Сонгун

Сонгун
Сонгун
Хангыль 선군정치
Ханча 先軍政治
Маккьюн —
Райшауэр
Sŏn'gun chŏngch'i
Новая романизация Seon(-)gun jeongchi
Политика — Портал:Политика
КНДР
Coat of Arms of North Korea.svg

Эта статья — часть серии:
Политическая система
КНДР

Сонгун — политика «Армия на первом месте», проводимая властями КНДР, которая ставит главным приоритетом Корейскую народную армию во всех государственных делах и в распределении национальных ресурсов. «Армия на первом месте» — главный принцип политико-экономического руководства всей КНДР, который полностью господствует в политической системе страны — «Армия на первом месте в политике», в экономике — «Армия на первом месте в экономическом строительстве», а также в идеологии — «Армия на первом месте в идеологии», которая служит как руководствующая идеология.

Сонгун возвышает Корейскую народную армию в КНДР как организацию с государственными функциями, которая имеет главные позиции в правительстве КНДР и в обществе. Он руководит как внутренней, так и внешней политикой КНДР[1]. Это правительственная структура, которая определяет вооружённые силы КНДР как «Великое хранилище мощи». Северокорейское правительство ставит Корейскую народную армию на высокие позиции в экономике и ресурсораспределении, а также делая её (армию) предметом для подражания всему обществу[2]. Сонгун стал политической концепцией после возвышения его в 1994 году, которая подчёркивала, что народные войска выше любых других аспектов государства и общества.

Содержание

История

Сонгунская эпоха началась ещё в 1960 году, когда молодой Ким Чен Ир, вместе со своим отцом Ким Ир Сеном отправились с визитом в Сеул в сопровождении 105 Пхеньянской вооружённой гвардейской дивизии, — это первый случай из многих, в котором подразделение Корейской Народной Армии прошло через всю КНДР.

Сонгун не являлся официальной политикой правительства КНДР до тех пор, пока в 1994 году не умер Ким Ир Сен. В 1995 году политика «Армия на первом месте» была введена как «революционная идея о великой значимости армии» и как «политика, подчёркивающая предпочтение единства и преданности партии, армии и народа, и роль армии как авангарда»[3]. Это был небольшой отход от руководящей политики Чучхе (опора на собственные силы)[4].

В 1997 году ежедневная газета Нодон синмун, являющейся официальной газетой Трудовой партии Кореи, опубликовала следующее: „Никогда не подымались так высоко статус и роль Корейской Народной Армии, как сейчас, когда ею энергично руководит Уважаемый и Любимый товарищ Верховный Главнокомандующий.“ По этому мнению, КНА также стала „синонимом народа, государства и партии“[5]. Вместе, всё это определяло не только центральную роль Ким Чен Ира в идеологии сонгун, но также в государстве и обществе.

В 1998 году начали появляться и другие термины, связанные с этой идеологией: „Армия на первом месте в революционной идее“, „Армия на первом месте в революционном руководстве“ и „Армия на первом месте в политике“, тем самым расширив концепцию сонгун в более широкие аспекты северокорейского управления[6].

Сонгун стал более заметной концепцией в январе 1999 года, когда о нём, как о важном явлении в северокорейском обществе, напечатали все крупные новостные агентства КНДР. Передовые статьи связывали сонгун с Ким Чен Иром, объявив, что он умело руководит политикой „Армия на первом месте“, где Народная Армия является главной силой революции, а единство армии и народа поможет строить и оберегать социализм[5].

В январе 2003 года Нью-йоркская газета добавила сонгун к разряду милитаристских концепций. В декабре 2003 года „Essential Attributes of Military-First Politics“ опубликовала, что сонгун — это новое видение ведущей силы революции в квази-коммунистической КНДР и назвала его главной силой революции в Корейской Народной Армии[5]. Это традиционно для коммунистического общества опираться на пролетариат или, как в КНР, на крестьянство. Для КНДР только армия удовлетворяет критериям верности, революционного духа, слаженности, чести мундира[5]. В январе 2004 года можно было наблюдать резкое увеличение пропаганды сонгун в КНДР[5].

Сонгун продолжил увеличиваться во влиятельности, и даже включил в свою идеологию программу объединения с Южной Кореей. Пресса КНДР заявила, что политика сонгун — это гарантия, которая защитит объединение Отечества»[7]. КНДР также заявляет, что сонгун — это гарантия мира на полуострове, а также единственный способ предотвращения атаки со стороны США[8]. Сонгун стал свойственен всей внутренней и внешней политики КНДР, а также принятию каких-либо решений, занимая при этом определённое место рядом с идеологией Чучхе, как ведущего принципа государственного устройства страны.

Выбор политики Сонгун

Существует две причины, приведшие к политике сонгун после смерти Ким Ир Сена, ставшей главной идеологией наравне с идеями Чучхе.

Первой причиной, заставивший правительство наращивать военную мощь страны, явилось нестабильное положение КНДР на международной арене в то время.[9]. Запад воспринимает это явления как агрессивное, считает, что увеличение военной мощи КНДР и вовлечение туда всего северокорейского общества — это прямая угроза[1]. Этот аргумент также указывает на серию кризисов, случившихся в КНДР в начале 1990-х годов, начавшиеся с развалом СССР в 1991 году, который долгое время был её союзником и последовавшие после смерти Ким Ир Сена в 1994 году, параллельно с которыми до 1999 года происходили природные бедствия и голод. Всё это также могло послужить мотивом для применения сонгун как способа для консолидации сил[10].

Вторая причина связанна с внутренним положением дел в КНДР, что также поспособствовало для продвижения политики сонгун. Когда умер Ким Ир Сен, брозды правления перешли его сыну — Ким Чен Иру. Во время смерти его отца, Ким Чен Ир занимал большинство ключевых военных постов в правительстве КНДР, а именно: был вторым лицом, после Ким Ир Сена, в командовании КНА. Ему не оставалось выбора, как использовать Корейскую Народную Армию для консолидации собственных сил. Кроме того, для того, чтобы сохранить контроль над правительством КНДР, Ким Чен Ир нуждался в поддержке армии[1]. Этот аргумент указывает на то, что Ким Чен Ир сделал продуманный выбор: отодвинул на второй план все прочие аспекты правительства, чтобы утвердить первенство Корейской Народной Армии. Сюда также можно включить роспуск Центрального Народного Комитета, закрепление статуса президента только за Ким Ир Сеном (иными словами: должность президента КНДР была упразднена), Административный Совет КНДР стал иметь второстепенную роль в руководстве страны[5].

Политическое значение

Значение политики сонгун связано не только с совместной работой с идеями Чучхе, но также замена их как главной государственной идеологии для консолидации сил Ким Чен Ира[11].

Господство КНА в КНДР беспокоит Южную Корею, так как КНА здесь выступает как один из способов воссоединения Кореи, в то время как сама Южная Корея придерживается политики «Солнечного света» (кор.햇볕정책), предложенную в 2008 году президентом Ли Мён Баком[12]. КНДР уверена, что сонгун — это лучший способ для воссоединения Кореи, но правительство Южной Кореи категорически против этой политики и даже объявляет вне закона сайты на своей территории, которые пропагандируют идею «Армия на первом месте»[13].

Политика сонгун процветает, несмотря на продолжающийся «ядерный кризис» вокруг КНДР[14]. США заинтересованы в том, чтобы на Корейском полуострове не было ядерного оружия, так как сама политика и идеология сонгун их очень беспокоит и расценивается ими как угроза их гегемонии[15]. Сонгун вполне реально может привести к тому, что у КНДР появится ядерное оружие[16]. Идеология сонгун, которая господствует в правительстве КНДР, по мнению США является основным препятствием отказа КНДР от своей ядерной программы. Озабоченность Запада по поводу ядерной программы КНДР и её политики сонгун, заставляет КНДР воспринимать попытки отказа от своей программы и вступить на путь так называемой нормализации дел на Корейском полуострове как угрозу самой КНДР и существующему там порядку[17].

Экономическое значение

Политика «Армия на первом месте» появилась в период, когда руководство КНДР осуществляло попытки решения ряда экономических проблем, которые стали причиной голода, начавшегося в начале 1990-х годов. Чтобы преодолеть экономический кризис, ожидалось, что армия будет в центре всех государственных дел. Ким Чен Ир поставил цель сделать КНДР «Могущественной и преуспевающей нацией» (kangseong taeguk) с помощью политики «Армия на первом месте»[18]. Сергей Курбанов — глава института корееведения Санкт-Петербургского государственного университета, сказал в своём интервью, данный южно-корейской новостной интернет-газете Daily NK, что нувориши в КНДР придерживаются и будут придерживаться политики «Армия на первом месте», чтобы уберегать свои богатства[19] .

См. также

Ссылки

  • Cheong Wook-Sik, «Military First Policy», Presented at Washington Peace Network, Washington, D.C., April 19, 2007
  • Chun Mi-Young, The Kim Jong Il administration’s recognition of politics, KINU policy series, September 2006
  • John Feffer, Forgotten Lessons of Helsinki: Human Rights and U.S.-North Korean Relations, World Policy Journal, v.XXI, no.3, Fall 2004
  • Alexander Platkovskiy, Nuclear Blackmail and North Korea’s Search for a place in the sun, The North Korean Nuclear Program. New York and London: Routledge, 2000

Примечания

  1. 1 2 3 Alexander V. Vorontsov, «North Korea’s Military-First Policy: A Curse or a Blessing?» Brookings Institution, 26 May 2006, <http://www.brookings.edu/views/op-ed/fellows/vorontsov20060526.htm> 26 March 2007.
  2. Jae Kyu Park, «North Korea since 2000 and prospects for Inter Korean Relations» Korea.net, 19 Jan 2006, <http://www.korea.net/News/Issues/IssueDetailView.asp?board_no=11037> 12 May 2007.
  3. Global Security «Songun Chongch’I [Army First]. Global Security.org. 27 April 2005. 20 March 2007.
  4. Korean Overseas Information Service, „Is N.K. Trying an Experiment for Survival?“ Korea.net, 6 Aug 2002 < http://www.korea.net/News/Issues/IssueDetailView.asp?board_no=3508> 12 May 2007.
  5. 1 2 3 4 5 6 Byung Chul Koh, „Military-First Politics and Building a ‘Powerful and Prosperous Nation' In North Korea“ Nautilus Institute Policy Forum Online, 14 April 2005, <http://www.nautilus.org/fora/security/0532AKoh.html> 20 March 2007.
  6. Global Security
  7. «N. Korea’s Songun ideology the Next JucheChosun Ilbo, 3 May 2005, <http://english.chosun.com/w21data/html/news/200505/200505030030.html> 11 May 2007.
  8. «N.Korean Propaganda Machine Judders Into Action» Chosun Ilbo, 3 August 2006, <http://english.chosun.com/w21data/html/news/200608/200608030029.html> 11 May 2007.
  9. Bruce Cumings, North Korea: Another Country (New York: The New Press, 2004): 102.
  10. Soyoung Kwon «State Building in North Korea: From a ‘Self-Reliant' to a ‘Military-First' State» Asian Affairs 34:3, Nov 2003, 286—296: 293.
  11. Kwon: 294.
  12. Park
  13. Korea Overseas Information Service, «S. Korea bans 32 pro-N. Korea Internet sites» Korea.net, 26 March 2007, <http://www.korea.net/News/News/NewsView.asp?serial_no=20070326008> 11 May 2007.
  14. Gavan McCormack, «A Denuclearization Deal in Beijing: The Prospect of Ending the 20th Century in East Asia» Japan Focus, 14 Feb 2007, <http://japanfocus.org/products/details/2354> 2 April 2007.
  15. Bureau of East Asian and Pacific Affairs «Background Note: North Korea» US State Department Website, April 2007, <http://www.state.gov/r/pa/ei/bgn/2792.htm> 12 May 2007.
  16. Wada Haruki, «The North Korean Nuclear problem, Japan, and the Peace of Northeast Asia» Trans. Gavan McCormack, Japan Focus, 10 March 2006, <http://japanfocus.org/products/details/2376> 2 April 2007.
  17. McCormack
  18. Nicholas Eberstadt (2006 October/November), «Persistence of North Korea», The Policy Review, <http://www.hoover.org/publications/policyreview/3436436.html>. Проверено 11 мая 2007. 
  19. Kim (김), Song-a (송아). “北 신흥부자들은 체제변화 원치 않는다” (Korean), Daily NK (4 июля 2007). Проверено 26 августа 2011.

Wikimedia Foundation. 2010.

Смотреть что такое "Сонгун" в других словарях:


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»