Просвещение

Просвещение
I Просвеще́ние
        идейное течение эпохи перехода от феодализма к капитализму, связанное с борьбой нарождавшейся буржуазии и народных масс против феодализма. В ряде стран Западной Европы (где П. распространилось в 18 в., а частично, например в Англии, и в 17 в.) движение это было настолько широким и влиятельным, что уже у его современников возникло представление о пришедшей на смену «мрачному средневековью» эпохе Просвещения (французское siècles des lumières, немецкое Zeit der Aufkiärung, английское Age of Enlightenment). Термин «П. встречается у Вольтера, И. Гердера и др.; он окончательно утвердился после статьи И. Канта «Что такое Просвещение?» (1784). Историческая и философская наука 19 в. стала характеризовать П. как эпоху безграничной веры в человеческий разум («век разума», «век философов»), в возможность перестроить общество на разумных основаниях, как эру крушения теологического догматизма, торжества науки над средневековой схоластикой и церковным мракобесием. К. Маркс и Ф. Энгельс показали, что П. является этапом в истории антифеодальной идеологии, они различали в П. его идеологическую форму и стоящее за ней социальное, классовое содержание. Исходя из этого, марксистская наука расширила объём понятия П., в которое наряду с узкорационалистическими доктринами стали включать и другие антифеодальные идейные течения эпохи (например, руссоизм; движение «Бури и натиска» в Германии). В. И. Ленин в статье «От какого наследства мы отказываемся?» (1897), характеризуя прогрессивное направление домарксистской общественной мысли, впервые показал, что П. имело место не только в Западной Европе, но и в России. Современные советские исследователи, изучая проблемы П., привлекают материал, касающийся не только П. в западно-европейских странах и в Северной Америке, но и аналогичных идейных движений в странах Восточной Европы, Востока, рассматривая, т. о., П. не как локальное, а как всемирно-историческое явление.
         Наряду с термином «П.» употребляется термин «просветительство» как однозначный ему; иногда эти понятия разграничивают, причём одни учёные считают более широким понятие «просветительство», другие — «П.». Встречается в литературе и понимание просветительства как «сниженного», неполного варианта П., а также как идейного течения «вторичного» порядка (т. е. возникшего в некоторых странах под влиянием идей западноевропейского П.).
         Просвещение в странах Западной Европы и в Северной Америке. Идеология П. возникла в условиях кризиса феодальной системы, появления в её недрах капиталистических производственных отношений, порождающих новые общественные противоречия и формы классовой борьбы.
         Западноевропейское П. многими нитями было связано с Возрождением. Это признавали и подчёркивали сами просветители. Они унаследовали от деятелей Ренессанса гуманистические идеалы, преклонение перед античностью, исторический оптимизм, свободомыслие. Как первые, так и вторые производили переоценку прежних ценностей, ставили под сомнение старые (феодальные церковные) догмы, традиции и авторитеты, Однако идеология П. возникла на более зрелой стадии формирования капиталистического уклада и антифеодальной борьбы. Поэтому просветительская критика феодализма была острее и глубже ренессансной, затрагивала всю структуру общества и государства. «... В XVIII веке буржуазия достаточно окрепла для того, чтобы создать собственную идеологию, соответствующую ее классовому положению...» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21, с. 294). Идеологи П. поставили вопрос о практическом устройстве будущего общества, считая краеугольным его камнем политическую свободу и гражданское равенство, поэтому их критика была направлена не только против деспотизма церкви, но и против деспотизма абсолютной монархии. Они выступали против всего феодального строя с его системой сословных привилегий, В. И. Ленин отмечал одушевление просветителей «... горячей враждой к крепостному праву и всем его порождениям в экономической, социальной и юридической области» (Полное собрание соч., 5 изд., т. 2, с. 519). Идеология П. становилась активным фактором, помогавшим расшатывать старый, феодальный строй, П. (особенно во Франции) было прямой идеологической подготовкой буржуазной революции — деятели П. «... просвещали головы для приближавшейся революции...» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20, с. 16). В эпоху П. передовые антифеодальные идеи перестали быть достоянием узкого круга идеологов. Значительно возросло число книг, брошюр, памфлетов, листовок (в т. ч. и запрещённых), пропагандировавших просветительские идеи и обращенных к широкому демократическому читателю. Эпоху П. в Западной Европе предваряет широко развернувшийся в 17 в. общий прогресс реальных знаний, необходимых для нужд материального производства, торговли и мореплавания. Научная деятельность Т. Гоббса, Р. Декарта, Г. В. Лейбница, И. Ньютона, Б. Спинозы и голландских картезианцев (см. Картезианство) знаменовала важный этап в освобождении науки от духовной власти религии, бурный рост точных и естественных наук — физики, математики, механики, астрономии, становление материализма нового времени (хотя и в его метафизической, механистической форме и только в объяснении природы). Научно-технический прогресс сопутствовал и способствовал формированию антифеодальной идеологии.
         Ею проникнуты были философские воззрения просветителей, формировавшиеся в соответствии с наукой того времени. Многие просветители развивали материалистические учения о материи как единственной реальности, обладающей бесконечным разнообразием свойств. В полемике с теистическим учением (см. Теизм) о сотворении мира богом они рассматривали природу как изначально организованное целое, связанное цепью естественных причинно-следственных связей и законов. В теории познания было развито сенсуалистическое направление (см. Сенсуализм), отрицавшее существование врождённых идей (См. Врождённые идеи) (включая идею бога), а источником человеческого знания считавшее ощущения, восприятия (результат воздействия на человека внешнего мира). Оставаясь в основном в рамках механистического и метафизического материализма, материалисты эпохи П. (прежде всего французские) в ряде важных вопросов подошли к диалектическому пониманию природы. Они впервые в истории философии сделали из материализма атеистические и социально-политические выводы, направленные против феодального мировоззрения и общественного строя.
         Феодально-религиозным догмам о божественном происхождении монархической власти и всех феодальных установлений просветители противопоставили рационалистические теории общества и государства, морали и даже самой религии (Деизм, идея «естественной религии», религии разума).
         С культом разума связано стремление просветителей подчинить идеальному, разумному началу и общественный строй, государственные учреждения (которым надлежало, по их мнению, заботиться об «общем благе»), и жизнь людей (общественные нравы и обычаи). Феодальный строй и его институты расценивались как «неестественные», «неразумные». В вопросах общественного развития просветители были идеалистами; их теории, базировавшиеся на абстрактных представлениях о неизменной человеческой природе, о «человеке вообще», отличались антиисторизмом и метафизичностью. Но в тех условиях эти теории, в частности теория естественного права (См. Естественное право), исходившая из представления о прирождённом равенстве людей, идеологически обосновывали требования демократических свобод. Против феодально-абсолютистского государства была направлена теория общественного договора (См. Общественный договор), согласно которой государство представляло собой не божественное установление, а институт, возникший путём заключения договора между людьми; эта теория давала право народу лишить власти государя, нарушающего условия договора, плохо охраняющего естественные права граждан. Некоторые из просветителей возлагали надежды на «просвещённого монарха», рассчитывая, что абсолютизм, уже лишивший политической независимости феодал-сеньоров, осуществивший преобразования, направленные на ликвидацию провинциальной обособленности и установление политического единства нации, в дальнейшем проведёт необходимые буржуазные реформы, — возникла идея просвещённого абсолютизма (См. Просвещенный абсолютизм). Однако та часть просветителей, которая в большей мере представляла интересы народа, шла значительно дальше, отстаивая идеи народного суверенитета и демократической республики.
         В области экономики большинство просветителей считали нормальным соревнование частных интересов, требовали введения свободы торговли, правовых гарантий частной собственности от феодальных ограничений и произвола (с П. связаны экономические теории физиократов (См. Физиократы) и др. направлений классической буржуазной политической экономии (См. Классическая буржуазная политическая экономия)).
         Оружием борьбы с феодальным мировоззрением была для деятелей П. и история, которую они рассматривали как «школу морали и политики». Для просветительских взглядов на историю наиболее характерны: изгнание теологии из объяснения исторического процесса; резко отрицательное отношение к средним векам (которые объявлялись эпохой невежества, фанатизма, религиозных предрассудков, тирании); преклонение перед античностью (здесь просветители искали подтверждения своих идеалов); исторический оптимизм, вера в прогресс, рассматривавшийся как поступательное развитие культуры, торговли, промышленности, техники; всемирно-исторический подход, представление о человечестве как едином целом, признание закономерного характера исторического развития (подчинённого определённым «естественным законам»).
         В соответствии со всей системой взглядов просветителей, с верой в великую преобразующую силу разума находилось их особое внимание к проблемам воспитания. Они не только беспощадно критиковали пережитки средневековой системы воспитания, но и внесли новые принципы в педагогическую науку (Дж. Локк, К. А. Гельвеций, Д. Дидро, Ж. Ж. Руссо, позднее швейцарский педагог-демократ И. Г. Песталоцци и др.) — идеи решающего влияния среды на воспитание, природного равенства способностей, необходимости соответствия воспитания человеческой природе, естественным склонностям ребёнка, требование реального образования и др.
         Деятели П. противопоставляли христианско-религиозной морали с присущей ей идеей отрешения от мирских благ и безусловного подчинения индивида церковно-феодальной иерархии идеи эмансипации личности, раскрепощения её от уз феодальной морали, религии, сословных и иных ограничений, индивидуалистические теории «разумного эгоизма», мораль, основанную на здравом смысле (См. Здравый смысл). Но в эту же эпоху (особенно накануне Великой французской революции) получили развитие и иные этические и гуманистические принципы — возникла идея новой гражданственности, требовавшей самоограничения личности, дисциплинирования индивида в духе революционной морали, — благо государства, республики ставится выше блага отдельного человека.
         Не только философия П., взгляды на историю, политику, мораль, но и эстетические воззрения просветителей, их художественное творчество складывались в единую систему, пронизанную отрицанием феодальной идеологии, духом борьбы за раскрепощение личности. Идеология П. находила выражение в разных художественных направлениях литературы, изобразительного искусства: просветительском Классицизме, просветительском Реализме, Сентиментализме (который многими гранями соприкасался с просветительским реализмом); ни одно из них не стало направлением, единственно выражавшим эпоху, в большинстве случаев они сосуществовали. Но все эти художественные направления несли просветительскую идейную нагрузку. Для них было характерно утверждение некой нормы и отрицание всего, что её нарушает или искажает. Просветительский реализм исходил из нормы, устанавливаемой разумом, нарушение её обличалось или высмеивалось в сатирических жанрах литературы, утверждение же нормы (определённого этического или общественного идеала) олицетворялось в образах положительных героев семейно-бытового романа, т. н. мещанской драмы (См. Мещанская драма). Для сентименталистов нормой человеческого поведения было «естественное», поэтому они признавали приоритет не разума, а чувства, что было своеобразной формой протеста против сословных предрассудков, политического насилия и иных форм нарушения нормы (естественных прав). Эстетика просветительского классицизма ставила проблему конфликта между идеалом человека и его реальным образом; «добрая природа» человека противопоставлялась человеку «социальному», «продукту среды», нарушающему этическую норму (идеал). Для писателей эпохи П. характерно стремление приблизить литературу к жизни, превратить её в действенный фактор, преобразующий общественные нравы. Литературу П. отличало ярко выраженное публицистическое, пропагандистское начало; она несла высокие гражданские идеалы, пафос утверждения положительного героя и т.д. В наиболее выдающихся произведениях просветительской художественной литературы известная ограниченность просветительского мышления, дидактичность, назидательность преодолевались. Яркие образцы просветительской художественной литературы дали Вольтер, Руссо, Дидро, П. О. К. Бомарше (Франция), Г. Э. Лессинг, молодые И. В. Гёте и Ф. Шиллер (Германия), С. Ричардсон, Г. Филдинг, Т. Дж. Смоллетт, Р. Б. Шеридан (Англия) и многие др. Ведущую роль среди литературных жанров играли сатирический и семейно-бытовой роман, «роман воспитания», сатирико-нравоучительный.
         Основными направлениями в изобразительном искусстве этой эпохи были классицизм, обретший отчётливо просветительский оттенок (например, в творчестве архитектора К. Н. Леду и живописца Ж. Л. Давида во Франции), и просветительский реализм, распространившийся преимущественно в живописи и графике (Ж. Б. Грёз во Франции, У. Хогарт в Англии, Д. Н. Ходовецкий в Германии и др.).
         Идеи П. оказали существенное влияние и на музыку (особенно во Франции, Германии, Австрии). Просветители (Руссо и Дидро во Франции, И. И. Винкельман и Лессинг в Германии и др.) выработали новую систему эстетических (в т. ч. музыкально-эстетических) взглядов. Их воззрения на задачи музыкально-драматического искусства непосредственно подготовили оперную реформу К. В. Глюка, провозгласившего «простоту, правду и естественность» единственными критериями красоты для всех произведений искусства. Общественно-политические, этические и эстетические идеи просветителей явились духовной основой формирования венской классической школы (См. Венская классическая школа), ярко проявившись в творчестве её крупнейших представителей — И. Гайдна, В. А. Моцарта, в музыке которых главенствует оптимистическое, гармоничное мировосприятие, Л. Бетховена, в творчестве которого, проникнутом духом героики, нашли отражение идеи Великой французской революции. Острота противоречий между нарождавшимся капитализмом и феодализмом, неразвитость внутренних антагонизмов буржуазного общества дали возможность просветителям выступать в качестве представителей интересов всей угнетённой нации, определили смелость буржуазной мысли того времени. Это позволяет говорить о едином просветительском лагере, единой антифеодальной просветительской идеологии, несмотря на неоднородность П., идейные и политические расхождения внутри лагеря просветителей по многим политическим, идеологическим, философским и др. вопросам. Тяжёлое положение городской и сельской бедноты, страдавшей от двойного (феодального и капиталистического) гнёта, создавало условия и для возникновения особой, эгалитаристской (см. Эгалитаризм) и коммунистической тенденций в просветительской литературе.
         Различия социально-экономических условий и национальных традиций обусловили специфику П. в разных странах.
         В Англии просветительская мысль имела своим истоком идеологию, рожденную Английской буржуазной революцией 17 в. Однако английское П. сложилось уже в послереволюционную эпоху, когда «героический период» революции завершился компромиссом между крупной буржуазией и частью земельной аристократии («Славная революция» 1688—89). Этот классовый компромисс отчётливо проявился в философских и политических теориях Дж. Локка. В условиях быстрого технического прогресса и возраставшего экономического могущества Англии П. в начале 18 в. проходило под знаком социального оптимизма. Большой популярностью пользовалось учение о всеобщей гармонии (А. Шефтсбери и др.). Оптимистическое мироощущение окрашивало английскую философскую и художественную мысль 1-й половины 18 в. (например, «Опыт о человеке» А. Попа, 1732—34). Критике подвергались лишь моральные изъяны общества, устранимые просвещением и прогрессом. Просветители прославляли экономическое процветание, пафос покорения природы, предприимчивого человека, не теряющего присутствия духа в самых тяжёлых обстоятельствах. Д. Дефо первый представил современного ему буржуа как «естественного человека». К «Робинзону Крузо» (1719) восходят все последующие робинзонады буржуазной литературы, философии и политической экономии, в которых отдельный изолированный (взятый вне общественно-исторических связей) индивид становился исходным пунктом для построения всей системы общественных отношений. Однако не все просветители разделяли оптимистические иллюзии. Некоторые из них отвергали миф о гармонии и универсальном добре и утверждали, что в основе благосостояния Англии лежат пороки и преступления (Б. Мандевиль, прямо полемизировавший с Шефтсбери). Дж. Свифт, веривший в добрую природу человека, считал, однако, что в реальном исторически сложившемся обществе не существует ни гармонии, ни добродетели; идеальное «естественное состояние», одухотворённое добродетельным разумом, он находит лишь в иронической утопии — царстве разумных лошадей («Путешествие Гулливера»). Борьба двух противоположных тенденций — вера в благую природу человека и показ столкновения эгоистических интересов в реальной жизни — пронизывает романы Г. Филдинга. Идеализированный «естественный человек» с его добродетелями одерживает в романах Филдинга верх над силами эгоизма и своекорыстия. Но в творчестве Филдинга и особенно Т. Дж. Смоллетта, в романах которого не доброта, а эгоизм, беспринципность, жадность выступают как главные свойства «человеческой природы», уже назревал кризис просветительского оптимизма. Английские «вольнодумцы» 18 в. — Дж. Толанд, А. Коллинз, Дж. Пристли и др. — развивали в деистической форме идеи материализма, пропагандировали основные идеи П. — культ разума, призванного заменить слепую веру, равенство людей от рождения, свободу совести и др.
         Во Франции П. на первых порах заимствовало многие идеи у англичан, но, в отличие от «послереволюционного» английского П., французы применяли их в преддверии революции, в условиях острой политической борьбы. Просветительская критика была здесь более действенной и получила огромный общественный резонанс, будучи направлена в первую очередь против феодальных учреждений, а не общественных нравов. П. 18 в. имело здесь таких блестящих предшественников, как П. Гассенди, П. Бейль и выдающийся революционный демократ, материалист, атеист Ж. Мелье. Идейными вождями «старшего поколения» французских просветителей 18 в. были Вольтер и Ш. Монтескье. Философской основой их воззрений был деизм. С позиций разума французские просветители боролись с религиозным мировоззрением, решительно выступая против католической церкви, против феодального деспотизма и юстиции, они внесли большой вклад в разработку просветительской философии истории. Веря в исторический прогресс, они обычно не связывали его с политическим развитием масс, возлагая надежды на «просвещенного монарха» (Вольтер) или пропагандируя конституционную монархию по английскому образцу и «разделения властей» теорию (См. Разделения властей теория) (Монтескье). Деятели 2-го этапа французского П. — Д. Дидро, К. А. Гельвеций, П. А. Гольбах и др. — были в своём большинстве материалистами и атеистами. Центральным событием этого этапа стал выпуск «Энциклопедии, или Толкового словаря наук, искусств и ремёсел» (1751—80). В этом издании, распространявшем антифеодальную критику на все области идеологии, принимали участие Дидро — главный организатор «Энциклопедии», Д'Аламбер, Вольтер, Монтескьё, Гельвеций, Гольбах, Ф. Кенэ, А. Тюрго, Э. Б. Кондильяк, Ж. А. Кондорсе и мн. др. (см. Энциклопедисты). По мере приближения революции росло влияние произведений, содержавших более радикальную критику феодального строя и воспринимавшихся как прямой призыв к революции (прежде всего трактат Ж. Ж. Руссо «Об общественном договоре...», 1762). Руссо считал, что, избавившись от сословного строя, люди должны добровольно ограничить свою свободу во имя интересов общества. В будущем разумном обществе вместо суммы личных интересов, конкурирующих между собой, установится единая воля, носителем которой выступит государство. Новая гражданственность ограничит благо каждого во имя блага всех. В этом и был корень аскетической добродетели якобинцев (См. Якобинцы) последователей Руссо. Учение о новой морали и о царстве разума, несмотря на субъективную убеждённость французских просветителей в том, что их проекты несут счастье всему человечеству, на самом деле было «... не чем иным, как идеализированным царством буржуазии...» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20, с. 17). Выразителями особых стремлений и чаяний народных низов, только формирующейся демократической идеологии стали создатели ранних коммунистических утопических теорий — Мелье, Морелли, Г. Б. Мабли.
         Под сильным воздействием идей английского и французского П. (особенно идей Дж. Локка, французских материалистов, Ж. Ж. Руссо) формировалось просветительское движение в Северной Америке, где оно стало идейным знаменем первой буржуазной революции на Американском континенте — Войны за независимость в Северной Америке 1775—83 (См. Война за независимость в Северной Америке 1775-83). Ведущими деятелями американского П. были: Б. Франклин — учёный, экономист, писатель, организатор Американского философского общества (1743); Т. Джефферсон — революционный демократ, автор Декларации независимости 1776 (См. Декларация независимости 1776); Т. Пейн — самый радикальный из американских просветителей. Для американского П. характерна резко выраженная антиклерикальная позиция, противопоставление христианскому религиозному культу культа разума. С особенно резкими нападками на христианскую церковь выступали Пейн, И. Аллен, К. Колден. Американские просветители были деистами (не атеистами), ведущим здесь было радикальное, демократическое крыло деистов. Они пропагандировали и другие передовые философские и общественные теории своего времени: стояли на позициях рационализма, теории естественного права, развивали положение о врождённом, естественном равенстве людей, были сторонниками республики. Демократизм, непосредственное участие в революции были характерны для большинства американских просветителей, делавших из своей философии революционные выводы, отстаивавших идеи народного суверенитета, обосновывавших право народа на революцию. Материалистические идеи развивали учёные-просветители Т. Купер, Б. Раш, Дж. Бьюкенен, подчёркивавшие необходимость связи философии с естественными науками. Помимо научных трудов и политической публицистики, П. получило отражение в художественной литературе (поэзия Ф. Френо, сатирические романы X. Брекенриджа). Революционно-демократические идеи американского П. и особенно конституционные документы, принятые в революционную эпоху и воплотившие идеи П., — виргинская Декларация прав (1776), Декларация независимости 1776 — оказали влияние на идеологию и законодательство Великой французской революции. В Италии П. («Illuminismo») было связано с борьбой за национальное объединение. Большое место в трудах просветителей занимал вопрос о едином литературном итальянском языке: «Опыт философии языков» (1800) М. Чезаротти, статьи в «Венецианской газете» и «Наблюдателе» (издатель Г. Гоцци), журналах «Литературный бич» (издатель Дж. Беррети) и «Кафе» (издатели братья П. и А. Верри). Особенно отчётливо просветительские идеи сказались в творчестве и деятельности философов, юристов, экономистов П. Верри, Ч. Беккариа, Г. Филанджери. В художественной литературе итальянского П. ведущая роль принадлежала К. Гольдони, создателю реалистических, выражавших демократические идеи бытовых комедий, В. Альфьери, автору классицистических, проникнутых идеями П. трагедий.
         В Испании П. развивалось под влиянием идей французских физиократов и энциклопедистов. Просветители 18 в. подвергли критике средневековую схоластику и религиозные догмы, проповедовали опытное знание, просветительскую эстетику (Б. Фейхоо), отстаивали принципы атомизма Гассенди (философы А. Эксимено-и-Пухадес, Хуан Андрее, А. Авенданьо, Х. Б. Берии и др.), развивали учение физиократов (П. Кампоманес и др.). Одним из крупнейших деятелей П. был Г. Ховельянос. Несмотря на известную слабость и половинчатость П. в Испании, просветители здесь внесли существенный вклад в идейную подготовку 1-й Испанской революции 1808—14.
         В Германии на П. наложили отпечаток относительная экономическая и политическая отсталость страны, её раздробленность, политическая незрелость нарождавшейся буржуазии. Просветительская деятельность в Германии отражала протест против феодальной раздробленности, абсолютистского произвола, идейной нетерпимости. Творчество ранних немецких просветителей носило умозрительный, теоретический характер. Первое выражение П. получило в сфере науки и философии. Труды Х. Томазия, Г. В. Лейбница, Х. Вольфа знаменуют ранний, оптимистический этап П., связанный с утверждением всемогущества разума, который способен разрешить любые противоречия реального мира. На этом этапе важно было отделить философию от теологии, обосновать свободную от религии светскую мораль, эмансипировать научное знание (хотя при слабости материалистического направления в немецком П. борьба с официальной церковной идеологией приобретала здесь чаще всего половинчатый, компромиссный характер). У ранних просветителей социально-обличительные мотивы звучали ещё слабо. С конца 50 — 60-х гг. 18 в. усилились критика существующего строя, протесты против феодального произвола. На этом этапе центральной фигурой П. стал Г. Э. Лессинг с его обличением феодальной тирании, осуждением религиозной нетерпимости. Лессинг обосновывает принципы эстетики просветительского реализма. Ф. Г. Клопшток открывает традицию гражданской лирики, утверждает самобытный путь немецкой поэзии. И. И. Винкельман, в противовес немецким условиям жизни, превозносит породившую великое искусство демократию древних греков. И. Г. Гердер утверждает единство исторического процесса, развивает принципы историзма и национального своеобразия в искусстве. Эти идеи оказали большое влияние на деятелей нем. П., связанных с движением «Бури и натиска» (См. Буря и натиск), развившимся в 70-х гг. 18 в. Это движение, проникнутое духом бунтарства, отразило рост антифеодальных настроений (творчество молодого И. В. Гёте, ранние драмы Ф. Шиллера, пьесы Ф. М. Клингера и Я. М. Р. Ленца, баллады Г. А. Бюргера, лирика и публицистика К. Ф. Д. Шубарта и др.). Последний этап немецкого П. связан с переворотом в умах, порожденным Великой французской революцией. В этих условиях в рамках немецкого П., с одной стороны, формировалась революционно-демократическая идеология (нем. «якобинцы» — Г. Форстер, В. Л. Векрлин, А. Ребман), а с другой — т. н. веймарский классицизм Гёте и Шиллера (веймарского периода их жизни), устремивших свои поиски в сторону гуманистической морали, эстетического воспитания как средства разрешения противоречий культуры и истории; наметился выход за рамки просветительской идеологии, развивалась антибуржуазная тенденция. Выход за пределы рационализма П. обозначился и в философии И. Канта, взгляды которого Маркс назвал «... немецкой теорией французской революции...» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч.,2 изд., т. 1, с. 88). Немецкое П. 2-й половина 18 в. существенно обогатило развитие общеевропейской просветительской мысли и явилось своего рода итогом всего западноевропейского П.
         В эпоху, наступившую после Великой французской революции, несоответствие между просветительскими идеалами и устанавливавшимся буржуазным строем, обнажение противоречий капиталистического общества (в условиях начавшегося промышленного переворота) влекли за собой возрастающее разочарование прогрессивных мыслителей в результатах революции и буржуазного прогресса в целом, осознание того, что «... установленные “победой разума” общественные и политические учреждения оказались злой, вызывающей горькое разочарование карикатурой на блестящие обещания просветителей» (Энгельс Ф., там же, т. 19, с. 193). Кризис просветительской идеологии (в английском П. он наметился уже в 18 в.), выразившийся в скептическом пересмотре возможностей человеческого разума, сомнении в буржуазном прогрессе, разрушении эстетического просветительского идеала и др., всё более выявлявшиеся слабые стороны и ограниченность системы просветительского мировоззрения (антиисторизм, метафизичность, жёсткая нормативность и др.) привели в 1-й половине 19 в. к утверждению — в качестве господствующего — нового идейного и художественного течения — Романтизма. Одновременно шло наступление на идеологию П. как со стороны сил феодальной реакции, так и — в возрастающей степени — со стороны идеологов самой буржуазии, становившейся всё более консервативной. В направлениях буржуазной общественной мысли взгляды просветителей вульгаризировались, теряли свою революционную направленность (например, Утилитаризм И. Бентама и Дж. С. Милля, Позитивизм О. Конта и др.), истолковывались в духе буржуазного Либерализма, оборачиваясь апологетикой буржуазного строя. Генетически сохранял известную связь с идеями П. Утопический социализм, представлявший, однако, уже качественно новый этап в развитии общественной мысли. Неразрешённость задач буржуазной революции в ряде стран вызывала оживление идей П. и в 19 в. Например, в Германии это проявилось в философском творчестве Л. Фейербаха, в исторических концепциях историков гейдельбергской школы (Ф. К. Шлоссер и др.).
         Просвещение в России. В России, как и в Западной Европе, П. представляло собой процесс духовной подготовки буржуазной революции, характерную форму антифеодальной идеологии, пока и поскольку она отражала нерасчленённость антифеодальных сил. Основные черты П. в России сформулированы В. И. Лениным: 1) вражда «... к крепостному праву и всем его порождениям в экономической, социальной и юридической области»; 2) «... защита просвещения, самоуправления, свободы, европейских форм жизни и вообще всесторонней европеизации России»; 3) «... отстаивание интересов народных масс, главным образом крестьян,... искренняя вера в то, что отмена крепостного права и его остатков принесет с собой общее благосостояние и искреннее желание содействовать этому» (Полное собрание соч., 5 изд., т. 2, с. 519). Наличие родственных черт между западноевропейским и российским антифеодальным движением обусловило совпадение основных идей П. в России и Западной Европе, сходство его проявлений в философии, искусстве, литературе и др. формах духовной жизни (борьба с религиозно-моральным догматизмом, рационализм, теории естественного права, общественного договора, «разумного эгоизма» и т.п.). Своеобразие исторического процесса (характер самодержавия и крепостного права, позднее развитие капитализма и формирование буржуазии в класс) определило особенности русского П.: необычайную остроту в постановке крестьянского вопроса, преобладание в числе просветителей выходцев из дворянства, воздействие на П. противоречий буржуазного развития западных стран, с одной стороны, и реформаторских актов царизма — с другой. Проблема ликвидации крепостничества, бывшая средоточием всей идеологической и политической борьбы на протяжении столетия (1760-е гг. — 1861), обусловила длительность и сложность процесса П. в России, которое развивалось то сопутствуя стихийным выступлениям крестьянских масс, то откатываясь назад под давлением феодальной реакции, то сопровождая отдельные либеральные начинания верхов. Представители русской П., объединённые общей задачей борьбы с крепостническими порядками и феодальной идеологией, расходились во взглядах при разработке положительных программ и концепций как в сфере социально-политической, так и в различных областях культуры. Некоторые просветители отстаивали идею т. н. просвещённого абсолютизма, надеялись на реформы сверху, которые позволили бы избежать кровопролития, неизбежного при насильственных общественных переворотах, осуществляемых «тёмными» массами (в современной литературе существует точка зрения, отождествляющая П. только с этим течением). Представители др. направления считали необходимым приобщить к науке, к «свету разума» и активному созидательному творчеству трудовой народ; некоторые из них приходили к идее общенародного восстания против деспотизма, выдвигали требования демократической республики и политического равенства всех граждан. Расхождение в стремлениях «левых» и «правых» в русском П. было более значительным, чем в западноевропейском П. Некоторые просветительские идеи встречались у деятелей «учёной дружины» Петра I (Феофан Прокопович, А. Д. Кантемир, В. Н. Татищев) и в ещё большей степени у М. В. Ломоносова: критика церкви, идея внесословной ценности человека, концепция просвещённого абсолютизма.
         Расцвет раннего русского П. относится к 1760—80-м гг., когда появились произведения Н. И. Новикова, Д. И. Фонвизина, А. Я. Поленова, Я. П. Козельского, С. Е. Десницкого и др. Первые русские просветители возлагали надежды на «просвещённого монарха», справедливые законы, основанные на естественном праве, смягчение нравов в результате распространения образования и правильного воспитания; выступали за пробуждение национального самосознания и достоинства личности, за патриотизм, равно чуждый и национальной спеси, и «чужебесию». В сатирических журналах Новикова, в комедиях Фонвизина осуждались помещичье «жестокосердие», невежество, грубость нравов как результат растлевающего влияния крепостнических отношений. Идеал русского просветителя 18 в. — гуманный, образованный, внимательный к своим крестьянам дворянин (Стародум, Правдин в «Недоросле»). В педагогических трудах Новикова вопреки официальной педагогике, пронизанной идеей подчинения личности государству, на первом месте стоял человек, его личность, его счастье.
         Распространение идей П. вызвало противодействие российского правительства и церкви. Екатерина II, состоявшая в переписке с многими западноевропейскими просветителями и прослывшая среди них «мудрецом на троне», с русскими просветителями вела борьбу в печати и путём репрессий. Цензурным запретам и искажениям подверглась диссертация Д. С. Аничкова о происхождении религии (1769), Фонвизину было запрещено издавать задуманный им журнал (1788), Новикову — продолжать книгоиздательское дело, сам он был заключён в крепость (1792). Вынуждены были прекратить издательскую деятельность И. А. Крылов (1793) и И. Г. Рахманинов, предпринявший издание сочинений Вольтера (из 20 томов вышло 4). Выход из тупика, в котором оказалась просветительская мысль, был найден А. Н. Радищевым. Он отверг упования на «просвещённого монарха», на благотворную силу просвещения, выдвинул идею народной революции против самодержавия. Его книга «Путешествие из Петербурга в Москву» (1790) стала вершиной русского П. 18 в., а автор её — родоначальником революционного направления в русском П.
         Идеология русских просветителей начала 19 в. (В. В. Попугаев, И. П. Пнин, А. П. Куницын и др.), продолжая оставаться умеренной в политическом и теоретическом отношениях, всё более наполняется буржуазным содержанием.
         Первой попыткой претворения идей П. в жизнь было движение декабристов (См. Декабристы), деятельность и литературное творчество которых (П. И. Пестель, К. Ф. Рылеев, В. К. Кюхельбекер и др.) отличали идеи гражданского служения, активной борьбы за воплощение идеалов общечеловеческой свободы и разумного общества.
         Возбуждение общественного мнения в последекабристский период было в значительной мере обязано художественной литературе, особенно творчеству А. С. Пушкина. Вклад в развитие идей П. внесли Н. В. Станкевич, Н. А. Полевой, Н. И. Надеждин. В 40-е гг. благодаря литературно-критическим выступлениям В. Г. Белинского, философским трудам и художественным произведениям А. И. Герцена, деятельности петрашевцев русского П. поднялось на качественно новую ступень. Сильное воздействие идей П. испытали литература и искусство («натуральная школа», М. Е. Салтыков-Щедрин). Вершина П. этого периода — письмо Белинского к Гоголю (1847), распространявшееся в списках. Обличая ретроградство существующего режима, утверждая неизбежность социальных преобразований, защищая концепцию общественного»действования» в пользу народа, русские просветители 40-х гг. обращались к действительности и науке Западной Европы. Наиболее радикальные из западников (См. Западники) не могли не заметить значительных противоречий, которые были присущи развивавшемуся западноевропейскому капитализму.
         Различия внутри русского П., наметившиеся ещё со времени Радищева, к середине 19 в. стали более резкими: сформировалось 2 направления русского П. — либерально-реформаторское и революционно-демократическое. Представители первого (К. Д. Кавелин, Б. Н. Чичерин и др.) выступали против привлечения народных масс к общественно-политическим преобразованиям. Революционные демократы (Н. Г. Чернышевский, Н. А. Добролюбов, Герцен, Н. П. Огарев и др.), напротив, видели основную задачу в пробуждении революционной инициативы народа. Однако общность антифеодальных целей позволяла обоим направлениям П., несмотря на теоретические разногласия, до начала 1860-х гг. выступать совместно по многим вопросам. Революционная ситуация 1859-61 и Крестьянская реформа 1861 провели окончательное размежевание: радикальное крыло просветителей, открыто провозгласив революционно-демократическую и социалистическую программу, решительно стало на сторону ограбленного крестьянства. От них отмежевалось либеральное течение, напуганное крестьянским движением и отчасти удовлетворённое царской реформой. Часть просветителей открыто перешла в лагерь охранителей (М. Н. Катков). В 1860-е гг. всё более расходившиеся течения русского П. ещё выступали вместе против пережитков крепостничества: М. Е. Салтыков-Щедрин и Д. И. Писарев, с одной стороны, И. С. Тургенев и Ф. П. Еленев (Скалдин) — с другой. Основные задачи русского П. после реформ 1860-х гг., направивших Россию на путь капитализма, оказались исчерпанными, и как специфическое явление оно прекратило существование. Радикальное, революционно-демократическое течение русского П., выражавшее интересы трудового крестьянства, пошло по пути народничества (См. Народничество). Либеральное течение защищало интересы молодой русской буржуазии. Поскольку пережитки феодальной системы сохранялись в России до 1917, элементы просветительства присутствовали как в произведениях писателей-народников, так и в либеральной журналистике, но особенно в творчестве Тургенева, Л. Н. Толстого, В. Г. Короленко. Своеобразными просветителями выступали многие мыслители и писатели народов Российской империи, боровшиеся за рост гражданского и национального самосознания, против национального, феодального и религиозного гнёта (И. Франко и Т. Г. Шевченко на Украине, А. Хыждеу в Молдавии, М. Ф. Ахундов в Азербайджане, Х. Абовян в Армении, И. Чавчавадзе в Грузии, Ч. Валиханов и Абай Кунанбаев в Казахстане и др.). Наследницей идей российских просветителей, их борьбы против феодальных самодержавных порядков выступила революционная социал-демократия.
         Просвещение в других странах Восточной, Центральной и Юго-восточной Европы. В этих странах, хотя не дозревших в 18 — начале 19 вв. до буржуазных революций, но уже вступивших в стадию разложения феодально-крепостнического строя, объективная потребность в антифеодальных, буржуазных преобразованиях явилась основой распространения просветительской идеологии, усвоения передовыми представителями интеллигенции идей западноевропейского П. Вместе с тем П. оказывалось здесь нередко выраженным менее отчётливо, признаки его проявлялись часто в сложном сплаве с иными, непросветительскими чертами. С др. стороны, относительная замедленность капиталистического развития, тормозившегося сохранявшими силу феодальными отношениями, порождала живучесть здесь просветительских идей, их возрождение. У многих народов Центральной, Юго-Восточной и Восточной Европы просветительская идеология получала дополнительный импульс в борьбе за национальное освобождение (большинство южных и западных славян, венгры, а также греки) — здесь имел место синтез прогрессивных черт отечественных национально-патриотических традиций с идеями западноевропейского П. Для этих стран П. стало идейной основой 1-й фазы т. н. национального возрождения (2-я фаза обычно проходила уже под знаменем романтизма). В качестве носителей просветительских идей видную роль здесь (например, в Польше, Венгрии) играли интеллигенты дворянского происхождения. Очень яркое проявление П. в этих странах находило в филологии (защита национального языка) и в исторической науке (разработка отечественной истории, идея исторической общности славян — у славанских народов). В Польше П. 2-й половине 18 — начале 19 вв. было тесно связано с национально-освободительным движением. Во главе польского П. стояли находившиеся под влиянием французских просветителей Г. Коллонтай, С. Сташиц, Я. и Е. Снядецкие — антиклерикалы, материалисты, противники сословного строя и крепостного права, проповедовавшие идеи т. н. польского якобинства, отстаивавшие принципы равноправия наций, неприкосновенности национального суверенитета, естественного права и общественного договора.
         Главной фигурой югославянского П. был сербский философ-рационалист Д. Обрадович, испытавший влияние идей английского П.; большое значение имело творчество и деятельность словенского поэта-просветителя В. Водника, создателя первой словенской газеты, хорватского писателя-просветителя М. А. Рельковича и др.
         В Венгрии развитие просветительских идей связано с именами философа-материалиста, писателя, родоначальника венгерского П. — Д. Бешшеньси, поэта В. Чоконаи-Витеза, с венгерскими якобинцами И. Мартиновичем, поэтом Я. Бачаньи, критиком Ф. Казинци. Крупнейшими представителями 1-го этапа П. в Чехии (50—70-е гг. 18 в.) были Г. Добнер, историк Ф. М. Пельцль, А. Фойгт, 2-го этапа (80—90-е гг.) — И. Добровский (см. также «Будители»). В целом чешское П. отличалось известной умеренностью и не дошло до буржуазно-демократического этапа.
         В Болгарии П., развивавшееся в 19 в., первоначально связано с деятельностью И. Селиминского, находившегося под влиянием французских и немецких просветителей. Деятели революционно-демократического движения — Г. С. Раковский, Л. Каравелов, Х. Ботев придали идеологии болгарского П. демократический характер. Большое воздействие на болгарскую революционно-демократическую идеологию оказали русские революционные демократы.
         Просвещение в странах Востока.
         В странах Востока антифеодальное движение, обычно переплетавшееся с национально-освободительной борьбой, принимало формы, во многом отличные от европейских. Это обстоятельство, связанное с философскими и литературными традициями этих стран и в значительной степени обусловленное более замедленным (по сравнению с Европой) социально-экономическим их развитием, привело к наличию среди сов. исследователей различных точек зрения на самую возможность выделения просветительского этапа в идеологии стран Востока. Некоторые исследователи считают, что страны, не достигшие того уровня экономического развития, на котором находилась Западная Европа в 18 в., не знали особого просветительского этапа, но большинство востоковедов признаёт его наличие (чаще всего относя его — по крайней мере для большинства стран В. — к 19 — началу 20 вв.). Несмотря на значительную специфику просветительского движения (отсутствие чёткой грани между чертами Позднего Возрождения и раннего П., большая роль религиозной идеологии в П. стран Востока и др.), важнейшие черты просветительского мировоззрения (антифеодальная борьба передовых людей эпохи, затрагивающая широкие области идеологии и углублённая подъёмом национального самосознания, критика основ феодального строя и его конкретных проявлений, борьба с сословными и религиозными предрассудками, вера в силу разума, воспитания и образования) на Востоке в основном аналогичны западным. Эти общие черты — результат не только типологического единства, но и взаимосвязей, взаимообогащения национальных культур. Позднее П. в странах Востока (2-я половина 19 — начало 20 вв.) развивалось под значительным воздействием идей европейского П.
         В Китае антифеодальная борьба, переплетавшаяся с национально-освободительной борьбой против маньчжурских захватчиков, зарождение буржуазных отношений вызвали идеи, близкие к идеям западноевропейского Возрождения и П. В 17—18 вв. появляется плеяда учёных, философов и писателей, критически и рационалистически мыслящих, которые выдвигают принципы научного исследования, критикуют догмы и традиционные формы воспитания, пропагандируют образование, основанное на реальных знаниях, а не на схоластических «экзаменационных сочинениях» и комментариях к конфуцианским классикам. Деятели раннего П. — участники вооруженной борьбы с маньчжурскими завоевателями (Хуан Цзунси, Гу Янь-у, Ван Фу-чжи) критиковали феодальные отношения, но стояли на позициях просвещённого абсолютизма. Законы природы они объясняли с материалистических позиций, утверждали, что общественная жизнь, как и природа, подчинена определенным закономерностям, развивали теории общественного равенства, внесословной ценности человека, его естественных прав. Одни из них призывали к «возрождению древности», другие (Ван Фу-чжи) выдвигали идею прогрессивного развития человечества. Деятели 2-го этапа китайского П. (середина 19 в.) требовали «частичных реформ» по образцу стран Западной Европы, боролись против политики «закрытых дверей», выступая за контакты с др. странами (Вэй Юань, Гун Цзы-чжэнь, Ван Тао). В конце 19 в. просветители Кан Ю-вэй, Лян Ци-чао, Тань Сы-тун получили возможность реально осуществить некоторые буржуазные реформы (см. «Сто дней реформ»). Установление причинной связи между средой и человеком, обнаружение обусловленности характера человека обстоятельствами его жизни, представление о природном равенстве людей обогатили китайскую литературу 18—19 вв., оказав большое влияние на сатирический роман («Неофициальная история конфуцианцев» У Цзин-цзы), бытовой роман («Сон в красном тереме» Цао Сюэ-циня), сатирико-фантастический роман («Цветы в зеркале» Ли Жу-чжэня) и обличительные романы начала 20 в.
         В Корее раннее просветительство развивалось в рамках идейного течения «за реальные знания» (Сирхакпха). Его представители — Пак Че Га, Лю Хён Вон, Ли Ик и др. настаивали на необходимости развивать практически полезные науки и знакомиться с научно-техническими достижениями др. стран. Антифеодальная направленность выступает в произведениях Пак Чи Вона и Чон Як Ена, на взгляды которых большое влияние оказали идеи китайских просветителей Гу Янь-у и Хуан Цзун-си. Образцы корейской просветительской сатиры — новеллы Пак Чи Вона, некоторые анонимные повести и т. н. новая проза начала 20 в. В целом на 2-м этапе (в конце19 — начале 20 вв.) корейское П. носило менее радикальный характер: вопросы воспитания и просвещения оттесняли в нём социальные и политические проблемы. Джи Сок Ён, Пак Ын Сик, Чу Си Ген и др. выступали как пропагандисты европейской научной и технических достижений, требовали широких реформ народного образования.
         В Японии уже в 18 в. передовые мыслители противопоставляли конфуцианской схоластике опытные знания, призывали к знакомству с западной наукой (Миура Байэн, Ямагото Банто), развивали материалистические идеи (Ито Дзинсай, Андо Сёэки, Камада Рюкю). Японское П. 2-й половины 19 в. (после «революции Мэйдзи»1867—68) отличалось большим радикализмом просветителей, объединившихся вокруг общества «Мэйрокуся» (основанном в 1873) и его журнала «Мэйроку-синси». На японский язык переводятся «Дух законов» Монтескье и «Общественный договор» Руссо, проникшие затем и в Китай, Корею, Вьетнам. Расцветает публицистика, появляется жанр политического романа (Комуро Ангай-до, Яно Рюкэй, Дзиппэнся Икку), закладываются основы реалистической литературы (Фтабатэй Симэй).
         В странах Ближнего и Среднего Востока просветительские идеи развивались во 2-й половине 19 — начале 20 вв. под влиянием как западноевропейского, так и русского П. (проводниками его идей нередко были представители восточных народов, входивших в состав Российской империи, например М. Ф. Ахундов). Просветительский характер носило конституционное движение в Турции, связанное с именем Намыка Кемаля, Ибрахима Шинаси и др. (см. «Новые османы»). Иранские просветители под руководством Мирзы Мальком-хана вели борьбу за превращение страны в конституционную монархию. Просветителей Сирии, Египта (Бутрус аль-Бустани, Ф. Марраш, Абд-аррахман аль-Кавакиби, Рафаа ат-Тахтави), Ирана (Мальком-хан, Абдаррахман Талибов), Турции (И. Шинаси, Н. Кемаль) объединяла вера в силу образования и просвещения (которые представлялись им важнейшим средством преобразования общества и освобождения народа), вера в неограниченные возможности человеческого разума, пропаганда западноевропейской науки и культуры, призыв к национальному единству, критика феодального строя и колониализма. Идеи просветителей находили выражение в публицистике и художественной литературе; появляются очерки, эссе, памфлеты, назидательно-философские повести (Селим аль-Бустани, Фарах Антун), исторический роман (Дж. Зейдан), просветительско-бытовой роман (Н. Кемаль, Ахмед Мидхат и др.). Переводы западноевропейской литературы и появление национальной публицистики способствовали становлению прозаического литературного языка.
         В Индии у истоков просветительского движения 1-й половины 19 в. стоял Раммохан Рай, один из основателей индийской прессы, пропагандист идей Ф. Бэкона, французских просветителей и английских утопических социалистов. После Индийского народного восстания 1857—59 возникают просветительско-реформаторские общества и группы, которые переводят на индийские языки европейскую литературу, ведут борьбу за открытие учебных заведений западного типа, требуют свободы слова и печати. Ведущей фигурой индийского П. конца 19 — начала 20 вв. был Свами Вивекананда. Идеи индийского П. нашли яркое выражение в творчестве романистов Н. Ахмада, Ф. Сепапти, П. Митро, а также в драме (М. М. Дотто) и сатирических повестях.
         Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Святое семейство, Соч., 2 изд., т. 2; их же, Немецкая идеология, там же, т. 3; Энгельс Ф., Анти-Дюринг, там же, т. 20, с. 16—17; Ленин В, И., От какого наследства мы отказываемся?, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 2; Плеханов Г. В., К вопросу о развитии монистического взгляда на историю, Избр. философские произведения, т. 1, М., 1956, гл. 2; его же, История русской общественной мысли, т. 2—3, М., 1918; Меринг Ф., Легенда о Лессинге, в его книга: Литературно-критические статьи, т. 1, М. — Л., 1934; История философии, т. 1, М., 1957; Деборин А. М., Социально-политические учения нового и новейшего времени, т. 1—2, М., 1958—67; Политцер Ж., «Философия просвещения» и современная мысль, в сборнике: Французские коммунисты в борьбе за прогрессивную идеологию, М., 1953; Конрад Н. И., Запад и Восток, [2 изд.], М., 1972; Западный сборник, [т.] 1, М. — Л., 1937; Проблемы Просвещения в мировой литературе, М., 1970; Тураев С. В., Введение в западноевропейскую литературу XVIII в., М., 1962; Музыкальная эстетика Западной Европы XVII—XVIII вв., М., 1971; История английской литературы, т. 1, в.2, М. — Л., 1945; Алексеев М. П., Из истории английской литературы, М. — Л., 1960; Елистратова А. А., Английский роман эпохи Просвещения, М., 1966; История французской литературы, т. 1, М. — Л., 1946; Волгин В. П., Развитие общественной мысли во Франции в XVIII в., М., 1958; История немецкой литературы, т. 2, М., 1963; Жирмунский В. М., Очерки по истории классической немецкой литературы, Л., 1972; Неустроев В. П., Немецкая литература эпохи Просвещения, М., 1958; Тройская М. Л., Немецкая сатира эпохи Просвещения, Л., 1952; её же, Немецкий сентиментально-юмористический роман эпохи Просвещения, Л., 1965; Реизов Б. Г., Итальянская литература XVIII в., Л., 1966; Американские просветители, [пер. с англ.], т. 1—2, М., 1968—69; Гольдберг Н. М., Свободомыслие и атеизм в США, М. — Л., 1965; Паррингтон В. Л., Основные течения американской мысли, пер. с англ., т. 1, М., 1962; Макагоненко Г., Н. Новиков и русское просвещение XVIII в., М. — Л., 1951; Избранные произведения русских мыслителей второй половины XVIII в., т. 1—2, М., 1952; Орлов В., Русские просветители 1790—1800-х гг., 2 изд., М., 1953; Проблемы русского просвещения в литературе XVIII в., М.— Л., 1961; Русские просветители. (От Радищева до декабристов), т. 1—2, М., 1966; Эпоха просвещения. Из истории международных связей русской литературы, Л., 1967; История философии в СССР, т. 1—2, М., 1968: Виленская Э. С., К истории статьи В. И. Ленина «От какого наследства мы отказываемся?», в книге: Источниковедение, М., 1969; Уткина Н. Ф., Естественнонаучный материализм в России XVIII в., М., 1971; Каменский З. А., философские идеи русского Просвещения, М., 1971; Краснобаев Б. И., Очерки истории русской культуры 18 в., М., 1972; Славянское возрождение. Сб. ст. и материалов, М., 1966; Осипова Е. В., философия польского просвещения, М., 1961; Просветительство в литературах Востока, М., 1973; Зарождение идеологии национально-освободительного движения (XIX — начало XX в.), М., 1973; Тихвинский С. Л., Движение за реформы в Китае в конце XIX в. и Кан Ю-вэй, М., 1959; Фишман О. Л., Китайский сатирический роман. (Эпоха Просвещения), М., 1966; Тягай Г. Д., Общественная мысль Кореи в эпоху позднего феодализма, М., 1971; Конрад Н. И., Очерки японской литературы, М., 1973; Долинина А. А., Очерки истории арабской литературы нового времени. Египет и Сирия. Публицистика 1870—1914 гг., М., 1968; Брагинский И., Комиссаров Д., Персидская литература, М., 1963; Алькаева Л. О., Бабаев А. А., Турецкая литература, М., 1967; Кямилев X., У истоков современной турецкой литературы. (Турецкие писатели-просветители второй половины XIX в.), М., 1967; Cassirer Е., Die Philosophic der Aufklärung, Tübingen, 1932; Anchor R., The Enlightenment tradition, N. Y., [1967]; Hazard P., La pensée européenne au XVIII siècle. De Montesquieu à Lessing, t. 1, P., 1946; The enlightenment. The culture of the XVIII century, ed. by Schneider, N. Y., 1965; Gay P., Age of enlightenment, N. Y., [1966]; The enlightenment, ed. by J. Lively, N. Y., [1966]; Utopieet institutions au XVIII siècle. Le Pragmatisme des lumiéres, P., 1963; Hampson N., The enlightenment, Harmondsworth, 1968; Chaunu P., La civilisation de l'Europe des lumiéres, Grenoble — P., 1971; Plongeron B., Thèologie et politique au siecle des lumiéres (1770—1820), Gen., 1973: The influence of the enlightenment on the French revolution, ed. by W. F, Church, Boston, [1964]; Frankel С h., The faith of reason: the idea of progress in the French enlightenment, N. Y., 1948; Hearnschaw F. J. C., (ed.), Social and political ideas of same great French thinkers of the age of reason, N. Y., 1950; Mornet D., Les origines intellectuelles de la révolution française (1715—1787). 2 éd., P., 1934; Krauss W., Studien zur deutschen und französischen Aufklärung, B., [1963]; WoIff H., Die Weltanschauung der deutschen Aufklärung in geschichtlicher Entwicklung, 2 Aufl., Bern, [1963]; Lin Mou-shêng, Men and Ideas, N. Y., [1942].
         А. Г. Левинтон, О. Л. Фишман (Просвещение в странах Западной Европы и в Северной Америке, Просвещение в странах Востока);
         А. И. Володин, Б. И. Краснобаев (Просвещение в России).
II Просвеще́ние
        распространение знаний, образования; система воспитательно-образовательных мероприятий и учреждений в каком-либо государстве. См. ст. Народное образование и разделы о народном образовании (просвещении) в статьях о странах, республиках СССР.
III Просвеще́ние («Просвеще́ние»,)
        крупнейшее советское учебно-педагогическое издательство в системе Государственного комитета Совета министров РСФСР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. Основано в Москве в 1931 (до 1964 называлось Учпедгиз). Выпускает на русском языке учебники и учебные пособия для всех типов общеобразовательных школы и педагогических учебных заведений, методическую литературу для учителей, литературу по внеклассному чтению для учащихся, методические журналы, различного рода программно-методические издания, печатные наглядные пособия. Издательство и его непосредственные предшественники — литературно-издательский отдел Наркомпроса (с ноября 1917) и педагогический отдел Госиздата РСФСР (с 1919) сыграли большую роль в ликвидации неграмотности, в осуществлении всеобщего начального, а затем восьмилетнего образования, коммунистического воспитания детей и подростков. Особенно широкий размах деятельность издательства приобрела в 60 — начале 70-х гг., когда стало осуществляться всеобщее среднее образование; для этого периода характерно привлечение к подготовке учебной и др. литературы крупных учёных (академики Б. Е. Быховский, В. В. Парин, Л. А. Зенкевич, А. Н. Колмогоров, И. К. Кикоин, М. В. Нечкина, В. М. Хвостов и др.). «П.» выпускает журналы «Начальная школа», «Дошкольное воспитание», «Русский язык в школе», «Литература в школе», «Иностранные языки в школе». Объём работы издательства в 1973: 1257 названий, 3,7 млрд. печатных листов-оттисков, тираж 279 млн. экз. Награждено орденом Трудового Красного Знамени (1974).
IV Просвеще́ние («Просвеще́ние»,)
        большевистский легальный ежемесячный общественно-политический и литературный журнал; издавался в Петербурге с декабря 1911 по июнь 1914. Вышло 27 номеров. Тираж отдельных номеров до 5 тыс. экз. Создан по инициативе В. И. Ленина вместо закрытого царским правительством журнала «Мысль». Руководство осуществляла заграничная редколлегия во главе с Лениным. Практическую работу по изданию «П.» вела редколлегия в России, в неё в разное время входили А. И. Ульянова-Елизарова, Л. М. Михайлов, М. С. Ольминский, А. А. Рябинин, М. А. Савельев, Н. А. Скрыпняк и др. С 1913 беллетристическим отделом «П.» руководил М. Горький. Как теоретический орган большевиков журнал вёл борьбу с ликвидаторами, отзовистами, троцкистами, буржуазными националистами. В «П.» было опубликовано 28 статей Ленина, в том числе «Критические заметки по национальному вопросу», «О праве наций на самоопределение». Журнал подвергался постоянным репрессиям и был закрыт правительством. Осенью 1917 издание возобновилось, но был выпущен только один (двойной) номер, в котором напечатаны работы Ленина «Удержат ли большевики государственную власть?» и «К пересмотру партийной программы».
         Лит.: Ленин В. И., Полное собрание соч., 5 изд. (см. Справочный том, ч. 2, с. 513); Никитин Л. Н., Большевистский журнал «Просвещение», М., 1955.

Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.

Синонимы:

Антонимы:

См. также в других словарях:

  • ПРОСВЕЩЕНИЕ — (философия) широкое культурное движение в Европе и Сев. Америке кон. 17 18 в., ставившее своей целью распространение идеалов научного знания, политических свобод, общественного прогресса и разоблачение соответствующих предрассудков и суеверий.… …   Философская энциклопедия

  • Просвещение — 1. Общая характеристика. 2. Идея «естественного человека». 3. Противоположность «цивилизации» и «естественного состояния». 4. «Гражданское общество» и политический идеал Просвещения. 5. Недостатки материализма эпохи Просвещения. 6. Художественный …   Литературная энциклопедия

  • просвещение — См …   Словарь синонимов

  • ПРОСВЕЩЕНИЕ — ПРОСВЕЩЕНИЕ, просвещения, мн. нет, ср. Действие по гл. просветить1 просвещать; образование, обучение. «Коммунисты комиссары, работавшие тогда в Красной армии, сыграли решающую роль в деле укрепления армии, в деле ее политического просвещения, в… …   Толковый словарь Ушакова

  • ПРОСВЕЩЕНИЕ — ПРОСВЕЩЕНИЕ, идейное течение 18 середины 19 вв., основанное на убеждении в решающей роли разума и науки в познании естественного порядка , соответствующего подлинной природе человека и общества. Невежество, мракобесие, религиозный фанатизм… …   Современная энциклопедия

  • ПРОСВЕЩЕНИЕ — 1) распространение знаний, образования.2) Система общеобразовательных учреждений в стране (см. также Народное образование) …   Большой Энциклопедический словарь

  • ПРОСВЕЩЕНИЕ — легальный ежемесячный большевистский теоретический журнал, декабрь 1911 июнь 1914, Санкт Петербург, 27 номеров. Закрыт царским правительством. Осенью 1917 вышел один (двойной) номер …   Большой Энциклопедический словарь

  • ПРОСВЕЩЕНИЕ — идейное течение 18 сер. 19 вв., основанное на убеждении в решающей роли разума и науки в познании естественного порядка , соответствующего подлинной природе человека и общества. Невежество, мракобесие, религиозный фанатизм просветители считали… …   Большой Энциклопедический словарь

  • ПРОСВЕЩЕНИЕ — издательство (до 1964 Учпедгиз), Москва. Основано в 1931. Выпускает на русском языке учебники и учебные пособия для всех типов общеобразовательных школ и педагогических учебных заведений, методическую литературу, журналы, печатные наглядные… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Просвещение — идейное течение эпохи перехода от феодализма к капитализму; послужило идеологической подготовкой ряда буржуазных революций (в Западной Европе особенно во Франции, также в Германии и Англии). Крупнейшие представители эпохи Просвещения: Дж. Локк в… …   Исторический словарь

  • ПРОСВЕЩЕНИЕ — под П. принято понимать культурно идеологическое и философское движение общественной мысли, связанное с эпохой утверждения капиталистических отношений. Будучи закономерной ступенью в культурном развитии любого государства, вступающего на путь… …   История Философии: Энциклопедия

Книги

Другие книги по запросу «Просвещение» >>

Фильмы

  • Подвиг ежедневный., 1963 — Биографический киноочерк о талантливом советском поэте-баснописце Демьяне Бедном.
  • Мир без игры., 1966 — Об основателе документального кино Дзиге Вертове.
  • Зрительная память истории., 1968 — Фильм посвящен 50-летию советской кинопериодики, о развитии советского документального кино.

Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»