Варшавское восстание (1944)

Варшавское восстание (1944)
Варшавское восстание (1944)
Операция «Буря», Вторая мировая война
Warszawa Powstanie 1944-08-04.jpg
Позиции восставших на 4 августа 1944 года.
Дата

1 августа – 2 октября 1944 года

Место

Варшава, Польша

Итог

Подавление восстания

Стороны
Польша Армия Крайова Flag of the NSDAP (1920–1945).svg Германия
Командующие
Тадеуш Коморовский
Антоний Хрусьцель
Тадеуш Пелчиньский] Леопольд Окулицкий
Эрих фон дем Бах
Райнер Штаэль
Хайнц Райнефарт
Бронислав Каминский
Петро Дяченко
Силы сторон
45 000 человек (изначально)[1] 25 000 человек (изначально)[1]
Потери
Армия крайова:
5660 убито[2]
Повстанцы:
15 200 убито/пропало без вести[2]
5000 ранено[2]
15 000 попали в плен[2]
а также ок. 200 000 гражданских убито, 700 000 вытеснено из города.[2]
ок. 17 000 чел. убито[2]
9000 ранено[2]
300 танков и др. бронетехники, 340 автомашин, 22 орудия и один самолёт.[2]

Варша́вское восста́ние — антинацистское восстание в Варшаве 1 августа — 2 октября 1944 года, организованное командованием Армии крайовой и представительством польского правительства в изгнании[3]. Вооружённое выступление началось с приближением советских войск к польской столице. Впоследствии наступление РККА было остановлено в предместьях города, что позволило нацистам перегруппировать силы и подавить отчаянное сопротивление польских повстанцев.

Восстание началось 1 августа 1944 года в рамках развития операции «Бужа» (рус. Буря), плана общенационального захвата власти в стране, в преддверие советского наступления. Основной целью восставших было вытеснение немецких оккупантов из города и поддержка дальнейшей борьбы против гитлеровской коалиции. Побочной политической задачей являлось стремление освободить Варшаву до подхода советских войск, дабы подчеркнуть независимость польского государства, привести к власти правительство в изгнании и не допустить прихода к власти Польского комитета национального освобождения[3]. Кроме того, к косвенным причинам можно отнести угрозу облав трудоспособного населения и радио-призыв к началу мятежа из Москвы.

Поначалу полякам удалось взять под свой контроль большую часть центра Варшавы, но дальнейшие события развивались не в пользу восставших и до сих пор являются предметом споров. Советское наступление, в силу различных обстоятельств, застопорилось, а радиосвязь с восставшими не поддерживалась. Интенсивные уличные бои между поляками и немцами продолжились.

14-23 сентября 1944 года 1-я армия Войска Польского предприняла несколько попыток форсировать Вислы, чтобы помочь повстанцам, но десантная операция окончилась неудачей.

Точное количество жертв восстания остаётся неизвестным, считается, что около 16 000 участников польского сопротивления погибло и около 6000 было тяжело ранено. В карательных кампаниях было убито от 150 000 до 200 000 человек мирного населения[3]. В ходе уличных боёв было уничтожено порядка 25 % жилого фонда Варшавы. После капитуляции польских сил германские войска целенаправленно квартал за кварталом сравняли с землёй ещё 35 % зданий города. Всего, учитывая повреждения нанесённые польской столице в период обороны 1939 года и восстания в Варшавском гетто 1943 года, к моменту вступления в Варшаву Советской армии, в январе 1945 года, более 85 % города лежало в руинах.

Содержание

Предыстория

Разгром немецкой группы армий «Центр»

6 июня 1944 года началась высадка союзников в Нормандии. 23 июня советские войска перешли в широкомасштабное наступление на центральном участке фронта. Немецкая армия, оказавшаяся в катастрофическом положении под двойным ударом, начала стремительно отступать и на Западе, и на Востоке. 28 июня был освобожден Могилёв, 3 июля — Минск, 13 июля — Вильнюс, 27 июля — Львов. Целью советских войск был выход к рубежам ВислаНарев. После тяжёлых наступательных боев 29 июля войска 1-го Украинского фронта форсировали Вислу в районе Сандомира.

Люблинский комитет и лондонское правительство

21 июля 1944 года в освобожденном приграничном городе Хелм был создан Польский комитет национального освобождения из представителей левых партий под руководством ППР, который принял на себя функции временного правительства Польши[3]. 1 августа 1944 комитет перебрался в Люблин.

Между тем, в Лондоне существовало правительство Польши в изгнании во главе со Станиславом Миколайчиком. В качестве правопреемника довоенного национального правительства, оно (в соответствии с международным правом) признавалось как в Польше, так и за рубежом легитимным представителем польского народа до проведения новых выборов. Лондонскому правительству и его представительству в Польше — Делегатуре подчинялись некоммунистические структуры антифашистского Сопротивления, прежде всего военная организация — Армия крайова, главнокомандующим которой являлся генерал Тадеуш Коморовский (подпольная кличка «Бур»); его помощником являлся комендант Варшавского военного округа полковник Антоний Хрусьцель («Монтёр»). СССР разорвал с польским правительством дипломатические отношения в апреле 1943 года из-за того, что оно потребовало расследования убийства в Катыни.

Операция «Буря»

В августе 1943 года советская разведка представила Сталину добытый агентурным путём «Отчёт уполномоченного польского эмигрантского правительства в Лондоне, нелегально находящегося на территории Польши, о подготовке националистическим подпольем антисоветских акций в связи с наступлением Красной армии». Из документа следовало, что руководители тайной военной организации «Войскова», выражая серьёзную озабоченность продвижением советских войск, планируют организацию восстаний в Западной Украине и Белоруссии к моменту прихода туда Красной армии. Этот уполномоченный указал, что хотя он не верит в успех таких восстаний и, более того, заранее знает, что они обречены на неудачу, тем не менее, он рекомендует осуществить такие акции «исключительно с целью показать всему миру нежелание населения принять советский режим»[4].

«Делегатура» разработала план одновременного выступления Армии Крайовой при приближении сил Красной Армии (план «Буря»). План был рассчитан на то, что польские силы сумеют освободить основные города, и прежде всего Варшаву, до вступления в них советских войск и таким образом явочным порядком установят там национальную власть, с которой придётся считаться советским военным властям. Общий приказ о начале операции «Буря» был отдан 20 июля, с вступлением Красной армии на польскую территорию[5]. Однако как оказалось, план был построен на переоценке сил АК. В Вильне и Львове АК достигла частичного успеха, но по вступлении в города советских войск её отряды были разоружены, а командование арестовано. При этом польское правительство не могло использовать информацию о массовых репрессиях против АК из-за нежелания западных союзников ссориться с СССР[6]. Основное внимание бойцов Армии Крайовой было сосредоточено на Варшаве, которую считалось необходимым во что бы то ни стало освободить от немцев к моменту вступления в неё советских войск, которые бы застали в столице уже действующие органы государственной власти.

12 октября 1943 года советская внешняя разведка установила, что польский эмигрантский генеральный штаб в Лондоне с согласия своего правительства направил уполномоченному в Польше инструкции готовиться к оказанию сопротивления Красной Армии при её вступлении на территорию Польши. В соответствии с этими инструкциями Армия Крайова должна была «вести беспощадную борьбу с советским партизанским движением на Западной Украине и в Западной Белоруссии и готовить всеобщее восстание в этих районах при вступлении туда Красной Армии. Для борьбы с партизанским движением и Красной Армией предусмотреть использование польской полиции, ныне официально находящейся на службе у немцев». Таким образом, подготовка операции «Буря» фактически означала подготовку к боевым действиям против советских войск. При этом рекомендовалось возбуждать население против СССР, пропагандируя следующие тезисы: русские хотят захватить всю Польшу, закрыть все костёлы, поляков обратить в православную веру, а несогласных выселить в Сибирь.[7] Поскольку задачи, поставленные перед Армией Крайовой, были известны командованию советских войск, не следует удивляться тому, что в 1944 году, когда отряды Армии Крайовой перед наступающей Красной армией освободили Вильно, то после вступления в город советских войск бойцы Армии Крайовой были разоружены, а их командование арестовано. То же происходило и в других районах, где Красная Армия встречалась с отрядами Армии Крайовой.

26 июля лондонское правительство, рассмотрев ситуацию в Варшаве, постановило одобрить план восстания, предоставив Коморовскому и Делегатуре выбрать время по своему усмотрению[8]. В свою очередь Москва, не зная об этом, сама транслировала к варшавянам по радио призывы к восстанию против немцев[5] — 29 июля московская радиостанция прямо заявляла, что «сейчас уже слышен гул пушек освобождения», «для Варшавы, которая не сдалась, а продолжала бороться, уже настал час действовать» говорилось в радиопередаче, призывавшей к «прямой активной борьбе в Варшаве, на улицах, в домах и т. д.»[9].

26 июля Лондонское правительство одобрило план восстания, но ещё 14 июля генерал Бур-Коморовский доложил: «Сообщение № 243. 1. Оценка положения. 1. Летнее советское наступление с первым ударом, направленным в центр немецкого фронта, добилось неожиданно быстрых и крупных результатов… была открыта дорога на Варшаву. Если советские возможности не будут приостановлены трудностями со снабжением, то без организованной немцами контратаки резервными частями представляется, что Советы задержать будет невозможно… При данном состоянии немецких сил в Польше и их антиповстанческой подготовке, состоящей в превращении каждого здания, занятого воинскими частями и даже учреждениями, в крепости для обороны с бункерами и колючей проволокой, восстание не имеет перспектив на успех».[10] 25 июля в район Варшавы стали прибывать части танковой дивизии немцев «Герман Геринг», подразделения которой стали развёртываться в варшавском районе Воля. Тогда же немцы стали подтягивать танковые дивизии СС «Викинг» и «Мёртвая голова», а также 19-ю Нижнесаксонскую. Более того, 31 июля, то есть за сутки до начала боевых действий, Бур-Коморовский лично оценил ситуацию в Варшаве как неблагоприятную для восстания. В этот же день, но уже после принятия решения о восстании, начальник разведки АК полковник Ирэнк-Осмецкий доложил руководству о том, что советские танки под Воломином (восточнее Варшавы) встретили сильную немецкую противотанковую оборону и, понеся тяжёлые потери, были вынуждены отступить[11]. Следует полагать, что из штаба восстания произошла утечка и немцы знали о его подготовке и дате начала. Рассчитывая на то, что уже выдохшиеся соединения 1-го Белорусского фронта бросятся спасать восставших, немцы приготовились к нанесению сильного контрудара, хотя часть танков и была направлена для поддержки гарнизона Варшавы.

Начало восстания

Польский повстанец.
Генерал Бур-Комаровский (в центре) и полковник Радослав в предместье Воля

31 июля, когда передовые силы Красной армии приближались к расположенному на восточном берегу Вислы варшавскому району Прага, генерал Бур-Коморовский отдал приказ о начале восстания. Восстание должно было начаться 1 августа в 17:00. К операции под командованием «Монтёра» приступили по разным подсчётам от 23 до 50 тысяч солдат и офицеров АК, на вооружении которых имелось от 1 тыс. до 2,5 тыс. винтовок, от 7 до почти 40 станковых и лёгких пулемётов, до 130 ручных пулемётов, от 420 до более чем 600 пистолетов-пулемётов, от 2,5 до 3,7 тыс. пистолетов, от 15 до 50 противотанковых ружей, до 5 тыс. ручных гранат[8][3]. Кроме того, на вооружении повстанцев имелось до 30 самодельных огнемётов wz.K[12].

Хрусьцель предполагал захватить почти 200 стратегических объектов, из которых удалось захватить 34; успех повстанцев был значительный, но не полный. Они почти полностью овладели историческим центром города — Старым Мястом, однако атака на казармы захлебнулась, аэродром взят не был, в Праге восстание потерпело поражение, и мосты через Вислу остались под контролем немцев.

На занятой повстанцами территории власть перешла к польской администрации, издавались газеты, действовало радио («Блыскавица» — «Błyskawica») и городские службы.

5 августа повстанцы взяли концлагерь Генсиувка и освободили 383 заключённых, в том числе 348 евреев. Однако торжество восстания было недолгим: немцы стянули резервы, и уже 4 августа Хрусьцель отдал приказ о переходе к обороне. Этим окончилась первая фаза восстания.

5 августа Бур-Комаровский направил в Лондон радиограмму от имени К. А. Калугина - советского офицера, который в 1942 году попал в немецкий плен, затем вступил в РОА, после чего присоединился к польским повстанцам. В радиограмме содержалась просьба к руководству СССР предоставить восставшим "автоматическое оружие, боеприпасы, гранаты и противотанковые ружья…"[13]

Ответ немецкого командования

С немецкой стороны район Варшавы оборонялся 9-й армией генерала Николауса фон Формана. 16-тысячный немецкий гарнизон был усилен и 5 августа немцы начали контратаку с помощью танков, тяжёлой артиллерии и ударной авиации.

Следует учесть, что в первые дни восстания значительную помощь немецкому гарнизону Варшавы оказали бронетанковые подразделения и части, проходившие город транзитом, в ходе переброски на фронт.

Общую поддержку гарнизону оказывала 9-я армия генерала фон Формана. Также, в первые два дня боёв большую помощь немцы получили от дивизии СС «Викинг», танковые подразделения которой в нескольких эпизодах сыграли ключевую роль.

Особое значение имело назначение военным комендантом Варшавы по личному приказу Гитлера в конце июля 1944 года генерал-лейтенанта авиации Райнера Штаэля.

Солдаты 1/111-ого азербайджанского пехотного батальона, участвовавшего в подавлении восстания. Август 1944 года

По состоянию на 6 августа 1944 года в распоряжении Эрих фон дем Баха были следующие силы[источник не указан 143 дня]:

  1. Полицейский полк СС «Познань» (генерал-лейтенант войск СС и полиции Райнефарт);
  2. Ударная бригада СС «Рона»;
  3. Зондеркомманда СС «Дирлевангер»;
  4. 608-й охранный полк вермахта;
  5. Азербайджанские батальоны вермахта;
  6. Огнемётный батальон «Кроне»;
  7. 500-й сапёрный батальон специального назначения;
  8. 1000-я миномётная рота;
  9. 201-я батарея ракетных установок;
  10. 638-я батарея гаубиц;
  11. 218-я ударная (штурмовая) танковая рота;
  12. Учебный батальон самоходных установок;
  13. бронепоезд № 75.

К 14 августа 1944 года в состав группировки вошёл 302-й отдельный танковый батальон радиоуправляемых машин (40 танков и штурмовых орудий, 144 самоходных мин "Голиаф").

В подавлении восстания также принимали участие подразделения из бывших советских граждан, перешедших на сторону немцев:

Деятельное участие в подавлении восстания принимали казаки-коллаборационисты из Казачьего стана: сформированный в 1943 году в Варшаве казачий полицейский батальон (более 1000 чел.), конвойно-охранная сотня (250 чел.), казачий батальон 570-го охранного полка, 5-й Кубанский полк Казачьего Стана под командованием полковника Бондаренко. Подразделение казаков во главе с хорунжим И. Аникиным получило задание захватить штаб Бур-Коморовского. Всего казаки захватили около 5 тыс. повстанцев. За проявленное усердие немецкое командование наградило многих казаков и офицеров Железными крестами[15].

5 августа немцы начали контратаку с использованием танков, тяжелой артиллерии и боевой авиации, которое продолжалось до 14 августа. К 9 августа наступавшие немецкие колонны разделили Варшаву на «повстанческие острова», связь между которыми сохранялась через подземные коммуникации, и выйти к берегу Вислы. В захваченных немцами районах немцами и коллаборационистами совершались убийства жителей, а здания целенаправленно разрушались.

В сентябре в руках повстанцев оставался лишь центр города.

Действия Красной армии под Варшавой

Встречное сражение в районе Радзымин-Воломин-Окунев
Т-34, подбитый под Варшавой. На переднем плане справа — командир 3-го танкового полка дивизии «Мёртвая Голова» Эрвин Мейердресс. Август 1944 г.

К моменту выхода к окрестностям Варшавы Красная Армия, пройдя с 23 июня 500 километров, растянула порядки и коммуникации. Немцы же, со своей стороны, стянув к Варшаве пять танковых дивизий (в том числе дивизии СС), перешли в контрнаступление и заставили 31 июля советское командование перейти к обороне. 1 августа свежие немецкие части контратаковали 2-ю гвардейскую танковую армию, сильно вырвавшуюся вперёд и приближавшуюся к предместью Варшавы Праге, и заставили её отойти.

2-я танковая армия вела наступление по правому берегу реки Висла в общем направлении на север после неудачной попытки 25 июля прорваться на западный берег Вислы с ходу по железнодорожному мосту у Демблина[16]. Она действовала при слабом прикрытии правого фланга 6-й кавалерийской дивизией, а вырвавшийся вперёд 3-й танковый корпус остался вообще без какого-либо пехотного или кавалерийского прикрытия. К 3 августа он попал в мешок и был практически уничтожен[17][18]. Тяжёлые потери понёс 8-й гвардейский танковый корпус, значительные — 16-й танковый корпус. 5-6 августа 2-я танковая армия, потерявшая к тому времени 284 танка[19] (по немецким данным — 337[16]), была выведена из боя и отправлена на пополнение и переформирование. 2 августа были вынуждены остановить наступление и перейти к обороне 69-я и 8-я гвардейские армии, попав под немецкий контрудар из района Гарволин. Сражение продолжалось до 10 августа.[20] В результате немецкий контрудар был остановлен, предмостные укрепления в районах Магнушев и Пулавы остались в руках РККА, но 1-й Белорусский фронт на этом участке остался без подвижных соединений и был лишён возможности манёвренного наступления[20].

Курт Типпельскирх отмечает, что в момент начала восстания «сила русского удара уже иссякла и русские отказались от намерения овладеть польской столицей с хода». Однако он считает, что, если бы сразу же после начала восстания русские «продолжали атаковать предмостное укрепление, положение немецких войск в городе стало бы безнадёжным»; лишь прекращение советских атак позволило немцам сосредоточить силы, необходимые для подавления восстания. В августе, отмечает Типпельскирх, РККА перенесла свою активность на юг от Варшавы — на плацдармы у Пулав и Варки, за расширение которых она вела длительные, но достаточно малоуспешные для неё бои. Эти малые успехи он объясняет как упорством немецких войск, так и «тем обстоятельством, что свои основные усилия русские сосредоточили на других участках фронта»[18].

Норман Дэвис полагает, что стоявшая против Варшавы советская группировка была ослаблена за счёт того, что резервы были переброшены на румынско-балканский фронт[21]. Однако, согласно Дэвиду Гланцу, 2-й Украинский фронт получил подкрепления от 1-го Белорусского фронта в виде механизированного корпуса Плиева только к началу Дебреценской операции — к 6 октября — то есть через 4 дня после поражения восстания. Остальные фронты, задействованные в Румынии и на Балканах, не получили ничего и, напротив, были вынуждены передавать свои соединения 2-му Украинскому фронту. Пополнение войск людьми осуществлялось за счёт призывников с освобождённых территорий Украины и Молдавии[20].

Лиддел Гарт считает, что в боях под Варшавой (равно как и под Инстербургом) советские войска впервые за всю операцию «Багратион» потерпели «серьёзную неудачу». В качестве причин такого хода событий он считает: а) «естественный» закон стратегического перенапряжения — немецкие коммуникации сократились, русские, напротив, оказались слишком растянутыми; б) советские наступательные действия приняли форму «прямых действий» — противник, ранее никогда не знавший достоверно, где будет нанесён главный удар (который мог перемещаться с одного пункта на другой во время самой операции), в случаях с Варшавой и Инстербургом мог абсолютно уверенно сказать, что явится целью наступления[22].

Разрушение немцами железных дорог перед отступлением. Гродно, июль 1944 г.
Наступление танковой дивизии «Великая Германия» в Прибалтике, август 1944 г.
Тигр пополняет боезапас. Август 1944 г.

Ныне установлено, что приказ о переходе к обороне прорвавшейся на пражском направлении 2-й танковой армии был отдан и. о. командующего армией 1 августа в 4:10 по московскому времени, то есть примерно за 12 часов до начала восстания и за полтора суток до того, как о восстании стало известно в Лондоне, а через Лондон в Москве[23].

Ян Новак-Езёраньский сообщает, что после начала восстания советские танковые армии перестали получать топливо[24]. Однако уже 31 июля — за сутки до восстания — Рокоссовский докладывал, что его войска уже испытывали трудности из-за нехватки горючего, которую вызывал «постоянный отрыв войск от баз снабжения из-за отставания восстановления железных дорог»[25].

8 августа Г. К. Жуков и К. К. Рокоссовский предложили Сталину следующий план действий: после необходимой паузы в несколько дней для отдыха, подтягивания тылов и перегруппировки, с 10 по 20 августа провести ряд подготовительных операций (именно, правым крылом — выход на р. Нарев с захватом плацдарма в районе Пултуска, левым крылом — расширение Сандомирского плацдарма на Висле), и, после новой передышки в 5 дней, с 25 августа начать широкомасштабную операцию по освобождению Варшавы[26]. Борис Соколов и Э. Дручиньский считают, что никаких последствий этот доклад не имел: за ним не последовали соответствующие приказы и варшавская операция так и не была осуществлена на практике[5][27].

Соколов утверждает, что в середине августа все пять немецких танковых дивизий, нанесшие контрудар по РККА под Варшавой, были сняты с варшавского фронта и отправлены на север, чтобы прорубить коридор и восстановить сухопутную связь между группами армий «Север» и «Центр». Соколов полагает, что эта операция теряла смысл в случае советского наступления на Варшаву, так как ослабленные немецкие силы не смогли бы его сдержать, а тем более удержать на севере фронт от Латвии до Одера. Однако войска 1-го Белорусского фронта на Висле не сдвинулись с места, пока немецкая 3-я танковая армия пробивалась к Балтийскому морю у Тукумса[5], который был взят немцами 20 августа[18].

Однако, вопреки мнению Б. Соколова, в Курляндию был переброшен только 39-й танковый корпус. 4-й танковый корпус СС, куда входили дивизии «Мёртвая голова» и «Викинг», остался под Варшавой[17].

По данным Курта Типпельскирха, в середине августа 1-й Белорусский фронт начал наступление севернее Варшавы, в междуречьи Буга и Вислы, и к 18 числу отбросил 9-ю и 2-ю армии вермахта за Буг. 22 августа в наступление перешёл и 2-й Белорусский фронт. В результате к 31 августа советские войска вбили несколько глубоких клиньев в порядки немецких войск, но задуманного прорыва не вышло[18]. 3 сентября наступление возобновилось: немцев отбросили за Нарев и организовали несколько плацдармов возле Пултуска, как и предполагалось в докладе. К 16 сентября наступление выдохлось и фронт стабилизировался по линии реки Вислы[22], при этом за немцами остался Модлин[18].

26 августа 1944 года в Люблине в интервью корреспонденту английской газеты «Санди таймс» и радиокомпании «Би-би-си» в СССР в годы войны Александру Верту, советский маршал польского происхождения (выходец из Варшавы, где на момент восстания проживала его сестра) К.К. Рокоссовский, называя восстание грубой ошибкой, начатой без согласования с руководством Красной Армии, утверждал:

Бур-Коморовский вместе со своими приспешниками ввалился сюда, как рыжий в цирке — как тот клоун, что появляется на арене в самый неподходящий момент и оказывается завернутым в ковер… Если бы здесь речь шла всего-навсего о клоунаде, это не имело бы никакого значения, но речь идет о политической авантюре, и авантюра эта будет стоить Польше сотни тысяч жизней. Это ужасающая трагедия, и сейчас всю вину за неё пытаются переложить на нас. Мне больно думать о тысячах и тысячах людей, погибших в нашей борьбе за освобождение Польши. Неужели же вы считаете, что мы не взяли бы Варшаву, если бы были в состоянии это сделать? Сама мысль о том, будто мы в некотором смысле боимся Армии Крайовой, нелепа до идиотизма.

Южнее Варшавы продолжались упорные бои вокруг советских плацдармов в районе Пулавы и у реки Пилицы в районе Варка. Плацдармы были расширены РККА, но прорыв немецких порядков не удался[16][18].

47-я армия, остановленная возле варшавской Праги и растянувшая свои порядки на 80 км, до 20 августа оставалась в этом районе в полном одиночестве. 20 августа с ней соединилась 1-я польская армия генерала Берлинга[20].

В начале сентября советская фронтовая разведка обнаружила несколько германских частей, участвовавших в сражении со 2-й танковой армией, севернее Варшавы — в районе северных плацдармов на Висле[26]. Прежде всего, речь шла о танковой дивизии «Викинг», незадолго до этого переброшенной в район Модлина для отдыха и пополнения, но вынужденной вступить в бой с наступающими частями РККА[17]. Полученные данные позволили принять решение об ударе в районе варшавской Праги, что было проделано совместно 47-й армией и 1-й польской армией 10 сентября. 13 сентября немцы очистили Прагу, переправив остатки своих войск на другой берег и взорвав мосты. Попытка советских войск высадить разведывательные соединения по ту сторону реки с ходу, на плечах отступающего противника, не удалась[26].

Политическая позиция Сталина в отношении восстания

30 июля в Москву приехал Миколайчик, который имел беседы со Сталиным 3 и 9 августа; Миколайчик просил Сталина о поддержке восстания, однако отказывался пойти навстречу Москве в вопросе о границах и в вопросе о власти (Сталин предлагал коалиционное правительство из лондонских министров и членов Люблинского комитета). Ко времени этих переговоров, относится доклад Жукова-Рокоссовского от 8 августа[5].

9 августа Миколайчик окончательно отверг предложение Сталина создать правительство совместно с Люблинским комитетом[5]. 12 августа появилось заявление ТАСС, впервые определившее официальное отношение Советского правительства к восстанию: СССР отмежевывался от него и заявлял, что «ответственность за происходящее в Варшаве падает исключительно на польские эмигрантские круги в Лондоне»[28]. В письме Миколайчику, направленному 4 дня спустя, Сталин в резких выражениях повторил эту позицию и охарактеризовал восстание как «легкомысленную авантюру»[29].

При этом Сталин запретил посадку на советских аэродромах[30] британских и американских транспортных самолётов, доставлявших оружие и боеприпасы повстанцам, что затруднило помощь повстанцам воздушным путём, так как ближайшие авиабазы союзников находились на юге Италии и в Великобритании. 18 августа заместитель наркома иностранных дел СССР А.Я. Вышинский, заявил послу США в Москве:

« Советское правительство, конечно же, не может возражать против того, чтобы английские и американские самолёты сбрасывали оружие в районе Варшавы, поскольку это дело американцев и британцев. Но оно решительно возражает против того, чтобы британские или американские самолёты после сброса оружия в районе Варшавы приземлялись на советской территории, поскольку советское правительство не хочет связывать себя прямо или косвенно с авантюрой в Варшаве[9][31]. »

Черчилль и Рузвельт продолжали настойчиво убеждать Сталина оказать помощь восстанию самому и позволить сделать это союзникам:

« Мы думаем о том, какова будет реакция мирового общественного мнения, если антинацисты в Варшаве будут на самом деле покинуты. Мы полагаем, что все мы трое должны сделать всё от нас зависящее, чтобы спасти возможно больше находящихся там патриотов. Мы надеемся, что Вы сбросите наиболее необходимое снабжение и оружие полякам — патриотам Варшавы. В ином случае, не согласитесь ли Вы помочь нашим самолётам сделать это весьма быстро? Мы надеемся, что Вы это одобрите. Фактор времени имеет крайне важное значение[9]. »

Сталин отвечал на это следующим образом:

« Рано или поздно, но правда о кучке преступников, затеявших ради захвата власти варшавскую авантюру, станет всем известна. Эти люди использовали доверчивость варшавян, бросив многих почти безоружных людей под немецкие пушки, танки и авиацию. Создалось положение, когда каждый новый день используется не поляками для дела освобождения Варшавы, а гитлеровцами, бесчеловечно истребляющими жителей Варшавы.

…Между тем советские войска, встретившиеся в последнее время с новыми значительными попытками немцев перейти в контратаки, делают всё возможное, чтобы сломить эти контратаки гитлеровцев и перейти на новое широкое наступление под Варшавой. Не может быть сомнения, что Красная Армия не пожалеет усилий, чтобы разбить немцев под Варшавой и освободить Варшаву для поляков. Это будет лучшая и действительная помощь полякам-антинацистам[9].

»

Причины остановки наступления Красной армии

До настоящего времени существуют две точки зрения по вопросу о причинах, по которым советские наступательные действия под Варшавой были прекращены. Согласно точке зрения эмигрантского правительства, главной причиной этого было желание Сталина, чтобы силы АК в Варшаве были разгромлены немцами, что однозначно решило бы вопрос о власти в Польше в пользу просоветского Люблинского комитета.

«Они (русские) хотели, чтобы некоммунистические поляки были полностью уничтожены» — пишет в своих мемуарах Черчилль[9]. «Мы ждём тебя — а ты медлишь и медлишь. Ты нас боишься — и мы это знаем. Хочешь, чтобы все мы сложили головы, Нашей гибели под Варшавой ждёшь» — писал незадолго до своей гибели боец батальона «Парасоль» и поэт Юзеф Щепаньский («Жютек»)[32]. Как утверждает в своих воспоминаниях Г. С. Померанц — (в то время гвардии младший лейтенант, парторг 3-го батальона 291 гв. с. п. 96 гв. сд, входившей в состав 28-й армии 1-го Белорусского фронта):

Между тем восстала Варшава. Мы без команды стали сворачивать палатки (армия была выведена из боя и отдыхала перед большим маршем). Но в середине дня приказано было снова разбить палатки: в Варшаву мы не пойдем. А на другой день газеты сообщили, что по стратегическим соображениям помочь Варшаве нельзя. Почему нельзя? Шесть дивизий, то есть 54 батальона, больше 400 орудий и около 300 миномётов, не говоря об артиллерии армейского и фронтового подчинения. Весь день нам совестно было глядеть друг другу в глаза. Слишком явная ложь[33].

Согласно отчётам, подготовленным начальником оперативного управления Генштаба Красной армии генерал-лейтенантом Штеменко, 28-я армия 1-го Белорусского фронта на протяжении августа 1944 вела наступательные бои, к 15.08.1944 достигнув Ядув, Дзежанув, Вуювка (52-60 км северо-восточнее Варшавы) и наткнувшись на сильно укреплённые позиции противника, после нескольких неудачных попыток их прорвать остановилась и отражает контратаки противника, занимаясь укреплением достигнутых рубежей[34].

Как полагает историк Борис Соколов, окончательно судьба восстания была решена Сталиным 9 августа, когда Миколайчик отверг его предложение создать правительство совместно с Люблинским комитетом[5].

Согласно второй точке зрения, являвшейся официальной в СССР, но разделявшейся и западными историками[22], наступление советских войск замедлилось по чисто военным причинам. Растянутые вследствие быстрого продвижения коммуникации не позволяли наладить снабжение армий 1-го Белорусского фронта и подвести необходимые подкрепления. В свою очередь, сокращение коммуникаций вермахта позволило немцам перебросить с запада и северо-востока боеспособные танковые и стрелковые соединения, которые нанесли советским войскам серьёзное поражение в районе РадзыминВоломин—Окунев, окружив и практически уничтожив 3-й танковый корпус Веденеева[17]. Красная армия подвергалась постоянным контрударам и с большими потерями смогла выйти к Варшаве лишь к середине сентября. К этому времени очаги восстания были локализованы, а мосты через Вислу — взорваны. Командующий 1-м Белорусским фронтом Рокоссовский указывает на полную неожиданность восстания и несогласованность действий его руководства с командованием Красной армии, отмечая, что захват и удержание Варшавы был возможен лишь при начале восстания при непосредственном приближении войск Красной армии к городу[35].

Снабжение восставших

Снабжение со стороны западных союзников

С момента начала восстания представители эмигрантского правительства Польши в Лондоне обратились к военному и политическому руководству союзников с просьбами оказать помощь восставшим.

Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, после безуспешных попыток склонить Сталина к более активным действиям по поддержке Варшавского восстания, постарался организовать снабжение восставших по воздуху.

Первый вылет (в котором участвовали только самолеты с польскими экипажами) был произведен в ночь с 4 на 5 августа 1944 года. В общей сложности, ВВС Великобритании, Южноафриканские ВВС и польские авиаторы под общим британским командованием совершили более 200 авиарейсов (305 самолето-вылетов)[36] с авиабаз в Италии. До 14 августа 1944 года в ходе операции было сброшено оружие для 2 тыс. человек, потеряно 14 самолётов и 13 экипажей[37]. Советские ВВС участия в операции не принимали.

Позднее СССР согласился предоставить воздушный коридор, и 18 сентября 1944 года в рамках операции «Фрэнтик», была проведена ещё одна, самая массированная акция по сбросу военных грузов, в которой участвовали 105 бомбардировщиков и 62 истребителя «мустанг». В этот день было сброшено 1284 контейнера (из них повстанцам попало 228) и потерян 1 самолёт в районе Варшавы. В дальнейшем, вылеты в район Варшавы с целью снабжения восставших западными союзниками не осуществлялись[38].

Всего, в ходе операции западными союзниками было сброшено 239 тонн грузов[39], в том числе: 5330 автоматов, пистолетов и карабинов, 45 тонн продовольствия и 25 тонн лекарств, однако часть выброшенных грузов попала к немцам или была утрачена в связи с тем, что транспортные контейнеры сбрасывались с больших высот (3000-4000 метров)[36].

Из 637 польских летчиков, принимавших участие в операции, было сбито 112 человек (16 экипажей), 78 из них погибли[38].

По оценкам Э. Дручиньского, в августе-сентябре на Варшаву и близлежащие леса было сброшено 1344 шт. стрелкового оружия (из них подобрано АК 540), 380 ручных пулемётов (обнаружено 150), 48 882 шт. патронов для стрелкового оружия (подобрано 19 312), 3 323 998 — для пистолетов-пулемётов (подобрано 1 313 239), 1 907 342 для ручных пулемётов (подобрано 753 549), 13 739 ручных гранат (найдено 5427), 3115 противотанковых гранат (найдено 1230), 8460 кг взрывчатки (найдено 3342 кг.)[40].

По данным Р. Назаревича, западными союзниками в район Варшавы было сброшено не только лёгкое стрелковое оружие, но и тяжелое пехотное вооружение: 13 миномётов и 230 противотанковых ружей (однако значительная часть этого оружия не попала в распоряжение повстанцев)[41].

Снабжение со стороны СССР

Выбросы вооружения и военных грузов в район Варшавы продолжались с 13 по 30 сентября 1944 года. С 13 сентября по 1 октября 1944 советская авиация произвела более 5000 самолёто-вылетов (в том числе, 700 самолёто-вылетов было произведено силами 1-й авиационной дивизии Войска Польского), авиацией Белорусского фронта было совершено 4821 самолёто-вылетов в район Варшавы, из них 2535 - со сбросом грузов, 1361 - с нанесением штурмовых и бомбовых ударов по противнику, 925 - на прикрытие с воздуха восставших районов и 100 - на подавление средств ПВО противника. Восставшим было сброшено одно 45-мм противотанковое орудие (с боекомплектом в 30 шт. артиллерийских снарядов); 156 шт. 50-мм миномётов (с боекомплектом в 37 216 шт. 50-мм миномётных мин), 505 противотанковых ружей, 1478 автоматов; 520 винтовок; 669 карабинов; 41 780 гранат, более 3 млн патронов, средства связи, 131 221 кг продовольствия и 515 кг медикаментов[42][43].

Авиаподдержка восставших авиацией Войска Польского

Помимо советской авиации, в период Варшавского восстания боевые вылеты на поддержку восставших совершали польские лётчики 1-й авиационной дивизии Войска Польского:

  • в общей сложности, в ходе боевых вылетов в районе Варшавы были уничтожены 10 батарей полевой артиллерии, 9 батарей противотанковой артиллерии, 3 зенитные батареи, 7 тяжёлых орудий и несколько автомашин[44].
  • кроме того, 2-й лёгкий бомбардировочный авиаполк совершал ночные вылеты в район Варшавы со сбросом грузов для восставших[44].

Занятие Красной армией Праги.

Патруль повстанцев
Повстанцы-харцеры

10 сентября, когда восстание в значительной степени уже было подавлено, советские войска вновь перешли в наступление и 14 сентября овладели Прагой — предместьем Варшавы на восточном берегу Вислы.

Десантная операция 1-й армии Войска Польского (15-23 сентября 1944)

Непосредственно после завершения боев в районе Праги, части 1-й армии Войска Польского предприняли попытку переправиться на западный берег Вислы с целью оказать помощь восставшим. Советское военное командование выделило для поддержки польских частей:

  • пять артиллерийских бригад, один миномётный полк[45], а также шесть артиллерийских дивизионов Резерва Верховного Главнокомандования[46];
  • два батальона химзащиты и два огнемётных батальона (для постановки дымовой завесы)[46];
  • 274-й батальон автомобилей-амфибий (48 машин).

Зенитное прикрытие района переправы обеспечивали части зенитной артиллерии 1-й армии Войска Польского, 24-я зенитно-артиллерийская дивизия Резерва Верховного Главнокомандования и авиация 16-й воздушной армии[46].

  • в оперативное подчинение 1-й армии Войска Польского из состава 8-й гвардейской армии передали 226-й гвардейский стрелковый полк, который должен был развивать наступление в случае успеха десантной операции[46].

Как пишет генерал Ю. Бордзиловский (в 1944 году - командующий инженерных войск 1-й армии Войска Польского, лично руководивший десантной операцией), перед началом операции в состав инженерных войск 1-й армии Войска Польского входили следующие части и подразделения:

  • 1-я саперная бригада Войска Польского (8-й, 9-й, 10-й, 11-й саперные батальоны с одним понтонным парком понтонов НЛП);
  • 7-й отдельный инженерный батальон с одним понтонным парком понтонов НЛП;
  • 6-й понтонный батальон с одним понтонным парком понтонов Н2П.

В общей сложности, в распоряжении инженерных войск имелось 24 шт. понтонов Н2П; 51 шт. складных понтонов НЛП; 30 шт. десантных складных лодок ДСЛ; 41 шт. горных надувных лодок ЛГ-12 и 175 шт. саперных деревянных лодок СДЛ.

  • в ночь с 15 на 16 сентября 1944 года в районе Саска-Кемпы началась переправа частей 3-й пехотной дивизии Войска Польского, за шесть часов на западный берег были переправлены свыше 400 бойцов 9-го пехотного полка Войска Польского, два артиллерийских орудия, 15 ПТР и пулемётов. Переправа проходила под непрерывным огнем артиллерии противника, однако 19 понтонов НЛП совершили 22 рейса, потери сапёрных частей составили 37 человек (в т.ч., 19 убитыми и утонувшими) и 13 понтонов НЛП.
  • в ночь с 16 на 17 сентября 1944 года за семь часов на западный берег были переправлены свыше 1300 бойцов из 7-го и 19-го пехотных полков Войска Польского, три артиллериских орудия, 35 пулемётов. Под артиллерийским огнём 23 понтона НЛП и два 10-тонных парома совершили 71 рейс, потери сапёрных частей составили 36 человек и 17 понтонов НЛП.
  • в ночь с 17 на 18 сентября 1944 года в течение трех часов продолжалась переправа на западный берег подразделений 3-й пехотной дивизии Войска Польского, на восточный берег было эвакуировано более 100 раненых. Всего под артиллерийским огнем противника было совершено 8 рейсов, в переправе участвовали польские саперные части (17 понтонов НЛП, 30 лодок ДСЛ и три 10-тонных парома), а также советский батальон автомобилей-амфибий (15 автомашин-амфибий). Потери польских сапёрных частей составили 34 человека (в т.ч., 10 убитыми и утонувшими), 14 понтонов НЛП и 30 лодок ДСЛ, "с переправочными средствами сложилась критическая ситуация - в распоряжении оставалось только 15 понтонов, еще один находился в ремонте".
  • в ночь с 18 на 19 сентября 1944 года в переправе участвовали три понтона НЛП, шесть лодок ДСЛ и 15 лодок СДЛ, которые совершили 12 рейсов под артиллерийским огнем противника. На западный берег Вислы были доставлены 20 тонн боеприпасов и три 45-мм противотанковых орудия. Потери саперных частей составили 10 человек (в т.ч., 7 убитыми и утонувшими), один понтон НЛП и четыре лодки ДСЛ.
  • вечером 19 сентября 1944 года была предпринята попытка переправы на новом участке, в районе между железнодорожным мостом и мостом Понятовского. Под огнем противника на западный берег были переправлены два пехотных батальона, одна миномётная рота, одна рота автоматчиков, полурота ПТР и 15 45-мм противотанковых орудий. Потери саперных частей составили 29 человек, 12 понтонов НЛП, 24 лодки ЛГ-12 и 16 лодок СДЛ.

Таким образом, десантная операция была прекращена, поскольку были утрачены все 48 автомобилей-амфибий[47] и практически все имевшиеся в распоряжении понтоны. Снабжение частей, находившихся на левом берегу Вислы и эвакуация раненых продолжались с использованием лодок до 23 сентября (было доставлено 460 ящиков боеприпасов и 10 тонн продовольствия).

  • ночью 23 сентября 1944 года была произведена эвакуация ранее переправленных частей Войска Польского, а также группы присоединившихся к ним повстанцев. Операция окончилась неуспехом. В ходе операции общие потери Войска Польского составили 3764 солдат и офицеров, в том числе 1987 чел. убитыми на западном берегу Вислы (1921 военнослужащих 3-й пехотной дивизии Войска Польского и 366 военнослужащих 2-й дивизии Войска Польского)[48], потери ранеными составили 289 военнослужащих[49].

Для ликвидации плацдарма немецкое командование было вынуждено выделить 7500 военнослужащих, 10 танков и 40 САУ при поддержке артиллерии и авиации в составе[50]:

  • ударной группы Шмидта из состава 46-го танкового корпуса;
  • ударной группы Рора из соединения фон Баха;
  • ударной группы из соединения Дирлевангера;
  • резервов из состава боевой группы Рейнефарта.

Таким образом, в ходе боев на плацдарме натиск на позиции повстанцев был уменьшен.

Поражение восстания. Капитуляция восставших

Бои продолжались, росло число жертв среди гражданского населения, не хватало продовольствия, медикаментов и воды.

2 октября 1944 года Бур-Коморовский подписал капитуляцию; сдавшимся участникам восстания был гарантирован статус военнопленных. За 63 дня восстания погибли 10 тыс. повстанцев, 17 тыс. попали в плен, 7 тыс. пропали без вести.

Кроме того, погибло около 150 тысяч гражданского населения, большая часть города была разрушена (позже специальные немецкие бригады уничтожали уцелевшие здания), около 520 тысяч жителей были изгнаны из города.

В ходе капитуляции повстанцы сдали немцам значительное количество оружия (хотя, есть сведения, что часть оружия была ими уничтожена, выведена из строя или спрятана): 5 противотанковых орудий, 57 миномётов, 54 противотанковых ружья, 23 станковых и 151 ручной пулемёт, 878 автоматов, 1696 винтовок, около 1000 пистолетов и револьверов, значительное количество боеприпасов[51].

Немцы также понесли значительные потери: погибли около 10 тыс. солдат, около 6 тыс. пропали без вести, немецкие войска потеряли 300 единиц бронетехники, 22 орудия и 340 автомашин.

Улица Варшавы во время восстания
Захваченная повстанцами самоходка «Хетцер», встроенная в баррикаду на площади Наполеона

Восстание не достигло ни военных, ни политических целей, но стало для поляков символом мужества и решительности в борьбе за независимость.

В советской историографии восстание рассматривалась как плохо подготовленная авантюра. Вся ответственность за провал восстания возлагалась на эмигрантское правительство в Лондоне.

В искусстве

События Варшавского восстания отражены в значительном количестве кинофильмов, монументальном и изобразительном искусстве, поэзии, а также в литературно-художественных и публицистических произведениях.

  • х/ф «Канал» (Польша, 1956).
  • х/ф "Каменное небо" (Польша, 1959)
  • х/ф "Час W" (Польша, 1979)
  • второй фильм киноэпопеи Ю.Н. Озерова «Cолдаты свободы» большей частью посвящен восстанию в Варшаве.
  • поэт-фронтовик Иван Бауков написал стихотворение "Горит Варшава";
  • упоминается в стихотворении Владимира Высоцкого «Дорожный дневник» (1973);
  • повесть Ежи Стефана Ставинского «Записки молодого варшавянина»;
  • Шведская метал-группа Sabaton посвятила восставшей Варшаве песню «Uprising» с альбома Coat of Arms
  • Металл-группа Hail of Bullets выпустила в 2009 году EP под названием «Warsaw Rising»
  • Польская рок-группа Lao Che в 2005 году выпустила альбом «Powstanie Warszawskie» состоящий из 10 песен, повествующих о восстании

См. также

Примечания

  1. 1 2 COMPARISON OF FORCES, Warsaw Rising Museum.  (англ.)
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 Warsaw Uprising: FAQ.  (англ.)
  3. 1 2 3 4 5 Советская военная энциклопедия. — Т. 2. — С. 22—23.
  4. Тейлор А. Вторая мировая война. Цит. по: Вторая мировая война: два взгляда. М.,1995. С.539.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 Борис Соколов. Стоп-приказ
  6. Э. Дручиньский. Варшавское восстание // Другая война. 1939—1945. / под общ. ред. акад. Ю. Афанасьева. М., изд-во РГГУ, 1996. стр.343
  7. «Очерки Истории Российской Внешней Разведки». Т. 4, М., 1999 г.
  8. 1 2 Э. Дручиньский. Варшавское восстание // Другая война. 1939—1945. / под общ. ред. акад. Ю. Афанасьева. М., изд-во РГГУ, 1996. стр.345
  9. 1 2 3 4 5 У.Черчилль. Вторая мировая война. Триумф и трагедия
  10. Яковлева Е. В. Польша против СССР. 1939—1950. М., 2007. С.292.
  11. Мартиросян А. Б. На пути к победе. М., 2008. С.138.
  12. Mariusz Skotnicki. Miotacz ognia wzór „K” // „Nowa Technika Wojskowa”, № 7, 1998.
  13. Анатолий Азольский. Связник Рокоссовского // журнал "Дружба народов", № 5, 2004
  14. Романько О. В. Мусульманские легионы во Второй мировой войне. М., 2004. с. 217—218
  15. Лавренов С. Я., Попов И. М. Крах Третьего рейха. M.: OOO "Фирма «Издательство ACT», 2000. — 608 с. ISBN 5-237-05065-4.
  16. 1 2 3 Гудериан Гейнц. Воспоминания солдата. Смоленск.: "Русич", 1999
  17. 1 2 3 4 Wiking Division
  18. 1 2 3 4 5 6 Курт Типпельскирх. История Второй мировой войны. СПб., Полигон; М., АСТ, 1999
  19. А.И. Радзиевский. Танковый удар: танковая армия в наступательной операции фронта по опыту Великой Отечественной войны М., Воениздат, 1977
  20. 1 2 3 4 Гланц, Дэвид. Битва титанов. Как Красная армия остановила Гитлера. М., АСТ; Астрель. 2007
  21. Davies, Norman Rising '44. The Battle for Warsaw. London: Pan Books. 2004. ISBN 0-330-48863-5.
  22. 1 2 3 Лиддел Гарт Б.Х. Стратегия непрямых действий. М.: "Иностранная литература", 1957
  23. Э. Дручиньский. Варшавское восстание // Другая война. 1939—1945. / под общ. ред. акад. Ю. Афанасьева. М., изд-во РГГУ, 1996. стр.346
  24. Jan Nowak-Jeziorański. «Białe plamy wokół Powstania» // "Gazeta Wyborcza", № 177 от 31.07.1993, str.13
  25. Русский архив: Великая Отечественная. Том 14 (3-1). СССР и Польша М.: ТЕРРА, 1994
  26. 1 2 3 С. М. Штеменко. Генеральный Штаб в годы войны. М.: Воениздат, 1989.
  27. Э. Дручиньский. Варшавское восстание // Другая война. 1939—1945. / под общ. ред. акад. Ю. Афанасьева. М., изд-во РГГУ, 1996. стр.348-349
  28. Э. Дручиньский. Варшавское восстание // Другая война. 1939—1945. / под общ. ред. акад. Ю. Афанасьева. М., изд-во РГГУ, 1996. стр.349
  29. Э. Дручиньский. Варшавское восстание // Другая война. 1939—1945. / под общ. ред. акад. Ю. Афанасьева. М., изд-во РГГУ, 1996. стр.350
  30. в пределах радиуса действия B-17
  31. Norman Davies, Rising '44: The Battle for Warsaw. London: Pan Books. 2004. ISBN 0-330-48863-5, стр. 301—302
  32. Józef Szczepański Czerwona zaraza
  33. С. Г. Померанц. Записки гадкого утенка
  34. Операция «Багратион». Освобождение Белоруссии — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2004. ISBN 5-224-04603-3
  35. Рокоссовский К. К. Солдатский долг. М.: Воениздат, 1988.
  36. 1 2 Большая Российская Энциклопедия / редколл., гл. ред. Ю. С. Осипов. том 4. М., «Научное издание „Большая российская энциклопедия“», 2006. стр.619-620
  37. Рышард Назаревич. Варшавское восстание, 1944 год: политические аспекты. М., "Прогресс", 1989. стр.107
  38. 1 2 Рышард Назаревич. Варшавское восстание, 1944 год: политические аспекты. М., "Прогресс", 1989. стр.191
  39. The Warsaw Rising
  40. Э. Дручиньский. Варшавское восстание // Другая война. 1939—1945. / под общ. ред. акад. Ю. Афанасьева. М., изд-во РГГУ, 1996. стр.353
  41. Рышард Назаревич. Варшавское восстание, 1944 год: политические аспекты. М., "Прогресс", 1989. cтр.193
  42. Доклад командования 1-го Белорусского фронта Верховному главнокомандующему И.В. Сталину о масштабах помощи повстанцам Варшавы от 02.10.1944 № 001013/оп (секретно)
    цит. по: Зенон Клишко. Варшавское восстание. Статьи, речи, воспоминания, документы. М., Политиздат, 1969. стр.265-266.
  43. Армии стран Варшавского договора. (справочник) / А. Д. Вербицкий и др. М., Воениздат, 1985. стр.107
  44. 1 2 М.И. Семиряга. Борьба народов Центральной и Юго-Восточной Европы против немецко-фашистского гнёта. М., "Наука", 1985. стр.169
  45. Освободительная миссия Советских Вооружённых сил во второй мировой войне / под общ.ред. А.А. Гречко. М., Политиздат, 1971. стр.104
  46. 1 2 3 4 М.Е. Монин. Содружество, рожденное в боях (о совместной борьбе советских вооружённых сил и армий Восточной и Юго-Восточной Европы против войск фашистской Германии). М., Воениздат, 1971. стр.96-97
  47. Збигнев Залуский. Сорок четвёртый. События, наблюдения, размышления. / пер. с польск. П. К. Костикова. М., Воениздат, 1978. стр.160
  48. Память о совместной борьбе. О советско-польском боевом братстве в годы борьбы с немецким фашизмом. / сост. Г. Лобарев, Л. Грот; под общ. ред. В. Светлова. - М., Политиздат; Варшава, изд-во национальной обороны ПНР. 1989. стр.189-190
  49. Э. Дручиньский. Варшавское восстание // Другая война. 1939—1945. / под общ. ред. акад. Ю. Афанасьева. М., изд-во РГГУ, 1996. стр.357
  50. Збигнев Залуский. Пропуск в историю. М., "Прогресс", 1967. стр.131-132
  51. Р. Назаревич. Варшавское восстание, 1944 год: политические аспекты. М., «Прогресс», 1989. стр.212

Литература

Ссылки


Wikimedia Foundation. 2010.

Поможем сделать НИР

Полезное


Смотреть что такое "Варшавское восстание (1944)" в других словарях:

  • Варшавское восстание 1944 — Варшавское восстание исторические события, проходившие в польском городе Варшава. Варшавское восстание 1794 года эпизод восстания Костюшко Варшавское восстание 1944 года …   Википедия

  • Варшавское восстание 1944 — вооруженное выступление (1 августа  2 октября) в оккупированной немецко фашистскими войсками Варшаве. Начато руководством Армии Крайовой (АК). Приняло массовый характер, было поддержано членами Польской рабочей партии и частями Армии Людовой.… …   Энциклопедический словарь

  • Варшавское восстание 1944 года — Варшавское восстание (1944) Операция «Буря», Вторая мировая война Позиции восставших на 4 августа 1944 года. Дата …   Википедия

  • Варшавское восстание 1944 года — Варшавское восстание антифашистское вооруженное выступление, проходившее с 1 августа по 2 октября 1944 года во время второй мировой войны. Восстание началось 1 августа 1944 года в оккупированной немецко фашистскими войсками польской столице под… …   Энциклопедия ньюсмейкеров

  • ВАРШАВСКОЕ ВОССТАНИЕ 1944 — антигитлеровское восстание в Варшаве; часть его участников стремилась не только к изгнанию нем. фаш. оккупантов, но и к возрождению Польши как демократич. гос ва, тогда как его организаторы преследовали антинар. и антисов. цели. После вступления… …   Советская историческая энциклопедия

  • Варшавское восстание 1944 —         антифашистское вооружённое выступление в Варшаве 1 августа 2 октября 1944. Было организовано и начато подчинёнными польскому лондонскому эмигрантскому правительству подпольными реакционными силами (Армия Крайова (АК) и др.),… …   Большая советская энциклопедия

  • Варшавское восстание 1 августа — 2 октября 1944 года — Варшавское восстание антифашистское вооруженное выступление в оккупированной немецко фашистскими войсками Варшаве 1 августа 2 октября 1944 года во время 2 й мировой войны. Организовано руководителями Армии Крайовой (АК) с целью овладеть Варшавой… …   Энциклопедия ньюсмейкеров

  • ВАРШАВСКОЕ ВОССТАНИЕ — 1944 вооруженное выступление (1 августа 2 октября) в оккупированной немецко фашистскими войсками Варшаве. Начато руководством Армии Крайовой (АК) в рамках разработанного польским эмигрантским правительством плана захвата власти. Приняло массовый… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Варшавское восстание — Название «Варшавское восстание» может относиться к следующим событиям, проходившим в польском городе Варшава: Варшавское восстание 1794 года эпизод восстания Костюшко; Варшавское восстание 1830 года см. Польское восстание (1830); Восстание в… …   Википедия

  • Варшавское восстание — (Warsaw Rising) (авг. окт. 1944 г.), восстание поляков в Варшаве в ходе 2 й мировой войны, преследовало цель освободить город от нем. частей до прихода советских войск. Во время наступления Красной Армии советские агенты в Варшаве призывали… …   Всемирная история


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»