Муниципальный округ Орехово-Борисово Северное

Муниципальный округ Орехово-Борисово Северное
Орехово-Борисово Северное
Южный административный округ

Оре́хово-Бори́сово Се́верное — район в Москве. Расположен в Южном административном округе.

История

Земли села Борисово (Борисовское) располагались на террито­рии районов Орехово-Борисово Северное, Зябликово, Москворечье-Са­бурово, Братеево, на берегу Борисовского пруда в районе улиц Бо­рисовские пруды, Мусы Джалиля, Орехового и Борисовского проездов. Земли эти были заселены с давних времен. В XI-XIII вв. здесь жило славянское племя вятичей. Согласно обследованию 1937 г., на правой стороне проселочной дороги из села Беседы и деревни Зябли­ково в село Братеево, у поворота к Братееву, на расстоянии 1,5 км от него была расположена группа из 21 кургана (эта территория в настоящее время застраивается). Эта группа называлась Борисовс­кой. Все курганы располагались в шахматном порядке и были снесены во время строительства микрорайона Орехово-Борисово. Впервые с. Борисовское упоминается в писцовых книгах 1589 г. Однако, в приходских старообрядческих книгах, хранящихся у частного лица, сказано, что еще до этого здесь было церковное место. Возникло оно в ХII в. Там же говорится, что село Борисово называлось тогда сельцом Овражки (по обилию оврагов в нем: Ар­шавского, Дубровского и др.). В 1591 г. из Крыма на Москву совершил набег крымский хан Ка­зы-Гирей. После стычек с войском, руководимым Борисом Годуновым, он повернул назад. В упомянутых приходских книгах сообщалось, что за победу над войском Казы-Гирея царь Федор Иоаннович пожаловал Борису Годунову в вотчину 32 селения с крестьянами. В их число вошло и сельцо Овражки. По преданию считается, что в 1591 же году сельцо Овражки и стало называться селом Борисовом (что несогласно с указанными вы­ше писцовыми книгами). Там, возле родников в овраге впоследствии был установлен памятник с надписью: "Село Борисово, принадлежащее боярину-правителю Борису Годунову". Его сломали в 1935-1940-х гг., и есть предположение, что его "забыли" в пруду, где он и по­коится на небольшой глубине, зарытый в ил. В 1598 г. Годунова избрали московским царем. Предположитель­но, в это время он начал постройку плотины на р. Городенке силами своих "дареных" крестьян с. Борисова. Речка Городенка давным-давно протекала по дну современного пруда и брала свое начало далеко за с. Покровским (ныне ст. Пок­ровская Курской ж. д.), текла мимо этого села, а также мимо с. Черная Грязь (ныне Царицыно), д. Хохловки, д. Шипилово, с. Бори­сова и впадала в Москву-реку близ с. Беседы. В 1600 г. поперек реки Городенки уже высилась величественная плотина из белого кам­ня, которую прозвали Цареборисовской, или Годуновской. Вода разлилась по пойменным лугам и даже подтопила Каширскую дорогу (тогда она проходила по дну нынешнего Нижнецарицынского пруда). Поэтому через образовавшийся пруд была построена па­ромная переправа (когда точно неизвестно, но она функционировала еще в ХХ в.) Пруд также назвали Цареборисовским, а в советские годы - Бо­рисовским, и от него же в 1964 г. было дано название улице Бори­совские пруды. Вот так и возник этот пруд из речки, и стал он самым первым и, соответственно, самым старым из всего каскада трех прудов: Верхнецарицынского, Нижнецарицынского (Шипиловского) и Борисовс­кого. В 1605 г. на Русь пришел Лжедмитрий I. Находясь в Коломенс­ком, он узнал, кому принадлежит село Борисово, и приказал стереть его с лица земли. Вновь Борисово было отстроено в 1620 г. переселенными сюда из Коломенского крестьянами. Тогда же к Борисову были припи­саны Братеевский луг на северном торце села Братеева близ берега Москвы-реки, Городенский луг с Беседской заводью, шедший по се­верному берегу реки Городенки и у устья заходивший на ее южный берег (собственно, на южном берегу он оказался позднее, когда Го­роденка изменила свое русло). В XVII-первой половине XIX вв. село Борисово под официальным названием приселок Борисов( Борисовский) было в составе Коломенс­кой дворцовой, а затем удельной, хозяйственной волости и принад­лежало царской фамилии. В 1628 г. в селе уже стояла деревянная церковь во имя Святи­теля Николая Чудотворца. Время ее постройки неизвестно, но можно предположить, что это было при Борисе Годунове. Есть и такое предположение: в 1900-х годах в селе была отмечена старообрядчес­кая деревянная церковь с тем же названием, неизвестно когда пост­роенная. Возможно, речь идет об одной и той же церкви. В 1910 г. она сгорела. Судя по переписи дворцовых волостей 1646 г., в которой ука­заны приселки и деревни, "тянущие" к с. Борисовскому, оно было центром хозяйственной единицы. Здесь отмечены каменная плотина на пруде, церковь Николая Чудотворца, три двора церковных бобылей (3 чел. мужского пола) и 34 двора крестьян (51 чел. мужского пола). В писцовых книгах 1675-1677 гг. в приселке села Коломенского Борисове описывается уже церковь Живоначальной Троицы с приделом Николая Чудотворца, деревянная, клетская. Священник этой церкви был, очевидно, весьма состоятельным, так как имел "купленного че­ловека", а один из церковых бобылей был женат на "поповой дворо­вой купленной девке". В приселке было 32 крестьянских двора, на которых проживало 37 чел. мужского пола. У них находилось "под дворами и огороды усадные земли восмь десятин, животинного выпус­ку десять десятин, пашни паханные середние земли сто шездесят че­тей, лесом поросло семнатцать четей без третника в поле, а в дву потомуж, сена в Братеевских лугах сорок пять десятин, Хмелевского лесу во всех трех полях сто десятин, капуснику полторы десятины". В 1710 г. в Борисове числилась каменная церковь во имя Свя­той Троицы. Она была построена из белого камня, и в ней служили тогда священник Никита Афанасьев и его сын диакон Димитрий. В 1767 г. Екатерина Великая останавливалась в путевом дере­вянном дворце в с. Борисове. Есть легенда, что когда она любова­лась Цареборисовским прудом, то увидела крест храма, блестевший на солнце. Сам храм находился за лесом, как за ширмой. Екатерина велела узнать, что за село там находится. Ей отве­тили, что это Черная Грязь. Через восемь лет, а именно в 1775 г., селу Черная Грязь суждено было стать имением Екатерины II и назы­ваться селом Царицыном. В 1768 г. по указу императрицы была отреставрирована Году­новская плотина. Последний же раз она реставрировалась в 1861 г., о чем говорят клейма на железных связях. На одной ста­рославянскими буквами выведено слово "Вятка", на другой также по-старославянски указано: "ГI IA. 1861г", т. е. 13 января 1861 г. В XVII-XVIII вв. в Борисове располагался государев сад (по описи 1704 г., он был яблоневый). В 70-е годы XVII в. при нем бы­ло два садовника, которые за свою службу имели сенные покосы и пахотную землю в пустоши "Надеине, Гридина роспашь, Щеголево тож" на Хмелевском овраге. В XVIII в. при саде находилось уже 12 са­довников. А в пруду разводили рыбу на государев стол: щук, кара­сей, плотву и лещей. Ловить их в 70-е годы XVII в. из Москвы при­езжали "подключники", а для наблюдения за самим прудом и рыбой здесь находились "плотинных дел подмастерья" и два прудовых сто­рожа, которым вместо жалованья были так же даны пашни, огороды и сенные покосы. В XVIII в. прудовых сторожей уже 13, в их обязан­ности входила ловля рыбы. Последний раз прудовые сторожа упомина­ются ревизскими сказками 1816 г. Экономическими примечаниями к Генеральному межеванию кроме вышеупомянутых выше видов рыб в пру­ду отмечены такие ценные, как стерлядь и язь. C XVII в. в селе на р. Городенке стояла деревянная мельница, при ней амбар и избушка. Мельница обычно сдавалась в аренду, а в конце 60-x годов ХIХ в. на ее месте арендатором купцом Я.В. Гам­соном была устроена бумагопрядильная фабрика. В XVIII в. в Борисове сеяли хлебные культуры. Здесь росли овес, гречиха и даже лен. Крестьянские сады в селе появились в 1800 году. Они были, в основном, из яблонь. Кустарниковые культуры стали разводиться в Борисове в 50-х годах XIX века. Среди них выделялись крыжовник и брусничная смородина. Позже появилась красная вишня, называвшаяся "шубинкой", вероятно, по деревне Шубино Бронницкого уезда Мос­ковской губернии (ныне Домодедовского района Московской области). Село было крупным. Если по ревизским сказкам 1816 г. здесь было 75 семей с 256 мужчинами и 267 женщинами, то в 1850 г. на 86 семей уже приходилось 416 мужчин и 458 женщин. Около 40% жителей села были старообрядцами (в 1826 г. - 236 чел., в 1865 г. - 393 чел.), имевшими свой молитвенный дом. Борисовские крестьяне были зажиточны. Известны случаи перехода их в купечество; неоднократно за деньги ставили они взамен себя рекрутов. В середине XIX в. крестьяне с.Борисова самовольно захватили участок земли, принадлежавший с. Остров и располагавшийся почти в самой середине владений Борисова. 15 лет шла тяжба, после чего земля была возвращена владельцу. После отмены крепостного права крестьяне с. Борисова получи­ли во владение всю бывшую у них в пользовании землю, за которую в течении 51 года они должны были выплачивать по 3 руб. 66 коп. с долями в год с душевого надела (1,6 дес.). Рыбная ловля в Царебо­рисовском пруду крестьянам была запрещена. Село вошло в админист­ративную Царицынскую волость. По переписи 1869 г., в селе прожи­вало 413 мужчин и 534 женщины. Описание 1876 г. отмечает здесь 160 хозяйств, 3 трактира, 3 лавки. Во владении крестьян находи­лось 675,3 дес. земли. На душевой надел в год приходилось 7,6 руб. различных платежей. Сеяли рожь, овес, сажали картофель. По-прежнему, высокий доход приносили сады (в среднем, 60 руб. в год с душевого сада). Огородами крестьяне с. Борисова увлеклись в 1870-1880-е го­ды, используя для них свои обширные заводи на правом берегу р. Москвы. Выращивали на них, в основном, капусту. Крестьяне содержали 130 лошадей, 80 голов крупного рогатого и 30 голов мелкого скота. Среди крестьянских промыслов в 1881 г. практиковались: изготовление гильз для папирос (203 чел.), намот­ка хлопчатобумажной нити на катушки (13 чел.), изготовление кани­тели (9 мастерских с 77 чел. рабочих, из которых 62 наемных). Последний промысел был особо распространен; почти в каждом доме имелись приспособления для вытягивания канители из проволоки, что позволяло хозяевам при наличии спроса начать это производство. Всеми промыслами крестьяне, естественно, занимались в сезон, сво­бодный от сельскохозяйственных работ. В 1859 г. в борисовский приход церкви Святой Троицы был наз­начен новый священник Николай Смирнов. Храм, стоявший на самом берегу пруда, у плотины, подмывало (равно как и церковное кладби­ще) при каждом подъеме воды в пруде. В результате здание церкви пришло в аварийное состояние, да и вообще было уже ветхим. Поэто­му стараниями Н. Смирнова в 1873 г. в Борисове был освящен новый теплый храм, который и стоит ныне на берегу Борисовского пруда. Значительную часть населения села составляли старообрядцы, пре­пятствовавшие строительству храма на общинной земле, поэтому пришлось его строить на усадебной земле священника. Ограниченным размером этого участка и объясняются несколько "урезанный" вид храма, некоторая непропорциональость его формы. Старый белокаменный храм, между тем, не был сломан, и нача­лась тяжба за его снос с Московским археологическим обществом, выступавшим в защиту памятников старины. Наконец, при священнике Василии Богоявленском разрешение на снос старого храма было полу­чено, и в 1898 г. он был разобран. В 1900 г. на его месте появи­лась часовня, которую при Советской власти снесли и построили там в 1953 г. дом культуры "Борисово". На берегу пруда, там, где бьют родники, стояла другая часовня - водосвятная. В 1875 г. по инициативе Н.А. Смирнова в селе было открыто земское училище. По данным 1884 г., оно помещалось в деревянном наемном здании, душном и тесном. При училище была библиотека, по­сещали его учащиеся из Борисова, Братеева и Зябликова, а содержа­ние его обходилось земству около 1000 руб. в год. Старообрядцы, однако, не признавали официального образования и имели свои част­ные школы, в которых дети обучались грамоте по Псалтырю, чтобы затем участвовать в отправлении церковых служб. В конце XIX в. сады Борисова постигло несчастье. В декабре одного года выпало много снега, но погода была теплой. Это вызва­ло сокодвижение в деревьях. А в январе внезапно ударил мороз, и к весне красавицы-яблони представляли из себя сухие штамбы с обло­манными ветвями. Впоследствии, яблоневые сады, хотя и не в преж­нем масштабе, но восстановились. С начала XX в. быстро распрост­раняться начала клубника (в 1911 г. она занимала уже почти чет­верть садовых площадей). В 1912 г. в поле сажали картофель и сея­ли рожь, которую называли "кустаркой". В 1911 г. в селе было 273 хозяйства, 594 мужчины, 667 жен­щин. У них во владении находилось 670,1 дес. земли. 57,5 % хо­зяйств имели лошадей, только 29,3 % - коров. В селе находился третьеразрядный трактир и 4 овощные лавки; кроме земского училища существовала еще двухклассная церковно-приходская школа, 88% муж­чин и 37% женщин в возрасте выше 11 лет были грамотные. При цер­ковном попечительстве была богадельня на 3 человека. 13 января 1912 г. в селе была зарегистрирована Троицкая ста­рообрядческая община. Ее временный храм находился в доме кресть­янина И. В. Балыкова, а незадолго до 1917 г. община выстроила но­вую одноэтажную деревянную церковь с колокольней, закрытую в 1925 г. По другим данным, старообрядческая двухэтажная молельня находилась в доме на Южной ул. села, купленном в 1913 г. для этой цели у крестьянина Леонова. В 1927 г. население с. Борисова составляло 1549 человек. 324 хозяйства имели в своем пользовании 835 га земли, а также 195 ло­шадей и 105 коров. Здесь была 1 кузница, 10 хозяйств занимались сапожным промыслом. В 1931 г. в селе был организован колхоз "Красные всходы", который возглавил Г.И. Диков (затем он стал имени Ратова - рабо­чего, организатора колхоза, пропагандиста коммунизма на селе, убитого кулаками). После начала Великой Отечественной войны в 1942 г. на танко­вую колонну "Московский колхозник" по Ленинскому району Московс­кой области было собрано 7,5 млн. руб. В этом приняли участие и борисовские колхозники. В 1950 г. состоялись выборы нового председателя колхоза. По­водом к этому явилось объединение местных маленьких колхозов в один большой. Между Братеевом и Борисовом разгорелся спор: одна сторона предлагала избрать своего председателя и устроить в своем селе управление колхозом, другая - то же самое, но в своем селе. В конце концов с. Борисово победило. В нем было создано правле­ние, в котором стал председателем и заслужил звание Героя Социа­листического Труда Митрофан Захарович Захаров. Он руководил этим колхозом, носившим имя Владимира Ильича Ленина, вплоть до его ликвидации. При М. З. Захарове в селе был построен дом куль­туры "Борисово" с кинозалом на 300 мест. По тем временам это было грандиозное строительство. Закрыли колхоз в 1984 г. на Новый год, т.е. 1 января. Колхоз даже пережил с. Борисово, которое стали сносить в 1978 г. От села не осталось ни одного здания, кроме храма. Он был закрыт в 1930-х годах. Помещение приспособили под склад зерна местного колхоза, снеся при этом ярусы колокольни и пятиглавие. После входа села в границы Москвы в церкви был устроен мотоклуб. И вот, наконец, 14 сентября 1991 г. в храме Троицы в селе Борисове священники Николай Трофимов и Александр Максимов провели первую службу. [1]

Объекты района

Ссылки


Wikimedia Foundation. 2010.

Поможем со сдачей теста

Полезное


Смотреть что такое "Муниципальный округ Орехово-Борисово Северное" в других словарях:


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»