ПСИХОЛОГИЯ это:

ПСИХОЛОГИЯ
ПСИХОЛОГИЯ
        (от греч.душа и — слово, учение), наука о закономерностях, механизмах и фактах психич. жизни человека и животных. Взаимоотношения живых существ с миром реализуются посредством чувств. и умств. образов, мотиваций, процессов общения, предметных действий, установок, эмоциональных состояний и др. актов. Различные психич. компоненты поведения образуют структуру, придающую ему устойчивость и целенаправленную активность. У человека эта структура выступает в виде психич. склада личности (её способностей, характера, темперамента, ценностных ориентации, самооценки, индивидуального стиля мышления и др.), определяющего своеобразие конкретных психич. проявлений. В течение столетий явления, изучаемые П., обозначались общим термином душа и считались предметом одного из разделов философии, названного в 16 в. П. Сведения об этих явлениях накапливались и во многих др. областях знания, а также в практике (особенно медицинской и педагогической). Специфика этих явлений, их данность субъекту в форме непосредственных, неотчуждаемых от него переживаний, их особая познаваемость, обусловленная способностью человека к самонаблюдению и самоотчёту в форме внутренней (скрытой от других людей) речи, их интимно-личностная ценность стали основанием для того, чтобы считать их несопоставимыми с др. явлениями бытия. Это представление культивировалось религ. и идеалистич. учениями. В противовес им уже в древности предпринимались попытки объяснить психич. явления едиными для всего мироздания материальными началами и законами. Важную роль в укреплении естеств.-науч. воззрений на психику сыграли успехи в изучении её телесного субстрата [в Др. Греции врач Алкмеон открыл зависимость ощущений от мозга, врач Гиппократ — зависимость типологич. различий между людьми (темпераментов) от гуморальных факторов и др.]. Первое систематич. изложение П. принадлежит Аристотелю, преодолевшему ограниченность наивноматериалистич. представлений о душе как тончайшем веществе (Анаксимен, Гераклит, Демокрит) и идеалистич. взглядов на неё как особое бесплотное начало, противостоящее всему материальному (Пифагор, Платон). По Аристотелю, душа — это способ организации живого тела и его объективно наблюдаемого поведения. Отступая от этого положения при объяснении высших интеллектуальных форм (в учении о разуме), Аристотель дал повод для идеалистич. интерпретации его П. в томизме, впоследствии также в неотомизме и у Брентано.
        В условиях науч. революции 17 в. новая эпоха в развитии П. была открыта Декартом, который разрушил господствовавшее веками представление о душе как двигателе тела и объяснил с позиций механистич. детерминизма зависимость психич. компонентов поведения живых существ от материальных процессов вне организма и внутри его. На этой основе сложились важнейшие концепции науч. П.— о рефлексе, об ассоциации и об ощущении как эффектах причинных влияний внеш. раздражителей на мозг (сведения о котором в ту эпоху являлись ещё чисто фантастическими). Будучи дуалистом, Декарт противопоставил вызванным внеш. реалиями телесным эффектам акты индивидуального сознания как непосредств. знания субъекта о своих мыслях и своей способности произвольного действия. Считая сознание особой непространств. субстанцией, открытой субъекту благодаря внутр. «зрению» (интроспекции), Декарт сформулировал т. н. интроспективную концепцию сознания, оказавшую влияние на последующую трактовку предмета и методов П. Однако не эта концепция, а механистически-детерминистский подход определил развитие П. в 17 —1-й пол. 19 вв. Среди наиболее значит. учений этого периода выделяются: учение об ассоциациях (Гоббс, Локк, Юм, Гартли), об аффектах (Спиноза), о бессознат. психике и апперцепции (Лейбниц, Гербарт), о зависимости личности от её интересов и воздействий социальной среды (франц. материалисты, Радищев).
        Происшедшие в сер. 19 в. крупные сдвиги в биологии подготовили почву для выделения П. в отд. науку. Особое значение имело дарвиновское учение о том, что психич. процессы (подобно всем др. жизненным проявлениям) необходимы для успешного выживания организма во внеш. среде. Тем самым эти процессы выступили в качестве объективно наблюдаемых, доступных естеств.-науч. изучению безотносительно к способности индивида анализировать внутр. строй своего сознания (края сама потребовала причинного объяснения).
        В физиологии (в особенности при изучении функций органов чувств) использование экспериментальных и количеств. методов позволило открыть закономерные связи между внеш. воздействием и сенсорной реакцией, а также между этой реакцией и двигат. ответом на раздражитель (работы Э. Вебера и Г. Фехнера, заложившие основы психофизики, Г. Гельмгольца, разработавшего психофизиологию зрит. и слуховых ощущений и восприятий, Ф. Дондерса, исследовавшего время реакции). Изучение адаптивного поведения позвоночных (Э. Пфлю-гер) показало ограниченность прежнего учения о рефлексе и потребовало его радикальной перестройки, осуществлённой Сеченовым. Опираясь на созданную им неклассич. концепцию рефлекса, Сеченов разработал учение о том, что психич. процессы реализуются по принципу сигнальной саморегуляции и обратной связи и модифицируются при участии механизмов внутр. контроля.
        Эти идеи и открытия привели к развитию собственного научно-категориального аппарата П., начавшей обособляться как от философии, так и от физиологии (поскольку открытые в лабораториях закономерности не совпадали с анатомо-физиологическими). Выдвигается несколько программ построения П. как опытной науки. Первым лидером экспериментальной П. стал Вундт. По образцу созданной им лаборатории (1879, Лейпциг) возникают исследоват. центры П. в различных странах; появляются спец. периодич. издания по П.; созываются междунар. психологич. конгрессы. Экспериментальные методы исследования распространяются на процессы памяти (Г. Эббингауа), внимания (Дж. Кэттел), эмоций (У. Джемс и Г. Ланге), восприятия (рус. психолог Н. Н. Ланге), навыков (Э. Торндайк), мышления (вюрцбургская школа). Зарождение отраслей П., научающих поведение животных (сравнительная П.— Ч. Дарвин, К. Ллойд-Морган) и детей младенч. возраста (детская П.— В. Прайер) сыграло важную роль в укреплении объективного метода в П. в противовес субъективному, поскольку позволяло объяснить феномены П., не обращаясь к интроспекции. Социальные потребности стимулировали изучение социально-психологич. различий между людьми и разработку систем тестов (краткосрочных и массовых испытаний, фиксирующих эти различия). Широкое применение тестов существенно сблизило П. с практикой — медицинской, производственной, педагогической, — позволив использовать данные П. с целью выявления u учёта интеллектуальных и личностных характеристик людей, уровня их развития, проф. пригодности и др.
        Для 1-й трети 20 в. характерно появление в П. неск. крупных науч. школ, резко противопоставивших друг Другу свои теории, факты и объяснит. принципы. Старая интроспективная концепция, трактовавшая П. как науку о сознании, состав которого «просвечивается» благодаря самонаблюдению, утрачивает своё влияние. Попытки трансформации её в вюрцбургской школе не привели к успеху, поскольку оказалось, что процесс мышления детерминируется установкой (задачей), не осознаваемой самим субъектом. Идея поэлементного членения сознания, которую отстаивали Вундт и его последователи, была подвергнута резкой критике о гештальт-психологии, противопоставившей ей изучение целостных психич. структур («гештальтов»), изоморфных независимым от сознания физич. и физиологич. структурам. Независимо от своей филос. ориентации эти школы способствовали разработке двух важнейших психологич. категорий: действия (умств. действия как направленного на проблемную ситуацию — в вюрцбургской школе) и образа (в качестве целостной структуры, а не конгломерата ощущений,— в гештальтпсихологии).
        Решающий удар по трактовке П. как науки об интроспективно данных феноменах сознания был нанесён психоанализом (Фрейд) и бихевиоризмом. Первый выдвинул проблему неосознаваемой мотивации поступков, обусловленной сложной структурой личности, второй изменил представления о предмете П., в качестве которого выступили объективно наблюдаемые телесные реакции на раздражители среды — внещней и внутренней. Наряду с Фрейдом значительно расширил понимание мотивации поведения Левин, разработавший оригинальные экспериментальные методики её изучения. Существенно обогатили науч. знание о развитии психики работы Пиаже и его учеников. Эти психологич. школы базировались на философии позитивизма, оказав в свою очередь воздействие на филос. течения в странах Запада. Попытки преодолеть ограниченность фрейдизма и бихевиоризма, оставаясь на почве этих учений, привели к появлению неофрейдизма, необихевиоризма и др. направлений, не выдержавших испытания временем. Требовалось радикальное преобразование методоло-гич. начал П.
        В СССР оно происходило на диалектико-материалистич. принципах историзма, отражения, первичности социальной практики. Уже в дореволюц. годы в России успешно развивались восходящие к Сеченову традиции естеств.-науч. изучения психич. деятельности (П. Ф. Лесгафт, H. H. Ланге, С. С. Корсаков и др.), которым противостояло идеалистич. течение интроспективной П. (Н. Я. Грот, Г. И. Челпанов и др.). Эти материа-листич. традиции через труды В. М. Бехтерева и И. П. Павлова оказали влияние на мировую психологич. мысль, укрепив детерминистский подход к механизмам поведения и стимулировав разработку объективных методов. С возникновением сов. психологич. науки в ней утверждается марксистская методология, согласно которой сознание — это производное реальной жизни людей (прежде всего труда) и вместе с тем её активный фактор, воздействующий на неё благодаря отображению окружающего мира и ориентации субъекта по отношению к нему. Тем самым сознание в его различных компонентах (образ, мотив, умств. действие) выступило в качестве важнейшего объекта психологич. познания, а новая трактовка его природы сделала возможным применение к нему объективных методов.
        Новые методологич. перспективы преобразовали направленность и содержание конкретных исследований в области П., выдвинув на первый план анализ взаимоотношений между психич. процессами и регулируемой ими деятельностью человека в различных сферах практики. С этим сочетались принцип историзма, ознаменовавший переход к рассмотрению индивидуального сознания в ого обусловленности факторами культуры, включая язык и др. знаковые системы (Л. С. Выготский), подход к человеку как «активному деятелю в среде» (М. Я. Басов), положение о том, что сознание не только проявляется, но и формируется в деятельности (С. Л. Рубинштейн), поиски соответствий между строением внеш. практич. деятельности и внутр., умств. деятельности (А. Н. Леонтьев). В русле этих ориентации развернулось изучение динамики различных психич. процессов (познавательных, эмоциональных, волевых), а также путей формирования личности, её инвариантных и вариативных свойств, детерминируемых жизненным воспитанием.
        Возможность постижения психич. процессов как реальности, независимой от субъективной рефлексии (самоотчёта) о них, обусловлена тем, что они возникают и развиваются в объективной системе отношений с др. людьми. В этой же системе, «всматриваясь» в других, субъект приобретает способность судить о внутр. плане своего поведения (см. Самосознание). Не все компоненты этого плана переводимы на язык сознания, но и они, образуя сферу т. н. бессознательного, служат предметом П., которая выявляет характер соответствия действит. мотивов, установок, ориентации личности сложившимся у неё представлениям о них. Как осознаваемые, так и неосознаваемые психич. процессы реализуются посредством физиологич. нейрогуморальных механизмов, но протекают по собств. законам в силу того, что в психике человека представлена природная и социально-культурная действительность и жизнь действующей в ней личности. Рассматриваемая сама по себе, эта действительность не является предметом П., так же как не является им деятельность в целом, изучаемая многими др. науками. П. исследует лишь определ. аспект деятельности, данный в системе её наиболее общих предельных и несводимых к другим понятий (категорий) — образа, мотива, действия, психосоциального отношения личности и др.
        Категориальный строй П., отображая психич. реальность в её самобытных инвариантных характеристиках, служит основанием, «стволом» всего многообразия
        ответвлений совр. П., выступающих в виде отд. отраслей, многие из которых приобрели самостоят. статус (социальная психологич. инж. П., детская П., мед. П., юридич. П. и др.). В результате контактов с др. науками П. обогащается новыми идеями и подходами, развивающими её содержание и категориальный аппарат, который обеспечивает целостность П. как самостоят. науки. Серьёзное воздействие на развитие этого аппарата оказала происшедшая в условиях совр. науч.-технич. революции передача электронным устройствам некоторых функций, являвшихся прежде уникальным достоянием человеч. мозга — накопления и переработки информации, управления и контроля. Это позволило широко использовать в П. кибернетич. и теоретико-информац. понятия и модели, что способствовало формализации и математизации П. С др. стороны, автоматизация и кибернетизация резко повысили заинтересованность в оперативной диагностике и прогностике, эффективном использовании и культивировании функций человека, которые не могут быть переданы электронным устройствам, прежде всего — творч. мышления. Соответственно изучение «искусств. интеллекта», с одной стороны, активности личности, её творч. возможностей — с другой, становятся важнейшими направлениями П. Наряду с ними успешно развиваются: социальная П. (в особенности изучение группового поведения, феноменов конформизма, сплочённости, формальных и неформальных коммуникаций и др.), П. управления, изучающая роль «человеч. фактора» в процессах управления, а также психологич. исследования, связанные с освоением космич. пространства, экологич. и др. глобальными проблемами современности.
        Включённость П. в многоплановый контекст взаимодействия социальных, естеств. и технич. наук (на уровне как фундаментальных, так и прикладных исследований) придаёт особую остроту методологич. анализу её понятийных средств, объяснит. принципов, концепций и методич. процедур с целью выявления наиболее перспективных направлений её дальнейшего развития.
        Рубинштейн С. Л., Основы общей П., M., 19462; Выготский Л. С., Развитие высших психич. функций, М., I960; Спиpкин А. Г., Сознание и самосознание, М., 1972; Яpошевский М. Г., П. в XX столетии, M., 19742; его же, История П., М., 19762; Леонтьев A. Н., Деятельность, сознание, личность, M., 19772; Murphy G., Historical introduction to modern psychology, N. Y., 1949; Boring E. G., A history of the experimental psychology, N. Y., 19502; Mi-siak H., Sexton V., History of psychology, ?. ?., 19682; Handbook of general psychology, ed. by В. В. Wolman, N. Y., 1973; The history of psychology and the behavioral science. A bibliographic guide, сотр. by R. J. Watson, N. Y., 1978.
        М. Г. Ярошевский.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. . 1983.

ПСИХОЛОГИЯ
(от греч. psyche душа, logos – учение, наука)
наука о закономерностях развития и функционирования психики как особой формы жизнедеятельности; учение о душе и душевном. Исходным материалом для психологии, поскольку она пользуется методом самонаблюдения, служат факты т. н. внутреннего опыта – воспоминания, переживания, волевые побуждения и т. п.; поскольку же она использует методы науки о выражениях, таким материалом становятся формы выражения духовных переживании, напр. жесты, почерк, вообще действия любого вида. Современная психология отличается от старой (которую завершает В. Вундт) следующими принципами: 1) в сфере психического не целое возникает из отдельного (элементов), а отдельное из целого и, следовательно, теория ассоциации является бессодержательной; 2) душевное развитие продвигается не от специфического к всеобщему, а наоборот (см. Понятие); 3) целое обладает собственными свойствами, которые не выявляются в его составных частях (см. Гештальткачества, Структурная психология); 4) возникновение психической целостности протекает не произвольно, а по законам гештальта (см. Закон, Прегнантности правило); 5) если психическое явление представляет собой часть целого, то оно имеет др. свойства, чем когда выступает обособленно (см. Система отношений, Поле). В то время как общая психология открывает и исследует закономерности душевной жизни (центральные проблемы: действительность, наличное, преднаходимое, проблема тела и души, сознание, восприятие, установка, представление, воспоминание, внимание), прикладная психология занимается проблемами душевного и духовного развития человека, вопросами воспитания и обучения (детская и юношеская психология), совместной жизни людей (социальная психология, психология масс), психологией правонарушения (криминалистическая психология), проблемами духовного действия бессознательного (психоанализ, психология личности, глубинная психология), духовных требований трудовой жизни (психология труда, тейлоризм, тесты), внутренней жизни животных (зоопсихология), вопросом о роли эротики в душевной жизни (сексуальная психология), устранением духовных и душевных нарушений (психопатология, психотерапия). Кроме того, с точки зрения метода различают экспериментальную (см. Экспериментальная психология), сравнительную, дифференциальную (см. Дифференциальная психология) и описательную (см. Описательная психология) психологии. Вспомогательными науками по отношению к психологии являются прежде всего теория познания, психофизика, физиология, психиатрия, хирургия мозга. Психология как наука развивалась исторически. Первую психологию написал Аристотель; он рассматривал душу как «первую энтелехию», т.е. как одушевленную основу (принцип) тела с тремя осн. способностями – питанием, ощущением и мышлением. И только благодаря прогрессу естественных наук в 16 в. аристотелевская психология, господствовавшая в течение всего средневековья, сменилась новой психологией, в центре которой стояло убеждение в том, что причинность закономерно определяет душевную жизнь. Это механистическое понимание душевной жизни представляли Гоббс и Спиноза. В англ, ассоциативной психологии (Гартли, Юм – в 18 в., позже – Дж. Милль, Дж.Ст.Милль, А.Бэн, Г.Спенсер и др.) была сделана попытка представить душевную жизнь в качестве естественного и равным образом «механического» результата побуждений к представлению, подчиняющихся ассоциативным законам. Гербарт пытался создать психологию, подобную естественным наукам, т.е. придать ей математическую оформленность всюду, где это только возможно. Прогресс психологии чувств (И.Мюллер, Е.Г.Вебер, Г.Л.Ф.Гельмгольц и др.), обоснование психофизики в качестве точной теории об отношении души и тела (Г.Т.Фехнер), результаты анатомии мозга в совокупности с физиологией, применение к психологии учения о развитии (Ч.Дарвин, Г.Спенсер и др.), обоснование научной зоопсихологии, детской психологии и психологии народов, объединение психологии с социологией и, наконец, создание экспериментальной психологии – все эти отдельные науки в 19 в. определяли психологическое исследование. Наконец, с нач. 20 в. психология (благодаря новой психологии целостности) все больше и больше начала освобождаться от препятствий, которые она встречала в виде механистических и психологистических попыток ее интерпретации.

Философский энциклопедический словарь. 2010.

ПСИХОЛО́ГИЯ
(от греч. ψυχή – душа и λόγος – наука) – наука, изучающая процессы активного отражения человеком и животными объективной реальности в форме ощущений, восприятий, понятий, чувств и др. явлений психики.
Особое место психич. явлений в жизни и деятельности человека и особая природа их связи с окружающим миром долгое время давали повод для обособления этих явлений и их противопоставления объектам внешней действительности. Специфич. форма данности психич. явлений была одной из причин обособления П. как науч. дисциплины, изъятия ее из общей системы наук, опирающихся на объективные методы. Поэтому на протяжении мн. столетий П. оставалась областью описат. знаний. Объяснение природы психич. явлений всегда было предметом борьбы между материализмом и идеализмом, к-рая была одновременно борьбой за возможность создания подлинно науч. П. Впервые филос. предпосылки развития П. как области объективного науч. знания были даны диалектическим материализмом. Сознат. перестройка П. на этой базе началась лишь в 20-х гг. в СССР.
На рубеже 19–20 вв. началось быстрое развитие П. Оно стимулировалось успехами естествознания, в первую очередь развитием эволюц. биологии, физиологии органов чувств, психофизики и физиологии высшей нервной деятельности, а также возросшими требованиями к П. со стороны медицины, педагогики и произ-ва. Выделились такие спец. области П., как медицинская, детская и педагогич. П., психология труда, социальная П. Все это создало условия для радикальной переориентации психологич. науки. Сущность этой переориентации состояла в следующем: объективные методы, применение к-рых прежде ограничивалось почти исключительно сферой изучения внешнего поведения и нервных физиологич. процессов, были распространены также на изучение собственно психич. деятельности; широкое развитие получили пограничные исследования, прочно связавшие психологию с нейрофизиологией, а в последние годы – с кибернетикой, техникой, с обществ. науками; наконец, сильно возрос удельный вес психологич. исследований, связанных с осуществлением научно-технич. революции (инженерная П., космич. П. и др.). В результате П. фактически утратила свою былую обособленность и вместе с тем превратилась в самостоятельную, разветвленную область науч. знания.
Широкое развитие П. в последние десятилетия не означает, однако, что ее фундаментальные методологич. проблемы получили общепризнанное теоретич. решение. Это относится и к главной из них – проблеме предмета П. и осознания ее принципиального метода. Осн. трудность здесь заключается в том, что ни очевидная зависимость субъективных психич. явлений от внешних воздействий, ни столь же очевидная зависимость их от внутр. мозговых процессов не указывают пути для ее решения. Переходя от субъективных явлений прямо к обусловливающей их внешней объективной действительности, психологич. исследование неизбежно утрачивает свой предмет: ведь сама эта действительность не есть действительность психологическая и ее изучение есть задача других наук. Утрата психологич. исследованием своего предмета происходит и в том случае, если оно обращается вовнутрь, к мозгу. Хотя материальную основу всякого психич. явления составляют мозговые процессы, однако их изучение входит в предмет не П., а нейрофизиологии. Проблема не решается и путем соединения обоих этих направлений исследования: психич. явления и в этом случае выступают лишь как сопровождающие объективные физиологич. процессы, параллельные им побочные явления – эпифеномены. Убеждение в невозможности осуществить в П. переход от явления к сущности и привело в конце 19 в. к идее отказа от науч. познания психики и к попыткам строить П. как науку о поведении (см. Бихевиоризм) или как науку о рефлексах (см. Рефлексология). С др. стороны, в П. выделились различные идеалистич. направления, принципиально отрицавшие возможность науч. объяснения психики (описат. П., психология как наука о духе). В это же время в П. обостряются и др. противоречия: между биологич. и социологич. подходами к психике человека, между аналитическим и целостным подходами. В итоге в П. образовались различные направления, каждое из к-рых стало разрабатывать свой особый круг вопросов, накапливая обширный фактич. материал. По мере накопления материал этот все менее укладывался в исходные концепции, и отд. направления стали постепенно утрачивать свою первонач. четкую очерченность, как это произошло, напр., с бихевиоризмом; возникла перспектива их сближения между собой. Однако в пределах идеалистич. и механистич. понимания природы психики эта перспектива не могла быть реализована.
Новое понимание предмета и методов П. как области конкретно-науч. знания развивалось на основе диалектич. материализма, ленинской теории отражения. Понимание это исходит из взгляда на психику как на продукт развития живой материи. Психика не просто "прибавляется" к жизни, а необходимо порождается ею и выполняет реальную функцию в эволюции, в развитии дальнейшего приспособления организмов – функцию ориентирования организма в свойствах предметной среды и управления его поведением. В основе этой функции лежит особая форма ассимиляции воздействий среды, состоящая в их преобразовании во внутр. состояния субъекта, к-рые уподобляются и изоморфны воздействующим свойствам; по отношению к последним эти состояния и суть их психич. отражение.
Развитие исследований поведения подвело к необходимости охарактеризовать эти внутр. состояния, раскрыть их объективную функцию; возникла задача изучения взаимозависимости психич. отражения и деятельности субъекта в окружающей его предметной действительности. Анализ полученных данных показал, что переход отражаемого в психич. отражение совершается именно в процессе деятельности; что в деятельности, практически связывающей субъекта с объективной действительностью, происходит вместе с тем сверка психич. отражения с отражаемым и его коррекция, обеспечивающая все большую его адекватность.
Важное методологич. значение имело успешное изучение психики животных и детей раннего возраста, еще не владеющих речью: благодаря этому была показана принципиальная возможность дать характеристику ощущений, образов и чувств. обобщений, не обращаясь к интроспекции. Конечно, при этом исследователь не проникает в субъективные переживания, но это не накладывает принципиального ограничения на науч. познание психики: во-первых, не существует никаких оснований, требующих допустить, что на этих ступенях психич. развития имеется интроспекция; во-вторых, тот факт, что у человека эти явления существуют, лишь ставит новую задачу: показать необходимость их возникновения и их специфич. функцию. Т.о., существование субъективного психич. мира превращается из исходного постулата П. в проблему науч. исследования. Решающее значение в успешной разработке этой проблемы имел историч. подход к психике человека, т.е. рассмотрение ее как продукта развития специфически человеческой, трудовой деятельности. Переход к труду породил новую форму психич. отражения – человеч. сознание, в к-ром отражаемое "является" субъекту, открывается ему как картина мира, включающая и его собств. деятельность, и его собств. состояния. Труд как продуктивная целесообразная деятельность, подчиненная результату, на достижение к-рого она направлена, требует, чтобы этот результат был представлен в голове человека в такой субъективной форме, к-рая позволяет соотносить его с исходным материалом (предметом труда), этапами преобразования последнего и достигнутым результатом (продуктом труда). С др. стороны, это представление само должно активно видоизменяться субъектом на основе опыта деятельности и в соответствии с меняющимися ее условиями. Иными словами, оно должно существовать для субъекта так, чтобы он мог дать себе отчет в нем и совершать в своей голове действия с ним, а это и значит существовать для него интроспективно. Т.о., субъективные (интроспективные) сознат. явления отнюдь не представляют собой только эпифеномены, сопровождающие человеч. деятельность, но составляют ее обязательное внутр. условие. Действит. природа той как бы "удвоенности" отражения, к-рая характеризует сознание, раскрывается лишь объективным анализом условий и процесса осознания.
Историч. условия сознат. отражения возникают в той же деятельности, к-рая создает и его необходимость – в деятельности трудовой. В этом процессе превращения формы деятельности в форму покоящегося свойства или бытия (Маркс) происходит также и опредмечивание психич. деятельности человека. Побуждающий и регулирующий деятельность субъекта внутр. образ реализуется в ней и в ее продукте; в этой экстериоризованной своей форме он сам становится объектом психич. отражения. Происходящее в голове человека соотнесение регулирующего деятельность представления с отражением объекта, воплотившего в себе это представление, и есть процесс осознания последнего. Этот процесс может реализоваться лишь в том случае, если объект выступит перед человеком именно как запечатлевший психич. содержание деятельности, т. е. своей идеальной стороной. Выделение этой последней осуществляется посредством языка, в процессе словесного означения. Поэтому осознанное есть всегда также словесно-означенное, вербализованное. В этой своей функции язык выступает уже не только как средство общения людей, но и как их практическое, действенное сознание, к-рое существует для индивида лишь постольку, поскольку оно существует для др. людей (Маркс). Система языка, носителя обществ. сознания, присваиваемая индивидами, и становится субстратом их сознания. Т.о., сознание как форма индивидуальной психики возможно лишь при условии существования обществ. сознания. С выделением и развитием духовного произ-ва, обогащением и технизацией языка сознание индивидов освобождается от прямой связи с практич. трудовой деятельностью; круг сознаваемого расширяется, и сознание становится у человека универсальной формой психич. отражения. Это, однако, не значит, что теперь все отражаемое в голове человека осознается им; это только значит, что все м о ж е т им осознаваться. Одна из фундаментальных психологич. проблем и заключается в исследовании условий и процесса индивидуального осознания. Совр. исследования высших форм восприятия, речи и ее роли в регуляции целенаправл. деятельности, исследования формирования значений и др. дают достаточный материал для полного преодоления интроспекционистского, созерцат. представления о человеч. психике.
Др. фундаментальная психологич. проблема – выявление природы тех внутренних, протекающих в голове человека, процессов, к-рые субъективно переживаются им как деятельность его сознания. Исследования интеллектуального поведения животных, изучение у человека т.н. наглядно действенного мышления и особенно исследование формирования внутренней мыслит. деятельности и других умств. процессов у детей вели к устранению в П. того абс. противопоставления внутренней, теоретической и внешней, практич. деятельности, из к-рого исходила старая субъективно-эмпирич. П. Была показана генетич. связь и общность принципиальной структуры этих форм деятельности, подробному исследованию подвергся и самый процесс преобразования внешних действий и операций во внутренние, умственные (процесс интериоризации). Вместе с тем перед психологическим исследованием выступил и противоположный процесс: процесс экстериоризации внутренней психической деятельности – ее развертывания во внешних формах.
Введение понятия деятельности как процесса, в к-ром осуществляется переход отражаемого в отражение, создает возможность теоретич. решения в П. также проблемы биологического и социального. Человек в своей деятельности вступает в отношения к действительности, созданной человечеством в ходе его историч. развития. Присвоение этой действительности индивидом приводит к преобразованию исходных биологич. форм его поведения и познания, его потребностей и чувств. Поэтому проблема биологического и социального в П. есть не проблема взаимоотношения двух разных факторов, детерминирующих психику человека, а проблема снятия законов биологич. развития психики законами ее обществ.-историч. развития.
По своему предмету П. связана с физиологич. изучением деятельности мозга. Успехи физиологии высшей нервной деятельности привели часть исследователей к идее о сводимости психического к физиологическому. Эта идея играла прогрессивную роль и была оправдана, пока П. понималась как область чисто описат. знаний о субъективных явлениях. Однако раскрытие психич. отражения как детерминированного деятельностью, осуществляющей связи субъекта с предметной действительностью, не только выделило П. в самостоят. науку, но и позволило понять действит. соотношение П. и нейрофизиологии: хотя и внешняя и внутр. деятельность осуществляются системой физиологич. процессов, они не могут быть выведены прямо из физиологич. законов. Так, предметные движения руки, вооруженной орудием, хотя и реализуются посредством физиологич. процессов, но управляют ими объективные свойства самого орудия, предмета труда, а также трудовая задача. То же соотношение обнаруживается и во внутренней, напр. познават., деятельности. Конечно, эта деятельность является функцией мозга, однако ее строение, как и используемые в ней логич. операции, не выводимы из физиологич. законов работы мозга. Действит. отношения, связывающие психическое с физиологическим, вытекают из того факта, что работа мозга реализует деятельность субъекта, в частности его внутр. психич. деятельность. Поэтому полная характеристика психич. процессов включает в себя также характеристику реализующих их частных физиологич. механизмов. В связи с этим возникает особая задача: исследовать физиологич. механизмы и морфологич. основу тех или иных конкретных психич. процессов (цветовых ощущений, процессов зрит. поиска, воспроизведения звуков речи и т.п.). Решением этой задачи занимаются пограничные с П. дисциплины – психофизиология и нейропсихология. В свою очередь собственно психологич. исследования широко используют физиологические, особенно электрофизиологич. индикаторы, позволяющие выявить нек-рые особенности протекания психич. деятельности. Однако это не превращает психологич. исследование в физиологическое, подобно тому как применение в физиологии химич. индикаторов не превращает ее в биохимию.
Совр. П. представляет собой широко разветвленную область знания, включающую ряд отд. дисциплин и науч. направлений. Несмотря на прогрессивную дифференциацию отраслей П., она сохраняет единство своего предмета, общую направленность на изучение переходов отражаемого в психич. отражение, внешней деятельности в деятельность внутреннюю, психическую, а также переходов психич. отражения в форму деятельности и ее продукты; переходы эти образуют особую форму движения материи, продукт высших ступеней развития жизни.
А. Леонтьев. Москва.
История зарубежной П. У истоков детерминистич. понимания психики стояли Гераклит и Демокрит, к-рые трактовали душу как огненное вещество, придающее телу жизнь. Медицинские наблюдения и анатомич. исследования привели к признанию мозга органом психич. деятельности (Алкмеон Кротонский), к зарождению учения о темпераментах как различных пропорциях в смеси четырех физич. элементов, определяющих индивидуальные особенности личности (Гиппократ и его школа), а также о пневме как носителе психич. актов. Однако с позиций учения о душе как одном из видов материи нельзя было объяснить происхождение идеальных продуктов – понятий, слов, чисел, что создавало предпосылки для превращения этих продуктов в сущности, пребывающие по ту сторону изменчивой природы. Способная к созерцанию идей душа была противопоставлена телу и объявлена бессмертной (пифагорейцы, Платон). В учении Аристотеля было утверждено понимание души как способа организации живого тела и его поведения. В трактатах "О душе", "О происхождении животных" и др. Аристотель изложил первую систему психологич. понятий. Лишь при объяснении высших форм умств. активности (учение о нусе) он покидал естеств.-науч. почву и склонялся к дуализму. В эллинистич. период материалистич. подход к психике отстаивали перипатетики, Эпикур и ранние стоики, в Древнем Риме – Лукреций и Лукиан; линия Платона развивалась неоплатониками. Позиции материализма были укреплены успехами анатомии и медицины: Герофил и Эрасистрат открыли нервы, отличив их от мышц и сухожилий, различили чувствительные и двигат. нервы (это открытие было забыто), изучали зависимость чувствительности организма и его двигат. реакций от головного мозга. У Галена складывается детально разработанная схема строения и функций нервной системы, господствовавшая почти полтора тысячелетия. От гилозоизма мысль переходит к строгому расчленению неодушевленного и живого, а собственно психическое отделяется от общебиологического. Следующей ступенью явилась дифференциация внутри самого психического, зарождение понятия о сознании. Однако единство человеч. сознания, способного к интроспекции, не укладывалось в натуралистич. схему; поэтому возникли новые попытки утвзрдить имматериальность психики (Плотин, Августин). Гарантом истинности знания была объявлена душа, к-рая живет и движется в божестве, "поворачивается к себе", постигая с предельной достоверностью собств. деятельность и ее незримые продукты. Система аргументов Августина на века стала путеводной нитью для враждебной детерминизму интроспективной П.
В феод. эпоху развитие положит. знаний о психике резко замедлилось. Однако и здесь естеств.-науч. мысль пробивает себе дорогу в физиологич. П. Ибн Сины, в борьбе номиналистов с реалистами и др.
17 век открывает принципиально новый подход к психич. деятельности, на к-рую распространяется принцип детерминизма (первоначально в его механистич. выражении). Декарт открывает рефлекторную природу поведения, а понятие о душе преобразует в нетеологич. понятие о сознании как непосредств. знании субъекта о собств. психич. актах. В эту же эпоху складывается ряд важнейших психологич. учений: об ассоциации (Декарт, Гоббс, Локк), о страстях (Декарт) и аффектах (Спиноза), об апперцепции и бессознательном (Лейбниц), о происхождении знания из индивидуального чувств, опыта (Локк). Под влиянием механики Ньютона Гартли создает систему, объединившую ассоциативный принцип с рефлекторным. Материалистич. ассоциационизм вскрыл закономерный характер течения процессов сознания в зависимости от частоты и последовательности контактов организма с внешним миром, а также др. реальных факторов (т.н. законы ассоциации). Учение об ассоциации как осн. механизме душевной деятельности определяло облик большинства психологич. концепций 18–19 вв., как материалистических, так и идеалистических.
Франц. материализм 18 в. выдвинул учение о различных уровнях нервно-психич. организации (Дидро, Кабанис) и поставил проблему формирования личности, ее интересов и способностей в зависимости от воздействий социальной среды (Дидро, Гельвеций).
В русле материалистич. мировоззрения складываются и психологич. идеи Ломоносова, Радищева и др. прогрессивных рус. мыслителей.
Для 1-й пол. 19 в. характерен расцвет нейрофизиологии. В центре ее интересов первоначально находилось выяснение однозначной зависимости функций от анатомич. структур. Опытное изучение нервной деятельности приводит к открытию механизма рефлекторной дуги (Прохаска, Белл, Мажанди). В недрах физиологии зародились экспериментальные методы исследования психич. функций, а также первые попытки ввести в анализ этих функций количеств. оценки. Изучая изменения ощущений при изменении силы раздражителей, Э. Вебер установил наличие определ. закономерности в соотношении психического и физического. Работы Вебера были использованы Фехнером, сформулировавшим т.н. основной психофизич. закон (см. Ощущение). Др. направление, внесшее эксперимент и количеств. подход в анализ психики, связано с исследованием скорости реакции. Гельмгольц (1850) определил скорость передачи возбуждения по нерву. В 60-х гг. дат. психофизиолог Ф. Дондерс предложил схему для вычисления скорости психич. процессов как проявлений мозговой деятельности.
Развитие рефлекторной концепции, физиологии органов чувств, учения о времени реакции, а также становление эволюц. теории в биологии утвердило представление о том, что психическое включено в работу биологич. систем как фактор, имеющий объективную ценность. Вместе с тем логика развития опытного знания вела к укреплению идеи о том, что психич. явления подчинены законам, не совпадающим с анатомо-физиологическими, и тем самым ставила вопрос о праве П. на самостоят. существование. Выдвигается неск. программ построения П. как опытной науки. Наибольшую популярность приобрела первоначально программа Вундта, направленная на объединение всех современных ему концепций. Но синтез, к-рого он добивался, предполагал объединение направлений, не совместимых по своей идейной сути: интроспективной концепции сознания с детерминистич. психофизиологией. Поэтому теоретич. концепция, посредством к-рой Вундт стремился придать единство возглавленному им движению за построение экспериментальной П., не выдержала испытания временем. Тем не менее в организац. оформлении экспериментальной П. заслуги Вундта весьма велики. Он создает первую психологич. лабораторию (Лейпциг, 1879), по образцу к-рой возникают аналогичные учреждения в России, США, Англии и др. странах. Появляются спец. периодич. издания. Открываются кафедры в ун-тах. Созываются междунар. конгрессы (1-й в Париже в 1889). В 70–80-е гг. и произошло становление П. как самостоят. области знания.
Большинство психологов-эксперименталистов находилось в те годы под влиянием интроспективной трактовки сознания как совокупности феноменов, доступных только непосредственно переживающему их субъекту. На необходимости выйти за пределы интроспекции и вскрыть зависимость сознания от объективных факторов настаивали мн. приверженцы "опытной школы" (Бэн, Рибо). Спенсер в имевших большое влияние "Принципах психологии" требовал дополнить субъективную П. объективной. Амер. психофизиолог Дж. Раш разработал оригинальную систему, в к-рой факты сознания трактовались как порождения способной отражать внешний мир материи. Последоват. программу построения П. на базе объективного метода выдвинул Сеченов, идеи к-рого (через И. П. Павлова) повлияли на разработку объективных методов в мировой П. Сеченовские работы стимулировали и развитие прогрессивных учений в России (Лесгафт, Бехтерев, Η. Η. Ланге, Корсаков, Токарский, И. П. Павлов).
Помимо проблем, поставленных еще ранее психофизикой и психофизиологией, экспериментальная П. подвергла опытному изучению и ассоциации, к-рые изучались сначала с т. зр. скорости их возникновения, а затем на основе экспериментов по памяти (прежде всего Эббингауза) были установлены наиболее общие зависимости ассоциаций от частоты повторений и распределения во времени. Были проведены работы по изучению объема внимания (Кэттел), навыков (Брайан и Хартер) и др. Параллельно развивались сравнит. П. (Дарвин, Леб, Ллойд-Морган), а также исследования эмоций (Джемс, Г. Ланге, Рибо), восприятия (рус. психолог H. H. Ланге), двигат. ощущений (Бастиан, Мюнстерберг и др.).
Экспериментальная П. складывалась на почве понятий и методов естеств. наук. Социальная же природа психич. деятельности человека впервые получила детерминистич. объяснение в марксистском учении, к-рое, однако, стало методологич. основой психологич. работы лишь после Великой Октябрьской революции.
Невозможность проанализировать сознание психофизиологич. методами дала повод считать само сознание недоступным детерминистич. анализу. Популярной становится идея о двух принципиально несовместимых подходах к психике: естественнонаучном и культурно-историческом (Вундт, Дильтей, Риккерт и др.). В это же время Дюркгейм, Мид, Болдуин и др. пытаются утвердить конституирующую роль социальных связей и продуктов по отношению к индивидуальному сознанию. При этом, однако, социальность рассматривается абстрактно, как "чистое" общение. Социогенез личности и ее психич. функций не получает истинно каузального истолкования. Обществ. бытие сводится к обществ. сознанию, а последнее либо психологизируется (Тард), либо биологизируется. Тем не менее эти концепции отмечены несомненной новизной подхода и оказали существ. влияние на ряд психологич. направлений.
Запросы педагогической, медицинской, криминалистич. практики, а затем во все возрастающих масштабах требования капиталистич. произ-ва создали необходимость в разработке методов определения индивидуальных различий между людьми. Один из инициаторов этого направления (получившего название дифференциальной П.) Ф. Гальтон разработал технику статистич. изучения свойств и способностей личности. Позднее с целью измерения умств. способностей стали применяться тесты. П. получает широкий выход в практику, применяется при решении проблем организации труда, проф. пригодности, проф. обучения, изучения сбыта, рекламы и др. Работы в области прикладной П. щедро субсидируются как капиталистич. фирмами, так и гос-вом. Широкое развитие экспериментальных исследований привело к пересмотру ряда исходных принципов совр. бурж. П. Вундтовская схема "субъект и наблюдаемые им процессы внутр. мира" постепенно вытесняется схемой "среда и организм, приспосабливающийся к ней". Вюрцбургская школа в ходе экспериментального изучения мышления пришла к выводам, к-рые фактически подрывали ее исходную интроспекционистскую схему, поскольку выяснилось, что процесс мышления детерминируется установкой – задачей, к-рая направляет мысли субъекта, однако им вовсе не осознается. Против субъективного метода школы Титченера (где от психолога требовалось сосредоточиться на элементах сознания как таковых, абстрагируясь от их предметного значения и роли в поведении) выступил т.н. функционализм (Дьюи, Эйнджелл), трактовавший психику как орудие приспособления к среде, "аккомодации к новому". Наряду с этим направлением функциональной П., восходящим к Джемсу, имелись и другие, представленные в Англии Уордом и Стоутом, в Германии – Штумпфом, в Дании – Гёффдингом, в Швейцарии – Клапаредом. Функционалисты подготовили почву для появления бихевиоризма, ставшего гл. течением в амер. П. 20 в. В бихевиоризме односторонне преломилась потребность в перестройке П. на основе объективного метода: под влиянием позитивизма психич. реальность была отождествлена с непосредственно наблюдаемыми внешними проявлениями поведения, а формула "стимулреакция" трактовалась как конечная единица отношений организма к среде. Бихевиоризм дал мощный импульс развитию исследований по проблеме научения. Укрепляя объективный подход к поведению, бихевиоризм стал одним из факторов прогресса П. Но в борьбе с субъективной П. он сам находился под влиянием выдвинутых ею воззрений на сознание и поэтому требовал искоренить все понятия о психич. явлениях, найдя для них телесные эквиваленты (логич. мышление – реакция речевого аппарата, чувство – реакции внутр. органов и т.д.). Бихевиоризм проделал сложную эволюцию – от прямолинейно-механистич. схемы Уотсона к связанному с неореализмом учению Э. Холта, от к-рого идут попытки восстановить в правах прежние психологич. понятия, однако в новой, поведенческой интерпретации.
Гештальтпсихология подвергла критике психологич. атомизм и направила усилия на исследование целостного, структурного характера психич. деятельности, однако при этом она рассматривала интеллект чисто статически, вне развития.
На рубеже 20 в. сложился психоанализ Фрейда, начавший с интерпретации психоневрологич. материала и расширивший свои претензии до масштабов общей теории психич. деятельности, в основу к-рой был положен тезис о предопределенности всех психич. актов энергией слепых сексуальных влечений (либидо). После первой мировой войны Фрейд внес коррективы в свою концепцию, введя в нее категорию "Сверх-Я" (Super-Ego), указывающую на социальную детерминацию поведения. Однако социальность при этом оказалась сведенной к биологическому, во многом – к чисто сексуальному. Из школы Фрейда вышли вскоре разошедшиеся с учителем Адлер и Юнг. Адлер, отклонив мнение о всесилии сексуальности, признал осн. двигателем поведения стремление к превосходству, при неудовлетворении к-рого возникает "комплекс неполноценности", порождающий "сверхком-пенсацию". Юнг сделал упор на "коллективном бессознательном", понимая под ним доисторич. архетипы мысли, накладывающие ограничения на всю последующую умств. работу человечества. Биологизация механизмов сознания в учении Юнга и др. психоаналитиков использовалась для расистских выводов в фашистской Германии (Йенш, Зандер и др.).
В 30–40-е гг. в зарубежной П. резко усиливается тенденция к сближению и переплетению концепций, выдвинутых в предшествующий период. Это происходит на фоне быстрого совершенствования экспериментальной техники и методов, возрастающего размаха исследований, непосредственно связанных с социальной, инженерной и воен. практикой. В методологнч. плане, однако, П. по-прежнему отличает эклектичность, отсутствие обобщающих теорий, к-рые бы позволили охватить в единой непротиворечивой системе весь эмпирич. материал. Значит. влияние приобрел логич. позитивизм. Сдвиги происходят как в бихевиоризме, так и в психоанализе (гештальтизм как самостоят. направление вообще сходит со сцены, его идеи ассимилируют др. школы). В необихевиористских теориях (Толмен, К. Холл и др.) на передний план выдвигается понятие о "промежуточных переменных", т.е. о тех факторах, к-рые опосредствуют двигат. реакцию (зависимая переменная) на раздражитель (независимая переменная).
В 50–60-х гг. окончательно побеждает тенденция исследования "центр. процессов", развертывающихся между сенсорным "входом" и моторным "выходом" системы организма. Эта тенденция, порожденная логикой развития самой науки и требованиями практики, утверждается, в частности, благодаря опыту программирования на вычислит. машинах.
С 60-х гг. широкое междунар. признание получает концепция Ж. Пиаже, к-рый стремится рассматривать П. как одну из наук целостного комплекса дисциплин, занятых изучением человека, и в этой связи пытается построить как биологическое, так и социологич. обоснование предмета П. Характерным для Пиаже является постоянное стремление сочетать в психологич. исследовании методы логики и П., в частности аппарат математич. логики. Пиаже отстаивает системный подход к психике, пытаясь построить особую "логику целостностей", в этом смысле он сделал важный шаг вперед по сравнению с гештальтизмом, дополнив принцип структурности принципом генетизма.
Предпринимаются попытки рассмотреть нейрофизиологич. механизмы как компонент общей структуры поведения (Хебб, Прибрам), распространить объективный метод на изучение чувственно образного аспекта жизнедеятельности (Брюнсвик, Гибсон).
Под воздействием математич. логики, кибернетики и теории информации в П. нарастает тенденция к формализации, выступившая уже в "гипотетико-дедуктивном" бихевиоризме К. Холла. В системе К. Левина понятия топологии были использованы для объяснения динамики мотивов индивидуального и группового поведения. Левин был инициатором экспериментального изучения личностных отношений, т. е. взаимодействия индивидов в группах различной степени общности. Эти работы образовали новое направление в социальной психологии. Трансформации подвергся и психоанализ, из недр к-рого вышел неофрейдизм, связавший бессознат. психич. механику с действием социально-культурных факторов (Хорни, Салливан, Фромм) и соответственно перестроивший психотерапию, к-рая используется не только для лечения невротиков, но и с целью помочь нормальным людям избавиться от чувства беспомощности, страха, неудовлетворенности. Резко возрастает число проф. психологов-консультантов, в функции к-рых входит содействие индивиду в "оптимальной адаптации" к социальным условиям.
Неудовлетворенность биологизаторскими и идеалистич. концепциями способствовала пробуждению у передовых психологов бурж. стран (Полицер, Валлон, Фрес, Уэлс и др.) живого интереса к диалектико-материалистич. пониманию психич. деятельности, достижениям сов. П.
М. Ярошевский. Ленинград.
История советской П. Накануне Октябрьской революции в России П. развивалась в сложных и противоречивых условиях. Крайнюю правую группировку в ней составляли философы-психологи (А. И. Введенский, Л. М. Лопатин, Н. О. Лосский, С. Л. Франк и др.), стоявшие на позициях нем. идеалистич. философии и П. Им противостояло естеств.-науч. направление ("объективная П." или "психорефлексология" Бехтерева, "биопси-хология" В. А. Вагнера, "реальная П." Н. Н. Ланге), развивавшееся в тесной связи с идеями И. М. Сеченова и И. П. Павлова. Позиция организатора Моск. психологич. ин-та Г. И. Челпанова была двойственной: тяготея в своих общетеоретич. построениях к идеалистич. П. ("Мозг и душа", М., 1912), он в то же время способствовал развитию экспериментальных психологич. исследований.
В первые послереволюц. годы ведущую роль играет естеств.-науч. направление, провозглашающее союз с естествознанием (биологией, физиологией, эволюц. теорией) и выступающее с идеями построения П. как объективной науки. В развитии этого направления важнейшую роль играет учение И. П. Павлова о высшей нервной деятельности. В эти же годы в работах Бехтерева и Корнилова определяются черты ведущих направлений П. тех лет – рефлексологии и реактологии. На 1-м Всеросс. съезде по психоневрологии (10–15 янв. 1923) в докладе Корнилова впервые в истории мировой П. выдвигается требование применить марксизм в области П. Вокруг Моск. психологич. ин-та, возглавляемого (с 1923) Корниловым, группируются молодые науч. работники, стремящиеся реализовать программу построения марксистской П. (Н. Ф. Добрынин, А. Н. Леонтьев, А. Р. Лурия, В. А. Артемов и др.); видная роль принадлежит Л. С. Выготскому.
На 2-ю пол. 20-х гг. приходятся первые опыты создания марксистской П. При всей очевидности того, что П. не может оставаться "наукой о душе", сов. психологи испытывали еще значит. трудности при определении предмета изучения П. В этих условиях в реактологии и рефлексологии складывается механистич. трактовка ее как науки о поведении. Однако формирующиеся в этот период психологич. концепции, связанные с проникновением в П. принципов ленинской теории отражения и диалектико-материалистич. учения о развитии (теория историч. развития высших психич. функций Л. С. Выготского, генетич. принцип трактовки психич. процессов у П. П. Блонского и др.), вскоре перерастают те методологич. предпосылки, к-рые допускала трактовка П. как науки о поведении. Это осознается передовыми психологами. Важнейшая черта перестройки П., к-рая приходится на начало 30-х гг. и сопровождалась дискуссиями по общей П., заключалась в утверждении сознания в качестве ее предмета. Начиная со 2-й пол. 20-х гг. на первый план выдвигаются прикладные отрасли П.: психотехника и П. труда, детская и педагогич. П., судебная П. и др. Сов. психологи активно участвуют в решении проблем перестройки произ-ва, науч. организации труда (НОТ), социального воспитания, культурно- массовой работы и др. Социальная значимость разрабатываемых науч. проблем становится осн. нервом исследовательской работы. В то же время в области прикладной П. продолжается идейно-теоретич. борьба: критика теории "двух факторов" в педагогич. и детской П., "наследственно-биологич." направления в патопсихологии и характерологии и т.п.
В теоретич. оформлении основ сов. П. существ. роль играло становление диалектич. концепций, прежде всего теории происхождения, структуры и развития высших психич. функций Выготского. В трудах Выготского и его сотрудников складывался историч. подход к изучению психики человека, связанный с двумя гипотезами: об опосредствованном характере психич. деятельности и о происхождении внутр. психич. процессов из деятельности первоначально внешней и "интерпсихической".
Историзм в трактовке психики человека получает дальнейшее развитие в работах А. Н. Леонтьева и его сотрудников, где психич. деятельность рассматривается как особая форма деятельности, продукт и дериват внешней материальной деятельности, к-рая преобразуется в ходе обществ.-историч. развития во внутр. деятельность человеч. сознания (А. Н. Леонтьев, Проблемы развития психики, М., 1959; Ленинская премия в 1963). В книгах Блонского формулируется подсказанная принципами диалектич. подхода генетич. теория развития памяти и мышления. Большое внимание привлекают работы С. Л. Рубинштейна, в к-рых обосновывается принцип детерминизма в П., рассматриваются основы теории мышления, обстоят. критике подвергаются зарубежные психологич. теории.
Перестройка П. на основе теории отражения выдвинула на первый план разработку проблемы психологич. структуры познават. процессов. Важное значение приобретает изучение переходов от ощущения к мышлению, а также интеллектуального опосредствования ощущений (Б. Г. Ананьев), исследование зрит. ощущений, чувствительности и сенсибилизации органов чувств (С. В. Кравков, К. X. Кекчеев), слуховых ощущений (Б. М. Теплов) и т.д. Первоначально возникнув в области изучения восприятий, все более широкий размах приобретают исследования, связанные с теорией установки (Д. Н. Узнадзе) и давшие возможность реализовать оригинальный подход к проблемам активности личности и бессознательного. В предвоен. годы заметные сдвиги наблюдаются в исследовании навыков (Л. А. Шварц, Е. В. Гурьянов и др.), внимания (Н. Ф. Добрынин), памяти (А. А. Смирнов, П. И. Зинченко, Н. А. Рыбников, Л. В. Занков), мышления (П. А. Шеварев, П. Я. Гальперин, А. В. Запорожец, Н. А. Менчинская, Л. И. Божович). Тогда же намечаются предпосылки для создания диалектико-материалистич. концепции способностей и их развития в процессе деятельности (Б. М. Теплов). Интерес к П. личности, определившийся в это время, связан с учением А. С. Макаренко о развитии личности в коллективе.
Всеобщее признание получает понимание обществ.-историч. обусловленности сознания человека. На этой основе исследуются различные формы активности личности: направленности личности (С. Л. Рубинштейн), установок как модификаций личности (Д. Н. Узнадзе), отношений (В. Н. Мясищев) и др. В П. прочно утверждается принцип развития. Сов. психологи исходят из единства сознания и деятельности, находя основу объективного познания психики и получая возможность правильного решения вопроса о методах П. Исследуя структуру человеч. сознания, П. начинает нащупывать межфункциональные связи и отношения (о к-рых еще в 20-е гг. говорил Выготский), преодолевая узкий функционализм в трактовке психич. процессов. Однако эта задача не была решена гл. обр. потому, что это требовало перестройки самой системы понятий в П. – теоретически утверждаемый принцип единства психич. деятельности вступал в противоречие с традиц. схемой изолированных психич. функций. Разрешение этого противоречия становится одним из факторов дальнейшего развития сов. П.
В период Великой Отечеств. войны в сов. П. широко развернулись работы оборонной тематики (изучение условий повышения чувствительности зрения и слуха, свето- и звукомаскировки, восстановления боеспособности и трудоспособности раненых и т.д.).
В послевоен. годы продолжается интенсивная разработка теоретич. и экспериментальных проблем сов. П., проводятся дискуссии по важнейшим методология, проблемам, выявляются разнообразные науч. школы и течения. Создание Академии педагогич. наук РСФСР (1943) явилось важным фактором, способствовавшим широкому включению психологов в разработку проблем обучения и воспитания. На трех всесоюзных совещаниях по П. (в 1952, 1953 и 1955) подводятся итоги выполненной в послевоен. период большой работы в области П. личности и воспитания, физиологич. механизмов психич. деятельности человека, П. познават. процессов и др. В 1957 было учреждено Об-во психологов при АПН РСФСР, а в 1959 состоялся его первый съезд. Разработка осн. проблем П. осуществляется в исследованиях В. А. Артемова, Е. И. Бойко, П. Я. Гальперина, Ф. Д. Горбова, В. В. Давыдова, Н. Ф. Добрынина, Н. И. Жинкина, Л. В. Занкова, А. В. Запорожца, В. П. Зинченко, А. Н. Леонтьева, А. Р. Лурия, Н. А. Менчинской, В. Д. Небылицына, К. К. Платонова, С. Л. Рубинштейна, П. А. Рудика, А. Н. Соколова, Е. Н. Соколова, А. А. Смирнова, Б. М. Теплова, Ф. Н. Шемякина, П. А. Шеварева, Е. А. Шороховой, Д. Б. Эльконина, П. М. Якобсона (Москва), Б. Г. Ананьева, Л. М. Веккера, Б. Ф. Ломова, В. Н. Мясищева, М. Г. Ярошевского (Ленинград), Г. С. Костюка (Киев), Р. Г. Натадзе, А. С. Прангишвили, З. И. Ходжава (Тбилиси), П. И. Зинченко (Харьков), М. А. Мазманяна (Ереван), В. С. Мерлина (Пермь), И. В. Страхова (Саратов), Д. Г. Элькина (Одесса) и мн. других. Для сов. П. конца 50-х –1-й пол. 60-х гг. характерно развитие отраслей, важных для нар. х-ва и культуры (педагогич. П., социальная П., инженерная П., космич. П. и др.), тесный контакт со смежными науками (логикой, педагогикой, кибернетикой, социологией и т.д.), широкое использование электроники и новейшей экспериментальной техники, факторного анализа, моделирования психич. функций. Эти новые черты сов. П. обнаруживаются в содержании работы 2-го съезда Об-ва психологов (1963).
Заметно расширяются и углубляются связи сов. П. с зарубежными психологами. Это выражается в совместном участии в междунар. съездах и конференциях, переводе и издании книг, использовании и проверке эксперимент, методик и т.п.
В наст. время в СССР н.-и. работа ведется во мн. психологич. учреждениях и лабораториях. В Моск. и Ленингр. ун-тах организованы психологич. фак-ты. Очередной (18-й) междунар. конгресс психологов состоялся в Москве (авг. 1966), президент конгресса – А. Н. Леонтьев.
А. Петровский. Москва.
Структура совр. П. Строгой классификации психологич. науки по отраслям не существует. Ориентируясь на фактич. положение дел в совр. П., ее можно разделить на общую П. и социальную психологию. Последняя, занимая на первых порах промежуточное положение между П. и социологией, по мере конституирования и уточнения своего предмета все более обособлялась и в наст. время представляет собой вполне самостоят. науку, обладающую развитыми собств. методами исследования, хотя и не утратившую связи со своими базовыми дисциплинами.
Если иметь в виду предметное содержание П., то одна из возможностей ее классификации содержится в принятом в П. принципе единства развития и деятельности. Исходя из этого, в качестве основания классификации П. могут быть избраны психологич. аспекты: 1) конкретной деятельности, 2) развития, 3) отношения личности (как субъекта развития и деятельности) к обществу (в к-ром осуществляется ее деятельность и развитие).
Если за основу принимается первое основание, то определяется след. ряд отраслей П.: психология труда, в свою очередь подразделяющаяся на инженерную, авиационную (исследование психологич. закономерностей деятельности в процессе летного обучения и выполнения полетов), космич. П.; п е д а г о г и ч. П., изучающая психологич. закономерности обучения и воспитания человека; м е д и ц и н с к а я П., изучающая психологич. аспекты деятельности врача и поведения больного и подразделяющаяся на нейропсихологию (исследование динамич. локализации психич. явлений, соотношение психич. функцион. структур с мозговыми физиологич. структурами), психофармакологию (изучение влияния лекарств. веществ – т.н. психотропных веществ – на психич. деятельность), психотерапию (изучающую и использующую средства психич. воздействия для лечения больного), психопрофилактику и психогигиену (разрабатывающую систему мероприятий для обеспечения психич. здоровья людей); ю р и д и ч. П., рассматривающая психологич. аспекты деятельности, связанной с реализацией системы права, подразделяется на судебную П., исследующую психологию участников уголовного процесса, криминальную П. (психологич. проблемы поведения и формирования личности преступника, мотивы преступления и т.п.), пенитенциарную или исправительно-трудовую П.; в о е н н а я П . ; психология торговли; П. спорта, исследующая психологич. особенности личности и деятельности спортсмена, условия и средства психологич. подготовки спортсменов и психологич. факторы, связанные с организацией и проведением соревнований; П. н а у ч н о г о и художеств. творчества, по своему предмету тесно смыкающаяся с эвристикой.
Если за основу классификации принять психологич. аспекты развития, то П. разветвляется на возрастную П., подразделяющуюся на детскую П., психологию подростка, П. юности, геронтопсихологию; П. анормального развития (патопсихология, олигофренопсихология, сурдопсихология и т.д.); с р а в н и т. П.
Если же классифицировать отрасли П. с т. зр. психологич. аспектов взаимоотношения личности и общества, то вычленяются такие отрасли, как индивидуальная П. (прежде всего П. личности) и о б щ е с т в е н н а я П. (социальная П.), исследующая П. коллектива, малых групп, П. религии и т.д.
Дифференциация П. дополняется встречным процессом интеграции, в результате к-рого осуществляется "стыковка" П. с др. науками (через инженерную П. – с техникой, через социальную П. – с социологией и т.д.). Вместе с тем внутри психологич. науки обнаруживаются возможности объединения ранее не связанных между собой отраслей. Так, на основе утверждающейся в наст. время трактовки формирования личности в трудовой деятельности не непосредственно, а через трудовой коллектив, намечается тенденция сближения социальной П. и П. труда, имеющих различные историч. корни.
Поскольку в конкретном психологич. исследовании все три аспекта соотношения деятельности и развития личности в обществе органически слиты, любые схемы классификации оказываются относительными.
Определ. представление о конкретном содержании совр. П. может быть получено в результате знакомства с такими ее отраслями, как П. труда, инженерная П., космич. П., военная П., психология творчества, сравнит. П. и детская П.
А. Петровский. Москва.
П. детская – раздел П., изучающий онтогенез различных психич. процессов, психологич. особенности разных видов детской деятельности (игры, учения, труда), формирование качеств детской личности. В качестве особой науч. дисциплины детская П. сложилась в сер. 19 в.
Исследования в области детской П. показали, что наследств. особенности нервной системы и процессы ее созревания представляют собой необходимое условие психич. развития ребенка, но не являются движущими причинами этого развития. Духовные способности человека формируются на основе прирожденных анатомо-физиологич. предпосылок или "задатков" под влиянием условий жизни и воспитания (Б. М. Теплов и др.). Ведущую роль в онтогенезе человеч. психики играет обучение, в ходе к-рого ребенок овладевает обществ. опытом, накопленным предшествующими поколениями. В результате обучения происходит не только обогащение ребенка известной суммой знаний и умений, но и качеств. перестройка его психич. процессов, образование новых функцион. систем, формирование новых способностей и качеств личности. Усвоение детьми обществ. опыта происходит в активной форме, в процессе деятельности (А. Н. Леонтьев, С. Л. Рубинштейн и др.). Как показали исследования (Б. Г. Ананьев, Л. И. Божович, П. И. Зинченко, Г. С. Костюк, Н. А. Менчинская и др.), развитие психич. процессов и формирование свойств личности существ. образом зависят от характера деятельности ребенка и тех возрастных изменений, к-рые в ней происходят на протяжении детства. Между внешней, практической и внутр., психич. деятельностями существуют сложные генетич. и функцион. зависимости. Так, исследования формирования у детей интеллектуальных процессов и понятий, проведенные П. Я. Гальпериным, Д. Б. Элькониным и др., обнаружили закономерные переходы от материальных к идеальным действиям, совершаемым в уме, в плане представлений. Признание детерминированности психич. развития ребенка условиями жизни и воспитания не означает отрицания внутр. логики этого развития, известной его "спонтанейности". На разных генетич. ступенях дети оказываются особо чувствительными, "сензитивными" к определ. содержаниям, тогда как другие усваиваются ими плохо или вовсе не усваиваются (Выготский). В процессе развития, особенно в переходные периоды детства, возникают противоречия, приобретающие иногда острую форму "возрастных кризисов" (как это, напр., имеет место при кризисе в подростковом возрасте). Важное значение имеет противоречие между возросшими физическими и духовными возможностями ребенка и старыми, ранее сложившимися формами взаимоотношений с окружающими и видами деятельности. Это противоречие разрешается путем установления новых взаимоотношений и формирования новых видов деятельности, что знаменует собой переход ребенка на более высокую ступень психич. развития. В совр. сов. исследованиях показана относительность, историчность возрастных лимитов и стандартов, что имеет важнейшее значение для теории обучения.
А. Запорожец. Москва.
П . т р у д а изучает психологич. особенности трудовой деятельности человека. Развитие П. труда началось в 20 в. в связи с движением НОТ – науч. организации труда.
К началу 1-й мировой войны центр, место в П. труда заняли проблемы проф. отбора. В этой связи широкое применение получил метод тестов, с помощью к-рых пытались определять и количественно оценивать предпосылки к успешному овладению той или иной профессией. Наряду с различиями в проф. способностях были вскрыты и различия в проф. склонностях, интересах и мотивах, побуждающих людей предпочитать одни профессии другим. Возникла потребность в организации спец. консультационных бюро по оказанию помощи подросткам, выбирающим профессию. Так выросла спец. ветвь П. труда, известная под именем проф. отбора и проф. консультации.
Особое направление в П. труда составляют исследования, посвященные изучению законов упражнения и развития навыков и качеств. важных для различных видов труда.
Предпосылкой еще одного направления исследований в области П. труда послужили эмпирич. данные о колебаниях работоспособности, в первую очередь связанных с утомлением, суточным ритмом. Возникла необходимость в изыскании спец. методов, с помощью к-рых можно было бы измерять утомляемость и степень снижения работоспособности. В этом русле П. труда, как правило, координирует свои усилия с физиологией труда. Вплотную к этому разделу П. труда примыкает в методич. отношении близкий ему раздел, посвященный изучению влияния на психич. деятельность внешней среды, рабочего места, конструкции и расположения приборов и др. Возникла потребность в психологич. рационализации оборудования, машин, рычагов управления, средств сигнализации и т.п., включая цветовое оформление. Первые исследования в этой области, начатые еще в 20-е гг., определили содержание и пути развития самостоят. направления П. труда, известного сейчас под названием инженерной П.
Особое место в арсенале методов П. труда заняли аналитич. методы, с помощью к-рых вскрываются психологич. особенности трудовой деятельности. Эта глава П. труда получила название П. профессий, или профессиографии.
Существует целый ряд др. направлений П. труда, связанных с задачами рационального реконструирования профессий, анализом причин возникновения аварийных ситуаций и ошибочных действий и т.п.
Наиболее актуальные проблемы совр. П. труда концентрируются вокруг задач инженерной П. и вопросов проф. обучения, разрабатываемых специалистами в области П. труда совместно с инженерами и педагогами.
С. Геллерштейн. Москва.
П. инженерная – раздел П. труда, изучающий деятельность человека-оператора в автоматизированных системах управления. Как самостоят. науч. дисциплина инженерная П. возникла в конце 40-х гг. 20 в. На начальном этапе своего развития она решала задачи, связанные с облегчением труда человека (пилота, диспетчера, наблюдателя), работающего с автоматич. устройствами. Были выработаны полезные рекомендации по оптимальному конструированию шкал приборов, указателей, органов управления, по их размещению на пультах управления, по выбору средств сигнализации и т.п. Развитие кибернетич. методов, возникновение системного подхода к проектированию новых технич. средств, создание систем управления большого масштаба, наконец, развитие и совершенствование электронных вычислит. и информационно-логич. машин в 50-х гг. поставили как центр. проблему автоматизации проблему "человек-машина", т.е. проблему рацион. распределения и согласования функций между человеком и машиной. Реальные системы и реальные люди оказались не вполне совместимыми, попытки же полной автоматизации, исключения человека из системы управления привели к неудачам. На этом этапе своего развития инженерная П. выступает как наука, теоретически и практически изучающая человеч. аспект функционирования автоматизированных систем управления, тогда как системотехника изучает его технич. аспект. Решая эти задачи, инженерная П. сталкивается с широкими филос. проблемами: о месте и роли человека в научно-технич. прогрессе, о будущем технич. цивилизации, о моделировании психич. функций и т.п. На этой основе в инженерной П. осуществляется синтез П. труда, общей П. человека, педагогич. и социальной П. К практич. задачам совр. инженерной П. относятся: науч. обоснование распределения функций между человеком и машиной, отыскание алгоритмов нек-рых операций, выполняемых человеком, с целью передачи их машине; оптимальное распределение функций между операторами и координация выполняемых ими действий; определение макс. объема и скорости приема, переработки и передачи информации человеком, отыскание наиболее эффективных способов кодирования информации, предъявляемой оператору; установление критериев надежной, стабильной и точной работы оператора в реальных условиях, оценка влияния утомления, психич. напряженности и др. факторов на эффективность деятельности оператора; разработка адекватных и действенных методов обучения и тренировки операторов на основе знания психологич. структуры процессов усвоения, выработки навыков и т.д.; разработка принципов отбора операторов с учетом их антропометрич., физиологич. и психологич. особенностей.
Деятельность оператора имеет сложный, опосредствов. характер. Упрощенно она может быть описана с помощью следующей схемы: прием (восприятие) информации, оценка принятой информации и переработка ее в форму, пригодную для принятия решения, – принятие решения – исполнит. действия. В одних случаях центр тяжести приходится на первые две ступени (обычно их объединяют понятием "информационный поиск"), в других – главным является принятие решения или исполнит. действия (обычно объединяемые понятием "обслуживание").
Характерной особенностью деятельности оператора является то, что он, как правило, лишен возможности непосредственно наблюдать объекты управления и вынужден пользоваться сведениями о них, поступающими к нему по каналам связи. Для того чтобы оператор мог быстро и безошибочно ориентироваться в ситуации, эти сведения, а также информация о параметрах внешней среды и состоянии самой системы управления поступают обычно на визуальные средства отображения информации (индикаторы, табло, экраны и др.). То, что видит оператор на средствах отображения, является информац. моделью реальной обстановки, реальных объектов. Создаваемые информац. модели должны в макс. степени учитывать функцион. возможности оператора, его знания и опыт. Более того, информац. модель должна допускать оперативное декодирование информации и формирование образов, с тем чтобы оператор мог приступить к решению задачи с миним. задержкой во времени. Формирование образов означает трансформацию информац. модели во внутреннюю, т.н. концептуальную модель внешней обстановки. Для сложных изменяющихся ситуаций согласование содержания информационной и концептуальной моделей является осн. средством повышения оперативности и точности информац. поиска.
Создание адекватных реальности и задачам оператора информац. моделей, их улучшение и приспособление к психологич. особенностям человека есть часть более общей проблемы создания информац. языка, понятного человеку и могущего быть использованным машиной, проблемы общения человека с машиной.
В. Зинченко, Г. Смолян. Москва.
П. космическая – новая, быстро развивающаяся ветвь П. труда, изучающая воздействие специфич. условий и факторов космич. полета на психологич. аспекты функцион. деятельности космонавтов. Осн. содержание космич. П. составляют экспериментально-психологич. исследования, направленные на обеспечение отбора и подготовки космонавтов. Психологич. структура деятельности космонавта определяется рядом проф. особенностей: непрерывностью деятельности; жестко регламентированным порядком работы; строгим ограничением времени, отводимого на рабочие операции; опосредствованным характером оценки полезных результатов работы (определяемым "включением" автоматич. устройств и приборов в перцептивные, интеллектуальные и исполнит. процессы и связанным с необходимостью сложного психич. перекодирования результатов с учетом поправок на запаздывание приборов); постуральным фактором, объединяющим специфич. воздействия космич. полета (невесомость, перегрузки и др.); фактором "новизны", связанным с большой эмоц. нагрузкой, нервным и умств. напряжением. Эти и нек-рые другие факторы космич. полета приводят к появлению новых взаимоотношений между сигнальной (воспринимаемой) информацией и оперативной деятельностью, что ведет к возникновению психически напряженных состояний, преодоление к-рых требует значит. психич. и мышечно-тонич. постуральной адаптации. В качестве иллюстрации можно указать на нарушения спонтанной деятельности анализаторов в условиях невесомости, вызывающие у отд. лиц пространств. дезориентацию вплоть до полного разрушения правильного восприятия внешнего мира и т.н. "схемы тела" – отражения в сознании свойств и способов функционирования как отд. частей и органов тела, так и всего тела. Опыт показывает, что только спец. методами тренировки можно выработать и закрепить новую функцион. схему анализаторов, при к-рой достигается адаптация к постуральному фактору космич. полета.
Космич. П. разрабатывает спец. экспериментально-психологич. методики, направленные на обнаружение высоких функцион. возможностей организма и адаптацию к разнообразным (известным и предполагаемым) факторам космич. полета. Эти методики, строящиеся преим. на принципе воспроизведения, позволили выяснить и объективировать, а в ряде случаев и исключить неблагоприятные психологич. факторы, обусловливающие недостаточную нервно-психич. устойчивость кандидатов в космонавты. При отборе космонавтов немалое значение отводится психич. симптомокомплексу, выражаемому обычно понятиями мнительности, внушаемости. Объективные исследования этого комплекса в космич. П. только начались, однако в систему психологич. подготовки космонавтов уже входят мероприятия, позволяющие преодолеть или ослабить состояние напряженного (тревожного) ожидания, неуверенности, беспокойства за благополучный исход.
Особое значение в космич. П. приобретают вопросы взаимодействия космонавтов, коллективной организации их труда, проблемы прогноза эффективности деятельности экипажа. Совместная групповая деятельность космонавтов ставит вопрос о психологич. совместимости, сыгранности отд. лиц. Взаимозависимая трудовая деятельность и отдых в условиях длит. групповой изоляции выдвигают перед групповой П. такие проблемы, как определение осн. линии поведения группы в целом и отд. лиц в различных ситуациях, в т.ч. в аварийных.
Ф. Горбов, Г. Смолян. Москва.
П. в о е н н а я – отрасль прикладной П., исследующая проблемы, связанные с оценкой и предвидением поведения человека в боевых условиях, приспособление к условиям воен. жизни, действия по управлению войсками и боевой техникой (П. командования), отбор по родам войск и для спец. заданий, психологич. аспекты воен. воспитания и обучения, взаимоотношения начальников и подчиненных, разработку методов "психологич. войны" (пропаганда и контрпропаганда и т.д.). Основным для воен. П. является изучение того влияния, к-рое оказывает на протекание психич. процессов, на действия и поступки человека состояние напряженности ("стресс"), связанные с ним изменения в работе органов чувств. в осуществлении мыслит. операций, волевых действий, в частности его влияние на принятие решения. Воен. П. выделилась в самостоят. отрасль П. в нач. 20 в. в период подготовки 1-й мировой войны. Первоначально ее гл. тематикой была П. воен. руководства, а осн. тенденцией – выведение П. армии из П. толпы; социальный аспект репрезентировал всю воен. П. (Тард, Лебон, Компеано, Ардан дю Пик, Курбе, Дю Тейль). С развитием воен. техники гл. задача смещается в сторону определения роли человеч. фактора в управлении этой техникой. Особенно большое развитие воен. П. получает после 2-й мировой войны, прежде всего в США, где огромное число исследований самой разнообразной психологич. тематики выполняется как самими воен. орг-циями, так и по контракту с ними.
В СССР исследования по воен. П. проводятся, исходя из общих методологич. установок сов. П. и с учетом качеств. отличия сов. вооруж. сил от армий империалистич. стран. Ряд принципиальных положений воен. П. был разработан М. В. Фрунзе и др. полководцами Сов. Армии.
М. Роговин. Москва.
П . т в о р ч е с т в а как процесса созидания новых социально значимых продуктов в различных областях деятельности, прежде всего в науке, технике, иск-ве, становится областью спец. исследования в нач. 20 в. Для ее эмпирич. разработки используются первоначально статистический (Ф. Гальтон) и биографический (В. Оствальд, А. Пуанкаре) методы, в дальнейшем тесты, интервью, эксперимент, факторный анализ. Изучение П. творчества приобретает широкий размах в 50-х гг. Работы по П. науч.-технич. творчества развертываются в неск. направлениях. Анализу подвергается специфика творч. мышления, в отличие от др. форм интеллектуальной активности. В связи с этим обсуждается роль в творч. процессе интуиции, воображения, подсознательного, вдохновения и др. психич. актов и состояний. Большое число работ посвящено особенностям творч. личности. В качестве таковых выделяются: оригинальность, склонность к разумному риску, поиск порядка в беспорядке, дивергентность, нонконфоризм и др. Гилфорд предпринял попытку построить математич. модель структуры творч. личности, используя тесты и метод факториального анализа. Эта модель, как и другие, применялась в США для определения способностей к творч. работе в науке и пром-сти. Изменение характера науки потребовало перейти к описанию группового творчества (Бруннер). Изучению подвергается также возрастная динамика творч. возможностей и достижений личности (Термен, Леман, Торранс и др.). Важное значение придается факторам, стимулирующим творч. активность, предлагается спец. техника "щтурма мозга" (Осборн) и даже применение психофармакологических средств (А. Хаксли, Лири).
Значит. лит-ра существует в области П. художеств. творчества и П. иск-ва. Однако, несмотря на большой эмпирич. материал, общая теория творч. процесса остается слабо разработанной, что затрудняет и эффективное решение практич. задач. В последние годы исследования в области П. творчества начинают развертываться в СССР (такие исследования проводились и в 20-е гг.).
М. Ярошевский. Ленинград.
П. сравнительная – область психологич. исследований, в к-рой осуществляется сопоставление психики животных и человека, устанавливаются характер и причины существующего сходства и различий в их поведении, а также изучается психика животных, принадлежащих к различным систематич. группам (видам, родам, семействам и т.д.). Хотя предмет сравнит. П., как он исторически сложился, по существу совпадает с предметом зоопсихологии, однако понятие сравнит. П. является более широким, т.к. на первый план здесь выступают сопоставления различных форм поведения и психич. деятельности у животных и человека. Совр. сравнит. П. имеет весьма сложную и далеко неустановившуюся структуру, охватывая исследования в области зоопсихологии и физиологии высшей нервной деятельности животных, антропогенеза, экологии, этологии и генетики поведения. Осн. проблематика сравнительно-психологич. исследований включает в себя проблемы тропизмов, инстинкта, навыков, интеллекта, т.е. важнейших врожденных и приобретенных механизмов поведения животных. К классич. объектам сравнит. П. (паукам, птицам, собакам, лошадям, антропоидам и др.) в наст. время присоединены китообразные (дельфины).
В первые десятилетия 20 в. к исследованиям инстинктивной деятельности (В. А. Вагнер) присоединяются сравнительно-психологич. исследования приспособления посредством индивидуального изменения поведения. Исключит. значение имели здесь классич. эксперименты И. П. Павлова над условными рефлексами у животных. Важную роль сыграли осуществленные В. Кёлером исследования интеллекта человекообразных обезьян.
Сравнительно-психологич. исследования человекообразных и низших обезьян проводятся и в СССР (Н. Н. Ладыгина-Котс, Э. Г. Вацуро, Н. Ю. Войтонис, Г. З. Рогинский, Н. А. Тих и др.).
В совр. бурж. сравнит. П. в последние годы получила распространение этологич. школа, изучающая гл. обр. врожденные компоненты поведения. Вместе с тем развивается биопсихологич. направление (Пьерон, Фишель), дающее не только психологич. и физиологич. интерпретацию поведения, но и принимающее во внимание его биологич. характеристику. В работах этого направления (особенно у Фишеля) находят развитие взгляды, принятые в школах сов. сравнит. П.
А. Петровский. Москва.
Лит.: Общая П. Корнилов К. Н., Учение о реакциях человека с психологич, т. зр., М., 1921; Блонский П. П., Память и мышление, М.–Л., 1935; Рубинштейн С. Л., Бытие и сознание, М., 1957; его же, Принципы и пути развития П., М., 1959; Леонтьев А. Н., Об историч. подходе в изучении психики человека, в кн.: Психологич. наука вСССР, т. 1, М., 1959; его же, Проблемы развития психики, [2 изд.], М., 1965; Выготский Л. С., Развитие высших психич. функций, М., 1960; Джемс В., Науч. основы П., пер. с англ., СПБ, 1902; Липпс Т., Самосознание, пер. с нем., СПБ, 1903; Кюльпе О., Совр. П. мышления, в сб.: Новые идеи в философии, сб. 16, СПБ, 1914; Коффка К., Основы психич. развития, пер. с нем., М.–Л., 1934; П. мышления. Сб. переводов с нем. и англ., М., 1965; Wundt W., Grundriss der Psychologie, Lpz., 1896; 5 Aufl., Bd 1–2, Lpz., 1902; Watson J. В., Psychology as a behaviorist views it, "Psychol. Rev.", 1913, v. 20; Selz O., Zur Psychologie des produktiven Denkens und des Irrtums, Bonn, 1922; Köhler W., Gestaltprobleme und Anfänge einer Gestalttheorie, "Jahresber. über gesamte Physiol.", 1922–24; Bühler K., Die Krise der Psychologie, 2 Aufl., Jena, 1929; Janet P., L'évolution psychologique et la personalité, P., 1929; Titchener Ε. В., Systematic psychology, prolegomena, N. Y., 1929; Tolman Εd. Сh., Purposive behaviour in animals and men, N. Y., 1932; Lewin Κ., Principles of topological psychology, N. Y., 1936; Piaget J., La psychologie de l'intelligence, 3 éd., P., 1952; Wertheimer M., Productive thinking, N. Y., 1945; Wallon H., Introduction à l'étude de la vie mentale, в кн.: Encyclopédie française, t. 8 (La vie mentale), P., 1938.
История зарубежной П. Рубинштейн С. Л., Основы общей П., 2 изд., М., 1946; Совр. П. в капиталистич. странах, М., 1963; Ярошевский М. Г., История П., М., 1966; Ρибо Т., Совр. англ. П., пер. с франц., М., 1881; его же, Совр. герм. П., пер. с франц., СПБ, 1895; Дессуар М., Очерк истории П., пер. с нем., СПБ, 1912; Klemm О., Geschichte der Psychologie, Lpz., 1911; Hall G. St., Founders of modern psychology, N. Y., 1912; Rand В., Classical psychologists, Boston, 1912; Baldwin J. M., History of psychology, v. 1–2, N. Y., 1913; Henning H., Psychologie der Gegenwart, Lpz., 1931; Döring W. O., Die Hauptströmungen in der neueren Psychologie, Lpz., 1932; Heidbreder E., Seven psychologies, N. Y.–L., 1933; Müller-Freinfels R., Die Hauptrichtungen der gegenwärtigen Psychologie, 3 Aufl., Lpz., 1933; Spearman С h. Ε., Psychology down the ages, N. Y., 1937; Levine A. J., Current psychologies: a critical synthesis, Camb., 1940; Brennan R. E., History of psychology from standpoint of a thomist, N. Y., 1945; Woodworth R.S., Contemporary schools of psychology, N. Y., 1948; Sargent S. S., Basic teachings of the great psychologists, N. Y., 1948; Dennis W. (ed.), Readings in the history of psychology, N. Y., 1948; Mühlmann W. Ε., Geschichte der Anthropologie, Bonn, 1948; Sсhiller P., Aufgabe der Psychologie. Eine Geschichte ihrer Probleme, W., 1948; Murphy G., Historical introduction to modern psychology, N. Y., 1949; Boring E. G., A history of experimental psychology, 2 ed., Ν. Υ., 1950; Flügel J. С, A hundred years of psychology, L., 1953; Foulquie P. et Deledalle G., La psychologie contemporaine, P., 1951; Tomann W., Einführung in die moderne Psychologie, W.–Stuttg., 1951; Roback Α. Α., History of American psychology, N. Y., 1952; Вrett G. S., History of psychology, ancient and patristic, N. Y., 1953; Ralea M., Воtez С. I., Istoria psihologiei, [Buc.], 1958; Ηolzner В., Amerikanische und deutsche Psychologie, Würzburg, 1958; Wоlman В. В., Contemporary theories and systems in psychology, N. Y., 1960; Воring E. G., Psychologist at large, N. Y., 1961; Documents of Gestalt psychology, ed. by M. Henle, Berk., 1961; Esper E., A history of psychology, Wash., 1964; A history of psychology in autobiography, ed. by G. Murchison, v. 1–3, Oxf., 1930–36.
История сов. П. Теплов Б. M., Сов. психологич. наука за 30 лет, М., 1947; Психологич. наука в СССР. [Сб. ст.], т. 1–2, М., 1959–60; Нариси з iсторiï вiтчизняноï психологiï кiнця XIX i початку XX столiття, под ред. Г. С. Костюка, К., 1959; Будилова Е. Α., Борьба материализма и идеализма в рус. психологич. науке (Вторая половина XIX – начало XX в.), М., 1960; Ярошевский М. Г., Проблема детерминизма в психофизиологии XIX в., Душанбе, 1961; Петровский А. В., Об осн. направлениях в рус. П. нач. XX в., в кн.: Из истории рус. П., М., 1961; его же, На подступах к марксистской П., в кн.: Вопросы теории и истории П., М., 1964; его же, История сов. П., М., 1967.
Д е т с к а я П. Рубинштейн С. Л., Основы общей П., 2 изд., М., 1946; Вопросы детской П., ч. 1–2. "Изв. АПН РСФСР", 1948, вып. 17–18; Костюк Г. С., Про генезис поняття числа у дiтей, "Hayковi записки Науково-дослiдного институту психологiï", 1949, т. 1; Ушинский К. Д.; Человек как предмет воспитания, Собр. соч., т. 8–9, М.–Л., 1950; Проблемы высшей нервной деятельности нормального и аномального ребенка, отв. ред. А. Р. Лурия, т. 1–2, М., 1956–58; Выготский Л. С., Избр. психологич. исследования, М., 1956; его же, Развитие высших психич. функций, М., 1960; Менчинская Η. Α., Развитие психики ребенка. Дневник матери, [2 изд.], М., 1957; Божович Л. И., Вопросы формирования личности школьника в свете проблем воспитания, "Вопр. психологии", 1963, No 6; П. детей дошкольного возраста. Развитие познават. процессов, под ред. А. В. Запорожца и Д. Б. Эльконина, М., 1964; Блонский П. П., Избр. психологич. произв., М., 1964; Стepн В., П. раннего детства до шестилетнего возраста, пер. с нем., 2 изд., П., 1922; Бюлер К., Духовное развитие ребенка, пер. с нем., М., 1924; Πиаже Ж., Речь и мышление ребенка, пер. с франц., М.–Л., 1932; Валлон Α., От действия к мысли, пер. с франц., М., 1956; Пиаже Ж., Инельдер Б., Генезис элементарных логич. структур, пер. с франц., М., 1963; Piaget J., La formation du symbole chez l'enfant, Nchât. – P., 1945; его же, La naissance de l'intelligence chez l'enfant, 3 éd., Nchât., 1952; Wallon H., L'évolution psychologique de l'enfant, 4 éd., P., 1952; Child psychology, ed. H. W. Stevenson, Chi., 1963.
П. т р у д а. Трудовой метод изучения профессий. Сб., под ред. И. Н. Шпильрейна, М., 1925; Ρузер Ε. И., Психологич. методы исследования утомления, в сб.: Психофизиология труда, вып. 2, М.–Л., 1927; Геллерштейн С. Г., Проблемы психотехники на пороге второй пятилетки, "Сов. психотехника", 1932, No 1–2; его же, Вопросы П. труда, в сб.: Психологич. наука в СССР, т. 2, М., 1960; Архангельский С. Н., Очерки по П. труда, М., 1958; Вопросы П. труда, "Изв. АПН РСФСР", 1958, вып. 91; Чебышева В. В., Нек-рые вопросы П. производств. обучения, "Вопр. психологии", 1959, No 2; Липман О., П. профессий, пер. с нем., П., 1923; Мюнстерберг Г., П. и экономич. жизнь, пер. с нем., 2 изд., М., 1924; Meссио Б., Рацион. организация труда и П., пер. с англ., М.–Л., 1924; Клапаред Э., Проф. ориентация, ее проблемы и методы, пер. с франц., М., 1925. См. также лит. при ст. Психотехника.
Инженерная П. Ломов Б. Ф., Человек и техника, 2 изд., Л., 1966; Инженерная П., отв. ред. А. Н. Леонтьев, М., 1964; "Проблемы инженерной П.", 1964–66, вып. 1–4; Пушкин В. Н., Оперативное мышление в больших системах, М.–Л., 1965; Зинченко В. П., Смолян Г. Л., Человек и техника, М., 1965; Экспериментальная П., пер. с англ., т. 2, М., 1963; Инженерная П. Сб. ст., пер. с англ., М., 1964; Friedmann G., Machine et humanisme, v. 2, P., 1946; Miller G. Α., Language and communication, N. Y., 1951; Mc Сormiсk Ε. J., Human engineering, Ν. Υ. – Toronto–L., 1957; Chapanis Α., Research techniques in human engineering, Bait., 1959.
К о с м и ч. П. Горбов Ф. Д., Нек-рые вопросы космич. психологии, "Вопр. психологии", 1962, No 6; Первые космич. полеты человека, М., 1962; Первый групповой космич. полет, М., 1964: Психологич. проблемы человека в космосе. XVIII Междунар. психологич. конгресс, Симпозиум No 28, М., 1966.
В о е н н а я П. Теплов Б. М., К вопросу о практич. мышлении (Опыт психологич. исследования мышления полководца по военно-историч. материалам), "Уч. зап. МГУ. Психология", 1945, вып. 90, с. 149–214; Φрунзe M. В., Единая военная доктрина и Красная Армия, Избр. произв., т. 2, М., 1957; его же, Несколько слов о дисциплине, там же; Роговин М. С. и Офицеров В. В., Военная П., в кн.: Совр. П.. в капиталистич. странах, М., 1963; Совр. бурж. военная П., [сост. М. С. Роговин], М., 1964.
П. т в о р ч е с т в а: Грузенберг С. О., Психология творчества, т. 1, Минск, 1923; Якобсон П. М., Процесс творч. работы изобретателя, М.–Л., 1934; Пономарев Я. Α., Психология творч. мышления, М., 1960; Исследования по П. науч. творчества в США. Обзор лит-ры и рефераты, под ред. М. Г. Ярошевского, М., 1966; Creativity and its cultivation, ed. Η. Η. Anderson, Ν. Υ., [1959]; Scientific Creativity. Its recognition and development, ed. C. W. Taylor and F. Barron, N. Y.–L., [19631; Creativity: progress and potential, ed. С. W. Taylor, N. Y. – [a. о.], [1964].
С р а в н и т. П. Вагнер В. Α., Биологич. основания сравнит. П., т. 1–2, СПБ–М., [1910–13]; его же, Возникновение и развитие психич. способностей, вып. 1–9, Л., 1924–29; Ладыгина-Котс Η. Η., Дитя шимпанзе и дитя человека..., М., 1935; ее же, Развитие психики в процессе эволюции организмов, М., 1958; Боровский В. М., Психич. деятельность животных, М.–Л., 1936; Вацуро Э. Г., Исследование высшей нервной деятельности антропоида (шимпанзе), М., 1948; Ρогинский Г. З., Навыкии зачатки интеллектуальных действий у антропоидов (шимпанзе), Л., 1948; Войтонис Н. Ю., Предистория интеллекта, М.–Л., 1949; Воронин Л. Г., Лекции по сравнит. физиологии высшей нервной деятельности, М., 1957; Спиркин А. Г., Происхождение сознания, М., 1960; Warden С. J., Jenkins T. N., Warner L. H., Comparative psychology, v. 1–3, N. Y., 1935–40; Τhоrpe W. H., Learning and instinct in animals, L., 1956; Comparative psychology, 3 ed., ed by С. P. Stone, L., 1953; Ratner S. С. and Denny M. R., Comparative psychology; research in animal behavior, Homewood, 1964. См. также лит. при ст. Этология. О междунар. конгрессах по П. см. Ярошевский М. Г., Прогресс П. и междунар. психологич. конгрессы, "ВФ", 1966, No 7.
О журналах по П. см. ст. Журналы психологические, в кн.: Педагогическая Энциклопедия, т. 2, М., 1965.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. . 1960—1970.


.

Синонимы:

Смотреть что такое "ПСИХОЛОГИЯ" в других словарях:

  • психология — психология …   Орфографический словарь-справочник

  • ПСИХОЛОГИЯ — ПСИХОЛОГИЯ, наука о псих, процессах личности и их специфически человеческих формах: восприятии и мышлении, сознании и характере, речи и поведении. Советская П. строит сзое понимание предмета П. на основе рязработки идейного наследства Маркса… …   Большая медицинская энциклопедия

  • психология — (от греч. psyche душа и logos учение, наука) наука о закономерностях развития и функционирования психики как особой формы жизнедеятельности. Взаимодействие живых существ с окружающим миром реализуется посредством качественно отличных от… …   Большая психологическая энциклопедия

  • ПСИХОЛОГИЯ — (от психо... и ...логия) наука о закономерностях, механизме и фактах психической жизни человека и животных. Основная тема психологической мысли античности и средних веков проблема души (Аристотель, О душе и др.). В 17 18 вв. на основе… …   Большой Энциклопедический словарь

  • ПСИХОЛОГИЯ — (от психо... и...логия), наука о закономерностях, механизмах и фактах психической жизни человека и животных. Основная тема психологической мысли античности и средних веков проблема души ( О душе Аристотеля и др.). В 17 18 вв. на основе… …   Современная энциклопедия

  • психология — и. ж. psychologie f. 1. Наука о психике, психической деятельности человека. Общая психология. БАС 1. Экспериментальная психология. Психология животных . Уш. 1939. || Учебный предмет, излагающий содержание этой науки. БАС 1. || Книга, излагающая… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Психология — (от психо... и ...логия), наука о закономерностях, механизмах и фактах психической жизни человека и животных. Основная тема психологической мысли античности и средних веков проблема души (“О душе” Аристотеля и др.). В 17 18 вв. на основе… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • ПСИХОЛОГИЯ — (греч., от psyche душа, и logos учение, наука). Наука о душевной деятельности. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ПСИХОЛОГИЯ греч., от psyche, душа, и lego, говорю. Наука о душе. Объяснение 25000… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • ПСИХОЛОГИЯ — ПСИХОЛОГИЯ, психологии, мн. нет, жен. (греч. psyche душа и logos учение) (книжн.). 1. Наука, изучающая психические процессы, возникающие в результате постоянного воздействия объективного мира, социальной среды на человека (и животных).… …   Толковый словарь Ушакова

  • Психология —  Психология  ♦ Psychologie    Изучение психики, рассматриваемое в первую очередь как объективная и экспериментальная дисциплина (как иногда говорят, «от третьего лица», в отличие от интроспекции, осуществляемой «от первого лица», и психоанализа,… …   Философский словарь Спонвиля

Книги

Другие книги по запросу «ПСИХОЛОГИЯ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»