Армия крайова

Армия крайова

А́рмия крайо́ва[1] (АК; польск. Armia Krajowa, буквально — Отечественная армия) — вооружённые формирования польского подполья во время Второй мировой войны, действовавшие в пределах довоенной территории польского государства. АК была основной организацией польского Сопротивления.

АК подчинялась польскому правительству в изгнании и верховному главнокомандующему польских вооружeнных сил, находившемуся в Великобритании. По планам польского правительства в изгнании АК должна была стать организацией общенациональной, надпартийной, а ее главный комендант должен был быть единственным уполномоченным от правительства руководителем вооруженных сил польского подполья.

Основной целью АК было восстановление польского государства при поддержке Великобритании и США. АК готовилась к всеобщему восстанию в момент приближения фронта или в случае всеобщего крушения вооруженных сил Германии. При этом АК также вела вооруженную подпольную борьбу с оккупантами.

Отношение АК к советским войскам и партизанам было неоднозначным: от проведения совместных операций до открытых вооружённых столкновений.

АК боролась против националистических украинских вооружённых формирований, украинских, белоруских и литовских коллаборационистов. По данным некоторых историков, АК также занималась этническими чистками украинского населения.

Содержание

Возникновение

Предшественницей АК была возникшая 27 сентября 1939 года в подполье «Служба победе Польши» (польск. Służba Zwycięstwu Polski), переименованная 13 ноября 1939 в «Союз вооружённой борьбы» (польск. Związek Walki Zbrojnej), который, в свою очередь, 14 февраля 1942 года был приказом верховного главнокомандующего польскими вооружёнными силами генерала Владислава Сикорского переименован в Армию крайову («внутреннюю армию» — в отличие от польских частей, сражавшихся за пределами Польши).

Эмблема АК

Организационная структура

Административно-территориально территория Польши была разделена на обшары (несколько воеводств), включавшие несколько округов (территорий бывших воеводств), инспектораты (несколько повятoв), обводы - территории бывших повятoв, рaйоны и другие более мелкие территориальные единицы.

К весне 1944 года были созданы 4 обшара, 16 округов, 8 подокругов, 83 инспектората, 286 обводов AK.

К началу 1944 года постоянно действовало около 60 партизанских отрядов АК (некоторые насчитывали несколько сот солдат), а также почти 200 диверсионных патрулей[неизвестный термин].

Существовали специальные организации, занимающиеся разведкой и диверсиями. В апреле 1940 года возник Союз Возмездия (польск. Związek Odwetu), преобразованный в 1943 в Комендатуру диверсии «Кедыв» (польск. Komenda Dywersji — «Kedyw»), которые действовали на центральном уровне и в каждой области(округу AK). В сентябре 1941 года была создана организация «Вахляж», занимавшаяся разведывательной и диверсионной деятельностью на оккупированной немцами территории СССР,преобразованнa в 1943 в Комендатуру диверсии «Кедыв.

Наибольшими силами АК располагала летом 1944 года, когда она достигла максимальной численности за весь период своего существования:насчитывала около 380 тыс. человек всех возрастов (включая женщин), в том числе около 10 756 офицеров, 7506 юнкеров (подхорунжих), 87 886 сержантов (унтер-офицеров). В этой подпольной армии насчитывалось 6287 «полных» конспиративных взводов (в теории по около 50 человек в каждом) и 2633 неполных взвода (по около 25 человек в каждом). Таким образом, общее количество солдат AK в теории достигaло около 380 175 человек [2]. Арсенал ее пополнился оружием бывшей польской армии, брошенным или спрятанным в 1939 г.,оружием советским , брошенным или спрятанным в 1941 г. и немецким оружием, похищенным или купленным у оккупационных войск и коллаборационистов.Cоюзники сбрасывали для АК стрелковое оружие,PIATы,пулемёты, миномёты. К февралю 1944 стрелковое оружие имeлo около 12,5% солдат AK.

К июлю 1944 г. погибли в борьбе, были расстреляны или замучены в тюрьмах около 34 тысячи бойцов АК, то есть почти каждый десятый. Из 316 "тихотёмных" погибли 112.

Деятельность

Деятельность АК принимала различные формы:

В первую очередь, АК занималась организационной работой - созданием единой сети подпольных организаций на территории Польши (в её довоенных границах) и включением в эту сеть существующих подпольных структур. В состав АК. входили: часть Народовой организации войсковой, частично Батальоны хлопске (образовавшаяся в конце 1940 — начале 1941 военная организация, основными кадрами которой являлись члены молодёжной крестьянской организации «Вици»), военные отряды Польской социалистической партии,частично Народове силы збройне, и другие военные нелегальные организации политических центров, поддерживавших эмигрантское правительство. Конспиративные группы создавались также за пределами Польши, в некоторых концлагерях (включая Освенцим) и среди поляков, отправленных на принудительные работы в Германию.

АК создала систему связи с эмигрантским правительством Польши и штабом Верховного Главнокомандующего в Лондоне, для обеспечения ее работы за пределами Польши были созданы явки и перевалочные базы (одна из таких баз находилась в Будапеште).

АК вела разведывательную деятельность в интересах "лондонского" правительства Польши и западных союзников. Только в период с середины 1940 года до конца 1943 г. разведывательная сеть АК передала западным союзникам свыше 26 тыс. разведывательных сообщений и несколько тысяч расшифрованных немецких депеш. Среди достижений:

  • значительный объем данных о положении в оккупированной Польше и на сопредельных территориях;
  • информация о расположении заводов по производству синтетического бензина (Операция «Synteza») и других военных объектов на территории Германии и Польши;
  • данные о трудовых, концентрационных лагерях и "лагерях смерти". В 1942 г. сотрудник Бюро информации и пропаганды Ян Карский доставил в Великобританию доклад о уничтожении нацистами евреев в Польше.
  • одним из крупнейших достижением разведки АК стала информация о исследовательском центре и заводах в Пенемюнде, где собирали ракеты Фау-1 и Фау-2. Первая информация о них была получена осенью 1942 г., а в марте 1943 года в Лондон был отправлен подробный рапорт. В результате, 17-18 августа 1943 года английские ВВС провели массированную бомбардировку Пенемюнде, что на много месяцев приостановило создание ракет. В 1944 году разведке АК удалось обнаружить ракету Фау-2, которая не взорвалась во время учений и передать её фрагменты в Лондон.

АК активно проводила пропагандистскую деятельность: центральным печатным органом АК являлся «Информационный Бюллетень», выходивший с 5 ноября 1939 года по январь 1945 года, а всего в период оккупации АК было издано около 250 газет.

  • с апреля 1941 по апрель 1944 года проводилась "акция «Н»" (Akcja N), направленная на пропаганду немецких солдат (распространение листовок на немецком языке, имитация деятельности организации немецких антифашистов и др.).
  • кроме того, АК вела масштабную антиcоветскую пропаганду, в ходе которой проводились специальные мероприятия пропагандистского характера: "акция «Антык»" ("Akcja Antyk"), "Акция «Р»" и др.
  • например, "Информационный бюллетень” от 1 октября 1942 года так комментировал Сталинград­ское сражение: “Ад на Волге. Битва за Сталинград приобретает историческое значе­ние. Очень важно и то, что колоссальная битва “на великой реке” затяги­вается. В ней взаимно уничтожают себя две самые крупные силы зла”...
  • также, АК вела интенсивную антикоммунистическую пропаганду, направленную на дискредитацию ППР и сторонников сближения с СССР. Эта пропаганда особенно усилилась в 1943 году, после известий о создании в СССР "Союза польских патриотов" и польской дивизии им. Т. Костюшко. Активистка ZWM Янина Бальцежак отмечала, что в 1943 году между АК и ППР развернулась настоящая «заборная дискуссия», в ходе которой стороны обменивались аргументами и контраргументами, стремились закрашивать лозунги и срывать листовки политических оппонентов и т.д.[3].

АК занималась оказанием помощи бежавшим из мест заключения военнопленным стран антигитлеровской коалиции.

Активисты АК совершали боевые операции, занимались саботажем и диверсиями. В 1943 году были созданы партизанские отряды AK, которые провели свыше 170 стычек и уничтожили свыше тысячи немцев. Среди самых известных операций АК:

  • 7-8 октября 1942 года - диверсия на железнодорожном узле в Варшаве;
  • 18 января 1943 года - освобождение узников в Пинске;
  • 15 февраля 1943 г. - взрыв на вокзале в Берлине;
  • 26 марта 1943 г. - освобождение узников в центре Варшавы ("акция под Арсеналом");
  • 1 февраля 1944 года - покушение на Франца Кучеру — начальника СС и полиции Варшавского округа.

В целом, в период с 1 января 1941 года по 30 июня 1944 года в рамках текущей вооружённой борьбы части АК и подчинённые им пустили под откос 732 поезда, подожгли 443 транспорта, уничтожили около 4,3 тыс. транспортных средств, сожгли 130 складов с оружием и снаряжением, повредили 19 тыс. вагонов и около 6,9 тыс. локомотивов, подожгли 1,2 тыс. бензоцистерн, взорвали 40 железнодорожных мостов, уничтожили 5 нефтяных скважин, заморозили 3 крупные доменные печи, провели около 25 тыс. диверсионных акций на военных заводах, совершили около 5,7 тыс. покушений на немцев и сотрудничавших с ними поляков, освободили заключённых из 16 тюрем.

Иностранная военная помощь АК

Армия крайова получала значительную помощь от "лондонского" правительства Польши и западных союзников:

  • с 16 февраля 1941 до 28 декабря 1944 в Польшу было заброшено 315 польских разведчиков, курьеров, комaндиров, диверсантов и рaдиoтeлeгрaфиcтов подготовленных британским Управлением специальных операций и 1 Венгр, их называли «тихотемни» (cichociemni);
  • также, союзники сбрасывали для АК денежные средства и военные грузы: стрелковое оружие, пулемёты, миномёты, взрывчатку, боеприпасы и иные материалы. Только в период с августа 1943 года до июля 1944 года британские ВВС совершили более 200 самолёто-вылетов, сбросив для АК свыше 4000 контейнеров с военными грузами и 16 млн. долларов банкнотами и золотом[4]. Позднее, только в район Варшавы с 1 августа до 2 октября 1944 западными союзниками было сброшено еще 239 тонн грузов[5]. В общей сложности, ими было сброшено 600 тонн грузов[источник не указан 17 дней].
  • в декабре 1944 года в районе Ченстохова была сброшена военная миссия "Freston" британского Управления специальных операций[6].

В конце войны, в связи с ухудшением отношений между лондонским правительством Польши и СССР, союзники приняли решение о ограничении помощи АК, поскольку эти действия могли привести к осложнениям в отношениях между СССР и западными союзниками.

Взаимоотношения АК с иными польскими силами

Руководство АК не признавало легитимность действий иных польских военно-политических организаций. Отношение к соперникам было неоднозначным: от проведения совместных операций до открытых вооружённых столкновений.

Отношения между АК и Гвардией Людовой были не вполне однозначными: с одной стороны, руководство АК резко реагировало на случаи перехода своих бойцов в ряды Гвардии Людовой (особенно — с оружием), это рассматривалось как «дезертирство». Кроме того, уже в 1942 году была замечена слежка контрразведки АК за активистами Гвардии Людовой[7].

С другой стороны, известны случаи взаимодействия бойцов и подразделений Армии Крайовой и Гвардии Людовой в борьбе с немецкими оккупантами. 5 командиров бригад и 10% солдат и командиров AL составляли бывшие активисты АК[8]

А 18, 22 и 25 февраля 1943 года делегация ППР и Гвардии Людовой провела переговоры с представителями Делегатуры о урегулировании отношений, активизации и координации боевых действий, создании единого антифашистского фронта.

Тем не менее, к концу 1943 года отношения между АК и Гвардии Людовой начинают ухудшаться.

  • 07.10.1943 — во Влощовском уезде Келецкого воеводства отряд АК «Орёл» убил шесть активистов ППР, семь бойцов Гвардии Людовой, одного активиста «Батальонов хлопских» и трех солдат АК, «сотрудничавших с коммунистами»[9]
  • 17.10.1943 — в деревне Каргове отряд АК «Орёл» окружил и атаковал отряд Гвардии Людовой имени Бартоша Гловацкого. Партизаны Гвардии Людовой с боем прорвались из окружения, но потери составили 11 бойцов убитыми, позднее скончались еще трое раненых, в результате общие потери составили 14 бойцов убитыми и умершими от ран[9]. Позднее "Орёл" был убит AK как "сотрудничавший с немецкими оккупантами".
  • 07.12.1943 в Опатовском уезде боевой группой АК были убиты шесть бойцов из отряда Гвардии Людовой имени Завиши Чёрного[9]
  • в течение декабря 1943 года в северной части Люблинского воеводства боевой группой АК были убиты командир отряда АК Ян Дадун («Януш») - сторонник союза с ППР и 8 бывших солдат АК, перешедших в отряды Гвардии Людовой[9]

После объединения Гвардии Людовой и некоторых других формирований в Армию Людову, между ней и Армией Крайовой были установлены военные контакты, но в целом недоверие между ними постепенно усиливалось.

С другой стороны, уже в 1943 году руководство АК активизировало контакты с руководством организации "Народове силы збройне", объединявшей польских националистов и представителей крaйнe правых сил. 7 марта 1944 года было подписано соглашение об объединении NSZ и АК. Процесс объединения продолжался дo конца лета 1944, и закончился переходом в АК большинства членов NSZ. Это обстоятельство способствовало размежеванию АК с представителями левых сил и сторонниками сближения с Советским Союзом.

Деятельность АК на территории СССР

АК в Западной Белоруссии

После присоединения Западной Белоруссии к БССР в 1939 органы государственной безопасности СССР и БССР вели активную борьбу с польским подпольем. По данным НКВД БССР за период с октября 1939 по июль 1940 в западных областях БССР было выявлено и устранено 109 различных повстанческих организаций, объединявших 3221 участника - 2904 поляков, 184 белорусов, 37 литовцев и 106 человек других национальностей. Одновременно проводилось выселение в Сибирь, Казахстан и другие отдаленные районы страны из западных областей Белоруссии осадников, служащих лесной охраны, польских офицеров, полицейских, служащих государственных учреждений, помещиков, предпринимателей и т.д. В результате деятельности органов безопасности и внешней разведки СССР, польскому подполью на территории БССР, в основном активной его части, был нанесён значительный урон.

После нападения Германии на СССР и оккупации Белоруссии летом 1941 правительство Сикорского и командование ZWZ-AK в Варшаве использовали сложившиеся условия для укрепления своих позиций на восточных территориях бывшей Польши. Вслед за немецкими войсками в Белоруссию потянулись польские довоенные чиновники из Западной Белоруссии и различные деятели из центральных районов Польши, других стран. Многие из них хорошо владели немецким языком, имели репутацию обиженных советской властью. Среди них было много людей, связанных с эмигрантским правительством. Вскоре поляки получили значительное влияние в руководстве местными вспомогательными органами оккупационного немецкого аппарата: городскими, районными (уездными) управами Западной Беларуси, местной вспомогательной полицией. Кроме поляков на эти должности претендовали также и представители белорусов, которые также рассчитывали использовать должности в вспомогательной администрации как средство легальной борьбы за свои интересы, как плацдарм в борьбе за политическое влияние среди населения. Поэтому неизбежно возникал острый конфликт между польскими и белорусскими деятелями. Последние были препятствием как для польского, так и для советского подполья. Началась борьба на уничтожение друг друга как собственными руками, так и с помощью немцев.

На территории Беларуси были созданы три округа АК: Новогрудский, Полесский и Виленский, а также инспекторат Гродно, который подчинялся обшару АК Белосток.

На территории Западной Белоруссии советское и польское подполье определенное время сосуществовали довольно мирно, иногда поддерживали союзнические отношения: обменивались информацией о обстановке на фронтах, о положении в своих районах действия, договаривались о совместных действиях во время карательных экспедиций гитлеровцев и т.д. Так, созданный весной 1943 в районе озера Нарочь отдел А. Бужынского («Кмицица») участвовал в боевых операциях вместе с партизанской бригадой, которой руководил Ф. Марков. Вместе они провели ряд операций по разгрому немецких гарнизонов.

Основная часть польского подполья поддерживала и выполняла указания Лондона и Варшавы. Дальнейшие политические события делали неизбежным конфликт между АК и советскими партизанами. Главным был вопрос о советско-польской границе и отношению к немецким оккупантам. На местном уровне к тому же действовали факторы борьбы за сферы влияния, вопросы обеспечения продовольствием, оружием и т.д.

В июне 1943 было принято постановление ЦК КП (б) «О дальнейшем развитии партизанского движения в западных областях Беларуси», а также закрытое письмо ЦК КП(б) «О военно-политических задачах работы в западных областях БССР». В этих документах заявлялось, что западные области БССР являются неотъемлемой частью БССР и что здесь допустимо существование только групп и организаций, которые руководствуются интересами СССР. Существование всех прочих организаций должно рассматриваться как вмешательство в интересы СССР. В секретном письме имелись конкретные установки в отношении польских формирований:

  • Создавать советские партизанские отряды и вытеснять польские из этих территорий.
  • Внедрять в польские отряды своих агентов, деморализовать их, разлагать их изнутри.
  • Привлекать к сотрудничеству людей, находящихся в польских отрядах и вызывающих доверие. Из них создавать польские советские партизанские отряды.

Там, где советское партизанское движение было достаточно сильным, предлагалось:

  • Без шума ликвидировать руководителей польского подполья.
  • Польские отряды разоружаются, оружие со складов реквизируется; рядовых партизан, если есть возможность, включать в борьбу с немцами под советским руководством.
  • Среди разоруженных и распределенных по советским отрядам поляков выявлять враждебные элементы.

Все вместе указанное привело к неизбежным столкновениям между советскими партизанами и аковцами. По данным Я. Эрдмана, из 185 боевых операций, проведенных отделами Новогрудской округа АК за период с 1 января 1942 по июль 1944, 102 были против немцев (55%) и 81 (45%) против советских партизан. Обычными были явления, если из одной деревни часть жителей была в советских партизанах, а часть - в АК. Значительными были потери как среди партизан и аковцев, так и среди местного населения. По неполным данным, с весны 1943 по июль 1944 только на территории Барановичской области советскими партизанами было расстреляно более 500 местных жителей за сотрудничество с АК. Не меньшими были репрессии со стороны АК. Так, командир Столбцовского соединения АК А. Пильх («Гура») в одной из своих публикаций признавал, что за этот же период его легионеры уничтожили около 6 тысяч человек.

В свою очередь немцы, стремясь к активизации борьбы местных сил с советскими партизанами, с конца 1943 начали использовать конфликт между АК и «советами» в своих целях.

  • Одним из первых контакт с немцами установил А. Пильх. В декабре 1943 он заключил с немцами договор о сотрудничестве в борьбе с советскими партизанами взамен на обеспечение его оружием.
  • 22 декабря в Лиде договор с немцами заключил командир Наднеманского соединения АК Ю. Свида («Лях»), который на протяжении января-марта 1944 получил от немцев пять партий оружия.
  • в феврале 1944 переговоры с немцами вел командующий Виленским округом АК подполковник А. Крыжановски («Вильк») - несмотря на то, что еще в январе 1944 из Лондона поступило официальное запрещение контактов с немцами.

Весной 1944 Генеральный комиссар Белоруссии Готберг не разрешил проводить мобилизацию местного населения в Белорусский Краевой Обороне (БКО) на территории Лидского округа, районов Узда, Ивенец, Воложин, Браслав, Мядель, Козловщина и части Деречинского района, где в это время происходила мобилизация в АК. Особенно открытый характер мобилизация в АК с разрешения немцев приняла на территории Лидского округа.

После того, как немецкие войска были изгнаны из Белоруссии, органы НКВД начали репрессивные меры в отношении членов АК. По подсчетам польских ученых, с территории Белостокского, Виленского и Новогрудского округов было депортировано около 80 тысяч аковцев вместе с их семьями.

Часть бывших членов АК перешла к вооруженной борьбе против советской власти. В 1944-45 в Западной Белоруссии происходили многочисленные нападения на военнослужащих, советских активистов, местных жителей, поддержавших советскую власть, переселенцев из восточных регионов. Отдельные акции зафиксированы вплоть до начала 1950-х годов.

АК на Западной Украине

На Западной Украине была создана отдельная Волынская округа и обшар № 3. Волынская округа насчитывала около 8 000 бойцов, сражавшихся с Украинской Повстанческой Армией (УПА). Обшар № 3 (комендант — полковник Я. Филипковский) занимал территорию созданного немецкими оккупационными властями дистрикта «Галиция» и включал Львовскую, Тернопольскую и Станиславскую округи. Львовская округа объединяла 15 000 чел., которые включились в борьбу против УПА и украинской полиции, лишь изредка действуя против немцев. В Тернопольской округе 13 000 польских бойцов сконцентрировались на борьбе с УПА. В Станиславской округе было 7 000 бойцов, сосредоточившихся на самообороне и проведении акций против УПА. Осенью 1943 г. командование АК в округе установило контакт с командирами венгерских войск, которые в обмен на нейтралитет передали полякам оружие.[10]

В 1942 году немецкие власти начали выселять с территории украинско-польского пограничья поляков и на их место вселять немцев и украинцев. В ответ АК уничтожила несколько сот представителей украинской сельской элиты.[источник не указан 305 дней]

В июле 1943 года УПА начала убийства польского населения. Всего в течение 1943 и 1944 годов украинские националисты убили от 50 до 60 тысяч поляков. Такие данные приводят польские историки (некоторые из них приводят гораздо бо́льшие цифры).[источник не указан 305 дней]

Отряды АК в отместку за действия УПА убивали украинских мирных жителей, число которых по разным оценкам колеблется от 10 до 20 тысяч. Также убийства мирных жителей-украинцев происходили и на собственно польской территории — районе Грубешова[11]

АК в Литве

На территории Литвы (территория рейхскомиссариата «Остланд») была создана отдельная Виленская округа — общей численностью 9000 человек, воевавших против литовских коллаборационистов. Армия Крайова в Литве иногда сотрудничала с нацистами[12], и иногда получала ​​помощь оружием в обмен на относительную нейтральность и решительные действия против советских партизан.

По приказу командующего АК Т. Коморовского от 12 июня 1944 года был подготовлен план освобождения Вильнюса до подхода советских частей (Операция «Острая брама»). Тяжёлые уличные бои 5 500 солдат Армии Крайовой с частями немецкого гарнизона продолжались с 7 июля по 13 июля 1944 года. Армия Крайова взаимодействовала с наступающими частями 3-го Белорусского фронта. Освобождённые районы города 1315 июля патрулировались совместными патрулями солдат АК и Красной Армии.После того, как немецкие войска были изгнаны из Вильнa, органы НКВД начали репрессивные меры в отношении членов АК. Часть членов Виленсkoгo округа АК перешла к вооруженной борьбе против советской власти. В 1944-45 в Виленсkoм округe происходили многочисленные нападения на военнослужащих, советских активистов, местных жителей, поддержавших советскую власть. Отдельные акции зафиксированы вплоть до 1948 годa.


В середине 1990х гг. стали известны документы, свидетельствовавшие о намерении Армии крайовой оккупировать Литву, создать здесь польский аппарат управления и провести репрессии в отношении "нелояльных" жителей. Был составлен список нелояльных лиц, которых следовало арестовать или казнить[13]

Операция Буря на территории СССР

Командованием АК был разработан план действий «Барьер», предполагавший проведение крупномасштабных диверсий на железных дорогах в случае слишком поспешного отступления вермахта с целью задержания немецкого фронта на востоке и затруднения наступления Красной армии[14].

Разработанная 1 октября 1943 г. инструкция для Армии Крайовой содержала в себе следующие инструкции на случай несанкционированного польским правительством вступления советских войск на территорию Польши: «Польское правительство направляет протест Объединенным нациям против нарушения польского суверенитета — вследствие вступления Советов на территорию Польши без согласования с польским правительством — одновременно заявляя, что страна с Советами взаимодействовать не будет. Правительство одновременно предостерегает, что в случае ареста представителей подпольного движения и каких-либо репрессий против польских граждан подпольные организации перейдут к самообороне».

В «Инструкции правительства для страны» от 27 октября 1943 г. и в приказе командующего АК от 20 ноября 1943 г. перед Армией крайовой была поставлена задача по мере отступления немцев овладевать освобожденными районами как в Западной Белоруссии, Западной Украине и Литве, так и в самой Польше, чтобы вступающие советские войска уже встречали там сформированный аппарат власти, поддержанный вооружёнными отрядами, подчиненными эмигрантскому правительству. Инструкция рассматривала разные варианты развития ситуации. Первый вариант подразумевал организацию восстания в тесном взаимодействии с союзными войсками англичан и, возможно, американцев, и указывал цели восставших, подробно останавливаясь на обстоятельствах, которое могут сопровождать решение о начале восстания. Второй вариант рассматривал ситуацию, при которой западные союзники не дадут согласия на всеобщее восстание в Польше, а немецкий фронт будет прорван советскими войсками. В этом случае предписывалось проводить против немцев «усиленную саботажно-диверсионную акцию» политического и оборонительного характера.

В связи с возможностью прихода в Польшу советских войск до освобождения этих территорий поляками, эта инструкция предусматривала две возможности.

В случае восстановления дипломатических отношений с СССР надлежало вывести из подполья польские конспиративные власти и воссозданные части Войска Польского, которые до того момента, как власть получило бы новое польское правительство, оставались в конспирации.

В случае, если бы дипломатические отношения с СССР восстановлены не были, политические власти страны и вооружённые силы оставались бы на нелегальном положении вплоть до разрешения союзниками спорных вопросов. В случае репрессий и арестов необходимо было ограничить своё проявление необходимыми актами самообороны. Инструкция даже рассматривала вариант мирного договора между СССР и Германией, также предписывая в этом случае полное сохранение от вооружённых действий кроме самообороны и продолжение конспиративной деятельности против Германии.

Таким образом, уже в 1943 г. АК готовилось к войне против СССР.

Проанализировав инструкции лондонского правительства, главный штаб АК утвердил на их основе новый план действий - план "усиленной диверсионной операции" под кодовым обозначением «Операция „Буря“»[10]. Основные положения нового плана содержались в приказе по АК командующего Армией Крайовой № 1300/111. Относительно взаимодействия с русскими войсками, в нём сказано:

"...Приказываю тем бойцам и командирам, которые примут участие в уничтожении отступающих немцев, открыто вступить в контакт с входящими на нашу территорию русскими. В этот момент их задачей станет свидетельствовать своим появлением существование Польской Республики. В этом пункте мой приказ не соответствует указаниям, изложенным в инструкции правительства. Однако я не считаю возможным создавать вакуум в виду отсутствия перед лицом русских военной силы, которая будет представлять Польшу и её легальные власти. В этом случае все наши операции были бы приписаны польским соединениям, служащим Советам. Мою точку зрения разделяет делегат правительства и местные органы политической власти".

В течение октября 1943 г. были также разработаны директивы плана «Буря», которые предписывали подпольным структурам Делегатуры правительства в эмиграции и АК при вступлении РККА на территорию Польши выходить из подполья и представляться командирами частей в качестве легальных польских властей. При этом комендантом АК уже изначально предполагалось следующее:

«...Сохранение и поддержание в конспирации нашей в настоящее время широко разветвленной организации под советской оккупацией будет невозможно. Практически я ограничу количество командных органов и отрядов, выходящих из подполья, до необходимого минимума, остальных постараюсь сохранить посредством формального расформирования.

1. С максимальной секретностью подготавливаю на случай второй русской оккупации базовую сеть командных кадров новой тайной организации... В любом случае это будет отдельная сеть, не связанная с широкой организацией Армии Крайовой, расшифрованной в значительной мере элементами, остающимися на советской службе».

При этом комендантом обшара Вильно этой новой тайной организации под названием NIE веснoй 1944-го был назначен офицер AK, с 1940 г. работавший по линии разведки СССР[15].

Эти же директивы комендантa АК определяли отношение польских партизанских формирований AK к советским войскам и советским партизанaм:

«...Отношение к русским. Ни в коем случае не следует затруднять находящимся на наших землях советским партизанским отрядам ведения борьбы с немцами. На данное время избегать стычек с советскими отрядами. Те наши отряды, у которых уже были такие стычки и которые по этой причине не могли бы наладить отношения с советскими отрядами, должны быть передислоцированы на иную территорию. С нашей стороны допустима только операция по самообороне.

2. Надлежит противодействовать тенденции населения восточных территорий бежать на запад от русской опасности. В особенности массовое покидание польским населением районов, где оно образует компактные польские массивы, было бы равнозначно ликвидации польского присутствия на этих территориях.

3. Относительно вступающей на наши земли регулярной русской армии выступать в роли хозяина. Следует стремиться к тому, чтобы навстречу вступающим советским подразделениям выходил польский командир, который имел бы за собой сражение с немцами и вследствие этого истинное право хозяина. В намного более трудных условиях в отношении к русским окажется командир и польское население, освобождение которых от немцев было произведено русскими».

Действия АК против гражданского населения

В своей деятельности на территории восточной Польши и западной Украины вооружённые отряды АК совершали убийства мирных жителей: в частности, в марте 1944 года - в Сахрыни;

Армия Крайова и евреи

Армия Крайова оказывала помощь евреям. В штабе Армии Крайовой существовал еврейский отдел[16]. В конце 1942 года для оказания помощи польским евреям была создана организация "Жегота", получавшая поддержку со стороны сторонников "лондонского" правительства и АК.

Тем не менее, Армия Крайова, поставившая задачей объединить под своим контролем все партизанские силы страны не пыталась подчинить себе еврейские партизанские отряды[17]. Армия Крайова относилась к евреям, как к просоветскому элементу[18]. Враждебное отношение АК к еврейским отрядам было нормой, помощь или хотя бы терпимое отношение к евреям со стороны отдельных партизанских командиров были исключением. В целом, в результате действий АК и подчиненных ей сил погибло примерно столько же евреев, скрывавшихся в лесах, сколько от рук нацистов[17].

Тем не менее, известны случаи взаимодействия еврейских партизан с активистами АК. так, еврейский отряд в Стажевском лесу под Миньском-Мазовецким пользовался поддержкой местного отряда АК, которым командовал Возняк. Некоторые бойцы и командиры Армии Крайовой спасали еврейское население. Среди них были даже праведники мира, например, Владислав Бартошевский.

В марте 1943 г. органы Делегатуры объявили выдачу евреев преступлением и пригрозили нарушителям наказанием, а созданные летом 1943 г. при Делегатуре и Главном командовании АК чрезвычайные суды по делам предателей должны были рассматривать и доносы на евреев. Летом и осенью 1943 г. было казнено несколько наиболее активных антисемитов. Двоих казнил майор АК Осткевич-Рудницкий. Эти шаги морально поддержали укрывающихся евреев и их польских друзей, но на антисемитов подействовали весьма слабо[19].

Весной и летом 1943 г. от НСЗ и АК пострадали евреи в пущах Липичаны, Налибоки, лесах Руденска, Нарочи и Брянска[18]

Сотрудничество Армии крайовой с остатками варшавской ЕБО стало менее тесным после ареста командующего АК Стефана Ровецкого в июне 1943 года.

15 сентября 1943 года новый командующий АК, генерал Т. Коморовский отдал приказ № 116 "о борьбе с бандитизмом", который был истолкован местными командирами как разрешение действовать против еврейских отрядов:

Хорошо вооруженные банды бесцельно шатаются по городам и деревням, нападают на имения, банки, торговые и промышленные предприятия, дома и фермы. Грабежи часто сопровождаются убийствами, которые совершаются советскими партизанами, скрывающимися в лесах, или просто разбойными бандами. В нападениях принимают участие мужчины и женщины, особенно еврейки. <…> Я уже издавал приказ местным командирам в случае необходимости применять оружие против этих грабителей и революционных бандитов[17].

В Люблинском воеводстве отряд из 60 евреев, освобождённых осенью 1942 года из рабочего лагеря Янишув бойцами отряда Гвардии Людовой, был вскоре[когда?] уничтожен АК[17]

В феврале 1943 года в Келецком воеводстве бойцы отряда АК по приказу командования открыли огонь по принятым в лагерь участникам еврейской подпольной организации, которые бежали из рабочего лагеря для евреев в городе Островец Свентокшиски на востоке Келецкого воеводства. Ими были убиты 15 из 17 евреев, остальные сумели скрыться[17].

В сентябре 1943 года в Келецком воеводстве бойцами АК были расстреляны семь партизан из отряда С. Ханыза и Б. Гевирцмана (4 еврея, русский и 2 поляка), отправленные отбить у немцев скот, сданный крестьянами. Этот инцидент положил начало войне АК против отряда С. Ханыза и Б. Гевирцмана, состоявшего из евреев, бежавших из ченстоховского гетто. В конце 1943 года, когда часть группы Гевирцмана находилась в доме крестьянина, дружественного отряду, дом окружили солдаты АК. Они избили евреев и сдали их немцам.[17]

В Варшавском воеводстве, еврейские партизанские отряды возникли в лесах в районе Вышкува (которые являлись базой АК). Одним из них был отряд им. Мордехая Анелевича, состоявший из бывших участников восстания в Варшавском гетто. Это привело к осложнению отношений между АК и евреями несмотря на соглашение о сотрудничестве, ранее заключенное в Варшаве между руководством АК и руководством ЕБО. Пропаганда АК среди крестьян отразилась на снабжении отряда им. М. Анелевича продовольствием. Отряд им. М. Анелевича был разделен на три команды, но вскоре[когда?] одна команда была уничтожена в бою с отрядом АК[17]

Советская политика в отношении АК

Отношение Советского Союза к польскому подполью, действовавшему на уже освобожденных территориях Западной Украины, Западной Белоруссии и Литвы, было зеркальным отражением отношения СССР к польскому эмигрантскому правительству. «Военно-политические подпольные структуры польского правительства в Лондоне оценивались как сила, дестабилизирующая положение в тылах советских войск. Успехи дипломатии СССР в 1944 - начале 1945г. в деле решения «польского вопроса» обеспечили советским органам госбезопасности и внутренних дел свободу действий по вскрытию и ликвидации польского подполья на территории Советского Союза. США и Великобританиa в дипломатическом фактически признавали за СССР право, наводя порядок в тылу Красной Армии, подавлять сопротивление польского военного подполья, приобретшего в новых условиях характер антисоветского.

С польской «стороны» ожидания того времени, когда два врага Польши — Германия и СССР обессилят друг друга, сменялись нараставшим ощущением опасности с Востока. Правительство ориентировало военно-политическое подполье не только на сопротивление гитлеровским оккупантам, но и на предстоявшее в случае наступления Красной Армии на запад противостояние СССР.

Сталин получил предложение с польской стороны, высказанное послом Польши Т. Ромером на встрече со Сталиным 26 февраля 1943 г., в ходе которой обсуждались проблемы, накопившихся в непростых советско-польских отношениях. Значительную часть беседы посол уделил рассказу о деятельности польского подполья. Он подробно остановился на разных аспектах борьбы с нацистами (от экономического саботажа до «локальных военных действий» в районе Люблина). Внимание Сталина было обращено на то, что в стране действуют «не партизанские отряды в обычном смысле этого слова». Частями командуют офицеры запаса и кадровые офицеры, которые «строго выполняют инструкции правительства». Была поднята Ромером и проблема всеобщего восстания. Он уведомил Сталина, что населению Польши даются указания не поднимать восстания, так как оно могло быть успешным, «если бы была надежда на скорую поддержку извне, состороны польских или советских войск». В противном случае, говорил посол, «немцы ответили бы резкими массовыми репрессиями против польского населения», с чем Сталин согласился. [А. Ф. Носкова "СТАЛИН И АРМИЯ КРАЙОВА (к формированию позиции советского руководства)"]

Советское руководство располагало сведениями на этот счет. Информация о намерениях польского правительства и командования его подпольных структур использовать военно-политические организации антигитлеровского подполья в антисоветских целях поступала в Москву по дипломатическим каналам, по линии внешней разведки, которая имела своих резидентов в аппарате правительства и спецслужбах главного союзника Польши — Великобритании. Имелся также доступ к каналам связи этого правительства с оккупированной территорией, в том числе с Армией Крайовой. Документы советского МИДа показывают, что начиная с 1942 г. чехословацкое правительство с согласия президента Э. Бенеша предоставляло Москве всю поступавшую от В. Сикорского документацию о польских планах создания конфедераций в регионе. Источником оперативных сведений о ситуации на оккупированных советских и польских землях служило также советское и левое польское партизанское движение, существовала советская агентура и в «низах» АК.

Длительное время после июня 1941 г. среди поступавшей в Кремль разнообразной информации Армия Крайова не фигурировала как главная и наиболее крупная военная сила польского правительства, действующая на всей территории довоенной Польши. Все военно-политическое подполье представало в этих документах в идейно-политическом отношении одноцветным. Его организационно-политическая структура отчетливо не просматривалась или не вызывала особого интереса осведомителей Кремля. Основными признаками, определявшими облик и цели военно-политического подполья, отмечались его антисоветская направленность и подчиненность польскому правительству в эмиграции, а не организация и результаты борьбы с гитлеровскими оккупантами. Так, 20 января 1943 г. высшему руководству СССР поступила докладная записка начальника Центрального штаба партизанского движения П. К. Пономаренко «О поведении поляков в некоторых наших задачах». Автор обращал внимание ЦК ВКП(б) на принципиально важных для Москвы политических аспектах. Анализируя различные польские проправительственные печатные издания, он приводил многочисленные примеры определения в них границы 1921 г. как «стратегической необходимости», как «канона современной польской политики», особой «геополитической ценности», которая позволит Польше быть «важным фактором в Средней Европе». В противном случае, отмечал автор документа, печать называла реальной угрозу Польше быть «16-й республикой» в составе СССР.

Кроме того, Пономаренко констатировал, что в стране, оккупированной гитлеровцами, сохраняются те «польские силы», которые «организуются против нас» и получают «директивы уничтожать представителей советского партизанского движения». В подтверждение этого он приводил слова вице-премьера С. Миколайчика, который призывал поляков пока не оказывать активного сопротивления гитлеровцам, ибо, цитировался Миколайчик, «иное поведение польского народа лишает союзников силы, которая может сыграть большую роль в конечном этапе борьбы".

В феврале 1943 г. начальник Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования П. К. Пономаренко направил командирам партизанских соединений и руководителям подпольных парторганизаций закрытое письмо «О военно-политических задачах работы в Западных областях Белоруссии». В нём давались следующие указания:

«В районах, где имеется уже влияние наших партизанских отрядов и подпольных центров, действия групп националистических польских реакционных кругов не допускать. Руководителей незаметным образом устранять. Отряды или распускать и базы оружия забирать, или, если представляется возможным, отряд брать под свое надежное влияние, использовать, направляя на активную борьбу с немцами, соответствующим образом передислоцируя и разукрупняя, лишать их значения как самостоятельных боевых единиц, придавать другим крупным отрядам и производить соответствующую и негласную чистку от враждебных элементов.»[20]

В июне 1943 г. Пономаренко приказал прекратить переговоры партизан с АК и незаметно ликвидировать руководителей АК или передать их немцам. Он приказал: «В выборе средств можете не стесняться. Операцию нужно провести широко и гладко».[21]

В середине 1943 г. в структуре АК была создана секретная организация под названием NIE (сокращение от «Niepodległość» — «независимость») для противодействия возможному установлению советского контроля над Польшей.[22].

На рубеже 1943—1944 гг. на оккупированной гитлеровцами польских территорий заявил о себе приемлемый для СССР польский партнер — Крайова Рада Народова. 16 марта 1944 г. делегация КРН выехала в Москву для обсуждения вопросов будущего устройства Польши с представителями польской эмиграции в СССР.

В ночь с 3 на 4 января 1944 года Красная Армия перешла довоенную советско-польскую границу у города Сарны. Обмен протестами польского и советского правительств и участие в нем западных держав показали бесперспективность расчетов польских политиков на уступки со стороны СССР, в том числе по вопросу о границе. Можно предположить, что это понимал премьер-министр Польши С. Миколайчик, который 17 марта 1944 г. в письме политическому руководству подполья писал следующее: «Во всей польско-советской полемике последних недель польскому правительству важно было так дипломатически разыграть спор, чтобы ответственность за то, что он не ликвидирован, а даже обострился, пала не на Польшу, а на Советский Союз».

Изменение политической обстановки в первые месяцы 1944 г. серьезно усложнили положение польского правительства и его подпольных структур (в том числе, и Армии Крайовой, которая уже в ближайшем будущем могла оказаться лицом к лицу с Красной Армией сначала на спорных, а затем собственно польских землях). Последовали уточнения в рекомендациях, которые правительство направляло в командованию АК. Идея всеобщего восстания против гитлеровцев угасла несколько ранее, в феврале 1944 г. отрядам АК рекомендовалось концентрироваться на бывших восточных «окраинах» Польши и к приходу советских войск легализоваться вместе с представителями польской подпольной административной власти. Сохраняя полную независимость от Красной Армии, они могли предлагать «вступающим на территорию Польской Республики вооруженным силам Советов согласовать взаимодействие в военных операциях против общего врага». В дальнейшем, активистам АК было предписано оставаться в тылу советских войск, сохраняя самостоятельность. В польские вооруженные силы, сформированные на территории СССР, вступать запрещалось. В случае попыток разоружения и арестов членов АК советскими органами легализация должна была быть прекращена.

При этом командование АК понимало, что Советы такое положение "наверняка терпеть не будут"

Анализ этого приказа командованию АК показывает, что его авторы не учитывали принципиально важного момента: советское командование, как и командование любой иной действующей армии, не могло допустить существования в тылу своих войск неподконтрольных ему вооруженных формирований без предварительных на то политических договоренностей. Таковых не было, и весной 1944 г. советская сторона использовала этот естественный закон военного времени. 9 марта 1944 г. командующие 1-м Украинским фронтом, который выходил в район Ровно—Луцка, и 2-м Белорусским фронтом, который готовился к операциям в Белоруссии, получили директиву Сталина и начальника генштаба Красной Армии А. И. Антонова «О принятии решительных мер к ликвидации вражеских банд в тылу наших войск». Остававшиеся в тыловой полосе отряды АК в случае неподчинения приказам советского командования о разоружении подпадали под действие этой директивы. Таким образом, политические установки, которые обязано было исполнять командование АК, вовлекали отряды польского военного подполья в ситуацию западни, ставили их под удар советских военных властей, решавших важнейшую стратегическую задачу — разгром Германии.

Командование Армии Крайовой сосредотачивало свои силы для участия в боевых операциях по освобождению Вильно и Львова. Опять же преследовалась неприемлемая для Москвы цель — опередив вступление советских войск в эти города, предстать в роли их национально-политических и военных хозяев. Советская сторона не принимала такой роли и претензий Польши на спорные территории. Первая же попытка командования АК реализовать эти претензии в районе Вильнюса силами 5500 аковцев повлекла за собой появление директивы Ставки Верховного главнокомандования от 14 июля 1944 г.

Командованию всех советских фронтов, участвовавших в изгнании гитлеровцев с польской земли, предписывалось: «ни в какие отношения и соглашения с этими польскими отрядами не входить. Немедленно… разоружать… В случае сопротивления… применять в отношении их вооруженную силу». Разоружение началось в тот же день, за два дня было разоружено 6 тыс. чел. Прошедшие проверку солдаты и младшие офицеры были направлены в 1-ю армию Войска Польского, «представляющие интерес» офицеры были переданы в «НКВД—НКГБ и контрразведке Смерш соответственно». Эта директива последовательно исполнялась на Западной Украине, в Белоруссии, Литве, и на освобожденной от немцев территории Польши.

На освобожденных землях, то есть непосредственно в тылу Красной Армии, продолжались попытки разоружения отрядов АК, которые уходили в подполье. Это происходило с июля 1944 г. и на территории самой Польши. 14 июля 1944 г. Сталин и начальник генерального штаба А.И. Антонов издали следующий приказ:

«…Советские войска на территории Литвы, Белоруссии и Украины встретились с польскими военными формированиями, подчиняющимися польскому эмигрантскому правительству. Эти формирования вели себя подозрительно и везде действовали против интересов Красной Армии. В связи с этим контакты с ними запрещаются. При обнаружении таких формирований они должны немедленно разоружаться и направляться в специально организованные сборные пункты для расследования.»[23] В качестве иллюстрации намерений командования АК можно привести отрывок из «Сообщения № 243. Рапорт ситуации главного командования АК (Тадеуша Бур-Коморовского) от 14.07.1944 г.»: «...Предоставляя Советам минимальную военную помощь, мы создаем для них, однако, политическую трудность. АК подчеркивает волю народа в стремлениях к независимости. Это принуждает Советы ломать нашу волю силой и создает им затруднения в разрушении наших устремлений изнутри. Я отдаю себе отчет, что наш выход из подполья может угрожать уничтожением наиболее идейного элемента в Польше, но это уничтожение Советы не смогут произвести скрытно, и необходимо возникнет явное насилие, что может вызвать протест дружественных нам союзников'".

2 августа 1944 г. командующий войсками 1-го Белорусского фронта К.К. Рокоссовский в своем приказе сообщил директиву Ставки Верховного Главнокомандования от 1.8.1944 за № 220169:"…вооруженные отряды Армии Крайовой, подчиненные Польскому комитету национального освобождения и желающие продолжать борьбу с немецкими захватчиками, направлять в распоряжение командующего 1-й польской армии. Партизаны этого рода сдают имеющееся у них старое оружие, чтобы получить новое лучшее вооружение. Ввиду того, что вражеская агентура стремится проникнуть в районы боевых действий Красной Армии и осесть на территории освобожденной Польши под видом польских отрядов Армии Крайовой, Ставка приказала вооруженные отряды, входящие в состав Армии Крайовой или других подобных организаций, несомненно, имеющих в своем составе немецких агентов, при обнаружении немедленно разоружить. Офицерский состав этих отрядов интернировать, а рядовой и младший начсостав направлять в отдельный запасной батальон 1-й польской армии…"[24]. Приказ командующего Армией Крайовой коменданту подокруга Новогрудек об обстановке в районах, занятых Красной Армией. 16 августа 1944 г.

[…]

2. Отношения Советов к АК на занятых ими территориях (люблинское, львовское, часть варшавского, краковское и радомское) негативное. НКВД коварно арестовывает всех командиров и инициативных офицеров. Подразделения и части разоружают, ставят задачу перехода к Берлингу. Сопротивление польского населения значительное. Советы пока не применяют массовых репрессий против населения.

3. Я отдал приказы командующим округов не давать себя обманом арестовывать. На переговоры не ездить, приглашать к себе советских командиров. После акции «Буря» небольшие отряды немедленно включать в дивизионные формирования, а те, в свою очередь, концентрировать в удобных для обороны районах.

В случае разоружения оказывать сопротивление.

4. В связи с общей обстановкой приказываю: переходить к подпольной борьбе, саботировать призыв в армию Берлинга и в советские части. Воздерживаться от вооруженного выступления против Советов. Все Ваши решения принципиального характера требуют моего утверждения...

Энич"

В инструкции командования 1-го Белорусского фронта военным комендантам от 23 августа 1944 г. требовалось «в случае появления в уезде, волости вооруженных отрядов, групп и одиночек, входящих в Армию Крайову (АК) или подчиняющихся другим польским организациям, враждебным ПКНО, комендант обязан принять немедленные меры к их разоружению, используя для этого милицию, а при необходимости и части войск охраны тыла и ближайшие части Красной Армии»

Уже 23 августа 1944 года из Люблина в лагерь под Рязанью был отправлен первый этап интернированных бойцов АК. Перед отправкой их держали в бывшем немецком концлагере Майданек. Как правило, интернировали офицерский состав, а рядовых зачисляли в 1-ю армию Войска Польского.

Задержание, разоружение и роспуск отрядов АК, аресты командного состава убеждали рядовых бойцов Армии Крайовой и ее руководство в необходимости оставаться в подполье и оказывать сопротивление враждебным действиям советской стороны, а также мероприятиям Польского комитета национального освобождения.Как писал польский историк Р. Назаревич, «сдача оружия и интернирование в СССР части бойцов АК будили в них чувства незаслуженной обиды и понятного разочарования... Эта несправедливость по отношению к людям, страдавшим не за свою вину, препятствовала политической поляризации в рядах АК и давала пищу антикоммунистической, антисоветской пропаганде». В основном деятельность антисоветскaя отрядов АК на территории самой Польши осенью-зимой 1944 г. сводилась к препятствованию мобилизации населения в Войско Польское (вооруженные силы ПКНО) и реквизиции продуктов. ПКНО, будучи не в состоянии самостоятельно противостоять подполью, обратился за помощью к руководству СССР. С октября 1944 г. аресту подлежали не только офицеры АК, но и рядовые, даже те, кто уже летом был задержан и отпущен сразу после разоружения. В октябре 1944 г. для борьбы с АК была сформирована Сводная стрелковая дивизия внутренних войск НКВД. Первые боевые столкновения частей этой дивизии с отрядами АК произошли 25-26 октября.[25] В октябре—декабряе 1944 г. боевая активность антисоветскaя отрядов АК на территории самой Польши была невысокой. Очевидно, сказывались следующие факторы:

— значительная часть поляков воспринимала Красную Армию как освободителей;

— новые органы власти еще не успели своими действиями восстановить против себя население;

— Армия Крайова в военном отношении была значительно ослаблена после весенне-летней операции «Буря». Цели плана «Буря» достигнуты не были: в отдельных операциях Красная Армия сначала шла на взаимодействие с отрядами Армии Крайовой в ходе боевых действий против немцев, а затем войска НКВД разоружали эти отряды и арестовывали военных и гражданских руководителей, вышедших из подполья.] и поражения Варшавского восстания;

— вся освобожденная территория Польши была насыщена соединениями и частями Красной Армии и внутренних войск НКВД;

— все ждали, чем закончатся переговоры премьер-министра эмигрантского правительства Польши Станислава Миколайчика с советским руководством, проходившие в октябре 1944 г. в Москве. Неудача попытки Миколайчика договориться с Москвой стала очевидной только в конце ноября, когда он ушел в отставку с поста премьер-министра;

— осенние холода заставляли подпольные отряды покидать леса и рассредотачиваться по зимним квартирам.

Активные действия формирований Армии Крайовой наблюдались в тот период прежде всего в Белостокском воеводстве. В ноябре против них была проведена крупномасштабная операция силами специально сформированной Белостокской оперативной группы войск НКВД, в состав которой вошли несколько полков пограничных и внутренних войск. В результате операции подполью был нанесен урон, и в середине декабря 1944 г. Белостокскую оперативную группу расформировали, а подчиненные ей части возвратили в свои соединения.

18 ноября 1944 г. в «Указаниях по конспиративной работе», направленных эмигрантским правительством новому командующему АК генералу Л. Окулицкому, сменившему попавшего в плен Т. Коморовского, вновь подтверждалось право отрядов AK на «самооборону», требовалось уклоняться от призыва в Войско Польское и сохранять верность правительству. Много бывших военнослужащих Армии Крайовой на Украине летом и осенью 1944 года вступили в истребительные батальоны НКВД и активно содействовали Советам в их борьбе с УПА.

Операция «Буря» и Варшавское восстание

Повстанцы-харцеры Армии Крайова во время Варшавского восстания 1944 года

"Командование вооруженных сил в стране 12 июля 1944 г.

Отношение к Советам


А. Обстановка

Советы воюют против немцев, таким образом являются нашим союзником в войне с немцами.

Советы не признают наши восточные границы и целостность территории РП. Земли на восток от т. наз. линии Керзона считают своими. Советы разорвали и не поддерживают отношений с Верховными властями РП, находящимися в эмиграции. Советы отрицают правомерность их органов в стране.

Советы всеми способами выступают против всего, что представляет суверенную Польшу.

Советы стремятся решать польские проблемы исключительно единолично, руководствуясь интересами и политическими целями СССР. Решения эти они стараются облечь в видимость сотрудничества поляков с ними. Для этого: создание Союза польских патриотов в Москве, соединений Берлинга и просоветских агентур в стране.

Советы применяют самые разнообразные способы действий в отношении польского общества: от усилий добиться доверия и влияния на умы людей до угроз и подавления сопротивления включительно. Такая позиция Советов в отношении польского дела в действительности является враждебной той Речи Посполитой, интересы которой мы защищаем. Таким образом Советы, с одной стороны, являются нашим сильным союзником в борьбе с немцами, а с другой – грозным захватчикам, подавляющим наше независимое существование.

Б.

В нашем отношении к Советам нужно учитывать двойное положение, в котором выступают Советы. Это можно сформулировать следующим образом:

мы сотрудничаем с Советами только в военных действиях против немцев. Но оказываем Советам политическое сопротивление, суть которого непрерывное и непреклонное утверждение самостоятельности всех проявлений организованной польской жизни, а также в вопросах войска и войны. Это сопротивление должно быть сконцентрированным проявлением воли польского народа в сохранении независимого существования.

Для того, чтобы наша борьба против немцев, ведущаяся во взаимодействии с Советами не могла быть использована Советами, как политический козырь для утверждения, что Польша хочет идти на сотрудничество с ними, а тем самым соглашается на потерю восточных земель, в практической реализации этой составной руководящей идеи необходимо ясное и решительное подчеркивание на каждом шагу полного подчинения страны и АК правительству и Верховному Главнокомандующему, а также солидарности в общей безоговорочной политической позиции. В связи с этим приказываю строго придерживаться следующих указаний в случае соприкосновения командиров и подразделений АК с советскими войсками или отрядами советских партизан:

1. Командиры АК ведут как можно дольше боевые действия против немцев полностью самостоятельно, не устанавливая поспешно связи с советскими частями. Вступают в связь по своей инициативе только в случае безотлагательной тактической необходимости на поле боя.

2. При каждом соприкосновении с советскими частями командиры частей и подразделений АК раскрывают свою принадлежность, заявляя: «По приказу правительства РП заявляю, что я, командир, (сообщить название формирования) предлагаю согласовать с вступающими на территорию РП советскими вооруженными силами взаимодействие в боевых действиях против общего врага».

Помимо этого следует заявить, что его часть или подразделение (указать наименование) входит в состав АК и подчиняется польскому правительству, приказам Верховного Главнокомандующего и командующего АК, и непосредственно командиру (указать функции непосредственного начальника).

3. Можно сообщать Советам по их просьбе информацию о положении немцев. О своих подразделениях можно информировать только о находящихся ближе всего.

4. Боевое взаимодействие организовывать только в рамках основных задач, поставленных командующим АК и в тех районах, которые для этих задач предназначены. Выходить за рамки задач и районов, установленных начальниками командира подразделения АК без согласия командующего АК, недопустимо.

5. Допускается в ходе боевых действий использовать разовую советскую материальную помощь. Все мероприятия в этой области, носящие более длительный характер, требуют решения командующего округом, а наиболее важные – командующего АК.

6. Поведение военнослужащих АК в отношении Советов должно быть полно достоинства, исключающего услужливость и подхалимство.

7. Военнослужащие АК не должны вести беседы на политические темы с советскими военнослужащими. Различия во взглядах и целях польских и советских военнослужащих настолько глубокие, что всякие беседы бесполезны. Военнослужащий АК должен всегда и только подчеркивать, что сражается за независимость Польши и за внутренний строй, который установит свободный польский народ.

8. В случае попыток Советов включить польские подразделения в состав советских войск или частей Берлинга следует:

а) протестовать,

б) стараться отойти и избежать разоружения силой или включения в их части,

в) в крайнем случае оружие спрятать, а подразделение распустить,

г) в случае намерения Советов уничтожить подразделения физической силой – обороняться.

Однако подчеркиваю, что вооруженная борьба с Советами является нежелательной крайностью, как в отношении регулярных советских частей, так и партизанских отрядов, а также коммунистических банд (ППР и АЛ).

9. При выходе из подполья в гарнизонах, т. е. там где организована самооборона, командир, раскрывающий свою принадлежность, должен иметь нераскрытого и законспирированного заместителя, который возьмет на себя командование в случае ареста командира.

10. В основном выходят из подполья только вооруженные отряды. Командир по выходе из подполья обязан послать донесения своим начальникам:

а) касающиеся его боевой деятельности,

б) отношения Советов к вышедшему из подполья подразделению,

в) поведения Советов в отношении гражданского населения. Главнокомандование вооруженных сил в стране

Бур".

Из доклада командующего Армии Крайовой Верховному Главнокомандующему об оценке обстановки в связи с вступлением Красной Армии в Польшу

"22 июля 1944 г.

Докладываю:

...В Польшу вступают Советы, одной из целей которых является ликвидация независимости Польши, или по меньшей мере, политического подчинения ее Советам после того, как у Польши отрежут восточные области. Без четкого представления такого положения нельзя добиться мобилизации всех польских сил в политической кампании, которую мы должны вести против России и выиграть ее. В этой кампании рассчитывать на помощь англосаксов мы можем только в том случае, если продемонстрируем решительную волю ее выиграть и умело бросим на чашу весов все средства. Способы действия Советов будут разнообразными и очень гибкими, они могут выражаться как в грубой форме оккупации и террора, так и во внешне доброжелательном воздержании от вмешательства во внутренние польские дела при одновременном возбуждении части общества и распространении анархии сверху, чтобы потом вмешаться от имени части польского народа или для наведения порядка.

Нашим решением должно быть:

1. Не прекращать ни на минуту борьбы с немцами.

2. Духовно мобилизовать на борьбу против России все общество в стране, не исключая те элементы, которые могли бы попасть под советское влияние и способствовать разложению единого польского фронта.

3. Преодолеть провокационную деятельность профашистской организации ОНР, которая своими безответственными выступлениями может нарушить единство польского фронта, что можно представить как диверсию, такую желанную для Советов.

4. Оттянуть от Советов как можно больше польских элементов, которые уже находятся в их распоряжении и используются как польская карта в международной игре.

5. В случае попытки захвата Польши начать открытую борьбу против Советов.

Реализация этих решений требует:

а) отнять у Советов инициативу проведения в Польше общественных реформ и немедленно осуществить такие правовые мероприятия, которые вселили бы в широкие народные массы сел и городов полное доверие к польским руководящим кадрам. Активное участие польских руководящих кадров в этом направлении должно быть таким, чтобы массы встали на их сторону в борьбе против Советов. Поскольку, чтобы добиться доверия требуется время, а Советы уже вступают в Польшу, соответствующие действия и решения должны предприниматься немедленно.

б) Предпринять решительные попытки вырвать из рук Советов большинство солдат армии Берлинга и АЛ (Армии Людовой). Это требует доводить до сознания широких слоев польского народа, особенно тех, которые сталкиваются или могут столкнуться с ними, что солдаты Берлинга в целом настроены антисоветски, и лишь их начальники запродали их Советам, или же их загнал в ряды Берлинга голод. Энергичная агитация в рядах армии Берлинга должна вестись всяческими способами, однако в основе этой акции должна быть вера в происходящую перестройку общества.

в) Быстро прекратить скандальные выступления ОНР в духе резкого открытого их осуждения и привлечения их к ответственности.

г) Энергично готовиться к подавлению в зародыше советских попыток подстрекать часть общества против правительственных представителей.

В связи с этим считаю необходимым:

[…]

4. Немедленное издание руководством страны декретов:

а) о перестройке общественного строя Польши, включая безвозмездную земельную реформу крупных хозяйств;

б) об обобществлении основных отраслей промышленного производства и создании советов коллективов предприятий;

в) о всеобщей доступности образования и социального обеспечения;

г) об основах новой избирательной системы в законодательные органы и органы самоуправления.

Бур"

31 июля 1944 года, когда передовые силы Красной Армии приближались к расположенному на восточном берегу Вислы варшавскому району Прага, командование АК отдало приказ о начале восстания в Варшаве. Восстание началось днем 1 августа 1944, в нем приняли участие около 23 тыс. солдат АК под командованием полковника Антони Хрусцеля («Монтер»), к которым присоединились жители города и активисты других подпольных структур. В первые дни повстанцы сумели занять 34 из 200 намеченных к захвату стратегически важных объектов, но им не удалось полностью вытеснить немцев из центра города, а также овладеть главными коммуникациями и мостами. На этой территории власть перешла к польской администрации, издавались газеты, действовало радио («Блыскавица» — «Błyskawica») и городские службы.

Тем временем, 16-тысячный немецкий гарнизон был усилен, немцы стянули резервы, и 4 августа Хрусцель отдал приказ о переходе к обороне. 5 августа немцы начали контратаку с использованием танков, тяжелой артиллерии и боевой авиации. К 9 августа наступавшие немецкие колонны разделили Варшаву на «повстанческие острова», связь между которыми сохранялась через подземные коммуникации, и выйти к берегу Вислы. В захваченных немцами районах совершались убийства жителей, а здания целенаправленно разрушались.

Командование АК предполагало, что бои будут продолжаться несколько дней или даже 12 чaсoв до прихода Красной Армии. Однако наступление РККА было прекращено ещё до начала восстания (ввиду контрудара немцев) и так и не было возобновлено, несмотря на просьбы премьера правительства в изгнании С. Миколайчика.

В результате, с течением времени восставшие столкнулись со все более обостряющимся дефицитом оружия, боеприпасов, медикаментов, воды и продовольствия.

Восстание получило поддержку со стороны западных союзников - с 4 по 14 августа 1944 ими было сброшено оружие для 2 тыс. человек, потеряно 14 самолётов и 13 экипажей[26]. Поскольку И.В. Сталин не разрешил посадку самолетов союзников на советских аэродромах[27], вылеты производились с аэродромов на юге Италии и в Великобритании.

10 сентября советские войска вновь перешли в наступление и 14 сентября овладели Прагой — предместьем Варшавы на восточном берегу Вислы. Непосредственно после завершения боев в районе Праги, части 1-й армии Войска Польского при поддержке со стороны советских войск предприняли попытку переправиться на западный берег Вислы с целью оказать помощь восставшим. Десантная операция продолжалась с 15 по 23 сентября, потери Войска Польского составили 3764 солдат и офицеров, в том числе 1987 чел. убитыми на западном берегу Вислы[28]

Позднее СССР согласился предоставить воздушный коридор, и 18 сентября 1944 года был проведен самый массированный выброс военных грузов. В этот день было сброшено 1284 контейнера (из них повстанцам попало 228). В дальнейшем, вылеты в район Варшавы с целью снабжения восставших западными союзниками не осуществлялись[29]. Также, с 13 сентября начались сбросы вооружения и военных грузов советской авиацией, которые продолжались по 30 сентября[30]

2 октября 1944 Бур-Коморовский подписал капитуляцию; сдавшимся участникам восстания был гарантирован статус военнопленных. За 63 дня восстания погибли 10 тыс. повстанцев, 17 тыс. попали в плен, 7 тыс. пропали без вести. Кроме того, погибло около 150 тысяч гражданского населения, большая часть города была разрушена (позже специальные немецкие бригады уничтожали уцелевшие здания), около 520 тысяч жителей были изгнаны из города.

Немцы также понесли значительные потери: погибли около 10 тыс. солдат, около 6 тыс. пропали без вести, немецкие войска потеряли 300 единиц бронетехники, 22 орудия и 340 автомашин[31].

Восстание не достигло ни военных, ни политических целей, но стало для поляков символом мужества и решительности в борьбе за независимость.

Конец существования АК-NIE

В результате поражения Варшавского восстания и в других операциях лета-осени 1944 г. общие потери АК составили около 100 тыс. человек. Около 50 тыс. оказалось в плену и в заключении.

Руководство подполья AK понимало невозможность продолжения широкомасштабной партизанской деятельности, направленной против ПКНО и советских войск — как из-за предельной усталости населения от войны и понесенных в предшествующие годы огромных людских потерь, так и из-за репрессий со стороны НКВД и польских органов государственной безопасности. Из донесения генерала Окулицкого генералу Копаньскому:

14 января 1945 г.

[...] 3) Указания на места о поведении в отношении Советов и люблинского временного правительства даем сегодня. Учитывая настроения низов, мне представляется, что мы должны быть исключительно осторожными в формулировании указаний о бойкоте постановлений люблинского временного правительства.

4) Я сам с сильно сокращенным штабом перехожу на подпольное положение, развивая конспиративную организацию «Не»

5) Радиосвязь должны реорганизовать на принципе большей осторожности, но она будет действовать непрерывно.

Термит"


19 января 1945 г. последний командующий АК Леопольд Окулицкий издал приказ о её роспуске.[25].Из последнего приказа командующего Армей Крайовой:

19 января 1945 г.

Воины вооруженных сил страны

Быстро развивающееся советское наступление вскоре может привести к занятию всей Польши Красной Армией. Однако это не победа справедливого дела, за которое мы воевали с 1939 года. По существу, несмотря на создаваемую видимость свободы, это означает замену одной оккупации другой, проводимой под прикрытием люблинского временного правительства, безвольного орудия в российских руках [...]

Польша по российскому рецепту – не та Польша, за которую мы шестой год сражаемся с немцами, за которую пролито море крови и пережиты огромные страдания и разрушение страны. Мы не хотим вести борьбу с Советами, но никогда не согласимся на другую жизнь, кроме как в полностью суверенном, независимом и справедливо устроенном Польском Государстве.

Нынешняя советская победа не заканчивает войны. Нам нельзя ни на минуту терять веру в то, что эта война может закончиться только победой правого дела, триумфом добра над злом, свободы над неволей.

По уполномочию Президента Речи Посполитой Польской освобождаю Вас от присяги и распускаю ряды Армии Крайовой.

Командующий вооруженными силами в стране Недзвядек, генерал бригады"

Окулицкий приказал сохранить на нелегальном положении конспиративные штабы AK, спрятать в надежных местах оружие и боеприпасы, тщательно законспирировать местонахождение радиопередатчиков.

Леопольд Окулицкий возглавил новую подпольную офицерскую военно-политическую организацию «Неподлеглость»-NIE. Официальное решение о ее создании польским правительством в изгнании было принято 14 ноября 1944 года. В задачи новой структуры входило:

-создание подпольных групп для уничтожения политических противников в стране; -подготовка и проведение диверсий; -ведение разведки в тылах советской армии; -ведение пропaгaнды. Однако развернуть деятельность новой организации сколько-нибудь широко не удалось. Руководящие кадры АК находились в глубоком кризисе. В результате активной чекистской деятельности «Неподлеглость» полностью прекратила свое существование уже вecной 1945 года, когда почти все активные члены её руководcтва были арестованы.

В феврале 1945 года представители эмигрантского польского правительства, находившиеся в Польше, большинство делегатов Совета Национального единства (временного подпольного парламента) и руководители АК-NIE были приглашены "генералом советских войск Ивановом" (генералом НКГБ И.А. Серовым) на конференцию по поводу возможного вхождения руководители aнтикоммунистическиeгo подпольa военно-политическoгo в новoe правительствo. Они хотели получить 80% в новым правительствe (нe признaвaли Временного правительствa Польской Республики). Требовaли рейсa в Лондон. Руководителям aнтикоммунистическогo подполья были даны гарантии безопасности, однако 27 марта их арестовали в Прушкуве и рейсoм доставили в Москву.

Л. Окулицкого, Я. Янковского, С. Ясюковича и А. Беня обвинили в том, что они «были организаторами и руководителями польской подпольной организации NIE в тылах Красной армии на территории западных областей Украины и Белоруссии, в Литве и Польше и действовали по инструкциям так называемого эмигрантского правительства, руководили подрывной работой против Красной армии и СССР, выполняли террористические акты против офицеров и солдат Красной армии, организовывали диверсионные операции с помощью вооружённого подполья, проводили враждебную пропаганду против СССР и Красной армии, а обвиняемый Окулицкий, кроме того, проводил разведывательно-диверсионную работу в тылу Красной армии». В отношении остальных 12 обвиняемых было сказано, что «принимали участие в работе польских подпольных организаций на территории Польши, и не выполняли указания советского командования о сдаче радиопередатчиков, типографий, вооружения и боеприпасов». На судебном процессе прокурор сообщил, что «в результате террористической деятельности АК-NIE в период с 28 июля по 31 декабря 1944 года было убито 277, и тяжело ранено 94, а в период с 1 января по 30 мая 1945 года убито 314 и тяжело ранено 125 солдат и офицеров Красной армии».

21 июня 1945 г. 13 человек были приговорены Военной коллегией Верховного суда СССР к срокам заключения от 10 лет (Окулицкий) до 4 месяцев.

По данным Главного управления по делам военнопленных и интернированных МВД СССР, всего в Польше было арестовано и интернировано советскими органами 7448 бойцов и офицеров АК и 25 422 гражданских лиц. По данным архивов, в лагеря в Рязанской, Калининской и Новгородской областях поступило 8578 бойцов и офицеров АК. Кроме того, 644 человек содержались в лагере в Молотовской области, 439 человек — в лагере в Свердловской области, 59 человек — в лагере в Красноводске.

Осенью 1945 года был подписан Приказ № 001301, который предусматривал освобождение поляков, «осуждённых и задержанных за маловажные преступления и рядовых участников „Армии крайовой“».

26 июля 1947 г. было принято постановление Совета Министров СССР № 2641—816сс «Об освобождении и возвращении в Польшу польских граждан, находящихся на территории СССР под стражей». По состоянию на 30 августа 1947 г. на основании этого постановления было освобождено 2762 участников АК и 2487 так называемых «интернированных группы Б». Более 700 офицеров и бойцов АК умерли в советских лагерях.[32]

Многие из освобожденных были вновь арестованы польскими органами государственной безопасности.

Часть бойцов АК в 1944—1945 годах вступила в вооружённую борьбу с коммунистическим режимом, установившимся в Польше, которую вела созданная 7 Maя 1945 на базе AK-NIE организация Delegatura Sił Zbrojnych na Kraj (DSZ), a в сентябре 1945 г.- 1948 годах подпольная организация «Свобода и Независимость» (WiN).

Командиры

Фотографии

Отражение в культуре и искусстве

Армии Крайовой посвящено значительное количество художественных произведений.

См. также

Примечания

  1. Лопатин В. В. Прописная или строчная? Орфографический словарь / В. В. Лопатин, И. В. Нечаева, Л. К. Чельцова. — М.: Эксмо, 2009. — 512 с., стр. 60
  2. Jerzy Kirchmayer. Powstanie Warszawskie. Warszawa, Wydawnictwo Ksiązka i Wiedza, 1959. str.51
  3. Янина Бальцежак. Мои двадцать лет. М., 1967. стр.86
  4. Andrew Borowiec. Destroy Warsaw! Hitler's punishment, Stalin's revenge. Westport, Connecticut: Praeger, 2001. pp.68-69
  5. The Warsaw Rising
  6. Jarosław Durka. Inspektorat Częstochowski Armii Krajowej
  7. Польское рабочее движение в годы войны и гитлеровской оккупации (сентябрь 1939 — январь 1945) / М. Малиновский, Е. Павлович, В. Потеранский, А. Пшегонский, М. Вилюш. М., Политиздат, 1968. стр.189
  8. Mieczysław Wieczorek. "Armia Ludowa 1944-1945" Warszawa, wydawnictwo Ministerstwa Obrony Narodowej, 1979
  9. 1 2 3 4 Р. Назаревич. Некоторые проблемы взаимоотношений между различными группировками в польском движении Сопротивления // Вторая мировая война. Материалы научной конференции, посвященной 20-й годовщине победы над фашистской Германией (14-16 апреля 1965 г.). Книга 3. Движение сопротивления в Европе. М., «Наука», 1966. стр.241-257
  10. 1 2 М. Вовк. «Армия Крайова» на территории СССР во время Второй мировой войны
  11. УКРАЇНА — ПОЛЬЩА: важкі питання т. 9. Матеріали IX і X міжнародних наукових семінарів «Українсько-Польські відносини в час Другої Світової війни». Варшава, 6-10 листопада 2001 р. Волинський державний університет ім. Л. Українки. Світовий союз вояків Армії Крайової. ВМА «Терен». Луцьк — 2004. стр. 364
  12. Tadeusz Piotrowski. Poland's Holocaust[1]
  13. Владимир Голованов. Скандал в литовском сейме // газета "Коммерсантъ", № 92 (810), 20.05.1995
  14. Е.В. Яковлева. Польша против СССР, 1939-1950. М., 2007. стр.248
  15. Jan M. Ciechanowski. "Wielka Brytania i Polska: od Wersalu do Jałty. Warszawa, 2011. стр.353
  16. Белосток // Электронная еврейская энциклопедия
  17. 1 2 3 4 5 6 7 Даниил Романовский. Партизаны-евреи в Польше, 1942—1945 // "Лехаим", АВ 5770 — 8(220), август 2010
  18. 1 2 Леонид Смиловицкий. Катастрофа евреев в Белоруссии, 1941—1944 гг.. Тель-Авив, 2000 г. - стр.1-11
  19. В. М. Алексеев. Варшавского гетто больше не существует. М., "Звенья", 1998
  20. Соколов Борис Вадимович. Оккупация. Правда и мифы. Польский вопрос
  21. http://www.inosmi.ru/stories/02/07/18/3106/210507.html (недоступная ссылка)
  22. Jerzy Eisler, Zarys dziejów politycznych Polski 1944—1989, Warszawa 1991
  23. ЦАМО РФ, фонд 233, опись 2307, дело 108, страницы 1—2. По книге Norman Davies, Rising '44: The Battle for Warsaw. ISBN 0-330-48863-5, стр. 151
  24. Приказ командующего войсками 1-го Белорусского фронта командующим армиями в связи с директивой Ставки Верховного Главнокомандования о разоружении формирований Армии Крайовой
  25. 1 2 П.А. Аптекарь. ВНУТРЕННИЕ ВОЙСКА НКВД ПРОТИВ ПОЛЬСКОГО ПОДПОЛЬЯ
  26. Рышард Назаревич. Варшавское восстание, 1944 год: политические аспекты. М., "Прогресс", 1989. стр.107
  27. Norman Davies, Rising '44: The Battle for Warsaw[уточнить]. ISBN 0-330-48863-5, стр.301—302
  28. Память о совместной борьбе. О советско-польском боевом братстве в годы борьбы с немецким фашизмом. / сост. Г. Лобарев, Л. Грот; под общ. ред. В. Светлова. - М., Политиздат; Варшава, изд-во национальной обороны ПНР. 1989. стр.189-190
  29. Рышард Назаревич. Варшавское восстание, 1944 год: политические аспекты. М., "Прогресс", 1989. стр.191
  30. Армии стран Варшавского договора. (справочник) / А. Д. Вербицкий и др. М., Воениздат, 1985. стр.107
  31. Warsaw Uprising: FAQ.  (англ.)
  32. Документы ЦХИДК об интернировании польских граждан в СССР в 1944—1949 гг

Ссылки


Аудиовидеоматериалы

Расшумелись плакучие ивы — гимн партизан АК, на музыку марша «Прощание славянки»


Wikimedia Foundation. 2010.

Смотреть что такое "Армия крайова" в других словарях:

  • АРМИЯ КРАЙОВА — (польск. Armia Krajowa Отечественная армия) в 1942 45 действовала под руководством польского эмигрантского правительства в оккупированной фашистской Германией Польше. Руководство Армии Крайовой организовало и начало Варшавское восстание 1944 …   Большой Энциклопедический словарь

  • Армия Крайова — (польск. Armia Krajowa  Отечественная армия), в 1942 1945 действовала под руководством польского эмигрантского правительства в оккупированной фашистской Германией Польше. Руководством Армии Крайовы организовано и начато Варшавское восстание 1944 …   Энциклопедический словарь

  • Армия Крайова — (АК; польск. Armia Krajowa) вооружённые силы польского подполья во время Второй мировой войны, действовавшие в основном в пределах довоенной территории польского государства. Главной целью АК была организация вооружённого сопротивления немецким… …   Википедия

  • Армия Крайова — (Armia Krajowa, букв. Отечественная армия), польская национальная военная организация, действовавшая в 1942 45 в оккупированной германскими войсками Польше. Подчинялась польскому эмигрантскому правительству в Лондоне. Образована на базе… …   Энциклопедия Третьего рейха

  • АРМИЯ КРАЙОВА — (Armia Krajowa; сокращенно AK, букв. Отечественная армия) польская воен. орг ция, действовавшая в 1942 45 в оккупированной нем. фаш. войсками Польше. Подчинялась польскому эмигрантскому пр ву в Лондоне. Образована на базе Союза вооруж. борьбы… …   Советская историческая энциклопедия

  • Армия Крайова — (Armia Krajowa, буквально Отечественная армия)         польская национальная военная организация, действовавшая в 1942 45 в оккупированной немецко фашистскими войсками Польше. Подчинялась польскому эмигрантскому правительству в Лондоне.… …   Большая советская энциклопедия

  • Армия Крайова — ÁРМИЯ КРАЙÓВА (польск. Armia Krajowa, букв. – армия страны), конспиративная воен. орг ция, действовавшая в 1942–45 в оккупированной нем. фаш. войсками Польше; подчинялась польск. эмигрант. пр ву в Лондоне. В политич. отношении строилась …   Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия

  • Армия людова — польск. Armia Ludowa «пястовский орёл»  эмблема Армии Людовой …   Википедия

  • Армия Людова — (польск. Armia Ludowa, Народная армия) военная организация Польской рабочей партии. Действовала в 1944 году на польских территориях, оккупированных Третьим рейхом. Образована 1 января 1944 года на основе Гвардии Людовой. Командующий генерал Михал …   Википедия

  • Армия Людова — (Armia Ludowa, буквально Народная армия)         польская военная организация, действовавшая в 1944 в оккупированной немецко фашистскими войсками Польше. Создана по решению Крайовой Рады Народовой (См. Крайова Рада Народова) (КРН) 1 января 1944… …   Большая советская энциклопедия

Книги



Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»