ПРОТЕСТАНТИЗМ


ПРОТЕСТАНТИЗМ
ПРОТЕСТАНТИЗМ
(от лат. protestans — публично заявляющий) — совокупность церквей и сект, которые возникли в ходе Реформации 16 в. и вместе с католицизмом и православием составляют основные разновидности христианства. Реформация означала коренную перестройку католической церкви в соответствии с потребностями грядущей буржуазной эпохи, противопоставившей сословно-феодальному строю идеологию частного предпринимательства, личной инициативы и духовной свободы. П. единственной богодухновенной книгой признал Библию и отверг претензии церкви на роль непременного посредника в деле спасения. Он не признает ин-т священства, культ Богоматери и святых, монашество, учение о чистилище, верховную роль Папы. Из семи таинств были сохранены лишь крещение и причащение в существенно новой интерпретации.
Философский интерес к П. связан в первую очередь с тем, что П., как и кальвинизм, сыграл существенную роль в формировании капитализма и становлении идеологии частного предпринимательства.
Судьба человека, учит П., всецело определяется милостью Бога, дарующего спасение по своей абсолютно свободной воле, а вовсе не понуждаемого молитвами и «добрыми делами» человека (принятием таинств, посещением святых мест, пожертвованиями в пользу церкви и т.п.). Спасает только личная вера (sola fide) в искупительную жертву Иисуса Христа, такая вера может возникнуть лишь под воздействием Святого Духа, свидетельствующего грешнику о его предопределенности к «сынам света». Бог в П. мыслится прежде всего как наделенный высшей справедливостью и милосердием личностный партнер человека, требующий от христианина лишь полного доверия и осознания собственной неискоренимой греховности. Традиционные доказательства бытия Бога (онтологическое, космологическое и др.) отвергаются: не разум, а только богооткровенная вера может быть средством богопознания.
Специфика становления раннего капитализма в разных странах предопределила особые национальные разновидности П. Основоположником Реформации был М. Лютер, публично бросивший вызов авторитету и власти Рима. Утверждая полную «свободу христианина» в вопросах религиозной жизни, Лютер одновременно подчеркивал его обязанность добровольно подчиняться земным правителям, ответственным за обеспечение порядка в обществе. Параллельно с Лютером в Цюрихе выступил У. Цвингли, который более последовательно проводил реформирование католической церкви, что выражалось в отказе от существенных деталей церковного богослужения — прежде всего, литургии. В то же время, будучи влиятельнейшим религиозным и политическим деятелем Цюриха, он использовал свою власть в борьбе против более радикальных реформаторов (анабаптистов), тем самым предвосхищая теократические претензии Ж. Кальвина, наиболее последовательно и решительно утверждавшего принципы П. (непререкаемый авторитет Библии, катастрофичность первородного греха, абсолютный характер божественного предопределения, отказ от пышного католического культа и т.п.). В кальвинизме (реформатская церковь) решительные республиканские деятели находили как освящение бескомпромиссной борьбы против феодально-сословных порядков, так и средства защиты уже достигнутой власти — нетерпимость к политическому и религиозному инакомыслию.
По-своему развивалась Реформация в Англии, где в 1534, завершая многовековую борьбу королей и местных католических иерархов против неограниченной власти Ватикана, парламент объявил короля «единственным земным главой английской церкви» — англиканства. Эта реформация «сверху» привела к тому, что в англиканском вероучении были объединены, порой механически, элементы католицизма и континентального П. (учение о церкви как носительнице божественной благодати и концепция спасения только верой, церковная иерархия и отмена монашества и т.п.).
Уже основатели П. утверждали свои взгляды в постоянной борьбе с более радикальными критиками Ватикана (С. Франк, М. Сервет, Б. Губмайер и др.). По мере того как протестантская ортодоксия становилась более жесткой, возникали новые религиозные объединения, настаивающие на решительном очищении (пуритане) и разрыве (индепенденты) с католической традицией, замене территориальных приходов церквами-общинами, состоящими лишь из христиан, сознательно принявших крещение. Активизируется и борьба за веротерпимость, за правовое закрепление принципа свободы совести. Наиболее последовательно эти требования выдвигают последователи протестантского сектантства (менониты, баптисты, квакеры, методисты, адвентисты, Свидетели Иеговы, пятидесятники и др.).
Последователь П. должен верить в то, что он уже спасен и внутренне свободен от земной власти. Тем самым П. выступал против феодальных отношений личной зависимости, уравнивал людей как равноправных агентов формирующегося буржуазного строя. Важно не место человека в обществе и род его занятий, а осознание им своей греховности и неоплатного долга перед Богом. Поэтому он должен быть верным своему земному призванию — добросовестному труду, следованию нормам мирского аскетизма. Тем более (эту мысль ясно выразили кальвинистские богословы) что помимо прямого (личная вера) существуют и косвенные свидетельства «избранности», а именно успехи в профессиональном труде. Этот основной мотив этики пуританизма стал мощным мотивом развития капитализма, прежде всего в США, что убедительно показал М. Вебер.
Повышенный интерес П. к внутреннему, личностному миру человека объясняет и его огромное влияние на европейскую духовную традицию. Поскольку христианская вера рассматривается как мотивация всей повседневной жизни, то для ее понимания необходимо знание всей глубины нравственно-духовных переживаний, путей формирования и выражения религиозного опыта человека. Это сказалось на антропологической переориентации зап. культуры: в сферу интересов теологов, философов, деятелей искусства и литературы все более органично включаются разнообразные проявления «жизненного мира» человека: страх смерти, угрызения совести, сознание собственной греховности, состояние озарения, второе рождение и т.д. Примерами могут служить произведения Дж. Беньяна, Дж. Мильтона, И.С. Баха и многих др. выдающихся деятелей европейской культуры.
Наступление эпохи Просвещения способствовало дальнейшему переосмыслению наследия основоположников П. Особую роль сыграли воззрения И. Канта, разрушившего традиционные доказательства бытия Бога и утверждавшего приоритет морали над религией, а также Ф. Шлейермахера, доказывавшего, что основу религии составляет «чувство зависимости» от бесконечного. Причем влияние теологии и философии было взаимным. Яркой фигурой, напр., был С. Кьеркегор, который своей критикой Г.В.Ф. Гегеля подготовил возникновение уже в 20 в. как неоортодоксальной («диалектической») теологии, так и философии экзистенциализма.
К сер. 19 — нач. 20 в. доминирующее положение в П. получила либеральная теология. Ее ведущие представители (А.В. Ритчль, А. Гарнак, Э. Трёльч) при разработке собственных концепций внимательно учитывали новейшие достижения исторических наук, библеистики и герменевтики. Результатом было приоритетное внимание к этическому учению Христа, а построение Царства Божьего на земле рассматривалось как смысл истории, вполне достижимый усилиями нравственно обновленных людей. В нач. 20 в. эта установка стала ключевой для социального евангелизма, в ту пору ведущего течения протестантской теологии в США.
Общественные катаклизмы 20 в., прежде всего Первая мировая война и ее катастрофические последствия, подорвали социально-оптимистические упования либеральных богословов, предопределив растущую влиятельность диалектической теологии (К. Барт, Райнхольд и Ричард Нибуры, Р. Бультман, Э. Бруннер, П. Тиллих, М. Бубер и др.), попытавшейся по-своему вернуться к ортодоксии раннего П. Минувшие полвека характеризуются сложными конфронтациями и взаимовлияниями уже сложившихся богословских течений и возникновением радикальных протестантских теологических школ (Д. Бонхоффер, Дж. Робинсон, X. Кокс, вариации т.н. теологии родительного падежа), отразивших глобальные тревоги человечества, вступающего в третье тысячелетие.

Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики. . 2004.

ПРОТЕСТАНТИЗМ
форма христианства, которая со времени Лютера, Цвингли и Кальвина выдвигалась прежде всего в лютеранской и реформатской церкви, а также в бесчисленных свободных церквах и сектах. В противоположность католицизму протестантизм говорит об оправдании христиан при помощи одной благодати, об общем для всех верующих духовенстве и религиозной личной ответственности христиан. См. также Павел. Сам термин «протестантизм» ведет свое происхождение от «протеста» (protestation), который 19 апр. 1529 на заседании совета был выражен Шпейеру евангелическими слоями и был направлен против запрещения церковных реформ. В современном протестантизме ведутся споры вокруг тезисов диалектической теологии, в особенности в связи с экзистенциализмом.

Философский энциклопедический словарь. 2010.

ПРОТЕСТАНТИЗМ
(от лат. protestans, род. п. protestantis – публично заявляющий) – общее обозначение вероисповеданий и сект, генетически связанных с Реформацией и образующих в совокупности третью важнейшую разновидность христианства – наряду с православием и католицизмом. Термин "П." возник в связи с т.н. "Протестацией 20 имперских чинов" от 19 апреля 1629, с к-рым ряд герм. князей и городов выступил против антилютеранского постановления на имперском сейме в Шпейере.
Типологические особенности П. Для П. характерно прежде всего повышенно личностное понимание общения человека с богом. Человек для П. уже не звено в цепи сверхличной общности, каким он был для ср.-век. христианства. Индивидуализм бурж. эпохи ставит в порядок дня такую перестройку религ. представлений, при к-рой человек со всем своим личным своеобразием мог включаться в ситуацию религ. переживания. Это наглядно прослеживается уже на бытовом уровне: если католицизм и православие строго регламентируют систему постов, то П. предлагает каждому упражняться в воздержании, исходя из собств. вкусов, пристрастий и привычек. Соответствующие изменения претерпевает в П. и идея бога. Если для ср.-век. религ. философии (см. Патристика и Схоластика) характерно накладывание библейского мифа о личностном божестве ("живой бог") на платоновско-аристотелианские представления о безличной "совершенной сущности", "первопричине всех вещей", "чистом бытии" и т.п., то протестантскую теологию бог интересует преим. как личностный партнер человека, к-рому можно с предельной интимностью "поручать" свою жизнь и доверять ее "оправдание". В противоположность ср.-век. онтологич. и космологич. доказательствам бытия бога П. постоянно оперировал с "моральными" доказательствами, к-рые приобрели окончат. филос. оформление у Канта (ср. R. Eucken, Thomas von Aquino und Kant: ein Kampf zweier Welten, В., 1901). С т. зр. П., бог существует потому, что он нужен человеку и что последний в него верит (по формуле Лютера, "во что веришь, то и имеешь"); это приводит к психологизации всей теологии П.
С этим связана и "христоцентричность" П., поскольку образ Иисуса Христа – с акцентом на его человеч. чертах – становится в П. последней опорой идеи бога как таковой. Хотя и православие, и католицизм учат, что бог в себе самом не может быть постигнут мыслью и раскрывается для человека лишь в Христе, однако в своей догматич. части эти вероучения занимаются спекуляцией как раз о боге в себе (католицизм до сих пор настаивает на том, что бог как чистое бытие рационально доказуем и до известной степени рационально познаваем). Но для новоевроп. рационализма мыслить триединого творца и вседержителя Вселенной становится все труднее. Остается т.н. исторический Иисус – уже не архаич. чудотворец, но своего рода сверхморалист, совершенный учитель, личность к-рого представляется единств, гарантией против полного религ. агностицизма. Отсюда обостренный интерес протестантской теологии к конструированию рационалистич. биографий Иисуса.
Взаимоотношение бога и человека не терпит в П. не только абстрактно-онтологич., но и абстрактно-юридич. интерпретации (последнее характерно для католицизма). С т. зр. П. все, что человек получает от "своего" бога, есть свободный дар, а не оплата к.-л. заслуг (возвращение к "даром данной благодати" Августина, см. также Предопределение). Бог требует от человека в конечном счете лишь полного и безусловного доверия, делающего возможным интимно-личностные отношения; именно идею доверия передает в П. (особенно в лютеранстве) термин "вера", обозначающий не умств. убежденность в бытии бога, но охватывающее всю психику человека чувство "пребывания в руках божьих" (П. именует это столь желанное для человека индивидуалистич. эпохи состояние "оправданностью"). Поэтому П., основываясь на нек-рых тезисах раннего христианства (см. Новый завет), настаивает на том, что человек может оправдаться и спастись "единственно" верой ("sola fide"), без малейшего участия "дел" ("заслуг"), т.е. независимо от следования тем или иным формализованным нормам поведения. И на вере в более обычном смысле, т.е. на убежденности в бытии бога П. делает более усиленный акцент сравнительно со ср.-век. христианством, видевшим в вере нечто само собой разумеющееся и требовавшим не веры, но послушания (по формуле "и бесы веруют и трепещут").
Эти повышенно-личностные черты П. определяют и его понимание религии, пределы к-рой оказываются одновременно и суженными, и расширенными. С одной стороны, религия как таковая оказывается сведенной к вере, с другой – вместо замкнутой сферы церковности она охватывает всю жизнь человека; повседневная практич. деятельность приобретает религ. смысл (о значении П. в становлении бурж. проф. этики и технич. практицизма – см. М. Weber, Die protestantische Ethik und der Geist des Kapitalismus, Tüb. 1934; M. Scheler, Die Wissenschaft und die Gesellschaft, 2 Aufl., Bern–Münch., 1960, S. 101). Если для ср.-век. христианства религия – это либо культ, либо аскеза, требующие особого магич. посвящения (вступить в непосредств. контакт с богом может лишь наделенный преемств. апостольской благодатью священнослужитель, а до конца выполнить требования религ. морали способен лишь монах-подвижник – в ср.-век. латыни слово religiosus употребляется как синоним слова "монах"), то с т. зр. П. таким посвящением является уже крещение, к-рым, по словам Лютера, "все мы посвящаемся в священство" ("An den christichen Adel deutscher Nation", Hale/Saale, 1877, S. 7). Всякий христианин оказывается наследником всей полноты завещанной Христом "благодати", так что протестантский пастор отличается от мирянина не принципиально, но лишь по кругу своих проф. обязанностей. П. "... превратил попов в мирян, превратив мирян в попов" (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 1, с. 422). Согласно Лютеру, возродившему представления раннего христианства, "служить богу есть не что иное, как служить ближнему, будь то ребенок, жена, слуга... любому, кто телесно или душевно в тебе нуждается; и это есть богослужение" (Werke, Bd 10, Abt. 1, Hälfte 2, Weimar, 1910, S. 168). П. придает повышенное значение "домашней" религиозности: чтение Библии и пение псалмов в семейном кругу так же характерны для П., как всенародные церемонии для католич. переживания импозантной церковности.
Но, раскрепощая религ. жизнь индивида, П. в то же время в несравненно большей степени, чем др. разновидности христианства, отказывает этому индивиду в сущностной активности. При общении человека с богом действует только бог – через проповедуемое "слово божие" он внушает веру тем, когo сам же заранее предопределил к "спасению" (по словам Лютера, вера пробуждается "там и тогда, где и когда благо-угодно будет богу", цит. по кн. Hertzsch E., Die Wirklichkeit der Kirche, Halle, 1956, Tl 1, S. 15). Отсюда крайнее упрощение всего "человеческого действования" в церкви: культ богоматери и святых в П. упразднен как покоящийся на "языческих представлениях ... об удовлетворении божества посредством жертвы" (там же, с. 31), от грандиозной системы "таинств", имевших для ср.-век. теологов космич. значение, оставлены лишь два – крещение и причащение, непосредственно связанные с новозаветной традицией, причем даже их наиболее радикальные направления П. интерпретируют как условный "знак". По-настоящему важно для П. "слышимое таинство" (sacramentum audibile), т.е. проповедь. Аналогичное упрощение претерпевает и вероучение: объектом веры остается "писание" (причем возрастает роль Ветхого завета), в то время как патристич. предание отпадает.
Р а з н о в и д н о с т и П. Возникнув в борьбе с надгос. католич. централизмом, П. разбился на ряд течений сообразно с запросами различных социальных кругов и нац. особенностями стран, где он укоренялся. Ранее всего выделились лютеранство, реформатское вероисповедание (цвинглианство и кальвинизм) и англиканство. В дальнейшем, особенно в 17–18 вв., это дробление продолжается под знаком разрыва с застывшей ортодоксией П. и возвращения к первонач. идеям Реформации, что нашло наиболее радикальное выражение в конгрегационализме, признающем за каждой отд. общиной право конституировать свою веру. Среди протестантских сект следует упомянуть баптистов, квакеров, методистов (см. Методизм), гернгутеров (Германия, 18 в.), адвентистов и вышедших из адвентизма иеговистов.
Наибольшее культурно-историч. значение имеют расхождения между лютеранством и кальвинизмом. Кальвинизм с гораздо большей последовательностью выразил бурж. характер П., чем лютеранство, законсервировавшее ряд компонентов ср.-век. религиозности.
Лютеранство понимает духовный путь человека как ряд иррациональных катастроф, не поддающихся рассудочному калькулированию (см. Обращение). Поэтому оно решительно отвергает мораль перфекционизма: высшее состояние, к-рое доступно человеку, есть состояние непостижимо "оправданного" богом грешника. Путь от греха к оправданности протекает не во времени, но человек есть, как неоднократно повторяет Лютер, "одновременно и оправданный, и грешник". Подобное отношение к внутр. жизни человека, сочетающее чуткость к психич. диалектике с известным этич. анархизмом, создало благоприятную почву для таких течений, как нем. романтизм; даже имморализм Ницше по-своему продолжает лютеровскую традицию. Кальвинизм разработал строгую доктрину самосовершенствования человека, последовательно проходящего один за другим этапы "совершенства" (ср. соч. пуританина Дж. Беньяна "Путь паломника"– "The pilgrim's progress", pt 1–2, 1678–84). Так был выработан тип буржуазно-расчетливого, хладнокровно-непреклонного жизненного поведения, блестяще проявившийся в социальных битвах 17 в., но мало пригодный для художеств. или филос. творчества. Поэтому наиболее содержат. развитие теология П. получила именно на почве лютеранства, сыграв виднейшую роль в подготовке нем. классич. идеализма 18–19 вв.
Этапы религиозной философии П. После бурной диалектики отчаяния и надежды, неверия и веры, свободы и несвободы, развитой в соч. Лютера, протестантская теология прошла период поверхностной рационалистич. систематизации, формализуясь, по образу и подобию католич. схоластики (Меланхтон, Хуттер, Герхард, Калов и др.). Лютеровский пафос "веры" подменяется пафосом "ч и с т о г о у ч е н и я", протестантская церковь стала "...церковью теологов и пасторов..." (цит. по кн.: Гaрнак Α., Общая история европ. культуры, т. 6, СПБ, [1911], с. 463). Оппозиция против этой сухой и нетерпимой "ортодоксии" выливается с конца 16 в. в мистич. учения: Вейгель, Штифель, Бёме и Арндт продолжают традиции предреформац. нем. мистики. Позднее легальной формой оппозиции становится пиетизм, возрождающий стиль крайне индивидуалистич. самоуглубления и полемизирующий не только с "отвлеченным" рационализмом догматич. ортодоксии, но и с деизмом просветителей. В 1-й пол, 18 в. в оборот школьной теологии П. попадают идеи вольфианства (через посредство Бильфингера и др.); этим создаются первые предпосылки просветительской либерализации П., реализовавшиеся в 19 в. Во 2-й пол. 18 в. наиболее четким филос. выражением первооснов П. стало кантианство, до конца переносящее религ. проблематику в "моральный мир" человеч. духа. Кантовское противопоставление мира явлений и умопостигаемого мира свободы исчерпало идею Лютера о человеке как "беспредельно свободном" в духовном измерении и "беспредельно связанном" в измерении эмпирическом ("О христ. свободе"). К концу 19 в. Кант воспринимается теологией П. как своего рода протестантский антипод Фомы Аквинского [см. Ф. Паульсен, Философия П. (Кант и протестантство), пер. с нем., СПБ, 1907].
Романтизм выдвинул одного из крупнейших теологов П. – Шлейермахера, доведшего религ. самоуглубление почти до эстетства. Характерная для 19 в. тенденция к соединению конфессиональной религ. традиции с духом историч. релятивизма и позитивистской научности (см. Модернизм) оформилась наиболее отчетливо именно в сфере П. Ричль, один из столпов либерального П. (доминирующего течения в П. во 2-й пол. 19 в.), давал, напр., такое толкование тезису о богочеловеч. природе Христа: поскольку учение Христа представляется наиболее возвышенным среди всех доступных нашему рассмотрению доктрин, "мы оцениваем Христа как бога". Это создавало благоприятные предпосылки для науч. исследования истории религии (тюбингенская школа, сер. 19 в., школа А. Гарнака, ставшая ведущей с 1880-х гг.). Однако союз религии с позитивистским агностицизмом, ликвидировавшим понятие чуда (см. G. Marquardt, Das Wunderproblem in der deutschen protestantischen Theologie der Gegenwart, Münch., 1933), а понятия богочеловечества и откровения превращавшим в оценочные метафоры, не мог быть прочным. В 1910–12 в Америке складывается фундаментализм, требующий безусловного принятия на веру всего содержания Библии при полном игнорировании данных естеств. наук. В Европе после 1-й мировой войны все популярнее становится наследие Кьеркегора, под влиянием к-рого складывается т.н. "диалектич. теология" (К. Барт, Бруннер, Тиллих, Р. Нибур и др.), становящаяся господств, течением в П. 20 в. Все же либеральный П. не исчезает бесследно, и его методы прослеживаются даже у его оппонентов из лагеря диалектич. теологии [напр., у Р. Бультмана, инициатора известной дискуссии о "демифологизации" (см. К. Jaspers, R. Bultmann, Die Frage der Entmythologisierung, Münch., 1954; P. Barthel, Interprétation du langage mythique et théologie biblique..., Leiden, 1963)].
Не составляя компактного единства даже в вопросах вероучения, П. обнаружил различное отношение к политич. проблематике 20 в. Либеральный П., как и резко полемизировавшая с ним по филос.-мировоззренч. вопросам "диалектическая теология", придерживались политич. либерализма. В то же время националистич. традиции П., противостоящие католич. космополитизму, выявились в т.н. движении "немецких христиан", к-рое принесло в жертву фашистской идеологии коренные принципы христианства, призвав, напр., отбросить "раввинические" понятия греха и виновности (см. К. Meier, Die deutschen Christen, Halle, 1964). Созданная в ответ на это организация протестантского сопротивления "Исповедническая церковь" (Bekennende Kirche) выступила против тоталитаризма и "фюрерства", уничтожающих "священное одиночество человека перед богом" (Д. Бонхеффер), и в памятной записке от 1936 осудила гитлеровский террор. Т.о., религ. индивидуализм П. допускает диаметрально противоположные политич. программы. В этом отношении протестантский теолог в большей степени свободен, чем католич. или православный богослов. С одной стороны, П. открыт для таких реакц. идей, как расизм или одобрение атомной войны (для католицизма и то, и другое составляет, по крайней мере формально, предмет обязат. осуждения), с другой – ряд протестантских деятелей связывает заповеди П. с прогрессивными целями. Если всякая религ. идеология в приложении к жизни допускает различные толкования, то к П. это относится больше, чем к к.-л. др. разновидности христианства.
Лит.: Энгельс Ф., Людвиг Фейербах и конец классич. нем. философии, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21; Лебедев Α., Очерки развития протестантской церк.-историч. науки в Германии. (XVI–XIX вв.), М., 1881; Спекторский Е., Происхождение протестантского рационализма, Варшава, 1914; Капелюш Ф. Д., Религия раннего капитализма, М., 1931; Ηаrnасk Α., Zur gegenwärtigen Lage des Protestantismus, Lpz., 1896; Ritschl O., Dogmengeschichte des Protestantismus, Bd 1–4, Lpz.–Gött., 1908–27; Troeltsch E., Die Soziallehren der christlichen Kirchen und Gruppen, Tübingen, 1912 (Gesammelte Schriften, Bd 1); Вrunner Ε., Religionsphilosophie evangelischer Theologie, Münch., 1927; Borkenau F., Der Übergang vom feudalen zum bürgerlichen Weltbild, P., 1934; Stephan H., Geschichte der evangelischen Theologie seit dem deutschen Idealismus, В., 1938; Luther – Kant – Schleiermacher in ihrer Bedeutung für den Protestantismus, В., 1939; Müller L., Russischer Geist und evangelisches Christentum. Die Kritik des Protestantismus in der russischen religiosen Philosophie und Dichtung im 19. und 20. Jahrh., Wittenberg, 1951; Fagerberg H., Bekenntnis, Kirche und Amt in der deutschen konfessionellen Theologie des XIX. Jahrh., Uppsala, 1952; Вremi W., Der Weg des protestantischen Menschen. Von Luther bis Albert Schweitzer, Z., 1953; Tillich P., Protestantismus als Kritik und Gestaltung, Lpz., 1959; Protestantism, ed. by J. L. Dunstan, N. Y., 1962; Leonard E. G., Histoire générale du protestantisme, t. 1, P., 1961.
С. Аверинцев. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. . 1960—1970.

ПРОТЕСТАНТИЗМ
    ПРОТЕСТАНТИЗМ (от лат. protestans — публично заявляющий) — совокупность церквей и сект, которые возникли в ходе Реформации и наряду с католицизмом и православием образуют третью основную разновидность христианства. Термин “протестантизм” восходит к т. н. “Протестации”, с которой на имперском сейме в Шпейере (1529) 20 германских князей и уполномоченных городов выступили против антилютеранского постановления католического большинства.
    Реформация 16 в. означала коренную перестройку наднациональной Католической церкви в соответствии с потребностями новой буржуазной эпохи, противопоставившей сословно-феодальному строю идеологию частного предпринимательства, личной инициативы и духовной свободы. Требуя восстановления истинной “апостольской веры”, протестантизм единственной священной книгой признал Библию, отверг институт священства (считая священниками всех верующих) и церковную иерархию, культ Богоматери и святых, монашество, учение о чистилище, верховную роль папы. Из семи таинств были сохранены лишь крещение и причащение в существенно новой интерпретации. Между человеком и Богом, утверждают протестанты, не существует никаких посредников; судьба человека всецело определяется милостью Бога, дарующего спасение по своей абсолютной свободной воле, а вовсе не понуждаемого “добрыми делами” (исполнением церковных предписаний, принятием таинств церковных, посещением святых мест, пожертвованиями в пользу церкви, куплей индульгенций и т. д.) греховного человека. Спасает только личная вера (sola fide) в искупительную жертву Иисуса Христа. Это не умственная или даже не душевная убежденность в существовании Бога, но осознание неисправимой гре
    ховности и никчемности, полное “сокрушение сердца”. Согласно учению протестантизма, в результате грехопадения человек утратил всякое влечение к добру, поэтому единоспасающая вера может возникнуть лишь под воздействием Святого Духа, свидетельствующего грешнику о его предопределенности к “сынам света”.
    Бог в протестантизме мыслится прежде всего как всемогущий, наделенный высшей справедливостью и милосердием личностный партнер человека, требующий от него лишь полного доверия и осознания собственной неискоренимой греховности. Традиционные доказательства бытия Бога (онтологическое, космологическое и др.) отвергаются: не разум, а только богооткровенная вера может быть средством богопознания. Если для католицизма центр теологических исследований составляет метафизическая сущность Бога, понимаемого прежде всего в космологическом аспекте, то доктрина личной веры опирается преимущественно на евангельский (но не церковно-догматический) образ Иисуса Христа. Эта тенденция получит свое дальнейшее развитие в либеральной теологии.
    Специфика становления раннего капитализма в разных странах предопределила особые национальные разновидности протестантизма. Основоположником немецкого протестантизма стал М. Лютер, публично бросивший вызов авторитету и власти Рима, соответствующий интересам самых различных социальных слоев Германии. Утверждая полную “свободу христианина” в вопросах религиозной жизни, Лютер одновременно подчеркивал его обязанность добровольно подчиняться земным правителям, ответственным за обеспечение мира и порядка в обществе. Ближайшим соратником и преемником Лютера был Ф. Меланхтон. Отстаивая и систематизируя идеи Лютера, он пытался смягчить отдельные резкие предписания (напр., в понимании свободы воли человека и роли добрых дел в оправдании грешника), а также достичь приемлемого компромисса с Католической церковью и светской властью. Растущий социальный консерватизм лютеранства заметно ограничил его влияние за пределами Германии в последующую революционную эпоху.
    Параллельно с Лютером программу реформирования католицизма по-своему разрабатывал и осуществлял в Цюрихе У. Цвингла. С одной стороны, эта программа была более последовательной, что выразилось, напр., в известном споре с Лютером о таинстве крещения, которое Цвингли рассматривал как сугубо символический обряд, и в отказе от многих элементов церковного богослужения — прежде всего литургии. С другой, — будучи влиятельнейшим религиозным и политическим деятелем Цюриха, он использовал свою власть в борьбе против более радикальных реформаторов (анабаптистов), тем самым предвосхищая теократические претензии Ж. Кальвина. Идеи Цвингли остались локальным эпизодом Реформации, чему способствовала и его ранняя гибель.
    Ж. Кальвин систематически и последовательно утверждал протестантские принципы (высшую славу Бога, непререкаемый авторитет Библии, катастрофичность первородного греха, абсолютный характер божественного предопределения, отказ от пышного католического культа и п. п.). Политическим идеалом Кальвин провозглашал республиканский строй; тем не менее в Женеве он установил деспотический теократический режим, сосредоточив всю власть в собственных руках. Неукротимая деятельность Кальвина оказала огромное влияние на социально-политическую историю Запада. В кальвинизме (реформатская церковь) наиболее решительные республиканские деятели находит освящение как бескомпромиссией борьбы против феодально-сословных порядков, так и средства защиты уже достигнутой власти — нетерпимость к политическому и религиозному инакомыслию.
    По-своему развивалась Реформация в Англии, где уже с 12 в. короли и католические иерархи все настойчивее выступали против неограниченной власти римской церкви. Наконец, в 16 в. была проведена серия реформ, существенно ограничивающих власть папы над местной церковью, а в 1534 парламент объявил короля “единственным земным главой Английской церкви” — англиканства. Подобная реформация, продиктованная преимущественно политическими интересами, привела к тому, что в англиканском вероучении были объединены, порой механически, элементы католицизма и континентального протестантизма (учение о церкви как носительнице Божественной благодати и концепция спасения только верой, церковная иерархия и отмена монашества и т. п.).
    Уже основатели протестантизма утверждали свои взгляды в постоянной борьбе с более решительными противниками Рима (С. Франк, М. Сереет, Э. Доле, Б. Губмайер и др.). По мере того, как протестантская ортодоксия становилась более жесткой, возникали новые религиозные объединения, настаивающие на решительном очищении (пуритане) и разрыве (индепенденты) с католической традицией, замене территориальных приходов церквами-общинами, состоящими лишь из возрожденных грешников, которые сознательно приняли крещение. Активизируется и борьба за веротерпимость, за правовое закрепление принципа свободы совести. Наиболее последовательно эти требования проводят объединения, получившие наименование протестантского сектантства (менониты, баптисты, квакеры, методисты и др.). Позже от баптизма отпочковываются адвентисты (а от них — “свидетели Иеговы”), пятидесятники и другие церкви, которые в свою очередь дробятся на более мелкие объединения.
    Протестантизм вселял в своих последователей уверенность в том, что они уже спасены и внутренне свободны от земной власти. Тем самым он выступал против феодальных отношений личной зависимости, уравнивал людей как членов формирующегося буржуазного общества, наделяя их одинаковой надеждой на возможный успех, предоставлял им нравственно-психологический кредит, который каждый должен был отработать. Если нет необходимости в особых “добрых делах”, преследующих цели “спасения”, то священной — безотносительно к церковным регламентациям — признается вся повседневная деятельность. Важно не то, что делает человек, не его место и род занятий в обществе, а осознание им своей греховности и неоплатного долга перед Богом, его внутреннее состояние, цель, которую он ставит перед собой. А поэтому человек должен быть верным своему земному призванию — добросовестному труду, следующему нормам мирского аскетизма. Тем более (эту мысль ясно выразили кальвинистские богословы), чтопомимо прямого (личная вера) существуют и косвенные свидетельства “избранности”, а именно успехи в профессиональном труде.
    Протестантская концепция личной веры и земного призвания, полное доверие к личностному религиозно-духовному опыту человека, убеждение, что рядовой верующий способен понять Библию не хуже, чем сам папа, утверждала изначальное, онтологическое равенство верующих перед Богом. Унижая весь “тварный” человеческий род в вертикальном измерении — в сопоставлении с Богом и его абсолютной свободной волей, протестантизм тем самым возвышал любого мирянина в измерении горизонтальном — в сопоставлении с земными владыками, поскольку признавал его способность успешно воплощать Божью волю в выпавшем на его долю земном призвании. Если пафос ренессанса — возрождение мирского человека в новом гуманном мире, то пафос протестантизма — возрождение человека как духовного существа в Боге. Но в том и другом случае было засвидетельствовано возрастание личностного начала в культуре и тем самым существенный “прогресс в сознании свободы” (Гегель). Повышенный интерес протестантизма к внутреннему, личностному миру человека объясняет и его огромное влияние на европейскую духовную традицию. Поскольку христианская вера рассматривается как мотивация всей повседневной жизни, то для понимания веры необходимо знание всей глубины нравственно-духовных переживаний, путей формирования и выражения религиозного опыта человека. Это сказалось на антропологической переориентации западной культуры: в сферу профессиональных интересов теологов, деятелей искусства, философов, религиеведов включаются разнообразные проявления “жизненного мира” человека: страх смерти, угрызения совести, сознание собственной греховности, состояние озарения, “второе рождение” и т. д. Результаты подобных исследований человеческой духовности легко переводились на язык гуманитарной мысли. Примерами могут служить книги английского пуританина Дж. Беньяна (1628—88) “Путь паломника” и “Духовная война”, а также произведения английского поэта Дж. Мильтона (1608—74), использовавшего библейские образы в создании грандиозной аллегории борьбы с английской монархией.
    Рост авторитета научного знания, наступление эпохи Просвещения, становление философского рационализма, идей правосознания и гражданского общества способствовали переосмыслению догматики основоположников протестантизма, прежде всего концепции трансцендентного Бога, понятия человеческой греховности, противопоставления теологии и философии, разума и откровения, “веры и факта”. Особую роль сыграли воззрения И. Канта, разрушившего традиционные доказательства бытия Бога и утверждавшего приоритет морали над религией, а также Ф. Шяейермахера, отстаивавшего мысль, что основу религии составляет “чувство зависимости” от бесконечного. Причем влияние теологии и философии было взаимным: протестантизм оказал огромное воздействие на взгляды классиков немецкой философии, которые в свою очередь существенно сказывались на эволюции протестантского богословия. С. Кьеркегор своей критикой Гегеля подготовил возникновение, уже в 20 в., как неоортодоксальной (диалектической) теологии, так и философии экзистенциализма. Все это определило доминирующее влияние либеральной теологии к сер. 19 — нач. 20 в.
    Либеральная теология формировалась под влиянием Тюбингенской школы богословия, а также исследований младогегельянцев (Д. Ф. Штраус, С. Бауэр, Л. Фейербах и др.). Ведущие представители либеральной теологии (А. Ричль, А. Гарнак, Э. Трёльч) применили в изучении Библии характерный для модернизма историко-критический метод, который учитывал новейшие достижения исторических наук, библеистики и герменевтики. Результатами такого подхода был отказ от концепции вербальной богодухновенности Библии, приоритетное внимание к этическому аспекту учения Христа, как идеальной личности, великого моралиста, реализация заветов которого, а именно построение Царства Божьего на земле, составляет смысл истории, вполне достижимый усилиями нравственно обновленных людей. В нач. 20 в. эта установка стала ключевой для социального евангелизма, занявшего господствующее положение в протестантской теологии.
    Обострение социально-классовых противоречий и прежде всего 1-я мировая война подорвали надежды либеральных богословов на воплощение в жизнь этики Христа, предопределив растущую влиятельность диалектической теологии (теологии кризиса: К. Барт, Р. Набур, Р. Бультман, Э. Брукнер, П. Лима, М. Бубер и др.), попытавшейся по-своему вернуться к ортодоксии раннего протестантизма. 2-я пол. 20 в. характеризуется сложной конфронтацией существующих богословских течений и возникновением целого ряда более радикальных протестантских теологических школ (Д. Бонхёффер, Дж. Робинсон, X. Кокс, многочисленные вариации т. н. теологии родительного падежа), отразивших глобальные тревоги человечества, вступающего в третье тысячелетие, Лит.: Лютер Мартин. Избр. произв. СПб., 1994; Он же. О рабстве воли.— В кн.: Эразм Роттердамский. Филос. произв. М., 1986; Кальвин Жан. Наставления в христианской вере: в 3 т. М., 1997—1999; Вебер Макс. Протестантская этика и дух капитализма.— Избр. произв. М., 1990; БецольдФ. фон. История Реформации в Германии, пер. с нем., т. 1—2. СПб, 1900; Капелюш Ф.Д. Религия раннего капитализма. М., 1931; Добренькое В. И. Современный протестантский теологический модернизм в США. М., 1980; Фурман Д. Е. Возрождение и Реформация.— В кн.: Философия эпохи ранних буржуазных революций. М., 1983; Соловьев Э. Ю. Непобежденный еретик. Мартин Лютер и его время. М., 1984; Энгельс Φ. Крестьянская война в Германии.— Маркс К., ЭнгельсФ. Соч., изд. 2, т. 7. М., 1986; Ревуненкова Н. В. Ренессансное свободомыслие и идеология Реформации. М., 1988; Гараджа В. И. Протестантские мыслители Новейшего времени.— В кн.: От Лютера до Вайцзеккера. М., 1994; ЛёзовС. В. История и герменевтика в изучении Нового завета. М., 1996; Митрохин Л. Н. Баптизм: история и современность. СПб., 1997.
    Л. Н. Митрохин

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. . 2001.


.

Синонимы:

Смотреть что такое "ПРОТЕСТАНТИЗМ" в других словарях:

  • ПРОТЕСТАНТИЗМ — (ново лат., с греч. скончанием, от ново лат. protestans протестант). Учение, религия протестантов, кальвинистов и англичан. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ПРОТЕСТАНТИЗМ [< лат. protestans… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Протестантизм — – католицизм және православиемен қатар христиандықтағы үш негізгі бағыттың бірі, XVI ғ. Еуропада жаппай антикатоликтік қозғалыс – Реформация кезеңінде пайда болды. Термин М.Лютер жасаған және 1529 ж. 26 сәуірде жарияланған «Протест» (лат.… …   Философиялық терминдердің сөздігі

  • ПРОТЕСТАНТИЗМ — (от латинского protestans, родительный падеж protestantis публично доказывающий), одно из основных направлений в христианстве. Откололся от католицизма в ходе Реформации (16 в.). Объединяет множество самостоятельных течений, церквей, сект… …   Современная энциклопедия

  • ПРОТЕСТАНТИЗМ — (от лат. protestans род. п. protestantis публично доказывающий), одно из основных направлений в христианстве. Откололся от католицизма в ходе Реформации 16 в. Объединяет множество самостоятельных течений, церквей и сект (лютеранство, кальвинизм,… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Протестантизм — (буквально публично доказывающий) одно из основных направлений в христианстве. Откололся от католицизма в ходе Реформации (16 в.). Объединяет множество самостоятельных течений, церквей, сект (лютеранство, кальвинизм, англиканская церковь,… …   Исторический словарь

  • протестантизм — протестантство, адвентизм, кальвинизм, христианство, лютеранство, баптизм, вероучение Словарь русских синонимов. протестантизм сущ., кол во синонимов: 8 • адвентизм (1) • …   Словарь синонимов

  • Протестантизм — обозначение совокупности доктрин и сект, возникших изреформации XVI в. Название идет от протеста меньшинства чинов империи насейме в Шпейере в 1529 г. Термин протестанты получил потом постепенноболее широкий смысл. Под него подошли: сторонники… …   Энциклопедия Брокгауза и Ефрона

  • Протестантизм — (от лат. protestans, род. п. protestantis публично доказывающий) одно из основных направлений в христианстве. Откололся от католицизма в ходе Реформации 16 в. Объединяет множество самостоятельных течений, церквей и сект (лютеранство, кальвинизм,… …   Политология. Словарь.

  • протестантизм — а, м. protestantisme m., нем.Protestantismus. Различные направления в христианстве, отколовшиеся от католической церкви в ходе реформации XVI в. БАС 1. Видел ее <италию> сквозь тусклое стекло протестантизма и Американского прозаизма. 7. 9.… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Протестантизм — (от латинского protestans, родительный падеж protestantis публично доказывающий), одно из основных направлений в христианстве. Откололся от католицизма в ходе Реформации (16 в.). Объединяет множество самостоятельных течений, церквей, сект… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

Книги

Другие книги по запросу «ПРОТЕСТАНТИЗМ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.