МЕТОД


МЕТОД
МЕТОД
(от греч. methodos — путь, способ исследования, обучения, изложения) — совокупность приемов и операций познания и практической деятельности; способ достижения определенных результатов в познании и практике. Применение того или иного М. определяется целью познавательной или практической деятельности, предметом изучения или действия и условиями, в которых осуществляется деятельность.
Каждая сфера человеческой деятельности имеет свои специфические М.: можно говорить о М. художественного творчества; М. обработки информации; М. ведения войны и т.д. Философия рассматривает в основном М. познания. Существует нисколько различных классификаций этих М. Так, выделяют частные, специальные М. конкретных наук, напр. М. механики, сравнительный М. в языкознании, М. анкетирования в социологии, радиоуглеродный М. в археологии и т.п. Наряду с М. конкретных наук существуют также общенаучные М, т.е. М., используемые обширным классом наук или даже всеми науками. К числу таких М. обычно относят наблюдение, измерение, экспериментальный М., индуктивный М., гипотетико-дедуктивный М., моделирование и т.п. И, наконец, наиболее общими М., применимыми как в познании, так и в практике, являются анализ и синтез, идеализация и абстрагирование, сравнение, обобщение и т.п. Широким распространением пользуется также разделение М. науки на теоретические и эмпирические.
Всякий М. опирается на определенное знание об объектах познания или практической деятельности. Поэтому иногда М. называют научные принципы и теории, напр. вариационные принципы механики — принцип возможных перемещений, принцип наименьшего действия, принцип Д'Аламбера и т.п., которые выступают в качестве М. изучения равновесия и движения несвободной механической системы. Возможно, в этом случае лучше говорить о методологической функции законов и теорий науки. Учение о М. называется методологией.

Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики. . 2004.

МЕТОД
        (от греч. — путь исследования или познания, теория, учение), способ построения и обоснования системы филос. знания; совокупность приёмов и операций практич. и теоретич. освоения действительности. Для марксистско-ленинской философии в качестве филос. М. выступает материалистич. диалектика.
        Своими генетич. корнями М. восходит к практич. деятельности. Приёмы практич. действий человека с самого начала должны были сообразовываться со свойствами и законами действительности, с объективной логикой тех вещей, с которыми он имел дело. Развитие и дифференциация М. мышления в ходе развития познаиия привели к учению о М.— методологии.
        Осн. содержание М. науки образуют прежде всего науч. теории, проверенные практикой: любая такая теория по существу выступает в функции М. при построении др. теорий в данной или даже в иных областях знания или в функции М., определяющего содержание и последовательность экспериментальной деятельности. Поэтому различие между М. и теорией носит функциональный характер: формируясь в качестве теоретич. результата прошлого исследования, М. выступает как исходный пункт и условие последующих исследований.
        Хотя проблема М. обсуждалась уже в антич. философии (которая впервые обратила внимание на взаимозависимость результата и М. познания), систематич. развитие М. познания и их изучение начинаются лишь в новое время, с возникновением экспериментальной науки: именно эксперимент потребовал строгих М., дающих однозначный результат. С этого времени развитие, совершенствование М. выступает как важнейшая составная часть всего прогресса науки.
        Совр. система М. науки столь же разнообразна, как и сама наука. Существует множество различных классификаций М. Говорят, напр., о М. эксперимента, М. обработки эмпирич. данных, М. построения науч. теорий и их проверки, М. изложения науч. результатов (членение М., основанное на членении стадий исследовательской деятельности). По др. классификации М. делятся на философские и специально-научные. Иная классификация опирается на различные М. качеств. и количеств. изучения реальности. Для совр. науки важное значение имеет различие М. в зависимости от форм причинности — однозначно-детерминистские и вероятностные М. Углубление взаимосвязи наук приводит к тому, что результаты, модели и М. одних наук всё более широко используются в других, относительно менее развитых науках (напр., применение физич. и химич. М. в биологии и медицине); это порождает проблему М. междисциплинарного исследования. Повышение уровня абстрактности совр. науки выдвинуло важную проблему интерпретации результатов исследования (особенно исследования, выполненного с широким применением средств формализации); в этой связи специально разрабатываются М. интерпретации науч. данных. Столь значит. многообразие М. науки и гама творч. природа науч. мышления делают крайне проблематичной возможность построения единой теории науч. М. в строгом смысле слова — теории, которая давала бы полное и систематич. описание всех существующих и возможных М. Поэтому реальным предметом методоло-гйч. анализа является не создание подобной теории, а исследование общей структуры и типологии существующих М., выявление тенденций и направлений их развития, а также проблема взаимосвязи различных М. в науч. исследовании. Один из аспектов этой последней проблемы образует вопрос о роли филос. М. в науч. познании. Опыт развития науки свидетельствует, что эти М., не всегда в явном виде учитываемые исследователем, имеют решающее значение в определении судьбы исследования, т. к. именно они задают общее найравление исследования, принципы подхода к объекту изучения, а также являются отправной точкой при мировоззренч. оценке полученных результатов. Как показывает история познания (особенно современного) адекватными филос. М. являются лишь диалектика и материализм. Методологич. роль материализма заключается в том, что он срывает завесу сверхъестественности со сложных явлений природы, общества и человеч. сознания и ориентирует науку на раскрытие естеств., объективных связей, обязывает учёного оставаться на почве надёжно установленных фактов. Диалектика же является науч. М. материалистич. философии и всей науки в целом, т. к. она формулирует наиболее общие законы познания. Диалектика как М. есть реальная логика содержательного творч. мышления, отражающая объективную диалектику самой действительности. Будучи сознательно положенной в основу теоретич. мышления, материалистич. диалектика освобождает учёного от субъективного произвола в подборе и объяснении фактов, от односторонности; в диалектике все проблемы приобретают историч. характер, а исследование развития становится стратегич; принципом совр. науки. Наконец, диалектика ориентируется на раскрытие и способы разрешения противоречий как в познании, так и в самой действительности.
        Филос. М. «работают» в науке обычно не непосредственно, а опосредуясь другими, более конкретными М. Напр., принцип историзма как универсальный М., разрабатываемый философией, преломился в биологии в виде эволюц. учения — методологич. основы совр. биологич. дисциплин; в астрономии этот же принцип породил совокупность космогонич. гипотез. В социальном познании историч. материализм выполняет функции М. для всех обществ. наук. М., имеющие общенауч. характер: сравнение, анализ и синтез, идеализация, обобщение, восхождение от абстрактного к конкретному, индукция и дедукция и т. д.,— также конкретизируются в каждой отд. науке. Важная особенность совр. этапа развития науки заключается в существ. возрастании роли конструктивных моментов в науч. познании: характер задач совр. науки таков, что она всё чаще не просто отражает те или иные аспекты реальности, но и проектирует реальность в соответствии с определ. целями. Это ведёт к необходимости осуществлять широкое конструирование М. познания, особенно формальных, в частности математич. М. Соответственно расширяется и спец. изучение логич. структуры формальных М. Одним из конкретных выражений усиления конструктивности познания является быстро растущее распространение М. моделирования, который вообще может служить ярким примером подлинно эвристич. роли М. познания.
        см. к ст. Методология.
        А. Г. Спиркин.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. . 1983.

МЕТОД
(от греч. methodos – путь, исследование, прослеживание)
способ достижения определенной цели, совокупность приемов или операций практического или теоретического освоения действительности. В области науки метод есть путь познания, который исследователь прокладывает к своему предмету, руководствуясь своей гипотезой. При этом философия как основополагающая наука дает исследователю средство проверить, подходит ли вообще избранный метод для достижения поставленной цели (см. Учение о методе) и последовательно ли использует он этот метод в ходе работы. Разработкой метода философия поддерживает в частных науках живой критический дух. Попытки найти единый метод, который был бы применим всюду (идеал «методологического монизма»), показали, что «универсального метода» не существует и, более того, каждый предмет и каждая проблема требуют собственного метода. Метод и система являются осн. направляющими линиями науки.

Философский энциклопедический словарь. 2010.

МЕ́ТОД
(от греч. μέϑοδος – путь исследования, познания, теория, учение) – форма практического и теоретического освоения действительности, исходящего из закономерностей движения изучаемого объекта; система регулятивных принципов преобразующей, практической или познавательной, теоретической деятельности. Напр., в производстве – система приемов изготовления определ. изделий; в педагогике – система воспитательных и образовательных средств; в науке – способы исследования и изложения материала; в искусстве – приемы художеств. отбора, обобщения материала, оценки действительности с позиций определ. эстетич. идеала и воплощения отраженной действительности в образы искусства; в марксистской философии – система положений, категорий и законов диалектического и исторического материализма.
Любое разумное действие вообще подчиняется к.-л. регулятивным принципам. В науке от этих принципов часто зависит судьба исследования. Напр., один и тот же фактич. материал может привести к противоположным выводам при различном к нему подходе. Вот почему можно сказать, что в том смысле, в каком наука определяется как способ истолкования фактов, она совпадает с М. этого истолкования. И это относится не только к естеств. наукам. Еще Лейбниц справедливо усматривал сущность математики не в ее предмете, а в ее M.
Верная картина изучаемого объекта может быть получена лишь при правильном подходе к нему, лишь при верном М. Характеризуя роль правильного М. в научном познании, Ф. Бэкон сравнивал его со светильником, освещающим путнику дорогу в темноте. Он метко сказал: даже хромой, идущий по дороге, опережает того, кто бежит без дороги. Нельзя рассчитывать на успех в изучении какого-либо вопроса, идя ложным путем. Именно поэтому Маркс считал, что не только результат исследования, но и ведущий к нему путь должен быть и с т и н н ы м.
Понятия "правильный М." и "научный М." по существу совпадают. Правильный М. вытекает из достоверной, проверенной практикой научной теории. М. лишь тогда является научным, когда он верно отражает объективные законы мира, когда он определяется особенностями предмета исследования, законами его развития, его отраженной в сознании сущностью.
В реальном процессе познания постоянно преодолевается грань между его средствами и его результатом, между теорией и методом. М. находится в неразрывном единстве с теорией: любая система объективного знания может стать М.
По существу М. – это сама удостоверенная практикой теория, обращенная к практике же исследования. Неразрывная связь М. и теории находит свое выражение в методологич. роли науч. законов. Любой закон науки, отражая то, что есть в действительности, вместе с тем указывает и на то, как нужно мыслить о соответствующей сфере бытия; будучи познанным, он в определ. смысле выступает и как принцип, как М. познания. Так, напр., закон сохранения материи и энергии – это методологич. принцип, к-рый требует неукоснительного соблюдения при соответствующих расчетах и теоретич. построениях; рефлекторная теория высшей нервной деятельности служит вместе с тем одним из М. исследования поведения животных и человека. Вообще любое научное положение, закон, категория приобретают методологич. значение, когда они выступают в роли направляющей линии в развитии познания и преобразования мира.
Своими генетич. корнями М. восходит к практич. деятельности. Приемы практич. действий человека с самого начала должны были подчиняться объективной логике тех вещей, с к-рыми он имел дело, т.е. сообразоваться с их свойствами и отношениями. Способы практич. действий постепенно "пересаживались" в голову и превращались в М. познания, мышления. Теперь уже прежде чем приступить к делу, человек мог мысленно представить и результат этого дела, и способ или средства достижения этого результата. Т.о., в ходе истории труд, производство, практика все более теоретизируются, а теория становится все более практически значимой. М. выступает в роли объединяющего начала практики и теории.
В истории науки М. возникали как результаты открытий, создания новых теорий. Искусство открытия, по словам Ф. Бэкона, росло вместе с самим открытием. Формируясь в практике прошлого исследования, М. выступает как исходный пункт последующих исследований.
Процесс науч. исследования осуществляется всегда на основе исторически выработанных М. Никто и никогда не ловил истины "голыми руками", вслепую. Поэтому никак нельзя согласиться с теми, кто считает, "...что в науке нет философской столбовой дороги с гносеологическими указателями..." и что "...мы находимся в джунглях и отыскиваем свой путь, посредством проб и ошибок, строя свою дорогу позади себя, по мере того, как мы продвинулись вперед" (Борн М., Эксперимент и теория в физике, в журн.: "Успехи физических наук", 1958, т. LXVI, вып. 3, с. 374). Конечно, ученый действует и путем проб и ошибок; бывает и так, что ища одно, он находит совсем другое; но, "строя дорогу" позади себя, он все же с более или менее отдаленной перспективой предусматривает ее направление.
Каким бы научным ни был М. сам по себе, он не предопределяет полностью успеха в исследовании действительности: важен не только хороший М., но и опыт его применения. Задача, следовательно, заключается в том, чтобы научиться правильно и умело применять научный М.
Конкретно-научные и философ-с к и е м е т о д ы. В процессе науч. познания используются многочисленные и весьма разнообразные М., включая и частные приемы, обычно именуемые м е т о д и к о й. Все они применяются либо в более узкой, либо в более широкой предметной области соответственно их степени общности.
Всеобщим М. является диалектический материализм. По отношению к нему М. науч. социологии (исторического материализма) является частным М., а М. политэкономии, эстетики, языкознания являются частнонаучными по отношению к историч. материализму.
Отличительной особенностью философских М. является их у н и в е р с а л ь н о с т ь: они включены в ткань научного познания во всех его сферах. Все положения, категории и законы диалектического материализма выполняют важную методологическую роль. Не подменяя собой конкретно-научного М. познания, философские М. преломляются в них, действуют через них; они указывают общий путь к истине в любой области исследования. Конкретизация философских М. осуществляется в зависимости от характера изучаемого объекта. Напр., принцип историзма как универсальный М. преломился в биологии в виде эволюционного учения, а в астрономии – в виде различных теорий происхождения и развития звездных систем (см. Космогония), в социологии – в виде диалектико-материалистического учения о развитии человеческого общества и т.д.
Сравнение как весьма общий прием познания в своей конкретизированной форме выступает в различных науках как сравнительный М., напр. в сравнительной анатомии, сравнительном историческом языкознании, в сравнительной психологии.
Наиболее общими М. научного исследования действительности являются э м п и р и ч е с к и е М., к-рые включают в себя наблюдение и эксперимент, осуществляющиеся с помощью соответствующей аппаратуры, и т е о р е т и ч е с к и е Μ., к к-рым относятся, напр., все М. т.н. дедуктивных наук, наиболее ярким примером к-рых может служить математика. Оба эти типа М. взаимосвязаны и предполагают применение таких М., как анализ и синтез, абстрагирование (см. Абстракция), идеализация, обобщение и ограничение, восхождение от абстрактного к конкретному, индукция и дедукция и др. В совр. научном познании широкое распространение получили М. аналогии, М. моделирования, М. формализации, статистические М. (см. Статистика), М. теории вероятности и др.
Каждая сколько-нибудь развитая наука, имея свой особый предмет изучения и свои теоретич. принципы, применяет свои особые М., вытекающие из того или иного понимания сущности ее объекта. Так, М. применяемые при исследовании обществ. явлений, определяются спецификой социальной формы движения материи, ее закономерностями, ее сущностью; точно также биологич. М. должны сообразовываться с сущностью биологич. форм движения материи. Статистич. закономерность, к-рая существует объективно в массе случайных явлений и к-рая характеризуется специфич. взаимоотношением между случайным и необходимым, единичным и общим, целым и его частями, составляет объективную основу статистич. М. познания. Поэтому обычно в особую категорию выделяют т.н. конкретно-научные, или специаль-н ы е М.
Спец. М., применяемые в археологии или в географии, могут не выходить за их пределы. А, скажем, физич. и химич. методы применяются не только в физике и химии, но и в астрономии, и в биологии, и в археологии, и в истории, и в искусствоведении. В настоящее время исключительно широкое применение находят математич. М. Многие из них в принципе всеобщи (см. Математика). Применение М. одной науки в др. областях знания осуществляется в силу того, что их объекты подчиняются законам этой науки. Напр., физич. и химич. М. применяются в биологии на том основании, что объекты биологического исследования включают в себя в той или иной форме физические и химические формы движения материи. При этом М., характерный для одной области знания, действует в др. областях уже как подчиненный.
Если спец. М. выступают как частные приемы раскрытия закономерностей исследуемых объектов, то философские М. являются приемами исследования тех же объектов, но с т. зр. раскрытия в них всеобщих законов движения, развития, разумеется, по особому проявляющихся в зависимости от специфики объекта. При этом общефилософские М. не определяют однозначно линию творческих поисков истины. И в этом вопросе последнее и решающее слово, в конечном счете, принадлежит практике, жизни.
М. характеризуются определ. свойствами, среди к-рых можно выделить следующие:
ясность, или общепонятность (эффективная распознаваемость);
детерминированность, или отсутствие произвола (последовательность) в применении соответствующих регулятивных принципов, что, в частности, обеспечивает обучаемость данным М.;
н а п р а в л е н н о с т ь, или подчиненность определ. цели (задаче);
р е з у л ь т а т и в н о с т ь, или способность обеспечивать достижение намеч. цели (результата);
плодотворность, или способность давать, кроме намеч. результатов, еще и другие, побочные, но порой не менее важные. (Напр., М. математической логики, кроме осн. результата – анализа оснований математики, позволили получить целый ряд др. результатов, в частности выработать точное понятие алгоритма, что в свою очередь сыграло определяющую роль в решении вопросов конструирования и создания вычислительной техники, а также сделало возможным с помощью понятия "алгоритм" нек-рым образом уточнить и само понятие "М.");
н а д е ж н о с т ь, или способность с большой вероятностью (в предельном случае всегда) обеспечивать получение искомого результата. (Понятие надежности M. является одним из важнейших в тех областях науки и техники, к-рые основаны на вероятностных расчетах);
э к о н о м н о с т ь, или способность давать результат с наименьшими затратами средств и времени. Так, вопросы разработки наиболее экономных М. управления и промышленного произ-ва являются основными в практике экономич. планирования. Существует даже целый раздел математики – исследование операций, к-рый занимается разработкой математич. аппарата, обеспечивающего решение этих вопросов. Экономность M. тесно связана с его общностью. Напр., метод аксиоматический, поднявший науч. мысль на более высокую ступень абстракции, позволил в свою очередь добиться большей экономии во времени и средствах науч. исследования путем выявления общих инвариантных структур в семантически различных системах объектов.
Разумеется, не все указанные свойства присущи каждому М., но чем больше разработан М., тем в большей степени он удовлетворяет перечисленным выше свойствам.
Методологич. роль материа-л и з м а. Идеализм есть ложное воззрение на мир, на место и роль в нем человека и поэтому идеализм, несмотря на то, что нек-рые выдающиеся его представители внесли ценный вклад в развитие науки, философии, искусства и культуры, в целом не может служить методологическим средством научного познания действительности. История науч. познания свидетельствует о том, что достижения в науке осуществлялись не благодаря, а вопреки идеализму. Он в корне враждебен науке: реальные, естественные связи вещей идеализм подменяет вымышленными, сверхъестественными. Тем самым идеализм сбивает науку с верного пути в ее поисках истины.
В вековой борьбе материализма и идеализма немало ученых оказалось на стороне последнего. Даже выдающиеся ученые разделяли и разделяют идеалистич. предрассудки. В их теоретич. концепциях содержится глубокое противоречие между данными науки и их филос. истолкованием.
Как, напр., совместить ценные достижения крупного англ. астрофизика А. Эддингтона с его заявлением о том, что только одна мысль полностью познаваема и что все, что существует, есть мысль? Или же его заявление о том, что будто бы доводы совр. науки дают возможность сделать заключение, что религия стала приемлемой для здравого науч. ума. Очень скоро, по словам амер. астронома X. Шепли, станет очевидно, что наука в широком смысле слова смогла бы обогатить основы религии и что религиозное отношение могло бы усилить ценность познания. Пространство, время и материя – это, по мнению бурж. философа и физика Ф. Франка, "таинственная троица", не имеющая объективного значения. Только религия, по его мнению, может дать объяснение глубочайшей структуры Вселенной. Гл. смысл этих идей сводится к попытке подчинить науку – как знание о "временном", "преходящем" и "конечном" – истине "вечной", божественной. Все эти рассуждения в корне чужды материалистически убежденному сознанию. По справедливому замечанию П. Ланжевена, напрасно идеалисты ссылаются на новейшие достижения современной науки. "Их идеи взяты совсем не оттуда; они извлечены из старой философии, враждебной научному познанию; ... И когда философы-идеалисты ссылаются на физика-идеалиста, они лишь берут у него обратно те представления, которые когда-то ссудили ему сами" (Избр. труды, М., 1960, с. 657).
В странах империализма все с большей остротой разгорается идейная борьба между прогрессивными и реакц. мировоззрением, между сторонниками материализма и идеализма. Наиболее передовые естествоиспытатели капиталистич. стран, как свидетельствуют примеры Ланжевена, Жолио-Кюри, Бернала и мн. др. ученых, неуклонно переходят на позиции той философии, по пути к к-рой развивалось теоретич. познание в течение мн. веков и к-рая полностью отвечает осн. духу науки. Именно такой философией является диалектич. материализм. Именно он как универсальный М. позволяет, исходя из единых принципов, объяснить как явления объективного мира, так и духовную культуру человечества.
Великая методологич. роль материализма заключается в том, что он срывает мистич. завесу сверхъестественности, к-рой обычно прикрывают сложные явления природы, общества и особенно человеч. сознания. Всякий раз, когда исследование сталкивается со сложной проблемой, материализм, заведомо исключая все таинственное, сверхъестественное, божественное, всякого рода чудеса, – ориентирует науку на раскрытие естественных, объективных связей, подлинных причин явлений. Он обязывает ученого оставаться на почве надежно установл. фактов.
Мн. века идеализм мешал плодотворному развитию, напр., биологии. Витализм как разновидность идеализма не дал и не мог дать никакого представления о естеств. принципе эволюции органич. мира. Создание теории эволюции было связано с отказом от виталистич. и религиозных концепций и с выделением из всей массы биологич. фактов в качестве решающей стороны – взаимодействие организма и среды. Эволюц. учение Дарвина дает материалистич. решение вопроса о происхождении и сущности живой природы и целесообразности ее форм. Характеризуя методологическое содержание этого учения, Э. Геккель писал: "Беспросветный туман поэтической мифологии не мог устоять против ярких лучей естественно-научного познания" ("Трансформизм и дарвинизм", СПБ, 1900, с. 11).
Взгляд на психич. деятельность как на проявление функций души веками пытался удерживать изучение психики на донаучном, индетерминистич. уровне. Напротив, материализм, считающий психику функцией мозга, направлял и направляет усилия исследователей на анализ психич. явлений с т. зр. их причинной обусловленности: "...Прогресс тут должен состоять именно в том, чтобы бросить общие теории и философские построения о том, что такое душа, и суметь поставить на научную почву изучение фактов, характеризующих те или другие психические процессы" (Ленин В. И., Соч., т. 1, т. 126–27). Под влиянием материализма наука увидела в психике результат деятельности мозга, а сам мозг стала рассматривать как материальный орган мысли, отражающей действительность.
Идеализм сыграл отрицательную роль в развитии обществ. наук. Свойственная идеализму абсолютизация сознания не давала возможности даже великим ученым найти действительные причины обществ. развития, установить определяющие и производные стороны в жизни общества, создать теоретич. основу для предвидения его развития. Формирование науч. социологии было связано с выделением из всей совокупности обществ. явлений материальных, производств. отношений, на основе к-рых только и оказалось возможным понять все др. стороны обществ. жизни, движущие силы истории и осуществить предвидение будущего общества. Материалистич. понимание истории имеет прежде всего методологич. значение. Это своего рода алгебра историч. развития, к-рая указывает не на причины отд. явлений, а на то, как нужно подходить к раскрытию причин и движущих сил историч. событий. Давая научное объяснение происхождения идей, Маркс писал, что их необходимо вывести "...из данных отношений реальной жизни... Последний метод есть единственно материалистический, а следовательно, единственно научный метод" ("Капитал", т. 1, 1955, с. 378, прим.).
Наука материалистична по самой своей сущности. То, что в ней нематериалистично, – не научно. "В основе всей научной работы, – писал В. И. Вернадский, – лежит единое аксиоматическое положение о реальности предмета изучения науки – о реальности мира и его законообразности... Только при признании этого положения возможна и приемлема для человека научная работа. Эта аксиома признается всяким научным исследователем. Ученый бросает научную работу, и она теряет для него значение, когда для него является сомнение в этом аксиоматическом положении" ["О жизненном (биологическом) времени", 1931, см. Архив АН СССР, ф. 518, оп. 1, ед. хр. 156, л. 10, цит. по журн.: "Вопр. филос", 1963, No 5, с. 107 ]. Поэтому идеализм остается за порогом действительной науки, каких бы философских взглядов ни старался придерживаться тот или иной ученый.
Вопрос о материализме и идеализме не сводится к одному лишь признанию или отрицанию объективного мира. Важнейшее значение имеет также отношение к объективности знаний о мире, к истолкованию их происхождения и критерия достоверности. Последовательное проведение материализма предполагает умение в любом исследовании четко отделять объективное от субъективного, реальные процессы от их истолкования, объект исследования от средств и форм его познания; предполагает умение видеть в наших знаниях их определяемое внешним миром объективное содержание. Идеализм же рассматривает теоретич. положения науки, содержание наших знаний всего лишь как более или менее произвольные конструкции ума. Это ведет к ограничению познавательного процесса рамками "внутреннего мира" ученого. Отрицание объективной истинности познания так или иначе выступает тормозом в развитии науки. Оно способствует догматизации достигнутого уровня науки, заставляет порой усматривать в нек-рых науч. законах вечные принципы, будто бы вытекающие из природы познавательных способностей человека. На этом зыбком основании иногда отвергаются новые науч. идеи, противоречащие привычным понятиям. Между тем ученый не имеет права считать себя свободным от обязательства быть верным объективной логике исследуемых вещей. За пределы науки выходят как раз те конструкции ума, к-рые не имеют ничего общего с действительностью: субъективные намерения ученого должны состоять в том, чтобы быть объективным. Уроки истории науки таковы: идея о том, что "все содержание знания извлечено из объективного мира и более или менее верно отражает его", всегда оказывалась правильной. Идея же о том, что научные теории – "конструкции чистой мысли", всегда оказывалась в конечном счете ложной. По мнению Планка, история физики убеждает нас в том, что задача построения физической теории решалась всегда лишь на основе допущения реального мира, независимо от человеческого восприятия. Т.о., материальность мира – это та предпосылка, к-рая вольно или невольно всегда витает перед умственным взором ученого.
Диалектика как всеобщая методология научного познания. Материализм может выполнять свою роль последовательно научного М., лишь опираясь на диалектику. Поэтому методологич. значимость материализма выявляется в полную меру лишь в диалектич. материализме. Единственно науч. филос. М. познания и преобразования действительности является материалистич. диалектика, "...ибо только она представляет аналог и тем самым метод объяснения для происходящих в природе процессов развития, для всеобщих связей природы, для переходов от одной области исследования к другой" (Энгельс Ф., Диалектика природы, 1955, с. 22).
Метафизич. материализм страдает непоследовательностью, односторонностью, и поэтому он всегда ведет в конечном счете к необходимости признания некоего первотолчка как источника движения, т.е. к идеализму (см. Метафизика, Механицизм). По словам Энгельса, презрение к диалектике не остается безнаказанным; оно наказывается тем, что самые трезвые эмпирики становятся жертвами самых диких суеверий (см. тамже, с. 36).
Метафизич. М. зачастую является источником неверной интерпретации тех или иных фактов, положений науки. Напр., в физике в течение мн. веков имела место неверная интерпретация соотношения материи, пространства и времени, считалось, что пространство и время, хотя существуют объективно, но никак не связаны с материей. Пространство, время и материя мыслились метафизически – как существующие сами по себе. Средствами диалектич. мышления была выдвинута идея о том, что пространство и время – это формы существования материи и находятся в ней в неразрывном единстве. Это нашло свое последующее подтверждение в относительности теории. Т.о., в общей постановке вопроса диалектич. М. опередил конкретные исследования.
Развитие всех областей совр. науки властно диктует необходимость именно диалектич. способа мышления. Это и понятно: застывшие категории метафизич. мышления не могут быть адекватными образами текучей действительности. Бесконечное качеств. многообразие и неоднородность единого материального мира отражаются в совр. диалектичной науч. картине мира. При переходе от макромира к микромиру или к мегамиру скачкообразно изменяются мн. осн. свойства и закономерности, к-рым эти миры подчиняются. Качеств. многообразие космич. объектов проявляется в их различном физич. состоянии – разнообразии процессов физико-химич. превращений, богатстве структур. Если прежде астрономия рассматривала Вселенную гл. обр. в статике, то благодаря новым открытиям стало возможным рассматривать ее в эволюции. В области химии прежняя картина строения вещества: атоммолекула – макротело, сменилась новой картиной: атомы, молекулы, радикалы, ионы, комплексы, мицеллы, микромолекулы и т.д. Различные виды частиц – это последовательные уровни развития материи. Достижения химии в исследовании строения вещества подтверждают и развивают мысль Энгельса о диалектич. сущности новой атомистики, к-рая "...отличается от всех прежних тем, что она не утверждает, будто материя т о л ь к о дискретна, а признает, что дискретные части различных ступеней ... являются различными у з л о в ы м и т о ч к а м и, которые обусловливают различные к а ч е с т в е н н ы е формы существования всеобщей материи..." (там же, с. 236).
Современная наука проникает в сферу все более опосредованных и отдаленных связей, напр. мегамира и микромира, неживой и живой формы организации материи, информационных процессов в кибернетич. машинах и в мозгу.
Ученый применяет или должен применять в своем исследовании диалектику, потому что этого требует сама диалектич. природа любого объекта познания. Диалектич. М. оправдал себя как эффективное средство исследований прежде всего в области обществ. наук. Марксу, Энгельсу и Ленину удалось разработать свое учение о законах развития общества благодаря тому, что они мастерски применили к его исследованию диалектич. М.
Диалектика как М. есть логика содержательного творческого м ы ш л е н и я. Будучи сознательно положенной в основу теоретич. мышления, материалистич. диалектика освобождает ученого от тщетных поисков сверхъестеств. сил в объекте познания, от субъективного произвола в подборе и объяснении фактов, от односторонности в подходе к исследованию. В диалектике все проблемы приобретают исторический характер. Результат развития никогда не может быть оторван от самого процесса развития. Поскольку современные науки все глубже изучают свои объекты в их развитии (что прежде всего отличает науку 20 в. от прежней науки), постольку М. ее теоретической "стратегии" неизбежно становится диалектика.
Противоречие возводится ныне самим ходом развития науки в орудие познания мира, в руководящий принцип исследования. По словам Н. Бора, в каждом новом шаге физики, к-рый, казалось бы, однозначно следовал из предыдущего, Эйнштейн отыскивал противоречия, и противоречия эти становились импульсом, толкавшим физику вперед. По признанию Н. Бора, лишь благодаря диалектическим приемам мышления ему удавалось в своих исследованиях преодолевать ограниченные рамки позитивистской философии. Нельзя, конечно, думать, что диалектически мыслит только тот ученый, к-рый изучил диалектику. Диалектика – это неотъемлемое свойство всякого творческого мышления, хотя и проявляющееся у людей в разной степени. Но одно дело стихийная диалектичность мышления и другое – сознательное применение диалектики, ее законов и категорий как методологических принципов. Конечно, одно сознательное пользование принципами диалектики само по себе еще не гарантирует научные достижения; для последних нужно еще и многое другое – прежде всего творческие способности, знания, опыт, владение фактами и т.д. Сознательное применение диалектики дает возможность правильно пользоваться понятиями, учитывать взаимосвязь явлений действительности, их противоречивость, изменчивость, возможность перехода противоположностей друг в друга. Она говорит о необходимости "бездны оттенков подхода" к действительности, предупреждает от абсолютизации и омертвления понятий, указывает на необходимость их гибкости и подвижности, соответствующих всей сложности и изменчивости отражаемых в них предметов. Диалектика – это М., к-рый не терпит застоя и не налагает никаких ограничений на познание и его возможности; неудовлетворенность достигнутым – его стихия; революционная активность – его суть.
Для применения диалектики необходимо глубокое знание конкретных фактов. Только в результате тщательного изучения каждой конкретной ситуации она может быть понята и правильно оценена, выяснена линия действия. Материалистич. диалектика не подменяет специальные М. исследования. Она в каждой науке выявляет всеобщие принципы и дает знание о целом, знание о всеобщих законах развития природы, общества и мышления, к-рые являются в то же время и законами познания мира. Применение диалектики – творческая задача. Образцы пользования М. материалистической диалектики содержатся в трудах ее великих творцов – Маркса, Энгельса, Ленина.
А. Спиркин. Москва.
И с т о р и ч . о ч е р к. М. как форма познават. и практич. отношения к действительности возникает на исторически определ. этапе развития науки и философии. Общая тенденция развития философии, как и науки, заключается в движении от умозрит. конструирования сущности вещей, определяющих их связей и отношений к раскрытию действит. содержания процессов и явлении объективного мира. Когда теоретич. осмысление мира идет в отрыве от практич. его преобразования, то спекулятивные, идеалистич. конструкции неизбежны, а теория не может выступить как М. овладения предметом. С др. стороны, практика эмпирич. действий с предметом, поскольку она не основывается сознательно на знании его сущности, также не есть еще М. овладения предметом, но лишь совокупность извлеченных из опыта правил, к-рые ограничивают отношение к предмету наличным опытом и тем самым затрудняют дальнейшее познание его. М. есть орудие развитой науки, проникшей в существ. связи и отношения своего предмета, познающей законы его развития и использующей эти знания для практич. овладения им. Иными словами, научная теория является предпосылкой М. Именно это научное, материалистич. содержание теории Ленин рассматривал как критерий, отличающий научный М. от умозрит. конструирования объекта, к-рое он называл метафизикой. Такое конструирование есть "...самый наглядный признак метафизики, с которой начинала всякая наука: пока не умели приняться за изучение фактов, всегда сочиняли a priori общие теории, всегда остававшиеся бесплодными" (Соч., т. 1, с. 126). И Маркс, и Ленин связывали возникновение М. с развитием материалистич. теории. Такое понимание вытекает из диалектики соотношения логического и исторического. Поскольку теория есть отражение предмета во всеобщей логич. форме, очищенной от случайностей, то теоретич. знание не может быть исторически первым, но, как свидетельствует история науки, является относительно поздним результатом развития человеч. практики. Историч. богатство практики является в то же время и ее историч. ограниченностью, точнее историч. ограниченностью условий ее формирования, вследствие к-рой осознание всеобщих законов действительности хотя по источнику зависит от практики, но в истории познания в течение длит. периода протекает в обособленной от нее форме теоретич. познания. Такое обособление оформляется и закрепляется обществ. разделением труда. Развитие обществ.-исторической практики с необходимостью ведет к постепенному преодолению этого обособления, в ходе к-рого практика все более теоретизируется, теория же конкретизируется. Формой сближения практики и теории выступает М.
Особенно отчетливо такой характер процесса развития М. как формы соотношения теории и практики виден в истории философии. Поскольку предметом ее являются наиболее общие законы развития мира, постольку и обособление филос. теории от практики проявляется особенно отчетливо, а процесс их схождения необходимо опосредствован прогрессом сближения практики и конкретных наук. Философия становится орудием переделки мира, только когда она выступает как обобщенный М. по отношению к конкретному содержанию частных наук. Философия развивалась путем преодоления шаг за шагом несоответствующих ее предмету притязаний на непосредств. теоретическое истолкование частных объектов, выявления объективной логики развития вообще и создания на этой основе M. построения всякого научного знания как пути достижения объективной истины.
История научного познания начинается с рассмотрения реального и конкретного в их непосредств. действит. целостности. Таковы историч. описания Геродота, Фукидида, такова же физич. картина мира ионийских натурфилософов 6–4 вв. до н.э. С теоретич. т. зр., эти описания основываются на "хаотическом представлении о целом", по словам Маркса (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 12, с. 726). В таком представлении предмет характеризуется как нек-рое качеств. единство. Однако, поскольку здесь еще не выявлены составные части, к-рые образуют это целое, предмет не раскрывается в своей сущности, вследствие чего оказываются размытыми, неясными его определения. Тем не менее уже в этих наивных теориях очевидно намерение объяснить устройство мира, скрытое за поверхностным восприятием его. Так, элеаты подчеркнули это различие сущности и явления, назвав свою теорию единого "миром по истине", в отличие от чувственного многообразия – "мира по мнению". Демокрит создал систему натурфилософии, в к-рой исходное понятие первоэлемента – неделимого (атома) выступило не только в качестве физич. принципа построения мира, но и как логич. начало истолкования его (мира) "механизма". Т.о., он получил логику многообразия вещей, а с ними и движения, как логику сочетания атомов, к-рое он обозначил как причинность. Тем самым логика движения атомов стала впервые в философии М. познания мира. Благодаря этому различение "мира по истине" и "мира по мнению" получило у Демокрита методологический смысл. Тем не менее философская теория Демокрита как и его М. оставались еще в рамках натурфилософии, и вопрос о познавательном отношении человека к миру здесь не ставился как философская проблема.
Сократ поставил в центр филос. проблематики вопрос о всеобщем как специфич. категории знания. Платон, придав взглядам Сократа форму филос. системы путем создания теории идей, или идеальных сущностей, истолковал сократич. М. как путь движения мышления от низших понятий к высшим, различив два рода знания: разумное познание сущности и мнение. Первое в свою очередь разделяется на научное знание, исследующее саму сущность, т.е. идеальные первоначала, и познание посредством рассуждения. Последнее принимает идеальные предметы за предположения и делает из них выводы, не восходя к первоначалам (так обстоит дело, напр., в геометрии). Т.о., Платон понял, что научное познание означает познание сущности предмета. Однако он противопоставил изучение сущности как самостоят. "предмета" изучению конкретно-материальных вещей, как, с его идеалистич. т. зр., чего-то ничтожного. Поэтому М. у Платона был по существу чисто дедуктивным. Аристотелю принадлежит первая попытка определения предмета и содержания логики как филос. науки о мышлении. У него нет и намека на гносеологизм нового времени. Мышление ни в какой мере не противопоставляется им бытию, так что соответствие мысли объекту выступает у него в качестве критерия истины непосредственно. Поэтому проблема соотношения общего и единичного принимает у него значение объективной логики взаимосвязи вещей. Но именно вследствие этого единичное и общее были в его философии определены как два "рода сущего". Такая "рядоположность" объективной реальности конкретных тел и общих законов совпадала с экстенсивным, "классификаторским" характером совр. ему науки, в к-рой отсутствовала еще конкретно-научная теория естеств. процессов. Поэтому анализ сущности вещей и процессов велся все еще в плане умозрительно-философском. В такой ситуации в качестве M. y Аристотеля выступил способ упорядочения и согласования материала науки с т. зр. логики координации и субординации статич. форм отношения объектов. М. оказался способом получения знания из уже имеющегося знания, т.е. способом приобщения к уже имеющемуся знанию (см. Аналитики, Вторая аналитика, I,1). Если в качестве органона, т.е. М. доказат. сообщения наличного знания, у него выступает формальная логика, то его умозрит. содержат. анализ идет диалектически, но выработать диалектич. логику как М. он оказался не в состоянии. Т.о., логика Аристотеля имеет двойственный характер: она положила начало формальному подходу к анализу знания, нахождению критериев соответствия знания знанию. Но одновременно Аристотель пытался определить пути достижения нового знания, совпадающего в своем содержании с объектом.
Возникновение М. научного познания связано с развитием опытной науки нового времени. Разработка физико-математич. основ механики, ставшей теорией производств. практики, получила обществ. значение универсальной естественнонаучной картины мира, к-рая явилась отрицанием натурфилософии и "метафизики" в старом смысле филос. науки о "сущем". Новая философия понималась как общая теория преобразования мира в интересах человека.
Поэтому М. становится гл. и осн. содержанием философствования эпохи. Напр., Ф. Бэкон прямо решает в своих соч. задачу построения детализир. Μ., к-рый мог бы быть программой научно-практич. исследования. Наука должна исходить из анализа, наблюдения и экспериментов, восходя к познанию причин, законов, простейших элементов ("натур" и "форм"). Способом такого восхождения является индукция, именуемая им выведением, или порождением, аксиом из опыта. Галилей, отвергая попытки схоластов найти истину путем сопоставления текстов авторитетов, разработал и применил в практике своих научных исследований М. рациональной обработки опытных данных. Характерной особенностью M. y Галилея является сочетание опыта наблюдений и эксперимента с точным математич. анализом и количеств. выражением полученных в опыте результатов. Декартовский М. является следствием его учения о мире; в этом М. механич. мировоззрение тесно связано с признанием реформированной математики единств. средством познания мира. Причем математика берется со стороны ее М. и практич. назначения, а не как учение о количеств. отношении. Здесь Декарт отвергает схоластику, к-рая учит "...рассуждать о том, чего не знаешь, вместо того, чтобы изучать это" (Избр. произв., М., 1950, с. 171). Логика создания научной теории на основании экспериментов и постановки новых экспериментов на базе опытной теории составляет содержание нового научного понятия М. Научный эксперимент явился исторически первой формой единства теории и практики. Такое огранич. понимание практики имело существ. значение в том, как складывались взаимоотношения науки и философии. Человек как субъект познания, носитель опыта, оказывался, с этой т. зр., за пределами практики, и тем самым абсолютизировался. В идеалистич. философиях он выступал как абсолютное сознание, а в материалистич. сенсуализме – как робинзон, абсолютный индивид, сознание к-рого нацело определялось особенностями его физич. организации. И в том и в другом случае философия выступала как гносеология, т.е. теория знания, исходящая из противопоставления абс. субъекта столь же абс. объекту. Этот период в развитии науки с т. зр. М. может быть охарактеризован, по Марксу, как период аналитич. восхождения к абстрактным определениям (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 12, с. 726). На этом аналитич. пути закладываются абстрактные теоретич. основы всех совр. наук. Но именно в силу абстрактности этих аналитич. определений предмет науки оказывается объясненным в них как застывший, раз навсегда данный. Вот почему "перенесенный Бэконом и Локком из естествознания в философию, этот способ понимания создал специфическую ограниченность последних столетий – метафизический способ мышления" (Энгельс Ф., там же, т. 20, с. 21). История, ограниченность этого этапа развития науки и научного М. обнаружилась в проблеме происхождения, к-рая неизбежно оказалась вне досягаемости аналитически-экспериментальных М. конкретных наук. Поэтому последние оказались не в состоянии выработать собств. "начала" и "принципы". Ими занималась философия, к-рая именно в силу "трансцендентности" этих принципов конкретным границам науки, конструировала принципы умозрительно.
В критич. М., созданном Кантом, сделана попытка преодолеть догматизм метафизики 17 в. Попытка эта выросла из протеста против метафизич. манеры философствования, связанной с некритич. принятием ньютоновской механики как модели теоретич. построения мира вообще.
Выступив в докритич. период своего творчества как исследователь проблем естествознания и философии природы с ньютоновских позиций, Кант столкнулся с рядом универсальных противоречий, к-рые были потом сформулированы им в "Критике чистого разума" в виде антиномий разума. Эти антиномии Кант рассматривал как признак выхода разума за пределы возможного для него опыта. Понятие опыта приобрело у Канта полностью субъективное содержание, так что критерием отнесения факта к области опыта оказалась логика. Но тогда и пределы опыта необходимо определялись субъектом – отсюда априоризм Канта. Критич. М. и состоял в том, чтобы указать правила, по к-рым разум определяет границы своей применимости. Хотя Кант рассматривал противоречия как признак границы, за пределами к-рой разум уже не может добыть содержат. знания, тем не менее в такой отрицат. форме Кантом была сформулирована идея об имманентной противоречивости объективного мира. Гносеологизм Канта существенно подорвал односторонность и эмпиризма и рационализма, однако привел к изоляции М. от содержат. теории объекта. Проблема совпадения логики развития познания с объективной логикой действит. мира была на идеалистич. лад решена Гегелем. " Метод может ближайшим образом представляться только в и д о м или с п о с о б о м познания, и он на самом деле имеет природу такового" (Гегель, Соч., т. 6, М., 1939, с. 298). Он выполняет эту функцию только в силу того, что основывается на системе истинного знания, возникает как само себя знающее понятие, а сама истина является процессом. Т.о., по Гегелю, "...метод есть сознание о форме внутреннего самодвижения ее содержания" (там же, т. 5, М., 1937, с. 33). Сила М. состоит в том, что он не терпит ограничений, в познании "...поставлен как о р у д и е, как некоторое стоящее на субъективной стороне средство, через которое она соотносится с объектом" (там же, т. 6, с. 299). Таким объектом Гегель считал абсолютную идею, заключающую в себе всю полноту развития. Гегель называл свой филос. М. спекулятивным, или диалектическим. Диалектика – это не субъективная характеристика предмета, а его внутр. содержание. Истинный М. должен образовывать систему содержат. знания, и, наоборот, всякая система знания, имеющая объективный характер, становится М. Гегелевский М. – идеалистич. диалектика – при всей своей непоследовательности выявил с определенностью, что М. есть форма теоретич. и практич. отношения к действительности, исходящего из закономерностей ее собств. развития, и что в качестве такого М. может выступить только диалектика, диалектич. логика. Вот почему Энгельс имел полное основание заявить, что гегелевская философия "...и по методу и по содержанию представляет собой лишь идеалистически на голову поставленный материализм" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21, с. 285).
В середине 19 в. наступил новый этап в развитии науки. Обозначился решит. поворот от аналитич. замкнутых систем к синтетич. системам, центральной проблемой к-рых оказалась проблема происхождения, развития. Принцип развития, положенный в основу этого направления, придал исследованиям синтетич. характер, к-рый потребовал нового логич. подхода к предмету научного познания. Необходимость такого подхода вытекала из нового типа отношения теории и практики, формировавшегося в науке начиная с 19 в. Связь науки с производством приобретала форму, в к-рой наука все более выступала как производит. сила. В этих условиях эксперимент, хотя и сохранил свое значение в научных исследованиях, однако утратил значение абс. критерия сопоставления результатов науки с действительностью. Изменился качественно и характер связи науки с философией.
Становление философии как М. познания сущности развития материального мира завершилось созданием материалистич. диалектики. Этот процесс явился вместе с тем качеств. преобразованием философии как науки. "Теперь задача в той и в другой области (в области изучения природы и истории. – Ред.) заключается не в том, чтобы придумывать связи из головы, а в том, чтобы открывать их в самих фактах. За философией, изгнанной из природы и из истории, остается, таким образом, еще только царство чистой мысли, поскольку оно еще остается: учение о законах самого процесса мышления, логика и диалектика" (Энгельс Ф., там же, с. 316). При этом имеется в виду, что диалектика есть наука "...об общих законах движения как внешнего мира, так и человеческого мышления: два ряда законов, которые по сути дела тождественны..." (там же, с. 302). Преобразование философии явилось, таким образом, следствием развития современной науки, поскольку она охватила существенное содержание осн. форм движения материи и тем самым не оставила места спекулятивным натурфилос. построениям. Но предметы многообразных отраслей совр. науки обнаружились по своей сущности как диалектич. процессы развития. Иными словами, диалектика не явилась изобретением Гегеля или Маркса, а выявилась существ. содержанием форм движения объективного мира. В совр. бурж. философии противоречие между стихийной диалектикой, все более проникающей в науку, и тенденциями к формализации, порожденными узкой специализацией наук, в к-рой выражается влияние на науку капиталистич. разделения труда, проявляется в виде двух осн. тенденций. С одной стороны, выступают различные формы иррационализма – "философия жизни", неогегельянство, интуитивизм. Отказываясь от рационалистич. диалектики Гегеля, они трактуют действие, практику как активность духа, принципиально выходящую за рамки рационального познания. Отсюда сама наука изображается как форма жизни духа (Литт, Кроче, Дильтей). В филос. системах этого толка проблемы М. рассматриваются как второстепенные, производные по отношению к теориям разума, интуиции. Значительно большее распространение получили в совр. бурж. философии различные направления неопозитивизма ("логический анализ", "логический позитивизм", "философия науки", "лингвистический анализ" и др.). В центре внимания этих филос. систем находится вопрос о М. науки. Исходя из логич. структуры математики как из образца, неопозитивизм пытается построить логику научного знания вообще. В этом он видит единств. предмет философии. Т.о., для него М. выступает способом сопоставления знания со знанием же. Камнем преткновения для неопозитивизма оказалась проблема отношения знания к объективности, в особенности проблема критерия истины. Именно принципиальная неразрешимость этой проблемы в том теоретич. направлении, в к-ром движется неопозитивизм, привела его к глубокому кризису, сущность к-рого состоит в том, что формализация представляет для совр. науки лишь один, и не основной, момент, абсолютизация к-рого неизбежно ведет к фактич. потере предмета научного исследования как целого. Разработка теории различных аспектов единого объекта, когда она ведется на уровне познания его сущности, неизбежно вовлекает науку в область познания его как целого, как единой системы взаимодействия. Однако трудности в синтетич. изучении объекта знания, к-рые вызваны совр. дифференциацией и специализацией наук, приводят к тому, что научные М., разрабатываемые в условиях неизбежно искусств. изоляции предмета от его объекта как целого, оказываются формалистичными, что накладывает свой отпечаток на самую возможность создать конкретно-всеобщую содержат. теорию объекта. Эта трудность в конечном счете коренится в непонимании значения материалистич. диалектики как единств. конкретно-всеобщего М. Потребность в таком M. ощущается всеми отраслями совр. науки. Содержат. теория и М. в совр. науке возможны только как теория и М. историч. развития объекта. Единство материального мира своим содержанием имеет всеобщее взаимодействие конкретных видов его движения. Поэтому качеств. специфика этих видов движения своей оборотной стороной имеет их преемственность, взаимообусловленность. Отсюда следует, что изучение структуры любого конкретного объекта может вылиться в его содержат. теорию, только если рассматривается история его развития, причем не в ее эмпирич. протекании, а во всеобщих, т.е. логических, характеристиках. Последние есть объективно-диалектич. закономерности. И как бы ни были качественно разнообразны процессы и явления материального мира, тот факт, что все они суть продукты историч. взаимосвязи, свидетельствует о содержательно-всеобщем значении диалектики, как логики историч. развития вообще. Т.о., в развитии совр. науки отчетливо выявилось соотношение конкретных М. специальных наук и общефилос. М. Первые выступают как особенные формы раскрытия сущности конкретных объектов, второй как М. овладения существ. содержанием тех же объектов, но во всеобщей форме законов и категорий развития вообще, качественно по-особому проявляющихся в каждом конкретном предмете, т.е. законов и категорий диалектики. Именно в этом смысле диалектика, являющаяся логикой и теорией познания процесса развития, выступает как единственно возможный общефилос. М. См. Логика диалектическая, Логическое и историческое, Противоречие, Наука и лит. при этой статье.
П. Копнин. Киев, М. Туровский. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. . 1960—1970.

МЕТОД
    МЕТОД (от греч. μέθοδος — путь исследования, познания, теория, учение — в широком смысле сознательный способ достижения какого-либо результата, осуществления определенной деятельности, решения некоторых задач. Метод предполагает известную последовательность действий на основе четко осознаваемого артикулируемого и контролируемого идеального плана в самых различных видах познавательной и практической деятельности в обществе и культуре. Степень этой осознанности и контроля идеального плана деятельности может быть различной, но так или иначе осуществление деятельности на основе того или иного метода в принципе предполагает сознательное соотнесение способов действия субъектов данной деятельности с реальной ситуацией, оценку их эффективности, критический анализ и выбор различных альтернатив действия и пр. Т. о., разработка и применение метода связаны с рационализацией деятельности, с рефлексией над ее предпосылками. Тем самым идея метода противостоит различным формам нерефлексивного поведения, всякого рода неконтролируемым автоматизмам, инстинктообразным реакциям. Вместе с тем применение уже достаточно отработанных методов, формирование которых всегда, предполагая работу рационально-рефлексивного сознания в стандартных непроблемных ситуациях, как правило, оказывается связанным со стремлением к их автоматизации, алгоритмизации, формализации, редукции метода к чистой технике в духе т. н. формальной рациональности (М. Вебер). Однако такая автоматизация и формализация метода в принципе отлична от автоматизма дорациональных или внерациональных форм нерефлексивного поведения. Во-первых, формальную рациональность чистой техники метода всегда можно “распредметить”, выявив его генезис на содержательном уровне (напр., формализмы логических и математических методов предполагают возможность возвращения на .уровень содержательной интерпретации, от которого они были абстрагированы). Во-вторых, применение формализованных алгоритмизированных методов в отличие от автоматизмов нерефлексивного поведения предполагает способность рефлексивной оценки ситуации в случаях “сбоя” автоматизма метода и соответствующей коррекции деятельности.
    Разработка и применение методов не всегда связано с научной рациональностью в собственном смысле этого термина. Так, можно говорить уже о существовании методов в древних цивилизациях, в которых не было еще теоретической науки в современном смысле, а существовало донаучное рецептурнотехнологическое мышление, т. н. преднаука (напр., арифметические методы вычисления, методы расчета строительных конструкций, методы практического землемерия и пр.). Но и в современном обществе в различных формах практической деятельности разрабатываются и применяются методы, отнюдь не всегда получающие строгое научно-теоретическое обоснование. Однако, во-первых, и такие методы выступают как формы рационализации деятельности, во-вторых, несомненно магистральной линией современной цивилизации является разработка методов в самых различных сферах человеческой деятельности на основе научных знаний о тех типах реальности, с которыми имеет дело соответствующая деятельность. Исторически формирование понятия метода, его идеала в качестве руководства к правильному познанию и способу жизнедеятельности, представление о методе как ценности культуры связано с возникновением философии как рационально-теоретического типа мировоззрения. Идея метода становится важнейшим регулятивом научного познания, начиная с нового времени формулируются классические методы научного исследования — индукция и дедукция, наблюдение и эксперимент и др. Рост авторитета научного познания, связанный с возникновением и утверждением парадигмы точного математизированного естествознания (прежде всего механики и физики), приводит к идее о необходимости разработки строго научно обоснованных методов во всех сферах человеческой деятельности, которая находит свое подтверждение в действительно выдающихся успехах науки и органически связанной с ней техногенной цивилизации. Крупнейшим своего рода “инкубатором” и поставщиком методов для различных областей науки и практики выступила математика. Процесс воздействия науки на практику особенно усиливается в 20 в., что позволяет подтвердить известный тезис о превращении науки в непосредственную производительную силу. Однако этот процесс, предполагающий разработку на основе науки методов активно-преобразовательной деятельности, требует глубоких изменений статуса и структуры науки, перехода от классического типа научной рациональности, связанного с описанием и объяснением существующего положения дел, к постклассическому типу рациональности, органически включающему проектно-конструктивные функции научного знания.
    Методы могут очень сильно варьироваться в зависимости от типов деятельности, в которых они применяются, и от сферы их применимости. Следует выделять частные методы исследования и деятельности в конкретных областях (иногда их называют методиками) — методы, находящие свое применение в различных областях науки и практики (статистический метод, метод моделирования). Среди собственно методов научно-познавательной деятельности можно различать методы исследования в отдельных дисциплинах, междисциплинарные методы (напр., системно-структурный метод), общенаучные методы (наблюдение, эксперимент, метод идеализации, метод гипотезы и т. д.).
    Философия также вырабатывает свои методы (напр., трансцендентальный метод, диалектический метод, феноменологический метод) для решения своих специфических задач. Учитывая эту специфику, было бы неправильно универсализировать эти методы и непосредственно проецировать их на частные сферы деятельности, как это пытались, в частности, делать в официозном марксизме с методом материалистической диалектики. Разработка методов необходима в любой форме деятельности, где так или иначе возможна рационализация ее идеального плана. Вместе с тем было неправильно абсолютизировать возможность такой рационализации на основе идеи метода, игнорируя моменты спонтанности в отношении человека к миру, необъективируемости некоторых предпосылок и установок этого отношения. См. статью Методология и литературу к этой статье.
    В. С. Швырев

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. . 2001.


.

Синонимы:

Смотреть что такое "МЕТОД" в других словарях:

  • метод — метод: Метод косвенного измерения влажности веществ, основанный на зависимости диэлектрической проницаемости этих веществ от их влажности. Источник: РМГ 75 2004: Государственная система обеспечения еди …   Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

  • МЕТОД — см. метода. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. МЕТОД ИЛИ МЕТОДА известный порядок или план, необходимый для достижения определенной цели. Научные м ды совокупность приемов и правил, соблюдение коих… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • МЕТОД — МЕТОД, метода, муж. (греч. methodos). Путь, способ, прием теоретического исследования или практического осуществления чего нибудь. «…метод Ленина является не только восстановлением, но и конкретизацией и дальнейшим развитием критического и… …   Толковый словарь Ушакова

  • метод — МЕТОД, метода, муж. (греч. methodos). Путь, способ, прием теоретического исследования или практического осуществления чего нибудь. «…метод Ленина является не только восстановлением, но и конкретизацией и дальнейшим развитием критического и… …   Толковый словарь Ушакова

  • МЕТОД — МЕТОД, метода, муж. (греч. methodos). Путь, способ, прием теоретического исследования или практического осуществления чего нибудь. «…метод Ленина является не только восстановлением, но и конкретизацией и дальнейшим развитием критического и… …   Толковый словарь Ушакова

  • метод — МЕТОД, метода, муж. (греч. methodos). Путь, способ, прием теоретического исследования или практического осуществления чего нибудь. «…метод Ленина является не только восстановлением, но и конкретизацией и дальнейшим развитием критического и… …   Толковый словарь Ушакова

  • Метод —  Метод  ♦ Méthode    Совокупность правил и принципов, рационально орга низованная с целью достижения определенного результата. В философии мне неизвестен ни один действительно убедительный метод, если не считать собственно движения мысли, не… …   Философский словарь Спонвиля

  • метод — методика, способ, средство, схема, технология; манера, прием, путь, рецепт, отсадка, метода, манер, лучизм, декрипитация Словарь русских синонимов. метод см. способ Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е …   Словарь синонимов

  • метод — а, м., МЕТОДА ы, ж. méthode f., нем. Methode <, лат. methodus <гр. methodos путь вслед за чем н.1. устар. Метода. Определенный порядок в расположении частей чего л. и в действиях; система. БАС 1. В дуэлях классик и педант, Любил методу он… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • метод ER — метод остаточного денежного потока Метод оценки инвестиционного проекта, при котором требуемый уровень доходности определяется для остаточного денежного потока (т.е. только для собственного капитала в отличие от метода WACC). [http://slovar… …   Справочник технического переводчика

Книги

  • Метод, Лектор Даниил. ПЕРВЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ РЕМЕЙК ТЕЛЕСЕРИАЛА ПЕРВОГО КАНАЛА "МЕТОД" В РОССИИ! Продолжительность сериала на Первом канале – несколько месяцев. В главной роли знаменитый актер – Константин Хабенский.… Подробнее  Купить за 339 руб
  • Метод, Лектор Д.. Главные герои книги – загадочный следователь Родион Меглин и его юный стажер Есеня – борются с безжалостными маньяками, и каждый день грозит им смертью. Но тайны связаны не только с серийными… Подробнее  Купить за 295 руб
  • Метод, Лектор, Даниил. Главные герои книги – загадочный следователь Родион Меглин и его юный стажер Есеня – борются с безжалостными маньяками, и каждый день грозит им смертью. Но тайны связаны не только с серийными… Подробнее  Купить за 292 руб
Другие книги по запросу «МЕТОД» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.