Гольдшмидт, Пинхас Соломонович

Гольдшмидт, Пинхас Соломонович
Пинхас Соломонович Гольдшмидт
PINCHAS-1-.jpg
Род деятельности:

главный раввин Москвы, возглавляет раввинский суд в России, председатель Совета раввинов Европы, глава раввинского суда в странах СНГ и Балтии

Дата рождения:

1963 год(1963)

Место рождения:

Цюрих (Швейцария)

Отец:

Соломон

Мать:

Элизабет

Супруга:

Дара

Сайт:

www.jewishcom.ru

Пинхас Соломонович Гольдшмидт (род. в 1963 году в Цюрихе) — главный раввин Москвы, возглавляет раввинский суд в России, председатель Совета раввинов Европы, глава раввинского суда в странах СНГ и Балтии.

Содержание

Биография

Пинхас Гольдшмидт родился в 1963 году в Цюрихе. Дедушка по материнской линии был из карпатских хасидов. Родители — религиозные евреи, живут в Цюрихе, это уже четвертое поколение. Отец Соломон занимается бизнесом — разработкой автоматизированных систем для переноса одежды на склады. Маму зовут Элизабет. Младший брат — раввин в ЮАР. Его прадедушка был главным раввином Дании, а потом — главным раввином Цюриха. Предки отца Пинхаса Соломоновича в Первую мировую войну приехали в Швейцарию из Франции, родственники матери жили в Вене. В 1938 году бабушка заболела туберкулезом, за несколько недель до объединения Австрии с Германией они приехали в Швейцарию, там и остались. А родители дедушки по материнской линии, все его братья и сестры, оставшиеся в Австрии, погибли в Освенциме. Так что прямых русских корней Пинхаса Гольдшмидта нет.

Пинхас Гольдшмидт имеет великолепное духовное и светское образование. Традиционное еврейское образование получил в известнейших ешивах мира: «Поневеж» (Бней-Брак, Израиль), «Нер Исроэль» (Балтимор, США). Параллельно закончил Университет Хопкинса в Балтиморе. Имеет степень магистра. Имеет раввинскую смиху (диплом).

В 1987—1989 гг. работал в раввинате г. Нацерет-Илит (Израиль), где принимал деятельное участие в духовной абсорбции репатриантов из СССР.

В 1989 г. по указанию своего духовного наставника рабби Моше Соловейчика, а также по поручению главного раввината Израиля и Всемирного еврейского конгресса приехал в Москву в качестве лектора Института изучения иудаизма при АН СССР, возглавляемого раввином Адином Штейнзальцем. В 1989 году по приглашению Главного раввина России Адольфа Шаевича возглавил раввинский суд СССР, а с 1993 года стал главным раввином Москвы.

В 1990 году Гольдшмидт совместно с Министерством внутренних дел Израиля нашли способ вернуть евреев России к своим корням. Гольдшмидт сыграл важную роль в создании и развитии еврейский общинных структур, колледжей, дневных школ и детских садов, ешив, с помощью таких организаций как российский еврейский конгресс и Конгресс еврейских религиозных организаций и объединений в России (КЕРООР). В январе 2005 года, пять сотен человек, в том числе редакторы газет, общественные интеллектуалы и 19 депутатов опубликовали обращение к Генеральному прокурору России с заявлением о закрытии еврейских организаций в России. Данная ситуация бурно обсуждалась на телевидении и 54 % участников поддержали идею о запрете всех еврейских организаций в России. Гольдшмидт написал письмо в ответ на данные заявления и обратился к Дмитрию Рогозину, лидеру националистической партии «Родина», который, получив письмо Гольдшмидта, извинился за данное заявление и дистанцировался от подобных действий.

Гольдшмидт был депортирован из России в сентябре 2005 года, ему разрешено было вернуться к общине только через три месяца. С июля 2011 года, раввин Пинхас Гольдшмидт, главный раввин и Ав Бейт Дин Москвы.

Гольдшмидт представляет еврейскую общину России на политическом поле. Он имеет публикации в международной прессе. Пинхас Гольдшмидт выступал в Сенате США, Европейском Парламенте, Совете Европы, израильском Кнессете, Оксфордском университете, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, Берлинской конференции по борьбе с антисемитизмом, и в Гарвардском университете, обсуждая состояние еврейской общины, а также угрозы антисемитизма. Пинхас Соломонович принимал активное участие в межконфессиональных встречах с христианами и мусульманами в Нью-Йорке, Париже, Астане, Севилье, Вене и Москве.

Главный раввин Москвы Пинхас Гольдшмидт избран новым президентом Конференции европейских раввинов, общественной организации, объединяющей еврейские общины и их религиозных лидеров из 40 европейских стран. Он был избран на заседании Постоянного комитета CER в Лондоне и сменил бывшего главного раввина Франции (1987—2009), Иосифа Хаим Ситрука, который занимал этот пост с 1999 года. Раввин Гольдшмидт является четвертым президентом CER за всю 54-летнюю историю и первым в этой должности со стороны Западной Европы. Пинхас Гольдшмидт проводит Конференции европейских раввинов (объединяет более четырехсот раввинов всех европейских стран) в качестве председателя Постоянного комитета.

Раввин Гольдшмидт был удостоен сертификации в качестве кандидата на пост главного раввина Израиля или в одном из городов Израиля со стороны Совета Главного раввината Израиля в 2002 году. Весной 2009 года Гольдшмидт был приглашенным научным сотрудником Центра Дэвиса в Гарвардском университете. Никто не может рассказать о человеке лучше, чем он сам. Рав Пинхас Гольдшмидт в сентябре дал объемное интервью "Делать намного больше!" журналу "Община" (автор Илья Йосеф), в котором рассказал многие подробности своей биографии: -Илья Йосеф Он известен всем, и в то же время остается личностью довольно загадочной. Наш разговор - о прошлом, настоящем и будущем московской еврейской общины с главным раввином Москвы равом Пинхасом Гольдшмидтом. Раввин в России – больше, чем раввин - Уважаемый Рав Пинхас Гольдшмидт, редакция журнала «Община» приветствует вас. Скажите, пожалуйста, какими качествами должен обладать раввин большой общины? - Спасибо за интересный вопрос. Я считаю, что в России раввин в первую очередь должен уметь адаптироваться к быстро меняющимся условиям и действовать решительно. Поясню свою мысль. Мне кажется, в общинах, возникших на территории бывшего СССР, раввины зачастую делают намного больше, чем того требует их формальная должность. Они берут на себя и обязанности главы общины, и руководителя ешивы, и преподавателя в школе, и кантора, и многие другие. Перефразирую известные слова: раввин в России – больше, чем раввин. Я считаю, что раввин всегда должен быть готов к решению любой неожиданной задачи, к любым поворотам судьбы. - Наверное, именно эта способность к быстрой адаптации и решительным действиям помогает вам вот уже более 20 лет успешно работать в Москве, несмотря на многочисленные трудности, с которыми вы сталкиваетесь? - Честно скажу: без помощи Небес справиться было бы невозможно. Действительно, в работе главного раввина такого огромного города, как Москва, немало сложностей. Но гораздо больше радостных моментов. С Б-жьей помощью нам удается приводить многих к жизни по Торе. Вы знаете, где бы я ни был - в Москве, Иерусалиме или Нью-Йорке, ко мне даже на улице часто обращаются люди: «Вы меня помните? Я учился в московской ешиве. - Или: Я молился в Хоральной синагоге. – Или: Я проходил у вас гиюр». Слава Б-гу! Последние двадцать лет в жизни российского еврейства - это буквально «дни Машиаха», предсказанные нашими пророками. Время небывалого духовного возрождения. Когда и где наблюдалось столь массовое возвращение к истокам? Несмотря на трудности, я благодарен Творцу за то, что Он удостоил и меня в какой-то степени быть причастным к такому чуду. Что еще помогло добиться успеха? Безусловно, секрет силы каждого раввина – его жена. Моя жена – Дара – удивительный человек, великая еврейская женщина. Могу лишь повторить вслед за раби Акивой: «Все мои знания принадлежат ей». Сыграли свою роль и благословения мудрецов нашего поколения, которых я удостоился встретить на своем жизненном пути. Только что от нас ушёл величайший раввин – рав Эльяшив. В связи с этим, в память о великом праведнике, расскажу одну историю. В 1989 году рав Моше Соловейчик послал меня работать в Москву. Спустя шесть лет, в 1995 году, рав Моше был уже очень болен, буквально находился на смертном одре. И вдруг он меня вызывает: «Ты должен оставить Москву!» Ну, что ж, он меня в Москву направил – он же меня оттуда и вызывает. Надо принять это как данность. И я стал интересоваться возможной альтернативой, вакансиями раввина. Мне предложили должность главного раввина Женевы. Я уже туда один раз съездил, как вдруг в Москве началось волнение: как это наш раввин уезжает? И тогда рав Исраэль-Моше Бронер, стоявший у истоков возрождения еврейской жизни в Москве, обратился за советом к раву Эльяшиву. Рава Соловейчика, к сожалению, к тому времени уже не было в живых. Рав Бронер объяснил ситуацию. Тогда Рав Эльяшив запретил мне уезжать и сказал, что в сложившейся ситуации я просто обязан остаться на своем посту. А как же требование рава Соловейчика? «Рав Моше сейчас находится в мире Истины и явно также со мной согласен», - сказал рав Эльяшив. Так я остался в Москве, и, слава Б-гу, связал свою жизнь с этим городом. Я счастлив, что судьба подарила мне возможность служить московской общине. - Вспомните свои первые ощущения в далёком 1989-м году, когда вы впервые приехали в Москву преподавать в кунцевской ешиве. - В Кунцево меня встретил Зеэв Дашевский, который был отказником, и сказал: «Вы что – с ума сошли? Все хотят отсюда уехать, а вы приехали?» Со мной такое было не впервые. До этого я был раввином израильского города Нацерет Илит, и за то, что я согласился на эту должность, меня тоже считали сумасшедшим. Ладно бы Тель-Авив, Хайфа, а тут – Нацерет Илит. И когда ты приезжаешь туда, откуда все мечтают уехать, вряд ли возникают мысли об основании новой общины. Честно скажу, не было тогда таких мыслей и у меня. Вообще, в те годы СССР воспринимался по-другому. Примерно, как сегодня Америка. Кому-нибудь может прийти в голову, что Америка скоро развалится? Таким был тогда и Советский Союз. Кто верил, что он вскоре распадется на 15 республик? В 1989-м году думали, что, впуская нас, речь идет о временном явлении. Мини-либерализация на полгодика. О какой общине можно было говорить? Мы думали лишь о начальном еврейском образовании, открыли еврейский детский сад. Помню, мне пришлось добиваться у мэра Вильнюса открыть микву, которую он закрыл (там сделали ремонт без ведома КГБ). И это в либеральные времена Горбачева, в разгар перестройки. Замысел формирования общины возник лишь после окончательного распада Советского Союза в конце 91-го года. Тогда все начало меняться. Быть услышанными - И что же было дальше? - Началась массовая репатриация евреев в Израиль, но в 92-93 гг. стало ясно, что не все собираются уезжать. Часть евреев решила остаться. Как раз те, кто был меньше связан с еврейской культурой, более ассимилированные евреи, которые решили построить новую жизнь в новом обществе новой России. Построить себя. Тогда многие евреи стали заниматься политикой. В правительстве, в экономике, в журналистике, в начавшем развиваться бизнесе – везде евреи. И тогда мы поняли: здесь будет еврейская община. Сионистским организациям, Израилю это очень не нравилось. Развивать диаспору? Ни в коем случае! До этого они поддерживали различную еврейскую деятельность, но когда все проблемы решились и появилась возможность покинуть Советский Союз, не осталось отказников, то теперь будьте любезны справляться сами. Начали развиваться самостоятельные еврейские учреждения и организации. К 1996-му году сформировалась еврейская община с ее основными учреждениями. Важную роль сыграло возникновение РЕК, он объединил под одной крышей и духовных руководителей, и еврейских политиков, и евреев-финансистов. Это было новшеством. С тех пор РЕК вместе с общиной прошёл большой путь развития. Понятно, что сегодняшний РЕК отличается от того, что был раньше. Если на первом этапе своего существования РЕК был, скорее, координирующим центром, то сегодня это полноценный фонд, благодаря которому развивается жизнь общины. В целом мне глубоко импонирует деятельность РЕК, и я благодарен руководству этой организации, в первую очередь моему хорошему другу, президенту конгресса Юрию Исааковичу Каннеру, за большой вклад в развитие еврейской жизни в России. Также хотел бы отметить деятельность другой значительной централизованной организации, важного партнера Московской общины. Речь идёт о Конгрессе еврейских религиозных организаций и объединений России (КЕРООР). Не секрет, что в истории этой структуры бывали не лучшие времена. Однако есть одно обстоятельство, которое даёт мне основания смотреть на будущее КЕРООР с оптимизмом. Я говорю о новом президенте конгресса Олеге Адольфовиче Малисе, выдающемся менеджере, который добивается успеха во всём, что он делает. Много лет он помогает МЕРО, его разносторонняя поддержка заслуживает самой глубокой признательности. Не сомневаюсь, что и КЕРООР под его руководством превратится в серьёзную успешную организацию, продолжит быть нашим важным стратегическим партнёром.

- Какие главные задачи стоят сегодня перед духовными лидерами российского еврейства? - Сегодня в России по-прежнему сильны ассимиляционные процессы. Противостоять ассимиляции – вот в чем я вижу нашу главную задачу. В противном случае, если с этим печальным явлением не бороться, можно предвидеть скорый конец многих еврейских общин по всей России. - Что вы противопоставляете ассимиляции? - Конечно, Тору. Только Тору. Распространение Торы – наше главное оружие в борьбе с ассимиляцией. Сегодня у многих просыпается жажда к Торе, и мы стараемся утолить эту жажду. Мы организовали программу «Лимуд», и теперь с раннего утра до позднего вечера в Хоральной синагоге, подобно лучшим ешивам или колелям, не прекращается изучение Торы. Мы пригласили на постоянную работу замечательных преподавателей, которые не только учатся с приходящими в синагоге, но и выезжают в другие общины по всей Москве, сами ищут учеников и стараются заинтересовать их нашим великим Учением. Сегодня благодаря интернету появилось намного больше возможностей изучать Тору. Можно слушать уроки, не выходя из дома. Не надо никуда ехать. Стараемся использовать интернет и мы. Выкладываем в сеть, на канале Jewishcom в YouTube записи уроков, выступления выдающихся раввинов, приезжающих в Москву. С Б-жьей помощью, наша синагога теперь полна молодыми людьми, тянущимися к еврейским знаниям. Так мы спасаем их от угрозы ассимиляции. - Общины бывают разные. Есть общины Израиля, Америки, Европы. Какой моделью вы руководствуетесь при строительстве московской общины? - Давайте попытаемся ответить на вопрос, зачем вообще нужна еврею община. Она необходима, чтобы каждый еврей жил полноценной жизнью, а не чувствовал себя одиноким и беззащитным. Например, если говорить о религиозном аспекте, то в общей системе заповедей есть немало таких, соблюдение которых возможно только в рамках общины. - Например… - Классический пример - молитва в миньяне, когда алаха однозначно требует присутствие десяти совершеннолетних, с еврейской точки зрения, евреев. Здесь связь между соблюдением заповеди и существованием общины очевидна.

Еще пример – соблюдение  заповеди кашрута. Если бы каждый еврей был миллионером, он мог бы заказать себе личного шохета, менакера, машгиаха и обеспечивать себя кошерным мясом. Но, к сожалению, даже в Москве большая часть евреев не столь состоятельна, и, чтобы питаться кашерным мясом, община нанимает шойхета, оплатить услуги которого в одиночку простому смертному не по карману.

Или раввин. По идее, у каждого может быть свой личный раввин. В прошлом, например, каждый состоятельный еврей нанимал частного меламеда для своих детей. Более того, может быть и несколько личных раввинов. Один обучает тебя еврейскому закону, другой – Пятикнижию, третий – кабале, четвертый разрешает твои алахические сомнения, пятый дает советы по воспитанию детей, шестой – по вопросам бизнеса, седьмой рекомендует, как тебе лучше жить. Но так как сегодня у простого человека нет возможности нанять себе хотя бы одного персонального раввина, то решение этого вопроса возлагается на общину. Одна из главных проблем Москвы в том, что здесь никогда не было еврейской общины. Евреи были, и их было много. Но они не жили общинной жизнью. Периодически приходили в синагогу, получали мацу. Но общинной жизни в том плане, как мы видим сегодня, не было. - Что подразумевается под понятием «общинная жизнь»? - Сотрудничество, партнерство между евреями в определенном месте. Чтобы общими силами заложить фундамент еврейской жизни в городе. И чем больше таких партнеров-сотрудников, тем больше простора для действия, для сотрудничества. Есть общины, в которых сотрудничество ограничивается синагогой и молитвой. Есть общины, в которых сотрудничество проявляется во всех жизненных аспектах – от открытия детских садов до обустройства кладбищ. Возьмем еврея из Нью-Йорка, который принадлежит реформистской общине и далёк от жизни по Торе. Его знания минимальны, но он знает, что евреи живут в общине. Потому что так жили его родители. Он мало что помнит и знает, но что такое община, ему известно. Московские евреи не знали и этого. Сейчас обнаружилось очень интересное явление. Многие евреи уехали из Москвы, переехали, скажем, в Германию и вдруг поняли значимость общинной жизни. - Это касается религиозного и социального аспектов существования общины. Есть какие-то еще обоснования значимости общинной жизни? - Возьмем аспект социальной защищённости. Меньшинство в любом месте, будь то Россия, Германия или любая другая страна мира, нуждается в защите. И есть слишком много шансов, что твои нужды и требования не будут услышаны. Большинство часто попирает права меньшинства. Поэтому всегда и везде главы общин представляли потребности и нужды своего общества перед властями, вели переговоры, отстаивали права евреев. Это политическая причина существования общин. Поодиночке никто не услышит ваш голос. Кто обратит внимание на одиночку? Другое дело, когда говорят от имени сотен, тысяч, нескольких десятков тысяч человек. Поэтому исторически так сложилось, что евреи группировались в общины: чтобы быть услышанными. Благотворные гены неудовлетворенности - На сегодняшний день в московской общине налажена структура еврейской жизни? - Заложен фундамент: синагоги, общинные центры, общественные услуги, религиозный суд, миква, кошерная еда, еврейское воспитание и образование. И все же нужно подчеркнуть, что это еще нельзя назвать полноценной общинной жизнью. - Почему? - Потому что, по сути, речь идёт об одной значительной организации, предоставляющей свои услуги, и очень большой группе людей, этими услугами пользующейся. Но в данной системе не хватает главного – ощущения сотрудничества, партнерства, о котором мы говорили выше. Мне бы очень хотелось, чтобы от отношений «дающий – получающий», сложившихся в еврейских общинах России, мы перешли со временем в подлинные взаимоотношения. Чтобы каждый вносил в развитие общины свою лепту - по мере сил, талантов и возможностей, чтобы стал не только получающим, но и дающим. Тогда можно будет с уверенностью говорить об общине в полном смысле этого слова. Но пока этого нет, хотя наметились позитивные сдвиги.

- Каким вы видите будущее МЕРО? Как централизованную общину всего московского еврейства или лишь как связующее звено для менее крупных общин Москвы, как своеобразный посредник в их деятельности? - Есть вопросы, связанные с раввинским судом, миквами, еврейским образованием, кашрутом, которые решаются только на уровне большой городской организации. Поэтому можно относиться к какой-то общине города и при этом большие вопросы решать через нашу централизованную общину. Некоторые услуги малая районная община предложить просто не в силах - это не в ее компетенции. Такие услуги всему московскому еврейству призвана предоставлять МЕРО. При этом будущее московской общины в преобразовании вертикальных отношений, когда всё – и инициатива, и материальные средства, и человеческие ресурсы – приходит «сверху», как бы извне, - в горизонтальные, когда все заинтересованные лица и созданные ими малые общины являются равноправными участниками общего творческого процесса, способствующего дальнейшей активизации еврейской жизни Москвы. Считаю, что сегодня МЕРО созрела для того, чтобы стать объединяющим центром для всех районных московских общин. У нас есть замечательный, инициативный и творческий председатель – Яков Григорьевич Соскин, под его руководством община интенсивно развивается. Считаю, что мне очень повезло работать с таким талантливым руководителем, глубоко вовлечённым в мельчайшие нюансы деятельности МЕРО. Проводимая им работа заслуживает самой высокой оценки.

- Какова динамика развития таких районных общин? - Динамика положительная. Яркие примеры успешно развивающихся районных общин, возникших в последние годы, – община «Шаарей кдуша» на Преображенской площади и община «Бейт Аарон» на юго-западе Москвы. Надеюсь, в перспективе в каждом округе Москвы возникнет община. Тогда в синагогу уже не нужно будет ехать через весь город. А вокруг синагоги, общины всегда формируется еврейская общественная жизнь. И такие районные общинные центры становятся форпостами приближения евреев к Торе. Все это положительные явления. С другой стороны, есть и проблемы. Например, деятельность хедера (начальное образовательное учреждение для еврейских детей). Все понимают, что он нужен. И, слава Б-гу, благодаря усилиям группы неравнодушных людей, во главе с моим другом, Яном Борисовичем Пискуновым, сегодня у нас есть прекрасный хедер с лучшими преподавателями и замечательными условиями. Но при этом взгляды на образовательный процесс у всех разные. Одни хотят, чтобы в программе было больше светских предметов, другие настаивают на строгом религиозном воспитании. Родителям важны и личности преподавателей. Не обходится без конфликтов. Что не так уж плохо, поскольку лишний раз доказывает: родителям не все равно, кто будет заботиться о воспитании их детей. Другое дело, что все-таки нужно прийти к некоему консенсусу, чтобы наши дети получили наилучшее еврейское воспитание. Ведь в конечном итоге, еврейские родители никогда не довольны тем образованием, которое получают их дети. Они всегда хотят большего. Да и вообще мы, евреи, всегда чем-то недовольны. Сколько евреев получило Нобелевскую премию? Почему? Потому что мы всегда не удовлетворены существующим положением дел и ищем что-то новое, чтобы улучшить ситуацию. Это, если хотите, еврейские гены, в которых заложена неудовлетворенность текущим положением дел, и возникает желание его улучшить. Благодаря этим генам неудовлетворенности евреи существуют в постоянном развитии, вместе с собой развивая весь мир. Возвращаясь к специфике еврейского образования. Проведите опрос еврейских родителей в любом учебном заведении об их удовлетворенности качеством образования. Может быть, 10 процентов и будут довольны. Еще 30 выскажут мнение, что далеко не всё хорошо, есть ещё над чем работать и что улучшать. А 60 скажут: «Это просто ужас!» Поэтому преподавать или (что еще хуже) заведовать еврейским учебным заведением, тем более религиозным, - одно из самых тяжелых занятий на свете. Однако при этом педагогический труд – весьма важное и благодарное дело, значимость которого невозможно переоценить. - Ваше собственно видение ситуации отличается от видения членов общины? - Не думаю, что есть какие-то существенные расхождения во мнениях. Хотя, в принципе, в воспитательных и образовательных процессах раввин не всегда должен соглашаться с мнением большинства. Например, когда родители утверждают, что «нееврейские» предметы их не интересуют, и они хотят, чтобы их дети учились, как в самых харедимных учебных заведениях Иерусалима или Бней-Брака, в которых, например, изучение английского считается пустой тратой времени и наносит ущерб изучению Торы. Я признаю, что подобная точка зрения имеет право на существование. Но при этом мне кажется, наша задача – подготовить детей так, чтобы, с одной стороны, они были интегральной частью еврейского народа, с другой – интегральной частью большого мира. Правильное воспитание позволит им, конечно, быть достойными евреями. Но при этом хорошо бы, чтобы они могли достойно обеспечивать свою семью. Иначе мы рискуем не справиться с возложенной на нас миссией воспитания нового поколения еврейского народа. Синагога для всех - Никто, наверное, не спорит, что хоральная синагога на улице Архипова – главная синагога страны, уникальная архитектурная жемчужина Москвы. Какие перемены происходят в жизни синагоги в последнее время?

Прежде всего хочу отметить, что нами вложено очень много сил, времени и средств для того, чтобы синагога приобрела свой нынешний прекрасный внешний и внутренний вид и снова стала подлинной жемчужиной синагогальной архитектуры. Капитальный ремонт синагоги, проводившийся более пяти лет, стоил порядка 12 миллионов долларов. Но оценить тот колоссальный труд, который вложен в возрождение там еврейской жизни, вообще невозможно. Поэтому на нас лежит огромная ответственность за максимально эффективное использование этого здания, призванного стать объединяющим центром всего российского еврейства. Отрадно, что синагога сегодня перестает функционировать лишь как некий культурный центр, постепенно превращаясь в центр изучения Торы. Синагога становится более религиозным местом. Сегодня намного меньше внимания уделяется музыке в синагоге и намного больше – непосредственно Торе. Поэтому те, кто приходят в синагогу сегодня, отличаются от тех, кто приходил сюда раньше. Чаще приходят те, кто ищет подлинно еврейскую духовность, стремится вернуться к своим корням. Конечно, мы рады всем. Очень важно, чтобы синагога оставалась родным местом всех евреев. Не только для тех, кто скрупулезно соблюдает все 613 заповедей, а для каждого, у кого есть малейшая связь с еврейством и иудаизмом. Двери синагоги всегда должны быть открыты для и начинающих свой путь в еврейство, и для тех, кто пока не готов двигаться по непростому, но единственно возможному для еврея пути. Поэтому важно, чтобы в синагоге действовали какие-то программы и мероприятия и для тех, кому важен пока лишь «биологический» аспект еврейства, то есть этническая связь с еврейским народом.

- О каких программах и мероприятиях идет речь? - Любые мероприятия, в которых участвуют евреи. Евреи вместе играют в шахматы – вот вам и еврейский шахматный кружок. И это само по себе уже очень неплохо. Вспомните, что сказала Эстер Мордехаю: «Иди, собирай всех евреев!» Нужно уметь собрать всех евреев. И здесь хороши все способы, конечно, в пределах разумного. Собрать евреев – это первый этап. Не буквально собрать в одном месте, но объединить их в единый народ, связанный общностью интересов. И это тоже необходимый труд, пренебрегать которым не следует. - Тем более что так появляется возможность собрать в числе прочего и потенциальных филантропов? - Возможно. Раз уж мы коснулись темы участия в жизни общины меценатов, то нужно вспомнить, что Рамбан в своем знаменитом послании говорит о важности проявления уважения к богатым людям. Да и мы, благословляя новый месяц, молимся о жизни «в богатстве и почете». Если Всевышний одарил кого-то богатством, нажитым честным трудом, этот человек, безусловно, заслуживает уважения. В СССР к богатым людям относились крайне негативно, их уничтожали. Чтобы другим неповадно было. В других социалистических странах отношение было похожим. Место богатых одиночек там занимало государство. К сожалению, такое отношение к богатым продолжает по инерции сохраняться в умах простых людей в бывшем СССР и сегодня. На богатого смотрят с подозрением, завистью, недоверием, часто воспринимают просто как «денежный мешок», из которого надо постараться вытащить как можно больше. При этом забывают, что в нормальном цивилизованном обществе материальная обеспеченность, как правило, коррелирует с общей успешностью человека, с его творческой реализацией; богатство, в известной мере, лишь бонус, приз за усилия человека по развитию цивилизации. У нас, в еврейских кругах, исторически сложилось, что во главе общин стояли раввины, со своими знаниями, и богатые люди, со своими деньгами, которые финансировали деятельность общины. Люди духа и деловые люди вместе и составляли элиту. Как говорят наши мудрецы, если нет муки – нет Торы, а если нет Торы – нет муки. Мы вместе должны «печь наш хлеб», вкладывая в развитие себя лично и всей общины и знания, и труд, и материальные средства. Практика партнерства во имя обшей цели производителей духовных, интеллектуальных благ с производителями материальных благ возникла одновременно с возникновением еврейского народа и берет свое начало в партнерстве сыновей нашего великого праотца Яакова. Во все времена такое партнерство давало прекрасные результаты и доказало свою высочайшую эффективность. - Как обстоит дело в Израиле? - В сегодняшнем Израиле, к сожалению, все по-другому. Там элита состоит из генералов и профессоров, а изучающие и распространяющие Тору особым почётом не пользуются. В европейских общинах существуют членские взносы молящихся в синагоге, как правило, это средний класс. В России нам приходится пока больше опираться на финансовую помощь состоятельных людей. Это достаточно естественно. Их статус в общине можно назвать привилегированным. Ничего плохого здесь нет: они вкладывают свои средства в общину, трудятся на ее благо, поэтому имеют в ней более высокий статус. Это нормальная ситуация в любом здоровом обществе. - Возвращаясь к теме общинных сервисов. Как обстоит дело с обеспечением кашерными продуктами? - К сожалению, в этой сфере пока есть проблемы. Рынок кашерных продуктов в России пока слабо развит, он практически монополизирован. А где монополия, там высокие цены и бедный ассортимент. Когда появляется конкуренция, рынок от этого выигрывает. И продукты каждый старается поставлять лучшего качества, и цены становятся приемлемыми. Рынок кашерных продуктов в этом плане не исключение. - Так кто же должен вмешаться – частные лица или религиозные организации, ведающие кашрутом? - Естественная ситуация, когда решивший открыть кашерный мясокомбинат или начать производство кашерных молочных продуктов обращается в раввинат за помощью в реализации. В Москве все происходит с точностью до наоборот. Все заботы ложатся на наши плечи. Мы создаем кашерные производства, открываем рестораны, ищем партнеров, готовых на проверку кашерности своей продукции. Мне кажется, нужно развивать частную инициативу, которую раввины должны поддерживать, причём без дополнительных пошлин, чтобы не повышать стоимость кашерной продукции. Все останутся только в выигрыше. Чем больше частной инициативы – тем лучше для всех. - Как формируется бюджет общины? Проще говоря, на что расходуются собранные общиной материальные средства? - Сегодня, в эпоху интернета, легче проследить, на что точно идут собранные членами общины средства. Например, когда было землетрясение на Гаити, удалось собрать около 30 миллионов долларов за считанные часы. Потому что все ясно видели, куда идут их деньги. И если сегодня я хочу прислать деньги на обувь бедному сироте из Варшавы, мне не нужны никакие посреднические «благотворительные» организации: я могу увидеть его фотографию в интернете и послать деньги прямо ему. А он может потом сфотографироваться в этой обуви и прислать мне фотографию по электронной почте. Все прозрачно. И это – преимущество общины. Если частные лица еще могут как-то что-то скрывать, то в общинах ведется строгий учет всем доходам и расходам, вплоть до копейки. Мы стремимся к максимальной прозрачности финансовой деятельности. Например, работаем над предоставлением спонсорам и наблюдательному совету детальных отчетов об использовании материальных средств. Не скрою, добиться такого положения дел весьма непросто, но, уверяю вас, мы хорошо отдаем себе отчет в значимости порядка в материальной сфере и ответственности за это общинного руководства. Мы прикладываем все возможные усилия, чтобы в этом вопросе не осталось недомолвок, не возникало поводов к сплетням и слухам. И я очень надеюсь, что общими усилиями мы сможем создать эффективную, финансово ответственную общину, которой сможет гордиться каждый московский еврей. Уважаемый рав Пинхас Гольдшмидт, большое спасибо за искренний разговор. Желаем новых больших успехов в вашей деятельности духовного лидера московской общины. Мы искренне надеемся, что, с Б-жьей помощью, будут в скором времени реализованы все ваши прекрасные замыслы по организации в Москве полноценной общинной жизни. Омэйн, да будет так!

Семья

Жену зовут Дара — родом из США, ее дедушка из Минска. Гольдшмидты воспитывают семерых детей. При этом Дара является учредителем еврейской школы «Эц-Хаим» и еврейского детского пансиона для детей-сирот «Пессин-Ваксман центр». Дара — творческая личность, художница. На прошлом празднике Пурим ее картины продавали на аукционе. «Дара — редкая женщина, я счастлив, что нашел ее…», — П. Гольдшмидт.

Мнения

Александр Машкевич (по случаю утверждения Пинхаса Гольдшмидта в качестве уполномоченного представителя Всемирного еврейского конгресса (ВЕК) по связям с Восточными христианскими церквями.): «Раввин Пинхас Гольдшмидт имеет значительный опыт в сфере общения с представителями иных вероисповеданий, наработанный, в том числе, в рамках деятельности ЕАЕК по продвижению межцивилизационного диалога. Будучи не только религиозным лидером общины, но и ученым-богословом и одновременно человеком современного мира, рав Гольдшмидт, вне всякого сомнения, внесет существенный вклад в развитие плодотворного общения евреев Евразии с представителями православия, и, в первую очередь, — в силу должности главного раввина Москвы — с Русской православной церковью. Я хочу пожелать раввину Пинхасу Гольдшмидту на новом посту плодотворной работы, которая, по сути, явится продолжением наших многолетних усилий по укреплению взаимопонимания и взаимоуважения людей разных вер и национальностей».

Публикации

Пинхас Гольдшмидт является автором многих научных трудов по Галахе, из которых наиболее фундаментальный — книга респонсов «Зикарон бэ-сэфер», посвященная специфическим вопросам галахи, возникающим у евреев России поздне- и постсоветского периода.

Не путать синагогу с сервис-центром== Ссылки ==


Wikimedia Foundation. 2010.


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»