Литература Древнего Египта

Литература Древнего Египта

Литература Древнего Египта — литература, написанная на египетском языке с фараоновского периода Древнего Египта до конца римского господства. Вместе с шумерской литературой считается первой литературой мира[1].

Письмо в Древнем Египте, и иероглифическое и иератическое, впервые появилось в конце 4-го тысячелетия до н. э. в последней фазе додинастического Египта. К периоду Старого царства (XXVI—XXII века до н. э.) в литературное творчество входили погребальные тексты, письма, религиозные гимны и стихи и памятные автобиографические тексты, рассказывающие о карьерах выдающихся вельмож. Только в начале Среднего царства (XXI—XVII века до н. э.) была создана повествовательная литература. Это была «революция средств», которая по словам Р. Б. Паркинсона была результатом возвышения интеллектуального класса писцов, новых культурных чувств индивидуальности, беспрецедентных уровней грамотности и большего доступа к письменному материалу[2]. Однако, возможно, что грамотно было менее одного процента всего населения. Таким образом, литературное творчество принадлежало классу писцов, работавших при архивах, канцеляриях и при дворе правящего фараона. Тем не менее, среди современных египтологов нет полного консенсуса о зависимости древнеегипетской литературы от социально-политического строя царских дворов.

Среднеегипетский язык, устная речь Среднего царства, стал классическим языком во время Нового царства (XVI—XI века до н. э.), когда просторечный новоегипетский язык впервые появился в письменной форме. Писцы Нового царства канонизировали и переписали много литературных текстов на среднеегипетском, который остался языком, употребляемым для устного чтения святых иероглифических текстов. Некоторые жанры литературы Среднего царства, как, например, поучения и рассказы, остались популярны в Новом царстве. Среди рассказов были популярны «Сказание Синухе» и «Красноречивый поселянин» и среди назидательных текстов — «Поучения Аменемхата» и «Верноподданное поучение». В период Нового царства процветал новый жанр литературы, памятные граффити на стенах храмов и гробов, но с шаблонными фразами как в других жанрах. Указание авторства оставалось важным только в некоторых жанрах, тогда как тексты «поучения» писались под псевдонимами и ложно приписывались известным историческим деятелям. Жанр пророческого текста возродился только в Эллинистическом Египте (IV—III века до н. э.).

Древнеегипетские тексты выполнены на свитках и пакетах из папируса, известняковых и керамических остраконах, деревянных писчих досках, монументальных каменных зданиях и даже гробах. Сохранившиеся до наших дней тексты представляют лишь малую часть литературного материала Древнего Египта. Влажный климат поймы Нила не способствовал сохранению папирусов и надписей на них. С другой стороны, в поселениях на пустынных окраинах египетской цивилизации археологи открыли через тысячи лет множество тайных складов литературы.

Содержание

Письменность, средства написания и языки

Иероглифика, иератика и демотика

Плоская известняковая глыба с нарисованным, высеченным рельефом женьщины в пятнистой льняной ткане, сидящей у стола с пищей. Иероглифы украшают остальные части поверхности.
Плитовая стела (ок. 2590—2565 BC) египетской принцессы Неферетиябет из её гроба в Гизе с иероглифами, высеченными и нарисованными на известняке[3]

К периоду Раннего царства в конце 4-го тысячелетия до н. э. иероглифика и курсивная форма иератика стали хорошо устоявшимися видами письменности[4]. Иероглифическое письмо состоит из небольших рисунков предметов[5]. Например, иероглиф, изображающий задвижку («сэ»), обозначает звук «с». При сочетании этого иероглифа с другими, он представляет собой абстрактные понятия, такие, как горе, счастье, красота и зло[6]. В Палетке Нармера, выполненной около 3100 года до н. э., в последней фазе додинастического Египта, при написании имени Нармера используются иероглифы, изображающие сома и долото[7].

Египтяне называли иероглифы «словами бога» и использовали их для высоких целей, например, чтобы общаться через погребальные тексты с богами и духами загробной жизни[8]. Каждое иероглифическое слово и означало особый предмет, и воплощало в себе сущность этого предмета, признавая его созданным при вмешательстве божьей силы и принадлежащим к большему космосу[9]. Через действия жреческого обряда, как, например, воскурение фимиама, жрец открывал для чтения духам и божествам иероглифы, украшающие поверхности храмов[10]. В погребальных текстах Двенадцатой династии появляются утверждения, что искажение и даже пропуск особых иероглифов приносило последствия, или хорошие или плохие, для покойного жителя гроба, процветание в загробной жизни духа которого зависело от текстов[11]. Искажение иероглифа ядовитой змеи или другого опасного животного удаляло потенциальную угрозу[11]. Однако, удаление каждого экземпляра иероглифов, изображающих имя умершего, по верованиям египтян, лишало его души умения читать погребальные тексты и осуждало эту душу на неодушевленное существование[11].

Увядший документ, написанный черными чернилами и слегка поврежденный и фрагментированный справа.
Папирус Абботта, написанный иератикой, в котором описывается осмотр королевских гробниц в фиванском некрополе. Текст относится к 16-у году царствования Рамсеса IX, ок. 1110 г. до н. э.

Иератика является упрощённой, скорописной формой египетских иероглифов[12]. Как и иероглифы, иератика использовалась в священных и религиозных текстах. К первому тысячелетию до н. э. каллиграфическая иератика стала шрифтом, преимущественно использовавшимся в погребальных папирусах и храмовых свитках[13]. Тогда как написание иероглифов требовало предельной точности, скорописная иератика выполнялась гораздо быстрее и поэтому использовалась для ведения учёта писцами[14]. В первую очередь она служила скорописным шрифтом для не фараоновских, не монументальных и менее официальных писаний: писем, юридических документов, стихов, налоговых отчётов, медицинских текстов, математических трактатов и учебных текстов[15]. Существовало два стиля иератики: один был более каллиграфический и обычно использовался для правительственных отчётов и литературных рукописей, другой — для неофициальных счетов и писем[16].

К середине 1-го тысячелетия до н. э. иероглифика и иератика ещё использовались для королевских, монументальных, религиозных и погребальных писаний, в то время как новый, ещё более скорописный шрифт использовался для неофициального, повседневного письма — демотика[13]. Окончательным шрифтом, принятым древними египтянами, было коптское письмо — адаптированный вариант греческого алфавита[17]. Коптский алфавит стал стандартом в IV веке н. э., когда христианство стало государственной религией всей Римской империи; иероглифы были отброшены как идолопоклоннические изображения языческой традиции, непригодные для написания библейского канона[17].

Инструменты и материалы написания

Светлый фрагмент камня с иератической почерком черными чернилами на поверхности
Остракон с иератическим письмом, в котором упоминаются чиновники, участвующие в проверке и очистке гробниц при XXI династии Египта, ок. 1070—945 до н. э.

Тексты выполнялись самыми разнообразными приспособлениями. Наряду с долотом, необходимым для вырезания надписей на камне, главным инструментом для письма в древнем Египте была тростниковая ручка[18]. Ручки обмакивали в пигменты: чёрный (уголь) и красный (охру) — для записи на свитках папируса — тонкого материала, изготовленного при сбивании полос сердцевины стеблей растения Cyperus papyrus, а также на небольших керамических или известняковых черепках[19]. Считается, что папирусные свитки были довольно дорогими коммерческими предметами, поскольку многие из них являются палимпсестами — рукописями, в которых более старый текст смыт или соскоблен, чтобы освободить место для нового[20]. Это явление, вместе с практикой отрывания частей папирусных документов, для более маленьких писем, говорит о том, что были сезонные дефициты, вызванные ограниченным вегетационного периода растения Cyperus papyrus[20]. Это также объясняет частое использование остраконов и известняковых хлопьев как средства написания для более коротких письменных работ[21]. Кроме камня, керамических остраконов и папируса писали на дереве, слоновой кости и гипсе[22].

К римскому периоду традиционная египетская тростниковая ручка была заменена распространённой в греко-римском мире — более короткой, толстой тростниковой ручкой с расщеплённым кончиком[23]. Кроме того, от оригинальных египетских пигментов отказались в пользу греческих чернил на основе свинца[23]. Принятие греко-римских письменных принадлежностей оказало влияние на египетский почерк, так как иератические знаки стали более широко расположенными, с более круглыми росчерками и с большей угловой точностью[23].

Сохранение письменных материалов

Подземные египетские гробницы, построенные в пустыне, предоставляют, возможно, наиболее подходящие условия для сохранения папирусных документов. Например, существует много хорошо сохранившихся погребальных папирусов «Книги мёртвых», которые помещались в гробницах, чтобы служить руководствами в загробной жизни душ умерших обитателей[24]. Однако, размещение в погребальных камерах нерелигиозных папирусов было принято только в конце Среднего царства и в первой половине Нового царства. Таким образом, большинство хорошо сохранившихся литературных папирусов относятся к этому периоду[24].

Большинство поселений в Древнем Египте были расположены на аллювие поймы Нила. Эта влажная среда неблагоприятна для долгосрочного сохранения папирусных документов. Археологи обнаружили большее количество папирусных документов в пустынных поселениях на возвышенной над поймой земле[25] и в поселениях, не имевших ирригационных сооружений, таких как Элефантина, Эль-Лахун и Эль-Хиба[26].

Два черноволосых египетских крестьянина, одетых в белой льняной одежде и стоящих в поле, собирают растения папируса. Внизу есть мотив зеленой растительности, и вверху — отсечение нижней части другой сцены с крестьянами в поле.
Египетские крестьяне, собирающие папирус, из настенной росписи в гробнице в Дейр эль-Медине, относящейся к началу Рамессидового периода (то есть XIX династии)

Тексты на более долговечном материале также были утрачены. Камни с надписями часто повторно использовались в качестве строительных материалов, и чернила на остраконах сохранились лишь в сухих средах[27]. В то время как папирусные рулоны и пакеты, как правило, хранились в коробках, остраконы обычно выбрасывались как мусор. Одна из мусорных ям, случайно обнаруженная в деревне Рамессидской эпохи Дейр эль-Медина, содержала множество частных писем на остраконах[21]. Здесь были обнаружены письма, гимны, вымышленные рассказы, рецепты, квитанции и завещания[28]. Пенелопа Уилсон сравнивает эту археологическую находку современной свалке или контейнеру для отходов[28]. Она отмечает, что жители Дейр Эль-Медина были очень грамотны по древнеегипетским стандартам, и предупреждает, что такие находки бывают только «в редких обстоятельствах и при определенных условиях»[29].

Джон Тейт подчеркивает, что «египетские материалы сохранились очень неравномерно <…> Эта неравномерность относится как к времени, так и к пространству»[27]. Например, есть недостаток письменных материалов от всех периодов из дельты Нила, но обилие от расцветного периода в Фивах[27]. Он отмечает, что в то время, как некоторые тексты были скопированы несколько раз, другие известны только в единственном экземпляре. Например, есть только одна полная копия «Сказки о потерпевшем кораблекрушение» эпохи Среднего царства[30]. Однако, эта сказка также появляется во фрагментах текстов на остраконах во время Нового царства[31]. Много других литературных произведений сохранились только во фрагментах или в неполных копиях утраченных оригиналов[32].

Стадии египетского языка

Две поддерживающие крышу каменные колонны, окрашенные выцветшими красками и надрезанные египетскими иероглифами
Колонны с вписанными и окрашенными египетскими иероглифами из гипостильного зала РамессеумаЛуксоре), построенного при Рамсесе II (правление: 1279—1213 гг. до н. э.)

Хотя письмо впервые появилось в самом конце 4-го тысячелетия до н. э., оно использовалось только для передачи коротких имён и надписей. Связанные тексты не появлялись примерно до 2600 года до н. э., в начале Древнего царства[33]. Это событие ознаменовало начало первой известной фазы египетского языка: древнеегипетский язык[33]. Древнеегипетский остался только устным языком примерно до 2100 года до н. э., когда в начале Среднего царства, он превратился в среднеегипетский[33]. Хотя среднеегипетский был тесно связан с древнеегипетским, позднеегипетский значительно отличался в грамматической структуре. Позднеегипетский появился в качестве разговорного языка возможно уже ​в 1600 г. до н. э., но не использовался как письменный язык примерно до 1300 г. до н. э. в амарнском периоде Нового царства[34]. В VII столетии до н. э. позднеегипетский постепенно превратился в демотику, и, хотя демотика осталась разговорным языком до V века н. э., она была постепенно заменена коптским языком, начиная в I веке н. э.[35]

Иератика использовалась наряду с иероглифами для письма на древнеегипетском и среднеегипетском языках, становясь доминирующей формой письма в позднеегипетском языке[36]. К времени Нового царства и в остальной части истории древнего Египта среднеегипетский стал классическим языком, зарезервированным, как правило, для чтения и письма в иероглифах[37]. Остался устным языком для более возвышенных форм литературы, таких как исторические документы, памятные автобиографии, религиозные гимны и погребальные заклинания[38]. Однако, в поздний период литература Среднего царства, написанная на среднеегипетском, также была переписана иератикой[39].

Функции литературы

Крашеная, реалистичная, каменная статуя черноволосого мужчины, сидящего со скрещенными ногами и держащего камненное изображение папирусного свитка на коленях
Сидящая статуя египетского писца, держащая папирусный документ на коленях, найденная в западном кладбище в Гизе (Пятая династия Египта (25—24 вв. до н. э.)

На протяжении древнеегипетской истории, чтение и письмо являлись основными требованиями для службы в государственных учреждениях, хотя правительственные чиновники получили помощь в повседневной работе от элитной, грамотной социальной группы—писцов[40]. Как видно из папируса Анастаси II периода Раммесидов, писцам надо было даже «организовать раскопки озера и строительство кирпичного пандуса, определять число мужчин на транспортировку обелиска и организовать снабжение военной миссии»[41]. Кроме того, чтобы служить в правительстве, писцы также оказывали услуги неграмотным людям в составлении писем, рекламных материалов и юридических документов[42]. Грамотные люди, как полагают, составляли лишь 1 % населения[43], остальная часть включала неграмотных крестьян, пастухов, ремесленников и других рабочих[44], а также торговцев, которым нужна была помощь писцовых секретарей[45]. Привилегированный статус писца является предметом популярного в период Раммессидов учебного текста «Сатира профессий» (pSallier II), в которой автор высмеивал тяжесть профессий скульптора, столяра, гончара, рыбака, земледельца, гонца и др. в противовес профессии писца[46].

Писцы были ответственны за сохранение, передачу и канонизацию литературной классики, а также за написание новых сочинений[47]. Ученики должны были переписывать классические произведения, такие как «Сказание Синухе» и «Наказы Аменемхата», чтобы учить правила написания и получить необходимые этические и моральные ценности, отличавшие класс писцов от других классов[48]. Большинство педагогических текстов, написанных на остраках в период Среднего царства, были поучительные тексты жанра «себайт». Рассказы, такие как «Синухе» и «Король Неферкаре и генерал Сасенет», редко употреблялись для школьных упражнений до Нового царства[49]. Однако, эти рассказы тоже имели дидактический характер, и главные герои обычно воплощали в себе общепринятые добродетели эпоха, такие как любовь к родине или уверенность в своих силах[50].

Иногда определённые люди вне писцовой профессии были грамотными и имели доступ к классической литературе. Делая выговор сыну в письме, чертежник Менена, живший в Дейр-эль-Медине во время Двадцатой династии, процитировал отрывки из произведений Среднего царства «Красноречивый поселянин» и «Сказка о потерпевшем кораблекрушение»[31]. Писцы иногда отрицательно относились к такому любительскому использованию классики. В сатирическом письме Хори, современник Менены, сделал получателю выговор за цитирование «Поучения Харджесефа» в неприличной манере полу-образованного непрофессионала[31]. Ганс-Вернер Фишер-Эльферт предполагает, что писцы особенно беспокоились злоупотреблением отрывкок вне контекста, считая, что лучше заучивать и стараться понять классические произведения в целом[51].

Каменный фрагмент с ярко окрашенными цветами и рельефные изображения египетских иероглифов, написанных в вертикальных колонках, на бежевом фоне
Фрагмент с иероглифами из погребального храма Сети I, теперь находящийся в Большом гипостильном зале Карнака

На базе скудного, но твёрдого доказательства в египетской литературе и искусстве можно утверждать, что существовала практика устного чтения текстов[52]; например, на картинах погребальных лодок изображены люди, читающие папирусные тексты вслух[53]. Египетское слово šdj, «читать вслух», было связано с биографиями, письмами, и заклинаниями[52]. Пение (ḥsj) было предназначено для похвальных песен, песен о любви, погребальных плачей и определённых заклинанией[52]. В цикле рассказов первого тысячелетии до н. э. каждый рассказ начинается с фразы «голос, который перед фараоном», которая указывает, что текст читался вслух перед аудиторией[54]. В некоторых текстах упоминается вымышленная аудитория высокопоставленных чиновников и придворных людей, но возможно, что более широкая, неграмотная аудитория тоже принимала участие[55]. Например, на погребальной стеле Сенусерта I (1971—1926 гг. до н. э.) прямо говорится о том, что люди будут собираться и слушать как писец читает надпись стелы вслух[55].

Литература также служила и религиозные цели. Начиная с "Текстов пирамид Древнего царства, произведения погребальной литературы, написанные на стенах гробницы, на cаркофагах и на папирусах, были предназначены для защиты и воспитания души в загробной жизни[56]. В эти надписи входили магические заклинания, заговоры и лирические гимны[56]. Иногда в гробницах также находились копии литературных текстов, не связанных с погребальным ритуалом, и наверно предназначенных для развлечения мёртвых в загробной жизни[57].

Хотя созданием литература занимались преимущественно мужские писцы, кажется, что некоторые тексты были написаны женщинами. Например, сохраняется несколько писем, посланных и полученных женщинами, и в разных текстах говорится о женщинах, пишущих письма[58]. Однако Эдвард Ф. Уент утверждает, что даже в этих случаях возможно, что женщины не писали сами, а нанимали писцов[59].

Датирование и авторство

Плоская камень бежевого цвета с иероглифиеской надписью, написанной в горизонтальных рядах
Стела Миннахта, ведущего писца, с иероглафиеской надписью, датированной правлением Эйе (1323—1319 гг. до н. э.)

Древнеегипетская художественная литература не было зафиксировано в письменной форме до начала двенадцатого династии Среднего царства[60]. Тексты Старого царства использовались главным образом для поддержания божественного культа, для сохранения души в загробной жизни и для личного бухгалтерского учёта. Только в Среднем царстве тексты были написаны с целями развлечения и удовлетворения интеллектуального любопытства[61]. Паркинсон и Моренц также полагают, что письменные произведения Среднего царства являлись транскрипциями устной литературы Древнего царства[62]. По крайней мере известно, что некоторые устные стихи были перенесены в письменную литературу. Например, песни носителей носилок были сохранены в письменной форме в могильных надписях Древнего царства[61].

Датирование текстов с помощью палеографических и орфографических методов проблематично из-за различных стилей иератического письма. Более того, некоторые авторы, возможно, скопировали характерный стиль старших архетипов[63]. Места действия вымышленных рассказов часто были удаленны во времени и пространстве; использование современных сюжетов в художественной литературе было относительно недавним явлением[64]. Например, авторы Среднего царства могли писать вымышленные тексты мудрости, действия которых происходят в золотом веке Древнего царства (например, «Кагемни», «Птаххотеп» и пролог «Неферти») или могли создавать действия, разворачивающиеся в более хаотической атмосфере Первого переходного периода (например, «Мерикаре» и «Красноречивый крестьянин»[65]. Другие рассказы разворачиваются в неопределимой эпохе и содержат вневременные темы[66].

Музейная выставка древнего фрагмента папирусного документа за стеклом, с надписью черными чернилами
Один из папирусов Хеканахта—собрание иератических личных писем от Одиннадцатой династии Среднего царства[67]

Паркинсон пишет, что почти все литературные тексты писались под псевдонимами, а часто ложно приписывались к таким известным людям более ранней истории, как фараоны и визири[68]. Только произведения литературных жанров поучения и жалобного дискурса иногда приписывались к историческим авторам. Тексты в таких жанрах как «повествовательные рассказы» никогда не писались под именем известной исторической личности[69]. Тейт утверждает, что в классический период египетские писцы выражали своё мнение об истории роли писцов в авторстве текстов, но в поздний период религиозная элита в храмах контролировала интерпретацию авторства[70].

Было несколько исключений из правила использования псевдонимов. Настоящие авторы некоторых текстов Рамессидового периода признавались, но эти случаи были редки[71]. Авторы частных и иногда образцовых писем обычно признавались. Частные письма могли использоваться в суде как доказательства, так как почерк каждого человека считался уникальным[72]. Частные письма, полученные или написанные фараоном, иногда вписывались иероглифами на каменных памятников в честь монархии, и фараоновские указы, вписанные на каменных стелах, часто обнародовались[73].

Литературные жанры и темы

Единственным жанром литературы, прямо упомянутым древними египтянами был жанр поучения или «себайт»[74]. Остальная жанровая классификация была сделана современными египтологами[75]. Большинство текстов писалось в стихах, но некоторые повествовательные рассказы писались в прозе[76]. Большинство древнеегипетских стихов были в форме двустиший, но иногда использовались и трёхстишия и четверостишия[77].

Поучительная литература

Древний, рванный и фрагментарный папирус, с рукописным почерком в черных и красных чернилах
Копия «Верноподданного поучения» из Нового Царства, написанная иератикой на папирусе

Жанр «поучения» (или «указания», «инструкции»), а также жанр « размышляющего дискурса», могут быть сгруппированы в рамках более широкого корпуса литературы мудрости, распространённой в древности на Ближнем Востоке[78]. Жанр имеет дидактический характер и, как полагают, входил в Среднем Царстве в программу образования писца[79]. Тем не менее, поучения часто включают в себя повествовательные элементы развлекательного характера[79]. Есть доказательства того, что тексты поучения были созданы в первую очередь не для использования в образовании, а в идеологических целях[80]. Например, Адольф Эрман пишет, что вымышленное поучение Аменемхета I (ок. 1991—1962 до н. э.) своим сыновьям «далеко выходит за рамки школьной философии, и нет никакого отношения к школе в предупреждении своих детей быть верными царю»[81]. В то время как повествовательная литература (как, например, «Красноречивый крестьянин») подчеркивает тему индивидуального героя, бросающего вызов обществу и принятым идеологиям, тексты поучения, напротив, подчеркивают необходимость соблюдения принятых догм[82].

Ключевыми словами в преподавании тексты являются «знать» (rh) и «обучить» (sba.yt)[78]. Эти тексты обычно имеют шаблонное название «поучение сделанное X-ом для Y-а», где X может быть авторитетной фигурой (например, визирем или фараоном), оказывающим моральное указание своему сыну или своим сыновьям[83]. Иногда трудно определить, сколько имеется вымышленных адресатов, так как в одном тексте иногда используется и единственное и множественное числа[84].

Примерами жанра поучения можно назвать «Максимы Птаххотепа», «Поучение Кагемни», «Поучение для короля Мерикаре», «Поучение Аменемхета», «Поучение Харджедефа», «Верноподданное поучение», и «Поучение Аменемопе»[85]. Сохранившиеся от Среднего царства поучительные тексты все написаны на папирусах[86]. Никаких образовательных остраконов от Среднего царства не сохранено[86]. Самый ранний пример деревянного школьного доска с копией учебного текста (поучение Птаххотепа) восходит к восемнадцатой династии[86]. Поучения Птаххотепа и Кагемни оба найдены на папирусе Присса, написанный в двенадцатой династии Среднего царства[87]. Целое «Верноподданное поучение» сохранилось только в рукописях Нового царства, хотя копия первой половины сохраняется на каменной стеле в честь чиновника Сехетепибре двенадцатой династии[88]. Поучения Мерикаре, Аменемхета и Харджедефа являются подлинными текстами Среднего царства, но сохраняются только в копиях из Нового царства[89]. Поучение Аменемопе является компиляцией Нового царства[90].

Повествовательная литература

Фрагментированный папирус с немного порванными краями и иератическим почерком в красных чернилах
Папирус Весткар, написанный иератикой в 15—17 династиях, содержит более раннюю «Сказку о дворе царя Хеопса», которая написана в варианте среднеегипетском языке, использованном в двенадцатой династии[91].

Сказки и рассказы являются, вероятно, наименее представленным жанром из сохранившейся литературы Среднего царства и среднеегипетского языка[92]. С Раммесидского периода Нового царства до позднего периода Древнего Египта, однако, повествовательная литература составляет большинство сохранившихся литературных произведений[93]. Среди важных рассказов можно назвать произведения «Сказка о дворе царя Хеопса», «Царь Неферкаре и генерал Сасенет», «Красноречивый крестьянин», «Сказание Синухе» и «Сказка о потерпевшем кораблекрушение»[94]. Повествовательный корпус Нового царства включает «Ссор Апепи и Секененре», «Взятие Иоппии», «Сказку об обреченного князём», «Повесть о двух братьях», и «Путешествия Уну-Амона»[95]. Среди рассказов от 1-го тысячелетия до н. э., написанных демотикой, можно назвать рассказ «Стелы голода» (написанный при Птолемеях, но с сюжетом о Древнем царстве), и циклы рассказов птоломеевского и римского периодов, которые преобразуют известных исторических деятелей, таких как Хаэмуас (XIX династии) и Инароса (первого персидского периода) в вымышленных, легендарных героев[96]. До этого, в рассказах в новоегипетском языке, авторы чаще всего пользовались божественными героями и мифологическими местами[50].

Плачи, беседы, диалоги и пророчества

К жанру Среднего царства «пророческих текстов», «плачей», «бесед», «диалогов» или «апокалиптической литературе»[97], принадлежат такие произведения, как «Речение Ипувера», «Пророчество Неферти» и «Беседа разочарованного со своим духом». Насколько известно, этот жанр не имело прецедентов в Старом Королевстве, и никаких оригинальных сочинений были написаны в Новом царстве[98]. Тем не менее, произведения как «Пророчество Неферти» часто копировались в Рамессидский период Нового царства[99], когда этот жанр Среднего царства был канонизирован, но прекращён[100]. Египетская пророческая литература возродилась в греческой династии Птолемеев и в римский период, когда написаны были такие произведения, как «Демотическая хроника», «Оракул агнца», «Оракул гончара» и два пророческих текста, в которых главным героем является Нектанеб II (ок. 360—343 до н. э.)[101]. Наряду с поучительными текстами, эти тексты входят в категорию литературы мудрости, распространённой на Ближнем Востоке[78].

См. также

Список древнеегипетских папирусов

Примечания

  1. Foster 2001, p. xx.
  2. Parkinson 2002, pp. 64—66.
  3. Forman & Quirke 1996, p. 26.
  4. Wilson 2003, pp. 7—10; Forman & Quirke 1996, pp. 10—12; Wente 1990, p. 2; Allen 2000, pp. 1—2, 6.
  5. Wilson 2003, p. 28; Forman & Quirke 1996, p. 13; Allen 2000, p. 3.
  6. Forman & Quirke 1996, p. 13; for similar examples, see Allen (2000: 3) and Erman (2005: xxxv-xxxvi)
  7. Wilkinson 2000, pp. 23—24; Wilson 2004, p. 11; Gardiner 1915, p. 72.
  8. Wilson 2003, pp. 22, 47; Forman & Quirke 1996, pp. 10; Wente 1990, p. 2; Parkinson 2002, p. 73.
  9. Forman & Quirke 1996, p. 10.
  10. Wilson 2003, pp. 63—64.
  11. 1 2 3 Wilson 2003, p. 71; Forman & Quirke 1996, pp. 101—103.
  12. Erman 2005, p. xxxvii; Simpson 1972, pp. 8–9; Forman & Quirke 1996, p. 19; Allen 2000, p. 6.
  13. 1 2 Forman & Quirke 1996, p. 19.
  14. Wilson 2003, pp. 22–23.
  15. Wilson 2003, pp. 22–23, 91–92; Parkinson 2002, p. 73; Wente 1990, pp. 1–2; Spalinger 1990, p. 297; Allen 2000, p. 6.
  16. Parkinson 2002, pp. 73–74; Forman & Quirke 1996, p. 19.
  17. 1 2 Forman & Quirke 1996, p. 17.
  18. Forman & Quirke 1996, pp. 17–19, 169; Allen 2000, p. 6.
  19. Forman & Quirke 1996, pp. 19, 169; Allen 2000, p. 6; Simpson 1972, pp. 8–9; Erman 2005, pp. xxxvii, xlii; Foster 2001, p. xv.
  20. 1 2 Wente 1990, p. 4.
  21. 1 2 Wente 1990, pp. 4–5.
  22. Allen 2000, p. 5; Foster 2001, p. xv; см. также Wente 1990, p. 5–6.
  23. 1 2 3 Forman & Quirke 1996, p. 169.
  24. 1 2 Quirke 2004, p. 14.
  25. Wente 1990, pp. 2–3; Tait 2003, pp. 9–10.
  26. Wente 1990, pp. 2–3.
  27. 1 2 3 Tait 2003, pp. 9–10.
  28. 1 2 Wilson 2003, pp. 91–93.
  29. Wilson 2003, pp. 91–93; см. также Wente 1990, pp. 132–133.
  30. Tait 2003, p. 10; see also Parkinson 2002, pp. 298–299.
  31. 1 2 3 Fischer-Elfert 2003, p. 121.
  32. Simpson 1972, pp. 3–4; Foster 2001, pp. xvii-xviii.
  33. 1 2 3 Allen 2000, p. 1.
  34. Allen 2000, p. 1; Fischer-Elfert 2003, p. 119; Erman 2005, pp. xxv-xxvi.
  35. Allen 2000, p. 1; Wildung 2003, p. 61.
  36. Allen 2000, p. 6.
  37. Allen 2000, pp. 1, 5–6; Wildung 2003, p. 61; Erman 2005, pp. xxv-xxvii; Lichtheim 1980, p. 4.
  38. Allen 2000, p. 5; Erman 2005, pp. xxv-xxvii; Lichtheim 1980, p. 4.
  39. Wildung 2003, p. 61.
  40. Wente 1990, pp. 6–7; see also Wilson 2003, pp. 19–20, 96–97; Erman 2005, pp. xxvii-xxviii.
  41. Wilson 2003, p. 96.
  42. Wente 1990, pp. 7–8.
  43. Wente 1990, pp. 7–8; Parkinson 2002, pp. 66–67.
  44. Wilson 2003, pp. 23–24.
  45. Wilson 2003, p. 95.
  46. Wilson 2003, pp. 96–98.
  47. Fischer-Elfert 2003, pp. 119–121; Parkinson 2002, p. 50.
  48. Wilson 2003, pp. 97–98; see Parkinson 2002, pp. 53–54; see also Fischer-Elfert 2003, pp. 119–121.
  49. Parkinson 2002, pp. 54–55; see also Morenz 2003, p. 104.
  50. 1 2 Simpson 1972, pp. 5–6.
  51. Fischer-Elfert 2003, p. 122.
  52. 1 2 3 Parkinson 2002, pp. 78–79.
  53. См. Forman & Quirke 1996, pp. 76–77, 83.
  54. Wilson 2003, p. 93.
  55. 1 2 Parkinson 2002, pp. 80–81.
  56. 1 2 Forman & Quirke 1996, pp. 51–56, 62–63, 68–72, 111–112; Budge 1972, pp. 240–243.
  57. Parkinson 2002, p. 70.
  58. Wente 1990, pp. 1, 9, 132–133.
  59. Wente 1990, p. 9.
  60. Parkinson 2002, pp. 45–46, 49–50, 55–56; Morenz 2003, p. 102; см. также Simpson 1972, pp. 3–6 и Erman 2005, pp. xxiv-xxv.
  61. 1 2 Morenz 2003, p. 102.
  62. Parkinson 2002, pp. 45–46, 49–50, 55–56; Morenz 2003, p. 102.
  63. Parkinson 2002, pp. 47–48.
  64. Parkinson 2002, pp. 45–46; Morenz 2003, pp. 103–104.
  65. Parkinson 2002, pp. 46–47; см. также Morenz 2003, pp. 101–102.
  66. Morenz 2003, pp. 104–107.
  67. Wente 1990, pp. 54–55, 58–63.
  68. Parkinson 2002, pp. 75–76.
  69. Parkinson 2002, pp. 75–76; Fischer-Elfert 2003, p. 120.
  70. Tait 2003, pp. 12–13.
  71. Parkinson 2002, pp. 238–239.
  72. Wente 1990, p. 7.
  73. Wente 1990, pp. 17–18.
  74. Fischer-Elfert 2003, pp. 122–123; Simpson 1972, pp. 5–6; Parkinson 2002, p. 110.
  75. Fischer-Elfert 2003, pp. 122–123; Simpson 1972, p. 3.
  76. Foster 2001, pp. xv-xvi.
  77. Foster 2001, p. xvi.
  78. 1 2 3 Parkinson 2002, pp. 110.
  79. 1 2 Parkinson 2002, pp. 110, 235.
  80. Parkinson 2002, pp. 236–237.
  81. Erman 2005, p. 54.
  82. Loprieno 1996, p. 217.
  83. Simpson 1972, p. 6; see also Parkinson 2002, pp. 236–238.
  84. Parkinson 2002, pp. 237–238.
  85. Parkinson 2002, pp. 313–319; Simpson 1972, pp. 159–200, 241–268.
  86. 1 2 3 Parkinson 2002, pp. 235–236.
  87. Parkinson 2002, pp. 313–315; Simpson 1972, pp. 159–177.
  88. Parkinson 2002, pp. 318–319.
  89. Parkinson 2002, pp. 313–314, 315–317; Simpson 1972, pp. 180, 193.
  90. Simpson 1972, p. 241.
  91. Parkinson 2002, pp. 295–296.
  92. Parkinson 2002, p. 109.
  93. Fischer-Elfert 2003, p. 120.
  94. Parkinson 2002, pp. 294–299; Simpson 1972, pp. 15–76; Erman 2005, pp. 14–52.
  95. Simpson 1972, pp. 77–158; Erman 2005, pp. 150–175.
  96. Gozzoli 2006, pp. 247–249; for another source on the Famine Stela, see Lichtheim 1980, pp. 94–95.
  97. Simpson 1972, pp. 6–7; Parkinson 2002, pp. 110, 193; for "apocalyptic" designation, see Gozzoli 2006, p. 283.
  98. Morenz 2003, p. 103.
  99. Simpson 1972, pp. 6–7.
  100. Parkinson 2002, pp. 232–233.
  101. Gozzoli 2006, pp. 283–304; см. также Parkinson 2002, p. 233, который говорит о том, как жанр возродился в некоторые периоды после Среднего царстсва, и цитирует Depauw (1997: 97–9), Frankfurter (1998: 241–8) и Bresciani (1999).

Источники

  • Allan, J. P. Middle Egyptian: An Introduction to the Language and Culture of Hieroglyphs. — Cambridge, 2000. — ISBN 0521653126
  • Bard, K. A. and Shubert, S. B. Encyclopedia of the Archaeology of Ancient Egypt. — New York and London, 1999. — ISBN 0415185890
  • Breasted, J. H. Ancient Records of Egypt: Vol. I, The First to the Seventeenth Dynasties, & Vol. II, the Eighteenth Dynasty. — New York, 1962. — ISBN 0846201348
  • Brewer, D. J. and Teeter, E. Egypt and the Egyptians. — Cambridge, 1999. — ISBN 0521445183
  • Budge, E. A. W. The Dwellers on the Nile: частьs on the Life, History, Religion, and Literature of the Ancient Egyptians. — New York, 1972.
  • Erman, A. Ancient Egyptian Literature: A Collection of Poems, Narratives and Manuals of Instructions from the Third and Second Millenia BC / Translated by A. M. Blackman. — New York, 2005. — ISBN 0710309643
  • Fischer-Elfert, H.-W. Representations of the Past in the New Kingdom Literature // 'Never Had the Like Occurred': Egypt's View of Its Past / Edited by J. W. Tait. — London, 2003. — P. 119—38. — ISBN 1844720071
  • Forman, W. and Quirke, S. Hieroglyphs and the Afterlife in Ancient Egypt. — Norman, 1996. — ISBN 0806127511
  • Foster, J. L. Ancient Egyptian Literature: An Anthology. — Austin, 2001. — ISBN 0292725272
  • Gardiner, A. H. The Nature and Development of the Egyptian Hieroglyphic Writing. — 1915. — Vol. 2. — P. 61—75.
  • Gozzoli, R. B. The Writings of History in Ancient Egypt during the First Millennium BC (ca. 1070—180 BC): Trends and Perspectives. — London, 2006. — ISBN 095502563X
  • Greenstein, E. L. Autobiographies in Ancient Western Asia // Civilizations of the Ancient Near East. — New York, 1995. — P. 2421—32.
  • Koosed, J. L. (Per)mutations of Qohelet: Reading the Body in the Book. — New York and London, 2006. — ISBN 0567026329
  • Lichtheim, M. Ancient Egyptian Literature: Volume III: The Late Period. — Berkeley and Los Angeles, 1980. — ISBN 0520040201
  • Lichtheim, M. Ancient Egyptian Literature: Volume II: The New Kingdom. — Berkeley and Los Angeles, 2006. — ISBN 0520248430
  • Loprieno, A. Defining Egyptian Literature: Ancient Texts and Modern Literary Theory // The Study of the Ancient Near East in the 21st Century / Edited by J. S. Cooper and G. M. Schwartz. — Winona Lake, Indiana, 1996. — P. 209—50. — ISBN 093146496X
  • Mokhtar, G. General History of Africa II: Ancient Civilizations of Africa. — Berkeley, 1990. — ISBN 9231025856
  • Morenz, L. D. Literature as a Construction of the Past in the Middle Kingdom // 'Never Had the Like Occurred': Egypt's View of Its Past / Translated by M. Worthington. Edited by J. W. Tait. — London, 2003. — P. 101—18. — ISBN 1844720071
  • Parke, C. N. Biography: Writing Lives. — New York and London, 2002. — ISBN 0415938929
  • Parkinson, R. B. Poetry and Culture in Middle Kingdom Egypt: A Dark Side to Perfection. — London, 2002. — ISBN 0826456375
  • Quirke, S. Egyptian Literature 1800 BC, questions and readings. — London, 2004. — ISBN 0954721861
  • Perdu, O. Ancient Egyptian Autobiographies // Civilizations of the Ancient Near East / Edited by J. Sasson. — New York, 1995. — P. 2243—54.
  • Seter, J. V. In Search of History: Historiography in the Ancient World and the Origins of Biblical History. — New Haven, 1997. — ISBN 1575060132
  • Simpson, W. K. The Literature of Ancient Egypt: An Anthology of Stories, Instructions, and Poetry / Edited by W. K. Simpson. — New Haven and London, 1972. — ISBN 0300014821
  • J. Tait W. Introduction—'...Since the Time of the Gods' // 'Never Had the Like Occurred': Egypt's View of Its Past / Edited by J. Tait. — London, 2003. — P. 1—14. — ISBN 1844720071
  • Wente, E. F. Letters from Ancient Egypt / Edited by E. S. Meltzer. — Atlanta, 1990. — ISBN 1555404723
  • Wildung, D. Looking Back into the Future: The Middle Kingdom as a Bridge to the Past // 'Never Had the Like Occurred': Egypt's View of Its Past / Edited by J. Tait. — London, 2003. — P. 61—78. — ISBN 1844720071
  • Wilkinson, T. A. H. What a King Is This: Narmer and the Concept of the Ruler. — 2000. — Vol. 86. — P. 23—32.
  • Wilson, P. Sacred Signs: Hieroglyphs in Ancient Egypt. — Oxford and New York, 2003. — ISBN 0192802992
  • Wilson, P. Hieroglyphs: A Very Short Introduction. — Oxford and New York, 2004. — ISBN 0192805029

Ссылки


Wikimedia Foundation. 2010.

Нужна курсовая?

Полезное


Смотреть что такое "Литература Древнего Египта" в других словарях:

  • Искусство Древнего Египта — История Древнего Египта Додинастический период          00 · …   Википедия

  • Культура Древнего Египта — Содержание 1 Древнеегипетская письменность, литература и мифология 1.1 Письменность …   Википедия

  • История Древнего Египта — См. также: Хронология Древнего Египта История Древнего Египта Додинастический период   & …   Википедия

  • Костюм Древнего Египта — Одежда мужчин и женщин разных социальных слоёв Древнего Египта Содержание …   Википедия

  • Храмы Древнего Египта — …   Википедия

  • Жречество Древнего Египта — Эта статья или раздел нуждается в переработке. Пожалуйста, улучшите статью в соответствии с правилами написания статей …   Википедия

  • Хронология Древнего Египта — История Древнего Египта Додинастический период          00 · …   Википедия

  • Кухня Древнего Египта — Кухня древнего Египта, изменяясь на протяжении трёх тысяч лет, сохранила неизменными многие особенности вплоть до эллинистического периода. Основными повседневными продуктами для египтян любых классов были хлеб, пиво, зелёный лук и другие овощи.… …   Википедия

  • Хронология древнего Египта — История Древнего Египта Додинастический период Династический период Раннее царство Древнее царство Первый переходный период Среднее царство Второй переходный период Новое царство Третий переходный период Позднее царство Персидский период… …   Википедия

  • Краткая история Древнего Египта — См. также: Хронология Древнего Египта История Древнего Египта Додинастический период Династический период Раннее царство Древнее царство Первый переходный период Среднее царство Второй переходный период Новое царство Третий переходный период …   Википедия


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»