ГЕГЕЛЬ это:

ГЕГЕЛЬ
ГЕГЕЛЬ
(Hegel) Георг Вильгельм Фридрих (1770— 1831) — нем. философ, создатель развернутой филос. системы, построенной на принципах «абсолютного идеализма», диалектики, системности, историзма. Учился в гимназии Штутгарта, затем в Тюбингенском теологическом ин-те (1788—1793), где его соучениками и друзьями были Ф.В.Й. Шеллинг и И.Х.Ф. Гельдерлин. Первые сочинения Г. (неоконченные, опубликованы в 1907): «Народная религия и христианство» и «Позитивность христианской религии» были критическими работами. Объект нападок молодого Г. — «система» ин-тов и догматических религиозных установлений, навязываемых индивиду извне, подавляющих его свободу мысли и означающих «непризнание любой способности человеческого духа, особенно же первейшей среди них — разума» (Работы разных лет: В 2 т. М., 1970).
Йенский период жизни и творчества Г. (1801 — 1806) отмечен:
преподаванием в Йенском ун-те, сначала под руководством Шеллинга; чтением курсов по логике, метафизике, натурфилософии, естественному праву, истории философии, а потом по «чистой математике», арифметике, геометрии;
исследованиями филос. систем непосредственных предшественников и современников («Различие между философскими системами Фихте и Шеллинга», 1801);
попытками разработать собственную филос. систему и прежде всего поисками основания, теоретического фундамента системы.
Эти поиски нашли отражение в работах: «Вера и знание, или Рефлективная философия, взятая в полноте ее форм — в качестве философии Канта, Якоби и Фихте», «Йенская реальная философия» (1805—1806). Г. постепенно пришел к выводу, что первой, фундирующей частью филос. системы должна стать новая филос. дисциплина, феноменология, разработке которой посвящено итоговое сочинение йенского периода — «Феноменология духа» (1807).
Один из самых продуктивных этапов творчества Г. — нюрнбергский (1808—1816). Г. был в Нюрнберге директором гимназии. Самое значительное произведение этого периода — «Наука логики» (I ч. — 1812, II ч. — 1813, III ч. — 1816), которой Г. теперь уже прочно отводит роль первой, основополагающей части системы. Логика при этом понималась и разрабатывалась не как формальная, а как содержательная, философско-метафизическая, одновременно онтологическая и гносеологическая дисциплина, выполняющая также теологическую функцию «изображения Бога в его вечной сущности»; в орбиту логических исследований была также широко вовлечена история философии. С 1816 по 1818 Г. был проф. в Гейдельберге, где в 1817 опубликовал «Энциклопедию философских наук», содержащую абрис всей его филос. системы, которая включала логику как ее основание, а также философию природы и философию духа. С 1818 и до конца жизни Г. был проф. Берлинского ун-та. Главные сочинения берлинского периода: «Философия права» (1821), второе и третье, значительно расширенные, издания «Энциклопедии» (1828; 1831). Г. умер от холеры.
Зрелая филос. система Г. — это «многоэтажное» здание, выстроенное на фундаменте «Науки логики» (не исключающее, а, напротив, предполагающее пропедевтическое значение «Феноменологии духа»). Система Г. в целом и его духовное наследие неотделимы не только от напечатанных при его жизни сочинений, но и от вторичных источников, каковыми являются его многочисленные «Лекции», опубликованные и до сих пор публикуемые преимущественно на основе записей его учеников и слушателей. При этом если лекции по логике, метафизике, философии духа, философии права как бы параллельны и дополнительны к основным сочинениям, то в отношении гегелевских эстетики, философии религии, философии истории, истории философии именно лекции приходится использовать как основной материал.
Система Г. задумана как воплощение основных принципов и фундаментальных идей его философии. Эти главные принципы, или основополагающие идеи, философии Г. суть: абсолютный идеализм в форме логицизма; системность; историзм; диалектика; теологизм. Более специфические принципы и методологические идеи: тождество бытия и мышления; восхождение от абстрактного к конкретному; «двойной принцип» (разумность действительного и действительность разумного). Принцип системности реализуется в целостности системы, скрепленной понятийным единством, использующей категориальный каркас, который подробнейшим образом обрисован в гегелевской логике.
Первая часть и одновременно фундамент системы — логика, точнее, «наука логики». Само превращение логики в основание системы, а также — в качестве всеобщей логики понятий, переходов от одной стадии логического мышления к другой — в систематизирующую модель (в метафизическом плане закрепляется как первенство логической идеи перед «идеей природы» и «реального духа») есть воплощение логицизма как важнейшего принципа зрелой философии Г. При этом в рамках логицизма Г. утверждает исходное первенство мышления, прежде всего мышления в понятиях и понятия как такового в качестве цели и движущей силы духа. Путь понятия мыслится как многоступенчатое восхождение от первых, еще абстрактных его определений в категориальной сфере бытия — через сферу сущности — в лоно понятия в собственном и высшем смысле, понятия как «конкретного», впитывающего все богатство его определенностей (логицизм понятия). Метафизическое обоснование логицизма понятия — это утверждение об инобытийном «предсуществовании» мышления, соответственно понятия в природе, конкретном духе, реальной истории и его «возвращении к самому себе» в логике. Здесь находит яркое и четкое воплощение объективный идеализм логицистского толка, специфический именно для системы Г.
Вторая часть филос. системы Г. — философия природы, которая дает «теоретическое», «мыслительное рассмотрение природы и стремится к познанию природного всеобщего».
Третья часть филос. системы Г., философия духа, имеет своим теоретико-методологическим фундаментом самое широкое понятие — понятие абсолютного духа, провозглашаемого «окончательной истиной» и завершением всех др. понятий, видоизменений и разделов духа — «природы» (трактуемой как инобытие, т.е. несобственное бытие духа), «конечного духа», логической идеи. Здесь находит наиболее яркое проявление абсолютный идеализм Г.
В философии духа Г. имеет место богатая дифференциация «духа», его форм и структур. Членение на субъективный, объективный и (собственно) абсолютный дух учитывает то, где и как дух обретает реальное существование, воплощение: субъективный дух — в человеческом индивидууме; объективный дух реализуется в «объективных формах» права, морали, религиозных и научных сферах активности; абсолютный дух воплощается в формах культуры: искусстве, религии, философии. Соответственно вся сфера философии духа как бы «нанизывает» на развивающиеся и «восходящие» формы духовности самые разнообразные структуры индивидуальной и социальной деятельности человека и человечества. В частности, сфера объективного духа — это богато разветвленная и проработанная социальная философия Г. Философия абсолютного духа объединяет в единый системный комплекс эстетику, философию религии, филос. осмысление самой философии и ее истории, философию истории. Это своего рода философия духовной культуры. Не меньшее значение приобретают структурирование и изучение духа и духовности в таких их «срезах», аспектах, измерениях, которые определяются понятиями «сознание», «самосознание», «чувственное познание», «рассудок», «разум», «мышление», «понятие», «идея». Эти понятия в трактовке Г., в свою очередь, приобретают богатую разветвленность и диалектическую взаимосвязь.
Г. в следующей формулировке запечатлевает единство принципов системности, историчности, восхождения от абстрактного к конкретному, вместе расшифровывающих исходный принцип абсолютного идеализма: «То же самое развитие мышления, которое изображается в истории философии, изображается также и в самой философии, но здесь оно освобождено от исторических внешних обстоятельств, здесь оно дается в стихии чистого мышления. Свободная и истинная мысль конкретна внутри себя и, таким образом, она есть и д е я, а во всей своей всеобщности она есть именно идея, идея как таковая, или абсолютное. Наука о ней по существу самому система, потому что истинное, как конкретное, есть развертывающееся внутри себя единство, остающееся во всем процессе этого развертывания таковым, т.е. целостность, и лишь посредством различения и определения ее различий может существовать и необходимость и свобода целого». Все рассмотренные принципы философии Г., в свою очередь, объединяются и пронизываются диалектикой как ее стержневой идеей и главным теоретико-методологическим принципом.
Диалектика в философии Г. предстает в трех главных ипостасях: 1) как «подлинная, собственная природа» любого конечного вообще, или: диалектическое «является вообще принципом всякого движения, всякой жизни и всякой деятельности в действительности»; так что все, что нас окружает, может быть рассматриваемо как «образец диалектики»; диалектика, напр., проявляется в движении небесных светил; 2) диалектика есть также всеобщий способ научного и филос. познания, суть которого — преодоление изолированности различных определенностей, приведение их в отношение друг с другом, когда определения переходят друг в друга имманентным образом. «Диалектика есть, следовательно, движущая душа всякого научного развертывания мысли и представляет собою принцип, который один вносит в содержание науки имманентную связь и необходимость, равно как в нем же заключается подлинное, а не внешнее возвышение над конечным». Диалектика Г. нацелена на то, чтобы впитать достижения диалектики в ходе истории философии (начиная с «изобретателя диалектики» Платона до диалектики Канта, воплощенной в антиномиях разума) и преобразовать диалектические подходы, разработки, догадки в систематическую науку разума, в разветвленное учение о диалектических категориях; 3) диалектика у Г. есть также одна из специфических сторон, один из «моментов» логики: если рассудок схватывает наличные предметы «в их определенных различиях (и фиксирует вещества, силы, виды в их самостоятельности), если рассудок является существенным моментом всякого образования, а рассудительный человек есть тот, который имеет перед собой определенную цель и твердо ее преследует, то «диалектический момент есть снятие такими конечными определениями самих себя и их переход в свою противоположность». Диалектическое как момент логики подразумевает отрицательное как результат диалектики. С диалектикой же в наиболее полном виде связан спекулятивный, или положительно-разумный, момент, который означает переход от рассудка и «отрицающего» разума к «положительному», спекулятивному разуму. «Это разумное, хотя оно есть нечто мысленное и притом абстрактное, есть вместе с тем и нечто конкретное, потому что оно есть не простое, формальное единство, а единство различенных определений». В результате разумное мышление «содержит внутри себя противоположности как идеализованные моменты». В этом — но только в этом — смысле Г. называет разумное «мистическим», имея в виду, что результат спекулятивного познания выводит за пределы доступного рассудочному мышлению и постижению. Все рассмотренные идеи-принципы философии Г. объединяются в целое не только диалектикой, но также и теологическим характером как филос. системы в целом, так и ее главных разделов.
Теологический принцип философии Г. выражается в следующем убеждении: если религия может существовать без философии, то «философия не может существовать без религии, а содержит ее внутри себя». Говоря о религиозном чувстве, религии сердца, о религиозности, упорствующей «в своей узкой и потому бездуховной напряженности», о «религии рассудка», в плену которой находится «современная религиозность», Г. противопоставляет им «религию духа», тесно связанную с философией и в нее перетекающую. При этом «абсолютный идеализм», являющийся основоположением философии Г., «по существу не представляет собой особенности философии, а является, наоборот, основой всякого религиозного сознания, поскольку именно последнее также рассматривает совокупность всего того, что есть, вообще весь существующий мир как сотворенный и управляемый Богом».
Литература о Г. сейчас поистине необозрима. В настоящее время функционируют гегелеведческие общества, объединения, выходят в свет специальные издания. Сильные традиции гегелеведение имело в дореволюционной России и в СССР.

Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики. . 2004.

ГЕГЕЛЬ
        (Hegel) Георг Вильгельм Фридрих (27. 8. 1770, Штутгарт,— 14. 11. 1831, Берлин), нем. философ, представитель нем. классич. философии, создатель систематич. теории диалектики на основе объективного идеализма. В 1788—93 учился в Тюбингенском тео-логич. институте (вместе с Шеллингом и Гёльдерлином). В 1801—06 жил в Йене. В 1808—16 директор гимназии в Нюрнберге. С 1816 до конца жизни проф. философии в университетах Гейдельберга (1816—18) и Берлина (с 1818).
        Г. начал как последователь «критич. философии» Канта и Фихте, но уже вскоре, под влиянием Шеллинга, перешёл с позиций «трансцендентального» (субъективного) идеализма на т. зр. «абсолютного» (объективного) идеализма. Среди др. представителей нем. классич. идеализма Г. выделяется обострённым вниманием к истории духовной культуры. Уже в ранних сочинениях Г. толкует иудаизм, античность, христианство как ряд закономерно сменяющих друг друга ступеней развития духа. Свою эпоху Г. считал временем перехода к новой, исподволь вызревшей в лоне христ. культуры, формации, в образе которой явственно проступают черты бурж. общества с его правовыми и нравств. принципами. В «Феноменологии духа» (1807) духовная культура человечества представлена в её закономерном развитии как постепенное выявление творч. силы «мирового разума». Воплощаясь в последовательно сменяющих друг друга образах культуры, безличный (мировой, объективный) дух одновременно познаёт себя как их творца. Духовное развитие индивида воспроизводит стадии самопознания «мирового духа», начиная с акта наименования чувственно-данных «вещей» и кончая «абс. знанием», т. е. знанием тех форм и законов, которые управляют изнутри всем процессом духовного развития,— науки, нравственности, религии, искусства, политическиправовых систем.
        Универсальная схема творч. деятельности «мирового духа» получает у Г. название абсолютной идеи, а логика определяется как науч.-теоретич. «самосознание» этой идеи. Критич. преобразование логики было осуществлено Г. в «Науке логики» (1812). «Абс. идея» раскрывается в её всеобщем содержании в виде системы категорий, начиная от самых общих и бедных определениями — бытия, небытия, наличного бытия, качества, количества, меры и т. д.— и кончая конкретными, т. е. многообразно определёнными понятиями — действительности, химизма, организма (телеологии), познания и др. Объявляя мышление «субъектом», т. е. творцом всего духовного богатства, развитого историей, и понимая его как вечную, вневременную схему творч. деятельности вообще, Г. сближает понятие идеи с понятием бога. Однако в отличие от теистич. бога идея обретает сознание, волю и личность только в человеке, а вне и до человека осуществляется как внутренне закономерная необходимость.
        Согласно схеме Г., «дух» просыпается в человеке к самосознанию сначала в виде слова, речи, языка. Орудия труда, материальная культура, цивилизация предстают как позднейшие, производные формы воплощения той же творч. силы духа (мышления), «понятия». Исходная точка развития усматривается, т. о., в способности человека (как «конечного духа») к познанию «самого себя» через освоение всего того «богатства образов», которые до этого заключены внутри духа как неосознанные и непроизвольно возникающие в нём состояния.
        Центр. место в диалектике Г. занимает категория противоречия как единства взаимоисключающих и одновременно взаимопредполагающих противоположностей (полярных понятий). Противоречие понимается здесь как «мотор», внутр. импульс развития духа вообще. Движение это восходит от «абстрактного к конкретному», ко всё более полному, многообразно расчленённому внутри, «истинному» результату. Противоречие, по Г., недостаточно понимать лишь в виде антиномии, апории, т. е. в виде логически неразрешённого противоречия: его следует понимать более глубоко и конкретно, когда исходная антиномия одновременно и осуществляется, и исчезает («снимается»).
        С помощью созданного им диалектич. метода Г. критически переосмысливает все сферы совр. ему культуры. На этом пути он всюду открывает напряжённую диалектику, процесс постоянного «отрицания» каждого наличного, достигнутого состояния духа следующим, вызревающим в его недрах состоянием в виде конкретного, имманентного ему противоречия. Критич. анализ совр. ему состояния науки и её понятий переплетается у Г. с некритич. воспроизведением и филос. «оправданием» ряда догм и предрассудков совр. ему сознания. Это противоречие пронизывает не только логику, но и др. части гегелевской филос. системы — философию природы и философию духа, составляющие соответственно 2-ю и 3-ю части его «Энциклопедии философских наук» (1817). Философия духа развёртывается далее в «Философии права» (1821) и в изданных после смерти Г. лекциях по философии истории, эстетике, философии религии, истории философии. Так, в философии природы Г., критически анализируя механистич. воззрения науки 18 в., высказывает ряд идей, предвосхищающих последующее развитие естеств.-науч. мысли (напр., о взаимосвязи и взаимопереходах определений времени и пространства, об «имманентной целесообразности», характерной для живого организма, и т. д.), но одновременно отказывает природе в диалектич. развитии. Рассматривая прошлое лишь с т. зр. тех диалектич. коллизий, которые вели к созреванию «настоящего», т. е. современности, некритически понятой как венец и цель процесса, Г. завершает философию истории идеализированным изображением прусской конс-титуц. монархии, философию права — идеализирован-ным изображением бурж. правосознания, философию религии — апологией протестантизма. Консерватизм филос. системы Г. вступает здесь в противоречие с пронизывающим её диалектич. методом.
        Развитое в «Философии права» учение Г. об объективном духе оказало громадное влияние на последующее развитие социологии и социальной философии; с критики именно этого соч. Г. началась выработка Марксом материалистич. взгляда на общество и историю (см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 1). «Объективный дух» охватывает у Г. сферу социальной жизни и понимается как сверхиндивидуальная целостность, возвышающаяся над отд. людьми и проявляющаяся через их различные связи и отношения. «Объективный дух» развёртывается в праве, морали и нравственности, причём под нравственностью Г. понимает такие ступени объективации человеч. свободы, как семья, гражд. общество и государство. Г. отмечает противоречия бурж. общества: поляризацию нищеты и богатства, одностороннее развитие человека в результате разделения труда и т. д.
        Историю Г. рассматривает в целом как «прогресс духа в сознании свободы», который развёртывается через «дух» отд. народов, сменяющих друг друга в исто-рич. процессе по мере выполнения своей миссии. Идея объективной закономерности, прокладывающей себе дорогу независимо от желаний отд. лиц, нашла своё превратное отражение в учении Г. о «хитрости мирового разума», пользующегося индивидуальными интересами и страстями для достижения своих целей.
        В эстетике Г. дал содержат. трактовку прекрасного как «чувств. явления идеи», края берётся не в её «чистой», логич. форме, но в её конкретном единстве с не-которым внеш. бытием. Это определило гегелевское учение об идеале и ступенях его развития («формах ис-к-ва»). Последние дифференцируются в зависимости от соотношения между идеей и её внеш. образом: в симво-лич. художеств, форме внеш. образ лишь намекает на идею (к этой стадии Г. относит вост. искусство), в классической — идея и её образ находятся в равновесии и полностью соответствуют друг другу (антич. искусство), в романтической — над внеш. формой преобладают духовный элемент, глубина души и бесконечность субъективности (выросшее на основе христианства ср.-век. и новое европ. искусство).
        В лекциях по истории философии Г. впервые изобразил историко-филос. процесс как поступат. движение к абс. истине, а каждую отд. филос. систему — как определ. ступень в этом процессе.
        Бурж. философия послегегелевской поры не смогла усвоить действит. завоевания Г. в области диалектич. логики (см. Гегельянство, Неогегельянство). Формальный аппарат диалектики Г. оказал значит, влияние на экзистенциализм (Ипполит, Сартр, Хайдеггер).
        Маркс, Энгельс и Ленин, охарактеризовав историч. заслугу Г. в разработке идеалистич. диалектики, подвергли её критике и переосмыслили с материалистич. позиций. Маркс подчёркивал, что его «...диалектический метод по своей основе не только отличен от гегелевского, но является его прямой противоположностью» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 23, с. 21). Ленин отмечал, что логику Г. необходимо очистить от мистики (см. ПСС, т. 29, с. 93, 139, 238).
        Критически переработанная философия Г. является одним из теоретич. источников марксизма-ленинизма. Werke, Bd 1 — 19, В., 1832—87; Samtliche Werke, Kritische Ausgabe, hrsg. v. G. Lasson und J. Hoffmeister, Bd l—30, Lpz.— Hamb., 1923—60; Samtliche Werke, hrsg. v. H. Glockner, Bd 1—26, Stuttg., 1927—40; Theologische Jugendschriften, Tub., 1907; Briefe von und an Hegel, Bd 1—3, Hamb., [1969]; в рус. пер.=Соч., т. 1 — 14, M.— Л., 1929—59; Эстетика, т. 1—4, М., 1968—73; Наука логики, т. 1—3, М., 1970—72; Работы разных лет, т. 1—2, М., 1970—71; Энциклопедия филос. наук, т. 1 — 3, М., 1974—77; Философия религии, т. 1—2, М., 1975—1977; Политич. произв., М., 1978.
        Маркс К. и Энгельс Ф., Нем. идеология, Соч., т. 3; н г е л ь с Ф., Л. Фейербах и конец классич. нем. философии, там же, т. 21; Ленин В. И., Филос. тетради, ПСС, т. 29; Г а и м Р., Г. и его время, пер. с нем., СПБ, 1861; К э p д Э., Г., пер. с англ., М., 1898; Фишер К., Г., его жизнь, соч. и учение, пер. с нем., СПБ, 1902—03; Ильин И. А., Философия Г. как учение о конкретности бога и человека, т. 1—2, ?., 1918; Б а к p а д з е К. С., Система и метод философии Г., Тб., 1958; Овсянников М. Ф., Философия Г., М., 1959; Г у л ы г а А., Г., М., 1970; Сов. лит-pa о Г. (1970—1979), М., 1980; Rosenkranz K., G. W. P. Hegels Leben, В., 1844; Haering T h., Hegel, Bd 1—2, Lpz., 1929—38; Glockner H., Hegel, Bd 1—2, Stuttg., 1929—40; е г о ж e, Hegel-Lexikon, Bd 1—4, Stuttg., 1934—39; Kojeve A., Introduction a la lecture de Hegel, [P., 1947]; L u k А с s G., Der Junge Hegel, B., 19542; Hegel bei den Slaven, hrsg. v. D. Tschizewskij, Bad Homburg, 196l2; HegelStudien, [hrsg. v. F. Nicolin und O. P,og-geler], Bd l —13—Bonn, 1961—78—; R o se n z w e i g F., Hegel und der Staat, Bd 1—2, Aalen, 19622; В е у e r W. R., Hegel-Bilder, B., 1967; Aktualitat und Folgen der Philosophie Hegels, hrsg. v. O. Negt, Fr./M., 1970.
        Э. В. Ильенков.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. . 1983.

ГЕГЕЛЬ
(Hegel)
Георг Вильгельм Фридрих (род. 27 авг. 1770, Штуттгарт – ум. 14 нояб. 1831, Берлин, во время холеры) – выдающийся нем. философ; в 1788-1793 изучал в Тюбингенском ин-те философию и теологию, в 1800 – 1807 был профессором в Йене, в 1815-1818 – в Гейдельберге и с 1818 – в Берлине; наряду с этим с 1807 он был сотрудником газеты в Бамберге, а в 1808 – 1815 – ректором привилегированной гимназии в Нюрнберге. Свою весьма своеобразную философию Гегель считает завершением всей западной истории философии. Его систему можно в известном смысле охарактеризовать как синтез греч. философии и христ. субъективизма (Кронер). Абсолют, по Гегелю, должен мыслиться не только как субстанция (Спиноза), но и как субъект (Фихте, Шеллинг). Гегелевскую систему можно считать. завершением философии Нового времени. По Гегелю, философия имеет тот же предмет, что и религия, – абсолют. Абсолют – Бог – есть все во всем, но лишь в чистом мышлении он выступает в своей адекватной форме. «Абсолютное знание», т.е. философия, нашедшая свое завершение в системе Гегеля, является поэтому «самосознанием Бога» в человеке; но сущность Бога – т. к. он является духом – есть не что иное, как именно такое самосознание, мышление мышления. Система Гегеля состоит из. трех частей: логики (онтологии), рассматривающей бытие Бога до сотворения мира; натурфилософии, имеющей содержанием отчуждение Бога в материальном мире, и философии духа, изображающей возвращение Бога из своего творения к самому себе (к мышлению самого себя) в человеческом духе. В конце снова оказывается логика – на этот раз, однако, совершаемая Богом в человеке, но не отличающаяся тем не менее по содержанию от первой. Развитие (чисто идеальное по своей природе) совершается благодаря тому, что чисто внутреннее содержание божественного мышления облекается в совершенно неадекватную ему форму материальной природы и, т. о., создает чудовищное противоречие. Принцип диалектического развития (см. Диалектика) – это движение, являющееся результатом противоречия. Уже в природе имеет место постепенное «погружение-в-себя» внешнего, но подлинное «возвращение» духа из его «инобытия» (т.е. природы) совершается только в человеке. Человек, существующий сначала только в сфере природно-душевного (антропология), на ступени «являющегося сознания» (феноменология) отрывается от своего непосредственного наличного бытия и становится в противоположность к нему, пока он как духовная сущность (субъективный дух) не познает свою собственную духовную субстанцию как идентичную со своим осознанным (мыслящим и водящим) содержанием. Такую же эволюцию совершают образования «объективного духа», т.е. формы, созданные человеческим обществом (право, мораль, нравственность). Здесь, так же как и везде, третья ступень является синтезом обеих первых, относящихся друг к другу как антитезы. В конкретной нравственности (семье, обществе и государстве) решающим моментом является единство правового содержания и морального убеждения. Это единство достигает в государстве своей высшей формы, нею Бог есть единство субъективности и объективности (субъекта и субстанции). Над образованиями объективного духа стоят три формы «абсолютного духа», т.е. созерцания, представления и знания абсолютного тождества субстанции и субъекта. В искусстве это единство только «созерцается», идеальное (идейное) просвечивает сквозь материю, в религии это единство «представляется» в лице потусторонней личности, которая есть одновременно Бог (т.е. мышление мышления) и человек (т.е. чувственное наличное бытие); только в абсолютном знании это единство познается как полное тождество субъективного (божественного) духа, только здесь достигается цель – возвышение конечной сущности человека к бесконечному. Это единение с божественным нусом есть мистическая цель гегелевской философии. Но наибольшее влияние Гегель оказал в области философии государства и философии истории. Общая мировая история рассматривается им как процесс самосознания мирового духа и вместе с тем как «прогресс в сознании свободы». Свобода, однако, состоит в том, что человек познает свое тождество в сущности с абсолютом и отождествляет себя с образованиями объективного духа и его волением (государством и правом), созданными в конечном счете тем же абсолютом. Свободный гражданин познает свое существенное тождество с volonte generale (Руссо), он сам знает, что закон только кажется внешним повелением. Результатом гегелевской системы явилось учение Карла Маркса, стоявшего, как Кьёркегор, в оппозиции к крайнему спиритуализму Гегеля. Диалектическое мышление Гегеля Маркс применил к политической экономии и эсхатологически истолковал философию истории. Значительным было также влияние Гегеля на историографию, даже на тех историков, которые внешне возражали против философов-систематиков (Ранке) (см. Гегельянство, Немецкая философия, Европейская философия). Осн. произв.: «Phдnomenologie des Geistes», 1807 (рус. пер. «Феноменология духа», 1913); «Logik», 1812 (рус. пер. «Логика», 1937); «Enzyklopдdie der Wissenschaften», 1817 (рус. пер. «Энциклопедия философских наук в кратком очерке», ч. 1-3, 1861-1868); «Rechtsphilosophie»,"1821 (рус. пер. «Философия права», 1934); учениками Гегеля были изданы его лекции по философии истории (рус. пер. «Лекции по философии истории», 1935), истории философии (Гегель, Лекции по истории философии. Соч., т. IX-XI, 1932-1935), эстетике (1938 – 1940) и философии религии.

Философский энциклопедический словарь. 2010.

ГЕ́ГЕЛЬ
(Hegel), Георг Вильгельм Фридрих (27 авг. 1770–14 нояб. 1831) – нем. философ, объективный идеалист, представитель нем. классич, философии – одного из теоретич. источников марксизма, – впервые в истории развития филос. мысли на основе идеалистич. мировоззрения давший систематич. разработку диалектич. способа мышления.
Г. принимал за основу всех явлений природы и общества абсолют, т.е. некое духовное начало, обозначаемое им разными терминами: "мировой разум", "мировой дух", "абсолютная идея", к-рая существует, по Г., до реального мира, природы и общества. "...Абсолютная идея, – абсолютная лишь постольку, поскольку он абсолютно ничего не способен сказать о ней, – "отчуждает" себя (т.е. превращается) в природу, а потом в духе, – т.е. в мышлении и в истории, – снова возвращается к самой себе" (Энгельс Ф., Людвиг Фейербах..., 1955, с. 9). В этом состоит его объективный и абсолютный идеализм. Г. выступал как продолжатель линии нем. философии, представленной Кантом, Фихте и Шеллингом, в теориях к-рых проблемы диалектики были уже поставлены, но не получили той систематической разработки, к-рую ей дал Г. В разработке диалектики Г. опирался также на теоретическое наследие Гердера, Ф. Шиллера, Гёте и английских экономистов (Смит, Рикардо).
Основоположники марксизма-ленинизма различали две стороны в философии Гегеля – диалектич. метод и метафизич. консервативную систему. Если диалектич. метод содержал в себе "рациональное зерно" – учение о развитии – и был прогрессивной стороной философии мыслителя, то его догматич. идеалистич. система была консервативной, поскольку требовала прекращения развития и в силу этого находилась в резком противоречии с диалектич. методом.
Г. родился в г. Штутгарте в семье высокопоставленного чиновника. С 1788 по 1793 прослушал двухлетний философский и трехлетний теологич. курсы в Тюбингенском теологич. ин-те. Революц. события во Франции были восторженно встречены будущим философом. В это время (1794–96) Г. выступал как сторонник республики, отрицательно относился к феод.-абсолютистским порядкам Германии и к христ. религии, высоко оценивал антич. демократию и проповедовал принцип активного вмешательства в жизнь. Эти идеи нашли отражение в рукописях: "Народная религия и христианство" ("Volksreligion und Christentum"), "Жизнь Иисуса" ("Das Leben Jesu") и "Позитивность христианской религии" ("Die Positivität der christlichen Religion"). B 1797–1800 Г. был домашним учителем во Франкфурте-на-Майне. Здесь он написал брошюру "О новейших внутренних отношениях Вюртемберга, в особенности об устройстве магистрата" ("Ober die neuesten inneren Verhältnisse Würtembergs, besonders über die Magistratverfassung", 1798), ставя вопрос о необходимости конституц. реформ в Вюртемберге. В 1799 закончил трактат "Дух христианства и его судьба" ("Der Geist des Christentums und sein Schicksal"). К этому же периоду относятся занятия Г. политич. экономией: он пишет комментарий к соч. Стюарта "Исследование принципов политической экономии" (J. Steuart, An inquiry into the principles of Political Economy, v. 1–2, 1767). В 1801 Г. переехал в Иену, где началась его академич. деятельность в качестве университетского преподавателя. К прусским порядкам Г. по-прежнему относился отрицательно и возрождение нем. нации связывал с бурж. преобразованиями. Поскольку наполеоновские походы способствовали ликвидации феод. раздробленности Германии, Г. приветствовал победу франц. войск над прусской армией в битве под Иеной.
В издаваемом совместно с Шеллингом "Критическом журнале" ("Kritisches Journal der Philosophie") Г. напечатал ряд статей, направленных против философии Канта и Фихте. Самое крупное произведение Г. иенского периода – "Феноменология духа" (1807).
Г. нек-рое время редактировал "Бамбергскую газету" ("Bamberger Zeitung"), с 1808 по 1816 состоял директором гимназии в Нюрнберге, где написал самую значит. свою работу – "Науку логики" (1812–16). Таким образом, лучшие произведения философа созданы в тот период, когда он стоял в оппозиции к прусским порядкам.
Общеевроп. реакция, установившаяся после падения Наполеона, отразилась и на эволюции взглядов Г. Во вступит. лекции (28 окт. 1816) в Гейдельбергском ун-те Г. заявил: "...Прусское государство, в особенности, построено на разумных началах" (Соч., т. 9, М.–Л., 1932, с. 4). С этого момента начинается деятельность Г. в качестве офиц. философа прусского пр-ва. Поправение Г. сказалось уже в "Энциклопедии философских наук" (1817).
В 1818 Г. был приглашен в Берлинский ун-т, где Преподавал до конца жизни. Консервативные стороны его философии резко выявились именно в это время, особенно в "Философии права" (1821), затем в лекциях во философии религии, философии истории, к-рые он стал читать впервые в Берлине (опубликованы после его смерти учениками).
Несмотря на примирение Г. с прусскими порядками, он все же до конца жизни положительно оценивал франц. бурж. революцию, враждовал с реакционерами Шлейермахером, Галлером и Савиньи. Именно благодаря проискам реакционеров Г. не был избрав в Прусскую академию. 14 ноября 1831 великий мыслитель скончался от холеры. Г. похоронен рядом с Фихте и Зольгером.
Философия Г. внутренне противоречива. Это объясняется тем, что она, с одной стороны, отражала всемирно-историч. революц. события своей эпохи, являясь составной частью идеологич. развития всей буржуазии периода ее подъема; с другой стороны, развиваясь в условиях убожества карликовых феодальных немецких государств, она несла на себе отпечаток экономич., обществ. и политич. отсталости Германии. Противоречие мировоззрения Г. нашло отражение в противоречии между диалектич. методом, имевшим революц. значение, и консервативной системой его философии.
Феноменологию духа, в к-рой Г. освобождается от влияния Шеллинга, Маркс назвал "истинным истоком и тайной гегелевской философии" (Маркс К. и Энгельс Ф., Из ранних произведений, 1956, с. 624), т.к. здесь раскрывается происхождение идеалистич. диалектики и дается обоснование принципа "абсолютного идеализма": основой мира является безличный мировой разум – абс. идея, в своем поступат. шествии порождающая всю действительность. В феноменологии духа Г. изобразил поступат. движение сознания от первой непосредств. противоположности между ним и предметом до понятия науки, до абс. знания. Феноменология, т.о., рассматривает генезис филос. знания. Именно здесь формулировал Г. свою мысль о том, что результат развития не может быть понят без его истории: "... голый результат есть труп, оставивший позади себя тенденцию" (Соч., т. 4, М., 1959, с. 2). Энгельс назвал это сочинение "параллелью эмбриологии и палеонтологии духа, изображением индивидуального сознания на различных ступенях его развития, рассматриваемых как сокращенное воспроизведение ступеней, исторически пройденных человеческим сознанием" ("Людвиг Фейербах...", 1955, с. 10). Сознание проходит путь от непосредств. чувств. достоверности до филос. знания троекратно и каждый раз как бы в другой плоскости. Соответственно этому "Феноменологию духа" можно разделить на три раздела. Первый раздел трактует о сознании, самосознании, разуме; здесь рассматривается движение индивидуального сознания от чувств. достоверности до познания разумной действительности. Второй раздел посвящен характеристике духа; здесь кратко охарактеризованы в форме определенных образов сознания отд. этапы истории (Древняя Греция, Рим, франц. революция 1789 и т.д.). Содержание третьего раздела – религия, абс. знание. В этом разделе анализируются формы обществ. сознания в собств. смысле.
Первоначально сознание противостоит предмету, как не зависящему от него. На этой фазе сознание не знает ни своей природы, ни сущности предмета. Согласно Г., это точка зрения эмпиризма, сенсуализма (Локк, франц. материалисты 18 в.) и Канта. Отмечая действит. недостатки материалистич. сенсуализма, Г. сам впадал в заблуждение, поскольку объявлял несостоятельной материалистич. гносеологию. На второй фазе сознание постигает свою собств. обществ. природу и поднимается до уразумения смысла истории как совместной деятельности индивидов. Оно начинает осознавать себя как участника историч. событий. Но как таковое оно еще не поднимается до окончат. уразумения всей до сих пор протекшей истории. Дух должен бросить ретроспективный взгляд на все пройденные ступени истории. Здесь он осуществляет третий ход и поднимается до абс. знания. На этой фазе он сознательно вспоминает все пройденные этапы и сознательно приводит в порядок те моменты познания, к-рые имели место в прошлом. Дух, следовательно, еще раз проходит ступени историч. развития. Отдельными этапами здесь являются иск-во, религия и философия. Г., следовательно, как подчеркивал Энгельс (см. "Людвиг Фейербах...", 1955, с. 7–8), пытался применить принцип историзма к познанию. В "Феноменологии" Г. приблизился к пониманию обществ. природы сознания, роли труда в формировании сознания, отметил, что развитие сознания идет через сознание раба, а не господина. Г. прослеживал борьбу просвещения против суеверия и давал характеристику франц. революции, историч. необходимость к-рой он признавал всегда, хотя и осуждал ее кульминацию – диктатуру якобинцев. Последние главы "Феноменологии" посвящены рассмотрению иск-ва (к-рое выступало здесь как "художественная религия"), религии и философии. Догматич. сторона философии Г. обнаружилась здесь очень ясно: на ступени абс. знания процесс движения останавливается. Величие "Феноменологии духа" Гегеля Маркс видит в том, что философ "ухватывает сущность т р у д а", понимает человека "как результат его с о б с т в е н н о г о т р у д а" (Маркс К. и Энгельс Ф., Из ранних произведений, 1956, с. 627).
Центр. категорией "Феноменологии духа" является категория "отчуждения" (Entäusserung, Entfremdung). Под отчуждением Г. понимал: 1) возникновение всякой предметности из духа, т.е. порождение духом природы и общества (опредмечивание); 2) всякое сложное отношение между субъектом и объектом или всякую целесообразную деятельность человека, всякую работу. В таком случае богатство, гос-во, произведения иск-ва и т.д. выступают как отчуждение, опредмечивание сущностных сил человека. Действит. история, следовательно, выступает как результат отчужденной человеч. деятельности; 3) искаженное восприятие людьми продуктов их собственной деятельности: эти продукты представляются людям как некие чуждые им силы, живущие самостоят. жизнью и властвующие над ними. В этом смысле отчуждение составляет особенность человеч. отношений в бурж. обществе. Догадки Г. о фетишизированном характере отношений в бурж. обществе, однако, крайне смутны. Капиталистич. отчуждение он отождествляет с предметностью вообще и отсюда делает ложный вывод о том, что это отчуждение можно упразднить на путях снятия всякой предметности (распредмечивание), что Г. осуществляется через познание.
Таким образом, исходные идеалистич. предпосылки вели к окостенению гегелевской мысли. "В "Феноменологии", этой гегелевской библии, в "Книге", индивиды сперва превращаются в "сознание", а мир – в "предмет", благодаря чему всё многообразие жизни и истории сводится к различному отношению "сознания" к „предмету“" (Mapкс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 3, с. 140). Путем анализа "являющегося", "феноменологического знания" Г. попытался обосновать свое положение о том, что самой глубокой основой сущего является абс. идея, развивающаяся по принципу триады: тезис, антитезис и синтез. В развитой Г. позже филос. системе. абс. идея выступает в трех формах: в виде чистых логич. сущностей, в форме инобытия идеи – природы, и, наконец, в различных формах конкретного духа. Соответственно получаются три части системы: логика, философия природы и философия духа.
Л о г и ч. у ч е н и е Г. излагал четырежды: в раннем очерке (т.н. Иенская логика), в "Науке логики" (т.н. Большая логика), в первой части "Энциклопедии философских наук" (т.н. Малая логика) и популярно в "Философской пропедевтике" (так назывались те лекции Г., к-рые он читал для гимназистов в Нюрнберге).
Логика занимает центр. место в системе Г., поскольку ее предметом является сама абс. идея, развертывающая в логике свои моменты как категории и составляющая основу, существо всей действительности. Чистые логич. сущности первичны по отношению к действительности, в своей совокупности являются ее демиургом.
В корне ложный идеалистич. принцип тождества мышления и бытия как исходная предпосылка логики является основой всех искусств. построений идеалиста Г. Вместе с тем этот же принцип служил ему базой для преодоления агностицизма Канта, дал ему возможность рассмотреть категории как содержат. понятия и толковать их с позиций историзма, т.е. в плане единства логического и исторического. Однако это единство понимается Г. искаженно: логическое объявляется первичным по отношению к историческому; на этой базе Г. поставил проблему единства логики, диалектики и теории познания. Логич. категории Г. рассматривал как всесторонне связанные, переходящие друг в друга. Поскольку в этом диалектич. развитии категорий "угадывается" действит. диалектика "вещей", постольку идеалистич. диалектика Г., систематически изложенная в логике в виде саморазвития понятий, приобретает глубокий рациональный смысл.
Логика Г. распадается на учение о бытии, учение о сущности и учение о понятии. Каждый отдел, в свою очередь, расчленяется по принципу триады. Первый раздел логики начинается с характеристики самых абстрактных категорий бытия. Чистое бытие образует начало, потому что оно, по Г., в одно и то же время есть и чистая мысль и неопределенная простая непосредственность. Поскольку чистое бытие есть чистая мысль, лишенная всяких определений, оно равно ничто, ибо ничто есть то же самое отсутствие определений (Соч., т. 1, М.–Л., 1929, с. 145, 148). Истиной бытия и ничто является их взаимопереход, исчезновение друг в друге, или становление (Соч., т. 5, М., 1937, с. 68). В становлении бытие и ничто сняты, т.е. упразднены и сохранены (там же, с. 98–100) и содержатся в нем как снятые моменты. Т.о., выявляются три необходимых момента бытия – триада: бытие (тезис), ничто (антитезис), становление (синтез). Принцип триады мы встречаем в таблицах категорий Канта, где каждая третья категория является синтезом двух предшествующих; напр., категории качества образуют следующую триаду: реальность, отрицание, ограничение. Более определенно принцип триады выражен в "основоположениях" Фихте, от к-рого и отправлялся Г., а не от христ. догмата о троичности божества, как уверяли правые гегельянцы.
Как идеалист Г. считал, что принцип становления имеет силу лишь в царстве духа; природа же хотя и существует во времени, но во времени она не развивается, а лишь разнообразится в пространстве. Применительно к истории и познанию принцип становления трактуется в духе телеологизма, что неизбежно приводит к утверждению о "конце" истории и достижении абс. истины, т.е. завершении процесса познания. Принцип развития, следовательно, распространяется лишь на явления духовного порядка, к тому же имеет значимость только в прошлом, вследствие чего гегелевская диалектика не распространяется ни на настоящее, ни на будущее.
В учении о диалектич. характере отрицания, являющегося, по его мнению, моментом связи, моментом развития и осуществляющегося в форме триады, Г. формулировал на идеалистич. основе один из законов диалектики – закон отрицания отрицания. Этот закон диалектики у Г. лежит в основе построения всей системы и специально в каком-нибудь определенном сочинении не рассматривается.
Результатом становления является наличное бытие, как бытие с некоей определенностью (там же, с. 101). Его определенность есть сущая определенность, качество (там же, с. 103). Своеобразие качеств. определенности заключается, по Г., в том, что она "едина с бытием", в отличие от количеств. определенности, к-рая не тождественна с бытием и при изменении в известных пределах не ведет к изменению качества. Единство качества и количества образует меру (Соч., т. 1, с. 184–85; Соч., т. 5, с. 380, 406–408). Эти три категории составляют осн. содержание учения о бытии.
Поскольку качество и количество связаны, количеств. изменения приводят к изменениям качества. Этот переход от количеств. изменений к качественным на основе изменения количества осуществляется, по Г., путем скачка. Процесс меры, к-рый непременно сказывается то только изменением количества, то переходом количества в качество, Г. образно называет узловой линией мер (Соч., т. 5, с. 431). Философ резко критиковал метафизич. способ мышления, к-рый понимал изменение как постепенный процесс увеличения или уменьшения. "Всякое р о ж д е н и е и всякая с м е р т ь вместо того, чтобы быть продолжающейся постепенностью, есть, наоборот, перерыв такой постепенности и скачок из количественного изменения в качественное" (там же, с. 434). Для пояснения этого закона Г. приводил примеры (натуральный ряд чисел, муз. тона, химич. соединения и т.п. – см. там же, с. 432–36). Формулировка закона перехода количеств. изменений в качественные является одной из громадных заслуг Г. Здесь ярко проявился революц. дух гегелевской идеалистич. диалектики.
Главной проблемой второго раздела логики – учения о сущности – является проблема противоречия и связанных с ней категорий. Противоречие, говорит Г., есть "корень всякого движения и жизненности; лишь поскольку нечто имеет в самом себе противоречие, оно движется, обладает импульсом и деятельностью" (там же, с. 520). Великая заслуга Г. заключается в том, что он рассматривал противоречие как источник самодвижения и саморазвития, за что его высоко ценил Ленин (см. "Философские тетради", 1947, с. 327, 83, 84 и др.). Однако ложность основных посылок гегелевской философии роковым образом сказалась и на его концепции противоречия: он считал возможным примирение, нейтрализацию противоречия, что явилось теоретич. выражением его капитуляции перед нем. действительностью (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 1, с. 321, 324 и "Капитал" Маркса, т. 1, 1955, с. 19).
Противоречие идет к основанию, погружается в основание (Соч., т. 5, с. 511). Последнее выступает как абс. основание, определенное основание и условие. Абс. основание проходит три ступени: форма и сущность, форма и материя, форма и содержание, причем в этом единстве содержания и формы решающую роль он отводил содержанию и подчеркивал объективность формы. Однако для Г. не существует возможности противоречия между новым содержанием и старой формой. При рассмотрении категории формального основания Г. подвергал справедливой критике метафизич. понятия "скрытых качеств" и "сил", к-рыми оперировали и нек-рые науки того времени (там же, с. 544–545). Анализируя категорию реального основания, Г. тонко подмечал софистич. характер бурж. сознания. Суть софистики Г. усматривал в том, что для объяснения той или иной вещи или явления подыскание основания приобретает неопределенный и произвольный характер (там же, с. 555, Соч., т. 1, с. 211–12). Лишь при известных условиях, отмечал Г., реальное основание производит следствие. Если имеются все условия какой-нибудь мыслимой вещи, она вступает в существование (Соч., т. 5, с. 568–69). Из категории существования Г. выводил категорию вещи (там же, с. 576–77). В этой связи он подвергал критике кантовскую "вещь в себе", объявляя ее "пустой абстракцией" (там же, с. 583), хотя эта критика агностицизма осуществлялась Г. с позиций объективного идеализма. Г. переосмысливал понятие "вещи в себе". Предмет "в себе" – это его неразвитое состояние. Когда же предмет получает полное развитие, он становится предметом "для себя", раскрываясь в процессе взаимодействия с др. предметами и обнаруживаясь в свойствах (там же, с. 581). Г. критиковал кантовский идеализм за сведение свойств к чистым определениям сознания и тех представителей естествознания, к-рые трактовали свойства как нек-рые материи. Г. отвергал метафизич. понятия теплорода, электрич. и магнетич. материи, звукорода и т.д. (там же, с. 587).
В связи с анализом понятия вещи Г. характеризовал категорию закона. Закон есть пребывающее, устойчивое, тождественное в пестрой сутолке явлений. "Царство законов,– говорит Г., – есть с п о к о й н о е отображение существующего или являющегося мира" (там же, с. 602). "Закон есть... с у щ е с т в е н н о е явление" (там же). Ленин отмечал мысли Г. о сущности и видимости, сущности и форме; он высоко оценил гениальные догадки Г. о сущности закона (см. "Философские тетради", 1947, с. 107, 119, 126). Однако, как идеалист, Г. дал крайне абстрактную трактовку категории закона, упускал из виду специфику различных закономерностей.
Далее Г. рассматривал категории "существенного отношения" (целое и части, сила и обнаружение, внутреннее и внешнее). Здесь он развил критику механистич. материализма (Соч., т. 1, с. 227), углублял критич. замечания по поводу агностицизма (там же, с. 233–34). Единство внутреннего и внешнего образует, по Г., действительность (там же, с. 238). То, что относится к внутреннему действительности, есть возможность, к внешнему – случайность. Г. различал формальную и реальную возможности. В смысле формальном возможно все, что не противоречит себе, и поэтому формальная возможность по существу равна невозможности, поскольку любой формальной возможности можно противопоставить бесчисленное количество других, прямо исключающих первую (Соч., т. 5, с. 654). Реальная возможность является совокупной полнотой условий, из к-рых познается возможность мыслимой вещи. Реальная возможность как бы коренится в действительности и не имеет противостоящей себе другой реальной возможности, "ибо она реальна, поскольку она сама есть также и действительность" (там же, с. 662). Реальная возможность и необходимость, по Г., различны лишь кажущимся образом. Необходимость прежде всего выступает как реальная, или относительная. Относительной она наз. потому, что отправным пунктом имеет случайное. Это любой фрагментарный необходимый ряд. Лишь рассматриваемый в целом мир выступает как самоопределяющийся и поэтому должен быть понят как абс. необходимость. Анализируя процесс относит. необходимости или, что то же, реальной возможности Г. указывал на три момента: 1) условие, 2) предмет, 3) деятельность. Деятельность выступает как заключит. звено в процессе превращения реальной возможности в действительность. Но как идеалист Г. признавал истинной лишь духовно-теоретич. деятельность. Оборотной стороной внутреннего является внешняя сторона действительности, случайность. В рамках идеалистич. мировоззрения Г. дал глубокое толкование диалектики необходимости и случайности, рассматривая случайное "как нечто такое, что может быть и может также и не быть, которое может быть таким, а также и другим, чье бытие или небытие, бытие такого или другого рода имеет свое основание не в нем самом, а в другом" (Соч., т. 1, с. 243). Через понятие абс. необходимости Г. переходил к рассмотрению категорий субстанции, каузальности и взаимодействия (Соч., т. 5, с. 677–78). В трактовке причинности Г. продолжал традиции рационализма, поскольку понимал причинную связь как аналитич. отношение. Вместе с тем у него намечен отход от этой традиции (там же, с. 680). Г. совершенно справедливо указывал на необходимость различать причину и повод (там же, с. 680–81). Но он явно заблуждался, когда полагал, что явления физико-органической и духовной жизни не могут быть подведены под каузальную связь (там же). Вопреки этим ложным положениям, философ в конкретных исследованиях часто прибегал к категории причинности. В категории взаимодействия Г. фиксировал идею всеобщей связи явлений в мире. Вместе с тем он указывал и на ограниченность принципа взаимодействия. За взаимодействием должно стоять нечто такое, что определяет стороны взаимодействия. Этим определяющим началом является понятие.
Второй отдел логики (учение о сущности) завершается анализом категории свободы. Г. понимал свободу как постигнутую в понятии необходимость. "Слепа необходимость лишь постольку, – говорит он, – поскольку она не постигается в понятии..." (Соч., т. 1, с. 248). Свобода, по Г., достигается на путях осознания необходимости. Поскольку философ игнорирует материальную практику и революц. борьбу, то его трактовка свободы не преодолевает созерцательности и остается в рамках сознания.
Третьим, завершающим, отделом логики является учение о понятии. Понятие, согласно Г., не есть простая форма мышления и результат абстрагирующей деятельности рассудка. Понятие есть абсолютная творческая мощь, порождающая все наличное (там же, с. 264–65). Идеализм этой концепции очевиден. Рациональным моментом здесь является указание на диалектич. связь между общим, особенным и единичным. Г. глубоко ставил вопрос о конкретности как органическом единстве всеобщего, особенного и единичного. Г. далее сделал попытку дать новую классификацию суждений (суждения наличного бытия, рефлексии, необходимости и понятия), располагая их в порядке возрастания познават. ценности, вводя тем самым момент движения в логику. Идея о том, что в движении суждений отражен историч. прогресс познания, высоко оценена Энгельсом ("Диалектика природы", 1955, с, 177–79). Однако обоснование этой идеи у Г. носит искусств. характер. Аналогично обстоит дело у Г. и с классификацией умозаключений, к-рые делятся у него на умозаключения наличного бытия, рефлексии и необходимости.
Г. пытался, т.о., переосмыслить традиц. логику. Отношение к ней у философа двойственное. С одной стороны, он признавал права рассудочного мышления и тем самым права формальной логики (Соч., т. 1, с. 131–34). С другой, имея в виду логику в изложении вольфианцев, он подвергал резкой критике сформулированные традиц. логикой законы мышления, заявляя, что "школа, в которой признаются только такие законы, вместе с ее логикой, которая серьезно излагает их, давно дискредитировала себя как перед судом здравого смысла, так и перед судом разума" (там же, с. 197).
От анализа умозаключения Г. переходил к объекту, выступающему в трех формах: механизма, химизма и телеологии. Здесь заслуживает внимания критика механистич. материализма (там же, с. 307–308), а также концепция целесообразности. Анализируя диалектику целей и средств, Г. высказал ряд гениальных догадок о роли произ-ва орудий в развитии человеч. истории (Соч., т. 6, с. 205). Понятие как внутр. цель, согласно Г., есть идея, к-рая выступает в форме жизни, познания и абс. идеи. Эти заключит. части логики очень высоко ценил Ленин (см. "Философские тетради", 1947, с. 205). Здесь Г. глубоко ставил ряд вопросов: о роли практики в процессе познания, о сущности диалектич. метода, о взаимоотношении абсолютной и относит. истины и т.д.
В своей логике Г. воспроизвел образ действительности и определил метод ее постижения, хотя сделал он это превратно. И все же в фантастич. картине, нарисованной Г., своеобразно отражены реальные стороны и связи действительности. Ленин, к-рый читал "Гегеля материалистически" и к-рый вслед за Энгельсом (см. вкн.: К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 13, с. 496; "Людвиг Фейербах...", 1955, с. 19) считал, что "Гегель есть поставленный на голову материализм" ("Философские тетради", с. 78, ср. с. 145; 259), так характеризовал гегелевскую логику: "Река и к а п л и в этой реке. Положение к а ж д о й капли, ее отношение к другим; ее связь с другими; направление ее движения; скорость; линия движения – прямая, кривая, круглая etc., – вверх, вниз. Сумма движения. Понятия, как учеты отдельных... "струй" etc. Вот приблизительно картина мира по Логике Гегеля, – конечно минус боженька и абсолют" (там же, с. 122). В заключит. части логики Г. указывал, что абс. идея "решается из самой себя свободно отпустить себя в качестве п р и p о д ы" (Соч., т. 1, с. 344). Философия природы, по Г., есть учение об идее в форме инобытия, т.е. в форме природы. Задачу филос. рассмотрения природы Г. видел в том, чтобы проследить, каким образом природа, будучи инобытием идеи, становится духом. Г. придерживался метафизич. тезиса о неизменности природы. Он решительно отвергал теорию эволюции, заверяя, что " м е т а м о р ф о з е подвергается лишь понятие как таковое" (Соч., т. 2, М.–Л., 1934, с. 28). Во времени развиваются, по Г., лишь отд. особи, а не роды. В целом природа во времени не развивается.
"Философия природы" Г. распадается на три больших раздела: механику, физику и органич. физику.
В механике Г. рассматривал ряд важнейших филос. категорий – время и пространство, материю как их единство; из пространства и времени Г. дедуцировал движение. В механике же он рассматривал категории притяжения и отталкивания, массы, тяготения и др. В механике господствуют категории количества и меры. В космич. телах Г. усматривал намечающееся единство формы и материи, что ведет к "окачествлению" материи. Такую материю Г. рассматривал во втором отделе "Философии природы" – физике. Здесь уже господствует категория сущности, поскольку речь идет о свойствах материи, общих и частных, и соединении их, вследствие чего материя индивидуализируется. Если в механике роль объединяющего начала играло тяготение, то в физике ту же роль выполняет свет. Г. игнорировал важнейшие в его время открытия в химии, в учении о свете и звуке или же давал им неверное истолкование. Так, он отвергал корпускулярную и волновую теории света (там же, с. 125), отрицал теорию химич. элементов (там же, с. 143) и атомистич. теорию. Как идеалист, в явлениях магнетизма Г. усматривал прежде всего присутствие мысли в материальном мире.
Химизм у Г. выступая как непосредств. ступень, ведущая к органич. жизни, к-рую он рассматривал в третьем отделе "Философии природы" – "Органической физике". Осн. противоречие между особью и родом в мире природы разрешается, согласно Г., через посредство гибели индивидуальных живых организмов. Дух снимает это противоречие, ибо он бессмертен (там же, с. 548). Здесь дух выступает не как система чистых логич. сущностей, как это было в логике, а как конкретный дух. Идеалистич. и метафизич. понимание природы в целом, отрицание идеи развития, ложная трактовка переходов от одних форм движения к другим, телеологизм и в этой связи отход от причинного объяснения явлений органич. жизни, злоупотребления спекулятивными конструкциями дали полное основание Энгельсу сказать, что в этой области Г. оказался далеко позади докритического Канта (см. "Анти-Дюринг", 1957, с. 11–12).
Ф и л о с о ф и я д у х а является завершающей частью системы Г. В духе идея становится конкретно разумной. Содержанием философии духа является не только учение о человеч. сознании, но и о различных видах человеч. деятельности. Философию духа Г. расчленял на три раздела: субъективный дух, объективный дух и абсолютный дух.
Учение о субъективном духе, состоящее из антропологии, феноменологии и психологии, посвящено в основном характеристике индивидуального сознания. Духовное развитие индивида у Г. связывается с интеллектуальным развитием всего человеч. рода. Предметом антропологии, по Г., является дух в его телесности, т.е. душа. Гл. внимание здесь Г. уделял вопросу о специфичности духовного склада человека в связи с его распространением по Земле, различием людей по расовым, возрастным и половым признакам. Содержание феноменологии в философии духа представляет собой часть содержания "Феноменологии духа", к-рая носит пропедевтич. характер и является введением ко всей филос. системе Г. Заключит. частью раздела о субъективном духе является психологич. учение о личности.
Объективный дух составляет ту часть гегелевской системы, где философ излагал свои воззрения на социально-историч. жизнь человечества. Подведение Г. различных сторон социально-историч. жизни людей под категорию "объективного духа" означает мистифицированное выражение той мысли, что социальная жизнь людей возвышается над жизнью индивида. Объективный дух выступал у Г. как объективная закономерность, стоящая над отд. людьми и проявляющаяся через их различные связи и отношения. В своем развитии объективный дух, по Г., проходит три ступени: абстрактное право, мораль, нравственность. В свою очередь, нравственность охватывает: семью, гражд. общество и гос-во. Указанные ступени развития объективного духа рассмотрены Г. кратко в третьей части "Энциклопедии" и более обстоятельно в "Философии права".
Право, по Г., есть наличное бытие свободы. Классовую сущность права он затушевывал. Но сам Г. отстаивал антифеод. бурж. точку зрения на право. По его мнению, частная собственность является единств. существ. определением личности. Он выступал против формализма, антиисторизма этич. концепции Канта. Усилия Г. направлены на раскрытие содержания "разумности" моральных принципов и категорий, ибо все разумное действительно. Г. постоянно стремился установить связь моральных категорий с др. сторонами обществ. жизни. Хотя и на основе идеализма Г. высказал гениальные догадки о человеке как обществ. существе; атич. категории понимаются философом как имеющие смысл и значение только в обществе. Однако классовой природы морали Г. никогда не понимал. В заключит. части учения о морали Г. дал критику различных форм морального субъективизма, к-рый ведет к разложению всех типов обществ. связей. Следующей ступенью развития объективного духа Г. считал нравственность, к-рая, в отличие от понятия морали, относится к тому, что из сферы субъективного усмотрения и намерения перешло во внешнее существование. Под нравственностью Г. понимал различные виды человеч. отношений: семью, гражд. общество и гос-во. Непосредственно нравственность выступает как природное единство – семья; дифференциация семьи вызывает гражд. общество; высшее единство, примиряющее все противоречия, дается гос-вом.
В разделе "Гражданское общество" Г. дал характеристику бурж. общества, где "каждый для себя – цель, все другие суть для него ничто" (Соч., т. 7, М.–Л., 1934, с. 211). Большое место отводил Г. анализу труда, к-рый он считал осн. фактором процесса становления человека (там же, с. 221–23). Однако труд в условиях бурж. общества развивает только практически необходимые способности: рассудок, внимание, память и др. Индивид здесь лишается личного почина и свободы. В особенности отрицательно сказывается на человеке капиталистич. разделение труда. Оказывается, что труд не только развивает человека, но и калечит его.
Рассматривая гражд. общество в целом, Г. приходил к выводу, что здесь с ростом обществ. богатства параллельно идет рост бедности и нищеты. Г. видел, что поляризация нищеты и богатства приводит к духовному оскудению тех, кто трудится (там же, с. 254–55). Т.о., гражд. общество, по Г., противоречиво. Выход из этих противоречий философ видел в основании колоний (там же, с. 256–57). Рассуждения Г. о колонизации – двойственны. С одной стороны, он признавал ее необходимость. С другой стороны, считал закономерным освободит. движение в колониальных странах (там же, с. 257).
Характеризуя "систему потребностей", Г. рассматривал вопрос о сословиях. В учении об абстрактном праве, об экономике капитализма философ выступал как бурж. идеолог. Но говоря о политич. и правовых ин-тах, он обнаруживал тенденцию к примирению с учреждениями и обществ. установлениями феод. происхождения.
Заключит. раздел "Философии права" посвящен изложению теории гос-ва. В учении о гос-ве ярче всего проявилась классовая ограниченность Г., резче всего обнаружились компромиссные черты его обществ. теории. Г. решительно восставал против объяснения гос-ва, основанного на теории естественного права. Гос-во, по его мнению, создано отнюдь не для обеспечения охраны свободы личности и собственности. Гос-во – не средство, а цель в себе. "Существование государства,– подчеркивал Г., – это – шествие бога в мире" (там же, с. 268). Идея гос-ва, по Г., реализуется в гос. строе, в отношениях отд. гос-в друг к другу и к всемирной истории. Наилучшим гос. строем Г. считал конституц. монархию. Философ расточал похвалы по адресу гос. чиновников (там же, с. 320). Антидемократизм Г. и примирение с феодализмом сказывались в том, что вместо нар. представительства он выдвигал представи-тельство сословий, назначение к-рого – примирять противоположности между монархич. принципом и народом. Г. вообще делал реакц. вывод о том, что все противоречия гражд. общества примиряются в гос-ве.
Учение Г. о междунар. праве также носит черты классовой ограниченности и консервативности. Так, критикуя идею Канта о вечном мире и возможность ее осуществления в федерации гос-в или народов, Г. отвергал идею создания гарантии междунар. безопасности. Он говорил о "высоком назначении войны", благодаря к-рой будто бы "сохраняется нравственное здоровье народов" (там же, с. 344), что войны, будучи удачными, не дают развиваться "внутренним смутам" и "укрепляют государство". Маркс дал критику консервативных политич. взглядов Г. (см. К. Маркс и Ф. Энгельс Соч., 2 изд., т. 1, с. 221–368). Взгляды Г. на гос-во и войну используются самыми реакц. силами. В философии истории Г. ставил задачу проникнуть в субстанциональное содержание историч. событий. Когда дух выходит за границы данного народа, говорил Г., мы вступаем на почву всемирной истории; Г. определял ее как прогресс в сознании свободы, к-рый мы должны познать в его необходимости (Соч., т. 8, М.–Л., 1935, с. 19). При анализе всемирной истории Г. пользовался тремя категориями: изменение, возвращение молодости и разум (Sämtliche Werke, hrsg. v. Lasson, Bd 8, S. 10–13). В человеч. истории постоянно совершаются изменения, причем духу приходится преодолевать себя, бесконечно вести борьбу против себя (Соч., т. 8, с. 53). Если в категории "изменение" Г. выразил свое понимание процесса историч. развития, то в категории "возвращение молодости" (verjungen) он говорил о поступательности этого развития. "Возвращение молодости духа, – говорил Г., – не есть голое возвращение к той же форме; омоложение есть очищение и переработка самого себя" (Sämtliche Werke, Bd 8, S. 11). В категории "разум" Г. выражал идею закономерности историч. процесса, противопоставленную субъективному взгляду на историю.
Выдвинутое Г. положение: "Все действительное разумно; все разумное действительно" отражает противоречивость гегелевской философии. Оно ведет к оправданию всего существующего, это – консервативная тенденция. Но Г. различал существующее и "действительное", поскольку "действительным", по его учению, является не все существующее, а лишь существующее необходимо. "Таким образом, – писал Энгельс, – это гегелевское положение благодаря самой гегелевской диалектике превращается в свою противоположность: все действительное в области человеческой истории становится со временем неразумным... а все, что есть в человеческих головах разумного, определено к тому, чтобы стать действительным, как бы ни противоречило оно существующей кажущейся действительности... достойно гибели все то, что существует" ("Людвиг Фейербах...", 1955, с. 7). Правда, добавлял Энгельс, у самого Г. эти положения "не даны в такой резкой форме... Это есть вывод, к которому неизбежно приводит его метод..." (там же, с. 9).
Глубокие диалектич. догадки Г. о всемирно-историч. процессе постоянно уродуются исходными идеалистич. положениями: весь реальный историч. процесс представлялся Г. как движение духа от "в себе бытия" к "для себя бытию". Чтобы сообщить жизненность и конкретность своим абстракциям, Г. вынужден обращаться к действит. компонентам истории. В этой связи он развивал концепцию нар. духов, якобы воплощающих различные ступени свободы. От нар. духа, выражающегося в нравах, праве и гос-ве, в религии, иск-ве и науке данного периода, Г. переходил к характеристике роли индивидов в ходе истории. Индивиды, по Г., суть орудия мирового духа. Индивидов философ делит на две категории. Первых он наз. "воспроизводящими" (erhaltenden), вторых – "всемирно-историческими" (Sämtliche Werke, Bd 8, S. 71–78). Воспроизводящие индивиды руководствуются частными интересами и "воспроизводят" общее, смысла которого не осознают. Всемирно-историч. индивиды превращают историч. необходимость в личную цель. Г. высказал гениальную мысль о том, что, деятельность великих людей содержит субстанциональное в историч. процессе. Он требовал от историков раскрытия объективного содержания деятельности великих личностей, высмеивал тех историков, к-рые пытались развенчать героев с позиций психологич. оценок и пошлой морализации: "Для лакея нет героя", – писал Г., имея в виду тех, кто рассматривает героя "со стороны единичности потребностей", "единичной стороны индивидуальности" и кто играет "роль лакея моральности" (Соч., т. 4, с. 357–8). Г. отвергал романтич. культ героев и формулировал гениальные догадки о взаимоотношении между народом и великой личностью (см., напр., Соч., т. 3, М., 1956, с. 38–39).
Идеалистич. понимание истории как прогресса в сознании свободы определяло и идеалистич. характер гегелевской периодизации истории (4 периода: Восточный мир – Китай, Индия, Персия, Египет, – Греческий мир, Римский мир, Германский мир). По этой периодизации только герм. народы дошли до христ. сознания, до понимания того, что свобода составляет осн. свойство их природы.
Недостатком историч. теории Г. является также наличие в ней националистич. предрассудков: пренебрежит. отношение к вост. народам, возвеличивание герм. народов и т.д. Высоко оценивая глубокие идеи Г., содержащиеся гл. обр. во "Введении" к "Философии истории", Ленин считал, что "в общем, философия истории дает очень и очень мало – это понятно, ибо именно здесь... Маркс и Энгельс сделали наибольший шаг вперед" ("Философские тетради", 1947, с. 226). Абсолютным духом Г. называл формы обществ. сознания, к-рые он сделал предметом спец. рассмотрения. Сама постановка вопроса об абс. знании у Г., направленная против романтич. релятивизма, носила метафизич. характер, поскольку основывалась на постулате возможности завершенности знания. Г. стремился рассмотреть формы обществ. сознания в многосторонней связи друг с другом и с др. сторонами обществ. жизни и выявить содержащуюся в них нить развития. Абс. дух, согласно Г., самораскрывается в трех формах: в иск-ве, религии и философии. В иск-ве он познает себя в форме созерцания, в религии – в форме представления, в философии – в форме понятия.
Рассматривая проблемы эстетики, Г. считал содержанием иск-ва идею, а ее формой – чувственный образ. Прекрасное в иск-ве не есть логич. идея, а идея, поскольку она оформилась в действительности и вступила с последней в непосредств. единство. Оформленная соразмерно понятию, действительность есть идеал. Содержанием философии иск-ва поэтому является учение об идеале и его развитии. Ступени развития идеала Г. называет формами иск-ва, к-рые дифференцируются по принципу различного соотношения между идеей и внешним обликом. Когда внешний облик лишь намекает на идею, мы имеем символич. иск-во, характерное для Востока. В классич. форме (антич. иск-во) идея и ее внешний облик находятся в полном соответствии. В романтич. иск-ве (средневековое и современное Г. иск-во) внешняя форма уже не является достаточной для воплощения развившейся, победившей природу идеи. С различными формами иск-ва связана система отд. иск-в: архитектура относится к символич. иск-ву, скульптура – к классическому, живопись, музыка и поэзия – к романтическому.
Заслугой Г. в области эстетики является постановка вопроса о необходимости рассмотрения иск-ва в связи с различными видами обществ. деятельности человека: экономикой, политикой, моралью, с историч. проблемами эпохи. Гениальная догадка Г. о том, что современное ему, т.е. бурж. об-во враждебно иск-ву, получила выражение в концепции фатального упадка иск-ва.
Религия является второй формой самораскрытия абс. духа. Содержание религии и философии, по Г., тождественны (бог или истина), они различаются только по форме: представление – в религии, понятие – в философии. Рассматривая религию как специфич. форму знания, Г. порывал не только с атеистич. традициями, где религия выступала как полная противоположность знанию, но и с Кантом, считавшим, что догматы религии суть лишь постулаты практич. разума. Г. восстанавливал отвергнутые Кантом доказательства бытия бога. Утверждение Г. о тождественности содержания религии и философии содержало внутр. противоречие. С одной стороны, этим отождествлением Г. восстанавливал антинауч. тезис об отсутствии противоположности между верой и знанием; с другой стороны, этим Г. открывал возможность исключить из религии мистич. и догматич. элементы и истолковать религ. догмы в филос. понятиях. Так, христ. догму о триединстве бога Г. истолковывал как символич. выражение диалектич. движения идеи по принципу триады. В такой интерпретации осн. догмы христианства утрачивали сокровенный божеств. смысл и превращались в аллегории филос. понятий. Не случайно ортодоксальные теологи усматривали в гегелевской концепции религии пантеизм и даже атеизм. Однако атеистом Г. не был. Маркс указал на мнимый характер критич. пафоса Г. по отношению к религии (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Из ранних произведений, 1956, с. 635). Религия, по Г., снимается философией – более высокой формой познания абсолюта.
Философию Г. определял как мыслящее рассмотрение предметов. Это значит, что философия ставит своей осн. целью разработку логич. категорий. У Г. явно обнаруживается тенденция поставить философию над спец. знаниями, изобразить ее как "науку наук". Г. указывал на связь философии с историч. условиями ее существования. Каждая филос. система, по Г., есть постижение современной ей эпохи в понятии (Соч., т. 7, с. 16). Поскольку же историч. условия меняются, то претерпевают изменения и филос. теории. К философии, следовательно, нужно подходить исторически. История филос. мысли, по Г., не "перечень мнений" (Соч., т. 9, с. 18), а закономерный процесс, поступат. движение к абс. истине (Соч., т. 1, с. 147–48). Каждая филос. система есть изображение определенной ступени в процессе развития идеи, т.е. она ограничена историч. условиями познания и в то же время содержит момент абсолютного. В этом развитии выкристаллизовываются категории, являющиеся центральными для данной филос. системы (Соч., т. 9, с. 34). Новое филос. учение выдвигает более высокий и конкретный принцип. Филос. системы прошлого опровергаются лишь в своей односторонности; их же принципы входят в "снятом" виде в более высокую филос. систему (там же, с. 40–42). "Почка исчезает, – говорил Г., – когда распускается цветок" (Соч., т. 4, с. 2). Однако Г. рассматривал историко-филос. процесс как следствие деятельности духа и крайне абстрактно понимал прогресс в истории философии. Материалистич. тенденции в развитии филос. мысли он или игнорировал, или фальсифицировал. Заканчивал Г. историю философии, а вместе с тем и свою систему тем, что объявлял последнюю конечным пунктом развития филос. мысли. Им самим провозглашенный принцип развития разбивался о его догматич. систему. По выражению Энгельса, филос. система Г. являлась "колоссальным недоноском". Содержащиеся в философии Г. "рациональные зерна" могли быть спасены только путем коренной ее переработки, к-рую не смогло осуществить ни одно филос. учение, кроме марксизма (см. Гегельянство).
Основоположники марксизма-ленинизма вскрыли классовые и гносеологич. корни учения Г., выявили внутр. противоречия его философии и осуществили коренную переработку идеалистич. диалектики. Отмечая роль Г. в разработке диалектики, Маркс в то же время подчеркнул прямую противоположность своего метода гегелевскому (см. "Капитал", т. 1, 1955, с. 19). Энгельс отмечал "огромное историческое чутье" Γ., "великолепное понимание истории" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 13, с. 496), на к-ром основывалась его филос. концепция, и видел его заслугу в том, что Г. "впервые представил весь естественный, исторический и духовный мир в виде процесса, т.е. в беспрерывном движении, изменении, преобразовании и развитии, и пытался раскрыть внутреннюю связь этого движения и развития... Для нас здесь безразлично, что Гегель не разрешил этой задачи. Его историческая заслуга состояла в том, что он поставил ее" ("Анти-Дюринг", 1957, с. 23–24). Главным приобретением философия Г. Ленин считал диалектику, т.е. "учение о развитии в его наиболее полном, глубоком и свободном от односторонности виде, учение об относительности человеческого знания, дающего нам отражение вечно развивающейся материи" (Соч., 4 изд., т. 19, с. 4). В статье "О значении воинствующего материализма" Ленин указал на необходимость систематич. изучения диалектики Г. Соч. "Феноменологию духа" ("Phänomenologie des Geistes", 1807) Г. рассматривал как 1-ю часть "системы науки", вторую часть к-рой должна была составить "Наука логики". Но затем структура системы Гегеля изменилась, логика была выдвинута на первый план, а проблема "Феноменологи" духа" отнесена к области "субъективного духа". Осенью 1831 Г. готовил второе издание "Феноменологии духа", но смерть, прервала эту работу. Второе издание осуществлено И. Шульце в 1832. Это издание повторено в 1841. Третье издание принадлежит Г. Лассону (1907). Новое критическое издание "Феноменологии духа" сделано И. Хофмейстером (1952).
Первая часть "На у к и л о г и к и" ("Wissenschaft der Logik") вышла в начале 1812, вторая в 1813, третья в 1816. В 1831 Г. приступил к переработке "Большой логики" для нового издания, но успел это осуществить лишь в отношении первой части ("Учение о бытии"). В переработанном виде 1-я часть "Науки логики" была издана Л. Геннингом (1833). Две остальные части вышли в свет в 1834. В 1841 все эти три части были переизданы по тексту издания 1833–34. В 1923 Г. Лассон выпустил новое "научно-критическое" издание, где попытался дать проверенный текст. Но это издание не отличается безупречностью.
"Энциклопедия философских наук" ("Еncyklopädie der philosophischen Wissenschaften im Grundrisse") вышла при жизни Гегеля в трех изданиях (1817, 1827, 1830). Четвертое издание без изменений осуществлено было К. Розенкранцем (1845).
Первая часть "Энциклопедии" – "Ло г и к a" ("Die Logik") с "добавлениями" из записей учеников была издана Л. Геннингом (1840), второе издание вышло в свет в 1843. Критич. издание "Энциклопедии" было сделано Г. Лассоном (1905, 1920).
"Философия природы" – вторая часть "Энциклопедии" ("Vorlesungen über die Naturphilosophie als der "Encyclopädie der philosophischen Wissenschaften im Grundrisse", Tl 2") была издана К. Л. Михелетом (1842) с добавлениями из записей слушателей и конспектов самого Г.
"Философия духа" – третья часть "Энциклопедии" ("Vorlesungen über die Naturphilosophie als der "Encyclopädie der philosophischen Wissenschaften im Grundrisse", Tl 3") с добавлениями и пояснениями была издана Л. Боуманом (1845). "Фи л о с о ф и я п р а в а" ("Grundlinien der Philosophie des Rechts") вышла первым изданием в 1821. Второе издание осуществил в 1833 Э. Ганс, к-рый снабдил основной текст "Прибавлениями" на основании записей лекций Г. его слушателями. Это издание без изменений было повторено в 1840. В 1911 Г. Лассон устранил опечатки и внес изменения в отношении орфографии. 4-е издание осуществлено И. Хофмейстером (1955). В нем опущены "Прибавления". Вместо этого в конце книги приложены пометки самого Гегеля, сделанные его рукой на личном экземпляре. Это издание перепечатано в ГДР в 1956.
1-е издание "Лекций по философии и и с т о р и и" ("Vorlesungen über die Philosophie der Geschichte") осуществлено Э. Гансом в 1837; 2-е расширенное осуществил К. Гегель (сын философа) в 1840; в 1848 оно вышло в исправленном виде и представляет собой третье издание. Второе издание считается более авторитетным. С него сделаны издания 1907 и 1924, просмотренные Ф. Брунштедом. Начиная с 1917 лекции под названием "Лекции по философии всемирной истории" ("Vorlesungen über die Philosophie der Weltgeschichte") были изданы несколько раз Лассоном. Эти расширенные издания пополнены материалом из сохранившихся собственноручных записей Г.
"Лекции по эстетике" ("Vorlesungen über die Ästhetik") изданы впервые Г. Гото в 1835–38; второе издание – 1842–43; юбилейное Г. Глокнера (1927–28) повторяет первое издание. Критич. издание Г. Лассона осуществлено лишь в отношении 1-го тома "Лекций по эстетике". В ГДР "Эстетика" издана в 1955 и воспроизводит 2-е издание.
"Лeкции по философии религии" ("Vorlesungen über die Philosophie der Religion") читаны Гегелем в Берлине в 1821–30. Обработаны и изданы Φ. Маргейнеке в 1832. Второе улучшенное издание осуществлено при участии Б. Бауэра в 1840. В 1901 с комментариями были изданы Г. Болландом. Расширенное критич. издание осуществил Г. Лассон (1925–30).
"Лекции по истории философии" ("Vorlesungen über die Geschichte der Philosophie") впервые обработаны и изданы Михелетом в 1833–36; второе издание вышло в свет в 1840–44. Это издание отличается от первого как порядком изложения, так и содержанием. В 1908 были изданы Г. Болландом.
Werke. Vollständige Ausgabe, Bd 1–19, В., 1832–87; Sämtliche Werke, hrsg. von G. Lasson, Bd 1–15, 18–21, 27–29, Lpz.-Hamb., 1905–54–; Sämtliche Werke. Jubiläumausgabe in 20 Bde, hrsg. von H. Glockner, Bd 1–26, Stuttgart, 1927–40 (т. 21–26 – монография издателя о Г.), 3 Aufl., Bd 9, 10, 20, Stuttgart, 1958; Theologische Jugendschriften, hrsg. von H. Nohl, Tübingen, 1907; Dokumente zu Hegels Entwicklung, hrsg. von J. Hoffmeister, Stuttgart, 1936. Соч. в рус. пер.: Энциклопедия философских наук в кратком очерке, пер. В. Чижова, ч. 1 – Логика, М., 1861, ч. 2 – Философия природы, М., 1868; [ч. 3] – Философия духа, М., 1864; Курс эстетики, или наука изящного, пер. В. Модестова, ч. 1–3, СПБ, 1847–1860; Наука логики, пер. с нем. Н. Г. Дебольского, ч. 1–2 П., 1916; 2 изд., М., 1929; Феноменология духа, пер. под ред. Э. Л. Радлова, СПБ, 1913; Введение в философию (Философская пропедевтика), пер. С. Васильева, М., 1927; Об орбитах планет (дисс.), "Под знаменем марксизма", 1934, No 6; Собрание сочинений: т. 1 – Энциклопедия философских наук, ч. 1 – Логика, пер. Б. Столпнера, вступ. статья А. Деборина, М.–Л., [1929], 4 изд., 1930; т. 2 – Энциклопедия философских наук, ч. 2 – Философия природы, [пер. с нем. Б. Столпнера и И. Румера, ред. и вступ. статья А. Максимова], М.–Л., 1934; т. 3 – Энциклопедия философских наук, ч. 3 – Философия духа, пер. Б. А. Фохта, М., 1956; т. 4 – Феноменология духа, пер. с нем. Г. Шпета, вступ. ст. Ю. Давыдова, М., 1959; т. 5 – Наука логики, (т. 1), пер. Б. Г. Столпнера, под ред. М. Б. Митина, М., 1937; т. 6 – Наука логики, (т. 2), пер. Б. Г. Столпнера, под ред. акад. М. В. Митина, М., 1939; т. 7 – Философия права, пер. Б. Столпнера, М.–Л., 1934; т. 8 – Философия истории, пер. A. M. Водена, M.–Л., 1935; т. 9 – Лекции по истории философии, кн. 1 [пер. Б. Столпнера], Л., 1932; т. 10 – Лекции по истории философии, кн. 2, [пер. Б. Столпнера], М.–Л., 1932; т. 11 – Лекции по истории философии, кн. 3, вступ. статья М. Б. Митина, пер. Б. Столпнера, М.–Л., 1935; т. 12 – Лекции по эстетике, кн. 1, пер. Б. Г. Столпнера, М., 1938; т. 13 – Лекции по эстетике, кн. 2, пер. Б. Г. Столпнера, М.–Л., 1940; т. 14 – Лекции по эстетике, кн. 3, пер. П. С. Попова, М., 1958.
Лит.: Маркс К., К критике гегелевской философии права, в кн.: Mapкс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 1, М., 1955; его же, Экономическо-философские рукописи 1844 года, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Из ранних произведений, М., 1956; его же, Нищета философии, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 4, M., 1955; его же, К критике политической экономии, там же, т. 13, М., 1959; eго же, Капитал, т. 1, М., 1955 (см. Указат. имен); Маркс К. и Энгельс Ф., Святое семейство, или критика критической критики, Соч., 2 изд., т. 2, М., 1955; иx же, Немецкая идеология, там же, т. 3, М., 1955; иx же, Избранные письма, М., 1953; Энгельс Ф., Анти-Дюринг, М., 1957; его же, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, М., 1955; его же, Диалектика природы, М., 1955; Ленин В. И., Что такое "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов?, Соч., 4 изд., т. 1; его же, Фридрих Энгельс, там же, т. 2; Исторические судьбы учения Карла Маркса, там же, т. 18; его же, Три источника и три составных части марксизма, там же, т. 19; его же, Карл Маркс, там же, т. 21; его же, Еще раз о профсоюзах, о текущем моменте и об ошибках Троцкого и Бухарина, там же, т. 32; его же, О значении воинствующего материализма, там же, т. 33; его же, Философские тетради, там же, т. 38. Плеханов Г. В., К шестидесятой годовщине смерти Гегеля, Избр. филос. произв., т. 1, М., 1956; его же, К вопросу о развитии монистического взгляда на историю, там же; его же, [Предисловие к первому изданию ("От переводчика") и примечания Плеханова к книге Ф. Энгельса "Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии"], там же; его же, От идеализма к материализму, там же, т. 3, М., 1957; его же, Предисловие к книге А. Деборина "Введение в философию диалектического материализма", там же; Mеринг Ф., История Германии с конца средних веков, 3 изд., М., 1924; Сталин И. В., Анархизм или социализм?, Соч., т. 1; его же, О диалектическом и историческом материализме, в его кн.: Вопросы ленинизма, 11 изд., М., 1952; Тольятти П., От Гегеля к марксизму, "Вопр. философии", 1955, No 4. Белинский В. Г., Полн. собр. соч. (см. Общий алфавитный указатель, т. 13, Л., 1948); Герцен А. И., Дилетантизм в науке, Собр. соч., т. 3, М., 1954; его же, Письма об изучении природы, там же; его же, Дневник 1842–1845, там же, т. 2, М., 1954; его же, Былое и думы, там же, т. 8–10, М., 1956; т. 11, М., 1957; Чернышевский Н. Г., Эстетические отношения искусства к действительности, Полн. собр. соч., т. 2, М., 1949; его же, Очерки гоголевского периода русской литературы, там же, т. 3, М., 1947; его же, Антропологический принцип в философии, там же, т. 7, М., 1950; его же, Письма, там же, т. 14, М., 1949; т. 15, М., 1950. Гайм Р., Гегель и его время, пер. с нем., СПБ, 1861; Тpенделенбуpг А., Логические исследования, пер. [с нем.], ч. 1–2, М., 1868; Кэрд Э., Гегель, пер. с англ., М., 1898; Фишер К., Гегель, его жизнь, сочинения и учение, полутом 1, 2 изд., М.–Л., 1933, полутом 2, СПБ, 1903; Фейербах Л., К критике философии Гегеля, Избр. филос. произв., т. 1, М., 1955; его же, Основные положения философии будущего, там же; его же, Предварительные тезисы к реформе философии, там же; его же, Сущность христианства, там же, т. 2, Μ., 1955; Бакунин Μ., Предисловие переводчика к "Гимназическим речам Гегеля", в его кн.: Собр. соч. и писем, т. 2, [M., 1934]; Катков М. Н., Германская литература, "Отечественные записки", 1841, кн. 15; его же, Берлинские новости, там же, 1841, кн. 16; Лавpов П. Л., Гегелизм, "Библиотека для чтения", СПБ, 1858, т. 149 и 151; его же, Практическая философия Гегеля, там же, 1859, т. 154 и 155; Редкин [П. Г.], Обозрение Гегелевой логики, "Москвитянин", М., 1841, ч. 4, No 8; Гpадовский А. Д., Политическая философия Гегеля, "Ж. М-ва народного просвещения", СПБ, 1870, ч. 150; Гогоцкий С. С., Гегель Г. В. Ф., в его кн.: Философский лексикон, т. 2, Киев, 1861; Стасюлевич М. [М.], Опыт исторического обзора главных систем философии истории, СПБ, 1866, 2 изд. 1902; Дебольский Н. Г.,О диалектическом методе, ч. 1, СПБ, 1872; его же, Логика Гегеля в ее историческом основании и значении, "Ж. М-ва народного просвещения", СПБ, 1912, ч. 40; Каринский М., Критический обзор последнего периода германской философии, СПБ, 1873; Гиляpов-Платонов Н. П., Онтология Гегеля, "Вопр. филос. и психол.", 1891, кн. 8, 10, 1892, кн. 11; Соловьев Вл., Гегель, в кн.: Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона, т. 8[15], СПБ, 1892; Новгородцев П., Реставрационный идеализм Гегеля в изображении Гайма, в сб.: Помощь, 2 изд., СПБ, 1903; Ильин И. А., Философия Гегеля, как учение о конкретности бога и человека, т. 1–2, М., 1918. Асмус В. Φ., Диалектический материализм и логика, Киев, 1924; его же, Очерки по истории диалектики в новой философии, [2 изд.], М.–Л., 1930; Гоникман С., Учение Гегеля о "действительности", "Под знаменем марссизма", 1924, No 1, 3; Цейтлин З., Физика Гегеля, там же, 1925, No 5–6, 7; Деборин А., Маркс и Гегель, в его сб.: Философия и марксизм, М.–Л.,1926; его же, Гегель, в кн.: Большая Советская Энциклопедия, т. 14, М., 1929; Дынник М., Учение Гегеля о случайности, "Вест. Коммунистической Акад.", М., 1929, кн. 34 (4); его же, Философия Гегеля и ее место в истории философской мысли, в кн.: Из истории философии, М., 1957; Кольман Э. и Яновская С., Гегель и математика, "Под знаменем марксизма", 1931, No 11–12; Юдин П., Борьба на два фронта в философии и гегелевская диалектика, там же; Вандек В. и Тимоско В., Гегель и Кант, там же; Гегель и диалектический материализм, Cб. статей к 100-летию со дня смерти Гегеля, М., 1932; Лифшиц Mиx., Судьба литературного наследства Гегеля, "Литературное наследство", [1932], т. 2; Mитин М., Гегель и теория материалистической диалектики, М., 1932; Бродовский П., [Рец. на кн.:] Л. И. Аксельрод. Идеалистическая диалектика Гегеля и материалистическая диалектика Маркса, "Фронт науки и техники", 1935, No 3; Каммapи M., "Философия права" Гегеля, "Под знаменем марксизма", 1935, No 2; Максимов А., "Философия природы" Гегеля, "Фронт науки и техники", 1935, No 5–6; Быховский Б., Младогегельянство, "Под знаменем марксизма", 1940, No 10; его же, Метод и система Гегеля, [М.], 1941; Чернышев Б. С., О логике Гегеля, М., 1941; О недостатках и ошибках в освещении истории немецкой философии конца XVIII и начала XIX века, "Большевик", 1944, No 7–8; Голосов В. Ф., К вопросу о классовых корнях гегелевской философии, "Уч. зап. Красноярск. гос. пед. пн-та", 1955, т. 4, вып. 1; Ойзерман Т., Философия Гегеля, М., 1956; Овсянников М. Ф., Первые философские работы молодого Гегеля, "Уч. Зап. Моск. обл. пед. ин-та", М., 1956, т. 42; его же, Философия Гегеля, Μ., 1959; История философии, т. 1–2, М., 1957; Иовчук М. Т., Диалектика Гегеля и русская философия XIX века, "Вопр. философии", 1957, No 4: Кapaпeтян А. А., Разложение философской школы Гегеля и Фейербах, Ереван, 1958 (на арм. яз.); Шамовский В. А., В. И. Ленин об основных принципах историко-философской концепции Гегеля, М., 1958 (автореф. дисс.); Серебряков М. В., Фридрих Энгельс в молодости, Μ., 1958; Бакрадзе К. [С.], Система и метод философии Гегеля, Тб., 1958; Корню О., Карл Маркс и Фридрих Энгельс, пер. с нем., т. 1, Μ., 1959; Соколов В. В., Философия Гегеля, М., 1959. Rosenkranz K., G. W. F. Hegels Leben, В., 1844; Stirling J. H., The secret of Hegel, New. ed., Edin., 1898; Dilthey W., Die Jugendgeschichte Hegels, B., 1905; Roques P., Hegel, sa vie et ses oeuvres, P., 1912; Mac Taggart J., A commentary on Hegel's logic, Camb. (England), 1910; Сroce В., Ciò che è vivo, è ciò che è morto delia filosofia di Hegel, Bari, 1907; Gentile G., La riforma delia dialectica hegeliana, 2 ed., Messina, 1923; Heimann В., System und Methode in Hegels Philosophie, Lpz., 1927; Moog W., Hegel und die Hegelsehe Schule, Münch., 1930; Wahl J., Le malheur de la conscience dans la philosophie de Hegel, P. 1929; Haering Th., Hegel, sein Wollen und sein Werk, Bd l–2, Lpz., 1929–38; Glockner H., Hegel, Bd 1–2, Stuttgart, 1929–40; Bekker K., Marx' philosophische Entwicklung, sein Verhältnis zu Hegel, Z.–N. Y., [1940]; Littl Th., Hegel. Versuch einer Erneuerung, Hdlb., 1953; Hуppolite J., Е́tudes sur Marx et Hegel, P., 1955; его же, Genèse et structure de la "Phénoménologie de l'esprit" de Hegel, P., 1946; Cresson A., Hegel, P., 1955; Stace W. T., Philosophy of Hegel, L., 1956; Kojève Α., Introduction à la lecture de Hegel [Р., 1947]; Erdei L., A megismerés kezdete. A Hegeli logika elsö fejezetének kritikai elemzóse, Bdpst, 1957; Apostol P., Probleme de logica dialectica in filozofia lui G. W. F. Hegel, v. 1, Buc., 1957; Gulian C,. Metoda`´ si sistem la Hegel, v. 1, [Buc.], 1857; Simon J., Das Problem der Sprache bei Hegel, [Köln], 1957; Findlay J. N., Hegel, L.–N. Y., [1958]; Löwith K., Von Hegel zu Nietzsche. Der revolutionäre Bruch im Denken des neunzehnten Jahrhunderts. Marx und Kierkegaard, 4 Aufl., Stuttgart, [1958]; Grégoire F., Е́tudes hégéliennes. Les points capitaux du système, P., 1958; Gropp R. O., Zu Fragen der Geschichte der Philosophie und des dialektischen Materialismus, [2 Aufl.], B., 1959.
M. Овсянников. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. . 1960—1970.

ГЕГЕЛЬ
    ГЕГЕЛЬ (Hegel) Георг Вильгельм Фридрих (27 августа 1770, Штутгарт— 14 ноября 1831, Берлин) — немецкий философ, создатель учения, построенного на принципах “абсолютного идеализма”, диалектики, системности, историзма.
    ЭТАПЫ ТВОРЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ И СОЧИНЕНИЯ. Родился в семье чиновника финансового ведомства; учился в гимназии Штутгарта, затем в Тюбингенском теологическом институте (1788—93), где его соучениками и друзьями были Шеллинг и Гёльдерлин. Был домашним учителем в Берне (1793—96), во Франкфурте-на-Майне (1797—1800). Тогда же испытал наибольшее увлечение философией Канта, Платона, Спинозы, К этому времени относятся первые (неоконченные) сочинения Гегеля, опубликованные Г. Нолем в 1907: “Народная религия и христианство” (Volksreligion und Christentum, 1792—95); “Позитивность христианской религии” (Die Positivitдt der christlichen Religion, писалось в 1795—96, дорабатывалось, вероятно, до 1800). Гегель резко критикует здесь “систему” институтов и догматических религиозных установлений, навязываемых индивиду извне, подавляющих его свободу, мысли, устремления и означающих “непризнание любой способности человеческого духа, особенно же первейшей среди них—разума” (Работы разных лет. М., 1970, т. 1, с. 174). В центре исследования — поиски “позитивной”, “народной” религии, религии сердца, целью которой является не власть в обществе, а нравственное, духовное обновление личности. До сих пор спорят, кто именно (Гегель, Шеллинг, Гёльдерлин) был автором наброска “Первая программа системы немецкого идеализма” (1796), но участие Гегеля в работе несомненно. Во Франкфурте в 1798 написано сочинение “О новейших внутренних отношениях Вюртемберга, в особенности об устройстве магистрата” с острой критикой отживших политических порядков тогдашней Германии (работа по совету друзей не была опубликована). Незавершенной осталась и другая работа философа— “Конституция Германии” (опубликована посмертно). В 1799 Гегель закончил трактат “Дух христианства и его судьба” (Der Geist des Christentunis und sein Schicksal). В это время он занимается политической экономией (конспект и комментарий к книге английского экономиста Стюарта “Исследование основ политической экономии”). Социально-критическая направленность произведений молодого Гегеля неразрывно связана с происходившими в его эпоху глубинными преобразованиями отживших социальных порядков, всего мира ценностей, идеалов, институтов, наиболее ярко проявившихся во Французской революции 1789—93. Под влиянием этого главной ценностью, на которой Гегель стал основывать свою философию, стал идеал свободы.
    Йенский период жизни и творчества Гегеля (1801—06) отмечен: преподаванием в Йенском университете, сначала под руководством Шеллинга; чтением курсов по логике, метафизике, натурфилософии, естественному праву, истории философии, а потом по “чистой математике”, арифметике, геометрии; исследованиями философских систем непосредственных предшественников и современников (“Различие между философскими системами Фихте и Шеллинга” — Differenz des Fichteschen und Schellingschen Systems der Philosophie, 1801 —вместе с разбором идей К. Рейнгольда); попытками разработать собственную философскую систему и прежде всего поисками ее основания.
    Эти поиски нашли отражение в следующих работах: “Вера и знание, или Рефлективная философия, взятая в полноте ее форм — в качестве философии Канта, Якоби и Фихте” (Glauben und Wissen, oder die Reflexionsphilosophie der Subjektivitдt, in der Vollstдndigkeit ihrer Formen, als Kantische, .lacobische und Fichtesche Philosophie, опубликована в 1802 в “Критическом журнале философии”, который Гегель издавал совместно с Шеллингом): “Система нравственности” (System der Sittlichkeit, 1803)—вместе с опубликованной статьей о естественном праве; “Йенская реальная философия” (Jenaer Realphilosophie, 1805—06).
    Основные идеи этих сочинений: 1) философия строится как система, причем философия государства и права вписана в структуры “объективного духа”; 2) первые системные разработки Гегеля ориентированы на тематику философских проблем политики, права, государства, собственности, договора, преступления и наказания и т. д.; 3) движение этих категорий “реальной философии” тесно связано с диалектикой таких понятий, как дух, сознание, нравственность и т. п.; 4) наибольший интерес раннего Гегеля вызывают процессы, которые происходят в сознании взаимодействующих индивидов и имеют своим результатом не только их “овнешнение” в материальных продуктах труда, но и объективирование в виде идеальных, духовных форм (напр., признание индивидами друг друга как процесс, происходящий “между” самосознаниями, имеет своим результатом институционализацию собственности; моральные и юридические установления); 5) в “Системе нравственности” системообразующим началом является “подведение” (Subsumtion) под понятие.
    В Йене Гегель занимается также логико-философскими (логико-метафизическими) исследованиями (фрагмент наброска к задуманной им в 1801—02 книге “Логика и метафизика” опубликован в Гамбургском собр. соч., т. 5, вместе с другими рукописями Гегеля, найденными в 1975; логические аспекты в рукописях, известных под названием “Логика, метафизика, натурфилософия” и датируемых по X. Киммерле, 1804—05). Логика трактовалась Гегелем в 1801—05 то как отделенное от метафизики введение в спекулятивное знание, то как составная часть метафизики, то как осмысление антиномии рефлексивных определений, приводимых в единство через созерцание (влияние Шеллинга). Т. о. Гегель испытывал и реальную философию, и логику в качестве возможного основания искомой философской системы. Видимо, не удовлетворенный этими попытками, он пришел затем к выводу—основополагающей частью системы должна стать новая философская дисциплина, феноменология, разработке которой посвящено итоговое сочинение йенского периода — “Феноменология духа” (1807); Гегель дописывал его уже находясь в Бамберге, куда он последовал, спасаясь от наполеоновского нашествия и где он ненадолго стал редактором “Бамбергской газеты” (март 1807—ноябрь 1808).
    Нюрнбергский период (1808—16) —один из самых продуктивных этапов творчества Гегеля. В Нюрнберге он—директор гимназии (известны его “Гимназические речи”, учебное пособие по философии—“Философская пропедевтика”). Самое значительное произведение этого периода—“Явука логики” (ч. 1—3, соответственно 1812, 1813, 1816), которой Гегель теперь прочно отводит роль первой, основополагающей части системы. Логика при этом понималась и разрабатывалась не как формальная, а как содержательная, одновременно онтологическая и гносеологическая дисциплина, выполняющая также теологическую функцию “изображения Бога в его вечной сущности”; в орбиту логических исследований была широко вовлечена история философии. В 1816—18 Гегель—профессоре Гейдельберге, где в 1817 опубликовал “Энциклопедию философских наук”, содержащую абрис всей его философской системы, которая включала логику как ее основание, а также философию природы и философию духа. С 1818 до конца жизни Гегель был профессором Берлинского университета. Главные сочинения берлинского периода: “Философия права” (Grundlinien der Philosophie des Rechts, 1821; публикация в 1833—с дополнениями, под редакцией Э. Ганса); 2-е и 3-е, расширенные издания “Энциклопедии” (1827; 1830). Последнее опубликованное им сочинение— “Английский билль о реформе 1831”.
    СИСТЕМА И ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ФИЛОСОФИИ ГЕГЕЛЯ. Зрелая философская система Гегеля—это “многоэтажное” здание, выстроенное на фундаменте “Науки логики” (сохраняющее при этом пропедевтическое значение “Феноменологии духа”). Наука логики представлена в двух вариантах: т. н. “Большая логика”, 1812—16 и 1-я часть “Энциклопедии философских наук”, т. н. “Малая логика”. Т. н. “реальная философия” делится на “философию природы” и “философию духа”. Разделы философии природы—механика, физика, органическая физика. Философия духа—разветвленный системный отдел философии—делится на субъективный дух (с подразделами: антропология, феноменология, психология), объективный дух (разделяемый на право, моральность, нравственность) и абсолютный дух (разделы: искусство, религия, философия). Обе эти части реальной философии представлены прежде всего в “Энциклопедии”, а относящееся к объективному духу учение о праве также в “Философии права”. Система Гегеля в целом неотделима и от вторичных источников, каковыми являются его многочисленные Лекции, составленные преимущественно на основе записей его учеников и слушателей. При этом если лекции по логике, метафизике, философии духа, философии права как бы дополняют его основные сочинения, то в отношении эстетики, философии религии, философии истории, истории философии Гегеля именно Лекции приходится использовать как основной материал. Главное в гегелевских Лекциях: по философии истории — “одухотворение” исторического процесса, превращение его в “отголосок” “шествия” абсолютного духа, а индивидов, действующих на арене истории, в орудие мирового духа; акцентирование внимания на деятельности “всемирно-исторических индивидов”, через личные цели и деяния которых проявляется историческая необходимость; критика субъективистских, романтических и т. п. представлений об истории; деление мировой истории на четыре периода—восточный мир (Китай, Индия, Египет), греческий мир, римский мир, германский мир; понимание истории как прогресса в осознании и достижении индивидами все большей свободы; по эстетике: выявление соотношения между формой искусства (она основывается на чувственных образах) и его содержанием (каковым является идея, которая, в отличие от логической идеи, претворена в действительность); осмысление эстетического идеала; дифференциация форм искусства (ступеней реализации идеала) соответственно отношению формы и содержания: 1) символическое искусство (на примере искусства Востока) с весьма слабым участием идеи; из видов искусства сюда больше всего тяготеет архитектура; 2) классическое искусство (античность) с гармоническим единством формы и содержания; наиболее полное его воплощение—скульптура; 3) романтическое искусство (Средневековье и Новое время) с растущим перевесом идеи над внешней формой; наилучшее его выражение — в живописи, музыке, поэзии; по философии религии (ее начало—анализ “верующего сознания” и его связей с “абсолютным знанием” в “Фено
    менологии духа” и “Философии духа”, но наиболее полное воплощение—в Лекциях по философии религии): разделение на естественную, определенную и религию Откровения, илиабсолютную религию; по истории философии: изображение истории философии как закономерного процесса движения мысли от абстрактного к конкретному, каждой ступени—как “момента” в историческом приближении к абсолютной истине; понимание исторического развития философии как строго соответствующего логическому строю философии и ее системному развертыванию; попытка дать широкую панораму истории философии древности. Средневековья, Нового времени — вплоть до новейших для гегелевской эпохи идей и учений.
    Главные принципы, или основополагающие идеи философии Гегеля: абсолютный идеализм в форме логицизма; системность; научность; историзм; диалектика; теологический характер. Более специфические принципы: тождество бытия и мышления; восхождение ог абстрактного к конкретному; “двойной принцип” (разумность действительного и действительность разумного). Первый принцип всего полнее реализуется в построении целостной системы, подчиненной единому “ритму” понятия; категориальный каркас подробно обрисован в логике — первой части системы. Превращение логики в основание системы, а также—в качестве всеобщей логики понятий, переходов от одной стадии логического мышления к другой — в систематизирующую модель (в метафизическом плане закрепляется как первенство логической идеи перед “идеей природы” и “реального духа”) есть воплощение логицизма. в рамках которого Гегель утверждает исходное первенство мышления, прежде всего мышления в понятиях. Путь понятия мыслится как многоступенчатое восхождение от первых, еще абстрактных его определений ко все большей конкретности (бытие — сущность — понятие в собственном смысле).
    Вторая часть системы Гегеля—философия природы, которая строится на следующих основных принципах (по А. П. Огурцову): 1) “единство теоретического и практического отношения к природе, реализующееся в единстве объективного и субъективного, физических стихий и чувств человека”; 2) требование рассматривать природу в ее целостности; 3) синтетический (а не чисто аналитический, как в естествознании) подход; 4) качественный характер сфер, или ступеней природы; 5) антиредукционизм (критика механистического, количественного, химического редукционизма); 6) подход к органической целостности как развивающейся; 7) рассмотрение природы под углом зрения ее индивидуализации; 8) трактовка природы как одного из способов самопроявления (“отражения”) духа” (Огурцов А. П. “Философия природы” Гегеля и ее место в истории философии науки.—В кн.: Гегель. Энциклопедия философских наук, т. 2. Философия природы. М., 1975, с. 601, 602, 603).
    Третья часть системы Гегеля—философия духа—имеет в своей основе понятие абсолютного духа как “окончательной истины” и завершения всех других понятий и разделов духа — “природы” (трактуемой как инобытие духа), “конечного духа”, логической идеи. Здесь проявляется абсолютный идеализм Гегеля.
    В философии духа имеет место богатая дифференциация духовных форм и структур, учитывающая то, где и как дух обретает реальное существование: субъективный дух Β человеческом индивидууме, объективный дух — в “объективных формах” права и морали, (здесь дана разветвленная социальная философия Гегеля), абсолютный дух — в формахкультуры: искусства, религии, философии (в частности, здесь в едином системном комплексе даются эстетика, философия религии, философское осмысление самой философии и ее истории). Такие аспекты духа, как сознание, самосознание, чувственное познание, рассудок, разум, мышление, понятие, идея, приобретают в изображении Гегеля богатую разветвленность и диалектическую взаимосвязь. Разум, мышление, толкуются: 1) согласно принципам идеалистического субстанциализма, или логицистского, сверхрационалистического идеализма; 2) как способные к саморазвитию и самоосуществлению; мир в целом считается “осуществлением божественного разума” (Соч., т. III. М., 1956, с. 95); 3) как такие стороны воплощения духа, которые способны достигать апогея своего развития, — это “знающий себя разум, абсолютно всеобщее” (там же, с. 365). С этим связана и знаменитая формула Гегеля (ее называют также “двойным принципом”): “Что разумно, то действительно; и что действительно, то разумно” (Соч., т. VII. Философия права. М.—Л., 1934, с. i5). В недавно найденном варианте записей лекций Гегеля по философии права 1819/20 эта формула звучит так: “Что разумно, станет действительным, и что действительно, станет разумным”— Hegel G. W. F. Philosophie des Rechts. Die Voriesung von 1819/20 in einer Nachschrift, hrsg. von D. Henrich. Fr./M., 1983, S. 15). Двойной принцип, высказанный Гегелем в контексте социальной философии, означает следующее: познавая законы правовой и нравственной сфер, можно быть уверенным в том, чтоони претворяются и в наличной действительности: “Вся задача состоит в том, чтобы в видимости временного и преходящего познать имманентное, субстанцию, присутствующее в ней вечное” (Соч., т. VII, с. 15). Принцип системности в свою очередь связан с принципом историзма, проходящего через все звенья и ступени системы. Так, наука логики, выстраивающая систему диалектических категорий, в сокращенном виде воспроизводит последовательное историческое движение человеческого духа через ступени бытия — сущности — понятия. Соответственно, в истории философии, во множестве ее учений следует видеть одну философию: “мастером” работы тысячелетий является “единый живой дух” (Соч., т. I. М.—Л., 1929, с. 31). Исходный принцип абсолютного идеализма расшифровывается как единство научности, системности, историчности, восхождения от абстрактного к конкретному. “То же самое развитие мышления, которое изображается в истории философии, изображается также и в самой философии, но здесь оно освобождено от исторических внешних обстоятельств, здесь оно дается в стихии чистого мышления. Свободная и истинная мысль конкретна внутри себя и, таким образом, она есть идея, а во всей своей всеобщности она есть именно идея, идея как таковая, или абсолютное. Наука о ней по существу самому система, потому что истинное, как конкретное, есть развертывающееся внутри себя единство, остающееся во всем процессе этого развертывания таковым, т. е. целостность, и лишь посредством различения и определения ее различий может существовать и необходимость, и свобода целого” (там же, с. 32).
    Диалектика является в философии Гегеля главным теоретико-методологическим принципом; она предстает: 1) как “подлинная, собственная природа” определений рассудка, вещей и конечного вообще, или: диалектическое “является вообще принципом всякого движения, всякой жизни и всякой деятельности в действительности” (там же, с. 135); все, что нас окружает, может рассматриваться как “образец диалектики” (там же, с. 137), в т. ч., напр., и движение небесных светил (там же, с. 138); 2) как общезначимый способ научного и философского познания, суть которого—преодоление изолированности различных определений, приведение их в отношение друг с другом. “Диалектика есть, следовательно, движущая душа всякого научного развертывания мысли и представляет собою принцип, который один вносит в содержание науки имманентную связь и Необходимость, равно как в нем же заключается подлинное, а не внешнее возвышение над конечным” (там же). Диалектика Гегеля вбирает в себя достижения диалектики в истории философии (начиная с “изобретателя диалектики” Платона до диалектики Канта, воплощенной в антиномиях разума) и представляет их в виде разветвленного учения о диалектических категориях; 3) как одна из специфических сторон логики: если рассудок схватывает наличные предметы “в их определенных различиях (и фиксирует вещества, силы, виды в их самостоятельности)... то диалектический момент есть снятие такими конечными определениями самих себя и их переход в свою противоположность” (там же, с. 135). Диалектика как момент логики подразумевает как отрицание, так и переход от рассудка и “отрицающего” разума к “положительному”, спекулятивному разуму. “Это разумное, хотя оно есть нечто мысленное и притом абстрактное, есть вместе с тем и нечто конкретное, потому что оно есть не простое, формальное единство, а единство различенных определений” (там же, с. 139—140). Разумное мышление “содержит внутри себя противоположности как идеализованные моменты” (там же, с. 142) и в этом смысле Гегель называет разумное “мистическим”, т. е. выводящим за пределы доступного рассудочному мышлению.
    Теологический принцип философии Гегеля выражается в его убеждении, что если религия может существовать без философии, то “философия не может существовать без религии, а содержит ее внутри себя” (там же, с. 354). Говоря о религиозном чувстве, религии сердца, о религиозности, упорствующей “в своей узкой и потому бездуховной напряженности”, о “религии рассудка”, в плену которой находится “современная религиозность”, Гегель противопоставляет им “религию духа”, тесно связанную с философией и в нее перетекающую. При этом “абсолютный идеализм”, являющийся основоположением философии Гегеля, “по существу не представляет собой особенности философии, а является, наоборот, основой всякого религиозного сознания, поскольку именно последнее также рассматривает совокупность всего того, что есть, вообще весь существующий мир, как сотворенный и управляемый Богом” (там же, с. 93).
    Философия Гегеля оказала громадное влияние на последующее развитие философии в 19—20 вв. (правое и левое гегельянство, марксизм, неогегельянство, неомарксизм) и др.
    Собр. соч.: Werke. Vollständige Ausgabe durch einen Verein von Freunden des Verewigten, Bd 1—19. В., 1832—45; Sämtliche Werke, hrsg. von G. Lassen, Bd 1—15, 18—21, 27-29. Lpz.—Hamb., 1905—1954; Sämtliche Werke. Jubiläumsausgabe, hrsg. von H. Glockner, Bdl-26.Stuttg„ 1927-40,3 Aufl., Bd 9,10,20, Stuttg., 1958; Gesammelte Werke, hrsg. im Auftrag der Rheinisch — Wesifallischen Akademie der Wissenschaften, Bd l. Hamb., 1968 ff.; Vorlesungen. Ausgewählte Nachschriften und Manuskripte. Bd 1—13. Hamb., 1983 ff.; врус. пер.: Собр. соч., т. 1-14. М.-Л„ 1929-1958. Отд. изд., переписка, док., ист.: Hegels theologische Jugendschriften, hrsg. von H. Nohl. Tub., 1907; Briefe von und an Hegel, Bd 1—4, hrsg. v.J. Hoffmeister. Hamb., 1952—60; Dokumente zu Hegels Entwicklung, hrsg. von J. Hoffmeister. Stuttg., 1934; Dokumente zu Hegels Jenaer Dozententätigkeit (1801—1807). Hegels erster Entwurf einer Philosophie des subjektiven Geistes, hrsg. und eingeleitet von J. Hoffmeister.— “Logos”, 1931, 20, S. 141—168; Der junge Hegel in Stuttgart. Aufsätze und Tagebuchaulzeichnungen 1785—1788, hrsg. von F. Nicolin. Stuttg., 1970.
    Лит.: Гаим Р. Гегель и его время. СПб., 1861; Фишер К. Гегель, его жизнь, сочинения и учение, полутом 1, 2 изд. M.—Л., 1933; полутом 2. СПб., 1903; Ильин И. А. Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека, т. 1—2. M., 1918; Бакрадзе К. С. Система и метод философии Гегеля. Тб., 1958; Овсянников М. Ф. Философия Гегеля. М., 1959; Мотрошилова ff. В. Путь Гегеля к “Науке логики”. М., 1984; Быкова М. Ф. Мистерии логики и тайна субъективности. М., 1996; A/ineri Sh. Hegels Theorie des modernen Staates. Fr./M., 1976; Baum M. Die Entstehung der Hegeischen Dialektik. Bonn, 1986; Bubner R. Zur Sache der Dialektik. Stuttg., 1980; Dilthey W. Die Jugendgeschichte Hegels.— Idem. Gesammelte Schriften, Bd. 3. 4. Stuttg.—Gott., 1963; Dosing K. Das Problem der Subjektivität in Hegels Logik. Bonn, 1976 (Hegel-Studien, Beiheft 15); Find/ay /. N. Hegel. L,-N. Y., 1958; Gadamer H.-G. Hegels Dialektik. Fünf hermeneutische Studien. Tub., 1971; Glockner H. Hegel, Bd l. Schwierigkeiten und Voraussetzungen der Hegeischen Philosophie. Stuttg.— Bad Cannstadt, 1965; Haering Th. Hegel. Sein Wollen und sein Werk, 2 Bde. Lpz.- B., 1929—38; Harris H. S. Hegel's development.— Idem. Toward the sunlight 1770-1801. Oxf., 1972; Haym R. Hegel und seine Zeit. В., 1857; Henrich D. Hegel ira Kontext. Fr./M., 1971; /fyppolile J. Études sur Marx et Hegel. P., 1955; Kimmerle H. Zur Chronologie von Hegels Jenaer Schriften.—“Hegel-Studien”, 1967, 4, S. 125—176; Idem. Das Problem der Abgeschlossenheit des Denkens. Hegels “System der Philosophie” in den Jahren 1800-1804, Bonn, 1970 (“Hegel-Studien”, Beiheft 8); Ko/ève A. Introduction à la lecture de Hegel. P.. 1947; Kroner R. Von Kant bis Hegel, 2 Bde, 2 Aufl. Tub., 1961; Lasson G. Hegel als Geschichlsphilosoph. Lpz., 1920; Lugarini L. Hegel dal mondo storico alia filosofia. Roma, 1973; Lukacs G. Der junge Hegel. Über die Beziehung von Dialektik und Ökonomie, 3 Aufl. Neuwied-B., 1967; Lôwilh K. Von Hegel zu Nietzsche. Stuttg., 1950; Markiise H. Vernunft und Revolution. Hegel und die Entstehung der Cesellschaftstheorie. Darmstadt—Neuwied, 1976; Riedel M. (Hrsg.) Materialien zu Hegels Rechsphilosophie, 2 Bde. Fr./M., 1975; Rosenkranz K. G. W. F. Hegel's Leben. B., 1844; Schutte G. Hegel und das Bedürfnis nach Philosophie. Hildesheim—Z„ 1982; Taytor Ch. Hegel. Fr./M., 1983; Theunissen M. Hegels Lehre vom absoluten Geist als Theologisch-politischer Traktat. B., 1970; Idem. Sein und Schein. Die kritische Funktion der Hegeischen Logik. Fr./M., 1980; Trede J. H. Hegels frühe Logik (1801—1803/4). Versuch einer systematischen Rekonstruktion.—“Hegel-Studien”, 1972, 7, S. 123—168; Wahl J. La malheur de la conscience dans la philosophie de Hegel. P., 1929; Ziesche E. Unbekannte Manuskripte aus der Jenaer und Nürnberger Zeit in Berliner Hegel-Nachlaß.—“Zeitschrift für philosophische Forschung”, 1975, 29, S. 430—444; Zimmerli W. Die Frage nach der Philosophie. Interpretationen zu Hegels “Differenzschrift”.—“Hegel-Studien”, Beiheft 12. Bonn, 1974. См. также лит. к ст. “Феноменология духа”, ϊΗαγκιι логики”, ^Энциклопедия философских наук”.
    Н. В. Мотрошилова

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. . 2001.


.

Синонимы:

Смотреть что такое "ГЕГЕЛЬ" в других словарях:

  • Гегель — Гегель, Георг Вильгельм Фридрих Георг Вильгельм Фридрих Гегель Georg Wilhelm Friedrich Hegel Гегель. Портрет кисти Шлезингера Дата рожде …   Википедия

  • ГЕГЕЛЬ — (Hegel) Георг Вильгельм Фридрих (1770 1831) немецкий философ, создатель философской системы, являющейся не только завершающим звеном в развитии немецкой трансцендентально критической философии, но и одной из последних всеобъемлющих систем… …   История Философии: Энциклопедия

  • Гегель — (Hegel) Гегель (Hegel) Георг Вильгельм Фридрих (1770 1831) Немецкий философ. Афоризмы, цитаты Гегель биография (Hegel) • История учит лишь тому, что она никогда ничему не научила народы. • Ничто великое в мире не совершается без страсти. • Каждое …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • Гегель — (Hegel) Георг Вильгельм Фридрих (1780 1831) великий немецкий философ идеалист, оказавший исключительное влияние на развитие западно европейской философии и русской общественной мысли в 40 60 х годах прошлого века (Белинский, Герцен, Чернышевский …   1000 биографий

  • Гегель — Георг Вильгельм Фридрих (Georg Wilhelm Friedrich Hegel, 1770 1831) см. Эстетика. Литературная энциклопедия. В 11 т.; М.: издательство Коммунистической академии, Советская энциклопедия, Художественная литература. Под редакцией В. М. Фриче, А. В.… …   Литературная энциклопедия

  • ГЕГЕЛЬ — (Hegel) Георг Вильгельм Фридрих (1770 1831) немецкий философ, создатель философской системы, являющейся не только завершающим звеном в развитии немецкой классической философии, но и одной из последних всеобъемлющих систем классического… …   Новейший философский словарь

  • гегель — сущ., кол во синонимов: 1 • философ (63) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

  • ГЕГЕЛЬ — [нем. Hegel] Георг Вильгельм Фридрих (27.08.1770, Штутгарт 14.11.1831, Берлин), нем. философ, представитель философии абсолютного идеализма, один из создателей феноменологии, диалектического метода и учения об историчности человеческого бытия;… …   Православная энциклопедия

  • Гегель — (Hegel)         Георг Вильгельм Фридрих (27.8.1770, Штутгарт, 14.11.1831, Берлин), немецкий философ, представитель немецкой классической философии, создатель систематической теории диалектики на основе объективного идеализма. Родился в семье… …   Большая советская энциклопедия

  • ГЕГЕЛЬ — (Hegel) Георг Вильгельм Фридрих (1770 1831) немецкий философ, объективный идеалист.представитель немецкой классической философии, мыслитель диалектик. Г. родился в Штутгарте в 1770 г. в семье чиновника. В 1788 1793 гг. учился в Тюбингенском… …   Энциклопедия юриста

Книги

Другие книги по запросу «ГЕГЕЛЬ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»