Романов, Алексей Дмитриевич

Романов, Алексей Дмитриевич
Алексей Романов
Романов Алексей Дмитриевич.jpg
На 30-летии группы «Воскресение» в ГЦКЗ«Россия» в сентябре 2009 года
Основная информация
Полное имя

Алексей Дмитриевич Романов

Дата рождения

24 сентября 1952(1952-09-24) (60 лет)

Место рождения

Москва, СССР

Страна

Flag of the Soviet Union.svg СССР Flag of Russia.svg Россия

Профессии

певец, гитарист, поэт, композитор

Жанры

рок

Коллективы

Воскресение, СВ, Машина времени

Официальный сайт

Алексей Дмитриевич Романов (24 сентября 1952, Москва) — советский и российский музыкант, гитарист, вокалист рок-групп «Воскресение», СВ, «Машина времени», «Кузнецкий мост». Участвовал также в трио Романов—Сапунов—Кобзон и сотрудничает с группой фламенко Los De Moscu. Бессменный лидер и основной автор песен группы «Воскресение».

Содержание

Биография

Алексей Дмитриевич Романов родился 24 сентября 1952 года в Москве. Окончил МАРХИ.

В 1969 году организовал совместно с вокалистом и пианистом Виктором Кистановым дуэт «Бродячие облака». «Они», как пишет Андрей Макаревич, «нежно и музыкально пели битловские песни — выходило, что называется, один к одному — то, чего «Машина» никогда не могла добиться...»[1]. Через год возникла группа с оригинальным названием «Ребята, которые начинают играть, когда полосатый гиппопотам пересекает реку Замбези», куда, помимо Романова и Кистанова, входили гитарист Сергей Цвиликов, бас-гитарист Александр Шадрин и игравший до этого в первом составе «Машины времени» барабанщик Юрий Борзов. Ещё через год группа распалась[2].

Вместе с Макаревичем был отчислен из Архитектурного института (позже оба восстановлены). Макаревич вспоминает: «...пришла установка очистить ряды советских студентов от волосатой нечисти. Под эту категорию попал я, Лешка Романов... Установка, конечно, была закрытой, и поводом к исключению послужил какой-то идиотский предлог... Учились мы хорошо, хвостов не имели, и вся история выглядела бредово. Помню, как сокурсники наши стихийным табуном ломанулись к ректору за правдой и как они по одному выходили оттуда, пряча глаза и разводя руками. Я просто физически ощущал, как невидимая стена прошла между нами и ними, а ведь мы с Лешкой были совсем не последние ребята в институтской тусовке»[3].

С 1974-го по лето 1975-го Романов был солистом «Машины времени», выступая вместе с Андреем Макаревичем, Александром Кутиковым и Сергеем Кавагоэ. Макаревич пишет: «...не чувствовал себя в своей тарелке Лешка, хотя ни он, ни мы не могли понять, почему, собственно. Мы пытались сделать несколько его песен, а мои он пел как-то не так — во всяком случае, мне так казалось. ...в конце концов он пропал дня на два, я поехал к нему, долго плутал в потемках Теплого Стана, застал его дома, состоялся какой-то смутный разговор, из которого получалось, что он никак не может почувствовать свое место в нашей команде — и мы расстались друзьями»[3]. Среди песен, едва не попавших в репертуар «Машины времени», была и «Есть у меня песни различные...» - вещь, с которой позже начинался первый магнитоальбом «Воскресения»[4].

В 1975 году Романов стал солистом группы «Опасная зона», куда, помимо него, входили Алексей Макаревич - лидер-гитара; Олег Друкаров — электроорган; Сергей Андреев — бас-гитара; Игорь Котлов — ударные. В 1976-м группа стала называться «Кузнецкий мост». В репертуар «Кузнецкого моста» входили будущие знаменитые хиты «Воскресения» «Кто виноват?» и «Снежная баба»[2].

В 1979 году Сергей Кавагоэ и Евгений Маргулис, уйдя из «Машины времени», предложили Алексею Романову сотрудничество. Имея способности организатора, Кавагоэ обязался найти аппаратуру, если будет репертуар. Так возникла группа «Воскресение».[5] Осенью 1980-го первый состав «Воскресения» распался; Маргулис стал бас-гитаристом «Аракса». Поскольку «Аракс» не только исполнял некоторые песни Романова, но и музыканты группы писали песни на его стихи, тот какое-то время числился в «Араксе» автором, и его трудовая книжка находилась в Московской областной филармонии[4].

Вскоре «Воскресение» возрождается в составе Романов — НикольскийСапунов — Шевяков. В 1982-м бывший менеджер (формально - художественный руководитель) «Машины времени» Ованес Мелик-Пашаев предлагает Романову работать на профессиональной сцене[4].

Романов вспоминает об этом: «...предложение Мелик-Пашаева оказалось очень кстати. В составе с Никольским меня мало что держало... Гораздо больше времени я проводил в компании с Вадимом Голутвиным, тогда ушедшим из «Аракса», группа Мелик-Пашаева собралась вокруг нашего альянса». Впоследствии эта группа стала называться СВ[4].

В 1983 году Генеральный секретарь ЦК КПСС и бывший руководитель КГБ Юрий Андропов распорядился заново рассмотреть все закрытые дела, среди которых было дело о «левом концерте» «Воскресения». Обвинение выдвигалось против Романова и звукооператора группы Александра Арутюнова[4].

Следствие по этому делу вела женщина по фамилии Травина (из УВД Мособлисполкома). Остальных участников группы спасло чудо: вызванные на допрос чуть позже, они успели проконсультироваться с юристами (и заочно — с В. Альбрехтом), поэтому на вопросы о том, получали ли они гонорары от комсомольских и профсоюзных организаций, отвечали непрошибаемым «нет» ... они до конца процесса оставались свидетелями, — в отличие от Романова, который сказал «да».

— Илья Смирнов[4]

Несмотря на постоянные задержания, закрытия сэйшенов и т.д., никто из московских музыкантов, кажется, не пострадал, хотя под следствием были многие. Кроме, пожалуй, идиотской истории с Лешкой Романовым, который сам себя оговорил.

— Андрей Макаревич[4]

В августе Романов и Арутюнов были арестованы. Им инкриминировалась частная предпринимательская деятельность в виде продажи билетов на один из концертов. Алексей Романов провёл девять месяцев в Бутырской тюрьме (у музыканта конфисковали телевизор, проигрыватель, магнитофон «Комета», два кресла, его гитару — красный Fender — и все деньги со сберкнижки)[4].

В мае 1984-го дело было передано на рассмотрение в суд. Заседание проходило в городе Железнодорожный. Суд вынес приговор: Романову — три с половиной года условно и конфискация имущества, Арутюнову — три года колонии[4].

Как в старой поговорке — был бы человек, а статья найдется. Так что три года с конфискацией имущества для меня как-то сочинились. Вообще-то, я попал по глупости, потому что врать не умею. Знающие люди говорили: ни в чем не сознавайся. А я после того, как просидел четырнадцать дней в КПЗ, потерял контроль над собой и признался во всем, лишь бы отвязались. После этого меня перевели в Бутырку. Полгода в камере без допросов, в грязи — это, конечно, была пытка. Слава богу, что мои родители подняли шум, дело пересмотрели в суде и меня выпустили. В КПЗ ни читать, ни писать нельзя. Там можно только считать клопов и смотреть, как перемещаются солнечные зайчики. А в одиночке я пустился в свои излюбленные восточные дела — медитировал, поднимался над полом, вспоминал детально свою жизнь... Были у меня романтические надежды, что я что-нибудь там сочиню, но ничего не получилось. Кстати, в тюрьме мне пришлось пройти экспертизу на предмет сумасшествия — судьба предоставила возможность откосить. Но я по здравому размышлению понял, что лучше лагерь, чем дурдом. Из лагеря рано или поздно выходят, а из дурдома — никогда. Он поселяется внутри человека.

— Алексей Романов[6]

Мелик-Пашаев и некоторые музыканты ушли; Голутвин и другие продолжали ждать Романова, готовили концертную программу «Времена года», основанную на стихах Юрия Левитанского и других известных поэтов. При записи альбома вернувшийся из тюрьмы Романов (спевший и сыгравший на бас-гитаре) смог предложить только одну свою новую песню - «Бежит моя радость»[4].

В 1985-м он становится участником организованного Мелик-Пашаевым проекта «В едином ритме». В проекте участвовал и Владимир Кузьмин; когда Кузьмин уходит, игравший с ним бас-гитарист Евгений Казанцев начинает аккомпанировать Романову. В 1987-м Романов снова воссоединяется с Голутвиным в группе СВ, приведя туда и Казанцева; по этому случаю выходит альбом «Возвращение»[4].

В 1990 году, после записи единственной виниловой пластинки СВ «Солдат вселенной» Романов, Казанцев, барабанщик Юрий Китаев решают исполнять новые песни втроём и покидают группу[4].

В 1991-м Казанцева заменяет Андрей Сапунов, а ещё через год Китаева заменяет сын знаменитого певца Андрей Кобзон. Трио даёт концерты, принимает участие в организованной Александром Барыкиным телепередаче «Живая вода», которая пропагандировала исполнение музыки не под фонограмму; Романов поёт там свою близкую к панк-року песню «Моя последняя любовь (по прозвищу Смерть)». Однако выпустить альбом «Семь вещей» на компакт-диске трио удаётся только в 1995-м, через год после того, как снова начала существовать группа «Воскресение»[4]. В записи приняли участие также (как саксофонист) Владимир Пресняков-старший и последний клавишник СВ Андрей Миансаров[7].

Песню «Светлая горница» Романов написал не на собственные стихи, а на стихотворение поэта Серебряного века Михаила Кузмина[8]. Шесть песен Романова спел сам автор и только одну («Мне тебя утешить нечем») - Сапунов[7].

Лидером «Воскресения» Алексей Романов остаётся по сей день[4].

Личная жизнь

Алла Романова — бывшая жена, позже жена Андрея Макаревича

Лариса Романова — нынешняя жена, участница группы Los De Moscu

Примечания

Ссылки


Wikimedia Foundation. 2010.

Смотреть что такое "Романов, Алексей Дмитриевич" в других словарях:

Книги



Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»