Германия это:

Германия
(лат. Germania, от Германцы, нем. Deutschland, буквально — страна немцев, от Deutsche — немец и Land — страна)
        государство в Европе (со столицей в г. Берлин), существовавшее до конца второй мировой войны 1939—45.
         I. Исторический очерк. Первобытнообщинный строй. Археологические данные свидетельствуют, что на территории Г. человек появился за 500—300 тыс. лет до н. э., в эпоху нижнего палеолита (см. Гейдельбергский человек). В Южной Г. обнаружены останки неандертальца (См. Неандертальцы). В переходный период от палеолита к неолиту племенами первобытных рыболовов и охотников были освоены северные районы Г., покрытые прежде ледником. В 3—2-м тыс. до н. э. племена, населявшие территорию Г., занимались уже не только рыболовством и охотой, но и скотоводством и земледелием. К началу 1-го тыс. до н. э. относится появление на территории Г. железных орудий, применявшихся наряду с бронзовыми. В этот период на части территории Г. были распространены археологические культуры лужицкая и гальштатская, которую сменила латенская. Заселившие большую часть территории Г. племена германцев (См. Германцы) в конце 1-го тыс. до н. э. столкнулись с Римским государством. Неоднократные попытки Рима завоевать Г. к В. от Рейна были безрезультатными (в состав Римского государства была включена в конце 1 в. до н. э. лишь небольшая часть территории Г. по левому берегу Рейна). К 4 в. в результате передвижений и смешений племён возникли новые племенные образования германцев, часть из которых в 4—6 вв., в период т. н. Великого переселения народов (См. Великое переселение народов), заняла территорию Западной Римской империи. В Г. прочно осели Алеманны, Бавары, вост. Франки, Саксы, Тюринги, фризы.
         Г. в раннефеодальный период (6—11 вв.). Формирование феодальных отношений происходило в Г. преимущественно на базе разложения первобытнообщинного строя и было ускорено франкским завоеванием. Франки подчинили в 6—8 вв. всю территорию Г., вошедшую т. о. в состав Франкского государства (См. Франкское государство). Завоевание сопровождалось распространением христианства. Наряду с крупным землевладением знати и верхушки общинников появилась королевская и церковная земельная собственность. Началось подчинение свободных крестьян. В правление Каролингов (См. Каролинги) (с середины 8 в.) в Г. всё более перемещался политический центр Франкского государства. С распадом империи Каролингов (см. Верденский договор 843) территория Г. вошла в Восточно-франкское королевство, что положило начало государственному обособлению германских областей. Завершение этого процесса произошло после избрания королём «восточных франков» маркграфа Арнульфа Каринтийского (правил в 887—899), с прекращением в Г. династии Каролингов (911) и, наконец, с избранием в 919 германским королём саксонского герцога Генриха I (правил в 919—936), основателя Саксонской династии, правление которого было важным этапом формирования германского раннефеодального государства. Первоначально территория этого государства простиралась между Рейном, Эльбой и Альпами, включая 4 племенных герцогства: Саксонию, Франконию, Алеманнию (Швабию) и Баварию; в 870—80 были присоединены Лотарингия (окончательно в 925) и Фризия (Фрисландия).
         В германском раннефеодальном государстве происходил рост крупного феодального землевладения, масса крестьян вовлекалась в личную и поземельную зависимость от феодальных собственников. Однако этот процесс протекал в Г. сравнительно медленно и неравномерно. В Саксонии и альпийских областях свободное крестьянское землевладение сохранялось до конца 11 в. В отличие от ряда стран Западной Европы того времени, уже вступивших в стадию феодальной раздробленности, Г. представляла ещё относительно единое государственное целое, и королевская власть обладала значительной силой. Сохранялась в том или ином виде раннефеодальная система судебно-административного устройства (с делением на графства и сотни), существовала общегосударственная военная организация с обязательной военной службой всех свободных людей и военной повинностью вассалов в пользу короля. Главную опасность для единства государства представляли племенные герцоги. Оттон I (правил в 936—973) успешно вёл борьбу с сепаратизмом герцогов, пытаясь превратить их в должностных лиц государства. Основной опорой короля стал епископат. В объединительной политике первых королей Саксонской династии значительную роль играл и внешний фактор — отражение нападений кочевников-венгров, а также норманнов. С венгерской опасностью было покончено в результате победы на Лехе (955). Нормандские набеги прекратились только в начале 11 в. Германское феодальное государство само переходит к завоевательной политике. На В. главным объектом захватов были земли полабских славян (См. Полабские славяне). При Оттоне I были подчинены племенные союзы бодричей, лютичей и сербо-лужичан, на территории расселения которых были созданы немецкие марки. Однако в результате успешных восстаний 983 и 1002 лютичи и бодричи освободились от власти захватчиков. В 951 Оттон I подчинил Северную Италию; в 962 он занял Рим и был коронован римским папой, получив титул императора. Этим было положено начало «Священной Римской империи» (См. Священная Римская империя) и систематическим грабительским походам германских королей в Италию. В 1032—34 к империи было присоединено королевство Бургундия (Арелат); в вассальную зависимость от империи попала Чехия.
         Г. в период развитого феодализма (конец 11—конец 15 вв.). К концу 11 в. всё население Г. было втянуто в феодальные отношения. Начинается интенсивный рост феодальных городов. Некоторые из них на Рейне и Дунае (Кельн, Майнц, Вормс, Страсбург, Аугсбург) возникли на месте старых римских укреплений, большинство — из новых средневековых ремесленных и торговых поселений. Первоначально города находились в полной вотчинной зависимости от своих сеньоров — епископов, светских феодалов или короля. В ходе революционного коммунального движения (См. Коммунальное движение) (начавшегося в Г. восстаниями в рейнских городах: Вормсе, 1071, Кельне, 1074, и др., и продолжавшегося вплоть до 13—14 вв.) многие города добились освобождения от власти сеньоров, самоуправления (различного по своему объёму и характеру), личной свободы горожан («Городской воздух делает свободным» — гласила немецкая пословица). Наибольшую самостоятельность получили вольные имперские города (которыми стали и некоторые епископские города); к концу 15 в. их было более 80. Большую зависимость от сеньоров сохранили земские (княжеские) города.
         С середины 11 в. в Г. усиливается политическая децентрализация. Крупные феодалы, приобретая всю полноту судебно-административной власти, создавали замкнутые владения. Императоры Франконской династии (1024—1125) пытались бороться с этими тенденциями, опираясь на рыцарей и министериалов (См. Министериалы), а в некоторых случаях и на города, но вместе с тем они шли на дальнейшие уступки земельным магнатам, чтобы иметь их поддержку в итальянской политике и в борьбе с папством. Конрад II (правил в 1024—39) и Генрих III (правил в 1039—56) держали под своей властью немецкий епископат и господствовали над папской курией, но во 2-й половине 11 в. папство, используя феодальные смуты в Г., освободилось от этой зависимости. Попытка Генриха IV (царствовал в 1056—1106) собрать и укрепить королевский домен в Саксонии и Тюрингии вызвала Саксонское восстание 1073—1075 (См. Саксонское восстание 1073-75), в котором противоречиво переплелись интересы местной знати с интересами свободных и зависимых саксонских крестьян. Папа Григорий VII, выступивший с притязаниями на политическое господство в феодальном мире, повёл ожесточённую борьбу с Генрихом IV за право назначать в империи епископов и аббатов, которое находилось в руках императора. В т. н. споре за инвеституру (См. Инвеститура) между империей и папством (с 1076) часть немецких князей, стремясь к ослаблению центральной власти в Г., поддержала папство. В результате длительной и упорной борьбы, окончившейся только в 1122 компромиссным Вормсским конкордатом, в Г. усилилась самостоятельность церковных и светских князей.
         Императоры династии Штауфенов (1138—1254), видя невозможность укрепить власть над немецкими князьями с помощью внутригерманских сил, пытались создать базу своего могущества в Италии. Фридрих I Барбаросса (правил в 1152—90) задался целью подчинить города Северной Италии, чтобы сделать их объектом постоянной фискальной эксплуатации. Но Ломбардская лига итальянских городов нанесла ему в 1176 поражение при Леньяно и заставила отказаться от этих попыток. В то время как императоры вели войны в Италии, некоторые немецкие князья, особенно саксонские, под видом крестовых походов против язычников завоёвывали земли славян и др. народов за Эльбой и в Прибалтике. Генрих Лев захватил земли бодричей, где было основано подвассальное герцогство Мекленбург (1170), Альбрехт Медведь земли лютичей, составившие ядро маркграфства Бранденбург. В 13 в. орден меченосцев (См. Меченосцы) захватил земли ливов и эстов, Тевтонский орден земли пруссов (См. Пруссы). Территория Г. на В. увеличилась вдвое. Здесь возникали крупные самостоятельные княжества. Экспансия на Восток («Дранг нах Остен») ещё больше изменила соотношение сил в герм. феодальном государстве в пользу князей и способствовала дальнейшему его дроблению. Завоёванные земли заселялись нем. колонистами, местное население насильственно онемечивалось.
         Развернувшаяся в конце 12—начале 13 вв. борьба за престол (Филипп Швабский из династии Штауфенов и Оттон IV из рода Вельфов (См. Вельфы)) была использована папой Иннокентием III для нового вмешательства папства в германские дела и фактического подчинения Г. Восстановивший с помощью папы свои права на престол Фридрих II Штауфен (правил в 1212—50) был одновременно императором и сицилийским королём. Он стремился прежде всего укрепить власть над Южной Италией и Сицилией. Чтобы получить «свободу рук» в своей имперской политике в Г., он шёл на уступки князьям, способствуя укреплению их территориальных владений. В 1220 князьям церкви была предоставлена привилегия, гарантировавшая неприкосновенность их владений и закреплявшая за ними всю юрисдикцию в епископских городах. В 1231—32 привилегии получило сословие светских князей. В борьбе с северо-итальянскими городами, папами, их союзниками Штауфены потерпели поражение, их род был истреблен. В период междуцарствия (1254—73) в стране господствовала феодальная анархия. Города, объединяясь в союзы (Рейнский союз городов (См. Рейнские союзы городов), основан 1254, и др.), сами пытались обеспечить безопасность торговли, добиться установления «Земского мира» (См. Земский мир), прекращения состояния междуцарствия.
         В то же время в Г. (как и в др. европейских странах того времени) в 13 в. имел место значительный экономический подъём. Во всех областях хозяйства распространялись товарно-денежные отношения, росло цеховое ремесленное производство: в городах по Рейну и на Ю.-З. — ткачество и обработка металлов, в Саксонии и Тюрингии — добыча железа и серебра. Северо-германские города, объединившиеся в Ганзу (См. Ганза), сосредоточили в своих руках почти всю посредническую торговлю между германским побережьем, Скандинавией, Русью, Англией и Нидерландами. Рейнские и юго-западные города были втянуты в средиземноморскую торговлю. Но экономический подъём происходил в условиях прогрессировавшей феодальной раздробленности и обособленности отдельных районов страны и не привёл к её политическому объединению.
         Рост товарно-денежных отношений вызвал значительные изменения в аграрном строе. Феодалы, стремясь увеличить свои доходы, переводили крестьян на натуральные и денежные оброки. Вместо прежней барщинной системы вводились новые формы организации хозяйства и эксплуатации крестьян, предполагавшие ослабление и ликвидацию личной зависимости. В целом в 13—1-й половине 14 вв. положение крестьян несколько улучшилось. В наиболее благоприятных условиях оказались немецкие колонисты в захваченных славянских областях, получившие наделы за сравнительно небольшие в первое время денежные и оброчные повинности в пользу местного князя и землевладельца. В худшем положении были крестьяне юго-западной Г., владевшие небольшими наделами за высокие оброки и отработочные повинности; здесь уже с конца 14 в. проявились первые признаки сеньориальной реакции.
         Политическое развитие Г. с 13 в. характеризуется дальнейшим ростом территориальной раздробленности. Князья превратились в фактически независимых государей. Наибольшим могуществом пользовались Курфюрсты, присвоившие право избрания короля (императора). Королевская власть сохраняла лишь очень ограниченные формальные права верховного сюзеренитета над территориальными князьями, связанными с ней лишь слабой вассальной зависимостью. Императоры стремились сами стать крупнейшими территориальными князьями. Рудольф I Габсбург (правил в 1273—91) употребил свою власть для создания крупного наследственного владения, закрепив за своим домом Австрию и Штирию. Генрих VII Люксембург (правил в 1308—13) добился утверждения своей династии на чешском престоле. Возможность укрепить королевскую власть путём опоры на сильное оппозиционное движение (особенно горожан) против политики папской курии, развернувшееся в Г. в начале 14 в., была упущена королём Людовиком IV Баварским из рода Виттельсбахов (правил в 1314—47), возобновившим старую имперскую политику экспансии в Италию. Избранный курфюрстами на германский престол чешский король Карл I Люксембург (император Карл IV, правил в 1347—78) узаконил политическую раздробленность (см. Золотая булла Карла IV 1356). Высшая власть в империи признавалась за курфюрстами, имевшими право избирать короля (будущего императора) и решать важнейшие общегосударственные дела. Император не располагал действенными общеимперскими органами исполнительной власти и общеимперскими финансами (мог опираться только на свои фамильные владения). Общегерманским законодательным органом был Рейхстаг, состоявший из курии князей и оформившейся позже курии имперских городов. Однако рейхстаг не являлся в подлинном смысле органом сословного представительства, а всецело зависел от князей. В то время как империя распадалась, в княжествах усиливалась местная централизация. Здесь сложились свои местные сословно-представительские учреждения — Ландтаги, состоявшие из представителей земских сословий — дворян, духовенства и горожан.
         Г. в период разложения феодализма и зарождения капиталистических отношений (конец 15 — конец 18 вв.). Г. в конце 15 — 1-й половине 16 вв. Реформация и Крестьянская война 1524 —26. Со 2-й половины 15 в. наметились важные сдвиги в экономическом развитии Г. В горном деле, в текстильной промышленности, в книгопечатании и в некоторых др. отраслях началось зарождение ранних форм капиталистического производства. Среди бюргеров приобретали всё большее значение предприниматели, не связанные с цеховой организацией, в городском плебействе его предпролетарская прослойка. Всё более глубокое проникновение товарно-денежных отношений в сельское хозяйство приводило к обострению борьбы между феодально-зависимым крестьянством и феодалами, стремившимися использовать развитие товарно-денежных отношений в своих интересах. То, что зарождение капиталистических отношений происходило в Г. в условиях усиления феодального нажима на крестьянство (сеньориальная реакция) и углублявшейся политической раздробленности, крайне осложняло и тормозило их дальнейшее развитие. Отсюда — особая острота нараставших в Г. социальных и политических противоречий. Они находили отражение в радикальных политических памфлетах («Реформация императора Сигизмунда» и др.), выдвигавших требования превращения Г. в централизованное государство и проведения ряда коренных социальных реформ, и особенно проявлялись в антифеодальных выступлениях крестьян и горожан в Юго-Западной Г. (движение Ганса Бёхайма, 1476, заговоры («Башмака» в конце 15 — начале 16 вв., восстание «Бедного Конрада» (См. Бедный Конрад), 1514, и др.).
         Нарастание оппозиционного движения внутри страны и усложнение международного положения Г. в обстановке происходившего в Европе процесса образования национальных централизованных государств заставили немецких князей искать путей к реформе государственного устройства империи. В конце 80-х гг. 15 в. в Юго-Западной Г. возникла политическая и военная организация крупных князей — Швабский союз. Руководившая им «княжеская партия» провела на рейхстагах 1495 и 1500 свой проект имперской реформы (запрещение внутренних войн в империи, создание общеимперского управления и суда для улаживания конфликтов между князьями и др.).
         Оппозиционное движение начале 16 в. охватило разные социальные слои (крестьянско-плебейские массы, бюргерство, имперское рыцарство, находившееся в состоянии упадка и видевшее причину этого в жалком состоянии империи). Движение против католической церкви — Реформация, начало которому положило выступление М. Лютера против индульгенций (См. Индульгенция) (1517), на время объединило разнородные слои оппозиции: католическая церковь, беспрепятственно отягощавшая многочисленными поборами раздробленную страну, становилась объектом всеобщей ненависти. Значительную роль в идеологической подготовке общенационального движения сыграл также немецкий гуманизм, особенно деятельность радикальных гуманистов (Ульриха фон Гуттена и др.). Уже в 1521, в обстановке всё более обострявшихся классовых противоречий, позиции разных примкнувших к Реформации общественных группировок выявились более отчётливо. В учении Лютера, связанного с консервативными кругами бюргерства и стремившегося удержать движение в рамках антипапской оппозиции, выдвигались требования, удовлетворение которых вело к усилению князей; Лютер всё больше отходил от народных элементов движения. Среди более радикальных кругов бюргерства стали распространяться, особенно в городах Юго-Западной Г., разные направления цвинглианства (см. У. Цвингли). В народе Реформация получила свою социально-политическую трактовку прежде всего в революционном учении Т. Мюнцера, ставшем идеологическим знаменем антифеодальной борьбы народных масс. Рыцарское восстание 1522-23, не поддержанное др. слоями оппозиции, было легко подавлено. Апогеем революционного движения эпохи Реформации стала Крестьянская война 1524-26, охватившая всю Юго-Западную и Среднюю Г. Наиболее последовательно идеи борьбы с социальным гнётом и феодальным государством были выражены в программных документах сторонников Мюнцера (т. н. Статейное письмо) и М. Гайсмайра. Но и в др. программах, выдвинутых в ходе борьбы (таких, как «Двенадцать статей», проект т. н. Гейльброннской программы), также содержались передовые для того времени идеи, осуществление которых повело бы к подрыву феодального строя и направило бы Г. на путь национального и государственного единства. Однако слабая сторона этого первого акта буржуазной революции в Европе, как Ф. Энгельс охарактеризовал всё общественное движение эпохи Реформации в Г. (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 21, с. 417—18), заключалась в разрозненности революционных сил, в колебаниях и консервативных тенденциях основной части бюргерства при недостаточной зрелости его радикальных слоев, неспособности возглавить все прогрессивные силы. Крестьянская война была подавлена со страшной жестокостью войсками Швабского союза и среднегерманских князей. Поражение Крестьянской войны означало разгром всего общественного движения этой эпохи (его последним актом была Мюнстерская коммуна 1534—35). Князья смогли использовать Реформацию в своих интересах, проведя секуляризацию (См. Секуляризация) церковных земель и полностью подчинив церковь своей власти. Развернувшаяся после поражения Крестьянской войны религиозно-политическая борьба между князьями-протестантами и католическими князьями внутри Г. тесно переплелась с великодержавной политикой Габсбургов (которым удалось с 1438 фактически закрепить за своим родом титул германских королей и императоров «Священной Римской империи»). С конца 15— начала 16 вв., начиная с Максимилиана I (правил в 1493—1519), Габсбурги выступали с широкими «универсалистскими» притязаниями, пользуясь при этом активной поддержкой феодально-католических реакционных сил Европы. Внук Максимилиана Карл V, ставший в 1516 испанским королём, а в 1519 избранный императором «Священной Римской империи», объединил с землями, входившими в состав империи, огромные владения испанской короны. В усилении германских князей Карл V видел опасность для габсбургских планов создания мировой христианской державы. В войне 1546—48 он одержал победу над протестантскими князьями Г., объединившимися в Шмалькальденский союз. Однако возобновившаяся в 1552 война закончилась поражением Карла V; в 1556 он отрекся от престола. Аугсбургский религиозный мир 1555 упрочил княжеский суверенитет и сложившийся в Г. строй мелкодержавия.
         Г. во 2-й половине 16 —1-й половине 17 вв. Во 2-й половине 16 — начале 17 вв. политическая реакция ещё более усилилась в обстановке наметившегося экономического упадка, явившегося в свою очередь в значительной степени результатом поражения революционных сил. Усиление зависимости городов от князей сковывало торговлю и промышленность. Феодальная реакция в деревне тормозила дальнейшее развитие капиталистической мануфактуры (хотя в некоторых районах и отраслях промышленности она продолжала развиваться). Экономическому упадку способствовали также передвижение путей мировой торговли из Средиземного моря в Атлантический океан и конкуренция капиталистически развивавшихся стран — Голландии, Англии. На территории Г. к В. от Эльбы возникла система крупных, основанных на барщинном труде крепостных крестьян, барских хозяйств, ориентированных на внешний рынок (см. «Второе издание крепостничества»).
         Феодальная реакция сопровождалась католической реакцией. Борьба внутри Г. осложнялась назревавшими международными конфликтами, обострению которых способствовала политика Габсбургов, затрагивавшая интересы иностранных государств, прежде всего Франции. Разразившаяся в империи в 1618 война вылилась в длительную общеевропейскую (см. Тридцатилетняя война 1618-48). Г. на долгие годы сделалась главной ареной этой опустошительной войны, имевшей самые тяжёлые последствия для социально-экономического и политического развития страны. Из-за военных действий производительные силы страны были сильно подорваны, резко сократилось население, многие города и деревни были разрушены. Население (особенно крестьянство), жестоко страдавшее от тягот войны, с оружием в руках выступало против мародёрствующих солдат; в отдельных районах поднимались крестьянские восстания.
         Г. во 2-й половине 17 — конце 18 вв. Завершивший Тридцатилетнюю войну Вестфальский мир 1648 юридически закрепил распадение Г. на разобщённые территориальные княжества (на 4 млн. жителей приходилось примерно 300 светских и духовных княжеств со средней площадью 20—25 км2), которые формально входили в «Священную Римскую империю» (см. карту). Феодалы усилили наступление на крестьян. На территории страны к В. от Эльбы завершился процесс вторичного закрепощения крестьян; расширялись помещичьи хозяйства, производившие хлеб на экспорт, а это привело к сгону крестьян с земли и увеличению барщины (в некоторых районах до 6 дней в неделю). В области политической в Г. восторжествовал мелкодержавный княжеский абсолютизм, в большинстве княжеств были сведены на нет органы сословного представительства — ландтаги, созданы постоянные армии. Одним из крупнейших немецких государств было Бранденбургско-Прусское курфюршество (с 1701 — королевство Пруссия). Вся жизнь прус. военно-крепостнической монархии была проникнута духом милитаризма и вотчинного деспотизма. Наиболее яркое и законченное выражение эти черты получили при Фридрихе II Гегенцоллерне (король в 1740—86). Прусская армия по численности (с учётом числа жителей) занимала 1-е место в Европе. Реформы Фридриха II в духе просвещённого абсолютизма (См. Просвещенный абсолютизм) (некоторое упорядочение деятельности судебных и финансовых органов, расширение начального образования и др.) по существу не затронули прусских крепостнических порядков, которые были серьёзным препятствием для роста производительных сил, для развития мануфактурного производства.
         В 1740 прусские войска вторглись в Силезию, что повлекло за собой столкновение с Австрией и явилось началом войны за Австрийское наследство (1740—48). В ходе войны Фридрих II закрепил за Пруссией почти всю Силезию. В результате Семилетней войны 1756—63 Силезия осталась за Пруссией, которая в 1772 присоединила к своей территории также часть Польши (по 1-му разделу). Пруссия вошла в число великих европейских держав. В связи с этим обострилась борьба Пруссии с Австрией за гегемонию в Г.
         В 18 в. в Г. возникает антифеодальное течение в области идеологии, которое находит яркое выражение в творчестве литераторов и философов эпохи Просвещения (Г. Лессинг, Г. Гердер, на ранней стадии творчества — И. В. Гёте, Ф. Шиллер, и др.). В 70-х гг. 18 в. среди немецких просветителей возникло литературное и общественное движение «Буря и натиск», участники которого призывали к коренным изменениям в общественной жизни страны, к её объединению. Наиболее решительную позицию среди представителей радикального направления Просвещения занимал Г. Форстер — сторонник революционных методов борьбы против феодально-абсолютистского строя, за республиканскую форму правления.
         Развитие капитализма в Г. в конце 18 — 19 вв. (до завершения объединения страны). Г. с конца 18 в. до 1815. В конце 18 в. усилилось развитие промышленного производства Г. В 1782 в Саксонии впервые применена механическая прялка типа «Дженни», в 1785 была сооружена первая немецкая паровая машина. Значительно расширился торговый оборот северных портов, росла сеть судоходных каналов. Гамбург, развивавшийся как посреднический центр торговли немецких государств с Великобританией, Голландией, Швецией и др. странами, стал в конце 18 в. крупнейшим морским портом Европы. Потребности дальнейшего развития торговли и промышленности настойчиво выдвигали задачи ликвидации феодально-крепостнического строя, создания единого общегерманского рынка, единых для всей страны законодательства, валюты, системы тарифов. Наибольшую заинтересованность в этом проявляла Саксония, являвшаяся центром горного дела, текстильной промышленности и производства фарфора.
         Великая французская революция способствовала оживлению антифеодального движения в Г. На Рейне и в Эльзасе начались выступления крестьянства. Наибольшего подъёма крестьянская борьба достигла в Саксонии. В марте — апреле 1793 произошло восстание силезких ткачей, которое было подавлено войсками. Многие деятели немецкой культуры (Гердер, Клопшток, Шиллер, Кант, Фихте) приветствовали Французскую революцию. У немецких князей и феодалов она вызвала страх и ненависть. В августе 1791 была подписана прусско-австрийская декларация против революции Франции (см. Пильницкая декларация 1791). В апреле 1792 началась война между Австрией, к которой присоединилась Пруссия, и революционной Францией. В её ходе австро-прусские войска потерпели поражение от армии революционной Франции при Вальми (20 сентября 1792). 18 марта 1793 в Майнце была провозглашена первая демократическая республика на немецкой земле — Майнцская коммуна (руководители Андреас Гофман и Георг Форстер). В 1795 Пруссия подписала с Францией сепаратный мир (см. Базельские мирные договоры 1795); земли на левом берегу Рейна перешли под власть Франции. В 90-х гг. захватили новые польские территории Пруссия по 2-му и 3-му разделам Польши и Австрия — по 3-му. В 1803—04 Наполеон I провёл в Г. «медиатизацию» (ликвидацию мелких государств), создавая укрупнённые немецкие княжества как силу, которая могла бы служить противовесом Австрии и Пруссии. В 1806 Наполеон образовал под своим протекторатом Рейнский союз, объединявший (первоначально)16 немецких государств. Этот союз был включен в военный блок с Францией. В августе 1806 австрийский император Франц вынужден был отказаться от титула императора «Священной Римской империи», которая прекратила своё существование. На части немецкой территории, оккупированной Францией, феодальный режим был ликвидирован, введён т. н. Кодекс Наполеона, крестьяне получили личную свободу. Осенью 1806 Пруссия вновь вступила в войну с Францией, закончившуюся поражением Пруссии (разгром прусской армии при Йене и Ауэрштедте 14 октября 1806) и выявившую гнилость прусской государственной и феодально-крепостнической системы. По Тильзитскому миру 1807 (См. Тильзитский мир 1807) Пруссия потеряла около половины своей территории.
         После разгрома, постигшего Пруссию в 1806, её правящие круги были вынуждены вступить на путь частичных реформ. Они были проведены в 1807—11 министрами Г. Ф. К. Штейном и К. А. Гарденбергом. Октябрьский эдикт (1807) провозглашал личную свободу крестьян, предусматривал возможность отчуждения земли по желанию собственника (это позволяло приобретать землю бюргерам и разбогатевшим крестьянам); было введено городское самоуправление (1808); крестьянам разрешено выкупать феодальные повинности при условии выплаты 25-кратной суммы ежегодных платежей либо путём уступки в пользу помещика части надела (эдикт о «регулировании» 1811). Аграрные реформы не ослабили экономические позиции крупных помещиков, условия выкупа были чрезвычайно тяжёлыми для крестьян. Тем не менее эти реформы все же способствовали медленному перерастанию крепостнического хозяйства в буржуазное, юнкерское. Для крестьян такое развитие капитализма в сельском хозяйстве (по «прусскому пути») было крайне мучительно.
         Радикальные представители тайного патриотического общества Тугендбунд (основано в 1808) требовали всеобщего вооружения народа для борьбы против Наполеона, освобождения крестьян и наделения их землёй без выкупа. Однако эти требования были отвергнуты. Правительства германских государств не оказали помощи патриотам, боровшимся с оружием в руках против оккупантов (партизанский отряд майора Шилля в Пруссии, отряды полковника Дернберга в Гессен-Касселе, герцога Брауншвейгского в Саксонии).
         Глашатаями борьбы против французских оккупантов были И. Г. Фихте, Г. Шарнхорст, А. Гнейзенау, К. Клаузевиц. Игнорируя национальные интересы страны, Пруссия, др. германские государства, а также вновь разгромленная в 1809 Австрия приняли участие в захватнической войне Наполеона против России. Победа русского народа и русской армии в Отечественной войне 1812 явилась сигналом для начала освободительной войны против наполеоновского господства в Г. Под напором народных масс прусское правительство 28 февраля 1813 заключило в Калише союз с Россией против наполеоновской Франции. Немецкий народ поднялся на борьбу (см. Заграничные походы русской армии 1813—1814 (См. Заграничные походы русской армии 1813-14)). После Лейпцигского сражения 1813 (См. Лейпцигское сражение 1813) (16—19 октября) вся территория Г. была освобождена от оккупантов.
         Г. в 1815—48. После Венского конгресса 1814—15 (См. Венский конгресс 1814-15), одной из задач которого было решение судьбы Г., страна оставалась политически раздробленной. Созданный по решению конгресса Германский союз, руководящую роль в котором играла Австрия, состоял из 39 государств. Раздробленность страны являлась тормозом для её капиталистического развития. В промышленности в значительной мере продолжало господствовать ремесленное производство. Вытеснение барщины наёмным трудом затянулось на десятилетия. Вместе с тем в 30-е гг. начался промышленный переворот. Главными очагами капиталистического фабричного производства были Рейнская обл. и Саксония. В 1834 возник Германский таможенный союз (Пруссия, Бавария, Вюртемберг и ещё 15 немецких государств), в котором главенствовала Пруссия (Австрия оставалась вне союза). Этот союз, создание которого было важным шагом на пути формирования единого национального рынка, стимулировал развитие промышленности и торговли. Больших успехов Г. достигла в ж.-д. строительстве, заняв к 1850 2-е место в Европе после Великобритании по протяжённости железных дорог (1-я ж. д. Нюрнберг — Фюрт была построена в 1835). Однако Г. продолжала сильно отставать от Великобритании по основным экономическим показателям (например, выплавка чугуна в 1850 была в Г. в 5,5 раза меньше).
         Политика германских государств в значительной мере определялась Священным союзом (См. Священный союз) (Пруссия и Австрия являлись его членами). В большинстве этих государств сохранился абсолютизм (подобие конституционных режимов было введено только в Баварии, Бадене, Вюртемберге, Гессен-Дармштадте). Передовые представители интеллигенции, студенчество выступали против реакции (см., например, Вартбургское празднество 1817). Под влиянием Июльской революции 1830 во Франции произошли революционные выступления в ряде немецких государств (Саксония, Брауншвейг, Ганновер, Гессен-Кассель и др.). В Гессен-Дармштадте крестьяне подняли восстание, которое было подавлено войсками. В 1832 в Гамбахском замке (Бавария) по инициативе немецких республиканцев состоялось празднество под лозунгом создания единой германской республики. В 30-х гг. за границей были созданы первые немецкие рабочие организации («Союз отверженных», «Союз справедливых»), получили распространение утопические планы построения коммунистического общества, с пропагандой которых выступил в 30—40-х гг. В. Вейтлинг. В 1844 вспыхнуло восстание силезских ткачей. В Г. назревала буржуазная революция. В 40-х гг. 19 в. на германской почве зародилось научное мировоззрение пролетариата — марксизм, основоположники которого, великие сыны немецкого народа К. Маркс и Ф. Энгельс, возглавили 1-ю международную пролетарскую организацию Союз коммунистов и в качестве программы этого союза написали «Манифест Коммунистической партии».
         Буржуазно-демократическая революция 1848—49 в Г. Наступление революции было ускорено неурожаем 1845—46 и экономическим кризисом 1847. Непосредственным толчком явилась февральская революция 1848 во Франции. Перед революцией, движущими силами которой были рабочие, ремесленники, крестьянство, стояла задача объединения Г. и ликвидации феодально-абсолютистского строя. Передовые представители народных масс — члены Союза коммунистов — стремились к созданию единой демократической германской республики. Буржуазия же, зависевшая от правящих кругов и напуганная первыми пролетарскими выступлениями, предпочитала решить все насущные вопросы путём сговора с короной. При этом большая часть немецкой буржуазии поддерживала план создания «Малой Германии» — объединения страны без Австрии под главенством прусской династии Гогенцоллернов (См. Гогенцоллерны), меньшая высказывалась за «Великую Германию» (которая должна была включать и Австрию). Революция началась в марте 1848 народные выступлениями в Бадене, Гессен-Дармштадте, Бюртемберге, Баварии; восстание в Берлине 18 марта привело к власти в Пруссии либеральное правительство Кампгаузена — Ганземана. В апреле 1848 произошло республиканское восстание в Бадене, но оно было подавлено. Важную роль в сплочении демократических сил играла основанная Марксом и Энгельсом в июне 1848 «Новая Рейнская газета». Разгром Июньского восстания 1848 в Париже ускорил переход немецкой буржуазии в лагерь контрреволюции. В ноябре 1848 в Пруссии было создано правительство из феодальной знати и высшей бюрократии во главе с генералом Бранденбургом. Собравшееся ещё в мае 1848 общегерманское Франкфуртское национальное собрание не возглавило борьбы против феодальной реакции и мелкодержавного абсолютизма. Лишь в марте 1849 после долгих дебатов собрание приняло имперскую конституцию. В мае 1849 в Саксонии, Рейнской обл., Бадене и Баварском Пфальце начались восстания в её защиту (в восстании в Эльберфельде и революционных боях в Бадене участвовал Энгельс). Однако революционные силы были разбиты. Революция потерпела поражение, основные причины которого заключались в предательской политике немецкой буржуазии (подробнее см. в ст. Революция 1848-49 в Германии).
         Г. после революции 1848—49 (до завершения объединения страны). Начало 50-х гг. ознаменовалось новым наступлением реакции (введение трёхклассной сословной конституции в Пруссии в 1850, Кельнский процесс коммунистов 1852 (См. Кёльнский процесс коммунистов 1852) и др.). Вместе с тем в полную силу развернулся промышленный переворот, продолжавшийся вплоть до 80-х гг. В ходе его крупное машинное производство стало господствующим во всех отраслях промышленности. К 1860 металлургия Г. обогнала бельгийскую, а к 1870 — французскую. Продолжало расширяться внедрение машин в сельское хозяйство, росли посевные площади.
         Главный вопрос развития страны — о путях её объединения — был в результате трусости буржуазии решен антидемократически. В 1862 король Пруссии Вильгельм I поставил во главе правительства померанского юнкера О. Бисмарка, который осуществил «железом и кровью» объединение Г. вокруг Пруссии. Первыми шагами в объединении Г. были Датская война 1864 и Австро-прусская война 1866, которая завершилась разгромом австрийской армии при Садовой (3 июля 1866). По условиям Пражского мира 1866 Австрия обязалась полностью устраниться от участия в германских делах. Мелкие государства, выступившие в союзе с ней, — Нассау, Ганновер, курфюршество Гессен, Франкфурт — были присоединены к Пруссии. Ряд южно-германских государств вынужден был заключить с ней секретные военные конвенции сроком на 5 лет. Пражский мир предусматривал ликвидацию Германского союза и создание взамен его Северо-Германского Союза (См. Северо-Германский Союз) (образован в 1867) из государств, расположенных севернее р. Майн. В этом союзе господствовала Пруссия, что обеспечивалось, в частности, передачей ей командования над войсками союза. В интересах буржуазии в союзе были введены полная свобода передвижения (1867), единая система мер и весов (1868), отменены остатки цеховых привилегий (1869). Успехи в объединении Г. «сверху» примирили буржуазных либералов с реакционной политикой прусских правителей. В феврале 1867 возникла партия национал-либералов, которая стала активно поддерживать Бисмарка.
         60-е гг. отмечены успехами немецкого рабочего движения. Шагом к организационной самостоятельности пролетариата было создание в 1863 Всеобщего германского рабочего союза (См. Всеобщий германский рабочий союз), который возглавил Ф. Лассаль. Деятельность Лассаля содействовала ослаблению влияния буржуазии на рабочих. Но, не понимая природы юнкерско-буржуазного государства, Лассаль считал, что путём введения всеобщего избирательного права и создания производств, ассоциаций можно постепенно превратить прусское государство в т. н. «свободное народное государство». С этой целью Лассаль вступил в тайные переговоры с Бисмарком, обещая ему поддержку в вопросе объединения Г. «сверху». Ряд рабочих союзов выступал против Лассаля (наиболее активно — Саксонский союз). В 1869 на съезде в Эйзенахе А. Бебелем (См. Бебель) и В. Либкнехтом была основана Соцал-демократическая рабочая партия Г. (Эйзенахцы), принявшая в целом марксистскую программу и вставшая на позиции 1-го Интернационала. Это было важной вехой на пути к победе марксизма в герм. рабочем движении.
         Последним этапом династических войн Пруссии за объединение Г. под её господством была война с Францией (см. Франко-прусская война 1870—71 (См. Франко-прусская война 1870-1871)), на первой своей стадии имевшая целью сломить сопротивление Франции объединению Г. В ходе войны Пруссия, которая была гораздо лучше подготовлена к войне, разгромила французскую армию. Применяя нажим в сочетании с крупными денежными субсидиями, Бисмарк заставил подчиниться Пруссии и те немецкие государства, которые ещё оставались вне Северо-Германского Союза (к концу 1870). А вскоре, 18 января 1871, во время осады Парижа, в его пригороде Версале было провозглашено образование Германской империи во главе с прусским королём Вильгельмом I. Господствующей силой в объединённой «сверху» Г. стало прусское юнкерство, огромную роль в ней играла военщина. «... Германия, — писал К. Маркс, — первоначально обретает свое единство в прусской казарме...» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 17, с. 272). По Франкфуртскому миру 1871 (См. Франкфуртский мир 1871) с Францией к Пруссии отошли от Франции Эльзас и Восточная Лотарингия, Пруссия получала также 5 млрд. франков контрибуции.
         В марте — мае 1871 правительство Бисмарка осуществило интервенцию против Парижской Коммуны.
         Г. в период перехода домонополистического капитализма в империализм (1871—1900). В Германскую империю вошли 22 германские монархии и 3 вольных города — Любек, Бремен, Гамбург (а позже — Эльзас-Лотарингия в качестве дополнительной единицы); столица Пруссии — Берлин стала столицей объединённой Г. Конституция, принятая в апреле 1871, предусматривала федеративное устройство Г. Но самые важные вопросы, касавшиеся экономики, армии и флота, права, входили в компетенцию имперских властей. Конституция закрепляла гегемонию Пруссии, устанавливая, что императором Г. может быть только прусский король. Важная роль отводилась рейхсканцлеру (глава правительства), им, как правило, являлся министр-президент Пруссии (в 1871—90 рейхсканцлером был Бисмарк). Рейхсканцлер назначался императором и не был ответствен перед парламентом (рейхстагом). Конституция 1871 предусматривала всеобщие выборы в рейхстаг. Но от участия в выборах отстранялись женщины, военнослужащие и молодёжь до 25 лет. К тому же права рейхстага существенно ограничивались наличием второй палаты — бундесрата (Союзный совет) из представителей государств, вошедших в империю; бундесрат, в котором решающую роль играла Пруссия, мог наложить вето на любой закон, принятый рейхстагом. Имперская конституция, указывал Энгельс, была дальнейшим шагом на пути к единоличному господству Бисмарка, «... осуществляемому путем балансирования между партиями в рейхстаге и между партикуляристскими государствами в Союзном совете, — дальнейшим шагом по пути бонапартизма» (там же, т. 21, с. 474).
         В условиях Г. едва ли не главной опорой бонапартизма была военщина, а милитаристские устремления и совместная борьба против рабочего движения скрепляли классовый союз крупной буржуазии и юнкерства. Этот союз позволил последнему сохранить первенствующую роль в политической жизни, не препятствуя вместе с тем быстрому капиталистическому развитию Г. В 70-х гг. был проведён ряд мероприятий, создавших благоприятные условия для промышленной и торговой деятельности: введены единая валюта и единая почтовая система, основан имперский банк и т. д. Промышленное развитие Г. резко ускорилось. Этому способствовали также получение Г. огромной контрибуции от Франции и приобретение Восточной Лотарингии, богатой железной рудой. К концу 19 в. большое развитие получили новые отрасли промышленности: химическая и электротехническая, создававшиеся на базе новейшей техники. Происходила концентрация производства, ускорившаяся в результате экономических кризисов. Создание промышленных и банковских монополий началось в Г. раньше, чем в некоторых странах, прежде неё вступивших на путь капитализма, и шло быстрее. В банковском деле в конце 19 в. основную массу кредитных операций сосредоточили 6 банков-гигантов, тесно связанных с формировавшимися промышленными монополиями. На основе сращивания банковского и промышленного капитала шло, особенно в 90-х гг., образование финансового капитала. В процессе формирования монополий выделились крупнейшие магнаты капитала (Штумм, Кирдорф, Крупп и др.). Крупные промышленные и банковские магнаты сосредоточили в своих руках гигантскую экономическую мощь.
         Политический курс правительства Бисмарка был направлен на укрепление юнкерско-буржуазного милитаристского государства и установление гегемонии Г. в Европе. В 1872—75 имперское правительство нанесло сильный удар по сепаратистским тенденциям, выразителем которых явилась католическая партия «Центра» (возникла в 1870—1871); борьба с ней проводилась под видом очищения культуры от засилья католицизма (т. н. «Культуркампф»). В 1874 при поддержке партии национал-либералов был впервые проведён закон, предусматривавший ассигнования на армию на 7 лет вперёд (т. н. Септеннат); это способствовало дальнейшему росту милитаризма (с 1874 до 1893 германская армия мирного времени выросла на 40%, при росте населения на 25%). В 1879 юнкерство и промышленные магнаты, поддерживаемые Бисмарком, добились принятия рейхстагом протекционистского тарифа на железо, бумагу, пряжу и хлеб; в дальнейшем были введены высокие пошлины и на многие другие товары, ухудшилось экономическое положение народных масс.
         В 70-х гг. рабочий класс Г. добился значительных успехов. В 1875 в результате объединения партии эйзенахцев со Всеобщим германским рабочим союзом была создана Социалистическая рабочая партия Г. (с 1890 — Социал-демократическая партия Германии). Образование Социал-демократической партии отвечало насущным потребностям рабочего движения. Однако принятая объединительным съездом в Готе программа воспроизводила некоторые ошибочные лассальянские идеи. Глубокий анализ этой программы дал Маркс в своей работе «Критика Готской программы». С помощью Маркса и Энгельса и при поддержке передовых рабочих Бебель и Либкнехт сумели направить партию на путь последовательной борьбы против милитаризма и эксплуатации. В 1877 на выборах в рейхстаг Социал-демократическая партия получила почти 1/2 млн. голосов. Ответом на это был проведённый в 1878 через рейхстаг Исключительный закон против социалистов, чрезвычайно затруднивший всю деятельность Социал-демократической партии. Однако партия, преодолев шатания вправо и «влево», показала свою жизнеспособность, умножила связи с массами и сумела стать подлинным авангардом германского пролетариата. Большую роль в этом сыграли практические советы Маркса и Энгельса. Период действия Исключительного закона против социалистов был, по выражению В. И. Ленина, героическим периодом немецкой социал-демократии. Влияние её росло, марксизм одержал в ней победу. Попытки Бисмарка с помощью законов о социальном страховании (1883, 1884, 1889) отвлечь рабочих от классовой борьбы успеха не имели. В конце 80-х гг. в Г. начался подъём рабочего движения [стачка рурских углекопов (1889) с требованием 8-часового рабочего дня, сопровождавшаяся столкновениями рабочих с полицией, стачки горняков Саксонии, Силезии, Саара и др.]. В этой обстановке Исключительный закон был отменен (в 1890 рейхстаг не решился более продлить его).
         В отношении населения западных польских земель, входивших в состав Г., германское правительство проводило политику германизации; она особенно усилилась после создания в 1886 Колонизационной комиссии для Западной Пруссии и Познани.
         В области внешней политики Бисмарк, стремившийся изолировать Францию, умело использовал противоречия между европейскими государствами. В 1873 был создан «Союз трёх императоров» (Россия, Австро-Венгрия, Г.); в 1881 он из консультативного пакта был превращен в договор о взаимном нейтралитете. В 1879—82 был заключён Тройственный союз (Г., Австро-Венгрия, Италия), направленный против Франции и России. Дважды (в 1874—75 и в 1887) между Г. и Францией возникала т. н. «военная тревога», вызванная угрозами Г. начать превентивную войну против Франции, но планам правящих кругов Г. помешала позиция России (а частично и Великобритании). Бисмарк опасался войны с Россией, как чрезвычайно опасной для Г., но стремление юнкерства и буржуазии установить гегемонию Г. в Европе, а также усилившиеся экономические противоречия Г. с Россией вели к обострению русско-германских отношений. Во 2-й половине 80-х гг. «Союз трёх императоров» распался. Сближение России с Францией, которое всячески стремился предотвратить Бисмарк, завершилось тем не менее заключением франко-русского союза (сложился в 1891—93). В связи с вступлением Г. на путь колониальных захватов обострялись и англо-германские противоречия. В 1884—85 Г. установила протекторат над значительной территорией на юго-западе Африки, над Того, Камеруном, северо-восточной частью о. Н. Гвинея, землями в Восточной Африке.
         Крах попыток подавления рабочего движения и неудачи во внешней политике предопределили отставку Бисмарка (1890). Немалую роль в этом сыграли и разногласия между Бисмарком и новым германским императором Вильгельмом (См. Вильгельм I) II (вступил на престол в 1888). Преемник Бисмарка на посту рейхсканцлера Л. Каприви начал отходить в интересах промышленных магнатов от политики аграрного протекционизма. С рядом государств были заключены торговые договоры, облегчившие благодаря взаимному снижению пошлин сбыт германских промышленных товаров. Это привело к проникновению на германский рынок иностранного хлеба и вызвало сильное недовольство юнкерства. В 1894 пост канцлера занял Х. Гогенлоэ, который, как и Бисмарк, пытался с помощью репрессий приостановить продолжавшуюся консолидацию сил немецкого пролетариата.
         Показателем зрелости германской социал-демократии было принятие ею в 1891 Эрфуртской программы (См. Эрфуртская программа), которая явилась шагом вперёд по сравнению с Готской. Эта программа содержала положения об овладении рабочим классом политической властью, об уничтожении классов и классового господства как конечной цели партии. Но и в этой программе отсутствовали даже упоминание о диктатуре пролетариата, требование демократической республики как ближайшей цели. В 1893 социал-демократы провели в рейхстаг 44 депутата, в 1898 — 56 депутатов. Рабочее движение стало серьёзным фактором политической жизни страны. Германская социал-демократия играла в то время ведущую роль в международном рабочем движении. Но уже в конце 19 в. заявили о себе оппортунисты, выступившие во главе с Э. Бернштейном с ревизией марксизма. Опорой оппортунизма были рабочая аристократия, с которой буржуазия делилась частью прибылей, и выходцы из мелкобуржуазных слоев.
         В 90-е гг. 19 в. руководящие деятели тяжёлой промышленности, финансового капитала и юнкерства выдвинули программу широкой экспансии — т. н. «мировой политики». Ещё большую роль, чем прежде, начал играть в жизни страны генеральный штаб (его начальники в 70—80-х гг. — Х. Мольтке Старший, затем А. Вальдерзе, в 1891—1905 А. Шлифен). Адмирал А. Тирпиц, статс-секретарь по иностранным делам Б. Бюлов и др. выступали с требованиями «места под солнцем» для Г. Первоочередной задачей в осуществлении экспансии считалось создание крупного военно-морского флота, который мог бы положить конец господству Великобритании на морях. Благодаря поддержке партии «Центра» рейхстаг весной 1898 одобрил первый законопроект о строительстве военного флота. В конце 1897 — начале 1898 Г. захватила у Китая Цзяочжоу, а в 1900—01 приняла активное участие в подавлении Ихэтуаньского восстания (См. Ихэтуаньское восстание). В 1899 Г. приобрела у Испании острова Каролинские, Марианские (кроме о. Гуам) и Палау. Предпринятые в 90-х гг. попытки Великобритании добиться установления соглашения с Г. оказались безуспешными из-за нараставших империалистических противоречий между ними. Эти противоречия ещё более усилились в связи с предоставлением в 1899 Немецкому банку концессии на строительство Багдадской железной дороги (См. Багдадская железная дорога) (окончательный договор о концессии был заключён в 1903). В 1900 рейхстаг принял новый проект Тирпица, предусматривавший значительное увеличение германского флота. Наступление эпохи империализма сопровождалось распространением теорий, призванных подготовить общественное мнение страны к войне за передел мира, и созданием шовинистических организаций, в том числе Пангерманского союза (См. Пангерманский союз). Особая агрессивность герм. капитала вытекала из того, что он вышел на мировую арену, когда мир был в основном поделен. К 1914 Г. имела 2,9 млн. км2 колониальных территорий (в 3,5 раза меньше, чем Франция, и в 11,5 раза меньше, чем Великобритания).
         Германский юнкерско-буржуазный империализм в начале 20 в. Г. в 1900—14. В 20 век Г. вступила империалистической державой с высокоразвитой экономикой. По уровню промышленного производства Г. выдвинулась к началу 20 в. на 1-е место в Европе, обогнав недавнюю «мастерскую мира» Великобританию. Несмотря на периодические кризисы, несколько замедлявшие экономическое развитие Г., оно шло быстрыми темпами. Так, с 1900 по 1913 производство чугуна увеличилось более чем в 2 раза, добыча угля — почти вдвое, выплавка стали — почти втрое. Стремительный подъём тяжёлой индустрии в немалой степени определялся растущими потребностями германского милитаризма. Под знаком милитаризма происходила перестройка всей экономической и политической общественной структуры Г. Опоздавшая в своём развитии германская империалистическая буржуазия широко применяла в борьбе за рынки сбыта демпинг; при этом она стремилась возместить «потери» повышением цен на внутреннем рынке. Господствовавшей формой монополистических объединений в Г. были картели; их число быстро росло (в 1890 — 210, в 1911 — 550—600). Характерной особенностью герм. империализма был широкий охват монополиями всей экономики страны. Огромное значение приобрели крупные банки; это объяснялось первостепенной ролью, которую они играли в процессе складывания монополий. Поэтому и сращивание промышленного и банковского капитала шло в Г. более интенсивно, чем в др. странах. Наряду с этим в Г., где непосредственное влияние государства на экономическую жизнь было и в предыдущие десятилетия значительным, рано проявились государственно-монополистические тенденции.
         Для германского империализма был характерен классовый союз юнкерства и крупной буржуазии. Ленин писал о Г. в 1918: «Здесь мы имеем «последнее слово» современной крупнокапиталистической техники и планомерной организации, подчиненной юнкерски-буржуазному империализму» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 36, с. 300).
         В начале 20 в. усилился в Г. вывоз капитала. В 1902 германские инвестиции за границей составляли 12,5 млрд. франков, а в 1914 уже 44 млрд. франков. Монополии настойчиво толкали правительство к войне за передел мира.
         Империалистическая Г. безостановочно наращивала вооружения. С 1879 по 1914 военные расходы выросли в 5 раз, превысив 1600 млн. марок, что составило более половины государственного бюджета. Численность армии мирного времени с каждым годом увеличивалась; к 1914 она достигла 800 тыс. человек; германская армия была оснащена наиболее современным по тому времени оружием. Программы строительства военных кораблей неоднократно пересматривались в сторону увеличения. К началу 1-й мировой войны Г. располагала 41 линейным кораблём, в том числе 15 сверхмощными — «дредноутами». Правящие круги вели усиленную идеологическую обработку населения в духе шовинизма.
         Подготовку к мировой войне гермнское правительство (в 1900—09 его возглавлял Б. Бюлов) проводило главным образом за счёт пролетариата (по официальным данным статистики, которые приводил Ленин в 1912, зарплата рабочих за предшествовавшие 30 лет повысилась всего на 29%, а стоимость жизни — на 40%). Начало 20 в. отмечено новым подъёмом рабочего движения. Большое влияние на германский пролетариат оказала Революция 1905—07 в России. В 1905—1906 в стачках в Г. (по весьма преуменьшенным данным) участвовало свыше 800 тыс. человек, т. е. почти столько же, сколько за предыдущие 15 лет. В Гамбурге 17 января 1906 произошла первая в истории германского рабочего движения массовая политическая стачка. С пропагандой русского революционного опыта выступали руководители левых социал-демократов: Р. Люксембург, К. Либкнехт, К. Цеткин, Ф. Меринг и др. Правые социал-демократы (Э. Бернштейн, К. Легин, Г. Фольмар, Ф. Шейдеман, Ф. Эберт) пропагандировали «классовый мир». После поражения русской Революции 1905—07 в политике Г. усилился реакционный курс. В 1907 рейхстаг вотировал кредиты на подавление восстания племён в Юго-Западной Африке и дополнительные средства на строительство флота. В этих условиях огромная ответственность ложилась на Социал-демократическую партию как силу, которая могла помешать наступлению реакции и планам развязывания мировой войны. Если в начале 20 в. герм. социал-демократия в целом ещё стояла на позициях классовой борьбы, была «... впереди всех по своей организованности, по цельности и сплоченности движения…» (там же, т. 11, с. 323), то в последующем в её руководстве всё большее влияние приобретали правые оппортунисты. Огромный вред приносила и центристская группировка во главе с К. Каутским (См. Каутский). Деятели левого крыла социал-демократии, к которым в ряде вопросов был близок А. Бебель, отстаивали принципы марксизма, вели активную борьбу против милитаризма, разоблачали оппортунизм правых лидеров. Но и левые социал-демократы не до конца понимали задачи, вытекавшие из новых условий классовой борьбы, не решались на организационный разрыв с оппортунистами.
         В годы, предшествовавшие 1-й мировой войне, в Г. вновь стало нарастать рабочее движение (в 1910—13 в среднем в год бастовало 300—400 тыс. рабочих). 6 марта 1910 в Берлине под лозунгом введения всеобщего избирательного права в Пруссии произошла массовая рабочая демонстрация, разогнанная конной полицией («германское кровавое воскресенье»). В сентябре — октябре 1910 в пролетарском районе Берлина Моабите развернулись баррикадные бои стачечников с полицией. В марте 1912 началась стачка 250 тыс. горняков Рура; летом 1913 происходили крупные стачки в Гамбурге, Киле, Штеттине, Бремене. Росло возмущение угнетённого населения Эльзаса (см. Цабернский инцидент 1913). В Г. назревал политический кризис. Однако многочисленная Социал-демократическая партия (в 1912 около 1 млн. человек) и профсоюзы (в 1912—13 свыше 2,5 млн. человек) не сумели повести рабочий класс на штурм империализма, развернуть действенную борьбу против угрозы войны.
         Готовясь к войне, германское правительство стремилось подорвать франко-русский союз и изолировать Францию (заключение Вильгельмом II Бьёркского договора (См. Бьёркский договор) 1905 с Николаем II), а также ликвидировать англо-французское соглашение 1904. Но Г. не удалось оторвать от Франции ни Россию, ни Великобританию; в 1907 эти три страны создали Антанту, которая противостояла Тройственному союзу. В 1905—06 и 1911 Г. пыталась обосноваться в Марокко (см. Марокканские кризисы). Поддержка аннексионистского курса Австро-Венгрии во время Боснийского кризиса 1908—09 и Балканских войн 1912—13, рост военно-политического влияния германского империализма в Османской империи, колониальные притязания Г. всё более усиливали русско-германские противоречия и особенно англо-германский антагонизм, являвшийся основным в системе империалистических противоречий, вызвавших мировой конфликт.
         Переоценивая свою военную мощь и полагая, что Великобритания не поддержит Россию, империалистическая Г. развязала 1-ю мировую войну. В качестве повода она использовала убийство сербскими националистами 28 июня 1914 наследника австрийского престола Франца Фердинанда (т. н. Сараевское убийство).
         Г. с начала 1-й мировой войны до осени 1917. 1 августа 1914 Г. объявила войну России, 3 августа — Франции; 4 августа 1914 Великобритания объявила войну Г. Первая мировая война 1914—18 (См. Первая мировая война 1914-1918) носила империалистический характер со стороны обеих воюющих коалиций. Германский империализм стремился к установлению своей гегемонии в Европе, созданию большой колониальной империи в Центральной Африке и господству германской крупной буржуазии на мировых рынках. Война принесла трудящимся Г. тяжёлые бедствия. В феврале 1915 была введена хлебная норма (225 г муки в день на человека; в 1917 снижена до 170 г). В течение 1916 были введены карточки и на др. продукты. В декабре 1916 был принят закон о трудовой повинности для мужчин от 17 до 60 лет. На производстве был установлен военный режим, 12-часовой рабочий день, запрещены стачки. Капиталистические же монополии получали огромные прибыли, в частности благодаря правительственным мероприятиям по «регулированию» экономики; развивался государственно-монополистический капитализм. По сравнению с США, как отмечал Ленин, Г. «... была ниже во многих отношениях, в отношении техники и производства, в политическом отношении, но в отношении организованности финансового капитализма, в отношении превращения монополистического капитализма в государственно-монополистический капитализм — Германия была выше Америки» (там же, т. 38, с. 157).
         С началом войны лидеры социал-демократической партии заняли социал-шовинистские позиции (голосование за военные кредиты, призывы к «защите отечества», к «классовому миру»). Группа левых социал-демократов — К. Либкнехт, Р. Люксембург, Ф. Меринг, К. Цеткин, Л. Иогихес, В. Пик и др. — осталась верна пролетарскому интернационализму. 2 декабря 1914 Либкнехт — единственный из депутатов рейхстага — голосовал против военных кредитов. Весной 1915 левые создали группу «Интернационал», принявшую в 1916 название «Спартак», а позднее превратившуюся в «Союз Спартака» (см. «Спартака союз»).
         Германское правительство рассчитывало закончить войну в течение 8 недель. Но уже после поражения германских войск в битве на р. Марна во Франции (сентябрь 1914) стало ясно, что план скоротечной войны провалился. После поражения союзницы Г. — Австро-Венгрии — в Галиции (сентябрь 1914) и перехода в мае 1915 третьего члена Тройственного союза — Италии на сторону Антанты Г. вынуждена была умножить свои военные усилия (всего за время войны было призвано в армию свыше 13 млн. человек). Попытка немецкого командования добиться в ходе Верденской операции (начавшейся в феврале 1916 и длившейся 10 месяцев) уничтожения основных сил франко-английской армии окончилась неудачей. В июне 1916 русские войска осуществили прорыв австро-германского фронта, что ещё более осложнило положение Г.
         На фронте и в тылу росли антивоенные настроения. Большую роль в активизации антивоенного движения сыграла демонстрация, организованная Либкнехтом 1 мая 1916 на Потсдамской площади в Берлине под лозунгами «Долой войну!", «Долой правительство!". Либкнехт был осужден за это на 4 года каторги. В знак протеста рабочие Берлина и ряда др. городов Г. объявили политическую забастовку [всего в 1916 было свыше 240 стачек со 124 тыс. участников (в 1915 — 137 стачек с 12 тыс. участников)].
         Военные неудачи, истощение экономических ресурсов Г., усиление рабочего движения побудили германское правительство предпринять осенью 1916 попытки заключить сепаратный мир с Россией (не увенчались успехом из-за непомерных притязаний Г.). В это время Г. сделала основную ставку на неограниченную подводную войну против Великобритании, видя в ней главного врага (и перешла к стратегической обороне на суше). Но и этот план потерпел крах.
         В 1917 в Г. произошло свыше 560 забастовок с числом бастовавших до 651 тыс. чел. Развернулось революционное движение во флоте (оно охватило 12 военных судов, но было жестоко подавлено). Подъёму рабочего движения в Г. содействовала Февральская революция 1917 в России. Во время стачки в апреле 1917в Берлине были созданы Советы рабочих депутатов. Одновременно начался кризис «верхов»; усилилась группировка, выступавшая за «мир по соглашению». В июле 1917 Т. Бетман-Гольвег (рейхсканцлер с 1909), обвинённый в «либерализме», получил отставку. Его преемник Г. Михаэлис никакой политической роли не играл: фактически власть в стране сосредоточилась в руках верховного командования армии во главе с П. Гинденбургом и Э. Людендорфом. Социал-шовинисты делали всё возможное, чтобы предотвратить революцию. Отход рабочих масс от правых социал-демократов побудил центристов пойти в апреле 1917 на формальный разрыв с правыми и создание т. н. Независимой социал-демократической партии Г. (НСДПГ).
         Г. в период общего кризиса капитализма. Ноябрьская буржуазно-демократическая революция 1918. Под сильным влиянием Великой Октябрьской социалистической революции в России революционное движение в Г. получило ещё больший размах. Кайзеровская Г. находилась в состоянии глубокого экономического и политического кризиса. Предложение Советского правительства всем воюющим государствам заключить мир без аннексий и контрибуций способствовало росту антивоенных настроений в Г. На грабительские условия мира, выдвинутые германским правительством во время переговоров с Советской Россией в Брест-Литовске (см. Брестский мир 1918), немецкий пролетариат ответил Январской всеобщей забастовкой 1918 (См. Январская всеобщая забастовка 1918), охватившей свыше 1 млн. рабочих. В революционизировании масс большую роль сыграл «Союз Спартака».
         Предпринятое германским командованием весной 1918 крупное наступление на Западном фронте окончилось неудачей. Положение германского империализма осложнила также предпринятая им антисоветская военная интервенция, встретившая решительный отпор со стороны Красной Армии (см. Гражданская война и военная интервенция 1918-20). В сентября англо-французские войска перешли в общее наступление; германская армия была разбита. Чтобы обмануть массы и выторговать у Антанты приемлемые условия перемирия, господствовавшие классы обещали провести парламентскую реформу и сменили правительство, призвав к власти принца Макса Баденского (См. Макс Баденский), слывшего либералом (4 октября); впервые в правительстве участвовали правые социал-демократы Германский империализм потерпел полное военное поражение. 5 октября 1918 Г. обратилась с просьбой о перемирии. 3 ноября 1918 капитулировала союзница Г. — распавшаяся на части Австро-Венгрия.
         К началу октября 1918 в Г. возникла непосредственная революционная ситуация. Идейным вождём передовых немецких рабочих был «Союз Спартака». На конференции, собравшейся 7 октября 1918, спартаковцы приняли программу, предусматривавшую немедленное окончание войны, революционное завоевание демократических прав и свержение господства гермнского империализма и милитаризма как предпосылку перехода к социалистической революции. Объективные условия для такого перехода в Г. имелись. Началом революции послужило восстание германских военных моряков в Киле в ноябре 1918 (см. Кильское восстание 1918). В Киле, а затем во многих др. городах возникли Советы. 9 ноябре произошло победоносное восстание в Берлине; прогнивший монархический строй был сметён. Движущей силой Ноябрьской революции 1918 (См. Ноябрьская революция 1918) были рабочие и солдаты. Но значительная часть пролетариата ещё находилась под влиянием социал-шовинистов и правых «независимцев», удерживавших рабочих от борьбы за власть. В руках монополий сохранились все командные высоты экономики. 10 ноября берлинский Совет фактически передал власть в стране правительству — «Совету народных уполномоченных», состоявшему из правых социал-демократов и «независимцев». В тот же день один из двух его председателей Ф. Эберт (другим был «независимец» Г. Гаазе) установил связь с верховным командованием армии и заключил с ним тайное соглашение об удушении революции. 11 ноября 1918 в Компьене было подписано перемирие Г. с Антантой, устранившее одну из главных причин возмущения масс — затягивание кровопролитной войны.
         30 декабря 1918 — 1 января 1919 на учредительном съезде в Берлине была основана Коммунистическая партия Германии (КПГ). Программа КПГ указала немецкому народу путь борьбы против антинациональной политики германского империализма. Но силы контрреволюции были весьма активны. «Совет народных уполномоченных» добивался проведения в кратчайший срок выборов в Учредительное собрание, которое должно было положить конец существованию Советов. В начале января 1919 правительство спровоцировало берлинских рабочих на преждевременное выступление, окончившееся их поражением. 15 января 1919 контрреволюционеры зверски расправились с Либкнехтом и Люксембург. Предательство социал-демократов лидеров, отсутствие последовательно марксистской партии в начале революции были причиной того, что революция не вышла за буржуазно-демократические рамки, хотя и была в известной степени проведена пролетарскими средствами и методами. Тем не менее революция явилась одним из крупнейших событий в истории Г. Она покончила с полуабсолютистской монархией, трудящиеся добились ряда демократических прав, в том числе 8-часового рабочего дня.
         Г. в годы Веймарской республики (1919—33). В Учредительном собрании, открывшемся в феврале 1919 в Веймаре, Социал-демократическая партия Г. (СДПГ) заняла по числу собранных голосов 1-е место; однако большинство мандатов получили буржуазно-юнкерские партии — преемницы политических организаций кайзеровской Г., лишь приспособившие свои названия и программы к новым условиям. 31 июля собрание приняло конституцию Германской республики (см. Веймарская конституция 1919). Г. стала буржуазной парламентской республикой, состоявшей из 15 земель (республик) и 3 «вольных городов». Сохранялось федеративное устройство, но органы центральной власти были значительно усилены. Провозглашая демократические свободы, конституция допускала, однако, не только их ограничение, но и полную отмену: ст. 48 предусматривала лишение народа демократических прав в случае «угрозы общественной безопасности». Эта же статья могла быть использована для сохранения у власти реакционных правительств, не пользовавшихся доверием рейхстага. Применение ст. 48 было одной из прерогатив президента республики, которого конституция вообще наделяла огромными полномочиями: он назначал рейхсканцлера, министров и др. высших чиновников, являлся главнокомандующим армией. Помимо рейхстага, избиравшегося посредством всеобщего голосования, существовала вторая палата (рейхсрат), составлявшаяся из представителей правительств отдельных земель (Пруссии, Баварии и др.). Рейхсрат мог при известных условиях помешать вступлению в силу законов, принятых рейхстагом. Первым президентом республики был избран Ф. Эберт, а другой социал-демократический лидер — Ф. Шейдеман возглавил правительство, состоявшее из представителей буржуазных партий и СДПГ. Буржуазия и юнкерство полагали, что их господству ничто не угрожает. Но уже во 2-й половине февраля 1919 в Рурской области и Средней Г., а в марте — в Берлине вспыхнули всеобщие забастовки. Ярким моментом классовых боев 1919 в Г. явилось создание Баварской советской республики (См. Баварская Советская республика). Хотя эти выступления были подавлены, трудящимся удалось отстоять завоевания Ноябрьской революции.
         28 июня 1919 в Версале был подписан мирный договор, навязанный Г. державами-победительницами (см. Версальский мирный договор 1919). Он предусматривал лишение Г. всех её колоний, возвращение соседним государствам некоторых земель, захваченных у них Г. в прошлом (в т. ч. Эльзас-Лотарингии). Вместе с тем Версальский договор возложил на Г. всю ответственность за империалистическую войну, поставив её в экономическом и политическом отношениях в неравноправное положение. Г. обязана была выплачивать огромные репарационные платежи (общий размер и сроки внесения которых не были, однако, определены). Ей было запрещено иметь наступательное оружие, военную авиацию, подводный флот; её армия (рейхсвер) не должна была превышать 100 тыс. человек. Внутренняя контрреволюция в демагогических целях широко использовала недовольство договором в массах. В числе наиболее реакционных шовинистических группировок были Немецкая национальная народная партия (образовалась в ноябре 1918) и Национал-социалистская (фашистская) партия (возникла в 1919). Уже весной 1920 реакционные милитаристские круги сделали попытку устранить правительство, возглавлявшееся социал-демократами, и установить открытую военную диктатуру. Капповский путч 1920, ставший возможным в результате попустительства со стороны социал-демократических руководителей деятельности реакционных организаций, был ликвидирован благодаря всеобщей забастовке, показавшей непреодолимую силу единых действий пролетариата. В Руре борьба переросла в вооруженное восстание против правительства, поддерживавшего милитаристов. Эти события способствовали резкому падению влияния СДПГ, что явилось одной из причин её временного отстранения от власти. В июне 1920 в Г. впервые после Ноябрьской революции было создано правительство без участия СДПГ. Выражением ослабления реформизма и свидетельством роста популярности коммунистических идей было присоединение в декабре 1920 значительной части членов НСДПГ к КПГ.
         Державы Антанты не приняли эффективных мер для ликвидации военной мощи Г., несмотря на ограничения, предусмотренные Версальским договором. Причиной тому были антисоветские замыслы правящих кругов Великобритании, Франции и США, а также межимпериалистические противоречия. В политической жизни Г. 20-х гг. важное место занимал репарационный вопрос. 5 мая 1921 государства Антанты предъявили Г. ультиматум, требуя признания общей суммы репараций в 132 млрд. марок и немедленной уплаты первого взноса в 1 млрд. марок, что вызвало в Г. правительственный кризис. К власти пришёл кабинет во главе с деятелем католической партии «Центра» И. Виртом, проводивший политику выполнения обязательств, наложенных на Г. Версальским договором. Вместе с тем правительство Вирта старалось вывести Г. из изоляции, в которой она находилась. 16 апреля 1922 был подписан Рапалльский договор, установивший дипломатические отношения между Г. и Советской Россией. Он отвечал коренным национальным интересам немецкого народа.
         В течение 1922 в правящих кругах Г. всё более укреплялись элементы, настаивавшие на саботаже репарационных платежей. Французские империалисты также были заинтересованы в обострении положения, чтобы осуществить свой давний план захвата Рурского бассейна. В ноябре 1922 в Г. было образовано новое правительство во главе с В. Куно; оно взяло курс на прекращение репарационных платежей. Воспользовавшись этим, Франция и Бельгия в январе 1923 оккупировали Рурскую обл. правительство Г. объявило кампанию «пассивного сопротивления», призвав население Рура к невыполнению распоряжений оккупантов, отказу от работы на шахтах и заводах, продукция которых предназначалась для Франции и Бельгии. государство субсидировало владельцев бездействовавших предприятий. Рурский конфликт резко усилил инфляцию в Г. В конце сентября 1923 одна золотая марка стоила уже 38,1 млн. бумажных марок. Баснословно обогащая капиталистов, инфляция вела к обнищанию рабочих и служащих, к разорению мелкобуржуазных слоев города. Обострение классовых противоречий вызвало новый мощный подъём революционного движения в Г. В мае 1923 бастовало около 400 тыс. рабочих Рурской обл.; в борьбе против рабочего класса германская буржуазия изменнически прибегла к помощи французских оккупантов, допустивших германские войска в Рурскую обл. Всеобщая забастовка в августе 1923 заставила Куно выйти в отставку. Его преемником стал Г. Штреземан — лидер Немецкой народной партии (образовалась в декабре 1918) — главной партии крупной буржуазии, который вновь ввёл социал-демократов в состав правительства. Стремясь развязать себе руки для подавления революционного движения, правительство Штреземана 26 сентября прекратило «пассивное сопротивление».
         К этому времени в Г. сложились некоторые предпосылки для успешной борьбы за свержение господства монополистического капитала и милитаристов. В ряде районов страны существовали вооруженные «пролетарские сотни». Борьба революционных сил проходила под лозунгом создания рабоче-крестьянского правительства. В начале октября в двух землях — Саксонии и Тюрингии образовались правительства, в которые входили левые социал-демократы коммунисты. Но эти правительства не оправдали надежд, возлагавшихся на них трудящимися, не сделали ничего для непосредственного улучшения их положения, не осуществили каких-либо последовательно демократических мероприятий. Правые оппортунисты в руководстве КПГ (Г. Брандлер и др.) искусственно сдерживали развёртывание массового движения за социальные и демократические права трудящихся. В то же время левацкие элементы преувеличивали степень зрелости революционного кризиса. По вине социал-демократических лидеров в Г. отсутствовало одно из главных условий успеха — прочное единство рабочего класса. В конце октября части рейхсвера вступили в Саксонию и Тюрингию. Рабочие Гамбурга во главе с Э. Тельманом поднялись на вооруженное восстание (см. Гамбургское восстание 1923), но оказались изолированными. Поражение революционных пролетариев окрылило крайнюю реакцию. 8—9 ноября 1923 главарь немецких фашистов А. Гитлер, генерал Э. Людендорф и группа их приверженцев совершили в Мюнхене попытку государственного переворота. Хотя фашистский путч провалился, он обнаружил потенциальную угрозу существованию Веймарской республики.
         Позиции германской буржуазии укрепились. В конце 1923 была проведена стабилизация марки. В 1924 вступил в силу новый план регулирования репарационных платежей (см. Дауэса план), содержавший некоторые уступки германскому империализму. Вместе с тем план Дауэса облегчал внедрение иностранного капитала в экономику Г. В Г. устремился иностранный, главным образом американский, капитал, что ускорило восстановление и усиление германского военно-промышленного потенциала. Неуклонно росла концентрация производства. Гигантские монополии — химический трест «И. Г. Фарбениндустри», «Стальной трест» и др. сосредоточили значительную часть общегерманского производства. Росло влияние монополистов на политику правительства, усиливалась регулирующая роль государства в экономической жизни. Одновременно продолжалась эволюция Веймарской республики в сторону реакции. В 1925, после смерти Эберта, президентом был избран кайзеровский фельдмаршал монархист П. Гинденбург. В 1926 было решено возвратить бывшему кайзеру и др. бывшим владетельным князьям их имущество, конфискованное после Ноябрьской революции. Против этого поднялось массовое движение, возглавлявшееся КПГ, председателем которой в 1925 стал Э. Тельман. В ходе референдума 14,5 млн. человек высказалось за экспроприацию имущества князей.
         В области внешней политики германские империалисты стремились сблизиться с Великобританией и Францией. Выражением этого были Локарнские договоры 1925, предусматривавшие отказ Г. от попыток реванша за счёт Франции; однако Г. не давала даже формальных заверений сохранить незыблемыми свои восточные границы. Локарнские договоры имели антисоветскую направленность. Тем не менее Г. не пошла на серьёзное ухудшение отношений с СССР, ибо они имели для неё большое значение, в том числе с экономической точки зрения. Между СССР и Г. в 1926 был заключён Берлинский договор о нейтралитете. В том же году Г. вступила в Лигу Наций.
         На выборах в рейхстаг в 1928 число голосов, поданных за СДПГ, существенно увеличилось. Её лидер Г. Мюллер возглавил коалиционное правительство (1928—30), которое потребовало пересмотра репарационного вопроса. Новый план, утвержденный в 1930 (см. Юнга план), способствовал дальнейшему росту военно-экономического потенциала Г.
         Отказ держав Антанты от принятия эффективных мер против германского милитаризма облегчил Г. восстановление и развитие военной мощи. Неустанно разрабатывались новые образцы оружия, которые могли быть в любой момент пущены в серийное производство. Правящие круги рассматривали рейхсвер лишь как костяк будущей массовой армии, резервом которой являлись нелегальные воинские формирования и реакционные полувоенные организации, в том числе монархический «Стальной шлем» и штурмовые отряды фашистской партии. Ликвидированный генеральный штаб фактически существовал под др. названием. Несмотря на бюджетные трудности, правительство Мюллера начало строительство броненосца А — первого в целой серии военных кораблей этого типа. Так закладывались основы для быстрого роста военной мощи Г. после 1933. Г. только оправилась от последствий военных поражений и послевоенной разрухи, как начался мировой экономический кризис 1929—33. В 1932 общее падение производства превысило 40% (по сравнению с 1929); безработица охватила почти 45% пролетариата, многие рабочие трудились неполную неделю. Ухудшилось положение мелких торговцев, ремесленников, интеллигенции, мелких и средних крестьянских хозяйств. Росло возмущение трудящихся существующим строем. В этих условиях вновь резко активизировалась фашистская Национал-социалистская партия. Используя крупные субсидии, предоставленные монополистами (Тиссеном, Кирдорфом и др.), нацисты с конца 1929 развернули шумную демагогическую кампанию. Отвлекая трудящихся от подлинных причин их бедствий, гитлеровцы разжигали шовинистические настроения и ненависть к т. н. внутренним врагам, особенно к коммунистам, вели разнузданную расистскую и антисемитскую пропаганду, проводили кровавый террор против демократических организаций и деятелей.
         Весной 1930 во главе правительства (без участия социал-демократов) был поставлен лидер партии «Центра» Г. Брюнинг. Он добивался всемерного ограничения демократических прав трудящихся, с тем чтобы переложить на них все тяготы экономического кризиса и покончить с буржуазным парламентаризмом в Г., заменив его «президентским» правлением на основе ст. 48 конституции. Правительство Брюнинга, используя эту статью конституции, издало множество чрезвычайных декретов; неоднократно сокращались расходы на социальные нужды, снижалась зарплата, повышались налоги и т. п. правительство осуществило также ряд мероприятий государственно-монополистического характера, призванных оказать поддержку монополиям за счёт трудящихся и значительно расширявших государственный сектор в промышленности и банковском деле.
         Выборы в рейхстаг в сентябре 1930 наглядно продемонстрировали сильнейший рост фашистской опасности. Нацисты собрали свыше 6400 тыс. голосов — в 8 раз больше, чем на выборах 1928, выдвинувшись на второе (после СДПГ) место в рейхстаге. Крупного успеха добилась КПГ, за которую голосовало свыше 4590 тыс. чел. Но мобилизация революционного пролетариата происходила значительно медленнее, чем консолидация сил реакции. Главной причиной этого была оппортунистическая политика социал-демократических руководителей, раскалывавших рабочий класс, сковывавших его активность. Под флагом доктрины «меньшего зла» лидеры СДПГ поддерживали правительство Брюнинга, потворствовавшее гитлеровцам и др. реакционерам. В труднейших условиях только КПГ последовательно выступала против нараставшей угрозы фашизма, показывая массам, что предотвратить установление фашистской диктатуры можно, лишь борясь против всех разновидностей реакции, неустанно добиваясь создания единого фронта пролетариата. Своей «Программой национального и социального освобождения немецкого народа» (август 1930) КПГ противопоставила шовинизму и реваншизму гитлеровцев идеи мира и подлинной демократии.
         На президентских выборах в марте — апреле 1932 гитлеровцы собрали свыше 13 млн. голосов. Но президентом вновь стал Гинденбург, которого поддержала значительная часть правящего лагеря (а также социал-демократические лидеры, призвавшие своих сторонников голосовать за него). В июне 1932 Гинденбург заменил прежний кабинет более реакционным правительством Ф. фон Папена, вступившим в прямой сговор с нацистскими главарями. По всей стране прокатилась невиданная по масштабам и ожесточению волна фашистских бесчинств. 20 июля 1932 правительство Папена произвело государственный переворот в Пруссии, разогнав находившееся у власти коалиционное правительство с участием социал-демократов ЦК КПГ немедленно призвал массы к всеобщей забастовке и обратился к руководству СДПГ с предложением о совместной борьбе против реакции. Однако социал-демократические лидеры вновь отказались от сотрудничества с коммунистами, что привело к существенному укреплению позиций реакции, деморализации части пролетариата.
         В последние месяцы 1932 в Г. наметился известный поворот в ходе классовой борьбы. Широко развернулась руководимая КПГ массовая кампания «Антифашистской акции» — сплочения всех демократических сил для отпора наступлению реакции. В августе — ноябре 1932 под руководством КПГ состоялось около 1100 забастовок, большей частью успешных. На выборах в рейхстаг в ноябре 1932 Национал-социалистская партия потеряла более 2 млн. избирателей по сравнению с выборами в июле 1932, когда она получила 13,7 млн. голосов. В то же время большой победы добилась КПГ, собравшая около 6 млн. голосов. Падение влияния гитлеровцев, страх перед революционными силами побудили германских монополистов ускорить передачу власти нацистам. 30 января 1933 Гинденбург назначил Гитлера рейхсканцлером. В Г. установилась фашистская диктатура — диктатура наиболее реакционных, шовинистических элементов монополистического капитала, имевшая целью покончить с организованным рабочим движением и развернуть беспрепятственную подготовку к войне за мировое господство Г.
         Г. в годы фашистской диктатуры (до начала 2-й мировой войны). Придя к власти, нацисты под флагом «борьбы против коммунизма» начали расправу со всеми демократическими силами и в первую очередь с коммунистами. 27 февраля 1933 они осуществили чудовищную провокацию — поджог рейхстага, виновниками которого объявили коммунистов; по всей Г. были проведены массовые аресты антифашистов. КПГ вынуждена была уйти в глубокое подполье. Важной вехой на пути к тоталитарному режиму явилось предоставление 23 марта рейхстагом чрезвычайных полномочий фашистскому правительству в результате незаконного аннулирования мандатов КПГ и капитуляции деятелей «старых» буржуазных партий перед нацистами. В мае 1933 были разогнаны профсоюзы, в течение июня — июля были распущены или самораспустились все партии, кроме нацистской. Последняя была объявлена «носительницей немецкой государственности» и стала главной силой, осуществлявшей политику германских монополий.
         Фашистская диктатура неизмеримо усилила могущество крупнейших капиталистических монополий. По уровню развития государственно-монополистического капитализма Г. выдвинулась на 1-е место в капиталистическом мире. «Закон об органическом построении германской экономики» (1934) и последующие декреты, уточнявшие его, предусматривали создание 6 имперских хозяйственных групп, а также большого количества подгрупп и хозяйственных палат, во главе которых стали крупнейшие монополисты и банкиры. Хозяйственные группы и палаты были тесно связаны с картелями посредством персональных уний. Всё народное хозяйство подверглось перестройке в целях приспособления к нуждам агрессивной войны, которую готовил германский империализм. Эта перестройка значительно ускорилась с 1936 (после назначения Г. Геринга уполномоченным по проведению «четырёхлетнего плана»). Созданные в этот период учреждения постепенно превратились в основные органы государственно-монополистического регулирования экономики. Положение рабочих на предприятиях определялось «Законом о порядке национального труда» (1934), ликвидировавшим завоевания, достигнутые в ходе многолетней борьбы немецкого пролетариата. В 1935 был издан декрет о принудительной трудовой повинности для юношей, в 1938 он был распространён на всё взрослое население.
         Экономика фашистской Г. [население 69,3 млн. человек (перепись 1939), площадь 470 тыс. км2 (в границах 1937)], обладавшей мощным промышленным потенциалом, получила однобокий военный характер. К 1937 было построено 300 крупных военно-авиационных, автомобильных и танковых, военно-химических, военно-судостроительных и др. военно-промышленных предприятий. Военные предприятия пользовались финансовыми льготами и привилегией в обеспечении рабочей силой, сырьём, электроэнергией и др. Готовясь к агрессивной войне, фашистская Г. стремилась преодолеть узость сырьевой базы своей промышленности путём расширения импорта стратегического сырья — нефти и нефтепродуктов, цветных металлов и др. и одновременно форсировала освоение местного низкокачественного сырья, например железных руд Зальцгиттера, на основе использования которых государственным концерном «Рейхсверке Герман Геринг» (основан в 1937) был построен крупный комбинат чёрной металлургии. В добывающей промышленности большое развитие получила угольная — по добыче каменного угля (в 1937 она составляла 184,5 млн. т) Г. занимала в капиталистической Европе 2-е место, по добыче бурого (184,7 млн. т) — 1-е. Большая часть каменноугольной промышленности (около 70% добычи) была сосредоточена в Рурском бассейне, 2/3 бурого угля — в Средней Г. Чёрная металлургия почти на 2/3 (1939) работала на привозных рудах (из Швеции, Франции и др. стран), значительное количество стали плавилось из металлолома. По производству стали (19,4 млн. т в 1937) Г. заняла в капиталистической Европе 1-е место. Г. форсировала выплавку лёгких металлов. По производству алюминия (из импортных бокситов) Г. вышла на 1-е место в мире (127,6 тыс. т в 1937 — 27% мирового капиталистического производства); в качестве заменителя алюминия использовался магний, для чего было налажено на базе местного сырья его производство. Высокого уровня развития достигли металлообработка, машиностроение и химическая промышленность, выпуск продукции которых в значительной мере был подчинён военным интересам. Крупные масштабы имела электротехническая и оптикомеханическая промышленность. Усиленно форсировалось развитие основных отраслей химической промышленности, главным образом основанных на использовании каменного и бурого угля, — коксохимической, красочной, синтетического азота. Особое внимание уделялось развитию производства синтетических продуктов, заменяющих недостающее сырьё и топливо. Главной военно-промышленной базой германского милитаризма был Рурский район, однако новое военно-промышленное строительство осуществлялось в значительной мере в районах Средней Г., удалённых от государственных границ (зона Среднегерманского канала, бывшая прусская провинция Саксония). Транспортная сеть Г. отличалась высокой степенью густоты и разветвленности, длина ж. д. составляла около 60 тыс. км. Сеть автодорог была дополнена автострадами, естественные водные пути были связаны друг с другом весьма совершенными с технической точки зрения судоходными каналами.
         Решающую роль в экономике и политике играли гигантские военно-промышленные концерны. «И. Г. Фарбениндустри» контролировала значительную долю производства основных химикатов, в том числе 100% производства стратегически важного синтетического каучука, 72% производства азотных соединений, на которых базировалось производство боеприпасов, и т. д. На долю угольно-металлургических концернов Рура — «Ферайнигте штальверке» («Стальной трест»), возглавлявшегося Тиссеном, концернов Круппа, Маннесмана, Хеша, Клёкнера, Ханиеля и Флика — приходилось 80% производства чугуна и 95% стали. Калийные концерны «Винтерсхалль» и «Зальцдетфурт» владели практически всей калийной промышленностью. В электротехнической промышленности господствовали концерны Сименса, «АЭГ» и Боша. Банковско-кредитное дело находилось в руках «большой тройки» крупных банков — «Дойче банк», «Дрезденер банк» и «Коммерц банк». Все независимые мелкие и средние предприятия в законодательном порядке были поставлены под контроль монополий и больших предприятий (т. н. принудительное картелирование и «органическая постройка» хозяйства). Росту экономического и военного потенциала Г. способствовала широкая финансовая поддержка, которую Г. оказывали западные державы, прежде всего США и Великобритания, а также ввоз частного иностранного капитала, особенно американского. Последний захватил серьёзные позиции в автомобильной («Дженерал моторс», «Форд»), электротехнической («Дженерал электрик»), химической («Дюпон де Немур»), нефтеперерабатывающей («Стандард оф Нью-Джерси») и др. отраслях промышленности (в Г. ему принадлежало более чем 80 крупных предприятий).
         С целью самообеспечения продовольствием и с.-х. сырьём на случай войны и для укрепления социальной базы фашизма в деревне большинство кулацких хозяйств (85%), часть средних хозяйств (35%) и многие юнкерские хозяйства были объявлены не подлежащими разделу «наследственными дворами» (закон 1933).
         В механизме фашистской диктатуры важную роль играли организации, на которые было возложено проведение террора: охранные отряды гитлеровской партии — СС и государственная тайная полиция — гестапо, опутавшая нем. народ паутиной шпионажа, слежки, провокаций. Страну покрыли концлагеря.
         КПГ прилагала огромные усилия, добиваясь ликвидации раскола пролетариата, создания антифашистского Народного фронта. Однако социал-демократические лидеры и в эти годы срывали установление единства действий. КПГ разработала боевую программу свержения фашизма (она изложена в решениях Брюссельской конференции 1935 и Бернской конференции 1939); эта программа давала конкретное представление о последовательно демократическом строе, который следует установить после ликвидации фашистского режима.
         Развёртывание антифашистского движения сильно тормозилось влиянием фашистской демагогии. Гитлеровцы усиленно разжигали шовинизм, расизм, антисемитизм, распространяли мифы о превосходстве немцев над др. народами, о недостатке «жизненного пространства» у Г., утверждали, будто война «принесёт всем работу и хлеб». Нацистам удалось ввести в заблуждение и привлечь на свою сторону значительную часть населения, в первую очередь молодёжь. Идеологическая обработка рассматривалась как одна из важнейших сторон подготовки к войне.
         Быстрыми темпами шло создание мощных вооруженных сил. Вместо 10 дивизий, которые рейхсвер насчитывал в 1932, герм. армия в 1936 имела уже 40, а в 1938 — 51 дивизию. Стремительно развивалась военная авиация. В 1937 Г. располагала более чем 5600 самолётами, в их числе было свыше 2650 боевых. В октябре 1933 фашистская Г. вышла из Лиги Наций. В марте 1935 была восстановлена всеобщая воинская повинность; тем самым Г. приступила к односторонней ревизии военных статей Версальского мирного договора. Господствующие классы Великобритании и Франции, а также США не только не препятствовали этому, но и оказывали фашистской Г. политическую и экономическую помощь в надежде использовать её в качестве ударной силы в борьбе против СССР, против рабочего и демократического движения в Европе. В 1933 Великобритания и Франция заключили с Г. и Италией «Пакт четырёх», в 1935 Великобритания подписала с Г. чрезвычайно выгодное для последней морское соглашение (см. Англо-германское морское соглашение 1935). Будучи на основании опыта уверенной в попустительстве со стороны западных держав, фашистская Г. перешла к открытой агрессии. В 1936—39 она совместно с Италией осуществляла вооруженную интервенцию в Испании. На основе совместных империалистических интересов в 1936—37 был сколочен агрессивный блок Г. с Италией и Японией (см. «Антикоминтерновский пакт». Ещё в октябре 1936 между Г. и Италией был подписан договор о сотрудничестве, оформивший ось Берлин — Рим. В марте 1938 фашистская Г. захватила Австрию. На Мюнхенской конференции 1938 правящие круги Великобритании и Франции вступили в преступный сговор с фашистской Г., санкционировав аннексию ею части Чехословакии с целью направить в дальнейшем германскую агрессию против СССР. 30 сентября 1938 была подписана англо-германская декларация, а в декабре 1938 франко-германская декларация о ненападении.
         Настойчивые попытки «умиротворения» фашистской Г. не устраняли, однако, глубоких противоречий между нею и др. империалистическими государствами. Г. вела упорное наступление на экономические позиции своих соперников. Межимпериалистические противоречия особенно обострились в условиях начавшегося в 1937 нового мирового экономического кризиса. Под воздействием этого кризиса начало ухудшаться и экономическое положение Г. Германский империализм стремился преодолеть возникшие трудности, ускорив осуществление своей захватнической программы. В господствующих классах Г. имелись противоречия по вопросу о том, достаточно ли она уже готова к ведению «большой» войны, а также о направлении дальнейшей агрессии. Некоторые группировки монополистического капитала возражали против действий, нарушающих интересы западных держав. Выражением этих разногласий было увольнение в отставку в конце 1937—38 ряда высших гражданских и военных деятелей фашистской Г. (К. Нейрата, Я. Шахта, Л. Бека и др.).
         В марте 1939 фашистская Г. аннексировала всю Чехословакию. Летом 1939 Г. вступила в тайные переговоры с Великобританией. Переговоры не увенчались успехом из-за непримиримости империалистических противоречий между этими странами.
         В августе 1939 Г. обратилась к СССР с предложением заключить договор о ненападении. Советский Союз, стремясь предотвратить создание единого антисоветского фронта империалистических государств, вынужден был принять герм. предложение о заключении договора о ненападении ввиду того, что все его попытки добиться организации системы коллективной безопасности против агрессии (см. Московские переговоры 1939) были сорваны Великобританией и Францией.
         Г. во время 2-й мировой войны. Разгром германского фашизма. В агрессивных планах Г. главное место отводилось захвату территории СССР, но эти планы предусматривали также завоевание многих др. стран, а в конечном счёте установление мирового господства фашистской Г. Агрессией против Польши, начатой 1 сентября 1939, Г. развязала вторую мировую войну 1939—45 (См. Вторая мировая война 1939-1945). 3 сентября Великобритания и Франция объявили войну Г.; однако они ничем не помогли своей союзнице Польше, сопротивление которой было сломлено германскими войсками. Великобритания и Франция не вели активных боевых действий и после этого, благодаря чему Г. сумела беспрепятственно подготовить мощный удар на Западе. В апреле — мае 1940 немецко-фашистские войска оккупировали Данию и Норвегию, в мае вторглись в Бельгию, Нидерланды, Люксембург и Францию. 22 июня 1940 Г. навязала Франции перемирие, согласно которому большая часть страны подлежала оккупации. Все ресурсы захваченных стран были поставлены на службу германскому монополистическому капиталу, что намного усилило военно-экономический потенциал Г. Сразу же после разгрома Франции фашистская Г. приступила к подготовке нападения на СССР (см. «Барбаросса план»). В сентябре 1940 в Берлине был заключён военный союз Г., Италии и Японии (см. Берлинский пакт 1940). В апреле 1941 Г. оккупировала Югославию, отказавшуюся примкнуть к Берлинскому пакту, и большую часть территории Греции. Значительная часть Европы была порабощена немецко-фашистскими агрессорами. 22 июня 1941, вероломно нарушив советско-германский пакт о ненападении, Г. напала на СССР. Несмотря на временные успехи германских войск, ход военных операций на советско-германском фронте не оправдал ожиданий немецко-фашистских стратегов. В тяжёлых оборонительных боях советские войска остановили германскую армию; разгром немецко-фашистских полчищ под Москвой, знаменовавший решительный поворот военных событий в пользу Советского Союза, окончательно сорвал гитлеровский план «молниеносной войны» против СССР. С конца 1941 Г. находилась в состоянии войны также и с США.
         Во время войны господство монополий во всех областях экономики и политики Г. стало ещё более всеобъемлющим. Война принесла им баснословные барыши. Новым источником прибылей явился даровой труд миллионов людей, пригнанных в Г. из различных стран Европы, и военнопленных. На захваченных территориях фашистская Г. устанавливала т. н. новый порядок — режим жесточайшего террора и национального угнетения. В концлагерях — Майданеке, Освенциме и др. — были уничтожены миллионы граждан СССР, Польши, Югославии и др. государств.
         Летом 1942 германская армия, пользуясь отсутствием второго фронта на Западе, предприняла новое крупное наступление на советско-германском фронте. Многомесячные ожесточённые бои в районе Сталинграда завершились окружением, а затем ликвидацией огромной группировки немецко-фашистских войск (19 ноября 1942—2 февраля 1943). Разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом ознаменовал коренной перелом как в ходе Великой Отечественной войны, так и всей 2-й мировой войны. В 1943 начался развал блока агрессоров — от него отпала Италия. Могучий стимул получило Движение Сопротивления, ширившееся во всех оккупированных странах. Поражение немецко-фашистских войск на Волге окрылило и антифашистов в самой Г., пошатнуло веру населения в непобедимость германского оружия. Активизировались руководимые ЦК КПГ антифашистские организации во главе с А. Зефковым (Берлин), Т. Нёйбауэром (Тюрингия), Х. Шуманом (Саксония) и др.; был создан общегерманский подпольный центр КПГ. Большое значение для антифашистского движения в Г. имело основание немецкими политическими эмигрантами и военнопленными, находившимися в СССР, Национального комитета «Свободная Германия» (1943). Комитет призвал всех немцев, независимо от социального положения и партийной принадлежности, объединиться для борьбы против фашистского режима.
         Г. несла всё большие потери в людях и технике. С начала 1943 в Г. было объявлено несколько «тотальных мобилизаций», но они не дали ожидаемых результатов. Росли хозяйственные затруднения, в частности нехватка угля и нефти. Победа Красной Армии в Курской битве 1943 (См. Курская битва 1943) ознаменовала завершение коренного перелома в ходе войны. Становилось всё более очевидным, что СССР может разгромить фашистскую Г. своими собственными силами. Только тогда западные державы, ограничивавшиеся прежде воздушными налётами на города Г. и второстепенными по своим масштабам операциями в Африке и в Италии, активизировали свои действия. 6 июня 1944 в результате высадки союзников на С. Франции был открыт второй фронт. В это время фашистская Г. уже находилась в состоянии тяжёлого политического кризиса, вызванного поражениями на советско-германском фронте. Проявлением этого кризиса был буржуазно-генеральский заговор в Г.; его участники, убедившись, что фашистская клика неспособна осуществить возлагавшиеся на неё задачи, пытались, пожертвовав Гитлером, спасти германский империализм. Неудача покушения на Гитлера 20 июля 1944 вызвала новый разгул фашистского террора. Расправляясь с заговорщиками, гитлеровцы разгромили и подпольные рабочие организации. 18 августа 1944 в концлагере Бухенвальд был зверски убит Э. Тельман. Террор обескровил немецких антифашистов.
         Поражение фашистской Г. было неизбежно, но гитлеровцы во имя собственных интересов готовы были обречь на гибель весь немецкий народ. Отступая в глубь немецкой территории, немецко-фашистские войска проводили тактику «выжженной земли». В октябре 1944 был создан т. н. фольксштурм (ополчение), участниками войны стали юноши от 16 лет и глубокие старики. Гитлер и его окружение затягивали войну, рассчитывая на раскол антигитлеровской коалиции. Но эти расчёты оказались несостоятельными. 16 апреля 1945 развернулись завершающие операции Советской Армии по овладению Берлином. 30 апреля Гитлер покончил жизнь самоубийством, 2 мая Берлин был взят советскими войсками. Фашистский режим в Г. пал под ударами Советской Армии, вынесшей на своих плечах основную тяжесть войны. 8 мая 1945 в Берлине был подписан акт о безоговорочной капитуляции фашистской Г. Советский народ оказал решающую помощь немецкому народу в освобождении от фашизма.
         Крушение гитлеровского «третьего рейха» сопровождалось и экономическим крахом. Военные расходы Г. за годы войны составили около 800 млрд. марок (в годы 1-й мировой войны — 80 млрд.). Материальные потери, понесённые Г. в развязанной ею войне путём прямого разрушения предприятий, средств транспорта, жилого фонда и т. д., составили приблизительно 50 млрд. долларов. Потери убитыми, ранеными и пленными составили 13,6 млн. человек (из них на советско-германском фронте — 10 млн. человек).
         Г. в 1945—49. После безоговорочной капитуляции фашистской Г. была подписана (5 июня 1945) декларация о взятии на себя верховной власти в Г. правительствами четырёх союзных держав — СССР, США, Великобритании и Франции. Из командующих оккупационными войсками этих держав был создан Контрольный совет, к которому перешла верховная власть. Г. была разделена на 4 зоны оккупации, Берлин — на 4 сектора (управление городом осуществлялось четырёхсторонней союзной комендатурой). На Потсдамской конференции 1945 (См. Потсдамская конференция 1945) СССР, США и Великобритания обязались осуществить демилитаризацию, денацификацию и демократизацию Г. Было принято решение о передаче Советскому Союзу г. Кенигсберга и прилегающего к нему района, а также об установлении польско-германской границы по Одеру — Нейсе.
         Советская военная администрация в Г. (СВАГ) последовательно выполняла в своей зоне Потсдамские решения. Она оказывала всестороннюю поддержку антифашистским партиям и профсоюзам, деятельность которых была разрешена в июне 1945. Коммунистическая партия Г. в воззвании от 11 июня 1945 сформулировала программу создания в Г. антифашистско-демократического строя. Вновь образованное руководство Социал-демократической партии приветствовало эту программу. Обе партии заключили соглашение о единстве действий. Заинтересованность мелкой и средней буржуазии в ограничении власти монополий и в ликвидации юнкерского землевладения позволила вовлечь в дело демократического переустройства буржуазные партии — Христианско-демократический союз (основан в июне 1945) и Либерально-демократическую партию (основана в июле 1945), В июле 1945 был создан блок антифашистско-демократических партий, в июне 1948 в него вступили вновь возникшие Демократическая крестьянская (основана в 1948) и Национально-демократическая партия (основана в 1948). Преодолевая сопротивление крупной буржуазии и юнкерства, демократические силы восточной части Г. под руководством компартии создали антифашистско-демократические органы самоуправления, провели аграрную реформу, ликвидировавшую класс помещиков (у помещиков было отобрано 3,3 млн. га земель и лесов, из них 2,2 млн. га были поделены между с.-х. рабочими, мелкими крестьянами, арендаторами, переселенцами) и создавшую основу прочного союза рабочего класса с крестьянством, школьную реформу, конфисковали летом 1946 предприятия военных преступников и активных нацистов, что было равносильно ликвидации монополистического капитала, начали создавать народный сектор в промышленности. В восточной части Г. был выкорчеван германский империализм и фашизм и возникли основы демократической государственной власти, являвшейся по своему классовому содержанию революционно-демократической диктатурой рабочих и крестьян; успешно решались задачи антифашистско-демократической революции. Единство действий коммунистов и социал-демократов в проведении революционных преобразований в восточной части Г. создало условия для объединения этих рабочих партий на базе марксизма-ленинизма в единую партию. 21—22 апреля 1946 состоялся учредительный съезд Социалистической единой партии Германии (См. Социалистическая Единая Партия Германии)(СЕПГ). Создание СЕПГ явилось одним из крупнейших событий в истории германского рабочего движения. Единство рабочего класса упрочило его гегемонию в борьбе за антифашистско-демократические преобразования.
         В западных зонах оккупации буржуазии удалось при поддержке западных держав помешать объединению коммунистов и социал-демократов. США, Великобритания и Франция способствовали возрождению в западных зонах агрессивного германского империализма с целью его использования против Советского Союза. Картели и тресты фактически не были ликвидированы. Помещичья собственность на землю сохранилась. Многие должности в органах самоуправления занимали бывшие нацистские чиновники. Западные державы всячески препятствовали деятельности демократических сил, особенно коммунистов.
         Стремясь сохранить господство монополий хотя бы в части страны, западные державы и реакционные силы западной части Г. взяли курс на раскол Г. Первым шагом по этому пути было подписанное 2 декабря 1946 Великобританией и США соглашение об объединении их оккупационных зон («Бизония»).
         СЕПГ и КПГ возглавили борьбу за мирное демократическое развитие страны. Собравшийся по инициативе СЕПГ в декабре 1947 в Берлине первый Немецкий народный конгресс положил начало организованному движению за демократическое единство, за заключение мирного договора. Западные державы продолжали, однако, политику раскола Г. Лондонское совещание 1948 США, Великобритании и Франции приняло решение об образовании из трёх западных зон сепаратного западно-германского государства. В июне 1948 западные державы провели в своих зонах сепаратную денежную реформу, т. е. осуществили в нарушение Потсдамских соглашений экономический раскол Г. Они также обособили западную часть Берлина от его естественного окружения (вскоре четырёхсторонний статус Берлина оказался полностью ликвидированным и город расколотым на 2 части: восточную и западную). Они парализовали деятельность Контрольного совета в Г. На западную часть Г. был распространён т. н. план Маршалла (см. Маршалла план).
         С целью оградить экономику восточной части Г. от дезорганизации, угроза которой возникла в результате сепаратной денежной реформы в западной части Г., СВАГ, опираясь на демократические силы, провела денежную реформу в восточной части Г. Со 2-й половины 1948 экономическое строительство развивалось здесь на основе народно-хозяйственных планов.
         Осуществив экономический раскол Г., западные державы провели меры по завершению её политического раскола. По распоряжению их оккупационных властей был разработан «Основной закон» (конституция) сепаратного западно-германского государства (вступила в силу 24 мая 1949). В августе 1949 были проведены выборы в западно-германский парламент — бундестаг. 20 сентября 1949 было образовано правительство Федеративной Республики Германии (См. Федеративная Республика Германии), в котором главную роль играли представители клерикального Христианско-демократического союза во главе с К. Аденауэром, занявшим пост федерального канцлера. В Западной Г. был введён оккупационный статут, обеспечивший контроль верховных комиссаров США, Великобритании и Франции над деятельностью западно-германского правительства.
         Раскол страны требовал от демократических сил Г. сплочения и решительных действий. С этой целью движение Немецкого народного конгресса образовало Национальный фронт демократической Германии (См. Национальный фронт ГДР) (НДФГ). 7 октября 1949 Народный совет, избранный Немецким народным конгрессом, провозгласил создание Германской Демократической Республики (См. Германская Демократическая Республика) (ГДР). В тот же день Народный совет преобразовал себя во Временную народную палату которая ввела в действие демократическую конституцию. Президентом ГДР был избран В. Пик, премьер-министром стал О. Гротеволь, заместитель премьер-министра В. Ульбрихт. Советское правительство передало правительству ГДР функции управления ранее принадлежавшие Советской военной администрации.
         Лит.: Работы основоположников марксизма-ленинизма. Энгельс Ф., Крестьянская война в Германии, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 7; его же, Марка, там же, т.19; его же, К истории прусского крестьянства, там же, т. 21; его же, Заметки о Германии, там же, т. 18; Маркс К. и Энгельс Ф., Требования Коммунистической партии в Германии, Соч., 2 изд., т. 5; Маркс К., Подвиги Гогенцоллернов, там же, т. 6; Энгельс Ф., Германская кампания за имперскую конституцию, там же, т. 7; Энгельс Ф., Революция и контрреволюция в Германии, там же, т. 8; Маркс К., Разоблачения о кельнском процессе коммунистов, там же; Энгельс Ф., К истории Союза коммунистов, там же, т. 21; его же, Mapkc и «Neue Rhelnlsche Zeltung» (1848—1849), там же; Маркс К., Критика Готской программы, там же, т. 19; Энгельс Ф., Роль насилия в истории, там же, т. 21; Маркс К.. и Энгельс Ф., Циркулярное письмо А. Бебелю, В. Либкнехту, В. Бракке и др. 17—18 сент. 1879 г., там же, т. 19; Энгельс Ф., Социализм г-на Бисмарка, там же; Энгельс Ф., К критике проекта социал-демократической программы 1891, там же, т. 22; Энгельс Ф., Крестьянский вопрос во Франции и Германии, там же, т. 22; Ленин В. И., Что делать? Полн. собр. соч., 5 изд., т. 6, с. 6—13, 20—28, 39—41, 80—82; его же, Две тактики социал-демократии в демократической революции, там же, т. 11, с. 57—60, 75—76, 97—99, 120—31; его же, Социализм и война (Отношение РСДРП к войне), там же, т. 26, с. 310, 315—18, 319—21, 322—26, 337—43; его же, Империализм, как высшая стадия капитализма, там же, т. 27; его же, О брошюре Юниуса, там же, т. 30; его же, Письмо к рабочим Европы и Америки, там же, т. 37; его же, Пролетарская революция и ренегат Каутский, т. 37, с. 291—306; его же, Детская болезнь «левизны» в коммунизме, там же, т. 41, с. 77—78, 93—98; его же, Письмо к немецким и французским рабочим, там же; его же, Письмо к немецким коммунистам, там же, т. 44; его же, Тетради по империализму, там же, т. 28; его же, Германская социал-демократия и вооружения, там же, т. 23.
         Общие работы. Германская история в новое и новейшее время, т. 1—2, М., 1970; Лампрехт К., История германского народа, пер. с нем., т. 1—3, М., 1894—96; Deutsche Geschichte, Bd 1—3, В., 1968; Gebhardt B., Handbuch der deutschen Geschichte, 8 Aufl., Bd 1—4, Stuttg., 1954-60.
         Германия до середины 17 в. Неусыхин А. И., Возникновение зависимого крестьянства как класса раннефеодального общества в Западной Европе VI — VII вв., М., 1956; его же, Судьбы свободного крестьянства в Германии в VIII — XIII вв., М., 1964; Колесницкий Н. Ф., Исследования по истории феодального государства в Германии (IX—1-я пол. XII вв.), «Уч. зап. Московского областного пед. института. Кафедра всеобщей истории», М., 1959, т. 81, в.2; Стоклицкая-Терешкович В. В., Очерки по социальной истории немецкого города в XIV—XV вв., М. — Л., 1936; Смирин М. М., Очерки истории политической борьбы в Германии перед Реформацией, М., 1952; его же, Народная реформация Томаса Мюнцера и Великая Крестьянская война, 2 изд., М., 1955; его же, Германия эпохи Реформации и Великой Крестьянской войны, М., 1962; его же, К истории раннего капитализма в германских землях (XV — XVI вв.), М., 1969; Эпштейн А. Д., История Германии от позднего средневековья до революции 1848 г., М., 1961; Меринг Ф., История Германии с конца средних веков, пер. с нем., М., 1923; Otto К.-Н., Deutschland in der Epoche der Urgesellschaft, В., 1960; Stern L. und Bartmuβ H.-J., Deutschland in der Feudalepoche von der Wende des 5./6. Jh. bis zur Mitte des 11. Jh., B., 1964; Stern L. und Gericke Н., Deutschland in der Feudalepoche von der Mitte des 11. Jh. bis zur Mitte des 13. Jh., В., 1965; Stern L. und Voigt E., Deutschland in der Feudalepoche von der Mitte des 13. Jh. bis zum ausgehenden 15. Jh., В., 1964; Steinmetz M., Deutschland von 1476 bis 1648, В., 1965.
         Новая и новейшая история. Общие работы. Либкнехт К., Избр. речи, письма и статьи, пер. с нем., M., 1961; Liebknecht K., Gesammelte Reden und Schriften, Bd 1—9, B., 1958—68; Luxemburg R., Ausgewählte Reden und Schriften, 2 Aufl, Bd 1—2, B., 1955; Zetkin K., Ausgewählte Reden und Schriften, Bd 1—3, B., 1957—60; Mehring F., Gesammelte Schriften, Bd 1—15, В., 1960—67; Тельман Э., Избр. статьи и речи, пер. с нем., т. 1—2, М., 1957—58, Пик В., Избр. произв., пер. с нем., М., 1956; Ульбрихт В., Избр. Статьи и речи, [пер. с нем.], М., 1961; Ulbricht W., Zur Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung, Bd 1—11, В., 1953—68; Гротеволь О., Избр. статьи и речи (1945—1959), пер. с нем., М., 1961; Ротштейн Ф. А., Из истории прусско-германской империи, М. — Л., 1948; Из истории Германии нового и новейшего времени. Сб. ст., М., 1958; Варга Е. С., Исторические корни особенностей германского империализма, М., 1946; Ерусалимский А. С., Германский империализм: история и современность, М., 1964; Кучинский Ю., Очерки истории германского империализма, пер. с нем., т. 1, М., 1952; Норден А., Уроки германской истории, пер. с нем., М., 1948; Очерк истории германского рабочего движения, Берлин, 1964; Варнке Г., Очерк истории профсоюзного движения в Германии, пер. с нем., М., 1956; Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung, Bd 1—8, В., 1966; Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung. Chronik, Bd 1—3, B., 1965—67; Schreiner A., Zur Geschihte der deutschen Aussenpolitik 1871—1945, 2 Aufl., Tl 1, В., 1955.
         Германия с сер. 17 в. до 1917. Ерусалимский А. С., Бисмарк. Дипломатия и милитаризм, М., 1968; его же, Внешняя политика и дипломатия германского империализма в конце XIX в., 2 изд., М., 1951; Лукин Н. М., Очерки по новейшей истории Германии. 1890—1914, Л. — М., 1925; Германское рабочее движение в новое время. Сб. ст. и материалов, М., 1962; Хальгартен Г., Империализм до 1914 года, пер. с нем., М., 1961; Schilfert G., Deutschland von 1648 bis 1789, В., 1959; Streisand J., Deutschland von 1789 bis 1815, В., 1959; Obermann К., Deutschland von1815 bis 1849, В., 1961; Engelberg E., Deutschland von 1849 bis 1871…, В.,1959; его же, Deutschland von 1871 bis 1897, В., 1965; Klein F., Deutschland von1897/1898 bis 1917, 2 Aufl., В., 1963; Arbeiterklasse und nationaler Befreiungskampf…, Lpz., 1963; Darstellungen und Quellen zur Geschichte der deutschen Einheitsbewegung im neunzehnten und zwanzigsten Jahrhundert, Bd 1—7, Heidelberg, 1957—67.
         Германия с 1917. Розанов Г. Л., Очерки новейший истории Германии (1918—1933), М., 1957; Кульбакин В. Д., Очерки новеишей истории Германии, М., 1962; Германское рабочее движение в новейшее время. Сб. ст. и материалов, М., 1962; Галкин А. А., Германский фашизм, М., 1967; Гинцберг Л. И., Тень фашистской свастики. Как Гитлер пришел к власти, М., 1967; Бланк А. С., Коммунистическая партия Германии в борьбе против фашистской диктатуры (1933—1945), М., 1964; Гинцберг Л. И., Драбкин Я. С., Немецкие антифашисты в борьбе против гитлеровской диктатуры (1933—1945), М., 1961; Розанов Г. Л., Германия под властью фашизма (1933—1939), М., 1961; Фомин В. Т., Агрессия фашистской Германии в Европе. 1933—1939 гг., М., 1963; Ушаков В. Б., Внешняя политика Германии в период Веймарской республики, М., 1958; его же, Внешняя политика гитлеровской Германии, М., 1961; Штерн Л., Влияние Великой Октябрьской социалистической революции на Германию и германское рабочее движение, пер. с нем., М., 1960; Дернберг С., Рождение новой Германии, пер. с нем., М., 1962; Ульбрихт В., К истории новейшего времени, т. 1, пер. с нем., М., 1957; Ulbricht W., Vergangenheit und Zukunft der deutschen Arbeiterbewegung, B., 1963; Pieck W., Im Kampf um die Arbeitereinheit und die deutsche Volksfront. 1936—1938, В.,1955; Klein F., Deutschland 1918, В., 1962; Vietzke S., Wohigemuth H., Deutschland und die deutsche Arbeiterbewegung in der Zeit der Weimarer Republik, B., 1966; Badia G., Histoire de l’Allemagne contemporaine (1917—1962), t. 1—2, P., [1962]; Rugi W., Deutschland von 1917 bis 1933, B., 1967; Deutschland von 1933 bis 1939, В., 1969; Deutschland von 1939 bis 1945, B., 1969; Der deutsche Imperialismus und der Zweite Weltkrieg. Bd 1—5, В., 1960—1962; Lipski H., Deutschland und die deutsche Arbeiterbewegung, 1945—1949, В., 1965; Badstübner R., Restauration in Westdeutschland 1945—1949; B., 1963; Badstübner R., Thomas S., Die Spalung Deutschlands 1945—1949, B., 1966.
         Н. Ф. Колесницкий (исторический очерк до конца 15 в.), М. М. Смирин (конец 15 в. — середина 17 в.), Е. А. Волина (середина 17 в. — 1917), Л. И. Гинцберг (1917—1945), А. И. Мухин (фашистская Г. — экономико-географическая справка), П. В. Поляков (1945—49).
         II. Наука.
         1. ЕСТЕСТВЕННЫЕ И ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
         Накопление фактических научных знаний и их первоначальное обобщение начинается ещё в период раннего средневековья; оно ускоряется в 16 веке в связи с усиленным развитием в Г. горных промыслов, особенно добычи серебра, металлургии, искусства солеварения, выделки тканей и др. Первые научные сочинения принадлежат деятелям церкви и проникнуты идеями схоластики; один из крупнейших ученых средневековья — Альберт Великий (13 в.), автор обширных трудов по алхимии, зоологии и ботанике. В последней трети 14 в. и в 15 в. появляются университеты в Гейдельберге (1386), Кёльне (1388), Лейпциге (1409), Ростоке (1419), Грейфсвальде (1456), Фрейбурге (1457), Майнце, Тюбингене (1477), Ингольштадте (1472; с 1826 в Мюнхене). Изобретение книгопечатания (И. Гуттенберг, 1445) явилось крупнейшим стимулом развития науки.
         В середине 15 в. Николай Кузанский высказал идею о движении Земли вокруг Солнца, составил карту Центральной Европы. М. Бехайм создал первый глобус (1492). И. Мюллер (Региомонтан) составил астрономические таблицы, которыми пользовались и своих путешествиях Б. Диаш, Васко да Гама, Х. Колумб. Нем. математики (группа т. н. коссистов), крупнейшим из которых был М. Штифель (16 в.), внесли существенный вклад в алгебру. Живописец и учёный А. Дюрер разрабатывал математическую теорию перспективы. Появляются труды по ботанике и зоологии. Большое влияние на развитие анатомии и медицины оказал создатель ятрохимии (См. Ятрохимия) Т. Парацельс, порвавший с традициями древней и арабской медицины и усматривавший причины болезней в химических процессах в организме.
         Значительную роль в развитии учения о рудных ископаемых и горного дела сыграл основатель европейской минералогии Агрикола, труд которого суммировал опыт горно-металлургического производства и служил практическим руководством в течение двух веков.
         Становление классического естествознания (17—18 вв.). Тридцатилетняя война (1618—48), опустошившая Г., раздробленность и экономическая отсталость страны обусловили отставание Г. в 17—18 вв. от Англии и Франции и в развитии науки. В этот период выделяются труды лишь немногих немецких учёных. Астроном и математик И. Кеплер открыл законы движения планет, дал качественные объяснение приливам и отливам, разработал первую теорию телескопа, предложил плодотворные (хотя и нестрогие) методы интегрирования. Крупнейшим немецким учёным этого периода был Г. В. Лейбниц. Находясь в 1672—76 в Париже в общении с Х. Гюйгенсом и с др. учёными, он овладел передовой математикой того времени и в основном завершил создание — независимо от И. Ньютона — дифференциального и интегрального исчисления. Метод дифференцирования и интегрирования Лейбница получил распространение на европейском континенте. Лейбницу принадлежит идея сохранения живых сил в механике; он предпринял первую попытку математизации логики, выдвинул идею градации живых существ. Труды Лейбница создали эпоху в науке, но не нашли прямых продолжателей в Г. Научную репутацию основанной в 1700 Лейбницем Прусской АН (в Берлине) в области математики и механики в середине 18 в. поддерживали приглашенные иностранцы — Л. Эйлер, И. Ламберт и Ж. Лагранж. Однако и они не могли создать в Г. научных школ. В физике 17 в. выделяется О. Герике, доказавший возможность создания вакуума с помощью сконструированного им воздушного насоса и существование атмосферного давления; Герике изобрёл манометр, водяной барометр, построил первую электростатическую машину. Наиболее значительный немецкий химик-практик 17 в. И. Глаубер, долго работавший в Голландии, разработал методы получения чистых веществ.
         В 18 в., особенно во 2-й половине, отставание немецкой науки от английской и французской постепенно преодолевается, прежде всего в химии и биологии. Новый этап развития химии в Г. связан с выдвинутой И. Бехером и Г. Шталем идеей о существовании Флогистона, на основе которой до последней четверти 18 в. объясняли химические процессы окисления, брожения, горения. В 18 в. начинается подъём технической химии и аналитической химии, обслуживавшей нужды минералогии и фармации. Велики заслуги М. Клапрота (противника теории флогистона и последователя А. Л. Лавуазье), открывшего уран и цирконий, титан и церий, получившего соединения стронция, хрома и др. элементов. В конце 18 в. И. Рихтер открыл один из основных количественных законов химии — Эквивалентов закон.
         В немецкой биологии 18 в. развернулась дискуссия между механистическим (ятрофизическим) направлением (Ф. Гофман), рассматривавшим организм как гидравлическую машину, и анимизмом и витализмом. Анимизм усматривал начало жизненных процессов «в душе» (Г. Шталь). Витализм допускал наличие особых сил и «чувствительностей» в различных органах тела. Анимисты и виталисты утверждали, что синтез органических соединений вне организма невозможен. Позиции витализма упрочили один из крупнейших физиологов того времени А. Галлер, внёсший значительный вклад в изучение нервно-мышечной физиологии (учение о раздражимости), и И. Блуменбах, один из основоположников сравнительной анатомии и антропологии. Галлер выступал также как сторонник преформизма, который утверждал, что в зародыше уже существуют в невидимой форме все части и органы тела. Идеи витализма создали прочную традицию в Г.; они отражали бессилие биологии и медицины того времени в объяснении физиологических и нервно-психических явлений и вместе с тем находились в соответствии с идеалистическим мировоззрением, господствовавшим в Г. в 18 — начале 19 вв. Позиции преформизма были подорваны исследованиями эмбриолога К. Вольфа, доказавшего, что органы тела образуются из более простых и однородных элементов в процессе их развития (концепция эпигенеза). Однако господство идеалистических традиций в немецкой биологии и враждебное отношение Галлера вынудили Вольфа покинуть Г. и переехать в Россию. Выдающееся значение имели открытие Р. Камерариусом (1694) пола у растений и опыты И. Кёльрёйтера по их гибридизации (1760 и позднее). Выяснение процесса опыления и роли в нём насекомых было осуществлено К. Шпренгелем (1793).
         Первую брешь в метафизическом мировоззрении 18 в. пробил И. Кант своей космогонической гипотезой (1755), согласно которой небесные тела возникли из первоначальной газовой туманности (см. Космогония). Кант указал также на роль приливов и отливов, замедляющих вращение Земли. Космогоническая гипотеза явилась основанием и для геотектонических построений.
         В середине 18 в. начинается быстрое развитие геологии. В 1765 открылась первая в мире Горная академия во Фрейберге (Саксония). Разрабатывались и общегеологические проблемы (И. Леман, Г. Фюксель, А. Вернер). Вернер явился основоположником фрейбергской школы нептунистов (см. Нептунизм), согласно которым жизнь Земли определяется внешними факторами; в течение нескольких десятилетий нептунисты противостояли школе плутонистов (Дж. Геттона) (см. Плутонизм) в Великобритании, уступив лидерство последней в геологии лишь в 19 в. Особенно значительными были успехи немецких геологов в разработке вопросов о происхождении минеральных веществ, в частности руд (И. Генкель, К. Циммерман и др.). В 18 и 19 вв. немецкие геологи и географы были тесно связаны с русскими учёными.
         Подъём естественных наук в Г. в 1-й половине 19 в. В этот период начинается подъём немецкой науки, связанный с ускорением экономического развития страны, приведшим в 30-х гг. к началу промышленного переворота, расширением университетского и технического образования и поощрением естественных наук. Глубокий философский подход ряда немецких учёных к проблемам естествознания содействовал широким научным обобщениям и открытию фундаментальных законов природы. Вместе с тем для немецкого естествознания этого периода характерно господство кантианских идей в геометрии и физике — об априорной (внеопытной) природе познания законов пространства и времени, о непознаваемости сущности сил, связывающих частицы материи, а также натурфилософских концепций в биологии и геологии. Большие успехи на этом этапе были достигнуты в Г. химией и математикой; немецкая математика в 18 в. занимала второстепенное место в мировой науке, а к середине 19 в. начала оспаривать первенство у французской.
         Большую роль в расцвете математики в Г. сыграл К. Гаусс — крупнейший математик своего времени. Он развивал новые направления в математике, отправляясь от конкретных проблем астрономии, механики и физики. Так, общая проблема геодезии — изучение формы земной поверхности — привела его к созданию внутренней геометрии кривых поверхностей; в связи с проблемами электростатики он разработал теорию потенциала. Ему принадлежат также важные работы по физике — по земному магнетизму, механике («принцип Гаусса»), геометрической оптике, геодезии и астрономии. Гаусс почти не имел учеников, но идейное влияние его трудов было велико. Его последователями в теории чисел и математическом анализе были П. Дирихле, К. Якоби, Э. Куммер. Большое место в немецкой математике 1-й половины 19 в. заняли геометрические исследования, развивавшиеся вначале под влиянием французской математической школы
         Г. Монжа и занявшие выдающееся место в мировой науке (А. Мебиус, Ю. Плюккер, Я. Штейнер, К. Штаудт). Г. Грасман развил многомерную геометрию, теорию векторов и линейную алгебру. Благодаря Гауссу, Якоби и Дирихле Гёттингенский, Берлинский и отчасти Кёнигсбергский университеты стали крупными математическими центрами. Большое значение для развития математики и др. естественных наук в Г. имела множественность научных центров, в первую очередь университетов, которые создавались в каждом крупном немецком государстве, и технических институтов (в Дрездене, 1828; в Карлсруэ, 1825; в Дармштадте, 1836).
         В 1-й половине 19 в. происходит быстрое развитие неорганической химии, обусловленное зарождением химической промышленности. Крупные химики этого периода — Э. Мичерлих, братья Розе, Ф. Вёлер были учениками шведского химика И. Я. Берцелиуса, оказавшего огромное влияние на немецкую химию. Р. Бунзен исследовал электролитическое выделение металлов из расплавов солей; К. Гмелин в 1828 получил искусственный ультрамарин; К. Шёнбейн открыл озон (1839), пироксилин (1845), изучал электрохимические процессы. Прогрессу химии также способствовало основание новых химических лабораторий. С 30-х гг. особенно развивается органическая химия. С именем Ю. Либиха — основателя школы химиков-органиков, создателя получившей мировую известность лаборатории в Гисене и основателя ряда химических журналов — связана целая эпоха развития органических химии. Либих разделил все органические соединения на белки, жиры и углеводы; впервые получил хлороформ (1831), уксусный альдегид (1835) и др. соединения; предложил химическую теорию брожения и гниения; заложил основы агрохимии (См. Агрохимия) и разработал теорию минерального питания растений. В 1834 Э. Мичерлих определил родство бензола и бензойной кислоты. В 1843 А. Гофман установил идентичность анилинов различного происхождения. Хотя синтез органических соединений был впервые осуществлен Вёлером ещё раньше (в 1824 — щавелевой кислоты, а в 1828 — мочевины), принципиальное значение этих работ было понято, однако, позднее.
         В этот период в Г. происходит значительный сдвиг в технике и физике (прежде всего в оптике и электродинамике), а также в астрономии. Совершенствуются паровые машины, разрабатывается гидравлическая реактивная турбина (К. Хеншель, 1837), новые типы оборудования для проката, воздуходувных машин и др. И. Риттер в 1801 доказал существование ультрафиолетовых лучей; И. Фраунгофер, реформатор технической оптики, описал в 1814 линии солнечного спектра, названные его именем, создал дифракционные решётки, открывшие путь спектроскопии. В 1821 Т. Зеебек открыл термоэлектричество. Немецкие физики вносят значительный вклад в изучение количественных законов электрических и магнитных явлений. В 1826 Г. Ом открыл закон, названный его именем. С 1832 Гаусс и В. Вебер разрабатывали систему абсолютных мер электрических и магнитных величин и соответствующих измерительных приборов. В 1846 Вебер сформулировал общий закон взаимодействия движущихся зарядов, основанный на идее дальнодействия. Ф. Нейман создал теорию электромагнитной индукции (1845—48). Быстро возрастает объём астрометрических исследований, особенно в боннской и кёнигсбергской астрономических обсерваториях. И. Галле обнаружил планету Нептун (предсказанную французским учёным У. Ж. Ж. Леверье), открыл тёмное внутреннее кольцо Сатурна. П. Ганзен развил теорию Луны. Ф. Бессель впервые определил расстояния до 3 звёзд путём измерения их Параллаксов. Начал издаваться астрономический журнал, который в дальнейшем приобрёл международное значение. Крупнейшим достижением немецких учёных середины 19 в. врача Р. Майера (1842) и физиолога Г. Гельмгольца (1847) явилось открытие основного закона естествознания — закона сохранения энергии. Глубокий философский анализ этого закона и трактовок его Майером и Гельмгольцем был дан Ф. Энгельсом в его «Диалектике природы».
         В немецкой биологии конца 18 — начала 19 вв. получило господство натурфилософское направление, идеологом которого был Ф. Шеллинг. Основная идея этой натурфилософии (См. Натурфилософия) — единство и усложнение природы, обусловленное неким разумным началом. Несмотря на мистическое понимание связей в природе, натурфилософия всё же сыграла и положительную роль в биологии, натолкнув на ряд открытий. Так, один из провозвестников натурфилософии, поэт И. В. Гёте обосновал идею о метаморфозе органов у растений (1790) и прокламировал принципы сравнительной анатомии, основанной на идее «единства плана строения» животных. Сторонниками этого направления была высказана мысль о существовании параллелизма между развитием эмбриона и ступенями «лестницы существ» (К. Кильмейер, Л. Окен, И. Меккель Младший). У Окена в умозрительной форме намечается также идея о клеточном строении всех организмов.
         Выдающуюся роль в истории биологии в Г. середине 19 в. сыграл физиолог И. Мюллер и его школа (Т. Шванн, Э. Дюбуа-Реймон, Г. Гельмгольц, Р. Вирхов и др.); их работы знаменуют поворот к исследованию физиологических процессов методами эксперимента; натурфилософского воззрения, под влиянием которых Мюллер находился в начальный период деятельности, постепенно сменяются механистическими. Руководство Мюллера «Физиология человека» (1834—40) имело большое значение для развития медицины. Крупнейшим достижением этого периода было создание Шванном единой клеточной теории строения всех живых существ (1838), названной Энгельсом одним из трёх великих открытий естествознания 19 в.
         Натурфилософские построения Шеллинга и Окена (30-е гг.) распространялись и в науках о Земле, но в 40-х гг. они начали уступать место конкретным научным исследованиям. Развитие химии и физики способствовало изучению минералов (Э. Мичерлих, И. Брейтгаупт, К. Бишоф и др.). К основателям кристаллографии относятся Х. Вейс, И. Гессель. Закладываются основы классификации минералов (Г. Розе и др.). Продолжалась дифференциация наук о Земле, но вместе с тем начала формироваться и целостная система знаний. Выдающимся научным синтезом явился «Космос» (1845—62) — труд А. Гумбольдта, считающегося основателем общей физической географии, климатологии, географии растений. Гумбольдт содействовал развитию и др. отраслей естествознания. По его инициативе был организован «Магнитный союз» с целью проведения единообразных измерений земного магнетизма в разных странах. Он поддерживал исследования по астрономии, физике, химии, математике. Одновременно с комплексным подходом Гумбольдта развивалось и др. направление географических исследований — т. н. хорологическое (страноведческое), представленное К. Риттером. Гумбольдт, а вместе с ним Л. Бух восприняли идеи плутонизма в геологии и развивали катастрофистские представления о горообразовании. Труды по динамической и эволюционной геологии были созданы К. Гоффом, внёсшим крупный вклад в разработку и обоснование разновидности исторического метода, получившего впоследствии название Актуализм. Палеонтологические методы в геологии, появившиеся в начале века в Великобритании и Франции, легли затем в основу биостратиграфических исследований в Г. (А. Оппель, Ф. Квенштедт и др.). Расширяются геодезические и астрономические исследования: фундаментальные работы по геодезии выполнили Гаусс и Ф. Бессель.
         Развитие естественных и технических наук во 2-й половине 19 в. Выход науки в Г. на передовые рубежи. Во 2-й половине 19 в. в Г. происходит быстрый прогресс во всех областях теоретического и прикладного естествознания, а в математике, органической и технической химии, в биологии и в ряде отраслей физики нем. наука заняла ведущие позиции. В этот период она характеризуется не только созданием глубоких обобщающих теорий, но и интенсивной разработкой прикладных и технических дисциплин; поэтому и значение науки для развития страны было большим, чем в др. развитых странах. Химические исследования в университетах и технических институтах получали материальную поддержку со стороны быстро растущей промышленности; такая поддержка была исключительным явлением для того времени. Расцвету математики, физики, биологии, медицины содействовали множественность научных центров, характерная для немецкой науки, наличие в Г. (в отличие от др. развитых стран) уже в 19 в. большого числа профессиональных учёных, а также «миграция» учёных из одних университетов в другие. Во 2-й половине 19 в. Г. занимала первое место в мире по количеству научных журналов (особенно химических и медицинских). Высокие требования предъявлялись к квалификации учёных и преподавателей естественных наук (например, «Прусское положение» от 1866 требовало от каждого кандидата на должность учителя математики в гимназии таких глубоких знаний по высшей геометрии, математическому анализу и аналитической механике, чтобы он был в состоянии проводить в этих областях самостоятельные исследования); учителем гимназии был Г. Грасман; с преподавания в гимназии начинали К. Вейерштрасс, Р. Клаузиус и мн. др. крупнейшие учёные.
         Ведущая роль немецкой математики в мировой науке 2-й половине 19 в. определялась в первую очередь пересмотром основных понятий математического анализа с целью более строгого его обоснования («арифметизация анализа»). Эта задача была выполнена прежде всего К. Вейерштрассом, а также Р. Дедекиндом (в Брауншвейге) и другими математиками берлинской школы и привела к важным обобщениям. В значительной мере в связи с исследованиями основ анализа оформилась (в трудах Г. Кантора) новая математическая дисциплина — теория множеств (см. Множеств теория). Ещё более плодотворным оказалось влияние трудов и идей Б. Римана — крупнейшего математика середины 19 в., продолжателя традиций К. Гаусса. Риману принадлежит глубокий анализ понятия интеграла («интеграл Римана»); он дал новое построение теории функций комплексного переменного, используя геометрические методы (т. н. Конформное отображение), которые и теперь применяются в гидроаэродинамике и других областях физики. Его фундаментальные идеи в геометрии (развивавшие неевклидову геометрию Н. И. Лобачевского) получили признание лишь два десятилетия спустя; риманова геометрия, развитая впоследствии др. учёными, была использована А. Эйнштейном в общей теории относительности. В последней четверти 19 в. Ф. Клейн осуществил синтез многих областей математики на основе теории групп. Благодаря Клейну Гёттингенский университет стал к концу 19 в. мировым центром математической мысли.
         В теоретической физике 2-й половине 19 в. большое значение имели результаты, полученные немецкими учёными в общей теории тепловых явлений — термодинамике (См. Термодинамика), в частности в её применениях к теории излучения. Все три начала термодинамики были сформулированы немецкими физиками — Гельмгольцем (1-е начало, 1847), Р. Клаузиусом (2-е начало, 1850) и В. Нернстом (3-е начало, 1906). Дальнейшим развитием термодинамика многим обязана М. Планку. Крупный вклад в гидродинамику был сделан Гельмгольцем, в теорию распространения волн (в частности, световых) — Г. Кирхгофом; Гельмгольц также развил основы акустики и метеорологии. А. Крёниг, Клаузиус разрабатывали кинетическую теорию газов.
         К концу 19 в. немецкие физики-теоретики начали освобождаться от кантианских взглядов. Однако среди части немецких учёных получил распространение энергетизм (В. Оствальди др.). Успехи атомной физики в начале 20 в. вынудили Оствальда признать ошибочность энергетизма.
         Во 2-й половине 19 в. далеко продвинулась экспериментальная физика. В 1859 Кирхгоф, установивший в 1847 законы разветвления электрического тока, вместе с Р. Бунзеном создал основы спектрального анализа. В 50-х гг. Г. Гейслер построил ртутный вакуумный насос, что дало возможность проводить исследования электрического разряда в разрежённых газах. В 60-х гг. Ю. Плюккер и В. Гитторф начали изучение тлеющего разряда; Э. Гольдштейн в 1886 открыл каналовые лучи. Проводя аналогичные исследования, В. Рентген в 1895 обнаружил лучи, названные его именем (первая Нобелевская премия по физике, 1901). В 1886 Г. Герц обнаружил внешний фотоэффект. Крупнейшее достижение немецкой экспериментальной физики этого периода — открытие Герцем в 1886—89 электромагнитных волн, предсказанных английским учёным Дж. Максвеллом. С 1870-х гг. физический институт Берлинского университета, возглавлявшийся Гельмгольцем, становится одним из крупнейших физических центров мира. Здесь работали А. Майкельсон, П. Н. Лебедев, Герц, Ф. Браун и многие др. В развитии акустики, молекулярной физики и др. областей экспериментальной физики значительную роль сыграла также школа А. Кундта (в Страсбурге).
         Индустриализация Г. во 2-й половине 19 в. создала условия для крутого подъёма технической физики, для выделения и формирования различных технических наук. Постепенно возрастало значение фундаментальных наук, что создавало базис для новых отраслей техники. Развитие электродинамики послужило основой для электротехники, а термодинамики — для создания двигателей внутреннего сгорания и холодильной техники. Технические проблемы занимали преимущественное место в деятельности Государственного физико-технического института, основан в 1888 в Берлине; первым его президентом был Гельмгольц. Значительные успехи были достигнуты в области электротехники и теплоэнергетики. Вернер Сименс, В. Хефнер-Альтенек и Ф. Хазельвандер разработали конструкции генераторов постоянного и переменного тока. Были созданы электроприводы для различных целей (Вернер Сименс). Теория паровых двигателей разрабатывалась Г. Цейнером и М. Шредером в последней трети 19 в., теория гидравлических турбин — Ф. Редтенбахером и Ю. Вейсбахом ещё в середине 19 в. Газовый двигатель внутреннего сгорания был создан Н. Отто и Э. Лангеном в 1867. К. Линде сконструировал аммиачную холодильную машину (1874). В 1883 Г. Даймлер и В. Майбах разработали конструкцию быстроходного бензинового двигателя; в 1886 К. Бенц сконструировал свой автомобиль. В 1897 Р. Дизель построил двигатель внутреннего сгорания на тяжёлом топливе. Постройкой газовой турбины в 1905 (Х. Хольцварт) и прямоточной паровой машины в 1907 (И. Штумпф) было завершено создание основ современного теплоэнергетического машиностроения. Огромный скачок сделала техника металлургии — были сконструированы электрическая плавильная печь (Вильгельм Сименс), трубопрокатный стан (бр. Маннесман) и др. Во 2-й половине 19 в. были созданы основы кинематики механизмов (Ф. Редтенбахер, Ф. Рёло и др.). Проблемы сопротивления материалов и строительной механики разрабатывали О. Мор, Г. Мюллер-Бреслау и А. Фёппль.
         В последней трети 19 в. Г. становится мировым центром прикладной оптики. Э. Аббе заложил основы современной теории микроскопа, К. Цейс создал всемирно известное производство оптических приборов.
         2-я половина 19 в. — период бурного развития всех отраслей химии в Г. Наиболее интенсивно развивалась органическая химия, однако и в неорганической и аналитической химии были достигнуты выдающиеся результаты. Р. Бунзен и Кирхгоф с помощью спектрального анализа открыли новые элементы — цезий (1860) и рубидий (1861), Ф. Рейх и Т. Рихтер — индий (1869). К. Винклер открыл германий (1886). Работы И. Дёберейнера и Л. Мейера по классификации химических элементов предшествовали открытию Д. И. Менделеевым периодического закона. Важнейшим событием в химии 19 в. был международный съезд в Карлсруэ (1869), на котором были уточнены понятия элемента, атома, молекулы. В последней четверти 19 в. началось развитие физической химии, связанное главным образом с деятельностью Оствальда по теории растворов и В. Нернста по электрохимии (Нобелевские премии, соответственно, 1909 и 1920).
         Крупный вклад внесли немецкие химики в теоретическую органическую химию — в разработку структурной теории (А. Кекуле, Э. Эрленмейер), теории ароматических соединений (школы Кекуле и В. Мейера), стереохимии (И. Вислеценус, Мейер). Велики были и практические достижения в области химии, обусловленные тесной связью науки и промышленности, особенно с 1870-х гг., когда началась мощная концентрация химического производства. Наиболее выдающиеся результаты были достигнуты в области синтеза красителей и лекарственных веществ. Отсутствие достаточной сырьевой базы стимулировало поиск новых материалов. В 1860 Г. Кольбе открыл способ получения салициловой кислоты; в 1875 синтетическая кислота была в 8 раз дешевле выделяемой из ивовой коры. В 1869 К. Гребе и К. Т. Либерман осуществили синтез ализарина, в 1870 А. Байер — индиго. Байер, получивший в 1905 за исследования в области красителей Нобелевскую премию, был главой большой школы химиков, из которой вышли многие нобелевские лауреаты. Др. крупная школа химиков-органиков возглавлялась Э. Фишером (Нобелевская премия, 1902).
         Первостепенное значение имели и практические исследования по неорганическая химии. В 1875 Винклер разработал способ получения серного ангидрида, который лег в основу контактного метода производства серной кислоты. Изучение химии стекла позволило О. Шотту основать всемирно известную фирму (Йена, 1884).
         В середине 19 в. происходил интенсивный прогресс биологии. Под влиянием запросов медицины развивалась физиология. Наибольшие успехи были достигнуты учёными школы И. Мюллера. Э. Дюбуа-Реймон разработал первые основы электрофизиологии. Особенно значительны труды Гельмгольца (энергетика мышечного сокращения, 1847; измерение скорости распространения нервного возбуждения, 1850; физиологическая оптика, 1850—70-е гг.). К. Людвиг, глава большой школы физиологов, дал образцы экспериментального изучения кровообращения, нервной системы и др. органов. У него учились многие русские физиологи и врачи — И. М. Сеченов, С. П. Боткин, И. П. Павлов и др. Во многих университетах были организованы хорошо оборудованные физиологические лаборатории.
         Быстрыми шагами развивались Гистология и эмбриология. Большие успехи были достигнуты в изучении простейших одноклеточных организмов (К. Зибольд). Исследовались процессы размножения клеток и их роль в зародышевом развитии (Х. Моль, К. Негели, Р. Кёлликер, Р. Ремак). Новый этап в развитии клеточного учения был завершен работами Р. Вирхова, провозгласившего положение: «всякая клетка — из клетки» (1855); принципы клеточной теории были им распространены на патологические процессы. Вирхов и его ученики внедрили в медицину микроскопические, гистологические и физиологические анализы. Однако идеи Вирхова оказали и отрицательное влияние, доведя до крайности механистическое понимание организма как «федерации клеточных государств». Вирхов ошибочно настаивал, что любая болезнь локализуется только в определенной ткани, в конкретной группе клеток. Функциональный аспект в клеточной теории развили патолог Л. Крелль и др.
         Эволюционная теория, созданная Ч. Дарвином в Великобритании, нашла в Г. выдающихся последователей, в первую очередь Э. Геккеля, активно пропагандировавшего дарвинизм и разработавшего на основе исследований Ф. Мюллера и А. О. Ковалевского филогенетическое учение. Однако его взгляды были эклектичны. Эволюционное направление в области сравнительной анатомии развивал К. Гегенбаур. В последней четверти 19 в. начался расцвет бактериологии (Р. Кох и его сотрудники, Ф. Лёфлер, Г. Гафки и др.). Были обнаружены возбудители сибирской язвы (1876), туберкулёза (1882), дифтерии, азиатской холеры, столбняка. В 1891 в Берлине основан институт инфекционных болезней им. Р. Коха. В 1905 Ф. Шаудином и Э. Гофманом была найдена бледная спирохета — возбудитель сифилиса. Открытие Э. Берингом антитоксической сыворотки против дифтерии (1892) (первая Нобелевская премия по физиологии и медицине, 1901) положило начало серотерапии (См. Серотерапия). П. Эрлих развил хемотерапию. На основе этих научных достижений начался расцвет практической медицины. В последней трети 19 в. крупных успехов добилась хирургия, развившаяся в результате открытия наркоза, разработки антисептики и затем асептики. Метод антисептики в немецких клиниках внедряли Р. Фолькман, Э. Бергман, метод анестезии — Г. Шлейх, А. Бир и др. Кровоостанавливающие средства были предложены Ф. Эсмархом (1873). Важнейшим этапом было освоение внутриполостных операций (Т. Бильрот, А. Бельфлер, Р. Кренлейн и др.). Крупный вклад в создание и развитие научных основ гигиены и лечение профессиональных болезней внесли М. Петтенкофер, К. Фойт, К. Леман, Г. Цимсен, М. Рубнер и др. Быстро развивались специальные области медицины — дерматология, гинекология, отоларингология, психиатрия и др.
         Продолжалась разработка общей биологии. В 70—80-х гг. 19 в. Э. Страс6ургер, В. Флемминг и др. разработали учение о сложном делении клетки и роли в нём ядра и хромосом. Это позволило раскрыть некоторые детали процессов созревания половых клеток и оплодотворения (О. Гертвиг, 1875—90) и сформулировать ядерную теорию наследственности (В. Ру, Страсбургер, Гертвиг, особенно А. Вейсман). Работы Вейсмана о зародышевой плазме (1892) предвосхитили ряд положении современной генетики. Создателем механики развития организма — онтогенеза — был Ру (1885 и позже), выдвинувший задачи каузального (причинного) изучения зародышевого развития. В то же время были сделаны попытки истолковать экспериментальные данные, полученные учёными этого направления, в виталистическом духе (Х. Дриш и др.).
         Во 2-й половине 19 в. продолжалось развитие геологических и географических наук. Изучалась не только территория Г., но и многие районы Азии и Африки, причём нередко преследовались колонизаторские цели. С появлением оптических методов в петрографии создаётся естественная систематика горных пород (К. Розенбуш, Ф. Циркель и др.). Разработка теоретических вопросов в географии продолжалась в работах Ф. Рихтгофена, Ф. Ратцеля и др. Переходный этап к современному периоду отмечен появлением работ выдающихся климатологов (В. Кеппен, Э. Брикнер и др.), геологов (И. Вальтер и др.), палеонтологов (К. Циттель и др.).
         Естествознание в Г. в период научной революции (1-я треть 20 в.). В этот период немецкая наука продолжала занимать ведущее положение в теоретической и прикладной физике, в химии, ряде областей биологии. Немецкие учёные (наряду с английскими) на первом этапе современной научной революции внесли крупнейший вклад в создание релятивистской и квантовой физики. Возрастало число специальных научных учреждений, связанных с промышленностью. В 1911 было создано объединение научно-исследовательских институтов «Kaiser Wilhelm Gesellschaft für Förderung der Wissenschaft». В прикладных науках, особенно в химии и некоторых технических науках, наметилась тенденция к исследованию проблем, имеющих военное значение.
         С конца 19 в. и до 40-х гг. 20 в. лидером немецкие математики был Д. Гильберт. Он начал с исследований по алгебре и теории чисел, подготовивших расцвет новой (абстрактной) алгебры. В своих «Основаниях геометрии» (1899) он подвёл итоги работы всего 19 в. по упорядочению системы геометрических аксиом и развил собственную аксиоматику. Гильберт начал систематическую разработку основ функционального анализа («гильбертово пространство»). Позже он работал главным образом в области математической логики. Курсы лекций Гильберта, как и курсы Ф. Клейна, собирали в Гёттингенском университете интернациональную аудиторию. Одновременно с Гильбертом и Клейном в Гёттингене работали в начале 20 в. Г. Минковский, разработавший математический аппарат специальной теории относительности (пространство Минковского), и К. Рунге по прикладной математике. В 20-х гг. сформировалась и школа новой абстрактной алгебры во главе с Э. Нётер. Ученик Гильберта Г. Вейль оставил значительные работы как в алгебре, особенно в теории групп, так и в теории чисел и математическом анализе. В Г. в 20-е гг. начал деятельность Дж. Нейман — один из крупнейших математиков 20 в. Работы немецких физиков-теоретиков в 1-й трети 20 в. выводят эту область науки в Г. на первое место в мире (большую роль сыграли и немецкие физики-экспериментаторы). М. Планк открыл закон распределения энергии в спектре теплового излучения (1900) и ввёл понятие кванта действия. А. Эйнштейн нашёл основной закон фотоэффекта и ввёл представление о Фотоне (1905). Принцип квантования энергии атома, выдвинутый датским учёным Н. Бором, был подтверждён в 1913 классическими опытами Дж. Франка и Г. Герца (Нобелевская премия, 1925). Фундаментальный вклад в развитие теории Бора внесли И. Штарк, А. Зоммерфельд, О. Штерн и В. Герлах. Создаётся квантовая теория теплоёмкости (Эйнштейн, П. Дебай). В 1916 Эйнштейн развил теорию излучения и предсказал существование вынужденного (индуцированного) излучения. В 1924 он же развил (предложенные индийским физиком Ш. Бозе) принципы одной из квантовых статистик. В 1925—26 В. Гейзенберг и М. Борн создали (наряду с Э. Шрёдингером и П. Дираком) квантовую механику (См. Квантовая механика) теоретическую основу современной физики и химии (Нобелевские премии, соответственно 1933 и 1954). В 1905 Эйнштейн создал специальную теорию относительности, в 1916 — общую теорию относительности.
         В 1-й трети 20 в. развёртываются исследования по физике твёрдого тела (П. Дебай, М. Борн, Ф. Блох и др.), магнитных явлений (Гейзенберг, Блох, Х. Бете, Р. Беккер и др.).
         В 30-х гг. Гейзенберг разработал теорию ядра и ядерных сил. Выдающиеся результаты были получены в астрофизике К. Шварцшильдом и Р. Эмденом, труды которых заложили основы теории внутреннего строения звёзд.
         Немецкие учёные внесли большой вклад и в экспериментальную физику. В 1912 М. Лауэ и его сотрудники В. Фридрих и П. Книппинг открыли дифракцию рентгеновских лучей в кристаллах (Нобелевекая премия, 1914). Крупные работы по оптике и спектроскопии были выполнены В. Вином, Ф. Пашеном, О. Люммером и Прингсхеймом, Х. Рубенсом. Важные экспериментальные исследования были проведены в атомной и ядерной физике (О. Ганом, Л. Майтнер, В. Мюллером, В. Боте, Х. Гейгером и др.), в физической электронике (Х. Бушем, В. Глазером, О. Шерцером и др.), по электронной оптике и в ряде областей современной технической физики. В начале 30-х гг. большое внимание уделяется изучению полупроводников (В. Шотки и др.).
         В начале 20 в. ускоренно развивались отрасли техники, имеющие непосредственно военное значение, особенно дирижабле- и самолётостроение (Ф. Цеппелин, А. Фоккер, Г. Юнкерс и др.), а в 30-х гг. и ракетостроение. Развитие авиации и ракетостроения в Г. было тесно связано с достижениями немецких учёных, работавших в области аэро- и газодинамики (Л. Прандтль, Л. Титьенс, Х. Буземан и др.).
         В 1-й трети 20 в. началось развитие новых отраслей техники — сначала прикладной электроники и радиотехники (Ф. Браун, А. Венельт, М. Вин, В. Гольдшмидт, Э. Мейснер, П. Нипков), а затем и телевидения. Немецкими учёными был создан электронный микроскоп (М. Кнолль, Э. Руска, Э. Брюхе, Г. Иохансон, М. фон Арденне).
         В 20 в. фундаментальные химические исследования, проведённые главным образом в лабораториях «И. Г. Фарбсниндустри» и на кафедрах университетов, были направлены на раскрытие структуры ряда органических веществ. Изучено строение сахаров (Э. Фишер), установлено строение хлорофилла (Р. Вильштеттер, Нобелевская премия, 1915), структура терпенов (О. Баллах, Нобелевская премия,1910), исследованы витамины группы D (А. Внидаус, Нобелевская премия,1928), синтезированы витамин В2 в 1935 и витамин А в 1937 (Р. Кун, Нобелевская премия, 1938), исследованы гормоны (А. Бутёнандт, Нобелевская премия, 1939), открыты пронтозил и др. сульфамидные препараты (Г. Домагк, Нобелевская премия,1939), разработан метод диенового синтеза (О. Дильс и К. Альдер, Нобелевская премия, 1950).
         Продолжает развиваться теоретическая химия — создаётся теория химической связи, сначала на основе боровской теории атома (В. Коссель, 1916), а затем квантовой механики (В. Гейтлер и Ф. Лондон,1927). Ещё больше возросла роль прикладных химических исследований, которые приобрели также и военное значение. Истощение запасов селитры поставило задачу искусственного связывания азота. Исследование Ф. Габером реакции образования аммиака из элементарных азота и водорода (1904) и отработка принципиально новой технологии синтеза при высоких температурах и давлениях (Габер, К. Бош, А. Митташ) завершились пуском промышленной установки (1913).
         Огромная концентрация промышленности во время 1-й мировой войны 1914—18 привела к дальнейшему росту научных исследований. Только в 1928 фирма «И. Г. Фарбениндустри» затратила на них свыше 30 млн. марок, лишь в 2 раза меньше, чем в Великобритании на все научные исследования. Особое внимание уделялось производству синтетических продуктов на основе каменного угля. В 1921—23 был разработан технологический процесс каталитической гидрогенизации угля с целью получения бензина (Ф. Фишер, Х. Тропш; К. Бош, Ф. Бергиус — Нобелевская премия, 1931). По производству синтетического бензина Г. вышла в1937 на первое место в мире. Задачу промышленного использования дешёвого ацетилена успешно решал В. Реппе («И. Г. Фарбениндустри»).
         Ещё во 2-й половине 19 в. физиологами и химиками усиленно изучался обмен веществ у животных и человека (Ф. Хоппе-Зейлер, М. Петтенкофер, О. Фойт, М. Рубнер). К концу 19 в. от физиологии обособилась Биохимия. На рубеже 19 и 20 вв. удалось раскрыть химический состав белков (Э. Шульц, А. Коссель, Нобелевская премия, 1910); было установлено, что белки состоят из аминокислот. Однако вскрыть характер связей аминокислот в молекулах белков удалось лишь Э. Фишеру, что позволило в дальнейшем не только расшифровать структуру белка, но и открыть пути к его искусственному синтезу. В 1897 Э. Бухнер (Нобелевская премия,1907) выделил из дрожжевых грибков фермент зимазу; этим открытием были заложены основы энзимологии, в развитии которой большую роль сыграли работы Р. Вильштеттера и О. Варбурга (Нобелевская премия, 1931). Природу биохимических процессов, связанных с мышечным сокращением, вскрыл О. Мейергоф (Нобелевская премия, 1922).
         Крупнейший представитель экспериментальной эмбриологии в Г. в 20 в. Х. Шпеман открыл явления «индукции» в зародышевом развитии и создал на этой основе теорию «организаторов» развития (1921 и позже). В области физиологии центральной нервной системы крупных результатов добились Р. Магнус и М. Ферворп.
         С возникновением в начале 20 в. генетики (См. Генетика) она получила в Г. бурное развитие. К. Корренс, изучавший принципы менделизма на растениях, предвосхитил явления сцепления и обмена наследственных факторов в хромосомах, наследование пола у растений и др. Значительные исследования были выполнены Э. Бауром, Р. Гольдшмидтом и др. Общегенетический интерес имели работы В. Вейнберга (методы генетического анализа у человека) и Ф. Бернштейна.
         На основе крупнейших достижений биологии, органической химии, а также физики в 1-й трети 20 в. в Г. продолжалось быстрое развитие медицины. Г. была первой страной, где клиники были оснащены новейшим лабораторным оборудованием. Особое значение приобрела рентгенология; был сконструирован энцефалограф (Г. Бергер). Были разработаны новые методы обнаружения и исследования болезней и их возбудителей. П. Уленхут открыл спирохету — возбудителя спирохетоза (См. Спирохетозы); А. Вассерман в 1906 предложил метод серологического диагноза сифилиса. Создаются многие химико-терапевтические средства; наиболее крупные достижения в этой области принадлежат П. Эрлиху (препараты сальварсан и неосальварсан; Нобелевская премия, 1908), Г. Домагку (пронтозил).
         На высоком уровне находились хирургия (Ф. Зауэрбрух — хирургия лёгких), кардиология (В. Гис и Ф. Краус в Берлине, Э. Ромберг в Мюнхене) и др. области терапии (А. Штрюмпель в Лейпциге, Л. Ашофф во Фрейбурге), психиатрия (Э. Кречмер и др.).
         Важными особенностями этого периода в науках о Земле явились развитие геофизики, в частности появление сейсмологии (З. Гюнтер, Э. Вихерт, Б. Гутенберг и др.), и становление геохимии (В. Гольдшмидт и др.).
         В геологии крупнейшие обобщения принадлежали геотектонистам (Ф. Космат, А. Вегенер, Р. Штауб, Х. Штилле, С. Бубнов, Э. Краус и др.). Создаётся детальная структурная геология (Х. Клоос, Б. Зандер и др.). Немецкими геологами были созданы сводки по отдельным материкам (Э. Кренкель, Г. Герт и др.), работы по гидрогеологии (Х. Хёфер, Э. Принц и др.). Нарастающим требованиям экономики отвечали интенсивные исследования минеральных веществ (Г. Берг, П. Рамдор, Х. Шнейдерхён и др.). Крупнейшим теоретиком географии в Г. был учёный и путешественник А. Гетнер, идеи которого оказали влияние на географов др. стран. Ландшафтоведение развивал З. Пассарге и др. Проводились океанографические исследования.
         Естественные науки в Г. при фашизме. Диктатура фашизма привела к деградации теоретического естествознания в Г. Многие выдающиеся учёные либо покинули страну (Эйнштейн, Борн, Э. Шрёдингер, Дж. Франк, О. Штерн, Л. Майтнер, Г. Вейль, Э. Нётер, Дж. Нейман, Ф. Габер, Р. Вильштеттер, Р. Гольдшмидт и многие др.), либо резко сократили свою деятельность (Гильберт, Планк, Лауэ и др.). За несколько лет немецкая математика, теоретическая физика, биология спустились до уровня третьестепенных. К весьма немногим значительным достижениям немецкой науки этого времени можно отнести лишь открытие О. Ганом и Ф. Штрасманом деления ядра урана (1938) и развитие Гейзенбергом квантовой теории поля (1943). Продолжались исследования в области плазмы, электронной микроскопии, биохимии. Основной упор делался на работы, имеющие военное значение. Так, исследования Х. Шрадера (1937) по химии пестицидных фосфорорганических соединений вскоре приобрели характер поисков отравляющих веществ. Развёртывались работы по получению высококачественных легированных сталей (А. Ваккер), по производству буна-каучука. Обширные исследования проводились в авиации и машиностроении, по автоматизации производства. В 1939 появились первые немецкие авиационные реактивные двигатели: в 40-х гг. были созданы ракеты «Фау-1» и «Фау-2» (В. фон Браун). В биологии разрабатывалась «расовая гигиена», стремившаяся обосновать превосходство «нордической» расы, необходимость массового уничтожения «неарийских» народов. Развивались идеи геополитики (См. Геополитика) (К. Хаусхофер и др.). Только после разгрома фашистского государства оказалось возможным, опираясь на великие традиции немецкой науки, продолжать развитие фундаментальных областей естествознания.
         В подготовке раздела участвовали: И. Б. Погребысский (математика), Ф. Гернек, ГДР (физика), Э. И. Смирнова (химия), И. В. Круть (геология и география), А. Е. Гайсинович (биология), М. А. Карлов (медицина), В. И. Остольский (технич. науки).
         2. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ
         Философия. Немецкая философия оказала огромное влияние не только на всю историю немецкой культуры, но и на развитие мировой философской мысли. Отличительной особенностью немецкой философии является её умозрительный характер, углублённый анализ духовной жизни; склонность к построению завершенной, замкнутой системы присуща большинству немецких философов.
         Первой формой философии в Г. была средневековая Схоластика: Храбан Мавр, Ноткер Немецкий и особенно Гуго Сен-Викторский. Крупнейшим представителем поздней схоластики был Альберт Великий, один из первых христианских аристотеликов, предшественник Фомы Аквинского. Начало оригинальной традиции нем. философии, отличной от схоластики как церковного учения, было положено мистикой (См. Мистика). Ранней её формой была т. н. женская мистика, представленная монахинями Хильдегардой Бингенской (12 в.) и Мехтильдой Магдебургской (13 в.), а высшим выражением — творчество И. Экхарта. Его последователями были Г. Сузо и И. Таулер (14 в.), у которого мистика теряет отрешённо-созерцательный характер.
         Переходной фигурой от средневековой философии к философии нового времени был Николай Кузанский. Будучи представителем поздней схоластики и одновременно естествоиспытателем, математиком и астрономом, тяготеющим к Номинализму, он стремился примирить обе тенденции и пришёл к выводу, что опыт и рассудок дают знание о конечном мире, но бесконечное (бог) может быть познано только непосредственным духовным созерцанием, способным постигать совпадение противоположностей. Учение о совпадении противоположностей оказало впоследствии влияние на развитие диалектики в немецкой философии.
         Немецкая Реформация, в отличие от итальянского Возрождения, враждебно относилась к языческой античности и выдвинула раннехристианский идеал религиозной жизни. Поэтому гуманисты И. Рейхлин, У. фон Гуттен и др., выступавшие против официальной церкви и тяготевшие к античной культуре и неоплатонизму, сыграли в Реформации меньшую роль, чем религиозные деятели (прежде всего М. Лютер, основоположник немецкого протестантизма). Систематизатором идей лютеранства выступил Ф. Меланхтон. Народное понимание Реформации развито в революционном учении Т. Мюнцера; его пантеизм соприкасался по существу с атеизмом. Мистику с тенденциями к пантеизму в 16 — начала 17 вв. продолжают развивать С. Франк, В. Вейгель и особенно Я. Бёме. В отличие от ранней мистики, Вейгель и Бёме тяготеют к натурфилософии. Мистические и натурфилософские интересы переплетаются и у известного врача и алхимика Парацельса, математика и естествоиспытателя И. Кеплера и др.
         Разгром общественного движения 1-й половины 16 в., экономический и политический упадок Г., усугубившийся опустошениями Тридцатилетней войны 1618—48, задержали развитие немецкой философии. Новые веяния шли с Запада (Р. Декарт, Б. Спиноза, Дж. Локк). Первыми немецкими картезианцами (последователями Декарта) были И. Клауберг, И. Штурм; через С. Пуфендорфа в Г. были принесены идеи естественного права (См. Естественное право) Гуго Гроция и Т. Гоббса. Наиболее радикально против церковной ортодоксии выступали немецкие приверженцы Спинозы — Ф. Штош и Л. Шмидт (издавший в 1744 на нем. язык «Этику» Спинозы), а также В. Чирнгаузен.
         Крупнейший представитель немецкого Просвещения (См. Просвещение) 2-й-половины 17 — начала 18 вв. Г. В. Лейбниц пытался примирить обе тенденции в философии 17 в. — эмпиризм и рационализм. Лейбниц придал новое направление спору о врождённых идеях (См. Врождённые идеи): по Лейбницу, идеи не существуют изначально в сознании в «готовом» виде, но и не проникают в него извне, из опыта, а даны в виде бессознательных представлений, опыт же служит поводом к их осознанию. В своей монадологии Лейбниц ввёл в философию рационализма идею индивидуальности и дал новое решение проблемы субстанции, рассматривая её динамически как действующую силу. Систематизатором Лейбница, придавшим его идеям школьную и популярную форму, был Х. Вольф; в его изложении идеи Лейбница в течение многих лет определяли университетскую философию Г. Ученик Вольфа А. Баумгартен явился родоначальником эстетики как особой философской дисциплины.
         Новым этапом в истолковании античности явились работы И. Винкельмана, выдвинувшего в качестве эстетического идеала «благородную простоту и спокойное величие» греков. Крупнейшим представителем немецкого Просвещения середины 18 в. был Г. Э. Лессинг, защищавший в полемике с церковной ортодоксией идеалы свободомыслия и гуманности в духе пантеистического спинозизма. Идеи историзма, в частности понимание органической связи языка, искусства и культуры с определённой исторической и национальной почвой, были выдвинуты И. Г. Гердером. В отталкивании от просветительского рационализма сложилось иррационалистическое учение о непосредственном знании (См. Непосредственное знание) у И. Гамана и Ф. Якоби: познанию в понятиях они противопоставили художественную и религиозную интуицию.
         Поворотным пунктом в развитии философии в Г. явились работы И. Канта «критического» периода (1780-е гг.), сделавшие его родоначальником немецкой классической философии, которая явилась своеобразным теоретическим осмыслением Великой французской революции. Исходя из состояния современного ему естествознания, Кант констатировал неудовлетворительность просветительского рационализма в разрешении ряда проблем, поставленных развитием науки. Исходя из анализа самого научного знания, Кант лишает его онтологического статуса: познанию доступно лишь явление, но не бытие как таковое, не «Вещь в себе». Защищая от скептицизма английского философа Д. Юма необходимость и общезначимость выводов науки, Кант в то же время ограничивает возможности теоретического знания (фактически становясь на позиции Агностицизма): давая знание о чувственном мире, наука ничего не может сказать о сверхчувственном. Здесь, по Канту, начинается сфера практического разума, т. е. воли. Завершая рационализм Просвещения, философия Канта вместе с тем выходит за его пределы (дуализм знания и веры, разума и воли, хотя воля мыслится Кантом как разумная — в духе традиций Просвещения).
         К началу 19 в. кантовская философия вытесняет лейбнице-вольфовский рационализм и становится господствующей в Г. Идеи Канта получают развитие у И. Г. Фихте и Ф. В. Шеллинга. Если Фихте исходил из кантовской «Критики практического разума» (1788) и сделал этику центром своей системы, то Шеллинг ищет преодоления кантовского дуализма в эстетической сфере. Здесь он сближается с немецким Романтизмом (А. и Ф. Шлегелями, Новалисом), и в ряде моментов — с Ф. Шиллером, для которого, как и для Шеллинга, эстетическая сфера должна служить мостом между природой и свободой, естественным влечением и моральным долгом. Уже у Фихте, а ещё более у Шиллера, романтиков, Шеллинга вырабатывается исторический подход к культуре. Шеллинг в своей натурфилософии преобразовал субъективно-идеалистическую диалектику Фихте в объективно-идеалистическую диалектику.
         В отличие от Фихте н Шеллинга, Г. Гегель попытался преодолеть дуализм Канта, создав учение об абсолютном субъекте-субстанции, чистой формой деятельности которой является логика. Тем самым Гегель в значительной степени возвратил философию к рационализму, придав ему, однако, новую — диалектическую форму.
         В немецкой классической философии мышление носит глубоко диалектический характер. Хотя в учении Канта диалектика рассматривалась отрицательно, как критика диалектической видимости, тем не менее кантовское учение об Антиномиях разума дало могучий толчок к разработке диалектики как пути к отысканию истины. Для Фихте противоречие стало принципом построения системы. Шеллинг и Гегель рассматривают диалектику как единственно адекватный философский метод. Благодаря исследованиям романтиков в области философии культуры диалектика всё больше становится методом постижения духовного содержания, методом наук о духе, — именно в этой форме её и развивает Гегель в своей эстетике, философии религии, философии истории. Учение о противоречии составляет ядро диалектического метода Гегеля и его концепции отчуждения. Наиболее развитую форму диалектика получает в «Логике» Гегеля, которая была материалистически переосмыслена и развита на новой, научной основе марксизмом.
         Возникшая в 30-х гг. 19 в. реакция против спекулятивно-рационалистической философии немецкого идеализма, особенно против панлогизма Гегеля, имела две формы: иррационалистическую (у позднего Шеллинга и Шопенгауэра) и материалистическую (у Л. Фейербаха). Выступая против рационалистического конструирования реальности, поздний Шеллинг противопоставляет ему философию, опирающуюся на непосредственный духовный опыт — прежде всего на религиозное откровение. В философии А. Шопенгауэра основой мира оказывается воля, и при этом не разумная воля (каковой она была у Канта, Фихте, Гегеля), а воля как бессознательное иррациональное начало. Это придаёт пессимистический характер учению Шопенгауэра, оказавшему влияние на Ф. Ницше и философию жизни (См. Философия жизни) с одной стороны, Э. Гартмана — с другой.
         Л. Фейербах подверг критике идеалистический характер немецкой классической философии с позиций антропологического материализма, отстаивая непосредственный чувственный опыт против спекулятивно-диалектического опосредствования, конкретного индивида — против абстрактной всеобщности; раскрыв связь идеалистической философии с религией, Фейербах предложил антропологическое объяснение религии как отчуждения человеческой сущности.
         Отталкивание от спекулятивной идеалистической философии и тенденция к позитивизму характерны в 1-й половины 19 в. для школы И. Г. Гербарта, а также для Я. Ф. Фриза с его психологическим обоснованием теории познания.
         В 40-х гг. 19 в. в Г. возникает марксизм, выступивший с революционно-критическим переосмыслением философии как не только объясняющей мир, но и указывающей путь к его изменению. В работах 1840-х гг. — «философско-экономических рукописях 1844 г.», «Святом семействе», «Немецкой идеологии», «Тезисах о Фейербахе», «Нищете философии» и др. — К. Маркс и Ф. Энгельс вырабатывают важнейшие принципы нового мировоззрения: материалистическое понимание истории, взгляд на сущность человека как на «совокупность всех общественных отношений» и т. д. (см. также Диалектический материализм, Исторический материализм). В этот же период закладываются основы марксистской теории научного коммунизма, классов и классовой борьбы, государства и права, социалистической революции. В 50—60-х гг. большое значение для развития материалистической диалектики имели экономические исследования Маркса («К критике политической экономии», «Капитал»), раскрытие им закономерностей развития капиталистического общества. В 70-х гг. Маркс развил теорию государства, диктатуры пролетариата, учение о двух фазах в развитии коммунистического общества. Важным вкладом в философию диалектического материализма явились труды Ф. Энгельса 70—80-х гг. («Диалектика природы», «Анти-Дюринг»), в которых разрабатывались проблемы материалистической диалектики и теории познания, философские вопросы естествознания. В 60-х гг. с самостоятельным открытием принципов диалектического материализма выступил рабочий-кожевник И. Дицген.
         С середины 19 в. преобладающее значение в немецкой философии, как в её проблематике, так и в её методологии, получают принципы естественнонаучного мышления и соответственно — позитивистские тенденции; традиции идеалистической спекуляции оттесняются на задний план. Характерно появление множества отдельных школ и направлений, которые ориентируются на различные науки — физику, биологию, психологию. Вульгарный материализм проповедуют Л. Бюхнер, К. Фохт и Я. Молешотт, сторонники механистической философии. Позитивистский подход проявляется в философии монизма Э. Геккеля, у Ф. Йодля, разрабатывавшего под влиянием Л. Фейербаха «гуманистическую» этику, у Г. Чольбе и Е. Дюринга, а также среди философов, ориентировавшихся на теоретическую физику: Р. Майера, Г. Гельмгольца, Г. Герца. Позитивистские мотивы сильны и у ранних представителей неокантианства — Ф. Ланге и О. Либмана. Под влиянием психологии формировались взгляды В. Вундта, пытавшегося соединить позитивистские идеи с некоторыми положениями Канта и Лейбница, а также Э. Гартмана — создателя иррационалистической «философии бессознательного».
         С 70—80-х гг. 19 в. в отталкивании от принципов естественнонаучного мышления складывается Неокантианство. В 80—90-х гг. неокантианство оформилось в две школы — марбургскую и баденскую. Если представители марбургской школы (Г. Коген, А. Наторп, Э. Кассирер и др.) занимались преимущественно логической проблематикой, стремясь осмыслить с позиций кантовской философии новые достижения математики (в частности, открытие неевклидовой геометрии) и точного естествознания, то в центре внимания баденской школы (Г. Риккерт, В. Виндельбанд, Э. Ласк) оказывается культурно-историческая и аксиологическая (см. Ценностей теория) проблематика. Вопросы философии истории и культуры трактуются в неокантианстве главным образом как методологические. К баденской школе неокантианства были близки историк и социолог М. Вебер, а также социолог и философ культуры Г. Зиммель, соединивший неокантианские мотивы с идеями философии жизни и др.
         Позитивизм конца 19 в. пытается переосмыслить традиционный эмпиризм с учётом новых достижений естествознания. Он выступает в виде Эмпириокритицизма Э. Маха и Авенариуса, имманентной философии В. Шуппе, И. Ремке, фикционализма Х. Файхингера. Переворот в естествознании конца 19 — начала 20 вв. вызвал изменения и в позитивистской философии, принявшей форму Неопозитивизма, который рассматривал философию главным образом как логический анализ языка науки (см. также Венский кружок).
         Для эпохи общего кризиса капитализма в Г. характерно развитие иррационалистического и волюнтаристического направлений в философии. Получает распространение «философия жизни», первым представителем которой в Г. был Ф. Ницше, выступивший против либерализма позитивистов и кантианцев и создавший под влиянием Шопенгауэра иррационалистически-волюнтаристскую философскую концепцию. Учение Ницше получило широкое распространение в конце 19 — начале 20 вв. Если неопозитивизм и неокантианство сосредоточили внимание преимущественно на методологической проблематике, то в философии жизни ставятся онтологические проблемы. В немецкой философии жизни можно выделить два течения: натуралистически-неисторическое — Л. Клагес, Г. Кайзерлинг, О. Шпанн, и историческое — В. Дильтей, Г. Зиммель, О. Шпенглер, Т. Литт, Э. Шпрангер, Э. Трёльч, Э. Ротхаккер. К историческому варианту философии жизни близко Неогегельянство (Р. Кронер, Г. Глокнер, А. Либерт и др.), иррационалистически истолковывавшее идеалистическую диалектику. Некоторые варианты неогегельянства, утверждавшие приоритет всеобщего перед частным, государства перед индивидом, а также биологически-натуралистический вариант философии жизни получили распространение в период господства фашизма, официальными теоретиками которого в этом плане выступали А. Боймлер, Э. Крик.
         Огромное влияние на идеалистическую философию, далеко выходящее за пределы Г., оказала Феноменология, основателем которой был Э. Гуссерль, опиравшийся на логическую традицию, шедшую от Б. Больцано, Ф. Брентано, А. Мейнонга, критиков психологического обоснования логики. В отличие от позитивизма и кантианства, Гуссерль тяготеет к объективному идеализму и пытается создать феноменологию как науку о «непосредственных созерцании сущностей». Под влиянием Гуссерля формируется неореализм Н. Гартмана, экзистенциальная онтология М. Хайдеггера и философия М. Шелера, сближающего феноменологию с философией жизни и создающего учение о дуализме «духа» и «жизни», которое лежит в основе его аксиологии, антропологии и социологии культуры.
         После 1-й мировой войны 1914—18 в условиях общего кризиса капитализма в Г. возникает Экзистенциализм (М. Хайдеггер, К. Ясперс), который представляет собой попытку философского осмысления с иррационалистических позиций положения личности, поставленной в критическую («пограничную») ситуацию, в которой теряют свой смысл традиционные нормы и ценности. По своей проблематике к экзистенциализму близка Диалектическая теология — господствующее течение современной протестантской теологии (П. Тиллих, Р. Бультман и др.). В начале 20 в. усиливается также влияние католической философии, центром которой в Г. является пуллахская школа (В. Бруггер и др.). С 20-х гг. 20 в. получила развитие философская антропология, исходящая в своей концепции человека, с одной стороны, из идей феноменологии (М. Шелер, Х. Плеснер), с другой — из прагматистско-позитивистских идей (А. Гелен и др.).
         В распространении идей марксизма в Г. в конце 19 — начале 20 вв. большую роль сыграли В. Либкнехт, А. Бебель, Ф. Меринг, развивавшие в своих работах материалистическое понимание истории. Творчески применяя марксистский метод в вопросах литературы, искусства и общественной мысли, Меринг подверг критике вульгарный материализм, философию Шопенгауэра, Ницше, Э. Гартмана, а также неокантианство и неокантианскую теорию этического социализма. Принципы исторического материализма в конце 19 — начале 20 вв. пропагандировал К. Каутский, в дальнейшем вставший на путь отхода от идей революционного марксизма. В 20 в. важное значение в развитии марксистской теории имела борьба с ревизией марксизма Э. Бернштейном, который видел в социализме лишь морально-этический идеал, а не научную теорию и провозгласил в философии лозунг «Назад к Канту!". Наиболее влиятельными представителями неокантианской ревизии философских основ марксизма в Г. были Г. Кунов и К. Форлендер. С критикой реформистских идей Э. Бернштейна и теории этического социализма выступали А. Бебель, Ф. Меринг, Р. Люксембург, К. Либкнехт и др., работы которых сыграли видную роль в пропаганде идей революционного марксизма.
         В работах и выступлениях Э. Тельмана в 1920-х гг. разоблачалась ревизионистская фальсификация марксизма со стороны немецких оппортунистов, вождей немецкой социал-демократии. В период господства фашизма в 1933—45 важное значение в формировании антифашистского фронта в Г. имела борьба немецких марксистов против идей шовинизма и расизма, разоблачение ими социальной демагогии фашизма и его философских мифов.
         П. П. Гайденко, В. А. Карпушин (марксистская философия в Г.).
         Историческая наука. Наиболее значительные произведения немецкой феодальной историографии 11—13 вв. — хроники Титмара Мерзебургского, Адама Бременского, Гельмольда, Арнольда Любекского, Оттона Фрейзингенского. Видными представителями германской гуманистической историографии 15—16 вв. были Я. Вимфелинг, Беат Ренан, Авентин, С. Франк, крупнейший историк демократического крыла гуманистов. Гуманистами было много сделано по собиранию и публикации немецких средневековых и античных письменных памятников, предприняты первые шаги в научной критике источников и в преодолении средневековой богословских исторических концепций, написаны обзоры общей истории Г. и локальные истории (например, Баварии); историко-географические труды гуманистов содействовали пробуждению национального самосознания. На германской историографии 16 в. сказалась острая социально-политическая и религиозная борьба эпохи Реформации и Крестьянской войны.
         Германская просветительская историография 18 — начала 19 вв. внесла важный вклад в трактовку теории прогресса как универсального всемирно-исторического явления (философ И. Г. Гердер, арабист И. Я. Рейске, основатель гёттингенской школы историков А. Л. Шлёцер). Началась критика с буржуазных позиций феодального абсолютизма и развитие (хотя и медленное, тормозящееся феодальной раздробленностью) буржуазной концепции национального государства. Однако германские просветители не делали в области исторического познания применительно к религии и государству тех выводов, которые были присущи просветительской философии истории во Франции. Наибольшие успехи (связанные с достижениями филологии и отчасти археологии) были достигнуты в 18—1-й половине 19 вв. в области изучения древней истории. Немецкие ученые стали родоначальниками нового, критического метода в области изучения античной культуры (И. Винкельман), греческой филологии (Ф. А. Вольф), древнейшей истории Рима (Б. Г. Нибур), начали систематическое изучение эллинизма (И. Г. Дройзен), положили начало греческой эпиграфике (А. Бёк), дешифровке древнеперсидской клинописи (Г. Ф. Гротефенд), внесли крупный вклад в дешифровку древнеегипетских иероглифов (К. Р. Лепсиус). Представители немецкой классической философии (особенно И. Г. Гердер, Г. Гегель) значительно углубили представления о прогрессе и историческом развитии. Развивалась буржуазно-национальная германская историография (Ф. Шиллер, Г. Луден и др.). Значительно способствовала этому публикация многотомного издания источников по истории средневековой Г. — Monumenta Germaniae Historica (с 1826), начатая обществом по изучению ранней германской истории (основано в 1819). Господствующим в германской историографии было дворянско-юнкерское направление. Его представляла прежде всего германская романтическая историография (Историческая школа права — Ф. К. Савиньи, К. Ф. Эйхгорн, государствоведы К. Л. Галлер и А. Мюллер, историк Г. Лео. В тесной связи с реакционным романтизмом возникла и историческая школа Л. Ранке. Сочинения реакционных романтиков проникнуты враждебным отношением к идеям Просвещения и Великой французской революции, апологией средневековья, идеализацией отсталых германских социально-политических порядков. Эти взгляды продолжительное время оказывали реакционное влияние на развитие историко-политической мысли в Г. Тем не менее романтики внесли немалый вклад в развитие исторической науки. Савиньи и Эйхгорн подчёркивали историческую связь между эпохами, своеобразие развития каждого народа. Ранке стал широко использовать архивные дипломатические документы, ввёл впервые в практику университетского исторического образования семинарские занятия. По организации исторической науки и уровню исследовательской техники Г. со 2-й четверти 19 в. стала опережать др. страны.
         Ведущим течением буржуазной историографии 1-й половины 19 в., которое противостояло господствовавшему дворянско-юнкерскому направлению и во многом продолжало просветительские традиции, была южно-немецкая, т. н. гейдельбергская, школа историков. Она, подобно умеренным просветителям, была неспособна исторически обосновать необходимость демократических преобразования общественного строя Г. и решения проблемы объединения страны революционно-демократическим путём. В то же время историки этого направления (Ф. К. Шлоссер, Г. Гервинус, К. Роттек и др.) давали (хотя и с либерально-идеалистических и моралистических, просветительских позиций) критику средневековья, положительно оценивали Просвещение и ранние буржуазные революции. В. Циммерман сочувственно, с демократических позиций освещал историю Крестьянской войны 1524—26 в Г.
         Подлинно революционным переворотом в исторической науке явилось создание К. Марксом и Ф. Энгельсом диалектико-материалистического понимания истории, исторического материализма. Оно было разработано ими не только в общефилософских и экономических трудах, но и в собственно исторических исследованиях (таких, как «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 гг.», «Восемнадцатое Брюмера Луи Бонапарта» Маркса, «Крестьянская война в Германии», «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Энгельса и др.). Маркс и Энгельс явились родоначальниками марксистского направления в германской историографии.
         В 50—60-х гг. господствующим направлением германской историографии стала т. н. прусская, или малогерманская, школа историков (Г. Зибель, И. Г. Дройзен, позднее Г. Трейчке и др.). Для этой школы, открыто провозгласившей принцип буржуазной партийности, были характерны активное выступление за объединение Г. «сверху», под эгидой Пруссии, критика средневековья и католической церкви и одновременно — враждебность к революционным и демократическим движениям, воинствующий национализм, идейно-методологический эклектизм (усвоение многих теоретических принципов школы Ранке, таких, как культ государства и «героев», признание примата внешней политики и др.). Сближение буржуазной историографии с юнкерской, апология истории Пруссии, Гогенцоллернов как «народных королей», Бисмарка как воплощения «сильной личности» особенно усилились в 70—90-х гг. (работы Трейчке и др.). В то же время в области организации исторической науки был достигнут существенный прогресс. Во многих германских государствах возникли Исторические комиссии, занимавшиеся главным образом локальной историей и публикацией исторических источников. В 1852 образовался общегерманский Союз немецких исторических и археологических обществ. Были начаты многотомные публикации источников: «Хроники немецких городов» (с 1862), «Акты германского рейхстага» (с 1867) и др. В 1859 был основан Зибелем журнал «Historische Zeitschrift», ставший ведущим историческим журналом германских буржуазных историков. Серьезное значение для изучения античности имели археологические раскопки в Трое Г. Шлимана и особенно В. Дерпфельда. Крупнейший вклад в разработку истории Древнего Рима был сделан Т. Моммзеном. Учёные берлинской школы египтологов (А. Эрман и его ученики) создали основополагающие труды по египетской филологии, работы Т. Нёльдеке положили начало научному изучению Корана, работы Ю. Вельхаузена составили эпоху в истории ветхозаветной библейской критики. Крупным достижением немецкой медиевистики явилось создание в 60-х гг. 19 в. Г. Л. Маурером общинной теории (См. Общинная теория). С 70—80-х гг. на немецкую буржуазную историографию большее, чем раньше, влияние стал оказывать позитивизм (крупнейший германский историк-позитивист К. Лампрехт); повысилось внимание к экономической проблематике (историко-экономические труды представителей т. н. молодой исторической школы Г. Шмоллера, Г. Ф. Кнаппа, К. Бюхера и др., работы представителей классической вотчинной теории (См. Вотчинная теория) — сочинения К. Лампрехта, К. Т. Инамы-Штернегга, Г. В. Нича и др.). В то же время с 90-х гг. отчётливо проявились симптомы начала кризиса буржуазной методологии истории. Усилилось влияние на буржуазную историографию неокантианства (В. Виндельбанд, Г. Риккерт). На его методологию опиралась и Культурно-историческая школа в этнографии во главе с Ф. Гребнером. Т. н. критическое направление в медиевистике (Г. Белов, Г. Зелигер, В. Виттих и др.) вступило (с реакционных позиций) на путь пересмотра основных положений общинной теории. Противоречивость развития германской историографии конца 19 — начала 20 вв. успехи германских учёных в конкретно-исторических исследованиях, с одной стороны, реакционность общеметодологических позиций, с другой, — отчётливо проявилась в творчестве крупнейшего специалиста по древней истории Э. Мейера, ассириолога и хеттолога Г. Винклера, этнографа Л. Фробениуса и др. В начале 20 в. заметно растет влияние милитаристских, империалистических и шовинистических концепций историков-пангерманцев (Д. Шефер, Г. Белов и др.).
         Крупнейшим представителем немецкой марксистской историографии последней трети 19 — начала 20 вв. был Ф. Меринг, внёсший серьёзный вклад в разоблачение пруссофильских монархических легенд юнкерско-буржуазной историографии, в изучение истории рабочего движения, жизни и деятельности Маркса и т. д. Исторические работы К. Каутского и Г. Кунова этого времени, написанные в целом с марксистских позиций, давали освещение истории домарксистского социализма, разоблачали легенды о решающей роли крупной буржуазии в разрушении феодализма во Франции и т. д. Однако возраставшее влияние оппортунизма в германской социал-демократии постепенно всё более сказывалось и на исторических концепциях (ревизионистские концепции германского рабочего движения, принижение роли революционного марксизма и превознесение реформизма в работах Э. Бернштейна и др.).
         В период Веймарской республики (1919—33) часть германских историков (прежде всего Ф. Мейнеке) предпринимает попытку модифицировать старые традиционные идеи немецкой реакционной историографии (до1914) применительно к новым условиям (пропаганда союза Г. с Великобританией, подчёркнуто враждебное отношение к Советской России и др.). Воинствующие антилибералы (Г. Белов, Г. Риттер, Ф. Гартунг и др.) продолжали в исторических трудах курс на оправдание германского империализма, объявляли революционное движение, особенно немецкий пролетариат, ответственным за поражение Г. в войне (легенда об «ударе кинжалом в спину»), продолжали насаждать культ Фридриха II, Бисмарка. Германские историки Г. Онкен, Э. Бранденбург и др. в своих работах стремились снять с Г. ответственность за войну. Эту же цель преследовала тенденциозная публикация дипломатических документов 1871—1914 (40 тт.). В области методологии истории усилилась борьба против идеи исторической закономерности в истории, влияние иррационализма. На часть историков большое влияние оказывала социология М. Вебера. Леволиберальное и демократические течения были представлены небольшой группой историков (Г. Майер, Ф. Валентин и др.). В социал-демократической историографии (Каутский, Кунов, П. Кампфмайер) усилилась пропаганда реформизма в освещении истории германского рабочего движения. В период фашистской диктатуры (1933—45) реакционные традиции юнкерской и буржуазной историографии были поставлены на службу фашистской идеологии. Марксистская историческая мысль (работы В. Ульбрихта и др. деятелей КПГ) основное внимание уделяла истории германского рабочего движения, истории КПГ, раскрытию сущности фашизма и демократическим тенденциям германской истории.
         А. И. Данилов, В. Л. Гавриличев.
         Экономическая наука. На экономическую науку в Г. существенное влияние оказали особенности её историко-экономического развития (длительная раздробленность, отставание в капиталистическом развитии от передовых западно-европейских стран, объединение «сверху» и быстрый экономический подъём с 70-х гг. 19 в., характер германского империализма и др.). В 17—18 вв. в Г. получила развитие Камералистика (И. И. Бехер, В. фон Шрёдер, П. В. фон Геринг, И. Г. фон Юсти, И. фон Зонненфельс), тесно связанная с экономическими запросами немецких абсолютистских государств и так и не поднявшаяся до теоретического уровня, достигнутого английским Меркантилизмом. Учение физиократов (См. Физиократы) имело в Г. во 2-й половине 18 в. немногих последователей (И. А. Шлетвейн, Я. Мовильон). Наиболее ярким представителем немецкого реакционного романтизма в экономической науке и государствоведении начала 19 в. был А. Мюллер, защищавший сословно-корпоративный строй и др. феодальные пережитки в Г. и выступавший противником даже умеренных буржуазных Реформ.
         Буржуазная политэкономия развивалась в Г. как Вульгарная политическая экономия. В 1-й половине 19 в. большое влияние на развитие буржуазной экономической мысли в Г. оказал Ф. Лист, который противопоставил классической буржуазной политэкономии и её идее свободы торговли т. н. национальную экономию (с системой запретительного протекционизма и активным содействием государства развитию капиталистической промышленности); у Листа прогрессивные элементы экономической политики переплетались с вульгарно-экономическими теоретическими положениями. Теоретиком т. н. прусского пути развития капитализма в сельском хозяйстве был И. Г. Тюнен (1-я половина 19 в.), К. И. Родбертус-Ягецов разрабатывал вопросы пауперизма и торговых кризисов. В 40—50-х гг. 19 в. возникла т. н. старая Историческая школа вульгарной политэкономии (В. Рошер, Б. Гильдебранд, К. Книс и др.), подменявшая анализ сущности экономических категорий их описанием и поверхностной классификацией, позднее — т. н. новая (молодая) историческая школа (См. Новая историческая школа) (Г. Шмоллер, Л. Брентано, К. Бюхер, А. Вагнер, Г. Кнапп и др.), выступавшая за социальные реформы и мирное врастание капитализма в социализм.
         Революционный переворот в политэкономии был совершен К. Марксом и Ф. Энгельсом, экономическое учение которых стало одной из главных составных частей марксизма-ленинизма (см. в ст. Маркс К., Марксизм-ленинизм, статьи об отдельных важнейших экономических трудах Маркса, например «Капитал»и др.).
         Среди немецких буржуазных экономистов преобладали идеи Протекционизма, активного вмешательства государства в хозяйственную жизнь. Реакцией на быстрое распространение марксизма и рост рабочего движения было возникновение идей буржуазного экономического реформизма. Они широко пропагандировались представителями т. н. Катедер-социализма; к нему принадлежали многие экономисты новой (молодой) исторической школы: Г. Шмоллер, Г. Шульце-Геверниц, позднее также В. Зомбарт, ставший одним из наиболее влиятельных буржуазных экономистов конца 19 — начала 20 вв. Значительная часть представителей немецкой национальной экономии стала маскировать буржуазные взгляды социалистической терминологией. Идеи т. н. «государственного социализма» (См. Государственный социализм) пропагандировали как многие буржуазные экономисты (такие, как Родбертус-Ягецов, представители катедер-социализма), так и некоторые деятели оппортунистического направления в рабочем движении (Ф. Лассаль). Значительное место в экономической мысли Г. заняли с конца 19 в. взгляды реформистского, ревизионистского направления в социал-демократии, «синтезировавшего» с марксизмом многие положения буржуазной вульгарной политэкономии, вносившие «поправки» к марксизму, используя якобы «новые данные хозяйственного развития» (Э. Бернштейн и его последователи Э. Давид, Г. Фольмар и др., см. Бернштейнианство). Такие видные деятели германской социал-демократии, как Р. Гильфердинг, К. Каутский, внесли вклад в пропаганду экономического учения марксизма, в разработку ряда экономических проблем (анализ Каутским аграрного вопроса, Гильфердингом отдельных проблем финансового капитала и др.), однако позднее они выступили с ревизионистскими, антимарксистскими теориями по ряду вопросов (теории «ультраимпериализма», «организованного капитализма» и др.). Борьбу с ревизионистскими экономическими концепциями наиболее последовательно вела Р. Люксембург (хотя её экономические взгляды не были свободны от ошибочных положений).
         Попытки выдвинуть альтернативу марксистскому экономическому учению, дать истолкование новых явлений капитализма, вступившего в империалистическую стадию, нашли выражение в появлении после 1-й мировой войны 1914—18 социально-правового и социально-органического направлений буржуазной политэкономии (Р. Штаммлер, Р. Штольцман, К. Диль и др.); сильное влияние на развитие буржуазной экономической науки в Г. оказали идеи теоретика предельной полезности И. Шумпетера (см. Предельной полезности теория).
         В период господства фашизма в Г. не было создано экономической теории, которая удовлетворяла бы требованиям буржуазной экономической практики и одновременно полностью соответствовала бы фашистской пропаганде. Уровень буржуазной политэкономии в период фашистской диктатуры был низок. Даже широко распространявшиеся в то время Кейнсианство и теория монополитической конкуренции оказали небольшое влияние на немецких экономистов, хотя и приветствовались некоторыми представителями монополистического капитала и государственными деятелями (Х. Шахт). Зарождавшееся в этот период неолиберальное направление (В. Ойкен, Ф. Бём, Л. Микш) влияния не имело, но сыграло большую роль позднее — в послевоенной Западной Германии.
         В. Краузе.
         Юридическая наука. Становление юридической науки как специализированной отрасли знаний, отделившейся от богословия, в Г., как и во всей континентальной Европе, было связано с процессом рецепции римского права (См. Рецепция римского права). Однако ранние направления науки права 13—16 вв. (например, деятельность глоссаторов (См. Глоссаторы) и постглоссаторов) не достигли в Г. такого уровня, как в романской части Европы, хотя и способствовали созданию т. н. «римского права германской нации», ставшего общим правом империи в отличие от партикулярного права отдельных княжеств.
         Немецкая правовая мысль 2-й половины 17—18 вв. испытала влияние идей просветительства, но развивалась в условиях экономической и политической отсталости и раздробленности. Это отразилось и на наиболее характерном для этого периода течении естественного права (См. Естественное право), в частности на трудах его ведущих представителей в Г. — С. Пуфендорфа, Х. Вольфа, К. Томазия. В этот же период усилилось внимание к разработке конкретных проблем позитивного права, особенно уголовного и гражданского (например, работы Кокцея-младшего — одного из составителей Прусского земского уложения 1794). И. Мозер и Г. Ф. Мартене представляли т. н. позитивную школу в международной праве. В 1693 вышел в свет «Дипломатический свод международного права» Г. Лейбница, уделявшего также большое внимание проблемам исторического и сравнительного изучения права.
         Вопросам права было уделено существенное внимание в трудах представителей немецкой классической философии — И. Канта, И. Фихте, Г. Гегеля, рассматривавших науку права как составную часть философии. Социально-политические взгляды этих учёных, в том числе учение о государстве, выступали в виде философии права (См. Философия права). Ими были также разработаны многие конкретные проблемы юридической науки: соотношение права и нравственности, права и государства, основания ответственности, принципы правосудия, вопросы гражданского, уголовного и международного права.
         Развитие юридической науки в Г. в 1-й половине 19 в. шло под влиянием исторической школы права (См. Историческая школа права) (Ф. К. Савиньи, К. Ф. Эйхгорн, Г. Ф. Пухта и др.), защищавшей позиции феодального строя с помощью идеи спонтанного саморазвития права и ведущей роли обычного права, противопоставлявшегося законодательству (особенно кодификациям). Преобладающую роль играли историко-правовые исследования, которые в значительной мере сводились к изучению «общего права германской нации», т. е. рецепированного римского права, что объективно отвечало потребностям развивавшихся капиталистических отношений. Сложилось направление романистов, или пандектистов (Г. Дернбург, Б. Виндшейд и др.). Значительный материал в области гражданского права, собранный пандектистами, послужил основой Германского гражданского уложения 1896. В отличие от романистов, т. н. германисты (Р. Гнейст, О. Гирке) выступили за создание «истинно германского права» и тем самым придали националистическое звучание тезису исторической школы права о национальном пути развития права. Борьба этих двух направлений наложила существенный отпечаток на развитие юридической мысли в Г., приняв особенно острый характер в связи с процессом кодификации права.
         С середины 19 в. в юридической науке Г. преобладали тенденции позитивизма, представителями которого в области общей теории права были Р. Иеринг, К. Бергбом и др., в области гражданского права — пандектисты, в области уголовного права сложилась Классическая школа уголовного права (А. Фейербах, Цахарие и др.). В науке государственного права позитивистские идеи нашли выражение в т. н. юридической школе государствоведения (П. Лабанд, Г. Еллинек). В этот же период в Г. возникла концепция «правового государства» (идея о котором была выдвинута ещё Кантом), т. е. требование «самоограничения» государственной власти установленными ею конституционными и иными правовыми нормами (см. Правового государства теория). Эта концепция сохраняет большое значение и в 20 в.
         В конце 19 — начале 20 вв. появились новые школы юридико-философской и юридико-социологической ориентации. Среди представителей юридико-философского направления особенно сильно было влияние неокантианства (Р. Штаммлер, Э. Ласк, Г. Радбрух), а также неогегельянства (И. Колер, Ю. Биндер). Юридико-социологической школы в Г. (Х. Зинцхеймер, Г. Канторович, Ф. Лист) отразили процесс существенной модификации буржуазного права в связи с развитием монополистического капитализма, упадок юридико-мировоззренческих представлений, кризисные тенденции буржуазного правопорядка и законности. Во всех этих концепциях на первом плане — противопоставление законодательства и «живого права» (Э. Эрлих), закона и «идеи права», требование свободы судейского усмотрения. В среде т. н. катедер-социалистов получили распространение идеи «юридического социализма» (А. Менгер), противопоставлявшие в духе общей тенденции реформизма и оппортунизма правовые реформы социальной революции.
         В начале 20 в. в целях обоснования агрессивно-милитаристского курса германских монополий и юнкерства в Г. сложился идеологический комплекс, включавший в себя идею превосходства «истинно германского права», истолкование права в категориях силы и социального дарвинизма, психологической концепции права шовинистического толка. В период после 1-й мировой войны 1914—18 этот комплекс вместе с некоторыми другими, сложившимися уже в этот период учениями (реакционное неогегельянство Г. Лассона, «интеграционизм» Р. Сменда), стал составной частью официальной политико-правовой идеологии фашистской Г. Фашистская наука права Г. (К. Шмитт, Г. Николаи, О. Кёльрёйтер, К. Лоренц), провозгласив идеи расового права, «права как воли вождя», «превосходства немецкого правопорядка», оправдывала нацистский произвол, человеконенавистничество, захватнические войны. Многие её представители продолжили впоследствии свою деятельность в ФРГ.
         В. А. Туманов.
         Литературоведение. Немецкое литературоведение начинает складываться в эпоху Просвещения. Г. Э. Лессинг в борьбе с догматическим классицизмом И. Х. Готшеда заложил основы реалистической эстетики и научно обоснованной литературной критики. И. Г. Гердер ввёл принцип исторической обусловленности литературы и обратился к народной поэзии как её истоку. К Гердеру восходят попытки романтиков (братья А. и Ф. Шлегели) дать обзор развития литературы в широком масштабе (Европа, Восток). У поздних романтиков понятие народности осмысляется реакционно — как выражение «вечного духа народа», однако результатом обращения к народному прошлому явились сборники народных песен А. Арнима и К. Брентано, как и деятельность братьев Гримм — основателей мифологической школы фольклористики. В 30-х гг. 19 в. создаётся культурно-историческая школа Г. Гервинуса, рассматривающая литературу как часть культуры и общественно-политического развития народа. Фейербахианец Г. Гетнер ведёт борьбу с абстрактной эстетикой, утверждая связь литературы с жизнью. В 80-е гг. укрепляется основанный на позитивизме филологический метод В. Шерера и его школы — критика текста, источниковедение, комментирование, творческая история произведений, биографизм. На рубеже 20 в. как реакция на позитивизм и исторический материализм возникает духовно-историческая школа (В. Дильтей, Ф. Гундольф и др.) с её интуитивистический антиисторизмом, поисками иррациональной сущности переживаний автора, метафизически связанных с «духом эпохи». О. Вальцель объединяет формальное литературоведческое исследование с типологическими категориями изобразительного искусства. Фашистская псевдонаука (А. Бартельс, И. Надлер) ставит писателя в зависимость от «крови и почвы». Обогащение теории литературы и историко-научного анализа литературного явления стало возможным только с антиимпериалистической позиции, либо в прямой связи с марксизмом (эссеистика Г. и Т. Манна, В. Беньямина). Марксистское литературоведение, представленное после трудов К. Маркса и Ф. Энгельса работами Ф. Меринга, К. Цеткин и Р. Люксембург, впервые поставило изучение литературы на подлинно научную основу. Заметный вклад в теорию социалистического реализма внесли мастера литературы — И. Р. Бехер, Б. Брехт, А. Зегерс, А. Курелла.
         М. Л. Тронская.
         Языкознание. В 15—16 вв. в Г. появляются школьные словари и грамматики на латинском и немецком языках. В 17—18 вв. развитие немецкой филологии связано с именами М. Опица, Г. Ю. Шотелля, И. Бёдикера, М. Крамера, Л. Фриша, И. Готшеда, И. Аделунга. В этот период создаются нормативные грамматики и словари немецкого языка, издаются памятники древней немецкой литературы, начинается собирание диалектных материалов.
         В 19 в. усилиями немецких учёных развивается сравнительно-историческое языкознание. Его основоположники — Ф. Бопп, доказавший генетическое родство индоевропейских языков, и Я. Гримм, рассматривавший историю языка как учение об «изменениях языковых обычаев во времени», а язык — как продукт культурно-исторического развития народа. Опираясь на идеи Я. Гримма, Ф. Диц заложил основы сравнительной грамматики романских языков, а И. Цейс — кельтологии. А. Шлейхер опубликовал «Компендиум сравнительной грамматики индоевропейских языков» (1861— 1862), А. Фик — «Сравнительный словарь индогерманских языков» (1868).
         В 70—80-е гг. 19 в. значительную роль в дальнейшем развитии индоевропейской компаративистики сыграла лейпцигская школа младограмматиков, сформулировавшая положение о строгой закономерности фонетических изменений. В издававшемся К. Бругманом и Б. Дельбрюком многотомном «Очерке сравнительной грамматики индогерманских языков» (т. 1—5, 1866—1916, 2 изд., т. 1—5, 1897—1916) рассматривались вопросы фонетики, морфологии и синтаксиса. Эта работа, несмотря на наличие в ней спорных реконструкций, и сейчас не утратила значения. В числе капитальных работ по индоевропейскому языкознанию, появившихся в 20 в., — «Сравнительный словарь индогерманских языков» А. Вальде, изданный Ю. Покорным (т. 1—3, 1926—32), «Индогерманская грамматика» Г. Хирта (т. 1—7, 1921— 1937).
         В 19—20 вв. немецкими учёными были осуществлены исследования языков др. групп; в области семитологии — В. Ганезиусом, Т. Нёльдеке, К. Броккельманом, в африканистике — Д. Вестерманом, Ф. Преториусом, Х. Дильманом.
         Значительное влияние на развитие языкознания оказали взгляды В. Гумбольдта, рассматривавшего язык не как нечто статическое, законченное, но как процесс, деятельность. Натуралистическую концепцию в языкознании развивал в 50—60-х гг. 19 в. А. Шлейхер. Психологическое направление представлено в трудах Х. Штейнталя, В. Вундта, А. Шерера, а также Г. Пауля, обосновавшего и развившего взгляды младограмматической школы (особенно в работе «Принципы истории языка», 1880). Основным представителем оформившейся в 20-е гг. 20 в. эстетической теории языка или «идеалистической неофилологии» был К. Фосслер.
         Научное изучение немецких диалектов было начато И. Шмеллером («Грамматический строй баварских диалектов», 1821) и И. Винтеллером («Кернский диалект кантона. Гларус», 1876). Дальнейшему развитию диалектологии в диалектографии способствовали Г. Венкер и Ф. Вреде (составители первого «Диалектологического атласа немецкого языка», 1926—51), а также В. Мицка и Т. Фрингс. Принципиальное значение имела незаконченная работа Ф. Энгельса «Франкский диалект». Диалектологические исследования способствовали проникновению в немецкое языкознание историко-социологических концепций.
         Материалистическое понимание языка было сформулировано в отдельных работах и высказываниях К. Маркса и Ф. Энгельса, определивших язык как практическое действительное сознание («Немецкая идеология») и выдвинувших теорию происхождения языка как средства общения в человеческом коллективе в связи с процессом труда.
         Б. А. Абрамов, Н. Н. Семенюк.
         Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Немецкая идеология. Соч., 2 изд., т. 3; Энгельс Ф., Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, там же, т. 21; Каринский М., Критический обзор последнего периода германской философии, СПБ, 1873; Виндельбанд В., История новой философии…, пер. с нем., 3 изд., т. 1—2, СПБ, 1913; его же, Философия в немецкой духовной жизни 19 столетия, пер. с нем., М., 1910; Асмус В. Ф., Немецкая эстетика 18 в., М., [1963]; Гейне Г., К истории религии и философии в Германии, Полн. собр. соч., т. 7, М. — Л., 1936; История философии, т. 2—3, М., 1941—43; История философии, т. 2, 3, 5, 6, М., 1957—1965; Корню О., Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Жизнь и деятельность, пер. с нем., т. 1—3, М., 1959—68; Ойзерман Т. И., Формирование философии марксизма, М., 1962; Шварц Т., От Шопенгауэра к Хейдеггеру, пер. с нем., М., 1964; Zeller Е., Geschichte der deutschen Philosophie seit Leibniz, 2 Aufl., Münch., 1875; Hartmann N., Die Philosophie des deutschen Idealismus, Tl 1—2. В., 1923—29; Überweg F., Grundriβ der Geschichte der Philosophie, 13 Aufl., Bd 4, Basel, 1951; Die deutsche Philosophie der Gegenwart in Selbstdarstellungen, hrsg. von R. Schmidt, Bd 1—7, Lpz., 1921—29; Lukacs G., Die Zerstörung der Vernunft, B., 1954; Löwith K., Von Hegel zu Nietzsche, 4 Aufl., Stuttg., [1958]; Schelsky H., Ortsbestimmung der deutschen Soziologie, 3 Aufl., Düsseldorf — Köln, 1967; Историография нового времени стран Европы и Америки, М., 1967; Историография новой и новейшей истории стран Европы и Америки. М., 1968; Studien über die deutsche Geschichtswissenschaft, Bd 1—2, В., 1963—65; Маркс К., Теории прибавочной стоимости (IV том «Капитала»), Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 26, ч. 1—3; Розенберг Д. И., История политической экономии, М., 1940; История экономических учений (Учебник. Отв. ред. Н. К. Каратаев), М., 1963; Деборин А. М., Социально-политические учения нового и новейшего времени, т. 2 — Очерки социально-политической мысли в Германии. Конец XVII — начало XIX в., М., 1967; Шиллер Ф., Литературоведение в Германии, М., 1934; Positionen, Lpz., 1969; Eppelsheimer H. W., Bibliographie der deutschen Literaturwissenschaft, Bd 7, [Fr./M., 1967].
         III. Литература
         Древнейший дошедший до нас героический эпос на древне-верхненемецком языке (записан около 810) — «Песнь о Хильдебранте», в которой представлен конфликт между воинской честью и родовыми чувствами. Старейшей поэмой является «Гелианд», в которой делается попытка приспособить библейские жития святых к героическому эпосу. К 9—10 вв. относятся стихотворные переложения евангельских историй монаха Отфрида Вейсенбургского (первого известного по имени немецкого поэта), пьесы (в подражание Теренцию), духовные стихи, жития святых, легенды (на латинском языке) монахини Хросвиты Гандерехеймской (около 935 — около 975). Хранителями поэтических традиций устного творчества продолжают оставаться бродячие певцы — шпильманы. С середины 12 в. аскетические проповеди уступают место поэмам («Король Ротер», «Герцог Эрнст» и др.), рыцарскому роману и рыцарской лирике, в целом носившим светский характер, кроме имеющего мистический религиозный смысл романа «Парцифаль» (около 1198—1210) Вольфрама фон Эшенбаха (около 1170— около 1220). В романе Готфрида Страсбургского (13 в.) «Тристан и Изольда» (около 1210) и в тихах миннезингеров (См. Миннезингеры) (в политической поэзии Вальтера фон дер Фогельвейде, около 1170 — около 1230, и др.) прославляется рыцарский культ дамы. К 12—13 вв. относятся последние редакции древних героических сказаний «Песни о Нибелунгах» (около 1200), «Гудруны» (начало 13 в.), поэм о Дитрихе Бернском и др.
         С 13 в. развивается жанр городских хроник (Нюрнбергская и др.), бюргерская литература, например рассказы — шванки, мастером которых был Штриккер (середина 13 в.). Стихотворная новелла Вернхера-Садовника «Поселянин Хельмбрехт» (около 1275) противопоставляет честных тружеников разбойникам-рыцарям. В 14—15 вв. популярны дидактическая и аллегорическая поэзия, мейстерзанг (см. Мейстерзингеры), фастнахтшпили — народные фарсы.
         В эпоху Возрождения переживает расцвет гуманистическая литература, принимая яркое антицерковное направление: «Корабль дураков» (1494) С. Бранта (1457—1521), «Цех плутов» (1512) Т. Мурнера (1475—1537), написанные группой гуманистов (в т. ч. У. фон Гуттеном) «Письма тёмных людей» (1515—17), «Похвала глупости» (1509) Эразма Роттердамского (около 1466—1536) (голландца по происхождению, тесно связанного с немецким и всем сев. гуманизмом). Остроумны и беспощадны диалоги Ульриха фон Гуттена (1488—1523). литература Реформации, начатая антикатолическими памфлетами радикальной бюргерской оппозиции и посланиями и проповедями вождей крестьянско-плебейских движений, нашла наиболее полное выражение у М. Лютера (1483—1546) в его обличениях папского Рима. Своим переводом Библии он, осуществив реформу немецкого языка, «... создал современную немецкую прозу...» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20, с. 346). Песни Крестьянской войны открыли революционную страницу немецкой литературы. Проповеди Т. Мюнцера (около 1490—1525) впервые в Г. были окрылены коммунистическим идеалом, хотя и в религиозных формулах. Протест против феодального гнёта и религиозного ханжества выразился в творчестве мейстерзингера Г. Сакса (1494—1576), сатирика И. Фишарта (1546—90) и в примечательных «народных книгах» (лубочные издания): о Тиле Эйленшпигеле (1515), «Шильдбюргеры» (1598), «История о докторе Иоганне Фаусте» (1587).
         Литература 17 в. развивалась в условиях Тридцатилетней войны и общего духовного кризиса. М. Опиц (1597—1639) отстаивал принципы классицизма, пытаясь в то же время преодолеть зависимость немецкой литературы от древних европейских литератур («Книга о немецкой поэзии», 1624). Наибольшее распространение получает литература Барокко (Д. К. Лоэнштейн, 1635—1683; К. Г. Гофмансвальдау, 1617—79), с которой связано творчество драматурга и поэта А. Грифиуса (1616—64) и прозаика Х. Я. К. Гриммельсхаузена (1621—1676), автора «Симплициссимуса» (1669) — вершины немецкой литературы 17 в., — реалистически отразившего трагическую судьбу народа в опустошённой войной стране. Выразителями тенденций раннего Просвещения явились К. Вейзе (1642—1708) и К. Рейтер (1665 — около 1712). В 18 в. И. К. Готшед (1700—66) способствовал развитию литературы и театра раннего Просвещения по образцу французского классицизма, но только в творчестве Г. Э. Лессинга (1729—1781) литература немецкого Просвещения обрела антиабсолютистский характер и достигла высшего развития. В его баснях и драмах («Минна фон Барнгельм», 1767; «Эмилия Галотти», 1772; «Натан Мудрый», 1779) поставлены наболевшие общественные вопросы; в «Лаокооне» (1766) и «Гамбургской драматургии» (1767—69) обоснованы принципы просветительского реализма и национального искусства. К. М. Виланд (1733—1813) положил романом «Агатон» (1766) начало жанру немецкого «воспитательного романа». Лирика Ф. Г. Клонштока (1724—1803), выражавшая самосознание передовой части немецкого бюргерства, оказала большое влияние на молодых поэтов.
         В 70-е гг. 18 в. писатели «Бури и натиска» (См. Буря и натиск), развивая демократические идеи Лессинга, выступают против классицистов, выдвигают «чувство», «страсть» как определяющее начало. Один из основоположников этого направления и его крупнейший теоретик И. Г. Гердер (1744—1808) обратился к сокровищам фольклора и наметил исторический подход к вопросам национальной литературы и искусства. Наряду с Я. Ленцом (1751—92), Ф. М. Клингером (1752—1831), К. Ф. Д. Шубартом (1739—91), Г. Л. Вагнером (1747—79), Г. А. Бюргером (1747—94), И. Г. Гаманом (1730—1788), И. Г. Якоби (1740—1814), в русле этого движения начинают творчество И. В. Гёте (1749—1832) и Ф. Шиллер (1759—1805). Художественным открытием века явилась лирика молодого Гёте и его первая немецкая историческая драма «Гёц фон Берлихинген» (1773); мировую славу завоевал его сентиментальный роман «Страдания юного Вертера» (1774), выражающий протест против закрепощения личности сословно-абсолютистским общественным строем. Бунтарским пафосом проникнуты драмы молодого Шиллера: «Разбойники» (1781), «Коварство и любовь» (1784), «Дон Карлос» (1787).
         В конце 80-х гг. Гёте и Шиллер разрабатывают эстетическую программу т. н. «веймарского классицизма», развивая идеи И. И. Винкельмана (1717—68), призывавшего возродить в искусстве античный образ гармоничного человека. Отражая противоречие между революционным содержанием эпохи и национальной отсталостью, «веймарский классицизм» наряду с программой эстетического воспитания искал действенных путей преобразования общества. Но классицистическая трагедия «Ифигения в Тавриде» (изд. 1787) и стихи в стиле античной поэзии составляют лишь одну грань в исканиях Гёте, параллельно развивалась реалистическая линия его творчества — были созданы историческая драма «Эгмонт» (1788) и воспитательный роман «Годы учения Вильгельма Майстера» (1793—96).
         Великая французская революция, активным участником которой был крупнейший немецкий демократ 18 в. Г. Форстер (1754—94), оказала влияние и на творчество писателей, не принявших её или принявших с оговорками. Духом переломной эпохи овеяны исторические драмы Шиллера, испытавшего влияние этики и эстетики И. Канта (трилогия «Валленштейн», 1797—99). Новым было у Шиллера изображение народа как движущей силы общества (особенно в «Вильгельме Телле», 1804). Грандиозным итогом европейской просветительской мысли 18 в. явился «Фауст» (1808—32) Гёте, выразивший страстную веру в могущество труда и познания.
         На рубеже 18—19 вв. возник романтизм (братья Шлегели — Фридрих, 1772—1829, и Август, 1767—1845, Л. Тик, 1773—1853). Явившаяся следствием разочарования буржуазным прогрессом, не давшим ожидаемых социальных и культурных перемен, романтическая литература принимала разные формы и имела разные тенденции. Если лирика, проза («Гиперион», 1797—99) и драматургия («Смерть Эмпедокла», 1798—99) И. К. Ф. Гёльдерлина (1770—1843) озарены идеями Великой французской революции, то его современник Ф. Л. Новалис (1772—1801) идеализировал феодальное средневековье («Генрих фон Офтердинген», 1802). Защита прусской государственности и ненависть к Наполеону сочетались у Г. Клейста (1777—1811) с раскрытием реальных противоречий и антигуманизма буржуазного общества. Положительную роль сыграло обращение романтиков к народной поэзии (сборник «Волшебный рог мальчика» А. Арнима, 1781—1831, и К. Брентано, 1778—1842; «Детские и семейные сказки», 1812—14, братьев Гримм — Якоба, 1785—1863, и Вильгельма, 1786—1859), оказавшее плодотворное влияние на романтическую лирику И. Эйхендорфа (1788—1857), В. Мюллера (1794—1827) и молодого Г. Гейне (1797—1856). Э. Т. А. Гофман (1776—1822), творчество которого соединяет реальный и фантастический планы, выступает с сатирическим обличением феодального мира («Житейские воззрения кота Мурра», 1820—22), гениально раскрывает трагедию отчуждения человека в буржуазном обществе («Крошка Цахес», 1819), получившую яркое воплощение также в новелле «Петер Шлемиль» (1814) А. Шамиссо (1781—1838). Мотивы «Книги песни» (1827) Г. Гейне уже открывают путь к преодолению самой романтики. К революционно-демократическим взглядам приходит Гейне в кн. «Путевые картины» (1826—31).
         Сочувствие Июльской революции 1830 во Франции (Л. Берне, 1786—1837, «Письма из Парижа», 1832—34) выражено в полемике против романтизма и традиций немецкого классицизма, начатой группой писателей «Молодая», объединившейся на либеральной основе (Л. Винбарг, 1802—72, К. Гуцков, 1811—78, Г. Лаубе, 1806—84, и др.). Поэзия уступает место прозе, публицистике и драматургии. Большой интерес представляют исторические драмы К. Д. Граббе (1801—36) и Гуцкова. Выделяется творчество Г. Бюхнера (1813—37), чья драма «Смерть Дантона» (1835) оценивает французский революционный опыт в свете плебейской проблематики. Его социальная трагедия «Войцек» (1837, опубликована 1879) и прокламация «Гессенский сельский вестник» (1834) направлены против социального и политического угнетения.
         Первым органом, пропагандирующим новые эстетические принципы, стала «Рейнская газета» (1842—43), редактором которой был К. Маркс. В политической поэме «Германия, зимняя сказка» (1844), в сборнике «Современные стихотворения» (1843—1844), в публицистике Гейне развивает социалистические идеалы в духе Сен-Симона. Политическая лирика становится ведущим литературным жанром накануне буржуазно-демократическая революции — Ф. Фрейлиграт (1810— 1876), Г. Гервег (1817—75; «Стихи живого человека», 1841), А. Гласбреннер (1810—1876; «Запрещенные песни одного немецкого поэта», 1844; сатирический эпос «Новый Рейнекс-Лис», 1846). После восстания силезских ткачей (1844) в литературу приходит новый герой — пролетарий. Но если поэты — «истинные социалисты» и авторы первых романов на тему о рабочем классе (Э. Вилькомм, 1810—86; Л. Отто-Петерс, 1819—95; P. Пруц, 1816—72) ограничиваются сочувствием и состраданием, то в творчестве поэтов «Новой Рейнской газеты» (См. Новая Рейнская газета) (1848—49), тоже руководимой Марксом, судьба рабочего класса раскрывается с позиций научного социализма. Поэт Г. Веерт (1822—56) повестью «Юмористические наброски из немецкой торговой жизни» (1847—48) и романом «Жизнь и приключения знаменитого рыцаря Шнапганского» (1849) поднял немецкую социалистическую литературу до уровня национальной литературы.
         После Революции 1848—49 в Г. завершается великая эпоха немецкой литературы, начатая Лессингом. Процесс становления критического реализма не образовал в немецкой литературе единого направления. Творчество Т. Шторма (1817—88), Б. А. Ауэрбаха (1812—82), Ф. Рейтера (1810—74) не вышло за пределы областнической литературы. Популярностью пользовались романы Ф. Шпильгагена (1829—1911). Самый значительный художник-реалист этого времени — Т. Фонтане (1819—98), автор повести «Шах фон Вутенов» (1883), романов «Фрау Женни Трейбель» (1892), «Эффи Брист» (1895), где нравы буржуазно-аристократического общества подвергаются острой критике.
         Иными путями шло развитие немецкой драмы. В творчестве Ф. Хеббеля (1813—63) и Р. Вагнера (1813—83), по-новому преломивших традиции романтизма, появляются реакционные тенденции. Единственная революционная драма этого периода, примыкающая к шиллеровской традиции, — историческая драма Ф. Лассаля (1825—64) «Франц фон Зиккинген» (1859). Во 2-й половине 19 в. появилась апологетическая по отношению к юнкерско-буржуазному государству литература: исторические романы Ф. Дана (1834—1912), драмы Э. Вильденбруха (1845—1909), роман Г. Фрейтага (1816—95) «Приход и расход» (1855). В творчестве Ф. Ницше (1844— 1900), философа и писателя, критика буржуазного либерализма, мещанской морали и декаданса в искусстве сочетается с антидемократизмом, культом силы, проповедью имморализма, позднее взятыми на вооружение империалистической реакцией.
         В конце 19 в. рост рабочего движения вызвал к жизни пролетарскую литературу (исторический роман о Крестьянской войне 16 в. «За свободу», 1898, Р. Швейхеля, 1821—1907, и др.). Одним из выдающихся марксистских литературных критиков и историков литературы германского пролетариата стал Ф. Меринг (1846—1919). Некоторые демократически настроенные писатели сыграли немаловажную роль в появлении натурализма. Роль натурализма в немецкой литературе во многом отлична от судьбы этого направления во Франции. Часть задач, не решенных немецким критическим реализмом после 1848, решили немецкие натуралисты — тема выступлений пролетариата вошла в творчество Р. Демеля (1863—1920) и др. Как натуралист начал свой путь выдающийся драматург Г. Гауптман (1862—1946; «Перед восходом солнца», 1889), его драма «Ткачи» (1892) изображает силезское восстание 1844.
         Но уже к началу 20 в. у импрессионистов А. Хольца (1863—1929), И. Шлафа (1862—1941) возникает реакция против натурализма. Появляются нереалистические течения — неоромантизм, символизм и др. Однако если в «Потонувшем колоколе» (1896) Гауптмана символика продолжала выражать гуманистические искания, то символизм и апология государственности С. Георге (1868—1933) были откровенным проявлением декаданса.
         В те же годы набирает силы реализм в немецкой литературе. Углубляется социальный анализ в романе Т. Манна (1875—1955) «Будденброки» (1901), в первых романах Г. Манна (1871—1950) и Б. Келлермана (1879—1951). Становление реализма происходит в сложном взаимодействии с нереалистическими течениями (черты эстетизма в «Богинях», 1903, Г. Манна, влияние импрессионизма на раннего Келлермана). Одна из главных тем Т. Манна — трагическая судьба художника в буржуазном обществе (новеллы «Тонио Крегер», 1903, «Смерть в Венеции», 1913). Г. Манн продолжает традиции немецкой сатиры и, обращаясь к гротеску, обличает буржуазно-монархическую Г. («Учитель Гнус», 1905, «Верноподданный», опубликовано в Г. 1918). Создаёт сатирическо-комедийные пьесы К. Штернхейм (1878—1942).
         Накануне 1-й мировой войны, в обстановке нарастающего революционного кризиса, зарождается Экспрессионизм; бунтуя против капиталистической действительности, он не столько изображал её, сколько выразил отвращение к ней (поэты Г. Тракль, 1887—1914, и Г. Хейм, 1887—1912). Экстатичная экспрессионистская лирика и драматургия призывают к обновлению мира, но абстрактно, утопически (драмы В. Газенклевера, 1890—1940, Г. Кайзера, 1878—1945, Э. Толлера, 1893—1939). Наибольшей остротой и пафосом борьбы насыщено творчество писателей, группировавшихся вокруг журнала «Акцион» («Aktion»). Многие из них связали свою судьбу с борьбой пролетариата (И. Бехер, 1891—1958, Толлер, Р. Леонгард, 1889—1953). Журнал приветствовал Великую Октябрьскую революцию, опубликовал статьи В. И. Ленина и др. деятелей русской революции. Влияние экспрессионизма испытывают многие реалисты (Г. Манн, «Кобес», 1925; Л. Франк, 1882—1961, «Человек добр», 1917; Келлерман, «9 Ноября», 1920).
         В годы, следовавшие за Великой Октябрьской революцией в России, Ноябрьской революцией в Г., классовыми боями начала 20-х гг., в литературе возникли сложные процессы. На основе реакционной апологизирующей литературы начала века возникла литература, проповедующая контрреволюцию, шовинизм и агрессию и кончившая фашистским антиискусством. С другой стороны, в союзе с неуклонно растущей социалистической литературой укрепляется гуманистическая буржуазная литература. Т. Манн создаёт новый жанр — интеллектуальный роман («Волшебная гора», 1924). В связи с усилением реакции актуальное значение приобретает антивоенная тема (роман Э. М. Ремарка, 1898—1970, «На Западном фронте без перемен», 1929, книги Л. Ренна, р. 1889, первые романы А. Цвейга, 1887—1968). Социальные противоречия буржуазного общества находят отражение в произведения Л. Франка, Г. Фаллады (1893—1947), А. Дёблина (1878—1957), автора романа «Берлин, Александерплац» (1929), и Л. Фейхтвангера (1884—1958) в романе «Успех». (1930), где предупреждается об опасности фашизма. Во 2-й половине 20-х гг. при поддержке Союза пролетарских революционных писателей (1928) развивается пролетарская литература. Вместе с писателями, вышедшими из школы экспрессионизма (И. Бехер, Ф. Вольф, 1888—1953), молодое поколение литераторов (А. Зегерс, р. 1900, В. Бредель, 1901—64, Э. Вайнерт, 1890—1953, Э. Э. Киш, 1885—1948, Г. Мархвица, 1890—1965, и др.) закладывает основы нового художественного метода. Приходит к марксизму Б. Брехт (1898— 1956), разрабатывающий концепцию эпического театра. Его пьесы «Трёхгрошовая опера» (1928), «Святая Иоанна» (1929—30), «Мать» (1930—32) обличают буржуазное общество с позиций революционного. пролетариата.
         После установления в Г. фашистской диктатуры (1933) эмигрируют Т. Манн, Г. Манн, Л. Фейхтвангер, Э. М. Ремарк, Л. Франк, А. Цвейг, Б. Брехт, И. Бехер, А. Зегерс, Э. Вайнерт и др. В Г. остаются Гауптман, Г. Фаллада, Келлерман, Рикарда Хух, но в литературной жизни страны почти не участвуют. Героическую страницу вписали в историю немецкой литературы поэты — участники Сопротивления (например, «Моабитские сонеты» А. Хаусхофера, 1903—45, найденные после расстрела автора). Самым значительным было творчество антифашистской эмиграции, развивающее реалистические традиции. Окрепла и выросла литература социалистического реализма, расцвела поэзия И. Бехера. Были созданы романы «Испытание» (1935) В. Бределя, «Седьмой крест» (1939) и «Транзит» (1943) А. Зегерс, пьесы Ф. Вольфа (1888—1953), лучшие пьесы Брехта: «Мамаша Кураж и её дети» (1939), «Добрый человек из Сезуана» (1938—40), «Карьера Артуро Уи» (1941), первая редакция «Жизни Галилея» (1938—39). Мировое признание завоевал антифашистский исторический и философский роман: трилогия «Иосиф и его братья» (1933—43) Т. Манна и «Иудейская война» (1932) Фейхтвангера. По-новому решен вопрос о призвании художника в романах Б. Франка «Сервантес» (1934) и Т. Манна «Лотта в Веймаре» (1939) — о Гёте. Г. Манн создал гуманистический роман-дилогию о Генрихе IV (1935—38). Пёстрый состав эмиграции изображен в «Изгнании» (1939) Фейхтвангера и в «Триумфальной арке» (1946) Ремарка. Лучшие книги этого времени, проникнутые озабоченностью судьбами Г. и всего человечества, вписали славную страницу в историю немецкой гуманистической литературы.
         После разгрома фашизма Т. Манн, Г. Манн, Фейхтвангер, Ремарк не вернулись на родину. Они продолжали разрабатывать темы, связанные с их антифашистской позицией. Ремарк раскрывает трагедию рядового немца, жертвы и соучастника национальной катастрофы, порожденной фашизмом. Итог своим раздумьям над судьбами цивилизации подвёл Т. Манн в романе «Доктор Фаустус» (1947).
         Для Фейхтвангера итоговой явилась серия его послевоенных исторических романов, изображающих эпоху Великой французской революции («Гойя», 1951, «Лисы в винограднике», 1947, «Мудрость чудака», 1952). Последний роман Фаллады «Каждый умирает в одиночку» (1947) отражает антифашистские взгляды писателя.
         С 1949 начинается самостоятельное развитие литературы ГДР и ФРГ.
         Лит.: Пуришев Б. И., Очерки немецкой литературы XV—XVII вв., М., 1955; История немецкой литературы, т. 1—4, М., 1962—68; Неустроев В. П. Немецкая литература эпохи Просвещения, М., 1958; Луначарский А. В., Собр. соч., т. 4, 5, 6, М., 1964—65; Рейман П., Основные течения в немецкой литературе, 1750—1848, пер. с нем., М., 1959; Шиллер Ф. П., Очерки по истории немецкой революционной поэзии XIX в., М., 1933; Литературная теория немецкого романтизма. Сб., под ред., Н. Я. Берковского, Л., 1934; Жирмунский В. М., [Предисловие и вступительные статьи], в кн.: Немецкие демократы XVIII века, М., 1956; Николаева Т. С., Поэзия немецкой революции 1848, Саратов, 1961; Фридлендер Г. М., К. Маркс и Ф. Энгельс и вопросы литературы, М., 1962; Фрадкин И., Литература новой Германии, М., 1961; Вильмонт Н., Великие спутники, М., 1966; Müller J., Wirklichkeit und Klassik., [B., 1955]; Voegt H., Die deutsche jakobinische Literatur und Publizistik, 1789—1800, В., 1955; SokelI W. H., Der literarische Expressionismus, Münch., 1959.
         С. В. Тураев.
        
         IV. Архитектура и изобразительное искусство
         Художественная культура Г. несёт отпечаток напряжённой духовной жизни народа, острой борьбы идей. На протяжении тысячелетия формировались характерные черты немецкого искусства — богатство типов народного и профессионального зодчества, тяга к индивидуализации образов, к психологической экспрессии и задушевному лиризму, любовь к ярким бытовым деталям. На территории Г. найдены памятники искусства палеолита (женские статуэтки, резные и гравированные фигурки животных), неолита (керамика, фигурки людей и животных, мегалитические гробницы, свайные постройки), бронзового и железных веков (искусство германцев (См. Германцы), кельтов, иллирийцев, славян, балтийских племён). В начале нашей эры на Ю. и З. возникли древнеримские города и лагери с каменные постройками, а к 1-му тыс. н. э. относится расцвет культуры германцев на З. (каркасные и срубные дома с резьбой и росписью; украшения — филигранные, полихромные и звериного стиля (См. Звериный стиль); изображения божеств) и славян на В. (религиозные центры с храмами и статуями — Ретра, Аркона).
         Собственно немецкое искусство сложилось в средние века. Феодализация, усвоение христианской догматики, элементов позднеантичной и византийской культуры определили характер искусства 8—9 вв., связанного с «Каролингским возрождением» (См. Каролингское возрождение). Развивалось каменное зодчество, в том числе светское (резиденции в Ахене и Ингельхейме); сохранились торжественные тяжеловесные центрические капеллы (дворцовая в Ахене, до 798—805; Санкт-Михаэль в Фульде, около 820—822), базиликальные церкви с плоским покрытием и Вестверком (в Корвее, 822—885). В придворных и монастырских мастерских выполнены замечательные образцы резьбы по кости и миниатюры. Каролингские традиции стали базой для немецкого ранне-романского «оттоновского» искусства (2-я половины 10 — 1-я половина 11 вв.). Его памятники — суровые, геометрически четко расчленённые базилики (Цириакускирхе в Гернроде, после 961; Михаэльскирхе в Хильдесхейме, после 1001—33), полные отвлечённой торжественности и напряжённой экспрессии фрески (в монастыре Оберцелль на о. Рейхенау, около 1000), миниатюры школ Трира, Кельна и Рейхенау («Евангелие Оттона III», около 990), скульптура (бронзовые двери в соборе в Хильдесхейме, 1015; «Распятие Геро» в соборе в Кельне, около 970), ювелирные изделия. С развитым феодальным обществом и усилением церкви связан зрелый Романский стиль, державшийся в Г. ещё в 1-й половине 13 в. В романский период складываются первые города — сначала как беспорядочное скопление домов вокруг замков и монастырей; но вскоре возникают и города с прямоугольной сетью улиц, рыночными и соборными площадями. Развиваются комплексы замков и монастырей. Определяются типы домов — городских (главным образом фахверковых трёхэтажных, выходивших на улицу узкой торцовой стороной с высоким фронтоном) и сельских (срубных или фахверковых, с расположением жилых и хозяйственных помещений в одноэтажном доме — на С., друг над другом — на Ю. и вокруг прямоугольного двора — в Средней Г.). Были построены крупнейшие монастырские церкви (Мария-Лах, 1093—1156) и соборы («имперские» — в Шпейере, Майнце и Вормсе, 11—13 вв.; в Бамберге, 1186—1237, Наумбурге, около 1210—40, Лимбурге, около 1230—35) — величественные и мощные замкнутые базилики и центрические храмы с крестовыми нервюрными сводами, башнями, часто с развитой западной частью. В скульптуре на смену аскетичности и застылости «строгого стиля» конца 11 — 1-й половины 12 вв. (светильник «Вольфрам», около 1157, собор в Эрфурте) пришли во 2-й половине 12 — 1-й пол. 13 вв. свобода движений и объёмность форм (барельефы на оградах хоров Михаэльскирхе в Хильдесхейме, конец 12 в., Либфрауэнкирхе в Хальберштадте, около 1200, и собора в Бамберге, около 1230). Наряду с фресками появляются витражи (в соборе в Аугсбурге, после 1100).
         В 13—15 вв., в период расцвета средневековой городской культуры, развивается искусство готики (См. Готика). Строятся городские укрепления с мощными башнями и укрепленными воротами, каменные и кирпичные комплексы ратуш с открытыми сводчатыми галереями, залами, ажурными завершениями (в Любеке, 13—16 вв., Тангермюнде, около 1430, Мюнстере, начата в 1335, Брауншвейге, 1302—1468), здания цехов, складов, торговых рядов, госпиталей, каменные и фахверковые городские дома (до 5 этажей), с крутыми двускатными крышами и тонкой богатой отделкой, замки со сложным узором нервюр на сводах залов (Альбрехтсбург в Мейсене, 1471—85). Смелость конструктивных решений отличает устремленные ввысь каменные соборы с 1—2 гигантскими башнями и ажурным резным декором (в Фрейбурге-им-Брейсгау, около 1200 — конец 15 в., Кельне, начат в 1248, Регенсбурге, 1275—1524, Ульме, 1377—1529); внушительны скупые и строгие доминиканские церкви (в Регенсбурге, 2-я половине 13 в., Эрфурте, 1-я половина 14 в.), кирпичные церкви Северо-Восточной Г., упрощённые по формам, но подчас богато украшенные узорной кладкой (Мариенкирхе в Любеке, около 1270—1350; Мариенкирхе в Пренцлау, 1326—40). Свободным и светлым становится внутреннее пространство южно-германских позднеготических зальных церквей с большими окнами и тонкими опорами (Фрауэнкирхе в Мюнхене, 1466—92; Анненкирхе в Аннаберг-Буххольце, 1499—1525). Статуи соборов в Бамберге (около 1230—40) и Магдебурге (около 1240), рельефы и статуи западного хора в Наумбурге (около 1250—60) приобретают яркую жизненность, психологическую проникновенность, смелую экспрессию. Фрески уступают место витражам. В 14 в. расцветает искусство деревянной резной скульптуры и станковой живописи, связанное с цеховым ремеслом. Интерьеры церквей украшаются алтарными складнями с живописью и полихромной резьбой. Высокого уровня достигло художественное ремесло — обработка металла, резьба по дереву, керамика, ткачество.
         В 15 в. искусство Г. начало понемногу освобождаться от господства церкви, приобретая черты гуманистического искусства Возрождения (См. Возрождение). Лирическая интимность и бытовые мотивы появляются в начале 15 в. у мастера Франке, художников Рейнской обл., а к середине века передовые живописцы Швабии (Лукас Мозер, Ханс Мульчер) и отчасти северного мастера (Стефан Лохнер, Бернт Нотке) ищут (в рамках религиозной тематики) пути изображения реальной жизни (природы, интерьера) и человеческих чувств. Сходные искания проявились и в скульптуре 15 в. (Ханс Мульчер, Николаус Герхарт, Йорг Сирлин), а особенно в станковой гравюре на меди (Мартин Шонгауэр). В 16 в. наступает недолгий, но яркий расцвет искусства Возрождения, приобретшего в Г., в условиях классовых и религиозных конфликтов, противоречивый, сложный характер. В архитектуре ведущую роль стали играть светские (жилые и общественные) здания, причём ренессансный декор, отличавшийся живописностью и дробностью, накладывался на традиционные дома с крутыми крышами, высокими фронтонами и эркерами. Собственно ренессансные архитектурные формы и планировочные принципы проникают в 1-й половине 16 в. в Южную и Среднюю Г. (Аугсбург, Нюрнберг, Галле). К концу века они распространяются по стране (планировка Фрёйденштадта, конец 16 — начало 17 вв.; корпус Оттона Генриха в Гейдельберге, 1556—59), сливаясь с традициями готики, приобретая национальное своеобразие, но зачастую также маньеристическую изощрённость и вычурность. В конце 15 — 1-й трети 16 вв. немецкое изобразительное искусство Возрождения соединило идеи гуманизма с пытливым интересом к действительности, чуткостью к её противоречиям, претворило в остро индивидуальных конкретных образах представления о достоинстве, духовной силе и волевой целеустремлённости человека. В живописи и графике А. Дюрера, полных суровой мужественной правды и страстных напряжённых исканий, немецкое Возрождение выразилось всесторонне и многогранно; гуманистические устремления, тяга к уравновешенности и гармонии характерны для творчества Х. Бургкмайра, точных и ясных портретов Х. Хольбейна, тогда как М. Нитхардт (Грюневальд) стал выразителем трагических потрясений, экстатических порывов и диссонансов своей эпохи; ренессансные и позднеготического начала, жизнеутверждение и драматическая экспрессия переплетаются в творчестве Л. Кранаха, А. Альтлорфера, Х. Бальдунга Грина. Активную роль в общественной жизни играла графика, к которой обращались и ведущие живописцы эпохи. Страстность, острая индивидуальность, одухотворённость образов отличают скульптуру Т. Рименшпейдера, Ф. Штоса, А. Крафта, П. Фишера. В условиях феодальной реакции, усилившегося политического распада Г. во 2-й половине 16 в. воцаряются субъективность и вычурность искусства Маньеризма. Ведущую роль стало играть замысловатое и прихотливое художественное ремесло (ювелирные изделия семьи Ямницер, мебель, посуда из каменных масс).
         В начале 17 в. традиции Возрождения ещё ощущались в аугсбургских постройках Э. Холля; А. Эльсхеймер (работавший в основном в Италии) стал одним из родоначальников европейской реалистической живописи 17 в. Но в целом наступил длительный период застоя и эпигонства. Лишь в 1-й половине 18 в. начался новый подъём дворцового и культового зодчества, в котором энергия и торжественный пафос позднего Барокко сочетались часто с причудливым декором Рококо; крупные зодчие выдвинулись в южных княжествах (семья Динценхофер, Б. Нёйман), Саксонии (М. Д. Пёппельман), Пруссии (А. Шлютер). Стало развиваться монументально-декоративное искусство (скульптура и росписи Э. К. и К. Д. Азамов, скульптура А. Шлютера), расцвело производство ювелирных изделий (И. М. Динглингер), мебели (А. и Д. Рёнтген), изобретённого в Г. фарфора (посуда и скульптура И. И. Кендлера в Мейсене, ф. А. Бустелли в Нимфенбурге, И. П. Мельхиора в Хёхсте). В изящных постройках Г. В. Кнобельсдорфа наметился переход к связанному с просветительским движением Классицизму 2-й половина 18 — начало 19 вв. (Ф. В. Эрдмансдорф, К. Г. Лангханс). Классицизм утвердился и в немецкой живописи (А. Р. Менгс, Ангелика Кауфман, А. Я. Карстенс) и скульптуре (И. Г Шадов, И. Г. Даннеккер, К. Д. Раух); черты просветительского реализма отчётливо проявились в портретах Шадова, живописцев А. Графа, А. и В. Тишбейнов, Г. Шика, в жанровых гравюрах Д. Н. Ходовецкого. Усилилось строительство общественных зданий (театры, музеи, учебные заведения); крупнейшим их строителем был в 1-й половине 19 в. К. Ф. Шинкель, мастер строгого позднего классицизма (Ампира), обращавшийся также к романтическому воскрешению готики.
         В немецком Романтизме 1-й половине 19 в. влияния Великой французской революции, мечты о национальном единстве, борьба за свободу личности сочетались с мистическими тенденциями, апологией средневековья и религии. Лирически одухотворённое восприятие мира отличает картины ранних романтиков — портреты Ф. О. Рунге и пейзажи К. Д. Фридриха. В 1810-х гг. сформировалось искусство назарейцев (См. Назарейцы), искавших опору в католической религии, средневековом прошлом, в стилизации итальянского и немецкого искусства 15 в. (Ф. Овербек, В. Шадов, П. Корнелиус). Немецкое средневековье воспевали и ранние представители дюссельдорфской школы, в том числе А. Ретель, чей интерес к историческим судьбам народа сочетался порой с националистическими тенденциями. В русле романтического движения развивалось мелкобуржуазное демократическое искусство Бидермейера (жанристы Г. Ф. Керстинг, Т. Хоземаи, Л. Рихтер, К. Шпицвег, портретисты Ф. Крюгер и Л. Ф. Райский, пейзажист К. Блехен), которому свойственны интимное, задушевное изображение городской и сельской жизни и природы, созерцательность, идеализация патриархальных бытовых устоев. Черты идеализации присущи дюссельдорфской школе середины века (сцены крестьянской жизни Л. Кнауса и Б. Вотье, пейзажи А. Ахенбаха, И. В. Ширмера). В период Революции 1848—49 работы некоторых мастеров этой школы приобретают ярко демократическое содержание и острую социальную направленность (жанровые картины И. П. Хазенклевера и К. Хюбнера, исторические полотна К. Ф. Лессинга).
         В середине 19 в. классицизм (который приобрёл черты интимности и уюта в городских домах стиля бидермейер и холодную парадность в официальных сооружениях Л. Кленце и Ф. Гертнера) сменился пышной претенциозной эклектикой (П. Валлот); стихийное развитие городов сопровождалось упадком градостроительной культуры. Одновременно Г. Земпер искал рациональные принципы архитектурной композиции. Развитие строительной техники позволило сооружать крупные металлические мосты, ж.-д. перроны и большие залы с каркасными перекрытиями. В изобразительном искусстве романтизм вырождался в академическую рутину (В. Каульбах, К. Пилоти). Ведущая роль в немецком искусстве перешла к реалистическому направлению. Наиболее широкое отражение немецкой действительность и история страны нашли в разностороннем творчестве А. Менцеля. Ярко типические характеры немецких крестьян воссоздал В. Лейбль, а в последней четверти 19 в. к образам трудового народа обратился М. Либерман. С сатирой на немецкое мещанство выступил В. Буш. Реализму и вместе с тем академической эклектике противопоставляли своё искусство «неоидеалисты» («немецкие римляне»), стремившиеся к монументально-декоративной или отвлечённо-пластической выразительности образов (А. Фейербах, Х. фон Марс, скульптор А. Хильдебранд). К концу века получили распространение импрессионизм (Либерман, Л. Коринт, М. Слефогт), символизм и стиль «модерн» (т. н. Югендстиль — Ф. Штук, М. Клингер).
         На рубеже 19—20 вв. югендстиль утвердился в архитектуре (главным образом в оформлении интерьера) как попытка преодолеть эклектику и антихудожественность массовой застройки. Бурное развитие промышленности, широкое внедрение металла и бетона в строительство сопровождались в 1910—1920-х гг. стремлением к функциональной оправданности и новой эстетике архитектуры, что выражалось то в новаторской переработке исторических традиций (П. Беренс), то в романтической экспрессии и динамике архитектурных форм (Х. Пёльциг, Э. Мендельзон), то в решительной ломке традиций, последовательном утверждении принципов функционализма (В. Гропиус, Б. Таут, Л. Мис ван дер Роэ), широко применявшихся в промышленном строительстве, в застройке городов жилыми массивами, общественными, конторскими и промышленными зданиями. Центром новых архитектурных исканий стала школа «Баухауз». Существовало и направление, опиравшееся на традиционное строительное ремесло (Т. Фишер), принципы которого нашли продолжение в мрачной, тяжеловесной псевдоклассике фашистского периода. В конце 19 — начале 20 вв. выступила группа графиков — критических реалистов: сатирик Т. Т. Хейне, бытописатели пролетариата и городской бедноты Г. Цилле и Х. Балушек, тесно связанная с рабочим движением К. Кольвиц — крупнейший мастер немецкого революционного искусства 20 в. Реалистическое направление в скульптуре представляли Г. Кольбе, анималисты А. Гауль и Р. Синтенис. В Г. возник Экспрессионизм как выражение индивидуалистического протеста против уродств буржуазного общества (объединения «Мост» и «Синий всадник»; живописцы и графики Э. Нольде, Э. Хеккель, Э. Л. Кирхнер, К. Шмидт-Ротлуф, Ф. Марк, А. Макке, скульптор В. Лембрук); эмоционально-драматическое восприятие жизни, присущее этому течению, выражалось и в социальной критике, и в субъективистском искажении мира, мистике и абстракции. После 1-й мировой войны социально-критические и антивоенные устремления усиливаются в творчестве пролетарских художников (Кольвиц, О. Нагель, Х. и Л. Грундиг, К. Квернер, мастер фотоплаката Дж. Хартфилд), а также Ж. Гроса и О. Дикса, связанных с течением «Новая вещественность», и некоторых экспрессионистов (М. Пехштейн, М. Бекман, К. Хофер); с гуманистическим призывом к братству людей выступал скульптор и график Э. Барлах. В 1910—20-х гг. получило развитие абстрактное искусство (В. Баумайстер, скульптор Р. Беллинг). При фашистской диктатуре, в условиях господства в искусстве грубой демагогии, ряд прогрессивных художников (Кольвиц, Барлах, Нагель, Х. и Л. Грундиг) продолжали работать нелегально, сохраняя верность гуманистическим идеалам. После разгрома фашизма возродились демократические традиции немецкого искусства, нашедшие развитие главным образом в искусстве ГДР, тогда как буржуазные художественные направления начали концентрироваться в Западной Г. (ныне ФРГ) и Западном Берлине, где, однако, работает и ряд прогрессивных мастеров. Декоративное искусство 20 в. пережило эволюцию от уникальных ремесленных изделий югендстиля к простым и целесообразным предметам, разрабатывавшимся Немецким Веркбундом (См. Немецкий Веркбунд) для промышленного производства, и к дешёвым практичным массовым изделиям в функционалистическом духе, которые проектировались «Баухаузом». Эти искания, прерванные в фашистский период, оказали сильное влияние на мировую практику. Среди традиционных видов народного искусства — резьба и роспись по дереву, ковка, ткачество, гончарство, изготовление украшений и игрушек.
        
         Лит.: Всеобщая история искусств, т. 1—6, М., 1956—66; Изергина А. Н., Немецкая живопись XVII века. Очерки, Л. — М., 1960; Либман М. Я., Искусство Германии XV и XVI веков, М., 1964; Dehio G., Geschichte der deutschen Kunst, Bd 1—4, В. — Lpz., 1919—34; Deutsche Baukunst in zehn Jahrhunderten, Dresd., 1952; Hempel Е., Geschichte der deutschen Baukunst, 2. Aufl., Münch., [1956]; Feulner A., Müller Т., Geschichte der deutschen Plastik, Münch., [1953]; Fischer O., Geschichte der deutschen Malerei, 3. Aufl., Münch., 1956; его же, Geschichte der deutschen Zeichnung und Graphik, Münch., [1951]; Kohlhaussen S., Geschichte des deutschen Kunsthandwerks, Münch., [1955]; Hütt W., Deutsche Malerei und Graphik im 20. Jahrhundert, B., 1969.
         А. М. Кантор.
        
         V. Музыка
         Музыка древних германцев не сохранилась. О её существовании свидетельствуют памятники средневековой письменности (главным образом «Песнь о Нибелунгах») и изобразительные искусства. Музыка играла большую роль в быту, при военных походах. Были распространены охотничьи и военные рога («лур») и лироподобные инструменты. Во взаимодействии с песенной культурой соседних, в том числе славянских, народов складывались самобытные черты нем. народной песни, отличающейся плавной напевностью, выдержанностью интонационно-ритмического строения, умеренным характером движения. Католическая церковь преследовала светские напевы. Они жили в устной традиции, в творчестве вагантов, шпильманов — исполнителей собственных, а также народных песен и плясок. Со временем и музыканты в монастырях и церквах стали включать в католическое богослужение элементы крестьянской музыки (монах Ноткер и др.). Народное песенное творчество в наиболее острые, переломные эпохи истории Г. насыщалось конкретным революционным содержанием (периоды Крестьянской войны, Тридцатилетней войны, освободительной войны против наполеоновского господства и др.).
         В 12—13 вв. с расцветом феодализма в Г. возникло рыцарское искусство, школа миннезингеров, выдающимися представителями которой были Вальтер фон дер Фогельвейде, Вольфрам фон Эшенбах и Готфрид Страсбургский.
         В 11—13 вв. с возникновением городов развивается бюргерская музыкальная жизнь, а с 14 в. — искусство мейстерзингеров, крупным представителем которого в 16 в. был Г. Сакс. К 14—15 вв. относятся многоголосные обработки народных песен (Лохамский, Шедельский, Глогауский песенники).
         В 15 и в 16 вв. преобладала главным образом вокальная и вокально-инструментальная музыка, в 16 в. большое значение приобрела собственно инструментальная, преимущественно органная, музыка, авторами которой были К. Пауман, П. Хофхаймер и др. В придворных капеллах работали композиторы-полифонисты, представители франко-фламандской школы — Г. Изак, Л. Зенфль и выдающийся мастер нидерландской школы О. Лассо.
         В 16 в. Крестьянская война и Реформация вызвали подъём народного песенного творчества. Сложился протестантский хорал, частично воспринявший интонации чешской гуситской песни. Лучшие мелодии протестантского хорала стали достоянием народной музыки, а некоторые из них — революционными гимнами своего времени, что дало основание Ф. Энгельсу назвать хорал «Einc feste Burg ist unser Gott» («Господь — наш истинный оплот»), «„Марсельезой» крестьянской войны» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 36, с. 268). В отличие от католической церковной музыки, исполнявшейся на латинском языке, протестантские хоралы пелись на немецком языке.
         Тридцатилетняя война (1618—48) задержала общее развитие немецкой культуры. Однако в это время выдвинулся ряд крупных музыкантов, в том числе Г. Шюц, соединивший разработанный в Италии концертный стиль с немецкими традициями (мотеты, духовные концерты, «Страсти» и др.), написавший первую немецкую оперу «Дафна» (1627) и первый немецкий балет «Орфей и Эвридика» (1638). Под воздействием Шюца в 17 в. создавался новый для Г. жанр светской сольной песни с инструментальным сопровождением. Значительна в этом отношении роль Г. Альберта. Одновременно развивался жанр клавирной (И. Я. Фробергер) и оркестровой сюиты (Г. Шейн). Популярны были хоральные увертюры, фантазии и вариации для органа (С. Шейдт). Большое значение приобрела деятельность органистов Д. Букстехуде, И. Пахельбеля, Г. Бёма, И. Кунау, работавших в области полифонических форм, непосредственных предшественников крупнейших немецких композиторов И. С. Баха и Г. Ф. Генделя. Их творчество протекало в условиях феодальной раздробленной Г.
         Центрами культурной жизни Г. 18 в. стали Лейпциг и Гамбург. С Гамбургом связаны попытки противопоставить национальную бюргерскую оперу итальянской традиции, которую развивал И. А. Хассе, работавший в Дрездене. В деятельности первого немецкого национального оперного театра (Гамбург, 1678—1738) видное место принадлежит Р. Кайзеру, позже Г. Ф. Телеману. В Лейпциге с 1723 работал И. С. Бах. Его творчество, охватывающее разнообразные жанры (ораториальные «Страсти», мессы, кантаты, многочисленные виды и формы инструментальной музыки — прелюдии, фуги, сонаты, концерты и т. д.), сыграло огромную роль в утверждении немецкой национальной культуры. В музыке Баха достигло наивысшего совершенства искусство полифонии. Опираясь на богатства народных традиций и обобщив лучшие достижения композиторов предшествующего периода и современников, Бах значительно расширил образно-выразительные возможности музыкального искусства. Велик также вклад в немецкую музыкальную культуру Генделя, особенно в области оперы и оратории. Около 50 лет проживший в Лондоне, Гендель тем не менее принадлежит к музыкальной истории Г., где он получил образование и начал творческую жизнь. Значителен его вклад и в английскую музыкальную культуру.
         Во 2-й половине 18 в. в городском быту утвердилась песня-романс в народном стиле (das volkstümliche Lied). Такие песни писали И. Шульц и И. Рейхард, И. Хиллер в Лейпциге, а также южно- и западно-немецкие композиторы И. Цумштег и учитель Бетховена К. Г. Нефе. Первое собрание «чувствительных» песен-романсов издано любителем музыки И. Грефе в 1737—43. Песенный жанр способствовал развитию зингшпиля (См. Зингшпиль). Основоположниками зингшпиля были И. Хиллер, А. Швейцер и И. Хольцбауэр. В музыке Г. возникают течения, родственные направлению «Бури и натиска» в литературе, идеи которого отразились в творчестве К. Ф. Э. Баха. К этому направлению близки и музыканты (преимущественно чехи), работавшие в капелле мангеймского двора: Я. В. Стамиц, его старший сын К. Стамиц, К. Каннабих, Ф. К. Рихтер, А. Фильц и др. Мангеймская школа наряду с т. н. старой венской школой (Г. М. Монн и др.) является предшественницей венской классической школы (См. Венская классическая школа), к которой принадлежат К. В. Глюк, И. Гайдн, В. А. Моцарт, а также крупнейший представитель музыкального искусства Германии Л. Бетховен (с 1792 жил в Вене). Творчество Бетховена — величайшего симфониста — завершило развитие венской классической школы. В его творчестве ярко отразилось нарастание антифеодальное движения в Г. Певец свободы, сторонник передовых идей Великой французской революции, Бетховен воплотил героические образы борьбы народных масс в симфониях (особенно в 3-й, 5-й, 9-й), симфонических увертюрах («Эгмонт», «Кориолан»), в опере»Фиделио». В его произведениях различных жанров (сонаты для фортепиано, концерты, струнные квартеты, «Торжественная месса» и др.) нашли также отражение философски-углублённая лирика, пантеистические настроения и т. д. Влияние многогранного творчества Бетховена сказалось на всей музыке 19 в., оно велико и в настоящее время.
         С 10—20-х гг. 19 в. в музыке Г. утверждается Романтизм. Его провозвестником был австрийский композитор Ф. Шуберт. Демократическое направление немецкого музыкального романтизма нашло яркое выражение в опере «Вольный стрелок» К. М. Вебера. Эта опера плодотворно развивала народные элементы зингшпиля. Драматизмом, большой непосредственностью чувств проникнуто вокальное творчество К. Леве, создателя жанра романтической баллады в музыке. Вопросы музыкальной эстетики разрабатывал Э. Т. А. Гофман, писатель, музыкальный критик и композитор, автор оперы «Ундина». Черты идеализации феодального прошлого частично отразились в операх Л. Шпора, Г. Маршнера.
         На рубеже 19 в. в музыкальной жизни Г. приобретают значение певческие общества (в 1791 было основано Берлинское певческое общество). В первые десятилетия 19 в. певческие хоровые общества (лидертафели) объединяли демократические слои населения. В 1809 под руководством К. Ф. Цельтера начал работать в Берлине кружок любителей хорового пения, в 1810 во Франкенхаузене состоялся первый крупный музыкальный праздник, а в 1827 был проведён первый всегерманский певческий праздник.
         Подъём общественной жизни в период, предшествовавший Революции 1848—49, выдвинул выдающихся музыкальных деятелей — Ф. Мендельсона-Бартольди, Р. Шумана, Р. Вагнера. Мендельсон-Бартольди — композитор, пианист и дирижёр, основатель первой в Г. консерватории (1843, Лейпциг). Среди его лучших сочинений: Итальянская и Шотландская симфонии, скрипичный концерт, увертюры, фортепьянные пьесы («Песни без слов»). Шуман — композитор, критик и публицист, основатель передового «Нового музыкального журнала» (1834) — наряду с Мендельсоном свыше 15 лет работал в Лейпциге. Наиболее значительный период его деятельности — 30—40-е гг. 19 в. В это время написаны его замечательные по образной характеристике и острой выразительности фортепианные произведения, песни, некоторые крупные инструментальные соч. (фортепианный концерт, ансамбли, симфонии). Музыка Шумана отличается романтически-мятежным характером, многосторонностью и глубиной психологического содержания. В Лейпциге также работал А. Лорцинг, в творчестве которого продолжались традиции зингшпиля 18 в.
         Большое значение для развития немецкой музыки имело творчество венгерского пианиста, дирижёра и композитора Ф. Листа, с 1848 жившего преимущественно в Г. Борясь с ложным академизмом и ремесленничеством в немецкой музыке, Лист утверждал передовые творческие устремления. Об этом свидетельствуют его лучшие произведения (венгерские рапсодии, концерты, этюды, транскрипции для фортепиано, симфонические поэмы для оркестра). Знаменательны поиски Листом конкретной образности на путях создания программной музыки. Значительными были его творческие связи с представителями различных национальных культур, особенно русской.
         Сложный путь идейной эволюции прошёл Р. Вагнер, творчество которого было посвящено почти исключительно оперному искусству. Участник Революции 1848—49, Вагнер позднее приходит к примирению с реакционной действительностью, к христианскому мистицизму. Тем не менее Вагнер необычайно расширил сферу психологической и живописной образности музыки, средства оркестровой выразительности, создал оригинальную концепцию музыкальной драмы, основанной на принципах симфонизации оперы и системе лейтмотивов. Его влияние на современные и последующие поколения музыкантов было исключительно велико. Вагнер сам писал либретто своих опер, свободно перерабатывая мифологические сюжеты (такова, например, тетралогия «Кольцо нибелунга»). Особняком стоит реалистически-бытовая комедийная опера «Нюрнбергские мейстерзингеры».
         Иные художественные позиции занимал И. Брамс (с 1862 жил в Вене), работавший, за исключением оперы, во всех жанрах музыкального искусства (симфонические, камерно-инструментальные, вокальные произведения). Он прямой наследник классических традиций, разработанных Бетховеном. Новаторски их претворив в своём творчестве, испытавшем также влияние Шуберта и Шумана, он отразил сложный душевный мир современников. В музыке Брамса глубина содержания, образное богатство сочетаются с отточенным мастерством, строгой дисциплиной мышления. Постепенно в музыке Г. определились две художественных тенденции, связанные с именами Вагнера и Брамса. С первой из них неразрывно творчество Р. Штрауса, со второй — М. Регера. Наделённый ярко красочной, подчас необузданной творческой фантазией, Штраус — автор музыкально-театральных и симфонических сочинений (среди его опер — «Саломея», «Электра», «Кавалер роз»), отразил разные стилистические влияния, в том числе Экспрессионизма. Творческий диапазон Регера более ограничен; его главные достижения — в области камерно-инструментальной музыки, в которой он пытался структурные классические закономерности обновить при помощи современного музыкального языка. В развитии симфонизма на рубеже 19—20 вв. всё большее значение в Г. приобретало творчество австрийского композиторов А. Брукнера и Г. Малера.
         Музыкальная культура Г. после 1-й мировой войны 1914—18, в период Веймарской республики, была разнообразной по идейно-эстетическим устремлениям. Многосторонен был репертуар музыкальных театров, концертов, фестивалей, высок уровень исполнительства. Творчество отличалось пестротой стилистических тенденций: от вагнеровских эпигонов (Х. Пфицнер) до крайних выражений экспрессионизма (А. Шёнберг, с 1925 живший в Берлине). Среди крупных композиторов — П. Хиндемит, один из виднейших представителей музыки 19 в., стремившийся к воплощению больших гуманистических замыслов (особенно с середины 30-х гг.); К. Вейль, в сотрудничестве с драматургом Б. Брехтом создавший ряд социально-критических злободневных музыкально-театральных спектаклей; К. Орф — автор оригинальных по жанру и музыкальному языку сценических произведений; В. Эгк. Особое место занял композитор-коммунист Х. Эйслер, создатель боевой пролетарской песни, исполнявшейся народным певцом-трибуном Э. Бушем. Деятельность Эйслера, О. Герстера и примыкавших к ним композиторов (Э. Г. Майер, К. Ранкль и др.) — важнейшая веха развития пролетарского музыкального движения в Г., зародившегося в середине 19 в. В 1877 был организован Всеобщий рабочий певческий союз, выпустивший в 1878 первый в Г. печатный революционный песенник (сборники текстов революционных песен издавались с 1869). Однако в последующие десятилетия из-за оппортунистического руководства Рабочий союз всё более смыкался с бюргерскими «ферейнами». Новый подъём пролетарского музыкального движения был стимулирован влиянием Великой Октябрьской социалистической революции и связан в конце 20-х гг. 20 в. с деятельностью «Боевого содружества рабочих певцов», возглавленного Эйслером.
         Установление фашистской диктатуры (1933) губительно отразилось на немецкой культуре, в том числе музыкальной: многие её лучшие представители — композиторы, критики, исполнители — эмигрировали, многие были заключены в концлагеря и там погибли. Резко снизился уровень концертной и музыкально-театральной жизни. В условиях грубой демагогии фальсифицировались национальные музыкальные традиции.
         После разгрома фашистской Г. во 2-й мировой войне 1939—45 в Г. создались возможности для дальнейшего развития музыкального искусства, но они осуществлялись по-разному в условиях различных государственных систем: социалистической в ГДР, капиталистической в ФРГ.
         В 19 и 20 вв. в Г. работали многие выдающиеся исполнители: пианисты Ф. Лист, Клара Вик (Шуман), Г. Бюлов (известен также как дирижёр), К. Таузиг, Э. д'Альбер, Ф. Бузони, А. Шнабель, В. Гизекинг и др.; скрипачи Л. Шпор, Ф. Давид, И. Иоахим, А. Вильгельми и др.; певицы В. Шрёдер-Девриент, Г. Зонтаг, Л. Леман и др.; певец А. Ниман и др.; дирижёры К. М. Вебер, Ф. Мендельсон-Бартольди, Р. Вагнер, Г. Малер, Ф. Мотль, А. Никиш, Ф. Вейнгартнер, Р. Штраус, О. Фрид, Б. Вальтер, О. Клемперер, В. Фуртвенглер, Ф. Буш, Л. Блех, Г. Абендрот, Ф. Конвичный, Г. Караян, К. Зандерлинг и др.
         Среди видных музыковедов Г. — М. Преториус, И. Маттезон, А. Б. Маркс, Ф. Кризандер, О. Ян, Ф. Шпитта, Р. Эйтнер, Г. Кречмар, Г. Аберт, А. Шеринг, К. Закс и др.
         Лучшие оркестровые и хоровые коллективы Г.: симфонический оркестр при Гевандхаузе в Лейпциге (создан 1743), Берлинский филармонический оркестр (создан 1882), берлинская «Певческая академия» (создана 1791).
         Ведущими немецкими оперными театрами в Г. были: Дрезденская опера (создана в 1667); оперный театр в Веймаре (создан в конце 17 в.); Немецкая государственная опера (основана 1742), оперный театр А. Кролля (основан 1850) в Берлине и др.; Лейпцигская опера (основана 1693), «Байрёйтский театр» (построен в 1872—76) и др.
         Лит.: Материалы и документы по истории музыки, под ред. М. В. Иванова-Борецкого, т. 2, М., 1934; Ливанова Т., История западноевропейской музыки, ч. 1, 3 изд., М., 1965; Конен В., История зарубежной музыки, в. 3, 2 изд., М., 1965; Розеншильд К., История зарубежной музыки, в. 1, М., 1963; Левик Б., История зарубежной музыки, в. 2, 2 изд., М., 1966; Друскин М., История зарубежной музыки, в. 4, 3 изд.,1967; Erk L., Deutscher Liederhort, 2 Aufl., Bd 1—3, В., 1925; Friedländer М., Das deutsche Lied im 18. Jahrhundert, Bd 1—2, Stuttg., 1902; Schering A., Deutsche Musikgeschichte im Urnriss, Lpz., 1917; Vetter W., Das frühdeutsche Lied, B., 1928; его же, Das deutsche Lied seit Mozart, Bd 1—2, 2. Aufl., Tutzing, 1966; Müller-Blattau J. M., Geschichte der deutschen Musik, [B., 1938]; Preussner E., Die bürgerliche Musikkultur. Ein Beitrag zur deutschen Musikgeschichte des 18. Jahrhunderts, 2 Aufl., Kassel und Basel, 1950; Bücken E., Das deutsche Lied, Hamb., 1939; Steinitz W., Deutsche Volkslieder demokratischen Charakters aus den sechs Jahrhunderten, Bd 1—2, B., 1955—62; Knep1er G., Musikgeschichte des 19. Jahrhunderts, B., 1960—61.
         М. С. Друскин.
        
         VI. Балет
         В Г. танцы издавна были популярны на народных праздниках. В средние века они входили в состав масленичных игр, мистерий, празднеств ремесленных цехов (например, в 14—16 вв. в Нюрнберге и Франкфурте-на-Майне). Придворные балетные представления известны с начала 17 в. В 18 в. почти во всех немецких герцогствах, княжествах и свободных городах в оперных театрах работали французские и итальянские балетмейстеры. Особое место занимал Гамбург, где балет испытал влияние народного комедийного театра («гансвурстиад»). Во 2-й половине 18 в. в Штутгарте французский хореограф Ж. Ж. Новер поставил первые трагедийные балеты и издал труд «Письма о танце» (1760). В 18 в. на немецких сценах выступали О. Вестрис, П. Гардель и др. артисты балета. Музыку для балетов писали композиторы Г. Ф. Гендель, К. В. Глюк, Л. Бетховен. В 19 в. ставились романтические балеты (постановки балетмейстера П. Тальони в Берлине). К концу века немецкий балет не получил развития и превратился в развлекательное зрелище. В 20 в. под влиянием американской танцовщицы А. Дункан широко распространился «свободный танец», были выработаны свои танцевальные системы («выразительный» или «новый» художественный танец), тесно связанные с экспрессионизмом. Большое значение имели теоретические работы танцовщика и педагога Р. фон Лабана, деятельность танцовщиков М. Вигман, Х. Крёйцберга и др. В 20—30-х гг. 20 в. направление немецкого «свободного танца» примыкало к левому, демократическому театру и поставило себя на службу прогрессивному рабочему движению. Одно из наиболее значительных произведений этого времени — антивоенный балет «Зелёный стол» Ф. Коэна (1932, балетмейстер К. Йосс), который продолжают ставить многие театры. С приходом к власти фашистов развитие балета приостановилось (цензура, отсутствие серьёзного репертуара и др.). Балеты классического наследия сменились развлекательными спектаклями, часто имевшими националистическую направленность.
         Лит.: Böhme F. М., Geschichte des Tanzes in Deutschland, Tl 1—2, Lpz., 1886.
        Е. Я. Суриц.
        
         VII. Драматический театр
         Истоки немецкого театра — в народных обрядах и играх. В средние века в городах развивалось искусство бродячих актёров — Шпильманов, встречавшее сильное противодействие церкви. Основными жанрами театра были, так же как в большинстве стран Западной Европы, Литургическая драма, Мистерия, Миракль, Моралите и Фарс, принявший в Г. форму масленичной игры — фастнахтшпиля (См. Фастнахтшпиль). Постановкой масленичных игр руководили Мейстерзингеры. В 16 в. наиболее известным автором фастнахтшпилей был мейстерзингер Г. Сакс. Развивался школьный театр, представления которого устраивались в духовных учебных заведениях. С конца 16 в. в Г. выступали многочисленные труппы бродячих английских, затем верхненемецких комедиантов, оказавших значительное влияние на развитие профессионального актёрского искусства и массового демократического театра. Главным комедийным персонажем, объединявшим разнородные части спектаклей бродячих трупп, был Гансвурст. В середине 17 в. создана первая немецкая профессиональная труппа, т. н. «знаменитая банда», в которой начал деятельность актёр и антрепренёр И. Фельтен, способствовавший утверждению литературной драмы на сцене. Центрами театральной культуры были княжеские дворы. Крупнейший драматург 17 в. — А. Грифиус, отразивший в своих произведениях трагические события эпохи Тридцатилетней войны (1618—48).
         В 18 в. развитие театра и драматургии Г. протекало под влиянием идей Просвещения. Передовые деятели театра стремились использовать сцену в качестве трибуны, с которой провозглашались бы идеи национального единства, политической свободы и социальной справедливости. Обходя цензурные препятствия, они добились того, что театр занял значительное место в общественной и культурной жизни страны. Драматург И. К. Готшед и актриса К. Нейбер, осуществив ряд начинаний в области актёрского искусства и репертуара, перенесли на немецкую почву принципы французского классицистского театра. Однако задачи, выдвинутые деятелями Просвещения, требовали создания национального театра, близкого демократическим массам. Со 2-й половины 18 в. сформировался музыкально-драматический жанр — зингшпиль, тесно связанный с народной музыкальной культурой и драматургией. Большой вклад в немецкую драматургию и театральное искусство внёс великий немецкий просветитель Г. Э. Лессинг — драматург, театральный критик, основоположник реалистического направления в театре Г.; его принципы осуществлял Гамбургский национальный театр (основан 1767), актёры которого создали т. н. гамбургскую школу актёрского искусства. Её крупнейшие представители — К. Экгоф, актёр и режиссёр Ф. Л. Шредер, сблизивший театр с драматургией литературного направления 70-х гг. «Буря и натиск» (Ф. М. Клингер, Я. Ленц, Г. Л. Вагнер и др.). В поисках героического репертуара, который можно было бы противопоставить французской классицистской трагедии, Шредер утвердил на немецкой сцене произведения У. Шекспира.
         В 1777 был открыт Мангеймский национальный театр, с которым связаны постановки пьес А. В. Иффланда и А. Коцебу, отвечавших вкусам консервативного немецкого мещанства. Этот театр стал центром т. н. мангеймской школы актёрского искусства, вначале близкой реалистическим традициям Экгофа и Шредера, а с начала 19 в. уделявшей основное внимание воспроизведению бытовых черт, второстепенным деталям.
         В Веймарском театре (основан 1791), во главе которого стояли И. В. Гёте (в 1791—1817) и Ф. Шиллер (в 1799—1805), были заложены основы немецкого режиссёрского искусства, разработаны принципы актёрского ансамбля, подчинённого единому художественному замыслу. Здесь была осуществлена попытка создания монументального театра, подчиняющегося строгим нормам сценического искусства (т. н. веймарский классицизм).
         В 1-й четверти 19 в. сложилось направление романтизма. Драматурги А. и Ф. Шлегели, Л. Тик, Г. Клейст, Э. Т. А. Гофман выступали против мещанской драмы, их пьесы утверждали синтетическую природу театра. искусство крупнейших актёров-романтиков И. Флекка, Л. Девриента было исполнено непримиримости по отношению к филистерскому обществу, выражало протест против социальной несправедливости. В 30-е гг. 19 в. значительное влияние на развитие реализма в немецком театре оказала художественная практика К. Л. Иммермана, основателя и руководителя Дюссельдорфского театра (1832—1837). Революционные настроения 30-х гг. получили отражение в творчестве актёра К. Зейдельмана, которое высоко ценил К. Маркс.
         Созданию национального театра препятствовала феодальная раздробленность. Театральная жизнь по-прежнему была сосредоточена в небольших городах (Веймар, Карлсруэ, Брауншвейг и др.). Исполнительское искусство характеризовалось эклектикой, во многом объяснявшейся стойкостью классицистских и романтических традиций. Режиссёрское искусство (Э. Ф. Девриент, Ф. Дингельштедт и др.) развивалось преимущественно в области постановочной культуры. Отмена монополии придворных театров (1869) привела к росту коммерческих театральных предприятий. Широкое распространение получила система гастролей.
         Борьбу за создание спектакля, являющегося единым, согласованным во всех своих элементах сценическим произведением, вёл Мейнингенский театр (основан 1831), в котором работал (в 1866—91) видный режиссер Л. Кронек.
         Во 2-й половине 19 в. выступали актёры Т. Дёринг, А. Матковский, Л. Барнай, Э. Поссарт, разные по исполнительской манере, но в равной степени обладавшие высоким мастерством и артистической культурой.
         В 80-хгг. 19 в. в Г. начинает развиваться натурализм — новое движение в драматургии и театральном искусстве, обратившееся, вслед за Э. Золя и его последователями во Франции и др. странах, к «точному» изображению современной действительности. В 1889 в Берлине группа литераторов во главе с О. Брамом создала театр «Фрайе бюне» («Свободный театр»), поставивший целью пропаганду новой драматургии — пьес Г. Ибсена, Г. Гауптмана, Г. Зудермана, А. Хольца, И. Шлафа и др. Выдающуюся роль в истории немецкого театра сыграла постановка в театре Брама пьесы «Ткачи» Гауптмана (1894), впервые воплотившей на немецкой сцене образы восставших рабочих.
         На рубеже 19—20 вв. театральным центром становится Берлин. Здесь открылись Немецкий театр (1883), «Свободная народная сцена» (1890) и др. Произведения современной драматургии способствовали формированию творчества актёров И. Кайнца, А. Зорма, выражавших устремления немецкой интеллигенции. Особое значение приобретает искусство Немецкого театра в 1894—1904, когда под руководством Брама здесь работали лучшие немецкие актёры того времени — Кайнц, Зорма, О. Зауэр, Э. Райхер, Р. Ритнер, Э. Леман, А. Бассерман, начал деятельность режиссер М. Рейнхардт, который в 1905 возглавил театр. В театре Рейнхардта получили известность актёры Г. Эйзольдт, А. Моисеи, П. Вегенер, Э. Винтерштейн.
         В 10-е гг. 20 в. сложилось направление экспрессионизма, принципы которого утверждали драматурги В. Газенклевер, К. Штернхейм, Ф. Верфель, Э. Толлер, режиссёры Л. Йеснер, К. Х. Мартин; влияние этого направления испытали актёры В. Краус, Ф. Кортнер и др.
         Развитие драматургии и театра в 20-е гг. 20 в. в значительной степени определялось связью многих драматургов и деятелей театра с рабочим движением. Большое значение для развития революционного театра имело экспериментаторское творчество режиссера Э. Пискатора и драматургия Б. Брехта. Возникали рабочие любительские коллективы, создававшиеся по образцу советских агитпроптеатров (драматурги Ф. Вольф, Б. Брехт, режиссёры Г. Вангенхейм, М. Валлентин, актёры Э. Буш, Х. Отто и др.).
         Установление фашистской диктатуры (1933) сопровождалось жестокой расправой с прогрессивными театральными деятелями. Театральное искусство стало орудием нацистской пропаганды, ставились шовинистические пьесы, искажались классические произведения драматургии. Многие деятели театра эмигрировали, часть погибла во время войны. В 1944 театры были закрыты.
         После разгрома фашизма в трудных условиях начался процесс возрождения немецкого театра. В 1945 поставлен первый в освобожденной Г. спектакль «Натан Мудрый» Г. Э. Лессинга в Немецком театре (с участием Вегенера), гуманистический по направленности. Под руководством Вангенхейма, затем В. Лангхоффа Немецкий театр внёс ценный вклад в сохранение и обновление национальных реалистических театральных традиций, в освоение творческих принципов К. С. Станиславского. Здесь работали видные актёры и режиссёры Вегенер, Винтерштейн, Г. Грайф — бывшие участники антифашистской борьбы. В 1946 был открыт первый в Г. театр для детей «Театр дер юнген вельт» (Лейпциг). Наряду с классикой и произведения современных буржуазных прогрессивных авторов важное место в театральной жизни послевоенной Г. заняли постановки пьес М. Горького, К. С. Симонова, Вс. Вишневского, драматургия Ф. Вольфа, Б. Брехта, Э. Толлера, П. Вейзенборна. Однако вскоре развитие театрального искусства в восточной и западной частях Г. пошло разными путями: если в ГДР победила гуманистическая по направленности реалистическая театральная культура, то в ФРГ господствующее место заняли консервативные и формалистические тенденции.
         Лит.: История западноевропейского театра, под общ. ред. С. С. Мокульского, т. 1—4, М., 1956—64; Дживелегов А., Бояджиев Г., История западноевропейского театра от возникновения до 1789 г., М. — Л., 1941; Гвоздев А. А., Западноевропейский театр на рубеже XIX и ХХ столетий, Л. — М., 1939; Лацис А. Э.. Революционный театр Германии, М., 1934; Полонский Е., Фашистский театр в Германии, «Театр и драматургия», 1936, [№] 3; Martersteig G., Das deutsche Theater im neunzehnten Jahrhundert, 2 Aufl., Lpz,, 1924; Dramatureische Schriften des 18. Jahrhunderts, B., 1968; Devrient E., Geschichte der deutschen Schauspielkunst, Bd 1—2, В., 1967; Jhering Н., Von Reinhardt bis Brecht, Bd 1—3, В., 1958—61; его же. Theater der produktiven Widersprüche. 1945—1949, В. — Weimar, 1967.
         Цирк. В начале 19 в. в Г. появились странствующие (французские, итальянские, испанские, позднее и английские) цирковые труппы. Основоположником немецкого цирка является Р. Брилоф, труппа которого играла в 30-х гг. в городах Рейнской обл., а в 1835 выступила в Берлине. Он был учителем первого поколения знаменитых немецких артистов и директоров цирков: Э. Вольшлегера, В. Карре, К. Хинне, Э. Ренца, Г. Шумана. Первое место среди цирковых предпринимателей в 50—80-х гг. занимал Ренц, который открыл цирки в Берлине (1856), Гамбурге, Дрездене и др. городах. После его смерти значительную роль в цирковой жизни страны играли Г. Шуман и его сын А. Шуман, крупнейший организатор и мастер конной дрессировки. Наряду с Шуманом работал П. Буш, пантомимы которого служили шовинистско-милитаристской пропаганде перед 1-й мировой войной. Значительное место в цирковой жизни Г. занимала семья Гагенбеков, особенно К. Гагенбек. В 20—30-х гг. 20 в. большую известность получили цирковые предприятия Сарразани и Кроне.
         Лит.: Кузнецов Евг., Цирк, М. — Л., 1931.
         VIII. Кино
         В 1895 в Берлине состоялся показ нескольких короткометражных картин при помощи сконструированного братьями М. и Э. Складановскими аппарата «биоскоп»; с 1896 они показывали во многих городах Г. короткометражные документальные фильмы и снятые на киноплёнку номера варьете. Начало кинопроизводству положил О. Местер, фирма которого занимала главенствующее положение в кинематографии Г. вплоть до 1-й мировой войны. Здесь работали многие видные впоследствии режиссёры и актёры (Г. Пиль, Х. Портен, К. Фейдт, К. Фрёлих, Э. Яннингс и др.). Привлечение к работе в кино известных театральных актёров Э. Винтерштейна, А. Бассермана, П. Вегенера, М. Палленберга, драматургов А. Шницлера, Г. Гауптмана, Г. Зудермана, режиссёра М. Рейнхардта и др. способствовало дальнейшему развитию национального киноискусства. Среди лучших фильмов начала 20 в.: «Пражский студент» (1913, режиссер С. Рие), «Голем, как он пришёл в мир» (1914, режиссер Вегенер).
         В годы 1-й мировой войны 1914—18, когда Г. была отрезана от крупнейших стран, ввозивших свои фильмы (Франция, США и др.), было создано большое количество кинолент, достигнуты успехи в области производства киноплёнки и в оптической промышленности. Выпускались документальные фильмы о действиях немецких войск и игровые кинокартины на военные сюжеты. Большинство этих фильмов было проникнуто шовинизмом. Ставились также мелодрамы, комедии, детективные кинокартины, приключенческие фильмы на фантастические сюжеты, фильмы «ужасов».
         В 1917 была создана крупная производственная кинофирма «УФА», субсидировавшаяся вначале государством, а по окончании войны Немецким банком. После войны снимались главным образом исторические монументальные фильмы, многие из которых были поставлены режиссером Э. Любичем, начавшим работать в кино во время войны («Глаза мумии Ма», 1915, «Кармен», 1918, по П. Мериме, в советском прокате — «Табачница из Севильи», «Мадам Дюбарри», 1919, «Анна Болейн», 1920).
         Наиболее яркое явление немецкого киноискусства 20-х гг. — направление экспрессионизма, возникшее как ограниченный, преимущественно индивидуальный, протест против официального буржуазного искусства, проповедовавшего мещанские идеалы, против общественного строя Г., всё более тяготевшего к тоталитарности. Тяжёлое экономическое положение страны (инфляция, голод, безработица) придавали отвлечённым идеям экспрессионизма конкретный характер. Отличительные черты экспрессионистских фильмов — гротескность игры актёров, обострённость формы, сдвинутые пропорции декораций, причудливая игра светотени. Программное произведение этого направления — фильм «Кабинет доктора Калигари» (1920, режиссер Р. Вине, в главных ролях — В. Краус, К. Фейдт). Среди др. экспрессионистских фильмов: «Раскольников» (1923), «Руки Орлака» (1924, в советском прокате — «Пляска смерти») (режиссер обоих фильмов Вине), «Кабинет восковых фигур» (1925, режиссер П. Лени). В середине 20-х гг. экспрессионизм исчерпал себя, но дал толчок распространению художественных и технических приёмов, открытых мастерами этого направления.
         Почти одновременно с экспрессионистскими ставились фильмы, в центре которых был человек, бессильный противостоять судьбе, управляемой неведомыми ему законами: «Усталая смерть» (1921, в главной роли — Б. Гёцке, в советском прокате — «Четыре жизни»), «Нибелунги» (1923—24, режиссер обоих фильмов Ф. Ланг) и др. К этим фильмам примыкали кинокартины на тему борьбы человека с грозной природой: «Гора судьбы» (1923, режиссер А. Фанк, в советском прокате — «Скала смерти»), «Белый ад Пиц Палю» (1929, режиссеры Фанк и Г. В. Пабст, в советском прокате— «Пленники бледной горы») и др.
         Реалистическое киноискусство было представлено фильмами в жанре т. н. каммершпиле — камерной драмы, показывавшей жизнь мелких и средних буржуа в её бытовой повседневности. В этом жанре ставили фильмы режиссеры Л. Пик, Л. Йеснер. Наиболее полно принципы «каммершпиле» воплотились в фильме режиссера Ф. В. Мурнау «Последний человек» (1925, в главной роли — Э. Яннингс, в сов. Прокате — «Человек и ливрея»). Этот фильм о трагической зависимости «маленького человека» от законов капиталистического общества стал важным этапом в истории киноискусства. Крупным явлением в немецкой кинематографии был также критический по направленности реалистический фильм «Безрадостный переулок» (1925, режиссер Пабст, по роману Г. Беттауэра, в советском прокате — «Безрадостная улица»).
         В середине 20-х гг. немецкая кинематография оказалась в состоянии кризиса (недостаточность внутренненго кинорынка, финансовая зависимость от американских кинофирм и т. д.), выход из которого прогрессивные деятели кино видели в создании пролетарского киноискусства, свободного от влияния буржуазной идеологии. В это время были показаны советские фильмы «Броненосец „Потемкин»", «Мать», «Октябрь» и др., поставлено несколько фильмов совместно с киностудиями СССР, созданы кинокартины, отразившие воздействие передового советское кино.
         С конца 20-х гг. был выпущен ряд прогрессивных фильмов, обличающих социальное неравенство, войну. Кинокартина «Путешествие матушки Краузе в счастье» (1929, режиссер П. Ютци) была первой в немецком киноискусстве, поднимавшей актуальные проблемы жизни рабочего класса, фильм «Куле Вампе» (1932, режиссер З. Дудов) призывал к пролетарской солидарности. Лучшая среди антивоенных кинолент — «Ничья земля» (1930, режиссер В. Тривас). Экранизировались произведения некоторых современных писателей-реалистов: «Голубой ангел» (1930, по роману Г. Манна, режиссер Дж. Штернберг), «Цианистый калий» (1930, по пьесе Ф. Вольфа, режиссер Х. Тинтнер), «Берлин — Александерплац» (1931, по роману А. Дёблина, режиссер Ютци).
         После установления фашистской диктатуры (1933) немецкая кинематография была полностью поставлена под контроль государства, из Г. эмигрировала большая группа ведущих кинодеятелей, отказавшихся сотрудничать с нацистами. В годы, предшествовавшие 2-й мировой войне, и во время войны ставились фильмы, в которых провозглашались идеи фашистского правопорядка, и откровенно развлекательные фильмы. Немногие кинокартины характеризовались высоким художественным уровнем: «Романс в миноре» (1943), «Улица «Большая свобода», 7» (1944) (режиссер обоих фильмов Х. Кёйтнер). После 2-й мировой войны начался новый этап в развитии киноискусства Восточной Г. Были восстановлены разрушенные киностудии, в 1946 создана студия «ДЕФА» (Бабельсберг, близ Берлина). В этом же году выпущен первый игровой фильм «Убийцы среди нас» (режиссер В. Штаудте, в советском прокате — «Они не скроются»). Укрепилась производственная база, увеличилось количество выпускаемых фильмов. Среди кинокартин 2-й половины истории, 40-х гг. — «Брак в тени» (1947), «Пёстроклетчатые» (1949) (режиссер обоих фильмов К. Метциг), «Дело Блюма» (1948, режиссер Э. Энгель), «Хлеб наш насущный» (1949, З. Дудов), «Ротация» (1949, режиссер Штаудте, в советском прокате — «Коричневая паутина»), «Бобровая шуба» (1949, режиссер Энгель, по пьесе Г. Гауптмана).
         В Западной Г. фильмы первых лет ставились на тему о фашизме: «В те дни» (1947, режиссер Х. Кёйтнер), «Между вчера и завтра» (1947, режиссер Х. Браун), «Долог путь» (1948, режиссер Х. Б. Фредерсдорф) и др. Но на дальнейшем развитии кино Западной Г. пагубно отразилась тесная связь западно-германского империализма с американским финансовым капиталом.
        Лит.: Kurtz R., Expressionismus und Film, B., 1926; Kracauer S., From Caligari to Hitler, N. Y., 1959; Lebendige Leinwand, B., 1958.
        Кадр из фильма «Куле Вампе». Реж. З. Дудов. 1932.
        Кадр из фильма «Куле Вампе». Реж. З. Дудов. 1932.
        Кадр из фильма «Трёхгрошовая опера». Реж. Г. В. Пабст. 1931.
        Кадр из фильма «Трёхгрошовая опера». Реж. Г. В. Пабст. 1931.
        Кадр из фильма «Последний человек» Реж Ф. В. Мурнау. 1925.
        Кадр из фильма «Последний человек» Реж Ф. В. Мурнау. 1925.
        Кадр из фильма «Усталая смерть». Реж. Ф. Ланг. 1921.
        Кадр из фильма «Усталая смерть». Реж. Ф. Ланг. 1921.
        Кадр из фильма «Кабинет доктора Калигари». Реж. Р. Вине. 1920.
        Кадр из фильма «Кабинет доктора Калигари». Реж. Р. Вине. 1920.
        Сцена из балета «Празднество». Труппа М. Вигман. 1927—28.
        Сцена из балета «Празднество». Труппа М. Вигман. 1927—28.
        Сцена из оперы «Оберон» К. М. Вебера. Мюнхенская опера. Ок. 1835.
        Сцена из оперы «Оберон» К. М. Вебера. Мюнхенская опера. Ок. 1835.
        Сцена из спектакля «Натан Мудрый» Г. Э. Лессинга. Немецкий театр. 1945.
        Сцена из спектакля «Натан Мудрый» Г. Э. Лессинга. Немецкий театр. 1945.
        Сцена из спектакля «Фауст» И. В. Гёте. Немецкий театр. Берлин. 1913.
        Сцена из спектакля «Фауст» И. В. Гёте. Немецкий театр. Берлин. 1913.
        Сцена из спектакля «Буря над Готландом» Э. Белька. Театр «Фольксбюне». Берлин. 1927.
        Сцена из спектакля «Буря над Готландом» Э. Белька. Театр «Фольксбюне». Берлин. 1927.
        Сцена из спектакля «Газ II» Г. Кайзера. «Шиллер-театр». Берлин. 1928.
        Сцена из спектакля «Газ II» Г. Кайзера. «Шиллер-театр». Берлин. 1928.
        Сцена из спектакля Э. Райхер в роли Анзорге («Ткачи» Г. Гауптмана). Немецкий театр. Берлин. 1894.
        Сцена из спектакля Э. Райхер в роли Анзорге («Ткачи» Г. Гауптмана). Немецкий театр. Берлин. 1894.
        Сцена из спектакля «Двенадцатая ночь» У. Шекспира. Дюссельдорфский театр. 1840.
        Сцена из спектакля «Двенадцатая ночь» У. Шекспира. Дюссельдорфский театр. 1840.
        И. Г. Шадов. «Кронпринцесса Луиза и принцесса Фридерика». Мрамор. 1795. Национальная галерея. Берлин.
        И. Г. Шадов. «Кронпринцесса Луиза и принцесса Фридерика». Мрамор. 1795. Национальная галерея. Берлин.
        А. Шлютер. Памятник курфюрсту Фридриху Вильгельму в Берлине. Бронза. 1696—1703.
        А. Шлютер. Памятник курфюрсту Фридриху Вильгельму в Берлине. Бронза. 1696—1703.
        X. Хольбейн Младший. Портрет Эразма Роттердамского. 1523. Лувр. Париж.
        X. Хольбейн Младший. Портрет Эразма Роттердамского. 1523. Лувр. Париж.
        Т. Рименшнейдер. Статуя Адама. Камень. 1491—93. Майнско-Франконский музей. Вюрцбург.
        Т. Рименшнейдер. Статуя Адама. Камень. 1491—93. Майнско-Франконский музей. Вюрцбург.
        Т. Рименшнейдер. Статуя Евы. Камень. 1491—93. Майнско-Франконский музей. Вюрцбург.
        Т. Рименшнейдер. Статуя Евы. Камень. 1491—93. Майнско-Франконский музей. Вюрцбург.
        А. Дюрер. «Мария с младенцем». 1512. Художественно-исторический музей. Вена.
        А. Дюрер. «Мария с младенцем». 1512. Художественно-исторический музей. Вена.
        А. Крафт. «Весовщик». Камень. 1497. Рельеф на стене здания городских весов. Нюрнберг.
        А. Крафт. «Весовщик». Камень. 1497. Рельеф на стене здания городских весов. Нюрнберг.
        Л. Кранах. «Распятие». 1503. Старая пинакотека. Мюнхен.
        Л. Кранах. «Распятие». 1503. Старая пинакотека. Мюнхен.
        «Маркграф Эккехард и его жена Ута». Камень. Ок. 1250—60. Собор в Наумбурге.
        «Маркграф Эккехард и его жена Ута». Камень. Ок. 1250—60. Собор в Наумбурге.
        С. Лохнер. «Богоматерь в беседке из роз». 1440-е гг. Музей Вальраф-Рихарц. Кёльн.
        С. Лохнер. «Богоматерь в беседке из роз». 1440-е гг. Музей Вальраф-Рихарц. Кёльн.
        «Пророки». Камень. Ок. 1230. Ограда Георгиевского хора собора в Бамберге.
        «Пророки». Камень. Ок. 1230. Ограда Георгиевского хора собора в Бамберге.
        «Евангелист Лука». Миниатюра из «Евангелия Оттона III». Ок. 990. Баварская государственная библиотека. Мюнхен.
        «Евангелист Лука». Миниатюра из «Евангелия Оттона III». Ок. 990. Баварская государственная библиотека. Мюнхен.
        Э. Бардах. «Голод». Гипс. Ок. 1934. Германская академия искусств. Берлин.
        Э. Бардах. «Голод». Гипс. Ок. 1934. Германская академия искусств. Берлин.
        М. Либерман. «Женщина с козами». 1890. Новая галерея. Мюнхен.
        М. Либерман. «Женщина с козами». 1890. Новая галерея. Мюнхен.
        О. Нагель. «Вооружённые рабочие». 1931.
        О. Нагель. «Вооружённые рабочие». 1931.
        Ф. Марк. «Башня синих лошадей». 1913.
        Ф. Марк. «Башня синих лошадей». 1913.
        В. Лейбль. «Прядильщица». 1892. Музей изобразительных искусств. Лейпциг.
        В. Лейбль. «Прядильщица». 1892. Музей изобразительных искусств. Лейпциг.
        X. Маре. «Свадьба». Средняя часть триптиха «Сватовство». 1885—87. Новая галерея. Мюнхен.
        X. Маре. «Свадьба». Средняя часть триптиха «Сватовство». 1885—87. Новая галерея. Мюнхен.
        А. Менцель. «Комната с балконом». 1845. Национальная галерея. Берлин.
        А. Менцель. «Комната с балконом». 1845. Национальная галерея. Берлин.
        К. Д. Фридрих. «Двое, созерцающие луну». 1819—20. Картинная галерея. Дрезден.
        К. Д. Фридрих. «Двое, созерцающие луну». 1819—20. Картинная галерея. Дрезден.
        Ф. О. Рунге. Портрет родителей. 1806. Кунстхалле. Гамбург.
        Ф. О. Рунге. Портрет родителей. 1806. Кунстхалле. Гамбург.
        Надвратная капелла в Лорше (Гессен). Ок. 763—774.
        Надвратная капелла в Лорше (Гессен). Ок. 763—774.
        Гинрих из Брунсберга. Ратуша в Тангермюнде (округ Магдебург). Ок. 1430.
        Гинрих из Брунсберга. Ратуша в Тангермюнде (округ Магдебург). Ок. 1430.
        Дом гильдии мясников в Хильдесхейме (Нижняя Саксония). 1529.
        Дом гильдии мясников в Хильдесхейме (Нижняя Саксония). 1529.
        Б. Нёйман. Паломническая церковь в Фирценхейлигене (Бавария). 1743—71.
        Б. Нёйман. Паломническая церковь в Фирценхейлигене (Бавария). 1743—71.
        Собор в Лимбурге (Гессен). Ок. 1230—35.
        Собор в Лимбурге (Гессен). Ок. 1230—35.
        Церковь Анненкирхе в Аннаберг-Буххольце (округ Карл-Маркс-Штадт). 1499—1525.
        Церковь Анненкирхе в Аннаберг-Буххольце (округ Карл-Маркс-Штадт). 1499—1525.
        Я. Вольф. Дом Пеллера в Нюрнберге. 1602—07. Двор.
        Я. Вольф. Дом Пеллера в Нюрнберге. 1602—07. Двор.
        Г. В. Кнобельсдорф. Дворец Сан-Суси в Потсдаме. 1745—47.
        Г. В. Кнобельсдорф. Дворец Сан-Суси в Потсдаме. 1745—47.
        В. Гропиус. Фабрика «Фагус» в Альфельде (Нижняя Саксония). 1911.
        В. Гропиус. Фабрика «Фагус» в Альфельде (Нижняя Саксония). 1911.
        К. Ф.Шинкель. Старый музей в Берлине. 1824—1828.
        К. Ф.Шинкель. Старый музей в Берлине. 1824—1828.
        Э. Мендельзон. Астрофизическая лаборатория (Башня Эйнштейна) в Потсдаме. 1920—21.
        Э. Мендельзон. Астрофизическая лаборатория (Башня Эйнштейна) в Потсдаме. 1920—21.
        Отправка немецких войск на фронт. Рис. А. Либинга. 1914.
        Отправка немецких войск на фронт. Рис. А. Либинга. 1914.
        Фридрих Энгельс на баррикадах в Эльберфельде. Май 1849. Гравюра 19 в.
        Фридрих Энгельс на баррикадах в Эльберфельде. Май 1849. Гравюра 19 в.
        Баррикада в Мангейме. Апрель 1848. Гравюра 19 в.
        Баррикада в Мангейме. Апрель 1848. Гравюра 19 в.
        В концентрационном лагере Бухенвальд.
        В концентрационном лагере Бухенвальд.
        «Миллионы стоят за мной» (смысл гитлеровского приветствия). Фотокарикатура Дж. Хартфилда. Октябрь 1932.
        «Миллионы стоят за мной» (смысл гитлеровского приветствия). Фотокарикатура Дж. Хартфилда. Октябрь 1932.
        Сожжение Вальденбургского помещичьего замка крестьянами 5 апреля 1848. Гравюра 19 в.
        Сожжение Вальденбургского помещичьего замка крестьянами 5 апреля 1848. Гравюра 19 в.
        Будущее Германии после объединения вокруг юнкерско-милитаристской Пруссии. Карикатура Э. Фукса. 1870.
        Будущее Германии после объединения вокруг юнкерско-милитаристской Пруссии. Карикатура Э. Фукса. 1870.
        Вооружённые рабочие и солдаты на ул. Унтер-ден-Линден в Берлине. 9 ноября 1918.
        Вооружённые рабочие и солдаты на ул. Унтер-ден-Линден в Берлине. 9 ноября 1918.
        Сожжение книг фашистами на одной из площадей Берлина. 1933.
        Сожжение книг фашистами на одной из площадей Берлина. 1933.
        Выступление Э. Тельмана на демонстрации в Лейпциге. 1930.
        Выступление Э. Тельмана на демонстрации в Лейпциге. 1930.
        Выступление К. Либкнехта перед демонстрацией солдат в знак солидарности с Советской Россией. Берлин. 4 января 1919.
        Выступление К. Либкнехта перед демонстрацией солдат в знак солидарности с Советской Россией. Берлин. 4 января 1919.
        Шахтёры приветствуют А. Хениске — инициатора движения активистов труда в восточной части Германии. 1948.
        Шахтёры приветствуют А. Хениске — инициатора движения активистов труда в восточной части Германии. 1948.
        «Время господ кончилось». Демонстрация крестьян в поддержку земельной реформы в восточной части Германии.
        «Время господ кончилось». Демонстрация крестьян в поддержку земельной реформы в восточной части Германии.
        Листовка немецких антифашистов. Подпись: Heil Beil! («Да здравствует топор!», перефразировка фашистского приветствия («Хайль Гитлер!»).
        Листовка немецких антифашистов. Подпись: Heil Beil! («Да здравствует топор!», перефразировка фашистского приветствия («Хайль Гитлер!»).
        Надписи советских бойцов на стенах рейхстага в Берлине. 1945.
        Надписи советских бойцов на стенах рейхстага в Берлине. 1945.
        Г. Кольбе. «Танцовщица». Бронза. 1911—1912. Национальная галерея. Берлин.
        Г. Кольбе. «Танцовщица». Бронза. 1911—1912. Национальная галерея. Берлин.
        П. Корнелиус. «Апокалиптические всадники». Картон. Ок. 1843. Национальная галерея. Берлин.
        П. Корнелиус. «Апокалиптические всадники». Картон. Ок. 1843. Национальная галерея. Берлин.
        А. Хильдебранд. «Юноша». Мрамор. 1884. Национальная галерея. Берлин.
        А. Хильдебранд. «Юноша». Мрамор. 1884. Национальная галерея. Берлин.
        Сосуд для «святой воды» работы Ф. А. Бустелли. Нимфенбургская фарфоровая мануфактура. 1763. Баварский национальный музей. Мюнхен.
        Сосуд для «святой воды» работы Ф. А. Бустелли. Нимфенбургская фарфоровая мануфактура. 1763. Баварский национальный музей. Мюнхен.
        Кубок «наутилус» работы В. Ямницера. Перламутр, серебро. Ок. 1570. Сокровищница резиденции. Мюнхен.
        Кубок «наутилус» работы В. Ямницера. Перламутр, серебро. Ок. 1570. Сокровищница резиденции. Мюнхен.
        Деталь сидений хора из Вассенберга. Дерево. Конец 13 в. Музей Шнютгена. Кельн.
        Деталь сидений хора из Вассенберга. Дерево. Конец 13 в. Музей Шнютгена. Кельн.
        Д. Н. Ходовецкий. «Общество за столом». Рисунок 113 серии «Поездка в Данциг». 1773.
        Д. Н. Ходовецкий. «Общество за столом». Рисунок 113 серии «Поездка в Данциг». 1773.
        Замок Эльц (земля Рейнланд-Пфальц). 13—16 вв.
        Замок Эльц (земля Рейнланд-Пфальц). 13—16 вв.
        Дж. Хартфилд. «Тельман». Фотомонтаж. 1934.
        Дж. Хартфилд. «Тельман». Фотомонтаж. 1934.
        Кукла-щелкунчик. Дерево. Тюрингия. 19 в. Баварский национальный музей. Мюнхен.
        Кукла-щелкунчик. Дерево. Тюрингия. 19 в. Баварский национальный музей. Мюнхен.
        Э. Барлах. Голова парящего ангела для «Памятника павшим» в соборе в Гюстрове (портрет Кете Кольвиц). Тонированный гипс. 1927. Собрание Ф. Б. Хенкеля. Берлин.
        Э. Барлах. Голова парящего ангела для «Памятника павшим» в соборе в Гюстрове (портрет Кете Кольвиц). Тонированный гипс. 1927. Собрание Ф. Б. Хенкеля. Берлин.
        Ж. Грос. «Как должен выглядеть Государственный суд». 1921. Литография.
        Ж. Грос. «Как должен выглядеть Государственный суд». 1921. Литография.
        К. Кольвиц. «Вдова». Гравюра на дереве. 1923.
        К. Кольвиц. «Вдова». Гравюра на дереве. 1923.
        Восставшие крестьяне штурмуют монастырь. Из хроники 16 в.
        Восставшие крестьяне штурмуют монастырь. Из хроники 16 в.
        Добыча руды. Фрагмент алтаря церкви Анненкирхе в Аннабергс (Саксония). Художник Х. Хессе. 1521.
        Добыча руды. Фрагмент алтаря церкви Анненкирхе в Аннабергс (Саксония). Художник Х. Хессе. 1521.
        Избрание германского короля курфюрстами. Миниатюра 14 в.
        Избрание германского короля курфюрстами. Миниатюра 14 в.
        Рабочие и ремесленники взламывают ворота арсенала в Берлине 14 июня 1848. Гравюра 1848.
        Рабочие и ремесленники взламывают ворота арсенала в Берлине 14 июня 1848. Гравюра 1848.
        Гамбахское празднество 27 мая 1832. Гравюра 19 в.
        Гамбахское празднество 27 мая 1832. Гравюра 19 в.
        К. Маркс и Ф. Энгельс — основоположники научного коммунизма. Рис. Н. Жукова.
        К. Маркс и Ф. Энгельс — основоположники научного коммунизма. Рис. Н. Жукова.
        Германия в 10 — середине 13 вв.
        Германия в 10 — середине 13 вв.
        Революционное движение в Германии в 1476—1535 гг.
        Революционное движение в Германии в 1476—1535 гг.
        Освободительное движение в Германии против наполеоновского господства (1807—1813).
        Освободительное движение в Германии против наполеоновского господства (1807—1813).
        Революционный подъём в Германии в конце 1918—1923 гг.
        Революционный подъём в Германии в конце 1918—1923 гг.
        Движение сопротивления в Германии в 1939—1945.
        Движение сопротивления в Германии в 1939—1945.
        Одо из Меца. Дворцовая капелла в Ахене. До 798—805. Разрез.
        Одо из Меца. Дворцовая капелла в Ахене. До 798—805. Разрез.
        
        
        

Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.

Синонимы:

Смотреть что такое "Германия" в других словарях:

  • Германия — Федеративная Республика Германии (ФРГ), гос во в Центр. Европе. Германия (Germania) как территория, заселенная герм, племенами, впервые упоминается Пифеем из Массалии в IV в. до н. э. Позже название Германия использовалось для обозначения рим.… …   Географическая энциклопедия

  • Германия — Германия. Замок Кенингштайн, Саксония. ГЕРМАНИЯ (Федеративная Республика Германия), государство в Центральной Европе, омывается Северным и Балтийским морями. Площадь 357 тыс. км2. Население 80,3 млн. человек, в том числе 94% немцы. Официальный… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • Германия — Германия, Дрезден. Германия, Дрезден. Германия () государство в Центральной Европе. Площадь 357 тыс.кв. км. Население 81,8 млн. человек. Столица Берлин (; перевод парламента и правительства из Бонна в Берлин должен осуществиться до 2000 г.). В… …   Энциклопедический словарь «Всемирная история»

  • германия — неметчина, ФРГ, третий рейх Словарь русских синонимов. Германия Неметчина (устар.) Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011 …   Словарь синонимов

  • ГЕРМАНИЯ — ГЕРМАНИЯ. Площадь Г. 468.746 кв. км. Население на 16 июня 1925 г. 63.178.619 чел. (30.583.823 мужч. и 32.594.796 женщ.), против 64.925.993ч. в 1910 г. Плотность населения 134,24 на 1 кв. км в 1925 году (против 124,19 в 1910 г. и 127,16 в 1919 г.) …   Большая медицинская энциклопедия

  • Германия —         (лат. Germania, нем. Deutschland) roc во в Европе (со столицей в г. Берлин), существовавшее до конца 2 й мировой войны 1939 45.          История освоения минеральных ресурсов. Древнейшие свидетельства использования камня в Г. для… …   Геологическая энциклопедия

  • Германия —         (Deutschland), государство в Центральной Европе, существовавшее до конца второй мировой войны 1939 45. На территории Германии найдены памятники искусства палеолита (резные женские статуэтки, фигурки животных), неолита (керамика, фигурки… …   Художественная энциклопедия

  • ГЕРМАНИЯ — Немецкое государство, получившее свое название от имени полководца Германа (Herman, Heriman), разбившего римские легионы в Тевтобургском лесу. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910 …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Германия — (Germany), гос во в Центр. Европе. Терр. Г. была первоначально заселена племенами тевтонов, к рых Юлий Цезарь отбросил за Рейн в 58 г. до н.э. После распада Римской империи здесь возникли восемь герм, королевств, но в 8 в. Карл Великий подчинил… …   Всемирная история

  • Германия — У этого термина существуют и другие значения, см. Германия (значения). Эта статья обо всей истории Федеративной Республики Германия; о периоде истории до 1990 года см.: Западная Германия. Федеративная Республика Германия Bundesrepublik… …   Википедия

  • Германия — (Deutschland) Государство Германия, история и развитие Германии, политическое и экономическое устройство Информация о государстве Германия, история возникновения и развития Германии, политическое и экономическое устройство Содержание… …   Энциклопедия инвестора

Книги

  • Германия, Jesse Russell. Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Внимание! Книга представляет собой набор материалов из Википедии и/или других online-источников.High… Подробнее  Купить за 1001 руб
  • Германия, . "При виде дюн северного побережья Германии, её таинственных лесов, чистейших речных долин, бескрайних виноградников самого сердца Центральной Германии и невероятного великолепия Альпийских… Подробнее  Купить за 712 руб
  • Германия, Юлия Алексеева, Александр Хропов, Елена Андреева. Германия - это красивая и величественная страна. Ее насыщенная история до сих пор поражает многих историков. Германия - это родина многих самых выдающихся и гениальных людей. Достаточно… Подробнее  Купить за 687 руб
Другие книги по запросу «Германия» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»