес. в общественном распоряжении). Вне наделов землю арендовали лишь 21,7 % хозяйств , причем только покосную (48,6 дес.). Трудоемкость садоводства (оно все же занимало преобладающие позиции, так как в случае урожая сполна покрывались все расходы) и нехватка собственных рабочих рук вынуждали многих хозяев нанимать рабочих, в основном, женщин-поденщиц, для окопки садов и частично для уборки урожая. С начала XX в. доходной статьей для ореховских крестьян стала продажа молока. Если в 1899 г. коров держали лишь в половине хозяйств (41 корова на деревню), то в 1910 г. коровы были уже в большинстве хозяйств (69 коров). Покупали коров в Подольском уезде. Туда же ездили и за сеном, а также приобретали его с проходящих по Каширскому шоссе возов. Летом наиболее выгодным рынком сбыта являлись дачи в Царицыне, зимой сбыт перемещался в Москву. Продавали молоко не только от своих коров, но и скупали его в деревнях Подольского уезда (Апаринках, Мисайлове, Коробове), а также в Братееве и Борисове. Практически все полученное молоко шло на сбыт, личное потребление было минимальным. Если молочное животноводство в эти годы в деревне расширялось, то обеспеченность хозяйств лошадьми, наоборот, падала, число хозяйств, имеющих лошадей, практически не менялось (43 хозяйства и в 1899, и в 1911 г.), хотя общее количество хозяйств в деревне возрасло. Те, кто побогаче, покупали лошадей в Москве, на конном рынке, а остальные - прямо у прогонщиков "по Каширке". В послереволюционные годы рост деревни продолжался. В 1927 г. в ней было уже 127 хозяйств и 641 человек. В землепользование крестьяне получили 393 га (359,6 дес.) земли, из которых 20% составили неудобья. Резко, почти в 3 раза, уменьшилась площадь садов (до 34 га). Норма земли на одного человека не изменилась - 0,61 га (0,56 дес.). Сильно уменьшилось относительное количество хозяйств с лошадьми (до 38,6%) и коровами (до 50,4%). Промыслы занимали незначительное место: ими было занято всего 19 человек, из них 3 кузнеца, 2 извозчика и 6 работников на фабриках и заводах. Дети крестьян обучались в так называемой "Красной школе" в поселке Царицыно (с 1918 г. - Ленино) (ныне ул. Баженова, 94, сильно разрушена). В 1930-е годы в деревне был создан плодоовощной колхоз им. Буденного (с 1945 г. колхоз им. Ленина) [17]. Орехово практически слилось с окружающими населенными пунктами (Ленино, Шипилово и проч.) в единый район под названием Ленино-Дачное. После закрытия в 30-е годы церкви и кладбища при ней в Царицыно (Ленино) в Орехово было открыто новое кладбище. В годы Великой Отечественной войны на нём хоронили умерших из воинских частей, находившихся в Царицыно (Ленино) на переформировании (ныне на их братской могиле стоит памятник). В 1960 г. д. Орехово вошла в черту Москвы. В начале 1970-х годов здесь началось массовое жилищное строительство. Сохранилось лишь Ореховское кладбище. Память о деревне увековечена в названиях районов Орехово-Борисово Северное и Орехово-Борисово Южное и станции м. "Орехово". [1]

Ссылки



Wikimedia Foundation. 2010.

Игры ⚽ Поможем написать курсовую

Полезное


Смотреть что такое "Муниципальный округ Орехово-Борисово Южное" в других словарях:


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»