Таджикская Советская Социалистическая Республика это:

Таджикская Советская Социалистическая Республика
(Республикаи Советии Социалистии Тоджикистон)
        Таджикистан.
         I. Общие сведения
         Таджикская АССР образована 14 октября 1924 в составе Узбекской ССР; 16 октября 1929 преобразована в Таджикскую ССР, 5 декабря 1929 непосредственно вошла в Союз ССР. Расположена на Ю.-В. Средней Азии. Граничит на З. и С. с Узбекской ССР и Киргизской ССР, на В. с Китаем, на Ю. с Афганистаном. Площадь 143,1 тыс. км2. Наседение 3387 тыс. чел. (на 1 января 1975, оценка). Столица — г. Душанбе.
         В составе Т. 1 автономная область и 2 административные области. Республика делится на 41 район, в том числе 15 районов республиканского подчинения; имеет 18 городов и 47 посёлков городского типа (см. табл. 1).
         Табл. 1. — Административно-территориальное деление (на 1 января 1975)
        
        ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        |                                            |                   |                       |                   |                | Число        |                     |
        |                                            | Площадь,   | Население,     | Число        | Число      | посёлков    | Центр           |
        |                                            | тыс. км2     | тыс. чел.        | районов     | городов   | городского |                     |
        |                                            |                   |                       |                   |                | типа           |                     |
        |-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------|
        | Горно-Бадахшанская АО     | 63,7           | 112                 | 6                | 1             | —              | Хорог Куляб |
        | Кулябская область……..      | 12,9           | 432                 | 8                | 2             | 6                | Ленинабад   |
        | Ленинабадская область       | 26,1           | 1088               | 12              | 9             | 20              | —                 |
        | Районы республиканского   | 40,4           | 1755               | 15              | 6             | 21              |                     |
        | подчинения……….              |                   |                       |                   |                |                   |                     |
        ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        
         II. Государственный строй
         Таджикская ССР — социалистическое государство рабочих и крестьян, союзная советская социалистическая республика, входящая в состав Союза ССР. Действующая конституция Таджикской ССР принята 1 марта 1937 Чрезвычайным 6-м съездом Советов Таджикской ССР. Высший орган государственной власти — однопалатный Верховный Совет Таджикской ССР, избираемый на 4 года по норме: 1 депутат от 8 тыс. жит. В период между сессиями Верховного Совета высший орган государственной власти — Президиум Верховного Совета Таджикской ССР. Верховный Совет образует правительство республики — Совет Министров, принимает законы Таджикской ССР и т.п. Местными органами власти в областях, районах, городах, посёлках и кишлаках являются соответствующие Советы депутатов трудящихся, избираемые населением на 2 года. В Совете Национальностей Верховного Совета СССР Т. представлен 32 депутатами.
         Высший судебный орган Т. — Верховный суд республики, избираемый её Верховным Советом сроком на 5 лет, действует в составе 2 судейских коллегий (по гражданским и по уголовным делам) и Пленума. Кроме того, образуется Президиум Верховного суда. Прокурор Таджикской ССР назначается Генеральным прокурором СССР сроком на 5 лет.
         III. Природа
         Т. — горная страна. 93% его территории занимают горы, относящиеся к системам Тянь-Шаня, Гиссаро-Алая (который иногда также включают в систему Тянь-Шаня) и Памира. Почти ½ территории находится на высоте более 3000 м. Равнинные пространства приурочены к расширенным участкам речных долин и межгорным котловинам.
         Рельеф. На крайнем С. республики протягиваются Кураминский хребет (высота до 3769 м, г. Бобоноб) и горы Моголтау (высота до 1624 м), входящие в систему Тянь-Шаня. Между Кураминским хребтом и горами Моголтау на С. и Туркестанским хребтом на Ю. расположена крайняя суженная западная часть Ферганской котловины (См. Ферганская котловина) (долины), которая через узкий проход соединяется с Голодной степью (в Т. её юго-восточный участок).
         Центральная часть Т. занята системой Гиссаро-Алая (См. Гиссаро-Алай), представляющей собой мощную виргацию горных цепей, начинающихся на В. Алайским хребтом (в пределах Т. его крайняя западная часть). От Алайского хребта (высота до 5539 м) отходят Туркестанский (до 5509 м, пик Пирамидальный), Зеравшанский (до 5489 м, г. Чимтарга) и Гиссарский хребты, простирающиеся в шпротном и субширотном направлениях. От Гиссарского хребта ответвляется Каратегинский хребет. Для водораздельных требней хребтов характерны альпийские формы рельефа. Главные хребты на В. покрыты вечными снегами и ледниками. Между Туркестанским и Зеравшанским хребтами — Зеравшанская долина.
         Территория Юго-Западного Т. (к Ю. от Гиссаро-Алая и к З. от Памира) пересечена хребтами Джилантау, Сарсаряк, Тереклитау, Каратау, Актау и др., которые сближаются и достигают наибольшей высоты на С.-В. (до 2300 м), а затем веерообразно расходятся в юго-западном направлении, постепенно понижаясь к равнинным пространствам террас Пянджа и Амударьи. Между хребтами широкие долины — Гиссарская, Вахшская, Нижнекафирниганская и др., расположенные на высотах от 300—400 до 1200 м.
         Восток Т. находится в пределах Памира (пик Коммунизма, 7495 м, в хребте Академии Наук; пик Ленина, 7134 м, в Заалайском хребте). По характеру рельефа Памир делится на Западный и Восточный. Для Западного Памира характерны узкие горные хребты, чередующиеся с глубокими тесными ущельями. Подножия хребтов лежат на высоте до 1700—1800 м, а их вершины достигают 6000 м и более. На Восточном Памире преобладают обширные котловины и широкие речные долины, располагающиеся на высоте 3700—4200 м, над которыми возвышаются горные хребты относительно плавных очертаний (относительная высота до 1000—1500 м). В котловинах и долинах — аккумулятивно-ледниковый рельеф и аллювиально-пролювиальные конусы выноса.
         К. Ш. Джураев, Д. П. Пулатов.
         Геологическое строение и полезные ископаемые. В пределах Т. расположены складчатые сооружения Срединного и Южного Тянь-Шаня (см. Тянь-Шань) и Памира, а также две межгорные впадины: Таджикская депрессия и ферганская депрессия (см. Ферганская котловина).
         Срединный Тянь-Шань представлен Кураминской зоной, сформированной каледонскими и герцинскими тектоническими движениями, имеет природу палеозойского срединного массива (См. Срединные массивы); сложена сланцами нижнего палеозоя, карбонатно-терригенными породами среднего девона — нижнего карбона, верхнепалеозойскими вулканическими породами, додевонскими и верхнепалеозойскими гранитоидами. В герцинской структуре Южного Тянь-Шаня и Гиссаро-Алая (См. Гиссаро-Алай) чередуются структурные зоны (Гиссаро-Каратегинская, Зеравшано-Гиссарская, Туркестано-Алайская) с различными типами разрезов палеозоя. Существуют мнения о первичности такой зональности и об аллохтонном (См. Аллохтонный) залегании покровов с различными типами разрезов, надвинутых в середине карбона. В мезокайнозое в пределах всех зон отложились осадки платформенного типа, дислоцированные в процессе альпийского движений и сформировавшие современный рельеф Гиссаро-Алая. Таджикская и ферганская депрессии развивались на месте мезозой-палеогеновых платформенных прогибов. Они сложены тремя комплексами пород: нижний — геосинклинальные образования палеозоя, средний — платформенные континентальные и лагунные отложения юры — среднего палеогена, верхний — олигоцен-антропогеновая моласса. В плиоцене — антропогене мезокайнозойские отложения дислоцированы. Памир состоит из дугообразных структурных зон, разделённых надвигами. Внешняя зона сложена лагунно-морскими отложениями верхней перми — палеогена и красноцветными породами неогена, дислоцированными и надвинутыми в олигоцен-плиоценовое время на структуры Тянь-Шаня. На Северном Памире развиты породы докембрия, среднего и верхнего палеозоя, дислоцированные и прорванные гранитоидами в триасе — средней юре. Центральный Памир имеет покровное строение. В автохтоне залегают породы докембрия, мощная толща среднего палеозоя и маломощные отложения карбона, триаса и юры; в аллохтоне — терригенно-карбонатные образования палеозоя, мела и палеогена, красноцветные породы олигоцена и неогена с горизонтами лав. На Юго-Восточном Памире развиты мощные терригенные отложения перми и триаса, карбонатные — юры, конгломераты и эффузивы мела — палеогена, красноцветные породы олигоцена — миоцена, верхнемеловые гранитоиды, нарушенные надвигами и сдвигами. Юго-Западный Памир сложен кристаллическими сланцами. Территория Т. характеризуется высокой сейсмичностью.
         Основные полезные ископаемые: на Памире и Гиссаро-Алае обнаружены месторождения сурьмы, ртути, мышьяка, бора, пьезокварца, горного хрусталя, оптического флюорита, исландского шпата, лазурита, благородной шпинели, золота (в россыпях), вольфрамовых руд; в Кураминской зоне — полиметаллических руд, редких металлов (Карамазор), пьезооптического сырья, шеелита, ископаемых углей; в Таджикской и ферганской депрессиях — нефть, газ, уголь, горючие сланцы, каменная соль, стройматериалы. Богат Т. и минеральными источниками, приуроченными к зонам разломов (горячие, нарзанные, местами радиоактивные воды).
         И. Г. Щерба.
         Климат континентальный со значительными суточными и сезонными колебаниями температуры воздуха, малым количеством осадков, сухостью воздуха и малой облачностью. Продолжительность солнечного сияния за год 2100—3165 ч. Сложность рельефа и большие амплитуды высот обусловливают климатические различия отдельных районов и высотную климатическую поясность. Средняя температура января от 2, -2 °С в долинах и предгорьях Ю.-З. и С. республики до -20 °С и ниже на Памире; абсолютный минимум температуры достигает -63 °С на Памире (Булункуль). Средняя температура июля от 30 °С в пониженных долинах Ю.-З. до 0 °С и ниже на Памире; абсолютный максимум температуры 48 °С (Нижний Пяндж). Влагу приносят в основном северо-западные, западные и юго-западные воздушные массы. На южных склонах Гиссарского хребта, обращенных к влажным воздушным потокам, выпадает до 1600 мм осадков в год. Очень мало осадков на нижних равнинах (Айвадж — 150 мм, Канибадам — 100 мм), в горных долинах и котловинах, закрытых хребтами от влажных ветров (Искандеркуль — 258 мм); меньше всего их на Восточном Памире (Каракуль — 72 мм). Максимум осадков приходится на март — апрель (за исключением Восточного Памира, где он падает на июль — август). Безморозный период в долинах Северного Т. 230 дней, Юго-Западного Т. 230—240 дней, в долинах Гиссаро-Алая и Западного Памира 180 дней, на Восточном Памире 60 дней. Почти во всех горных районах летом господствуют горно-долинные ветры. В Ферганской котловине летом и осенью дует сухой и горячий ветер гармсиль. Для юга Т. характерен иссушающий юго-западный ветер афганец.
         Оледенение. Снеговая линия расположена в Гиссаро-Алае на высоте от 3800 (на З. и Ю.-З.) до 4200—4400 м (на С.-В.), на Памире от 4000 (на С.-З.) до 5200 (в восточных районах). Общая площадь современного оледенения 8470 км2. Преобладают горно-долинные ледники; наиболее крупные центры оледенения — в северной и западной частях Памира: ледники Федченко (длина 77 км, площадь 907 км2), Грумм-Гржимайло (длина 36,7 км, площадь 160 км2), Бивачный (длина 27,8 км, площадь 197 км2), Гармо (длина 27,5 км, площадь 153,3 км2), Большая Саукдара (длина 25,2 км, площадь 69,2 км2), Сугран (длина 24,2 км, площадь 48 км2), Географического Общества (длина 21,5 км, площадь 81,8 км2), Гандо (длина 22,5 км, площадь 55 км2) и др. Самый значительный ледник в Гиссаро-Алае — Зеравшанский (длина около 25 км, площадь 41 км2).
         Внутренние воды. Речная сеть развита неравномерно. Наибольшей густотой она отличается в горных областях, наименьшей — на равнинах С. и Ю.-З. Почти все реки относятся к бассейну Амударьи, Сырдарьи и Зеравшана. Только на Восточном Памире небольшие рр. Караджилга, Акджилга, Музкол несут свои воды в бессточное озеро Каракуль, а р. Маркансу принадлежит к бассейну Тарима. Бассейн Амударьи занимает ¾ площади республики. В пределах Т. к нему относятся составляющие Амударью Пяндж (с притоками Гунт, Бартанг, Язгулем, Ванч, Кызылсу) и Вахш (в верховье, до впадения р. Обихингоу, называется Сурхоб) и Кафирниган. К бассейну Сырдарьи (пересекает северную часть Т. на участке длиной 195 км) принадлежат реки, стекающие с северного склона Туркестанского хребта, — Исфара, Ходжабакирган, Карасу, Аксу. На территории Т. находится верхнее течение Зеравшана (с притоками Фандарья, Кштут, Магиан), на бассейн которого приходится почти 1/10 площади. Большинство рек, берущих начало в высокогорье, имеет ледниково-снеговое питание (с максимумом стока в июле — августе) и снегово-ледниковое (с максимумом стока в мае — июне); реки, начинающиеся в среднегорье и ниже, питаются в основном за счёт талых снеговых, дождевых и грунтовых вод и имеют наибольший сток в марте — мае. Реки используются для орошения и как источники гидроэнергии. По абсолютным запасам гидроресурсов Т. занимает 2-е место в Советском Союзе (после РСФСР). Потенциальные гидро-энергетические ресурсы (по 511 учтенным рекам длиной более 10 км) 32,6 млн. квт.
         Озёра расположены главным образом на Памире и в горах Гиссаро-Алая. Самое крупное по площади — озеро Каракуль; озёра Сарезское и Яшилькуль образовались в результате горных обвалов. Одно из красивейших завально-запрудных озёр — Искандеркуль в Гиссарском хребте. Имеются крупные искусственные озёра-водохранилища: Кайраккумское водохранилище («Таджикское море»), Нурекское водохранилище, Фархадское водохранилище и др.
         Почвы. На равнинах и низкогорьях Ю.-З. и С. распространены серозёмы; до высоты 300—600 м развиты светлые серозёмы малогумусные (1—1,5%), на высоте 600—900 м — обыкновенные серозёмы с содержанием гумуса 1,5—2%. Верхний пояс предгорий и склоны хребтов от 900 до 1500—1900 м покрыты тёмными серозёмами с содержанием гумуса 2,5—4%. На серозёмах при искусственном орошении выращивают хлопчатник и др. с. -х. культуры. Средний пояс гор (1600—2800 м) занят горными коричневыми почвами. На С. и в Гиссаро-Алае серозёмы сменяются светло-коричневыми, а на более увлажнённом Ю. — коричневыми карбонатными почвами, выше — типичные коричневые почвы. В долинах Западного Памира светло-коричневые почвы. В верхнем поясе гор (выше 2800 м) высокогорные лугово-степные, степные, пустынно-степные почвы; на Восточном Памире — высокогорные пустынные (на низких речных террасах встречаются высокогорные лугово-болотные мерзлотные почвы, нередко засоленные).
         Растительность. В Т. насчитывается более 5 тыс. видов высших растений. Преобладает травянистая и полукустарниковая растительность; древесно-кустарниковая занимает 4% территории Характерна высотная поясность в распределении растительности. Равнинные пространства (до 500 м высотой) северной и крайней юго-западной частей Т. относятся к поясу пустынь. Растительность здесь состоит из полукустарничковых полыней и солянок; в поймах нижнего течения Вахша, Пянджа, Кафирнигана, Кызылсу — тугаи из туранги, лоха, камыша и эриантуса. На высоте 500—700 м эфемероидная, с господством осочки низкорослой, мятлика луковичного и различных эфемеров. Выше (на высоте 700—900 м) по предгорьям — крупнозлаковая, тоже эфемероидная, из пырея волосоносного и ячменя луковичного. Среднегорье (от 1200 до 1800 м и от 2300 до 2800 м) занято древесно-кустарниковой растительностью. В Т. свыше 150 видов деревьев и кустарников. Почти ½ горных лесов — арчовники, основные массивы их — в Туркестанском хребте, встречаются также в Кураминском, Зеравшанском и Гиссарском хребтах и на верхних участках гор Ю.-З. Т. Увлажнённые южные склоны Гиссарского хребта и западной части хребта Петра Первого и Дарвазского заняты широколиста, лесами из грецкого ореха, клёна туркестанского, чинары восточной, экзохорды, яблони Сиверса, алычи в сочетании с розариями и другими кустарниками. В предгорьях Зеравшанского, Гиссарского, Петра Первого, Дарвазского хребтов и Юго-Западном Т. — ксерофильное редколесье из фисташки, миндаля бухарского, каркаса, сумаха дубильного, чилона, багряника и др. На Памире древесная растительность встречается лишь в западной части — местами по долинам рек и состоит из видов ивы, тополя и облепихи. В высокогорном поясе (выше 2400—2800 м) в зависимости от условий увлажнения распространены высокогорные луга, луговые степи, степи и опустыненные степи. На лугах преобладают злаки и разнотравье. Для степей характерны сухолюбивые злаки, типчак, мятлики, разнообразные ковыли. На Восточном Памире — терескеновые, полынные пустыни и подушечники. Много лекарственных, дубильных, красильных, эфиромасличных, а также плодовых растений. Участки с эфемероидной растительностью используются как осенние и зимние пастбища. Высокогорные луга и степи служат летними пастбищами, а пустыни Восточного Памира — также и зимними.
         Животный мир. В современной фауне Т. 81 вид млекопитающих, 365 видов птиц, 49 видов пресмыкающихся и 7—8 тыс. видов насекомых. Характерные обитатели равнин нижнего высотного пояса: пресмыкающиеся — серый варан, кобра, песчаная эфа, степной удавчик, черепаха; из птиц — хохлатый жаворонок, саксаульный воробей, степная пустельга, дрофа-красотка, стервятник; из грызунов — дикобраз, суслики, песчанки, тушканчики, хомячки. На открытых равнинных пространствах Ю.-З. встречается джейран, в предгорьях — винторогий козёл, леопард. Особенно многообразен животный мир тугаев (бухарский олень, камышовый кот, шакал, барс, барсук, кабан и др.; из птиц — фазан, перепел и др.; из пресмыкающихся — гюрза). В горных лесах и редколесьях обитают лесная мышь, арчовая полёвка, лесная соня, туркестанская крыса, куница, медведь, барсук, ласка, горностай, рысь, барс, волк, козерог; из птиц — куропатка, вяхирь, большая горлица и др.; из пресмыкающихся — гималайская агама и щитомордник. В высокогорьях — сибирский козерог, архар, снежный барс; из птиц — гималайский и тибетский улар, саджа, кеклик, снежный гриф, бородач, беркут, сип; из грызунов — длиннохвостый сурок, памирская полёвка, красная и большеухая пищухи, серебристая полёвка.
         В водоёмах — около 40 видов рыб (форель, маринка, сазан, жерех, лещ и др., из них 10 имеют промысловое значение). Промысловые животные (охота на некоторых из них ограничена): кабан, архар, медведь, длиннохвостый сурок, заяц-толай, кеклик, пустынная куропатка, фазан, вяхирь, улары, перепел, тибетская саджа. В водоёмах поймы низовьев Вахша акклиматизирована нутрия.
         Охрана природы. Для охраны и восстановления полезной фауны и флоры созданы заповедники: «Тигровая балка», «Рамит» и 13 заказников, ботанические сады в Душанбе, Ленинабаде и под Хорогом, Варзобская горно-ботаническая станция (ущелье Кандары), Памирская биостанция (Чечекты), расположенные на разных высотных поясах.
         Природные районы. Северный Т. — включает западную часть ферганской котловины и входящую в пределы Т. часть Голодной степи с обращенными к ним склонами Кураминского и Туркестанского хребтов. На равнинах — культурный ландшафт с участками пустынной и низкотравной полупустынной растительности, в предгорьях — ландшафт полынных пустынь и крупнозлаковых эфемероидов с участками окультуренных земель. В среднегорье преобладает ландшафт ксерофитных редколесий, чередующихся с участками степей, а в высокогорье — арчовники и луговые степи. Природные условия благоприятны для возделывания хлопчатника и других теплолюбивых культур (виноград, абрикос и др.). Гиссаро-Алай (Зеравшанский район) — сильно пересечённая горная территория, где характер ландшафтов находится в большой зависимости от распределения осадков и экспозиции склонов. На южном склоне Гиссарского хребта преобладают широколиственные леса и луговые степи, в остальной части гор — арчовые редколесья, степи и опустыненные степи. Юго-Западный Т. — состоит из широких речных долин и разделяющих их хребтов. Климат самый тёплый в республике. Преобладает ландшафт эфемероидной растительности, сменяющийся на верх. склонах гор ксерофитным редколесьем. Значительную площадь занимают поливные земли; условия благоприятны для выращивания тонковолокнистого хлопчатника и др. субтропических культур; Центрально-таджикский (Каратегино-Дарвазский) район — включает речные долины и разделяющие их мощные горные хребты, ограниченные Зеравшанским и Алайским хребтами на С., р. Пяндж на Ю., Каратегинским хребтом на З. и хребтом Академии Наук на В. Господствует высотная поясность ландшафтов от полупустынь до высокогорных лугов, степей и луговых степей. Памир — с резко различающимися западной и восточной частями. На Западном Памире распределение влаги предопределяет характер ландшафта: от днищ долин сменяются ландшафты полынных пустынь, остепнённых пустынь и подушковидной растительности; в речных долинах местами сохранилась древесно-кустарниковая растительность. Восточный Памир отличается самым сухим и самым холодным в Т. климатом и отсутствием древесной растительности; господствует ландшафт холодных высокогорных пустынь.
         Лит.: Таджикистан. (Физико-географический очерк), Л., 1936; Агаханянц О. Е., Основные проблемы физической географии Памира, ч. 1—2, Душ., 1965—66; 3а6иров Р. Д., Оледенение Памира, М., 1955; Шульц В. Л., Реки Средней Азии, ч. 1—2, Л., 1965; Растительность Таджикистана и ее освоение, Душ,, 1974; Станюкович К. В., Растительный покров Восточного Памира, М., 1949; Селиванов Р. И., Природа и природные ресурсы Таджикистана, Сталинабад, 1958; Средняя Азия, М., 1968 (АН СССР. Природные условия и естественные ресурсы СССР).
         К. Ш. Джураев, Д. П. Пулатов.
         IV. Население
         Свыше 56% населения составляют Таджики (1630 тыс. чел.; здесь и ниже данные переписи 1970). Живут (тыс. чел.) узбеки (665,7), русские (344,1), татары (70,8), немцы (37,7), киргизы (35,5), украинцы (31,7), евреи (14,6), туркмены (11), казахи (8,3) и др.
         Т. отличается высокими темпами роста населения (см. табл. 2), численность которого к 1975 по сравнению с 1913 увеличилась более чем в 3 раза. Рост населения происходил в основном за счёт естественного прироста. По естественному приросту населения (29,5 человек на 1 тыс. в 1974) Т. занимает 1-е место среди союзных республик (в среднем по СССР 9,3 человек).
         Средняя плотность населения 23,7 человек на 1 км2 (1975; 7 человек в 1913). Характерно крайне неравномерное размещение населения по высотным поясам. Более 85% его сосредоточено в долинах и межгорных котловинах до высоты 1600 м. На равнинной части долин С. и Ю. плотность 50—100 человек, местами до 150 человек на 1 км2, в горных районах 5—10 человек, а на Памире менее 2 человек на 1 км2. Женщины составляют 50,8%, мужчины — 49,2% (по переписи 1970). 58,6% населения — рабочие и служащие, 41,1% — колхозники. За 1929—74 численность рабочих и служащих возросла в 24 раза. В 1974 численность рабочих и служащих в народном хозяйстве составила 714 тыс. чел., в том числе в промышленности 146 тыс., строительстве 87 тыс., сельском хозяйстве 96 тыс., на транспорте и в связи 79 тыс. чел., в просвещении и культуре свыше 105 тыс. чел. Удельный вес женщин в общей численности рабочих и служащих 39%, в том числе в промышленности 49%, просвещении и культуре 48%, в здравоохранении 73%.
         В результате социалистической индустриализации изменилось соотношение между городским и сельским населением. Важнейшие города: Душанбе (436 тыс. жит. на 1 января 1975), Ленинабад (118 тыс. жит.), Курган-Тюбе, Куляб, Хорог, Нурек, Кайраккум.
         Табл. 2. — Динамика численности населения.
        
        ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        |                                                               | Численность     | В том числе                       | В % ко всему населению    |
        |                                                               | населения,        |---------------------------------------------------------------------------------------|
        |                                                               | тыс. чел.           | городского   | сельского     | городского   | сельского     |
        |----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------|
        | 1913 (оценка на конец года)                    | 1034                  | 95                | 939               | 9                  | 91                |
        | 1926 (по переписи на 17 декабря)           | 1032                  | 106               | 926               | 10                | 90                |
        | 1939 (по переписи на 17 января)             | 1485                  | 249               | 1236             | 17                | 83                |
        | 1959 (по переписи на 15 января)             | 1981                  | 646               | 1335             | 33                | 67                |
        | 1970 (по переписи на 15 января)             | 2900                  | 1077             | 1823             | 37                | 63                |
        | 1975 (оценка на 1 января)                       | 3387                  | 1280             | 2107             | 38                | 62                |
        ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        
         V. Исторический очерк
         Первобытнообщинный строй на территории Т. (до 8—7 вв. до н. э.). Первобытный человек появился на территории Средней Азии, в том числе Т., около 200 тыс. лет назад. В Северном и Южном Т. (урочище Ходжа-бакирган, Арал и др.) найдены орудия, характерные для нижнего Палеолита. Археологические объекты среднего палеолита исследованы в Северном (Кайраккум) и Южном (Джар-Кутан, Кара-Бура) Т. Каменные орудия Кайраккума и Джар-Кутана по внешнему виду близки находкам из Передней Азии, а Кара-Буры — Северного Индостана. Верхний палеолит представлен находками в районе Шугноу в горах Внешнего Дарваза. В каменном веке начинается заселение высокогорий, в том числе Памира. К Мезолиту относятся 2 нижних горизонта культурного слоя поселения Туткаул близ Нурека (10—7 тыс. лет до н. э.) и др. В юго-западной части Т. обнаружены памятники неолитической гиссарской культуры (См. Гиссарская культура). На юге и севере Т. в середине 2-й половины 2-го тысячелетия до н. э. — начале 1-го тысячелетия до н. э. соседствовали 2 разнородные группы населения, близкие к носителям кайраккумской культуры (см. Кайрак-кумские стоянки (См. Кайраккумские стоянки)) и к создателям памятников Южной Туркмении и Передней Азии эпохи бронзы.
         Рабовладельческий строй на территории Т. (8—7 вв. до н. э. — 6 в. н. э.). В 8—7 вв. до н. э. происходил переход к железному веку. Возникла социальная и имущественная дифференциация. Наряду с вождями племён и племенных объединений появляются правители целых областей. В этногенезе таджикской народности участвовали племена и народы, издревле населявшие Среднюю Азию. Их многовековая материальная и духовная культура явилась важнейшей составной частью сформировавшейся позже культуры таджикского народа. В период существования древнейших государственных образований в Средней Азии (Согд и Бактрия, 1-я половина 1-го тысячелетия до н. э.) территория Т. являлась их органической составной частью. В 6—4 вв. до н. э. территория Т. попала под власть Персии, а в 329 до н. э. испытала вторжение войск Александра Македонского (См. Александр Македонский). Против иноземных захватчиков вспыхнуло восстание (329—327 до н. э.), которым руководил Спитамен. После распада государства Александра Македонского часть территории Т. вошла в состав Селевкидов государства (см. Селевкиды). В 3—2 вв. до н. э. значительная часть Т. входила в состав Греко-Бактрийского царства (См. Греко-Бактрийское царство). Около 140 до н. э. началось вторжение кочевых племён тохаров (См. Тохары) в Согд, а затем в Бактрию. В кушанский период (см. Кушанское царство) продолжали развиваться рабовладельческие отношения, усиливалась зависимость свободных общинников. В первые века н. э. строились и функционировали крупные оросительные каналы, высокого уровня достигли городская жизнь и ремесло. Интенсивно развивалась торговля, о чём свидетельствуют многочисленные находки в Т. изделий и монет с территории Римской империи, Индии и др. Найдены отдельные памятники кушанской письменности, созданной на основе греческой. В этот период в Т. из Индии проник Буддизм, из Ирана — Манихейство, но основной религией оставался Зороастризм. В 4—6 вв. назревал кризис рабовладельческого строя, зарождался феодализм. Одно из проявлений этого кризиса — крайнее обострение классовой борьбы, вылившееся на рубеже 5—6 вв. в Маздакитское движение, а также в восстание Абруя (См. Абруй) (80-е гг. 6 в.). В эти же столетия восточная часть Средней Азии подверглась завоеваниям кочевых племён хионитов, затем эфталитов (См. Эфталиты).
         Т. в эпоху феодализма (6—1-я половина 19 вв.). В начале 6 в. государству Эфталитов подчинялись вся Средняя Азия, Афганистан, часть Северной Индии и некоторые районы Восточного Туркестана. Столицей государства был г. Бадиан. В середине 6 в. Средняя Азия подверглась нашествию тюркских племён, решающие битвы тюрков с эфталитами (около 562—565) закончились полной победой Тюркского каганата (См. Тюркский каганат). Экономический подъём, начавшийся в 6—7 вв., был связан с развитием феодальных отношений. В руках представителей земледельческой аристократии сосредоточились крупные массивы земель и вода, необходимая для поливного земледелия; часть сел. населения стала зависимой. Продолжали расти города. Одним из крупных городов и центров культуры был Пенджикент. Памятники письменности представлены находками в Калаи-Муг и в других местах. К середине 8 в. Средняя Азия была завоёвана арабами, но мужественное сопротивление народов продолжалось ещё почти столетие. Народные восстания против арабов следовали одно за другим. Самые крупные из них произошли в 720—722, во 2-й половине 20-х гг. и в 736—37. В 755 восстание Сумбада-мага в Нишапуре распространилось на юг Средней Азии. Особенно длительным и упорным было восстание под руководством Муканны в 70—80-х гг. 8 в. (см. Муканны восстание). В результате арабского завоевания прежние местные религии: зороастризм, буддизм, Несторианство, манихейство и т.д. были заменены Исламом, уничтожены многие памятники культуры, города. Население выплачивало многочисленные налоги, было занято на принудительных работах. Экономическое и культурное развитие народов Средней Азии было временно заторможено. Однако включение Средней Азии в Халифат способствовало в конечном счёте преодолению феодальной раздробленности и образованию в дальнейшем на базе единого централизованного государства новых среднеазиатских государств. Оно привело позднее к широкому развитию социально-экономических и культурных контактов между народами, входившими в Халифат, и достижению выдающегося культурного синтеза как в Средней Азии, так и на всём Ближнем Востоке. В 9— 10 вв. Т. входил в состав государства Тахиридов и Саманидов государства (См. Саманидов государство). В это время завершился процесс складывания таджикской народности. Её основными этническими компонентами явились согдийцы, бактрийцы, сакские, кушанские, эфталитские и др. племена. На базе, по-видимому, одного из территориальных диалектов сложился язык таджиков, постепенно вытеснив из Мавераннахра господствовавший там согдийский язык. Термин «таджик» начал употребляться в современном его значении. Высокой ступени развития достигли сельское хозяйство, горное дело, ремёсла и торговля. Расширялась караванная торговля с Юго-Восточной Европой, Китаем, Монголией, Индией, Афганистаном, Ираном, Кавказом. Установились прочные торговые связи с Древней Русью, о чём свидетельствуют многочисленные саманидские монеты, найденные на территории Москвы, Новгорода, вплоть до Балтийского моря. При Саманидах культура таджикского народа достигла высокого уровня. В 10 в. создавал свои произведения основоположник персидско-таджикской литературы Рудаки. На рубеже 10—11 вв. появились творения выдающегося поэта персидско-таджикской литературы Фирдоуси, автора «Шахнаме», а в 11 в. — творения Ибн Сины (См. Ибн Сина) и Бируни.
         В 10— начале 13 вв. земли, населённые таджиками, входили в состав государств, существовавших на территории Средней Азии (см. Газневиды, Караханидов государство, Гуриды, Каракитаев государство, Хорезм). Несмотря на постоянные воины, происходил рост городов. В 10—12 вв. имелись рудники по добыче серебра, золота, железной руды и др. Полезные ископаемые и изделия из них вывозились в страны Востока. Развитие производительных сил вело к углублению противоречий феодального общества. Классовая борьба проявлялась в восстаниях и социальных движениях, часто принимавших религиозную окраску.
         Вторжение монголо-татарских войск Чингисхана (1219—21) и его сыновей натолкнулось на героическое сопротивление народа (борьба жителей Ходжента, под руководством Тимур-Мелика, восстание в Бухаре в 1238 и др.). Монгольское завоевание сопровождалось истреблением населения, запустением городов и целых областей, уничтожением памятников материальной и духовной культуры. Монголо-татарское иго ухудшило и без того тяжёлое положение трудящихся. Хозяйство начало восстанавливаться лишь во 2-й половине 14 в. Феодальная знать выдвинула Тимура (1336—1405), который, подавив движение сербедаров (См. Сербедары), провёл серию грабительских войн против соседних стран и создал огромное государство со столицей в Самарканде. В его состав входили Мавераннахр, Хорезм, Афганистан, часть Ирана и др. Руками среднеазиатских и пленных ремесленников Тимур осуществил большое строительство. После смерти Тимура его государство фактически было разделено Тимуридами (См. Тимуриды) на два феодальных владения с центрами в Самарканде и Герате. Конце 15 — начале 16 вв. — время максимального для средневековой Средней Азии развития мелкого товарного производства, проникновения денежных отношений. При Тимуридах высокого уровня достигли искусство, наука, литература. В 16 в. территория Т. вошла в состав Шейбанидов (См. Шейбаниды) государства со столицей Бухарой. После гибели Мухаммеда Шейбани (См. Мухаммед Шейбани) независимыми уделами стали Хорезм, Балх, Бадахшан. Возникло Хивинское ханство. При новой династии — Аштарханидах не прекращалась междоусобная борьба, что привело к распаду государства. В середине 18 в. на территории Ферганы образовалось самостоятельное Кокандское ханство. В 17 — 1-й половине 19 вв. происходила концентрация земель в руках крупных (светских и духовных) феодалов и разорение мелких собственников, феодальная рента была смешанной (натуральная, денежная н отработочная). Особенно тяжёлым было положение крестьян-издольщиков. В 1708—1709 Убайдулла-хан провёл в Бухарском ханстве денежную реформу, вызвавшую широкое недовольство. Начались волнения, которые переросли в восстание против ханской власти. Феодальная раздробленность была серьёзным препятствием на пути экономического и политического развития таджикского народа и ослабляла его перед лицом внешней опасности. Пользуясь ослаблением центральной власти в Бухарском ханстве, частые набеги стали совершать кочевники.
         Бухара была завоёвана Ираном в 1740 в правление Надир-шаха. После его смерти (1747) Бухарское ханство освободилось от зависимости; к власти пришла с 1753 династия Мангыт. В 1-й половине 19 в. территория Т. была разделена между Кокандским и Бухарским ханствами. Экономическую основу государств составляли земледелие, основанное главным образом на искусственном орошении, и скотоводство. В Т., как и в др. странах Востока, верховным собственником земли являлось феодальное государство, но существовала и частная собственность на землю. Имелись государственные земли (амлячные, шохи, султаны и пр.); земли крупных духовных феодалов — ишанов (милковые, или милки-хурр); земли, принадлежавшие религиозным учреждениям (вакуфные), закрепленные за населением, платившим за них поземельный налог Харадж (хараджные) или десятину (ушр). Луга и пастбища считались общинными, но ими пользовалась преимущественно крупная кочевая аристократия, которая эксплуатировала рядовых скотоводов. Дехкане, владевшие землёй, обрабатывали её, передавали по наследству и даже продавали, хотя по шариату они не были собственниками земли, а скорее временными арендаторами. Самое низшее сословие в государстве составляли рабы. В больших городах существовали специальные базары для продажи рабов. Беспощадная эксплуатация, непосильные налоги, голод, тяжёлый феодальный гнёт неоднократно вызывали народными волнения (восстание в Бухаре 1758 и др.). В начале 19 в. восстания произошли в Ура-Тюбе, Ходженте и др. Большим влиянием в Т. пользовалось мусульманское духовенство, что отрицательно сказывалось на развитии культуры народа. Школа (Мектеб) всецело находилась в руках духовенства, в высших религиозных школах — медресе программа обучения была построена почти целиком на изучении богословской схоластики.
         Присоединение Т. к России. Социально-экономическое развитие Т. во 2-й половине 19 в. Интересы развивающегося русского капитализма требовали расширения рынков сбыта, захвата всё новых источников сырья. Возрастала потребность российских промышленности в хлопке. Русско-английское соперничество активизировало действия царизма по завоеванию Средней Азии. 24 мая 1866 царские войска заняли Ходжент (современный Ленинабад), 2 октября — Ура-Тюбе, в 1868 — Самарканд. 23 июня 1868 между Россией и Бухарой был заключён договор, согласно которому все завоёванные русскими войсками территории вошли в состав России, русским купцам предоставлялась свобода торговли, эмир лишался права вести самостоятельные сношения с иностранными государствами и обязывался выплатить 500 тыс. рублей контрибуции. После подавления Кокандского восстания 1873—76 (См. Кокандское восстание 1873-1876) было ликвидировано Кокандское ханство, а его территория включена в Ферганскую область в составе Туркестанского генерал-губернаторства (см. Туркестан). В 1895 русско-английским соглашением был решен вопрос об установлении границы с Афганистаном на Памире по р. Пяндж. Юго-западной и центральной части современного Т. (так называемого Восточного Бухара) и Западный Памир оставались в составе Бухарского ханства и сохранили административное деление на бекства: Кабадианское, Гиссарское, Дарвазское, Каратегинское, Бальджуанское, Курган-Тюбинское и Кулябское. Остальные части современного Т. входили в состав Сырдарьинской (после 1887 — Самаркандской) и Ферганской области.
         Присоединение части Т. к России имело, с одной стороны, большое прогрессивное значение для края. Началось сближение таджикского и русского народов. Совместная борьба против царизма и местных угнетателей, крепнущие экономические, политические и культурные связи способствовали росту солидарности таджикского народа с русским и др. народами России. Край был избавлен от угрозы английской экспансии, уничтожено рабство, прекращены феодальные войны. Начался процесс разложения натурального хозяйства и развития элементов капитализма. Интенсивно развивалось хлопководство, вводились новые сорта этой культуры. С проведением в конце 19 в. Среднеазиатской железной дороги (См. Среднеазиатская железная дорога) увеличился ввоз промышленных товаров из России, создавались первые предприятия лёгкой промышленности. В 1869 и 1872 в Ходженте открылись две шёлкомотальные фабрики, оснащенные паровыми машинами, фруктово-водочный завод, в Дегмае — стекольный завод. Началась разработка полезных ископаемых. Развитие промышленности способствовало образованию местных рабочих кадров. Новое земельное устройство, введённое в Туркестанском крае в 1886, создало условия для возникновения капиталистических отношений в земледелии. Но приёмы и способы обработки земли оставались крайне отсталыми. С другой стороны, после присоединения к России население попало под двойной гнёт: местных баев-феодалов и русских капиталистов. Увеличились всевозможные налоги и повинности; как в городе, так и на селе от налогов страдали бедные ремесленники, мелкие торговцы, крестьяне. Экономический и политический гнёт вызывал протесты народных масс. 14 апреля 1872 вспыхнуло восстание в Ходженте, в 1875 — в Ура-Тюбе, Костакозе, Гулякандозе, в 1880 — в Ура-Тюбе, Ходженте и других районах. Все эти выступления носили стихийный характер и жестоко подавлялись царизмом при поддержке местной знати.
         В Восточной Бухаре господствовали феодальные отношения с чрезвычайно низким уровнем развития производительных сил. Многие крестьяне были малоземельны или безземельны. Усиление феодальной эксплуатации и произвол эмирских властей явились причиной массовых народных выступлений, принявших особенно широкий размах в 70—80-х гг. 19 в. Крестьянские выступления произошли в 1870 в Бальджуаиском бекстве, в 1885 в кишлаке Муминабад Кулябского бекства. Значительным было восстание в середине 1880-х гг. в Бальджуанском бекстве под предводительством крестьянина Восе. Поводом послужило требование сборщиков налогов уплатить не только подати текущего года, но и недоимки прошлых лет, так как 1888 был урожайным годом. К восставшим примкнули тысячи крестьян. Лишь с помощью войск, собранных в других бекствах, эмиру удалось подавить восстание. Восе был казнён.
         Т. в период империализма и буржуазно-демократических революций в России (1900—17). В начале 20 в. в хозяйственной жизни Т. произошли большие изменения. В Северном Т. на орошаемых землях хлопчатник вытеснял другие культуры. Развивалось каракулевое овцеводство. Ряд районов из зернопроизводящих превращался в потребляющие. Специализация районов разрушала основы феодальной замкнутости и способствовала развитию товарных отношений в сельском хозяйстве. Активизировалась торговля, в ряде городов открылись отделения государственного банка и частных банков, возникали торговые фирмы, транспортные конторы.
         С развитием промышленности формировалась местная буржуазия, зарождался рабочий класс. Революционное движение в Т. было неразрывно связано с российским революционным движением и являлось его составной частью. Революция 1905—07 в России оказала огромное влияние на национально-освободительное движение в Средней Азии. Под влиянием революционно настроенных русских рабочих и политических ссыльных трудящиеся Т. всё активнее втягивались в борьбу с царизмом и местными угнетателями. Ширилось крестьянское движение, началось брожение среди солдат. Наибольшего накала революционное движение в Северном Т. достигло осенью 1905. К этому времени относится возникновение первых социал-демократических групп. В октябре — ноябре бастовали ж.-д. рабочие Ходжента. В декабре 1905 восстали солдаты понтонной роты Ходжентского гарнизона, в марте 1906 — крестьяне кишлака Чорку Исфаринской волости. В юго-западном и центральном районах современного Т., входивших в состав Бухарского ханства, а также на Памире в революционное движении участвовали передовые офицеры и солдаты русской армии и отходники из числа местных жителей. В 1905—1907 народные волнения охватили Каратегинское, Кулябское, Бальджуанское и Гиссарское бекства.
         После поражения Революции 1905—07 усилился национальный и социальный гнёт на окраинах России. Новая капиталистическая эксплуатация в сочетании с феодальной приводила к ухудшению положения трудящихся. В годы 1-й мировой войны 1914—18 резко возрос вывоз хлопка из Т., а ввоз хлеба и промышленных изделий почти прекратился. Неурожай 1916 грозил краю голодом, росли налоги и повинности. Издание указа о мобилизации «инородцев» на тыловые работы в России явилось поводом к началу Среднеазиатского восстания 1916 (См. Среднеазиатское восстание 1916). В Ходжентском уезде намечалось мобилизовать 8948 тыловиков. 4 июля 1916 10-тысячная толпа ходжентцев собралась на центральной площади города и потребовала у местных властей отмены мобилизации. Произошло кровавое столкновение с царскими войсками. Вскоре восстание охватило всю Среднюю Азию, Казахстан и докатилось до Урала. Правительство жестоко расправилось с восставшими. 3 тыс. чел. были привлечены к суду, 300 казнены.
         Под непосредственным влиянием Февральской буржуазной революции 1917 3(16) марта в Ходженте, Ура-Тюбе, Канибадаме и других городах прошла волна митингов, собраний, демонстраций; стали возникать Советы, но власть в них, как и в центральной России, первоначально захватили меньшевики и эсеры. Наряду с Советами рабочих и солдатских депутатов (См. Советы рабочих и солдатских депутатов) были образованы Советы мусульманских депутатов, а также Союз трудящихся мусульман. 31 марта (13 апреля) 1917 Туркестанское генерал-губернаторство было упразднено. Это явилось большой победой демократических сил, но власть в крае перешла в руки буржуазного Туркестанского комитета Временного правительства. 17(30) апреля в Ходженте был образован Исполнительный комитет Временного правительства, в области и уезды назначены комиссары Временного правительства, однако бывшие царские чиновники не были смещены и вместе с новыми властями продолжали проводить прежнюю колониальную политику. В марте 1917 в Бухаре начались выступления с требованием реформ. Во избежание дальнейших осложнений эмир издал «манифест» с обещанием некоторых демократических свобод. Но этот «манифест» остался на бумаге, Бухара стала центром контрреволюции и фанатичной мусульманской реакции.
         Т. в период Октябрьской революции и Гражданской войны в 1917—23. Победа Октябрьского вооружённого восстания в Петрограде явилась толчком для вооружённого выступления трудящихся Туркестанского края против власти буржуазного правительства. 1(14) ноября 1917 вооружённое восстание победило в Ташкенте, и власть перешла в руки Совета рабочих и солдатских депутатов. Это имело решающее значение для победы революции во всём Туркестане, в том числе в Северном Т., где власть Советов была установлена в ноябре 1917 — феврале 1918. Советская власть провела национализацию промышленных предприятий, каменноугольных копей Шураб и Сулюкта, нефтепромыслов «САНТО» и др. В феврале 1918 Ходжентский совет создал земельно-водную комиссию. Её деятельность способствовала росту популярности Советской власти среди самых широких слоев местного населения. В конце 1918 Советская власть была провозглашена на Памире. Территория Северного Т. вошла в состав Туркестанской АССР (См. Туркестанская Автономная Советская Социалистическая республика).
         В Бухарском ханстве сохранялась власть эмира Сеид-Алим-хана, опиравшегося на крупных феодалов и реакционное мусульманское духовенство. Победа Советской власти в России и Туркестане способствовала революционизированию трудящихся масс Бухары. В надежде спасти трон эмир собрал армию из 13 тыс. всадников, 12 тыс. пехоты и 70 тыс. ополченцев, обучением которой занимались английские и белогвардейские офицеры. Эмир установил связь с А. В. Колчаком, белоказачьим атаманом А. И. Дутовым, главарями басмачей. Но усиление народной борьбы помешало эмиру развязать войну против Советской власти. Большое влияние на рост революционных настроений в Бухаре оказали социально-экономические мероприятия Советской власти в Туркестанской АССР. Образовавшаяся в ноябре 1918 Бухарская коммунистическая партия (БКП) возглавила борьбу трудящихся против власти эмира. К конце 1919 в Бухаре наметился революционный подъём. 16 августа 1920 4-й съезд БКП принял решение о подготовке вооружённого восстания. После победы восстания в Старом Чарджуе местный ревком обратился к Туркестанской комиссии ВЦИК и СНК РСФСР (См. Туркестанская комиссия ВЦИК и СНК РСФСР) с просьбой об оказании военной помощи. Командующий Туркестанским фронтом М. В. Фрунзе отдал приказ частям Красной Армии выступить на помощь трудящимся Бухары. 30 августа 1920 красные бухарские отряды и части Красной Армии осадили и 2 сентября взяли штурмом г. Старая Бухара (см. Бухарская операция 1920). Эмир бежал в Восточную Бухару. 6—8 октября 1920 состоялся 1-й Всебухарский курултай (съезд) народных представителей, который провозгласил образование Бухарской народной советской республики (См. Бухарская Народная Советская Республика) (БНСР).
         Ввиду того что в Бухарском ханстве не было капиталистической промышленности и пролетариата, после революции там был установлен не социалистический, а народно-демократический строй. Необходимо было ликвидировать остатки феодального строя и подготовить экономические и психологические предпосылки для перехода к социализму. Правительство БНСР провозгласило равенство всех национальностей, отменило феодальные налоги и повинности, национализировало все промышленные предприятия, провело земельную реформу. Для разгрома контрреволюционных сил, группировавшихся вокруг бывшего эмира, в Восточную Бухару был направлен в феврале 1921 Гиссарский экспедиционный отряд, сформированный из частей Туркестанского фронта, отрядов Бухарской Красной Армии, представителей партийных, советских, комсомольских и профсоюзных организаций БНСР.
         21 февраля 1921 от эмирских войск был освобожден кишлак Дюшамбе (современный Душанбе), ставший вскоре политико-административным центром Восточной Бухары. В апреле на всей территории Восточной Бухары была установлена Советская власть. Правительство РСФСР организовало снабжение населения Восточной Бухары лесом, углём, шерстью, тканями, чаем и другими товарами. По договору с правительством БНСР части Красной Армии, выполнив свою миссию, 6 августа 1921 были выведены из Бухарской республики. Но с их уходом в южном и центральном районах Т. активизировалось Басмачество, социальной базой которого было байство, мусульманское духовенство и деклассированные элементы. В конце 1921 во главе контрреволюционных банд в Восточной Бухаре встал бывший турецкий военный министр Энвер-Паша. При активной поддержке иностранных империалистов басмачи захватили большую часть территории Восточной Бухары, жестоко расправлялись с местным населением, убивали советских, партийных и комсомольских работников. К середине 1922 контрреволюционные силы Энвер-паши стали представлять серьёзную угрозу для существования Советской власти в Бухаре и во всей Средней Азии. С января 1922 по июнь 1924 верховным органом власти в Восточной Бухаре стала Чрезвычайная диктаторская комиссия ЦИК БНСР по делам Восточной Бухары. 18 мая 1922 ЦК РКП (б) принял постановление «О Туркестано-Бухарских делах», в котором были намечены решительные меры по борьбе с басмачеством и укреплению Советской власти в Восточной Бухаре. В июне — августе 1922 Бухарская группа войск (командующий Н. Е. Какурин) нанесла ряд ударов по силам Энвер-паши и восстановила Советскую власть на большей части территории Восточной Бухары.
         К середине 1923 большинство басмаческих банд было уничтожено частями Красной Армии при поддержке местных добровольческих отрядов. Басмачество было разгромлено благодаря героизму таджикского народа и военной, экономической и политической помощи русского и других братских народов. Однако крупная банда Ибрагим-бека продолжала действовать до середины 1926. Басмачи принесли неисчислимые беды таджикскому народу, причинили огромный урон народному хозяйству. Большая часть цветущих плодородных земель была превращена в пустыню, разрушены ирригационные сооружения, значительно сократилось поголовье скота. Победа над басмачеством и упрочение Советской власти позволили приступить к восстановлению народного хозяйства. Для согласования экономической политики и хозяйственных планов Советских республик Средней Азии в марте 1923 был создан Среднеазиатский экономический совет. Это дало возможность более рационально использовать материально-технические и финансовые ресурсы республик и подготовить основы для социалистического преобразования их экономики. Учитывая тяжёлые последствия Гражданской войны, бюро ЦК РКП (б) в сентябре 1922 приняло решение о всемерной военной и экономической помощи Бухарской республике. Население Восточной Бухары было освобождено от сельскохозяйственного налога, дехканам предоставлялись кредиты для восстановления хозяйства. Благодаря этой помощи к 1924 в республике были созданы условия для перехода на путь строительства социалистического общества.
         Т. в период социалистического строительства в 1924—40. Особое внимание Советская власть уделяла улучшению положения крестьянства. В 1924 в Восточной Бухаре беднейшему крестьянству было выдано 20 тыс. пудов семенного зерна, оказана помощь с.-х. орудиями и денежными средствами. Закладывались основы новой системы народного образования и здравоохранения. Несмотря на разруху, правительство РСФСР передало в 1924 БНСР оборудование для кожевенных и мыловаренных заводов и текстильной фабрики. В 1923—24 из РСФСР в республику было ввезено различных товаров на 7,5 млн. руб. В 1924 50% расходов по бюджету БНСР приняло на себя правительство СССР.
         19 сентября 1924 5-й Всебухарский курултай Советов принял решение о преобразовании БНСР в Бухарскую Советскую Социалистическую Республику и 29 сентября — о вхождении её в состав СССР. Однако советские республики Средней Азии были созданы по территориальному признаку в рамках старых административных границ. Национальная разобщённость создавала трудности в экономическом и культурном развитии и национальной консолидации народов, в укреплении Советской власти на местах. Интересы трудящихся всех национальностей Средней Азии и задачи социалистического строительства настоятельно требовали создания национально однородных советских социалистических республик. Чрезвычайная сессия Туркестанского ЦИК рассмотрела в сентябре 1924 вопросы национально-территориального размежевания и решила перестроить Туркестанскую АССР в национально однородные государства. 14 октября 1924 сессия ВЦИК утвердила постановление ЦИК Туркестана об образовании Таджикской АССР в составе Узбекской ССР. Окончательно Национально-государственное размежевание советских республик Средней Азии было узаконено 27 октября 1924 сессией ЦИК СССР.
         Таджикская АССР образовалась из ряда районов Туркестана и Бухары. В неё вошли 12 волостей Самаркандского и Ходжентского уездов и почти вся Восточная Бухара. По решению президиума ЦИК СССР 2 января 1925 в состав Таджикской АССР включена территория Северного Памира как Горно-Бадахшанская автономная область. Северные районы современного Т. вошли в состав Узбекской ССР и в 1926 объединены в Ходжентский округ. 26 ноября 1924 в качестве высшего органа власти был образован Революционный комитет Таджикской АССР (председатель Н. Максум). Столицей республики стал Душанбе. 15 марта 1925 на митинге в Душанбе была торжественно провозглашена Таджикская АССР. В 1926, после окончательной ликвидации басмачества, на всей территории Т. прошли выборы в Советы. Созданные в 1925 для борьбы с басмачеством ревкомы заменены представительными органами власти трудящихся. В декабре 1926 1-й Учредительный съезд Советов Таджикской АССР принял Декларации: Об образовании Таджикской АССР; О национализации земель, вод, недр земли и лесов; О раскрепощении женщин; О введении всеобщего обучения трудящихся. Сформированный съездом ЦИК избрал свой Президиум, а также Совнарком.
         Молодая Таджикская республика, минуя капиталистический этап развития, вступила на путь социалистического преобразования общества. В 1925—26 была проведена земельно-водная реформа в Ходжентском округе. В течение 1926—29 был восстановлен довоенный уровень сельского хозяйства, успешно развивалось хлопководство. Закладывались основы социалистической промышленности. К началу 1929 вступили в строй дизельные электростанции в Душанбе, Ходженте, Канибадаме, Костакозе, на нефтепромыслах «САНТО», строились предприятия топливной, металлообрабатывающей, лёгкой и пищевой промышленности. Весной 1930 в Шурабе была заложена первая механизированная шахта «Первомайская», в феврале 1931 началось сооружение первой крупной электростанции — Варзобской ГЭС мощностью 7,5 тыс. квт, была проведена коренная реконструкция нефтепромыслов «САНТО». В Т. были направлены опытные советские и партийные работники, специалисты в различных областях промышленности и сельского хозяйства. Тысячи таджиков получили специальное образование и приобрели специальности в вузах и на заводах РСФСР, Украины, Узбекистана, Закавказья. Всего за 1-ю пятилетку (1929—32) было построено 17 крупных предприятий и цехов, большинство действовавших предприятий расширены и реконструированы. Успехи в развитии экономики и культуры создали условия для преобразования Таджикской АССР в союзную республику. 12 июня 1929 ЦИК СССР заслушал сообщение правительства Т. об экономическом и культурном развитии республики и постановил преобразовать Таджикскую АССР в союзную республику. 2 октября 1929 в состав Таджикской АССР был включен Ходжентский округ, населённый в основном таджиками. 15—19 октября 1929 состоялся 3-й Чрезвычайный всетаджикский съезд Советов, принявший Декларацию о преобразовании Таджикской АССР в Таджикскую Советскую Социалистическую Республику и непосредственном включении её в СССР. Это решение было утверждено ЦИК СССР 5 декабря 1929. В состав Таджикской ССР вошли Горно-Бадахшанская АО, округа Ходжентский, Гиссарский, Гармский, Курган-Тюбинский, Кулябский, Ура-Тюбинский и Пенджикентский. 24 февраля 1931 4-й съезд Советов Т. утвердил конституцию Таджикской ССР. В годы довоенных пятилеток в Т. развернулось социалистическое строительство, в основном осуществлена индустриализация. Интенсивно развивались лёгкая, пищевая и некоторые отрасли тяжёлой промышленности — угольная, стройматериалов, построен ряд электростанций. Сооружены крупные предприятия — Ленинабадский шёлковый комбинат, механические завод в г. Орджоникидзеабад, Душанбинские шёлкомотальная фабрика и кожевенный завод. Развивалась горнорудная промышленность. В 1933—34 вступили в строй рудники Кансай и Такели, на базе которых в 1937 была построена обогатительная фабрика в Кансае. За годы 2-й пятилетки (1933—37) количество промышленных предприятий увеличилось с 60 (1932) до 209 (1937), валовая продукция промышленности Т. выросла на 365%, стоимость промышленной продукции возросла с 5,1 до 18,6 млн. руб. Развернулось строительство автогужевых дорог, формировался рабочий класс, создавались партийные, советские, хозяйственные, административные национальные кадры. Всего за годы 1-й и 2-й пятилеток (1929—37) в развитие народного хозяйства республики было вложено 215 млн. рублей, за 3,5 года 3-й пятилетки (1938—41) — 138 млн. рублей. С 1929 по 1940 число рабочих и служащих в промышленности возросло в 12,3 раза. К 1940 объём валовой продукции промышленности Т. по сравнению с 1913 увеличился в 8,8 раза. Осуществлялась социалистическая реконструкция сельского хозяйства. Коллективизация на севере Т. началась ещё в 1926, когда появились первые Товарищества по совместной обработке земли (ТОЗы). С конца 1929 наметился перелом в колхозном строительстве, в 1930 развернулось массовое колхозное движение во всех хлопкосеющих районах Т., охватившее затем зерновые и животноводческие районы. Однако коллективизация в Т. имела свои особенности. Земельно-водная реформа к началу массовой коллективизации была проведена лишь в Ходжентском округе, на остальной территории лучшие поливные земли находились в руках кулачества-байства, духовенства, ростовщиков. Этим объяснялось их сильное влияние на крестьянскую массу. В ходе коллективизации в Т. предстояло решить задачи буржуазно-демократической революции — ликвидировать феодальные пережитки и наделить землёй беднейшее крестьянство. Большую помощь в проведении коллективизации и подавлении сопротивления кулацко-байских элементов оказала деревенская беднота, объединённая в союз «Джуфтгарон» («Пахарь»), преобразованный в 1929 в «Иттифоки камбагалон» («Союз бедноты»). Политика ликвидации кулачества как класса проводилась в Т. дифференцированно. В хлопкосеющих районах она началась с середины 1931, в горных районах, где преобладало зерновое хозяйство и животноводство, а коллективизация осуществлялась через ТОЗы, кулачество-байство было ликвидировано в годы 2-й пятилетки. В 1933 появились первые колхозы на Памире. К 1936 колхозный строй в республике победил окончательно, к 1940 колхозы объединяли 98,7% крестьянских хозяйств. К 1940 тракторный парк Т. насчитывал 3884 машины, в республике имелась 51 МТС. В годы довоенных пятилеток были построены Вахшская ирригационная система и Большой Ферганский канал.
         В тесном содружестве с братскими народами СССР, опираясь на их постоянную помощь, трудящиеся Т. в основном построили социализм. Таджикский народ консолидировался в социалистическую нацию. Победа социализма в Т. была закреплена в конституции Таджикской ССР 1937. Из отсталой аграрной окраины царской России Т. превратился в аграрно-индустриальную социалистическую республику. Ещё в 20-е гг. в республике началась культурная революция, особенно развернулось культурное строительство в 30-е гг. Коммунистической партии и правительству Т. приходилось бороться с вековыми пережитками и феодальными традициями, с влиянием реакционного мусульманского духовенства. В 30-е гг. в республике была ликвидирована неграмотность; созданы кадры национальной интеллигенции. Женщины Т. стали полноправными членами социалистического общества.
         Т. в годы Великой Отечественной войны 1941—45 и в последующие годы создания развитого социалистического общества. Трудящиеся Т. вместе с другими братскими народами встали на защиту Родины. В первые месяцы войны в Т. были эвакуированы многие заводы и фабрики, которые вскоре стали давать продукцию. Труженики тыла помогали фронту средствами из своих личных сбережений. На строительство авиаэскадрильи «Советский Таджикистан» было собрано 35,2 млн. рублей, на строительство танковой колонны «Колхозник Таджикистана» — 84 млн. рублей. Свыше 100 тыс. передовиков промышленности и сельского хозяйства были награждены за время войны орденами и медалями. Воинские соединения, сформированные в Т., сражались под Москвой и Сталинградом, на многих фронтах войны. Десятки тысяч таджиков участвовали в освобождении Украины, Белоруссии, Прибалтики. 49 воинов — посланцев Т. — удостоены звания Героя Советского Союза, 14 человек стали полными кавалерами ордена Славы, более 50 тыс. награждены орденами и медалями СССР. В годы четвёртой пятилетки (1946—50) получили дальнейшее развитие все отрасли экономики Т. Уровень промышленного производства увеличился в 1950 по сравнению с довоенным в 1,5 раза, а производство хлопка — в 1,7 раза. Было построено более 20 новых промышленных предприятий и цехов. Валовая продукция всей промышленности в 1955 возросла по сравнению с 1940 в 2,8 раза, производство электроэнергии — в 4,8 раза. Быстрыми темпами шло развитие сельского хозяйства, значительно увеличилась посевная площадь под хлопчатником, резко возросла его урожайность. В 1955 Т. дал стране 400 тыс. т хлопка-сырца, за годы 5-й пятилетки (1951—55) производительность труда в колхозах повысилась на 33%. За большие успехи в развитии хлопководства и др. отраслей народного хозяйства 22 декабря 1956 Таджикская ССР награждена орденом Ленина.
         Дальнейшее развитие народного хозяйства Т. и культуры таджикского народа происходило в 60-е гг., когда вся страна вступила в период развитого социалистического общества. За годы 6-й—9-й пятилеток (1956—75) созданы новые отрасли промышленности — машиностроительная, электротехническая, химическая промышленность стала ведущей отраслью народного хозяйства. Крупных успехов добились труженики сельского хозяйства. За успехи, достигнутые в развитии народного хозяйства, и в ознаменование 50-летия СССР 29 декабря 1972 Таджикская ССР награждена орденом Дружбы народов. 29 ноября 1974 в связи с 50-летием образования республики и создания Коммунистической партии Т. республика награждена орденом Октябрьской Революции.
         Источн.: Древние авторы о Средней Азии (VI в. до н. э. — Ill в. н. э.), Таш., 1940; Пьянков И. В., Средняя Азия в известиях античного историка Ктесия, Душ.,1975; Бичурин Н. Я., Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена, т. 1—3, М.—Л., 1950—53; Согдийские документы с горы Муг, в. 1—3, М., 1962—63; Бартольд В. В., Туркестан в эпоху монгольского нашествия, Соч., т. 1, М., 1963; Бируни-Абу-Рейхан-Мухаммед, Избр. произведения, т. 1—3, Таш., 1957—66; Чехович О. Д., Бухарские документы XIV в., Таш., 1965 Документы по истории аграрных отношений в Бухарском ханстве, в. 1 — Акты феодальной собственности на землю. XVII — XIX вв., Таш., 1954; Материалы по истории Ура-Тюбе. Сб. актов XVII-XIX вв., М., 1963; Фаньян Д., К истории советского строительства в Таджикистане (1920—1929). Сб. документов, ч. 1, [Душ.], 1940; Из истории культурного строительства в Таджикистане. Сб. документов и материалов, т. 1, 1924—1941, Душ., 1966; Из истории коллективизации сельского хозяйства и колхозного строительства в Таджикской ССР. 1926—1937 гг., [Сборник документов и материалов], т. 1, Душ., 1973; Из истории индустриализации Таджикской ССР, т. 1, 1926—1941 гг., Душ., 1972.
         Лит.: История таджикского народа, т. 1—3, М., 1963—65: Гафуров Б. Г., История таджикского народа, 3 изд., М., 1955; его же, Таджики. Древнейшая, древняя и средневековая история, М., 1972; его же, Кушанская эпоха н мировая цивилизация, М., 1968; его же, Исторические связи Средней Азии со странами Арабского Востока, М., 1963; Бартольд В. В., История Туркестана, Соч., т. 2, ч. 1, М., 1963; его же, Таджики, там же: его же, История культурной жизни Туркестана, Соч., т. 2, ч. 1, М., 1963; Иванов П. П., Очерки по истории Средней Азии (XVI — сер. XIX вв.), М., 1958; Беленицкий А. М., Монументальное искусство Пенджикента. Живопись. Скульптура, М., 1973; Литвинский Б. А., Археологическое изучение Таджикистана советской наукой, [Сталинабад], 1954; его же, Древние кочевники «Крыши мира», М., 1972; [Археологические работы в Таджикистане в 1953 г.], в кн.: Доклады АН Таджикской ССР, в. 11, Сталинабад, 1954; Археологические работы в Таджикистане, [в. 2—11], Душ., 1956—75; Тр. Таджикской археологической экспедиции, т. 1—7, М.—Л., 1950—75; Бернштам А. Н., Историко-археологические очерки Центрального Тянь-Шаня и Памиро-Алая, М.—Л., 1952; Мандельштам А. М., Материалы к историко-географическому обзору Памира и Припамирских областей с древнейших времен до Х в. н. э., Сталинабад, 1957; Дьяконов М. М., У истоков древней культуры Таджикистана, Сталинабад, 1926; Живопись древнего Пянджикента, М., 1954: Скульптура и живопись древнего Пянджикента, М., 1939; Литвинский Б. А., 3еймаль Т. И., Аджина-Тепа. Архитектура. Живопись. Скульптура. М., 1971; Рудаки и его эпоха. Сб. ст., Сталинабад, 1958; Сб. статей, посвященных истории и культуре периода формирования таджикского народа и его государственности (IX — Х вв. н. э.), Сталинабад, 1954; Давидович Е. А., Денежное хозяйство Средней Азии в XIII веке, М., 1972; её же, История монетного дела Средней Азии XVII—XVIII вв., Душ., 1964; Из истории эпохи Улуг-бека, Таш., 1965; Иванов П. П., Хозяйство джуйбарских шейхов. К истории феодального землевладения в Средней Азии в XVI—XVII вв., М.—Л., 1954; Материалы по истории таджиков и узбеков Средней Азии, в. 1—2, Сталинабад, 1954; Таджики Каратегина и Дарваза, в. 1—2, Душ., 1966—70; Искандаров Б. И., Восточная Бухара и Памир во второй половине XIX в., ч. 1—2, Душ., 1962—63: Раджабов З., Выдающийся просветитель таджикского народа Ахмат Дониш, Душ., 1961; Мухтаров А., Очерк истории Ура-Тюбинского владения в XIX в., Душ., 1964; Юсупов Ш., Очерки истории Кулябского бекства в конце XIX и начале XX вв., Душ., 1964; Искандаров Б. И., Из истории Бухарского эмирата, М., 1958: Иркаев М., История гражданской войны в Таджикистане, [2 изд.], Душ., 1971: Каримов Т., Победа Великой Октябрьской социалистической революции в Северном Таджикистане, Сталинабад, 1957; Макашов А., Утверждение Советской власти в Центральном и Южном Таджикистане, Сталинабад, 1957; Козачковский В. А., От феодализма до победы социализма, Душ., 1966; Сучков А. В., Социалистическая индустриализация в Таджикской ССР, Душ., 1965; его же, Социалистическое преобразование сельского хозяйства Таджикской ССР, Душ., 1967; Гафуров Б. Г., Особенности культурной революции в советской Средней Азии, М., 1963; Соломонов Ш. М., Развитие социалистической промышленности Таджикистана. 1917—1965, Душ., 1967; Очерк истории колхозного строительства в Таджикистане (1917—1965 гг.), Душ., 1968; История рабочего класса Таджикистана (1917—1970 гг.), т. 1—2, Душ., 1972—73; Сечки на Л. П., Трудовой подвиг таджикского народа в годы Великой Отечественной войны, Сталинабад, 1960: Раджабов С. А., В интернациональной семье советских республик, Душ., 1974; Таджикская советская социалистическая республика. Душ., 1974.
         У. П. Пулатов.
         VI. Коммунистическая партия Таджикистана.
         Коммунистическая партия Т. — составная часть КПСС. Первые социал-демократические группы в Северном Т. возникли в период Революции 1905—1907. В конце 1917 — начале 1918 создаются большевистские организации в Ходженте (ныне Ленинабад), Ура-Тюбе, Пенджикенте, Шурабе, на нефтепромыслах «САНТО» и в ряде других мест. Весной 1918 в северных районах современного Т. насчитывалось 7 большевистских организаций, объединявших в своих рядах 170 коммунистов. В создании и идейно-организационном укреплении большевистских организаций участвовали Е. А. Иваницкий, Д. Т. Деканов, И. А. Жданов, Н. В. Чащихин, X. Усманов, Дж. Закиров, А. Мавлянбеков и др. Образованию первых партийных ячеек на Памире содействовали военно-политические комиссии ЦИК Туркестанской АССР и партийно-политические органы воинских частей.
         После победы народной революции в Бухарском ханстве (1920) и установления Советской власти на территории Восточной Бухары (1921) для создания здесь местных партийных органов ЦК Бухарской коммунистической партии (создана в ноябре 1918) учредил центральное организационное бюро, а в июне 1923 — Организационное бюро ЦК в Восточной Бухаре, просуществовавшее до образования Таджикской АССР. Деятельность всех партийных организаций на территории Т. проходила под руководством ЦК РКП (б), оказывавшего постоянную и всестороннюю помощь. В 1922 Бухарская компартия вошла в состав РКП (б).
         В связи с национально-государственным размежеванием советских республик Средней Азии (См. Национально-государственное размежевание советских республик Средней Азии) Политбюро ЦК РКП (б) 12 июня 1924 приняло постановление о реорганизации Коммунистических партий Туркестана, Бухары и Хорезма. 6 декабря 1924 Средазбюро ЦК РКП (б) образовало Оргбюро ЦК КП (б) Узбекистана в Таджикской АССР. На него возлагалась задача оформления партийной организации республики и руководство её деятельностью до созыва Таджикской областной партийной конференции. 21—27 октября 1927 состоялась 1-я Таджикская областная партийная конференция, которая подвела итоги деятельности партийной организации за 3 года, избрала Таджикский обком КП (б) Узбекистана.
         Под руководством ЦК ВКП (б) партийная организация Т. возглавила борьбу трудящихся против басмачества (См. Басмачество), за восстановление разрушенного в годы Гражданской войны народного хозяйства, строительство первых промышленных предприятий и создание очагов культуры. Коммунисты начали работу по преодолению феодально-байских и националистических пережитков, религиозных предрассудков в сознании людей, по воспитанию трудящихся в духе социалистической идеологии. В сентябре 1929 в Таджикскую областную влилась Ходжентская окружная партийная организация. 25 ноября 1929 решением Политбюро ЦК ВКП (б) Таджикская областная организация КП (б) Узбекистана была преобразована в Коммунистическую партию (большевиков) Т., состоявшую из 7 окружных партийных организаций (Сталинабадской, Гармской, Кулябской, Курган-Тюбинской, Ура-Тюбинской, Пенджикентской, Ходжентской) и партийной организации Горно-Бадахшанской АО.
         6—15 июня 1930 в Душанбе состоялся 1-й Учредительный съезд КП (б) Т., оформивший её создание и избравший руководящие органы. Съезд наметил важнейшие задачи социалистического строительства, определил пути и средства их осуществления.
         КП (б) Т. выступила боевым организатором и руководителем трудящихся масс в их борьбе за построение социализма. В своей деятельности она опиралась на Советы, профсоюзы, комсомол, на массовые общественные организации трудового дехканства — «Джуфтгарон» (с 1929 — «Иттифоки камбагалон»). Под руководством КП (б) Т. в годы довоенных пятилеток были осуществлены социалистическая индустриализация, коллективизация сельского хозяйства, культурная революция; ликвидировано экономия. и культурное неравенство таджикского народа. КП (б) Т. вела борьбу с троцкизмом, правым оппортунизмом, со всякими разновидностями буржуазного национализма, с националистическими пережитками, байством, религиозными предрассудками. Великим завоеванием социализма явилось раскрепощение женщины-таджички и привлечение её к активному участию в строительстве нового общества.
         КП (б) Т. неизменно получала разностороннюю теоретическую и практическую помощь со стороны ЦК ВКП (б). В 20—30-е гг. руководящую партийную работу в Т. вели: Б. В. Толпыго, М. Д. Гусейнов, С. К. Шадунц, Г. И. Бройдо, У. Ашуров, Д. З. Протопопов, Ш. Шотемор, И. Исмаилов и др.
         В годы Великой Отечественной войны 1941—45 в центре внимания КП Т. находились вопросы формирования и подготовки воинских частей и соединений, проведения оборонно-массовой работы среди населения, обеспечения армии и фронта всем необходимым для разгрома врага. За годы войны КП Т. направила на фронт свыше 50% своего состава. Под руководством КП Т. всё народное хозяйство в кратчайшие сроки было перестроено на военный лад. Решающую роль в улучшении деятельности КП Т. сыграли постановления ЦК ВКП (б) от 7 октября 1942 «О работе ЦК и обкомов КП (б) Таджикистана» и от 13 декабря 1944 «О работе ЦК КП (б) Таджикистана». Претворяя в жизнь решения ЦК ВКП (б), КП Т. добивалась выполнения и перевыполнения производств, планов промышленными предприятиями и транспортными организациями, повышения продуктивности сельского хозяйства, улучшения партийно-организационной и идеологической работы. В годы войны в ряды КП Т. вступило 17 024 человек.
         В послевоенный период КП Т. направила усилия на борьбу за дальнейшее развитие народного хозяйства республики, завершение построения социализма и развёртывание коммунистического строительства. Боевой программой коммунистов республики стали решения 20—25-го съездов КПСС, новая Программа партии. Большое значение в жизни и деятельности КП Т. имело постановление ЦК КПСС от 17 декабря 1968«О работе ЦК Компартии Таджикистана по выполнению решений 23-го съезда КПСС».
         Табл. 3. — Динамика численного состава КП Таджикистана (на январь)
        
        --------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        | Годы                          | Членов КПСС           | Кандидатов в члены   | Всего коммунистов   |
        |                                  |                                 | КПСС                         |                                 |
        |-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------|
        | 1925                          | 211                          | 224                             | 435                           |
        | 1930                          | 1939                         | 1909                           | 3848                         |
        | 1940                          | 5596                         | 5839                           | 11435                       |
        | 1950                          | 25798                       | 5436                           | 31234                       |
        | 1960                          | 42834                       | 5086                           | 47920                       |
        | 1970                          | 79228                       | 5008                           | 84236                       |
        | 1975                          | 90632                       | 3584                           | 94216                       |
        --------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        
         Руководствуясь этим документом, КП Т. повысила уровень партийного руководства экономической, культурной и общественной жизнью республики. В рядах КП Т. (на январь 1976) 96 716 коммунистов; 65,6% всех коммунистов занято в отраслях материального производства. В рядах КП Т. — представители около 70 наций и народностей, проживающих на территории республики. В 1976 имелось 3 областных комитета, 12 горкомов, 4 городских и 34 сельских райкомов партии, 4371 первичная и 3581 цеховая парторганизации и 2542 партгруппы. В условиях развитого социалистического общества КП Т. мобилизует усилия трудящихся Т. на решение задач по созданию материально-технической базы коммунизма.
         Даты съездов КП Таджикистана
        
        --------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        | 1-й съезд                               | 6—15 июня                                 | 1930                       |
        | 2-й съезд                               | 7—14 января                               | 1934                       |
        | 3-й съезд                               | 16—27 августа                            | 1937                       |
        | 4-й съезд                               | 7—14 июня                                 | 1938                       |
        | 5-й съезд                               | 22—27 февраля                          | 1939                       |
        | 6-й съезд                               | 13—17 марта                              | 1940                       |
        | 7-й съезд                               | 20—23 декабря                           | 1948                       |
        | 8-й съезд                               | 19—22 сентября                          | 1952                       |
        | 9-й съезд                               | 18—20 января                             | 1954                       |
        | 10-й съезд                              | 26—29 января                             | 1956                       |
        | 11-й съезд                              | 14—16 января                             | 1958                       |
        | 12-й съезд                              | 14—15 января                             | 1959                       |
        | (внеочередной)                       | 4—6 февраля                              | 1960                       |
        | 13-й съезд                              | 21—23 сентября                          | 1961                       |
        | 14-й съезд                              | 25—26 декабря                           | 1963                       |
        | 15-й съезд                              | 2—3 марта                                  | 1966                       |
        | 16-й съезд                              | 18—19 февраля                          | 1971                       |
        | 17-й съезд                              | 27—28 января                             | 1976                       |
        | 18-й съезд                              |                                                    |                               |
        --------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        
         Лит.: Материалы по истории Коммунистической партии Таджикистана, в. 1—2, Душ., 1963—71; Постановление ЦК КПСС о работе ЦК КП Таджикистана по выполнению решений XXIII съезда КПСС. 17 дек. 1968, в кн.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, т. 9, М., 1972: XVII съезд Коммунистической партии Таджикистана. Стенографич. отчет, Душ., 1972; Коммунистическая партия Таджикистана в документах и цифрах (1924—1963), Душ., 1965; Тарасов В., Дворни ков В., Коммунистическая партия Таджикистана в цифрах, Душ., 1974; Очерки истории Коммунистической партии Таджикистана, 2 изд., Душ., 1968; Расулов Д., 40 лет Коммунистической партии Таджикистана, Душ., 1964; Компартия Таджикистана в условиях развитого социалистического общества, Душ., 1974.
         Х. Г. Гадоев.
         VII. Ленинский Коммунистический Союз Молодёжи Таджикистана.
         ЛКСМ Т. — составная часть ВЛКСМ. Первые комсомольские ячейки возникли в северных районах Т. в 1918, а в центральных и южных — после победы народной революции в Бухаре (сентябрь 1920). На Памире первые ячейки КСМ были созданы в Хороге и Поршневе в 1923. Активными участниками создания комсомола Т. были: Дж. Закиров, Ш. Ходжаев, И. Озеров, А. Исмаилов, К. Баракаев, А. Салимзаде, Ф. Юсупов, Д. Д. Морокин, А. Хайдаров, Д. Алифбеков, М. Тошмухаммедов, А. Зинатшоев, М. Иджубов и др. Комсомол Т. зарождался в специфических условиях; слой рабочей молодёжи был незначителен, и комсомол состоял в основном из крестьяской молодёжи, в большинстве безграмотной. 27 октября 1925 в Душанбе открылась 1-я Всетаджикская конференция комсомола, которая создала Таджикский областной комитет ЛКСМ Узбекистана. Комсомол Т. активно участвовал в установлении и упрочении Советской власти, в разгроме басмачества (См. Басмачество). Комсомольцы и молодёжь республики по призыву партии находились в первых рядах в борьбе за индустриализацию, коллективизацию сельского хозяйства (в 1932 по инициативе местных комитетов комсомола было создано 48 комсомольско-молодёжных колхозов). Комсомол шефствовал над строительством ж. д. Термез — Душанбе, Вахшской ирригационной системы, тракта Душанбе — Хорог и др. Он внёс также значительный вклад в осуществление культурной революции, особенно в ликвидацию неграмотности. С образованием Таджикской ССР областная организация комсомола в 1930 была преобразована в ЛКСМ Т.
         В годы Великой Отечественной войны 1941—45 40 тыс. комсомольцев Т. участвовали в боях с фашистскими оккупантами. Около 20 воспитанников ЛКСМ Т. были удостоены звания Героя Советского Союза: Д. Азизов, С. Амиршоев, Х. Кенджаев, И. Хамзаалиев, Т. Эрджигитов, повторивший подвиг Александра Матросова, и др.
         ЛКСМ Т. в послевоенные десятилетия активно участвовал в дальнейшем развитии народного хозяйства, в том числе в освоении целинных земель. Постоянно совершенствуются формы и методы работы комитетов комсомола по идейно-политическому и трудовому воспитанию подрастающего поколения. Комсомольцы и молодёжь Т. успешно работают под лозунгом «Сегодня работать лучше, чем вчера, а завтра лучше, чем сегодня!». Увеличивается удельный вес членов ВЛКСМ в сфере материального производства. В 1975 в народном хозяйстве республики трудились 110 678 (свыше 30%) комсомольцев. Под руководством Коммунистической партии ЛКСМ Т. активно участвует в строительстве коммунистического общества. В ноябре 1975 в связи с 50-летием ЛКСМ Т. награжден орденом Трудового Красного Знамени.
         Табл. 4. — Динамика численного состава ЛКСМ Таджикистана
        ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        | Годы                          | Членов ЛКСМ          | Годы                        | Членов ЛКСМ           |
        |-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------|
        | 1930                           | 15915                       | 1950                         | 82391                        |
        | 1932                           | 33128                       | 1960                         | 123000                      |
        | 1939                           | 53675                       | 1970                         | 196000                      |
        | 1946                           | 54711                       | 1975                         | 309637                      |
        ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
         Даты съездов ЛКСМ Таджикистана
        ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        | 1-й съезд                            | 28 ноября—7 декабря                      | 1930                         |
        | 2-й съезд                            | 28 августа—3 сентября                    | 1932                         |
        | 3-й съезд                            | 10—16 февраля                               | 1936                         |
        | 4-й съезд                            | 20—28 ноября                                  | 1937                         |
        | 5-й съезд                            | 10—17 мая                                      | 1939                         |
        | 6-й съезд                            | 30 сентября—1 октября                   | 1940                         |
        | 7-й съезд                            | 24—26 декабря                                | 1946                         |
        | 8-й съезд                            | 19—22 января                                  | 1949                         |
        | 9-й съезд                            | 13—15 сентября                              | 1950                         |
        | 10-й съезд                           | 15—17 марта                                   | 1952                         |
        | 11-й съезд                           | 29—31 января                                  | 1954                         |
        | 12-й съезд                           | 9—10 февраля                                 | 1956                         |
        | 13-й съезд                           | 5—6 марта                                       | 1958                         |
        | 14-й съезд                           | 10—11 марта                                   | 1960                         |
        | 15-й съезд                           | 25—26 января                                  | 1962                         |
        | 16-й съезд                           | 6—7 января                                     | 1964                         |
        | 17-й съезд                           | 15—16 февраля                               | 1966                         |
        | 18-й съезд                           | 15—16 февраля                               | 1968                         |
        | 19-й съезд                           | 26—2 7 февраля                              | 1970                         |
        | 20-й съезд                           | 3—4 марта                                       | 1972                         |
        | 21-й съезд                           | 27—28 февраля                               | 1974                         |
        ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        
        
         Лит.: Мирзошоев С., Славные дела комсомола Таджикистана, Душ., 1960; Исламов Ю. А., Комсомол Таджикистана — верный помощник партии в борьбе за коллективизацию сельского хозяйства (1929—1937 гг.), Душ., 1963; Зикриёев Ф., Комсомол Таджикистана в борьбе за технический прогресс, Душ., 1971.
         Ф. Зикриеёв.
         VIII. Профессиональные союзы.
         Профсоюзы Т. — составная часть профсоюзов СССР. После Февральской буржуазно-демократической революции в марте 1917 возникла первая профессиональная организация на территории Т. — Ж.-д. комитет рабочих и служащих станции Ходжент (ныне г. Ленинабад). Массовое создание профсоюзов началось после победы Октябрьской революции, 2-й съезд КП Туркестана (декабрь 1918) принял постановление «Об отношении к профессиональным союзам» и призвал партийные организации республики сосредоточить внимание на создании профсоюзов. В июне 1919 в Ташкенте состоялся 1-й съезд профсоюзов Туркестанской АССР, делегаты которого представляли 103 профессиональные организации.
         В годы Гражданской войны профсоюзы Т. способствовали мобилизации трудящихся на борьбу с белогвардейцами и басмачами, участвовали в формировании частей Красной Армии и добровольческих отрядов. В марте 1925 создано Оргбюро профсоюзов Таджикской АССР. К этому году насчитывалось 1300 членов профсоюзов — советских работников, строителей, пищевиков, чернорабочих, ткачей-кустарей, кузнецов. В апреле 1926 проходил 1-й Всетаджикский съезд профсоюзов. Съезд избрал центральный совет профсоюзов. К середине 1926 49 местных комитетов объединяли свыше 3 тыс. членов, в основном батраков и рабочих. В годы социалистического строительства профсоюзы Т. под руководством партийных организаций участвовали в осуществлении социалистические преобразований, индустриализации страны, коллективизации сельского хозяйства, подготовке и воспитании кадров рабочего класса, интеллигенции, осуществлении культурной революции, проводили работу по раскрепощению женщин-таджичек и вовлечению их в общественное производство, в управление государством. Профсоюзы Т. являлись организаторами социалистические соревнования, ударничества, стахановского движения. К 1940 насчитывалось 80 тыс. членов профсоюза.
         В годы Великой Отечественной войны профсоюзы Т. проделали значительную работу по переводу хозяйства республики на военные рельсы, расширению военного производства, приёму и пуску эвакуированных в Т. промышленных предприятий и устройству эвакуированных советских людей.
         В послевоенный период профсоюзы республики участвовали в дальнейшем развитии экономики и культуры, выступали организаторами социалистического соревнования, движения за коммунистическое отношение к труду, рационализаторства и изобретательства; боролись за выполнение производственных планов, за повышение производительности труда; уделяли много внимания организации социалистического соревнования тружеников республики с трудящимися других союзных республик. Профсоюзы Т. осуществляют функции государственного и общественного контроля за охраной труда, техникой безопасности, соблюдением трудового законодательства. Они проявляют заботу об улучшении условий труда и отдыха рабочих, служащих и работников сельского хозяйства, проводят большую воспитательную работу. В январе 1975 в Т. было 6480 первичных профессиональных организаций, объединявших свыше 750 тыс. членов. На 1 января 1975 профсоюзы республики имели 154 дома и дворца культуры и клуба, 2084 красных уголка, 181 киноустановку, 154 библиотеки, 1532 кружка художественной самодеятельности, 3 добровольных спортивных общества. Бюджет государственного социального страхования составил в 1974 63,6 млн. рублей. Профсоюзы республики поддерживают связи с профессиональными организациями зарубежных стран.
         Лит.: Раджабов С. А., Шукуров М. Р., Профсоюзы Советского Таджикистана. [Исторический очерк], М., 1964.
         А. Х. Хайдаров.
         IX. Народное хозяйство.
         Общая характеристика. Современный Т. — индустриально-аграрная республика. За годы Советской власти создана крупная промышленность, представленная многими отраслями. Объём продукции промышленности в 1974 увеличился по сравнению с 1913 в 111 раз, а по сравнению с 1940 в 12,7 раза. Производство хлопка-сырца возросло в 1974 против 1913 в 27 раз. Дальнейшее развитие получили другие традиционные отрасли — садоводство, виноградарство, шелководство. В 1974 в структуре валового общественного продукта на долю промышленности приходилось 54%, строительства 14%, сельского хозяйства 23%, транспорта и связи 2,5%. Капитальные вложения в народное хозяйство за 1924—74 составили 10 472 млн. рублей. Т. в комплексе народного хозяйства СССР выделяется прежде всего как один из районов хлопководства, добычи руд цветных и редких металлов. Общесоюзное значение имеют шёлковая, хлопчатобумажная, ковровая, масложировая, консервная, винодельческая отрасли. Важное место в хозяйстве республики занимают машиностроение и металлообработка. Удельный все Т. в народном хозяйстве СССР (1974): по производству хлопка-волокна 10,4%, шёлковых тканей 3,4%, хлопчатобумажных тканей 1,4%, растительного масла 2,7%, консервов 1,6%. Т. принадлежит 1-е место среди др. республик по производству гераниевого масла и сбору лимонов.
         Т. имеет развитые экономические связи со всеми союзными республиками, наиболее тесные — с республиками Средней Азии. Т. получает из других республик СССР технологическое оборудование, приборы, автомобили и др. транспортные средства, чёрные металлы и металлические изделия, нефтепродукты, лесоматериалы, химическое волокно и т. д. В свою очередь Т. поставляет в другие районы СССР хлопок-волокно, шёлковые ткани, ковры и ковровые изделия, растительное масло, консервы, сухофрукты, вина, табачные изделия, концентраты руд цветных металлов, алюминий, запасные части, цемент, шифер, асбоцементные трубы, арматуру для нефтепромыслов и нефтеперерабатывающих предприятий, холодильники и др. Продукция Т. экспортируется почти в 50 зарубежных стран.
         Промышленность. В 1960—70-х гг. наиболее интенсивное развитие получили отрасли тяжёлой индустрии; их удельный вес в валовой промышленной продукции в 1974 достиг 26% (против 13% в 1940). На отрасли лёгкой и пищевой промышленности приходится около ¾ промышленной продукции. Рост продукции по отдельным отраслям промышленности показан в табл. 5, производство различных видов промышленной продукции характеризуют данные табл. 6. Основные отрасли тяжёлой промышленности — электроэнергетика, горнорудная, цветная металлургия, машиностроение и металлообработка, промышленность стройматериалов.
         Табл. 5. — Темпы роста валовой продукции по отраслям (1940 = 1) промышленности
        ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        |                                                                              | 1960           | 1970           | 1974          |
        |-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------|
        | Вся промышленность                                            | 4,3             | 9,9             | 12,7 115,0  |
        | Электроэнергетика                                                | 2,9             | 92,0           | 5,2             |
        | Топливная                                                             | 3,4             | 4,7             | 90,0           |
        | Машиностроение и металлообработка                   | 9,1             | 62,6           | 71,1           |
        | Стройматериалов                                                  | 13,9           | 54,0           | 9,0             |
        | Лёгкая                                                                  | 4,2             | 7,6             | 10,0           |
        | Пищевая                                                               | 3,0             | 7,3             |                  |
        ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        
         Табл. 6. — Производство основных видов промышленной продукции
        ----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        |                                                                                  | 1913      | 1940      | 1950      | 1960      | 1970      | 1974           |
        |---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------|
        | Электроэнергия, млн. квт×ч                                      | —          | 62,1       | 169,5     | 1288,4   | 3237,8   | 3864,1 932  |
        | Уголь, тыс. Т                                                             | 28         | 204        | 449        | 854        | 887        | 242             |
        | Нефть (включая газовый конденсат), тыс. Т              | 9,7        | 30         | 20         | 17         | 181        | 496             |
        | Газ природный, млн. м3                                             | —          | 2,2        | 0,2        | —          | 388        | 386,7          |
        | Минеральные удобрения (в условных единицах),      | —          | —          | —          | —          | 252,2     | 10564         |
        | тыс. т                                                                        | —          | —          | —          | 1022      | 11652    | 11385 1851 |
        | Кабельные изделия по весу меди, т                          | —          | —          | —          | 34,4       | 10532    | 133,9 992,4 |
        | Светотехническое оборудование, тыс. рублей           | —          | —          | —          | 9           | 1379      | 809,7 1552  |
        | Трансформаторы силовые, тыс. квт                          | —          | —          | —          | —          | 129,6     | 258,4          |
        | Холодильники бытовые, тыс. штук                            | —          | —          | 17,2       | 134,2     | 871,7     | 109             |
        | Цемент, тыс. т                                                          | —          | —          | —          | 129,2     | 627,5     | 363             |
        | Сборные железобетонные конструкции и детали,       | —          | —          | —          | —          | 1113      | 49,2            |
        | тыс. м3 изделий                                                        | 0,6        | 60,9       | 71,1       | 137,4     | 235,0     | 3727           |
        | Трубы асбоцементные, км условных труб                  | —          | 0,2        | 16,6       | 51,5       | 99,9       | 27,8            |
        | Хлопок-волокно, тыс. т                                              | —          | 254        | 233        | 292        | 322        | 5941 3670   |
        | Ткани хлопчатобумажные, млн. м                              | —          | 1,6        | 6,0        | 25,8       | 43,2       | 6759           |
        | Шёлк-сырец, т                                                           | —          | …          | …          | 421,1     | 3226      | 90,9 221,9   |
        | Ткани шёлковые, млн. м                                            | —          | 0,2        | 1,1        | 5,0        | 25,5       | 3214           |
        | Ковры и ковровые изделия чистошерстяные и           | —          | 465        | 606        | 3453      | 5684      |                   |
        | полушерстяные, тыс. м2                                            | —          | 11         | 51         | 3           | 3594      |                   |
        | Чулочно-носочные изделия, млн. пар                        | …          | 455        | 769        | 3119      | 6084      |                   |
        | Бельевой трикотаж, тыс. штук                                   | …          | 3,5        | 12,8       | 40,5       | 68,8       |                   |
        | Верхний трикотаж, тыс. штук                                    | —          | 13,9       | 30,3       | 61,3       | 172,8     |                   |
        | Обувь кожаная, тыс. пар                                           | …          | 273        | 452        | 1102      | 3470      |                   |
        | Масло растительное, тыс. т                                      |              |              |              |              |              |                   |
        | Консервы, млн. условных банок                                |              |              |              |              |              |                   |
        | Вино виноградное, тыс. дал                                      |              |              |              |              |              |                   |
        ----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        
         Быстрыми темпами развивается электроэнергетика, созданная за годы Советской власти. Построены: Головная ГЭС (210 Мвт) на р. Вахт, Кайраккумская ГЭС «Дружба народов» (126 Мвт) на р. Сырдарья, Перепадная ГЭС (30 Мвт) и Центральная ГЭС (18,6 Мвт) на Вахшском канале, каскад Варзобских ГЭС (25 Мвт), Душанбинская ТЭЦ (225 Мвт), Яванская ТЭЦ (180 Мвт) и др. В конце 1972 дала ток строящаяся на р. Вахш Нурекская ГЭС (проектная мощность 2700 Мвт). Выработка электроэнергии возросла в 1974 по сравнению с 1940 в 62 раза (в целом по СССР в 20 раз). Имеются большие возможности дальнейшего развития электроэнергетики за счёт использования богатых гидроресурсов.
         Основная отрасль топливной промышленности — угольная. Разрабатывается Шурабское месторождение бурого угля (на С.). Нефть добывается на С. (Нефтеабад, Рават) и Ю. (Кичрик-Бель, Акбашадыр, Шаамбары) республики. Нефть южных месторождений — тяжёлая, парафинистая и сернистая, используется преимущественно в составах для покрытия дорог. Потребности в нефтепродуктах в основном удовлетворяются за счёт завоза из Туркменистана и Узбекистана. Добыча природного газа началась в 1964. Эксплуатируются месторождения Кызыл-Тумшукское (Вахшская долина), Комсомольское (Гиссарская долина). От газопромыслов проведены газопроводы к Душанбе. Северный Т. снабжается бухарским газом.
         На территории Т. добывают свинцово-цинковые и висмутовые (Алтын-Топкан, Курусай, Кансай, Адрасман), сурьмяно-ртутные (Анзобский горно-обогатительный комбинат), вольфрамо-молибденовые (Чорух-Дайрон) руды, золото. Из неметаллических ископаемых — флюорит (Кандара, Наугарзан) и различное сырьё для производства стройматериалов. Создаётся цветная металлургия. В 1975 введены мощности па первом в Средней Азии алюминиевом заводе в Регаре. В Исфаре — гидрометаллургический завод.
         Предприятия машиностроения и металлообработки производят основомотальные машины, с. -х. машины, бытовые холодильники, оборудование для предприятий торговли и общественного питания, трубопроводную арматуру, трансформаторы, кабельные изделия, светотехническое оборудование, низковольтную электрическую аппаратуру, запасные части для автомобилей и тракторов. Центры: Душанбе (заводы «Таджиктекстильмаш», объединения «Таджикторгмаш», «Таджиккабель», бытовых холодильников, трубопроводной арматуры и др.), Ленинабад (завод объединения «Таджикторгмаш»), Канибадам («Автозапчасть»), Курган-Тюбе (трансформаторный), Исфара (светотехнического оборудования), Куляб (слесарно-монтажного инструмента), Адрасман (низковольтной электрической аппаратуры).
         Развивается химическая промышленность. Работает Вахшский азотнотуковый завод (Калининабад) по производству минеральных удобрений (карбамид). Строится (1976) крупный электрохимический завод (на базе местного химического сырья и электроэнергии Нурскской ГЭС) в Яване.
         Промышленность стройматериалов выросла в послевоенный период. Действуют цементный завод, комбинат асбоцементных изделий, многочисленные заводы железобетонных и бетонных конструкций, стеновых материалов, заводы по производству извести, гипса, минеральной ваты. Главные центры: Душанбе, Ленинабад, Куляб, Кайраккум, Курган-Тюбе, Канибадам, Исфара, Орджоникидзеабад. Деревообрабатывающая промышленность (Душанбе, Ленинабад) работает на привозном сырье.
         Лёгкая промышленность тесно связана с переработкой с.-х. сырья. Главные отрасли: хлопкоочистительная, хлопчатобумажная, шёлковая, ковровая, швейная, трикотажная, кожевенно-обувная, галантерейная. Основные центры: Душанбе, Ленинабад, Кайраккум, Канибадам, Ура-Тюбе. Хлопкоочистительные заводы расположены в хлопкосеющих районах республики.
         Пищевая промышленность (около 1/4 валовой продукции промышленности в1974) развивается на базе многоотраслевого сельского хозяйства. Выделяются фруктоконсервная, винодельческая, масложировая, кондитерская, мясная, молочная, парфюмерная, табачная отрасли. Масложировая промышленность (сырьё — хлопковые семена) представлена маслоэкстракционными заводами (Канибадам, Курган-Тюбе), Кулябским маслозаводом и Душанбинским масложировым комбинатом. Производство растительного масла с 1940 по 1974 выросло в 20 раз. Предприятия консервной промышленности (консервы из фруктов и овощей) находятся преимущественно в северной части республики, где сосредоточена большая часть садов и виноградников. Крупные консервные комбинаты — в Ленинабаде, Канибадаме и Исфаре. Винодельческие заводы — в Душанбе, Ура-Тюбе, Пенджикенте и Шахринау. Молочная промышленность размещена по всей территории, самые крупные предприятия — в Душанбе и Ленинабаде. Развивается мукомольно-крупяная (мелькомбинаты в Душанбе, Кайраккуме, Орджоникидзе-абаде, Нау).
         Сельское хозяйство. В результате социалистической реконструкции сельского хозяйства в Т. возникли крупные высокомеханизированные коллективные хозяйства и совхозы — 245 колхозов и 124 совхоза в 1974. В сельском хозяйстве работало 26,7 тыс. тракторов, около 3 тыс. хлопкоуборочных машин, около 16 тыс. грузовых автомобилей. Почти все колхозы и совхозы электрифицированы. В 1974 в колхозах и совхозах на производственные нужды было израсходовано 248 млн. квт․ч электроэнергии (в 8,3 раза больше, чем в 1960). Широко применяются минеральные удобрения и химические средства борьбы с с.-х. вредителями. Поставка минеральных удобрений достигла 815 тыс. т (312 тыс. т в 1960).
         Табл. 7 — Посевные площади, тыс. га
        
        ----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        |                                                                      | 1913      | 1940      | 1960      | 1970      | 1974       |
        |---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------|
        | Вся посевная площадь                                  | 494,3     | 807,1     | 724,3     | 764,9     | 722,0      |
        | Зерновые культуры                                        | 437,8     | 567,4     | 360,6     | 320,5     | 211,0      |
        | В том числе:                                                  | 334,1     | 410,3     | 250,0     | 220,3     | 115,4      |
        | пшеница озимая и яровая                              | 72,4       | 127,4     | 80,7       | 67,2       | 58,5        |
        | ячмень озимый и яровой                                | 14,2       | 7,5        | 4,5        | 7,4        | 7,1          |
        | рис                                                                | 3,8        | 13,2       | 10,4       | 8,7        | 9,1          |
        | зернобобовые                                                | 37,2       | 160,6     | 214,6     | 266,2     | 272,8      |
        | Технические культуры                                   | 26,7       | 106,1     | 172,4     | 254,0     | 264,9      |
        | в том числе хлопчатник                                 | 10,4       | 51,2       | 40,7       | 7,8        | 3,1          |
        | Масличные культуры                                     | 10,4       | 35,9       | 39,4       | 7,5        | 2,9          |
        | в том числе лен-кудряш                                 | 1,2        | 9,2        | 6,1        | 7,8        | 9,1          |
        | Картофель                                                     | 4,7        | 14,5       | 11,7       | 19,4       | 20,8        |
        | Овоще-бахчевые культуры                            | 13,4       | 55,3       | 131,2     | 150,8     | 207,4      |
        | Кормовые культуры                                       |              |              |              |              |               |
        ----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        
         Земледелие. Общая площадь с.-х. угодий, находящихся в пользовании с.-х. предприятий и хозяйств, в 1974 составила 4,1 млн. га, из них пашня 0,8 млн. га, пастбища и сенокосы 3,2 млн. га. В связи с большими ирригационными работами площадь орошаемых земель выросла с 211 тыс. га в 1913 до 568 тыс. га в 1974. Построены оросительные каналы, водохранилища, насосные станции. Наиболее крупные каналы: Большой Гиссарский, Дальверзинский, Большой Ферганский, Северный Ферганский, Вахшский. Для освоения высоко расположенных территорий всё больше применяется механическая подача воды с помощью насосных станций; так освоены Самгарский, Кумсангирский, Голодностепский, Ходжабакирганский, Дальверзинский и др. земельные массивы. Валовая продукция сельского хозяйства в 1974 (в ценах 1965) составила 960,6 млн. рублей (в 2,2 раза больше, чем в 1960).
         За годы Советской власти в структуре посевных площадей произошли значительные качественные изменения: сократилась площадь под зерновыми культурами, в то же время возросла площадь под хлопчатником (см. табл. 7).
         Среди хлопкосеющих республик Советского Союза Т. занимает 1-е место по урожайности хлопчатника (33,2 ц/га в 1974) и 3-е место (после Узбекской ССР и Туркменской ССР) по его валовому сбору. Т. — основная база страны по производству тонковолокнистого хлопчатника. В 1974 в Т. было произведено в 5,1 раза больше хлопка-сырца, чем в 1940. Хлопководство развито на орошаемых равнинных землях Северного и Юго-Западного Т. На поливных землях предгорного и горного поясов — табаководство. В Гиссарской и Вахшской долинах культивируется герань. Т. даёт 36% валового сбора герани в СССР. Производством герани занимаются 2 совхоза-завода и 3 колхоза. Масличные культуры (лён-кудряш, кунжут) выращиваются преимущественно на богарных землях предгорного пояса. Под зерновыми культурами 29,2% посевов. Основные зерновые — пшеница, ячмень — возделываются повсеместно на богарных землях. Посевы риса — главным образом на орошаемых пойменных землях Северного и Юго-Западного Т., а также в Зеравшанской долине (Пенджикентский район). Овощные и бахчевые культуры распространены почти по всей территории, картофель — в предгорных и горных районах. Вокруг Душанбе, Ленинабада развивается пригородное хозяйство.
         Важные отрасли сельского хозяйства — садоводство и виноградарство (см. табл. 8). Большая часть садов и виноградников сосредоточена в Северном Т., широкое распространение они получили и в Юго-Западном Т. Главные плодовые культуры — яблоня и абрикос; выращивают также вишню, персик, сливу, грушу, айву, гранат, инжир, миндаль и др. В послевоенные годы освоена траншейная культура лимонов. Данные о валовом сборе с.-х. культур приведены в табл. 9.
         Табл. 8. — Площадь плодово-ягодных и виноградных насаждений, тыс. га
        
        ------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        |                                                        | 1940   | 1960   | 1970   | 1974    |
        |-----------------------------------------------------------------------------------------------------------|
        | Плодово-ягодные насаждения,        | 21,2    | 42,3    | 64,4    | 65,4     |
        | включая цитрусовые                       | 8,2      | 12,7    | 18,3    | 21,1     |
        | Виноградные насаждения                |           |           |           |            |
        ------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        
         Табл. 9. — Валовой сбор важнейших сельскохозяйственных культур, тыс. т
        
        ----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        |                                          | 1913      | 1940      | 1960      | 1970      | 1974      |
        |---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------|
        | Зерновые культуры           | 201,7     | 323,8     | 255,7     | 222,2     | 185,4     |
        | В том числе:                     | 133,3     | 221,6     | 160,7     | 127,1     | 75,7       |
        | пшеница                            | 38,7       | 78,3       | 64,0       | 49,2       | 42,3       |
        | ячмень                              | 18,4       | 10,5       | 10,2       | 27,2       | 30,2       |
        | рис                                   | 32,3 9,8 | 172,4     | 399,4     | 726,6     | 879,2     |
        | Хлопок-сырец                    | …          | 37,8       | 30,8       | 67,0       | 123,1     |
        | Картофель                        | …          | 44,4       | 49,0       | 206,3     | 274,3     |
        | Овощи                              | …          | 120,8     | 39,6       | 145,5     | 218,5     |
        | Плоды и ягоды                  |              | 49,0       | 43,8       | 95,2       | 136,8     |
        | Виноград                          |              |              |              |              |              |
        ----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        
         Животноводство мясо-шёрстного и мясо-молочного направлений. Вокруг Душанбе и Ленинабада — пригородное молочное скотоводство. Разводят многие виды скота и птицы (см. табл. 10). Животноводство в хлопкосеющих районах играет второстепенную роль, в горах — главную. Развито отгонно-пастбищное животноводство. На Ю.-З. и С. республики разводят каракульских овец. Появились новые, более продуктивные породы крупного рогатого скота (швицкая, отличающаяся высокой молочной продуктивностью) и овец (таджикская мясо-сально-шёрстная). Вся система животноводства переведена на современную базу зоотехнии. Созданы межрайонные станции по обслуживанию отгонного животноводства. В Т. не потеряло значение коневодство; выращиваются локайская и карабаирская породы лошадей. Свиноводством занимаются крупные специализированные свиноводческие совхозы. производство животноводческой продукции см. в табл. 11. Шелководство распространено во всех районах республики, за исключением восточной части Горно-Бадахшанской АО. По валовому сбору коконов Т. занимает 4-е место в стране.
         Государственные закупки продуктов сельского хозяйства даны в табл. 12.
        
         Табл. 10. — Поголовье скота и птицы (на 1 января, тыс.)
        
        ----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        |                                         | 1916      | 1941      | 1961      | 1971      | 1975      |
        |---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------|
        | Крупный рогатый скот      | 739        | 580,0     | 683,1     | 1008,0   | 1089,6   |
        | в том числе                      | 269        | 187,8     | 257,2     | 372,5     | 397,4     |
        | коров                               | —          | 20,8       | 80,5       | 77,9       | 105,8     |
        | свиньи                             | 1000      | 1054,3   | 2182,7   | 2182,1   | 2334,0   |
        | овцы                                | 930        | 1120,0   | 402,8     | 451,8     | 526,7     |
        | козы                                 | 109        | 124,2     | 63,4       | 45,1       | 41,4       |
        | лошади                            | …          | 0,9        | 1,8        | 2,7        | 4,0         |
        | Птица (млн. штук)             |              |              |              |              |              |
        ----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
         Табл. 11. — Производство основных продуктов животноводства
        --------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        |                                                               | 1913      | 1940      | 1960      | 1970      | 1974       |
        |-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------|
        | Мясо (в убойном весе), тыс. т                | 48         | 30,5       | 46,5       | 63,9       | 78,2       |
        | Молоко, тыс. т                                        | 102        | 134,7     | 203,4     | 284,9     | 372,1      |
        | Яйца, млн. штук                                     | 20 2059  | 37,8      | 91,4       | 131,3     | 209,9      |
        | Шерсть, т                                               |              | 1587      | 4660      | 4840      | 5146       |
        --------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        
         Табл. 12. — Государственные закупки продуктов сельского хозяйства, тыс. т
        
        ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        |                                                        | 1940        | 1960           | 1970           | 1974         |
        |-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------|
        | Хлопок-сырец                                  | 172,4       | 399,4          | 726,6 56,1  | 879,2        |
        | Зерно                                              | 75,1         | 6,3             | 7,9             | 48,9         |
        | Табак                                              | —            | 0,6             | 21,0           | 10,2         |
        | Картофель                                      | 8,2           | 5,0             | 88,1           | 56,1         |
        | Овощи                                             | 5,0           | 16,9           | 23,0           | 148,5        |
        | Арбузы и дыни                                | 0,4           | 6,6             | 46,9           | 47,5         |
        | Плоды (без цитрусовых)                  | 5,1           | 12,2           | 82,6           | 67,5         |
        | Виноград                                         | 7,3           | 24,9           | 6,4             | 90,9         |
        | Сухофрукты                                    | 6,9           | 3,0             | 18,7           | 7,3           |
        | Гераниевое сырье                           | 16,8         | 9,4             | 56,6           | 23,3         |
        | Скот и птица (в живом весе)            | 11,7         | 49,6           | 113,9 85,3  | 70,0          |
        | Молоко                                            | 6,2           | 78,3           | 5,0             | 155,6        |
        | Яйца, млн. шт.                                 | —            | 27,2           | 185,1          | 148,4        |
        | Шерсть (в зачетном весе)                | 1,1           | 4,9             | 2,5             | 5,4           |
        | Каракульские шкурки, тыс. шт.        | …            | 193,0          |                   | 186,6 3,1  |
        | Коконы                                            | 1,3           | 2,1             |                   |                 |
        ------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
        
         Транспорт. В межреспубликанских перевозках ведущее место занимает ж.-д. транспорт. Общая протяжённость ж.-д. линий 903 км в 1974 (около 100 км в 1913), из них 470 км узкоколейные. Железные дороги широкой колеи проходят по окраинам Т.: на С. — транзитная линия, идущая через всю Ферганскую долину, с небольшими ответвлениями на Ленинабад и Шураб; на Ю. — тупиковая Термез — Душанбе. Железные дороги узкой колеи (Душанбе — Курган-Тюбе — Куляб, Курган-Тюбе — Нижний Пяндж) глубоко проникают в горные районы и связывают экономически важные долины. Строится (1976) ж.-д. линия широкой колеи Термез — Курган-Тюбе — Яван протяжённостью 264 км, свыше 200 км которой вошли в строй в 1974. Во внутриреспубликанских. перевозках основную роль играет автомобильный транспорт. Длина автодорог 13,6 тыс. км (1974), в том числе с твёрдым покрытием 9,3 тыс. км. Грузооборот автомобильного транспорта в 1974 достиг 3415 млн. т․км (71 млн. т․км в 1940). Главные дороги: Хорог — Ош, Душанбе — Термез, Душанбе — Ура-Тюбе — Ленинабад, Душанбе — Курган-Тюбе, Душанбе — Куляб, Душанбе — Хорог. Протяжённость судоходных путей рек Амударья. Пяндж и Вахш 300 км. В послевоенное время широкое развитие получил воздушный транспорт. Авиалинии связывают Душанбе с областными центрами и отдалёнными районами республики, а также с Москвой и многими др. городами. В 1974 пассажирооборот авиатранспорта составил 2293 млн. пассажиро-км, грузооборот — 23,5 млн. т․км (соответственно 5,5 и 1,1 в 1940).
         Трубопроводный транспорт представлен газопроводами в Юго-Западном Т. (от местных газовых промыслов) и ответвлениями в города Северного Т. от магистрального газопровода Мубарек — Бекабад — Фергана. Построен газопровод Келиф — Душанбе (295 км), по которому поступает газ из Афганистана.
         Экономико-географические районы. Северный Т. — крупный район горнорудной промышленности (добыча и обогащение полиметаллических и вольфрамо-молибденовых руд и флюорита), производства стройматериалов, хлопководства, плодоводства, виноградарства, овощеводства, шелководства и базирующихся на их основе отраслей текстильной (шёлковая, ковровая) и пищевой (консервная, винодельческая) промышленности. Зеравшанский — в сельском хозяйстве большей, горной части района преобладает животноводческо-зерновое направление, а в равнинной — Зеравшанской долине — орошаемое земледелие с посевами риса, табаководством, виноградарством, шелководством. Значительна промышленность по переработке с.-х. сырья. Развивается горнорудная промышленность (добыча и обогащение вольфрамовых и сурьмяно-ртутных руд и флюорита). Юго-Западный Т.— крупнейший район производства электроэнергии, цветной металлургии (производство алюминия), машиностроения и металлообработки, химической промышленности (минеральных удобрений) и стройматериалов, многоотраслевого сельского хозяйства с преобладанием хлопководства и развивающихся на их основе отраслей текстильной и пищевой промышленности. Здесь формируется Южно-Таджикский территориально-производственный комплекс. Каратегин (долина р. Сурхоб) — район со значительным развитием зернового хозяйства и животноводства в сочетании с табаководством, выращиванием картофеля, садоводством, шелководством и пищевой промышленностью. Горно-Бадахшанская АО — район высокогорного отгонно-пастбищного животноводства с разведением яков на Восточном Памире и очагами земледелия зернового направления в сочетании с шелководством, табаководством, садоводством и выращиванием картофеля в долинах Западного Памира. Разработка драгоценных камней небольшими горнодобывающими предприятиями и производство электроэнергии местного значения.
         Материальное благосостояние населения за годы Советской власти неуклонно возрастает. За 1966—74 национальный доход вырос в 1,6 раза, реальные доходы на душу населения увеличились в 1,5 раза. Выплаты и льготы, полученные населением из общественных фондов потребления, в 1974 составили 735 млн. рублей (314 млн. рублей в 1965). Среднемесячная денежная заработная плата рабочих и служащих в народной хозяйстве выросла с 96 рублей в 1965 до 134 рублей в 1974. Розничный товарооборот государственной и кооперативной торговли, включая общественное питание, в 1974 составил 1532 млн. рублей (726 млн. рублей в 1965 и 100 млн. рублей в 1940). Сумма вкладов населения в сберегательных кассах на конец 1974 составила 386,2 млн. рублей (89,2 млн. рублей в 1965). За 1924—74 государственными и кооперативными предприятиями и организациями, колхозами и населением построены жилые дома общей (полезной) площадью 25 723 тыс. м2. Только за 1974 введены в эксплуатацию жилые дома общей площадью 1226 тыс. м2.
        
         Лит.: Таджикистан, М., 1968 (серия «Советский Союз»); Пулатов Д. П., География Таджикской ССР, Душ., 1968; Махкамов К. М., Клеандров И. М., Экономика Таджикской ССР, М., 1967; Чураев К., Ахамияти иктисодии обхои Точикистон, Душ., 1971; Таджикская Советская Социалистическая Республика, Душ., 1974; Советский Таджикистан за 50 лет. Сб. статистич. материалов, Душ., 1975; Атлас Таджикской ССР, Душ.—М., 1968.
         К. Ш. Джураев, Д. П. Пулатов.
         X. Медико-географическая характеристика
         Медико-санитарное состояние и здравоохранение. В 1974 на 1 тыс. жителей рождаемость составляла 37,0 (самая высокая в СССР), смертность 7,5 (в 1940 эти показатели были соответственно 30,6 и 14,1); детская смертность по сравнению с 1913 снизилась более чем в 7 раз. В республике ликвидированы чума, холера, натуральная оспа, природные очаги возвратного тифа и висцерального лейшманиоза, трахома и др. В 1974 по сравнению с 1940 заболеваемость бруцеллёзом снизилась в 16 раз, дифтерией — в 123 раза, туберкулёзом (против 1960) — в 2,3 раза и т. д. Выражены различия в краевой патологии. В долинах с жарким климатом и поливным земледелием выше заболеваемость кишечными инфекциями, а также лептоспирозами. Гельминтозы, трихоцефалёз, гименолепидоз, аскаридоз распространены преимущественно в долинах, низкогорьях, предгорьях и среднегорьях. Местный ареал крымской геморрагической лихорадки — низкогорья на Ю. и предгорья Гиссарского хребта Ку-лихорадка и токсоплазмоз сосредоточены преимущественно в районах зимне-весенних пастбищ долинной зоны. Выявлены природные очаги чумы, листериоза и лихорадки тсутсугамуши. Эндемический зоб распространён на Памире.
         До Октябрьской революции население не получало медицинской помощи и пользовалось услугами знахарей и табибов. В 1913 на территории современного Т. была 1 больница на 40 коек и 11 амбулаторий, 19 врачей. В 1974 функционировало 279 больничных учреждений на 32,5 тыс. коек (9,6 койки на 1 тыс. жит.) против 121 больницы на 4,5 тыс. коек (2,9 койки на 1 тыс. жит.) в 1940. В числе специализированных коек было (тыс.): терапевтических — 5,9, хирургических — 2,8, дермато-венерологических — 1,7, глазных — 0,5, неврологических — 0,5, онкологических — 0.5, оториноларингологических — 0,3 и т. д. Амбулаторную помощь оказывали 380 врачебных амбулаторно-поликлинических учреждений, в том числе 52 диспансера и 995 фельдшерско-акушерских пунктов. В труднодоступных горных районах медицинскую помощь оказывает санитарная авиация. Общее количество коек для беременных и рожениц составило 3,1 тыс.; женщин и детей обслуживали 238 женских консультаций, детских поликлиник и амбулаторий (71 в 1940). Имелось 328 аптек, 487 аптечных пунктов и 66 киосков. Санитарно-противоэпидемическое обслуживание ведут 54 санитарно-эпидемиологические станции. В 1974 работали 6,6 тыс. врачей, то есть 1 врач на 511 жителей (648 врачей, то есть 1 врач на 2,4 тыс. жит. в 1940) и 20,1 тыс. лиц среднего медицинского персонала (2,7 тыс. в 1940). В Таджикском медицинском институте и 2 научно-исследовательских медицинских институтах работают 44 доктора и 287 кандидата наук. Т. располагает 31 санаторием на 4,1 тыс. коек, 8 домами отдыха и пансионатами на 1,8 тыс. мест. Популярны курорты Ходжа-Обигарм, Обигарм, Гарм-Чашма, Шаамбары, лечебные местности Хаватаг, Шахристан, озеро Аксыкон. В 1974 на развитие здравоохранения и физической культуры было израсходовано 105,8 млн. рублей (6,9 млн. в 1940).
         Лит.: Таджиев Я., Здравоохранение Таджикистана, Душ., 1974.
         Я. Т. Таджиев.
         Физкультура, спорт, туризм. На 1 января 1975 действовало 2847 коллективов физкультуры (свыше 500 тыс. чел.); имелось 29 стадионов, 653 футбольных поля, 499 спортивных залов, 24 плавательных бассейна, 27 теннисных кортов, 60 стрелковых тиров, 4,5 тыс. спортплощадок; в 58 детско-юношеских спортшколах, 13 спортшколах молодёжи, 3 школах высшего спортивного мастерства занималось свыше 35 тыс. чел. В 50-е гг. созданы республиканское добровольное спортивное общество «Хосилот» (объединяющее сельских спортсменов) и общество профсоюзов «Таджикистан». В 1952—74 было подготовлено 744 мастера спорта, 7 мастеров спорта международного класса; 3 человека удостоены звания заслуженного мастера спорта, 13 стали чемпионами СССР, 2 — мира, 1 — Олимпийских игр. В 1974 имелось 5 оздоровительных спортлагерей, 2 дома охотника и рыболова. Основные туристские маршруты проходят в районах Фанских гор, «Таджикского моря», Варзобского ущелья, озера Искандеркуль. В 1974 Т. посетило свыше 100 тыс. туристов.
         Т. — один из важнейших центров альпинизма в СССР. На Памире в пределах Т. находятся высочайшие горные вершины Советского Союза — Пик Коммунизма, Пик Ленина, Пик Е. Корженевской, Пик Октябрьской революции, около 100 вершин свыше 6 тыс. м, на которые периодически проводятся экспедиции и альпинистские восхождения. В фанских горах и Варзобском ущелье расположены альпинистские лагеря.
         М. С. Садуллаев.
         Ветеринарное дело. В результате проведения профилактических и оздоровительных мероприятий ликвидированы: чума крупного рогатого скота, инфекционная анемия и сап лошадей, оспа овец, плевропневмония коз и ряд др.; на грани ликвидации трихофития и гиподерматоз крупного рогатого скота, лептоспироз, болезнь Ньюкасла, некробактериоз, эстроз и др. Сибирская язва, эмкар, злокачественный отёк, рожа свиней регистрируются спорадически. Очаги бешенства локализуются преимущественно в Гиссарской долине, Ленинабадской области. Повсеместно распространены эхинококкоз, ценуроз, тейлериоз, пироплазмидоз. В Ленинабадской области чаще регистрируются мониезиоз, авителлиноз. В долинах рек Вахш и Сырдарья — диктиокаулёз, фасциолёз. Проблемное значение имеют бруцеллёз, туберкулёз, ящур с.-х. животных.
         На 1 января 1975 ветеринарная сеть насчитывала около 400 учреждений, в том числе 39 станций по борьбе с болезнями животных, 45 участковых ветеринарных лечебниц, 214 ветеринарных участков, 31 ветеринарный пункт, 3 городские ветеринарно-санитарные станции, 1 республиканскую, 3 областные, 11 межрайонных и 4 районные ветеринарные лаборатории, 45 мясо-молочных и пищевых контрольных станций, 1 республиканскую экспедицию по борьбе с заразными болезнями с.-х. животных. Всего в Т. работало (1975) 608 ветеринарных врачей, 1264 ветеринарных фельдшера. Подготовка ветеринарных специалистов осуществляется ветеринарными факультетами Душанбинского и др. с.-х. институтов страны. В 1961 создан Таджикский НИИ ветеринарии (г. Душанбе).
         А. А. Прыгунков.
         XI. Народное образование и культурно-просветительные учреждения
         По переписи 1897, грамотность населения на территории современного Т. составляла 2,3%, среди мужчин 3,9%, среди женщин 0,3% (в сельской местности соответственно 1,8%, 3,2%, 0,2%). Образование находилось в руках мусульманского духовенства. В религиозных школах — Мектебах и Медресе обучались дети привилегированных слоев населения. В конце 19 в. были созданы так называемые новометодные школы, которые должны были готовить грамотных чиновников и приказчиков. В связи с потребностью в грамотных людях из местного населения «для занятия административных постов» в начале 20 в. в Ходженте (современный Ленинабад), Ура-Тюбе и др. городах и сельских местностях было организовано 10 четырёхклассных так называемых русско-туземных школ (в 1914/15 учебном году в них обучалось 369 учащихся, работало 13 учителей). Русско-туземные школы сыграли определённую роль в распространении русского языка и русской культуры среди местного населения. До Октябрьской революции 1917 средних специальных и высших учебных заведений на территории Т. не было.
         Октябрьская революция открыла таджикскому народу путь к образованию и развитию национальной культуры. ЦИК Туркестанской республики утвердил Положение «Об организации дела народного образования в Туркестанском крае» (август 1918), опубликовал декларацию о введении в республике всеобщего бесплатного обучения на родном языке и отделении школы от церкви. В 1918 в Северном Т. было открыто 15 советских школ, в 1919 их насчитывалось 73. К концу 1926 работали 161 школа и 10 детских домов (5430 учащихся). Развитие народного образования потребовало массовой подготовки педагогических кадров. Большую помощь в этом оказывали Т. братские народы — русский, узбекский и др. В подготовке научных и научно-педагогических кадров для республик Средней Азии, в том числе и для Т., значительную роль сыграл Ташкентский университет. В 1925 в Душанбе открылся 1-й в Т. педагогический техникум, в 1931 — педагогический институт с факультетами языка и литературы, агробиологии и др., в 1932 — педагогический институт в Ленинабаде. В 20-е гг. развернулась работа по ликвидации неграмотности среди взрослого населения. В 1925/26 учебном году было 63 пункта ликбеза (1450 учащихся), в 1927/28 учебном году — 239 пунктов (около 5 тыс. учащихся, в том числе 44 женщины), в 1931/32 учебном году — 3360 пунктов (134,8 тыс. учащихся, в том числе 22,9 тыс. женщин).
         Культурная революция в Т. проходила в трудных условиях Гражданской войны и борьбы с басмачеством. Пользовавшееся большим влиянием мусульманское духовенство сеяло недоверие к новым школам. Развитию женского образования препятствовали вековые традиции рабского положения женщины. Не было школьных зданий, не хватало учителей, учебных пособий. Осуществление всеобщего начального образования проходило поэтому не сразу по всей республике, а постепенно: в 1930/31 учебном году (для детей обоего пола от 8 до 10 лет) в гг. Душанбе, Ходжент и Ура-Тюбе, в 1931/32 учебном году в Ходжентском округе, с 1932/33 учебном году по всей республике. По переписи 1939, процент грамотных в возрасте 9—49 лет составил 82,8 (мужчин — 87,4, женщин — 77,5). Важную роль в развитии просвещения сыграл перевод в 1940 таджикской письменности на новый алфавит, построенный на основе русской графики. В 1940/41 учебном году в общеобразовательных школах всех видов обучалось 0,3 млн. учащихся. С 1949/50 учебного года осуществляется всеобщее 7-летнее обучение детей, с 1959/60 — 8-летнее. По переписи 1970, грамотность населения составила 99,6% (мужчин — 99,8%, женщин — 99,4%). В 9-й пятилетке (1971—75) в основном завершился переход ко всеобщему среднему образованию.
         За годы Советской власти создана широкая сеть детских дошкольных учреждений. В 1974 в постоянных дошкольных учреждениях воспитывалось 81,6 тыс. детей (в 1940 в детских садах и яслях-садах — 8,1 тыс. детей). В 1974/75 учебном году работало 3,1 тыс. общеобразовательных школ всех видов (0,9 млн. учащихся). На начало 1974/75 учебного года в школах-интернатах, в школах и группах продлённого дня обучалось свыше 11 тыс. учащихся, в вечерних (сменных) школах — 38 тыс. учащихся. Воспитательная и культурно-просветительская работа со школьниками ведётся также во внешкольных учреждениях. В 1974 работали Дворец пионеров и школьников в Душанбе, 68 домов пионеров, 6 станций юных техников, 4 станции юных натуралистов, 6 детских экскурсионно-туристических станций, 24 детские фильмотеки, 1688 детских библиотек и 5 детских парков.
         Значительное развитие получило профессиональное образование. Первая школа фабрично-заведующего ученичества открылась в 1927 при нефтепромыслах Среднеазиатского нефтяного товарищества («САНТО»). На 1 января 1975 в 59 профессионально-технических учебных заведениях системы Госпрофобра обучалось 21,5 тыс. учащихся, из них 20 профессионально-технических учебных заведений (6,6 тыс. учащихся) наряду с профессией давали среднее образование. В 1974/75 учебном году в 38 средних специальных учебных заведениях обучалось 38,2 тыс. учащихся. В 9 вузах (Таджикском университете (См. Таджикский университет), политехническом, с.-х., медицинском, педагогическом институтах, институте искусств, институте физкультуры — в Душанбе, в педагогических институтах в Кулябе и Ленинабаде) — 48,5 тыс. студентов.
         В 1974/75 учебном году в школах Т. работало около 49 тыс. учителей, в том числе около 17 тыс. женщин. Большую роль в повышении квалификации учителей играют институты усовершенствования учителей (1 республиканский, 3 областных, 1 межрайонный, 1 городской). Научной разработкой вопросов народного образования занимается Таджикский научно-исследовательский институт педагогических наук.
         На конец 1974 работало 1,4 тыс. массовых библиотек (9 млн. экземпляров книг и журналов). Крупнейшая библиотека — Государственная библиотека Таджикской ССР им. Фирдоуси (см. в ст. Библиотеки союзных республик). Музеи: Республиканский объединённый музей историко-краеведческий и изобразительного искусств им. Бехзада, Литературный музей им. С. Айни в Душанбе, Республиканский историко-краеведческий музей им. А. Рудаки в Пенджикенте, Хорогский и Ленинабадский областной историко-краеведческий музеи, Историко-краеведческий музей в г. Исфара и др.; в 1974 работало 1,2 тыс. клубных учреждений (см. также разделы Музыка, Драматический театр, Кино и раздел Народное образование, культурно-просветительные и научные учреждения в ст. Горно-Бадахшанская автономная область).
        
         Лит.: Юсуфбеков Р., Претворение ленинских идей в развитии народного образования Таджикской ССР, Душ., 1967.
         Р. Юсуфбеков.
         Художественная самодеятельность. Первые самодеятельные коллективы были организованы в конце 1919 в северных районах Т. — в Ходженте (Ленинабад), Ура-Тюбе, Канибадаме. В 1926 в Душанбе был открыт первый клуб. Развитие сети клубных учреждений и систематическое проведение смотров коллективов художественной самодеятельности в значительной степени активизировали их деятельность. В 1976 в республике в системе Министерства культуры и профсоюзов насчитывалось 2,5 тыс. коллективов художественной самодеятельности, в том числе 333 хоровых, 166 драматических, 300 хореографических, 679 музыкальных. Общее число участников художеств, самодеятельности 43,3 тыс. чел. 16 лучших драматических коллективов удостоены звания народного самодеятельного театра.
         XII. Наука и научные учреждения
         1. Естественные и технические науки
         Предки таджиков уже в глубокой древности добывали и использовали медь, свинец, золото, серебро, железо и драгоценные камни. Наиболее ранние письменные сведения о знакомстве среднеазиатских народов с математикой и астрономией приведены в «Авесте» (См. Авеста), где содержатся данные о движении небесных светил, системе счёта времени, некоторых математических правилах. В период рабовладельческих и раннефеодальных государственных образований в Средней Азии достигли высокого уровня развития материальное производство и культура: ремёсла, земледелие, градостроительство, искусства. Были созданы письменные памятники религиозного, политического и научного характера, многие из которых были уничтожены во время нашествия войск Арабского халифата (7—8 вв.). В 9—11 вв. Средняя Азия была одним из важнейших центров научной мысли Востока. В это время возникли астрономические обсерватории, «Дома мудрости», библиотеки, появились сделанные среднеазиатскими учёными переводы и комментарии научного наследия Греции и Индии, а также оригинальные труды по математике, астрономии, минералогии, прикладной механике, физике, химии и медицине (см. Арабская культура). Значительный вклад в развитие науки внесли Мухаммед ибн Муса аль Хорезми, Абдул Марвази, Усман Балхи, аль-Фергани (все — 9 в.), Абу-ль-Вефа Бузджани, Абулмахмуд Худжанди (оба — 10 в.) и многие др. Появились первые труды по географии и геодезии Ахмада Сарахси, Абулаббаса Марвази (оба — 9 в.), Абузайда Балхи, Джайхони (оба — 10 в.). Таджикским анонимным географом 10 в. оставлен труд «Худуд альалем» («Границы мира»). В 11—14 вв. крупными научными центрами стали Хорезм, Бухара, Мерв, Газна и др. города, а в 15 в. — Самарканд с его астрономической обсерваторией Улугбека (См. Улугбека обсерватория). Со средневековыми городами Т. связаны имена Ибн Сины (См. Ибн Сина), Бируни (оба — 10—11 вв.), Омара Хайяма (См. Омар Хайям) (11—12 вв.), аль-Джурджани (12 в.), Насирэддина Туси (См. Насирэддин Туси), Шамсиддина Самарканди, Джамаледдина Бухорои, Алишаха Бухорои (все — 13 в.), Убайдулла Бухорои, Мухаммада Самарканди, Ансори (все — 14 в.) и др. Ведущими учёными самаркандской научной школы были Кази-заде ар-Руми, Джемшид аль-Каши (оба — 14—15 вв.), Али Кушчи (15 в.) и др. Значительных успехов в 14—15 вв. достигли строительная техника и архитектура. Практиками и учёными древности были созданы многие сорта культурных зерновых и плодовых растений, выведены ценные породы животных (гиссарская овца, локайская и карабаирская лошади, зебувидный крупный рогатый скот, памирские яки, местные козы). Со 2-й половины 15 в. до 17 в. деятельность многих среднеазиатских учёных (Али Кушчи, Бирджанди, Мирим Челеби, Абдулкадыр Руяни, Бахауддин Амули и др.) была перенесена на территории современного Ирана, Турции; в Северной Индии работали Наджмиддин Алихан, Фарид Дехлеви и учёные астрономической школы Савай Джай Сингха (17—18 вв.).
         Со 2-й половины 19 в., после присоединения к России, начался новый этап изучения природы и производительных сил Т. Значительную роль в естественнонаучных исследованиях принадлежала научным учреждениям и обществам России. Во 2-й половине 19 — начале 20 вв. трудами русских учёных А. П. Федченко, В. Ф. Ошанина, Н. А. Северцова, И. В. Мушкетова, Г. Д. Романовского, П. П. Семёнова-Тян-Шанского, Д. Л. Иванова, Г. Е. Грумм-Гржимайло, В. Л. Комарова, С. И. Коржинского, Б. А. и О. А. Федченко, В. И. Липского, Н. Л. Корженевского, Д. И. Мушкетова, Д. В. Наливкина, Н. И. Вавилова и др. заложены современные представления о географии, геологии, климате, флоре и фауне Средней Азии, в том числе Памира. В 1884 издана первая геологическая карта Туркестанского края. Появились первые гидрометеорологические станции в Ходженте (1870), Ура-Тюбе (1873), Пенджикенте (1879) и Мургабе (1892).
         Вовлечение Т. в сферу экономических н научных интересов России, несмотря на великодержавную политику царизма, способствовало знакомству местных жителей с более совершенной земледельческой, промышленной и транспортной техникой, различными способами обработки земли, новыми с.-х. культурами (картофель, сахарная свёкла, овёс, томат и др.). Приобщение народов Средней Азии к русской культуре оказало влияние на формирование местной просветительской, научной и технической мысли 19 — начала 20 вв. (Ахмад Дониш, Ходжи Халифа, Ходжи Юсуф, Якуби Фаранг и др.).
         Развитие естественных и технических наук после Октябрьской революции (довоенный период). После установления Советской власти началось систематическое исследование природных богатств и производительных сил Т. Территория Т. изучалась экспедициями: Н. Л. Корженевского (1923); Среднеазиатского государственного университета (САГУ, с 1927); Таджикской комплексной (1932—38; с 1933 — Таджикско-Памирская; с 1936 — Среднеазиатская) под руководством Н. П. Горбунова. А. Е. Ферсмана, Д. В. Наливкина, Д. И. Щербакова, А. П. Марковского (геология, геохимия), К. К. Маркова (геоморфология), И. Г. Дорофеева (гляциология, топография), Н. В. Крыленко (альпинизм) и др.; гляциологической (1932—33, по программе Международного полярного года) и др. Для изучения географии Т. важное значение имели работы Н. И. Вавилова и В. Л. Комарова. С 1928 медицинские экспедиции под руководством Е. Н. Павловского и др. изучали краевую инфекционную и паразитарную патологию. В 1929 был разработан 5-летний план почвенного и геоботанического исследования Т., осуществленный сотрудниками института почвоведения САГУ под руководством Н. А. Димо, А. Н. Розанова, М. В. Культиасова.
         В 20-е гг. организованы Душанбинская гидрометеорологическая станция, Опытная станция Всесоюзного института растениеводства (с 1931 — Таджикская государственная селекционная опытная станция), таджикский филиал Центральной селекционной станции Всесоюзного НИИ по хлопководству (Союз НИХИ) и др. В 1932 учреждена Таджикская база АН СССР — первое комплексное научное учреждение Т. В 1932 в Душанбе основана Таджикская астрономическая обсерватория (ТАО). В 1933 в Ленинграде проведена конференция по изучению производительных сил Т., на которой обсуждались задачи научно-исследовательской работы в области хлопководства (особенно тонковолокнистого), ирригационного (сооружение Вахшской системы) и дорожного строительства, богарного земледелия и др. В 1933 создано Управление гидрометеорологической службы республики и Бюро погоды. Значительно расширилась сеть гидрометеорологических станций, особенно в высокогорных районах (первая, на леднике Федченко, начала работу в 1933). В 1934 на Памире экспедицией САГУ под руководством П. А. Баранова и И. А. Райковой была организована сеть стационаров, на базе которых возникли Памирская биологическая станция в Чечекты (1938), Ботанический сад в Хороге под руководством А. В. Гурского (1940) и др. В 30-е гг. созданы: Варзобская горно-ботаническая станция: при содействии Н. И. Вавилова — Курган-Тюбинская хлопко-люцерновая селекционно-опытная станция Союз НИХИ; Вахшская почвенно-мелиоративная станция под руководством И. Н. Антипова-Каратаева; по инициативе Е. Н. Павловского — Душанбинская паразитологическая станция (с 1941 — институт зоологии и паразитологии); институты физических методов лечения, туберкулёза, тропикологии, санитарно-бактериологический; республиканские станции животноводства и др. В 1938 организовано Таджикское геологическое управление; в 1940 — сейсмическая станция в Душанбе.
         В 1925 составлен первый свод полезных ископаемых Т. (И. И. Бездека); в 1926 опубликован «Очерк геологии Туркестана» Д. В. Наливкина; в 1935 — «Почвы Таджикистана» М. А. Панкова и «Звери Таджикистана, их жизнь и значение для человека» Б. С. Виноградова, Е. Н. Павловского, К. К. Флёрова; в 1937 — первый географический атлас Т. В предвоенное время обзорной геологической съёмкой охвачена вся территория, открыты месторождения различных полезных ископаемых, в том числе Карамазорский рудный район, Памиро-Дарвазский золотоносный пояс, рудные зоны Гиссарского, Зеравшанского и Туркестанского хребтов, выяснены стратиграфия и тектоническое строение отдельных районов. Почвенные исследования дали основу для разработки научной системы земледелия. На базе ботанического изучения территории Т. были составлены карты растительности, схемы флористического районирования, проведена паспортизация естественных кормовых угодий ряда районов, начато стационарное изучение горных лесов и высокогорных пустынь. Фаунистические и паразитологические исследования позволили разработать меры борьбы с трансмиссивными заболеваниями человека и животных, вредителями с.-х. культур. Учёные и практики Т., решая поставленную перед республиками Средней Азии задачу — обеспечить хлопковую независимость страны, освоили производство тонковолокнистого хлопчатника, вывели отечественные высокопродуктивные сорта и добились получения самого высокого в мире урожая хлопчатника.
         В 1941 Таджикская база АН СССР была реорганизована в Таджикский филиал АН СССР, который возглавил академик Е. Н. Павловский. Во время Великой Отечественной войны 1941—45 развитию научно-исследовательской деятельности способствовала работа учёных и научных учреждений, эвакуированных в Т. В эти годы продолжались исследования проблем геологии, сейсмологии, почвоведения, ботаники, селекции, паразитологии, медицины. В 1941 была издана геологическая карта Средней Азии.
         Развитие естественных и технических наук в послевоенный период. В послевоенный период изучение территории Т. приобрело особенно широкий размах. Деятельность Таджикского филиала АН СССР подготовила условия для учреждения в 1951 Академии наук Таджикской ССР (См. Академия наук Таджикской ССР), первым президентом которой был С. Айни. В 50-е гг. АН Таджикской ССР вела исследования в области астрофизики, сейсмологии, геологии, органической и неорганической химии, общей биологии. Основная доля исследований проводилась силами научных сотрудников самой республики. Был организован ряд институтов в системе АН Таджикской ССР и отраслевых НИИ.
         В 60-е гг. наряду со сложившимися ранее научными направлениями получили развитие исследования по математике, экспериментальной и теоретической физике, химии нефти и природных соединений, по физико-химическим проблемам обогащения полезных ископаемых, сейсмостойкому строительству, радиан, и молекулярной биологии, фотосинтезу, по физиологии и биофизике растений. Значительный вклад в развитие естественных и технических наук Т. внесли С. У. Умаров (физика); В. И. Никитин (химия ацетилена); И. К. Никитин, С. М. Юсупова, С. Ф. Машковцев, А. П. Недзвецкий (геология); П. Н. Овчинников, О. В. Заленский, А. П. Жуков (биология); В. П. Красичков (селекция и семеноводство); А. Н. Розанов, О. А. Грабовская, П. А. Керзум, В. И. Иванов, И. Н. Антипов-Каратаев (почвоведение); В. Ф. Бончковский, В. Н. Гайский (сейсмология) и др.
         В конце 60-х — 1-й половине 70-х гг. развитие естественных и технических наук в Т. и использование достижений научно-технической революции в стране содействовали успешному решению народно-хозяйственных задач республики, особенно в области ирригационного земледелия и создания новых объектов формирующегося Южно-Таджикского территориально-производственного комплекса. Разработка и внедрение прогрессивных методов орошения и комплексного освоения целинных земель таджикской и узбекской частей Голодной степи отмечены в 1972 Ленинской премией. В 1968 впервые в отечественной и мировой гидротехнической практике произведён массированный направленный взрыв для создания напорной каменно-набросной плотины Байпазинского гидроузла на р. Вахш.
         Геология и геофизика. Институтом геологии АН Таджикской ССР (основана в 1941) выполнены исследования по различным вопросам, связанным с геологическим строением территории республики и её полезными ископаемыми. Предложена схема тектонического районирования Южного Т. (С. А. Захаров); произведено тектоническое районирование Гиссаро-Алая, Памира; изучены длительно живущие краевые разломы (М. М. Кухтиков); разработаны основные черты геологии, стратиграфии, тектоники, магматизма и рудоносности Карамазора; исследованы особенности магматической геологии, петрологии, геохронологии, эндогенной металлогении Гиссаро-Алая и Памира (Р. Б. Баратов, С. М. Бабаходжаев, М. Р. Джалилов); разработаны вопросы гидрогеологического районирования, использования термо-минеральных вод, мелиорации засоленных почв (П. А. Панкратов). Геологи и геофизики Т. совместно с учёными др. республик Средней Азии и Казахстана вели комплексные исследования земной коры и верхней мантии Земли, закономерностей размещения полезных ископаемых. Составлена карта магматических комплексов Средней Азии, которая стала основой поисковых работ. Учёные Т. участвовали в создании тектонической карты нефтегазоносных областей юга СССР. Ими даны рекомендации по поискам нефти и газа в глубоких горизонтах Южно-Таджикской депрессии (С. И. Ильин, К. В. Бабков). Институт сейсмостойкого строительства и сейсмологии АН Таджикской ССР (основан в 1951) участвовал в исследованиях закономерностей проявления землетрясений в Т. и сопредельных областях с целью создания основ сейсмического районирования (И. Е. Губин, С. А. Захаров). Сотрудники института вели теоретическое и экспериментальное изучение в лабораториях и на полигонах института, а также в естественных условиях устойчивости гидротехнических сооружений, отдельных несущих элементов и зданий в целом (С. Х. Негматуллаев). Впервые в СССР создана инженерно-сейсмическая служба плотин (Головной ГЭС, Нурекской ГЭС на р. Вахш) и др. объектов гидроузлов Т. Исследовались медленные движения земной поверхности в связи с землетрясениями, механизм их очагов; ведутся поиски предвестников землетрясений. С 1967 институт стал головным учреждением по обследованию сильных землетрясений Средней Азии и Казахстана.
         Астрономия. Институт астрофизики АН Таджикской ССР (основан в 1958) стал одним из центров по изучению метеоров и комет. Многолетние исследования метеоров (П. Б. Бабаджанов) дали возможность получить обширную информацию о радиантах, скоростях и орбитах метеоров, физических параметрах верхних слоев земной атмосферы в метеорной зоне, о физике метеорных явлений и выявить новые метеорные ассоциации; изучен метеорный вклад в ионизацию верхней атмосферы (Л. Н. Рубцев). Большие работы проведены по изучению физической природы комет (О. В. Добровольский). Накоплена уникальная фототека переменных звёзд (около 50 тыс. негативов). Сотрудниками института проведены исследования структуры Галактики (М. Н. Максумов), открыт ряд переменных звёзд и комет. Институт координирует исследования по метеоритам в СССР. Ведущие учёные института являются членами Международного астрономического союза и Астрономического совета АН СССР. В 1963— 1968 построена Гиссарская астрономическая обсерватория.
         Физика. Исследования по физике вели Физико-технический институт им. С. У. Умарова АН Таджикской ССР (основан в 1964), физические кафедры и лаборатории Таджикского университета и др. вузов республики. Основные направления: физика твёрдого тела, полупроводников и полимеров, молекулярная теория жидкостей и молекулярная акустика, атомная и молекулярная спектроскопия, электроника, ядерная физика высокой энергии, теплотехника (А. А. Адхамов, Б. Н. Нарзуллаев, П. В. Цой и др.).
         Математика. Основные направления работ Математического института (основан в 1973) с Вычислительным центром АН Таджикской ССР и математических кафедр Таджикского университета: краевые задачи (в том числе неэллиптические) для систем уравнений составного типа (А. Д. Джураев и др.), теория дифференциальных уравнений с частными производными эллиптического смешанного и составного типов, обобщённые системы Коши — Римана с сингулярными коэффициентами (Л. Г. Михайлов, З. Д. Усманов и др.), тауберовы теоремы и их применение к исследованию быстроты сходимости и суммируемости рядов Фурье (М. А. Субханкулов и др.), ряд вопросов функционального анализа (В. Я. Стеценко и др.). Большое внимание уделялось использованию математических методов и электронно-вычислительных машин при решении различных народно-хозяйственных. вопросов.
         Химия. Исследования по химии проводились в институте химии АН Таджикской ССР и на кафедрах Таджикского университета, Таджикского медицинского института и в др. вузах. Институт химии (основан в 1945) вёл научно-исследовательские работы в области изучения природных богатств Т., синтеза новых веществ и материалов, представляющих интерес для различных отраслей народного хозяйства. Разработаны вопросы комплексного использования полезных ископаемых Т. (П. М. Соложенкин), изучены гетероатомные компоненты тяжёлых, высокосмолистых и высокосернистых нефтей Южно-Таджикской депрессии. Разработаны методы синтеза полуароматических сернистых соединений (И. У. Нуманов и др.), исследован химизм окисления углей Фонягнобского месторождения (З. А. Румянцева), получены эфиры третичных трёхатомных спиртов, многие из которых обладают физиологической активностью (В. И. Никитин), синтезированы высокомолекулярные полипептиды регулярного строения (К. Т. Порошин). Разработаны методы лабораторного и промышленного синтеза, выделения и очистки вольфрам-молибденсодержащих концентратов методом низкотемпературного хлорирования (И. А. Глухов), фторидов щёлочноземельных металлов, получены сверхчистые металлы, сплавы на основе алюминия, бария, висмута, сурьмы и др. элементов.
         География. Научные исследования в области географии получили дальнейшее развитие в работах О. К. Чедия, В. В. Лоскутова (геоморфология), Л. Н. Бабушкина «Агроклиматическое районирование хлопковой зоны Средней Азии» (1960), В. Л. Бугаева, В. А. Джорджио и др. «Синоптические процессы Средней Азии» (1957), О. Е. Агаханянца «Основные проблемы физической географии Памира» (ч. 1—2, 1965—66). Изучение климата, вод и современного оледенения проводилось силами республиканских и центральных учреждений Гидрометеослужбы, АН СССР, АН Таджикской ССР, вузами и экспедициями по программе Международного геофизического года.
         В 1953 при АН республики учреждено Таджикское географическое общество — филиал Географического общества СССР. Отдел охраны и рационального использования природных ресурсов АН Таджикской ССР (основан в 1969) проводит исследования по охране и рациональному использованию фаунистических комплексов, выявлению уникальных памятников природы, а также изучение биоценозов заповедников и заказников Т. В 1971 при Совете по изучению производительных сил АН Таджикской ССР создан сектор географии.
         Биологические науки. Многолетнее изучение ботаниками флоры Т. обобщено в трудах: «Флора Таджикистана» (т. 1—4), под редакцией П. Н. Овчинникова (1957—75); Ю. С. Григорьев, «Определитель растений окрестностей Сталинабада» (1953); С. С. Иконников, «Определитель растений Памира» (1963); В. И. Запрягаева, «Дикорастущие плодовые Таджикистана» (1964); Б. М. Комаров, «Определитель растений Северного Таджикистана» (1967); К. В. Станюкович, «Растительность гор СССР» (1973). Создана миллионная карта растительности республики (К. В. Станюкович, Г. Т. Сидоренко, В. А. Никитин, П. Н. Овчинников, 1958). В институте ботаники АН Таджикской ССР (основан в 1941) под руководством П. Н. Овчинникова разрабатывались научные основы улучшения и создания лесных, плодолесных (орехоплодовых) и противоэрозионных насаждений Памиро-Алая; проводилась работа по обогащению новыми видами растениеводческого и лесоводческого культурного ассортимента, по выявлению и использованию пастбищных угодий. Изучалась фитохимическая характеристика различных видов растений (в том числе лекарственных). Сотрудники института физиологии и биофизики растений АН Таджикской ССР (основан в 1964) исследовали регуляторные механизмы жизнедеятельности растений, процессы физиологии фотосинтеза и пути повышения фотосинтетической продуктивности (Ю. С. Насыров), биохимию и биофизику фотосинтеза, рост и развитие растений, проблемы соотношения гена и признака. Проводились исследования закономерностей транспорта и метаболизма веществ в хлопчатнике с целью повышения эффективности агротехники этой культуры. Памирский биологический институт (основан в 1969) проводил комплексное изучение биологических ресурсов Памира. Основные направления деятельности института связаны с исследованиями физиолого-биохимических особенностей живых организмов в условиях высокогорья, изучением путей рационального использования и воспроизводства растительности и животного мира. Решались проблемы генетики и селекции; завершен цикл работ по улучшению и мелиорации пастбищ Памира (Х. Ю. Юсуфбеков).
         Институт зоологии и паразитологии им. Е. Н. Павловского АН Таджикской ССР (основан в 1941) осуществлял фундаментальные исследования фауны, биологии и биоценотических связей основных групп беспозвоночных и позвоночных животных Т., результаты которых обобщены в монографиях А. И. Иванова «Птицы Таджикистана» (1940), Е. Н. Павловского «Ядовитые животные Средней Азии» (1950), М. Н. Нарзикулова «Тли Таджикистана и сопредельных районов Средней Азии» (в. 1—2, 1962—1969), И. А. Абдусалямова «Птицы» (в. 1—2, 1971—73). Сотрудники института совместно с учёными Таджикского университета, Душанбинского и Ленинабадского педагогических институтов проводили ихтиологические и гидробиологические исследования водоёмов Т. Разработана и внедрена интегрированная система борьбы с вредителями хлопчатника (М. Н. Нарзикулов).
         Сельскохозяйственные науки. В институте земледелия министерства сельского хозяйства Таджикской ССР (с 4 опытными станциями) ведутся работы по совершенствованию и разработке технологии производства хлопка, зерна, эфиромасличных культур; селекция советских сортов хлопчатника (В. П. Красичков, Б. С. Сангинов и др.), цитрусовых (В. Н. Смольский, В. И. Цулая, У. Эшанкулов) и др. культур. Выведены новые сорта тонковолокнистого хлопчатника. Начаты работы по использованию различных мутагенов с целью получения новых высокопродуктивных сортов хлопчатника, обладающих комплексом устойчивости против болезней и вредителей.
         В институте почвоведения министерства сельского хозяйства Таджикской ССР (с Вахшской и Ленинабадской почвенно-мелиоративными станциями) изучались вопросы повышения плодородия почв, борьбы с эрозией. Разработаны методы мелиорации заболоченных почв и солончаков, устранения вторичного засоления орошаемых земель. Важным достижением в области мелиорации земель явились разработка и применение новых типов дренажа: закрытого горизонтального и вертикального. Были составлены и сопровождены монографическими описаниями карты почв Т., выяснены особенности географии, химии, физики, генезиса почв, построены классификационные схемы почв. На основе многолетних исследований (А. Н. Максумов и др.) была разработана и внедрена система агротехнических приёмов обработки почв, позволяющая получать высокие и устойчивые урожаи богарных культур, в практику богарного земледелия введены восьми-, девяти- и десятипольные севообороты.
         Учёные института животноводства министерства сельского хозяйства Таджикской ССР вели генетико-селекционные исследования по повышению продуктивности скота. В результате многолетней работы выведены советская шёрстная порода коз (И. А. Маргулис, К. Т. Караваев), таджикская порода овец (Г. А. Алиев), новая породная группа мясо-шёрстных дарвазских овец (И. Г. Лебедев).
         Медицина. В 1955 создан Душанбинский институт эпидемиологии и гигиены. В институте гастроэнтерологии АН Таджикской ССР (основан в 1965 на базе института краевой медицины) исследовались под руководством X. Х. Мансурова проблемы патологии пищеварения: клинико-функциональные и морфологические особенности острого гепатита, влияние лекарственных препаратов на обменные процессы при диффузионных поражениях печени, особенности первичных и вторичных гастритов и т. д.
         Технические науки. В научно-исследовательских институтах и вузах республики ведутся работы в области машиностроения (исследование кинематики и динамики основных регуляторов ткацких станков, совершенствование и повышение прочности узлов и агрегатов с.-х. машин и т. д.), электроники (разрабатываются различные устройства для определения нагрузок на сооружения ЛЭП, новая электронная аппаратура для поиска полезных ископаемых и др.), электро- и теплоэнергетики (проектно-изыскательские работы по сооружению новых и реконструкции существующих подстанций и сетей и т. д.), автоматизации производства, техники автомобильного транспорта (в том числе эксплуатационные испытания автомобилей различных типов и моделей в условиях высокогорья и жаркого климата).
         М. С. Асимов, Н. Н. Негматов.
         2. Общественные науки
         Философия, философская мысль таджикского народа и его предков развивалась до 9 в. в русле иранской, а затем — с 9 по 15 вв. — арабоязычной философии; таджикская культура (в частности, философская) была тесно связана с культурами других среднеазиатских народов. Религиозно-философская мысль иранских народов восходит к «Авесте» (См. Авеста) — священному канону Зороастризма (маздеизма). На основе зороастристских представлений о бесконечном времени как первоначальной субстанции возникло учение зерванизма, в рамках которого образовалось материалистическое течение, отрицавшее сотворение мира и существование бога — творца Вселенной, и отстаивавшее веру в вечность мироздания.
         В эпоху разложения рабовладельческого строя и возникновения феодальных отношений большое влияние приобрели Манихейство (середина 3 в.) и Маздакизм (конец 5 — начало 6 вв.), воспринявшие от зороастризма учение о борьбе Добра и Зла. Социальная доктрина маздакизма провозглашала идеи справедливости и равенства людей.
         С завоеванием Арабским халифатом Средней Азии господствующей идеологией стал Ислам. В этих условиях прогрессивные мыслители обращались к иранским доисламским философским учениям, древнегреческой науке и философии и индийской интеллектуальной традиции. Значительное распространение получил восточный аристотелизм, развивавшийся Абу Али Ибн Синой (См. Ибн Сина) и его последователями (в том числе Омаром Хайямом (См. Омар Хайям)). Учение Ибн Сины содержало некоторые материалистические элементы (идея вечности материального мира, сенсуалистические моменты в теории познания и др.). Продолжением материалистической традиции Демокрита явилось учение Рази, который признавал естественные закономерности в природе и обществе и утверждал познаваемость мира. Получили распространение передовые идеи Бируни, противопоставлявшего религиозной картине мира естественно-научное понимание природы. Прогрессивной линии Ибн Сины и его последователей в философии противостоял калам — схоластическая философия ислама, возникшая в 8 в. и получившая широкое распространение в 9—14 вв. Сторонники калама (Газали и Фахриддин Рози) отстаивали идею сотворения мира, утверждали зависимость его от божественной воли.
         В 11 в. значительное влияние приобрёл исмаилизм (см. Исмаилиты), философская доктрина которого сложилась на основе неоплатонизма и аристотелизма. С исмаилизмом была связана философия Насира Хосрова (См. Насир Хосров). В учении о гармоническом строении Вселенной исмаилиты уподобляли её структуру («макрокосм») строению человеческого тела («микрокосму»). В 10—13 вв. большое распространение получил Суфизм, философская догматика которого во многом противостояла правоверному исламу. Теоретические основы суфийских учений разработали таджикско-персидские мыслители Абу Сайд Мейхани, Харакани, Сулами, Кушайри, Санаи, Аттар, Руми. Будучи неоднородным течением, суфизм в его крайних доктринах сочетал мистический пантеизм с рациональными элементами, гуманистическими идеями и диалектическими прозрениями. Согласно Руми, мир пронизан борьбой противоположностей, стремящихся к гармонии; вещи постигаются через противоположности и т. д. Абдуррахман Джами развивал гуманистическое учение о совершенном человеке и социальную утопию справедливого общественного устройства и равенства людей. С 16 в. в идеологической жизни общества доминирующими становятся религиозно-идеалистические направления (калам, догматическая мусульманская философия, благочестиво-аскетический суфизм и др.), против которых выступали прогрессивные таджикские писатели (Бинои, Васифи, Сайидо Насафи). В условиях безраздельного господства ислама определённое прогрессивное значение имело философское учение Бедиля (См. Бедиль), сочетавшее идеи индуизма, восточного аристотелизма, неоплатонизма и суфизма; Бедиль оказал значительное влияние на развитие общественной мысли таджикского и др. народов Средней Азии.
         После присоединения Средней Азии к России в Т. под воздействием передовой русской общественно-политической мысли возникло демократическое просветительское направление (Ахмад Дониш и его последователи — Мухаммад Хайрат, доктор Собир, Асири, Айни и др.), выдвинувшее на первый план идеи национального прогресса и социальной справедливости и выступившее с критикой средневековых феодальных порядков.
         С установлением Советской власти в Т. началось утверждение марксизма-ленинизма. Систематическая разработка проблем философской науки развернулась в республике с 40-х гг. В формировании таджикских философских кадров большую помощь оказали научные центры Москвы, Ленинграда и др. Важное значение приобрело изучение истории таджикской философии и общественной мысли древних среднеазиатских народов. В работах С. Айни, А. А. Семенова, А. М. Богоутдинова, З. Ш. Раджабова, М. Болтаева, Г. А. Ашурова, М. Диноршоева, М. Раджабова и др. анализируются проблемы единства национального и интернационального в истории таджикской культуры и философии, выявляются общие и особенные закономерности её развития, характер взаимодействия её с др. философскими культурами, разоблачается реакционная сущность европоцентристских и азиоцентристских концепций. Ведутся исследования в области диалектического и исторического материализма, научного коммунизма, философских вопросов естествознания, в которых анализируются законы и категории материалистической диалектики, объективные закономерности исторического развития и сознательной деятельности людей, проблемы воспитания нового человека, формирования социалистических наций, методологические вопросы современной науки и др. (С. Умаров, М. С. Асимов, С. Б. Морочник, В. И. Приписнов, М. Гафарова, А. Турсунов, И. Шарипов, С. А. Раджабов, К. Сабиров, М. Камилов). В исследованиях по научному атеизму разрабатываются вопросы формирования научно-материалистического мировоззрения, изучаются причины сохранения религиозных пережитков и пути их преодоления, критически анализируются различные религиозные концепции (А. Базаров, Р. Маджидов). Развернулись исследования, посвященные проблемам социологии, этики и эстетики. Ведущее философское учреждение — Отдел философии АН Таджикской ССР.
         М. С. Асимов.
         Историческая наука. Зачатки исторических знаний появились у предков таджиков в глубокой древности. В 9—10 вв. были написаны многочисленные исторические труды на фарси (дари) и арабских языках, в том числе «История Бухары» Мухаммада Наршахи, прозаическая «Книга царей» (957), явившаяся одним из источников эпопеи Фирдоуси «Шахнаме», и др. Среди таджикских исторических сочинений были труды, имеющие характер всеобщих историй, историй отдельных династий или правителей, областей и городов, биографии, мемуары и т. д. Особенно значительными и ценными являются труды Табора, Рашидаддина, Сайфи Хирави (13 в.), Мирхонда, Хондемира (оба — 15—16 вв.), Рузбехона (17 в.) и др.
         Представителем прогрессивного направления таджикской историографии в 19 в. явился Ахмад Дониш, гневно обличавший феодальных правителей и феодальный строй Бухарского ханства. Научная разработка истории таджиков началась после Октябрьской революции. Значительную работу по изучению истории Т. проделало созданное в 1925 общество для изучения Т. и иракских народностей за его пределами. В него входили видные русские учёные А. А. Семенов, М. С. Андреев и др. Общество организовало ряд научных экспедиций, публиковало труды по истории, археологии, этнографии, антропологии таджиков. В 1930 организован Комитет таджиковедения при Наркомпросе Таджикской ССР, преобразованный в 1932 в Государственный научно-исследовательский институт (ГНИИ); Сектор истории, языка и литературы при Таджикской базе АН СССР (с 1941 — отдельный институт в составе Таджикского филиала АН СССР). В 1951 в составе АН Таджикской ССР создаётся институт истории, археологии и этнографии (ныне институт истории им. Ахмада Донища). Тогда же создан институт истории партии при ЦК КП Т. Оба эти института стали крупными центрами исторической науки в республике. Значительная научная работа ведётся на кафедрах истории высших учебных заведений.
         В 30-е гг. опубликованы работы научно-популярного характера, отражавшие успехи в развитии народного хозяйства и культуры Советского Т. В изучении истории дореволюционного Т. большую роль играли русские учёные В. В. Бартольд, А. Ю. Якубовский. В 1925 Бартольд опубликовал очерк «Таджики» и ряд трудов по истории Средней Азии, в которых значительное внимание уделялось истории Т. Большую помощь в подготовке национальных кадров историков, вооружённых марксистско-ленинской методологией, оказали ведущие вузы и научно-исследовательские институты Москвы, Ленинграда, Ташкента. В послевоенные годы широко развернулась разработка узловых проблем истории как дореволюционного, так и Советского Т.
         Советская историография Т. основное внимание уделяет исследованию производственных отношений, истории классовой борьбы, роли народных масс. Изучение социально-экономической и политической истории Т. ведётся в разных аспектах: публикуются очерки социально-экономической и политической жизни отдельных ханств, бекств и районов, изучаются вопросы присоединения Средней Азии к России, возникновения капиталистических отношений в экономике, рост революционного движения, развитие общественно-политической мысли и демократического просветительства (С. Айни, З. Ш. Раджабов, Б. И. Искандаров, О. Р. Маджлисов, А. М. Мухтаров, М. Б. Бабаханов). Б. Г. Гафуров написал первый обобщающий труд «История таджикского народа в кратком изложении», который охватывает дореволюционный период, и в 1972 опубликовал капитальный труд «Таджики», где нашла освещение история таджикского народа в древности и в средние века.
         В области истории советского общества большое внимание уделялось победе Великой Октябрьской социалистической революции и установлению Советской власти в республике, Гражданской войне, социалистическому строительству. История борьбы за установление и упрочение Советской власти в отдельных районах республики освещена в работах Т. Р. Каримова, Г. Х. Хайдарова, А. В. Макашова и др. В труде М. И. Иркаева рассмотрены вопросы Гражданской войны в Т. В трудах С. А. Раджабова и А. М. Богоутдинова показан процесс консолидации таджикской социалистической нации, национально-государственного строительства в республике. В исследованиях Х. Н. Дриккер, В. А. Козачковского, Б. А. Антоненко, К. П. Марсакова и в коллективной монографии «Очерк истории колхозного строительства в Таджикистане (1917—1965 гг.)» изучены социально-экономические отношения в таджикском кишлаке, история победы и упрочения колхозного строя в Т. В коллективных трудах историков республики освещаются ход и особенности процесса индустриализации Т., современное развитие промышленности республики, основные этапы и особенности формирования рабочего класса в Т. Обобщением региональных исследований в области истории рабочего класса Советского Т. явилась коллективная монография «История рабочего класса Таджикистана (1917—1970 гг.)» (т. 1—2). В работах З. Ш. Раджабова, М. Р. Шукурова рассмотрены отдельные периоды и проблемы культурной революции. Значительная литература опубликована по истории Т. в годы Великой Отечественной войны. В трудах Л. П. Сечкиной, Д. Усманова и др. исследователей показаны героизм воинов-таджиков на фронтах и самоотверженный труд работников тыла.
         Благодаря успехам, достигнутым в изучении отдельных проблем истории таджикского народа, накоплению большого фактического материала стало возможным написание трудов «История таджикского народа» в 3 томах (5 книгах) и «История Таджикской ССР» (учебное пособие для вузов). Изданы «Очерки истории Коммунистической партии Таджикистана», освещающие деятельность партийной организации республики в ходе строительства социализма и коммунизма. Выпущена серия сборников документов по истории партийного строительства, индустриализации, коллективизации сельского хозяйства, культурного строительства.
         Планомерные археологические исследования в Т. развернулись лишь в советское время. В 1946 создана Таджикская археологическая экспедиция во главе с А. Ю. Якубовским. В 1952 организован сектор археологии и нумизматики при институте истории им. А. Дониша АН Таджикской ССР. К середине 70-х гг. разработана историческая география древних областей Т., подготовлены обзоры и археологические карты почти всех районов республики. Ведутся исследования памятников первобытнообщинного и рабовладельческого строя. Собран значительный материал о культуре населения Т. в средние века, изучаются экономика и культура средневековых городов. Раскопки крепостей Западного Памира и Северного Т. дали материал для истории таджикской фортификации. Начаты исследования древней ирригационной системы долины Вахша. Ценный вклад в археологию Т. внесли М. М. Дьяконов, А. П. Окладников, А. М. Беленицкий, Б. А. Литвинский, А. М. Мандельштам, Н. Н. Негматов, В. А. Ранов, Е. А. Давидович, В. Л. Воронина.
         Укрепляются научные связи историков республик Средней Азии и Казахстана. Стали традицией совместные сессии по актуальным проблемам исторической науки. Историки Т., Узбекистана, Киргизии, Туркменистана и Казахстана подготовили коллективные труды «Победа Советской власти в Средней Азии и Казахстане», «История Коммунистических организаций Средней Азии». Ведётся совместная работа по истории рабочего класса, аграрных социалистических преобразований и культурного строительства. Историки Т. участвуют в создании обобщающих трудов по истории СССР, истории исторической науки, национального государственного строительства и др. Основным итогом изучения истории Советского Т. явилось обобщение опыта некапиталистического, социалистического пути развития таджикского народа, позволившего ему в короткий срок преодолеть экономическую и культурную отсталость и вместе с братскими народами СССР построить социализм.
         Экономическая наука. Зарождение экономической мысли в Т. относится к эпохе раннего средневековья. Труды мыслителей 9—14 вв. Абу Насра Фараби, Абу Али Ибн Сины, Абу Хамида Газали, Насирэддина Туси, Насира Хосрова, Низам аль-Мулька, Фазлуллоха Рашиддина содержат ценные сведения экономического характера. Вопросами налоговой политики и финансов занимались учёные 15—16 вв. Джалаледдин Даввани, Махмуд Мирхонд, Гиясаддин Хондемир и др. Предложения о проведении экономических реформ выдвигались многими учёными в течение 17—19 вв. Однако большинство проектов реформ носило ограниченный характер и было направлено главным образом на поощрение развития ремёсел и т. п. Авторы реформ не знали радикальных путей изменения социально-экономической жизни Т. Наиболее решительно выступил за преодоление многовекового хозяйственного застоя родоначальник просветительского направления общественно-политической мысли Средней Азии Ахмад Дониш.
         После присоединения Средней Азии к России были опубликованы труды русских учёных (В. Н. Бебера, А. Губаревича-Радобыльского, С. И. Гулишамбарова, В. В. Заорской, К. А. Александера, А. А. Кушакевича, Д. Н. Логафета, Н. И. Малаховского и др.). в которых наряду с др. сведениями содержалась общая характеристика экономики края и некоторых её отраслей. Однако из-за отсутствия сколько-нибудь удовлетворительных статистических данных большинство этих трудов носило поверхностный характер.
         Научная разработка экономических проблем Т. стала возможной только после Октябрьской революции. В 20-е гг. были опубликованы труды Ю. И. Пославского, Б. Сегала, Г. Чёрного, А. П. Демидова, Н. И. Балашова, В. Балхова и др. В них была предпринята попытка дать комплексную характеристику экономики республики.
         В 30—40-х гг. ведущие научные центры страны оказывали Т. большую помощь в определении путей ликвидации экономической отсталости. На основе работ Таджикско-Памирской комплексной экспедиции АН СССР в 1933 были опубликованы материалы конференции по изучению производительных сил Т., в которых впервые была дана научная оценка перспектив развития производительных сил республики. Исследование крупных экономических проблем стало возможным только с начала 50-х гг. К этому времени в республике сформировались квалифицированные национальные кадры экономистов. Учёные-экономисты Т. ведут исследования по проблемам политической экономии, истории народного хозяйства, долгосрочного прогнозирования развития производительных сил и их размещения, эффективности общественного производства, темпов и пропорций народного хозяйства, экономики отраслей народного хозяйства, экономико-математических методов планирования и др. (Р. Ю. Юсуфбеков, Х. Б. Салбиев, Т. М. Миракилов, В. Г. Ли, О. Г. Тошев, Х. С. Саидмурадов, Р. К. Рахимов, И. К. Нарзикулов, Т. Н. Назаров, К. Ш. Джураев, Д. Х. Каримов, Б. Р. Фатидинов, М. М. Мамадназарбеков, Х. З. Зайниддинов, Н. К. Каюмов, И. А. Аероров, Я. Т. Бронштейн, А. Г. Ходжибаев и др.), а также проводят большую работу непосредственно на промышленных предприятиях, в колхозах и совхозах, где помогают их коллективам внедрять НОТ, механизацию, автоматизацию и химизацию производства, тем самым укрепляя связь науки с производством. Главные центры экономических исследований: институт экономики АН Таджикской ССР (основан в 1964), НИИ экономики и экономико-математических методов планирования с Вычислительным центром при Госплане Таджикской ССР (основан в 1971), Совет по изучению производительных сил (СОПС) АН Таджикской ССР (основан в 1951), Отдел экономики Таджикского НИИ земледелия министерства сельского хозяйства Таджикской ССР. Подготовка кадров экономистов с высшим образованием осуществляется на экономических факультетах Таджикского университета им. В. И. Ленина, Таджикского с.-х. института, Таджикского политехнического института.
         Р. К. Рахимов.
         Юридическая наука. В трудах выдающихся мыслителей Средней Азии Абу Насра Фараби, Абу Али Ибн Сины, в отдельных трактатах (например, в «Книге об управлении государством», 11 в.) наряду с философскими положениями выдвигались и государственно-правовые идеи. Однако юридические науки в Т. получили развитие только после Октябрьской революции. Важная роль в формировании и развитии правовой науки принадлежит созданному в 1949 юридическому факультету Таджикского университета. Значительное место в исследованиях таджикских учёных занимают проблемы создания и совершенствования национальной государственности народов Средней Азии, становления национальной государственности таджикского народа (работы С. А. Раджабова, Д. Д. Дегтяренко и др.). Создан ряд монографий, посвященных роли государства и права в строительстве социализма и коммунизма, теоретическим основам некапиталистического пути развития государств и т. д. Ведутся исследования в области гражданского права (в 1970 издан Сборник работ кафедры гражданского права и процесса Таджикского университета), государственного строительства и укрепления социалистической законности (работы Ш. Разыкова, Ф. Тахирова, А. М. Мавлянова, А. Иманова, С. Касымова, Р. С. Гимпелевич, В. Г. Мелкумова), криминалистики (работы Д. Р. Джалилова и др.). Выпущен специализированный русско-таджикский юридический терминологический словарь.
         Учёные-юристы активно участвуют в кодификации законодательства, в работе по подготовке Собрания действующего законодательства союзной республики, а также в подготовке таких коллективных трудов, как «История советского государства и права» (1968), «Советское государственное право» (1971) и др.
         Исследования в области права ведутся на юридическом факультете Таджикского университета, в научно-исследовательской лаборатории судебной экспертизы, в филиале Всесоюзного заочного юридического института и др. ведомственных юридических научно-исследовательских учреждениях.
         3. Научные учреждения
         За годы Советской власти в Т. создана разветвленная сеть научных учреждений. В 1974 в республике имелось 57 научных учреждений, включая вузы (30 в 1940). Общая численность научных работников в Т. на 1 января 1975 составила 6,4 тыс. чел., в том числе 35 академиков, действительных членов и член-корреспондентов, свыше 2 тыс. докторов и кандидатов наук (0,4 тыс. научных работников в 1940). Ведущий научный центр — Академия наук Таджикской ССР. В её составе 3 отделения, 18 научно-исследовательских учреждений.
         Историко-партийные исследования проводят институт истории партии при ЦК КП Т. (филиал института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС). Научные учреждения АН Таджикской ССР имеют прочные творческие связи с научно-исследовательскими учреждениями братских союзных республик (в том числе Москвы, Ленинграда, Новосибирска). Совместная разработка ряда теоретических и прикладных проблем, обмен научной информацией проводятся с АН и отраслевыми институтами Узбекистана, Киргизии, Туркмении, Казахстана (геология, сейсмология и сейсмостойкое строительство, физика, астрономия, биология, освоение горных территорий, ирригация, гидроэнергетика, проблемы экономики, истории, языка и фольклора и т. д.). НИИ АН Таджикской ССР поддерживают научные контакты с учёными и научными центрами ЧССР, Болгарии, Югославии, США, Великобритании, Индии, Ирана, Пакистана, Афганистана, Франции, Японии,
         Канады и др. стран. Учёные Т. выступают с докладами на международных форумах, участвуют в международных научных программах (Международный геофизический год, Международный год спокойного Солнца).
         Наряду с АН Таджикской ССР в республике проводят исследования вузы и отраслевые НИИ, подчинённые министерствам и ведомствам. Они работают над проблемами планирования и прогнозирования развития промышленности, сельского хозяйства, здравоохранения, народного образования, социалистической культуры, оказывая действенную помощь народному хозяйству и культурному строительству.
         М. М. Соложенкин.
        
         Лит.: Асимов М. С., Наука Советского Таджикистана, в кн.: Ленин и современная наука, [Сб. ст.], кн. 2, М., 1970; его же, Советский Таджикистан и его наука, в кн.: Наука Союза ССР, М., 1972; Таджикская Советская Социалистическая Республика, гл. ред. М. С. Асимов, Душ., 1974; Наука Советского Таджикистана, Душ., 1974; Умаров С. У., Расцвет науки в Таджикистане, Сталинабад, 1960; Раджабов 3. Ш., Из истории общественно-политической мысли таджикского народа во второй половине XIX и начале XX вв., Сталинабад, 1957; Григорян С. Н., Из истории философии Средней Азии и Ирана VII—XII вв., М., 1960; Богоутдинов А. М., Очерки по истории таджикской философии, Душ., 1961; История философии в СССР, т. 1—4, М., 1965—1972.
         XIII. Печать, радиовещание, телевидение.
         До Октябрьской революции 1917 таджикский народ не имел своей печати. С установлением Советской власти в Т. началось развитие национального книгоиздательского и газетно-журнального дела. Первая типография была организована в 1924 в Душанбе. В 1925 создано первое Таджикское государственное книжное издательство, продукция которого в первые годы печаталась главным образом в Самарканде, Ташкенте, Ленинграде и др. городах. В 1934 построен Душанбинский полиграфкомбинат — основная полиграфическая база республики. В конце 1940—60-х гг. организованы издательства: «Ирфон» (1964, преобразовано из Таджикского госиздата; крупнейшее издательство — свыше 80% печатной продукции), «Дониш» (1964), «Таджикучпедгиз» (1958, с 1975 — «Маориф»), «Статистика» (1948) и др. В 1974 всего было выпущено 854 названия книг и брошюр общим тиражом 6,3 млн. экземпляров, из них 399 названий на таджикском языке тиражом 4,1 млн. экземпляров. Создана Главная редакция Таджикской советской энциклопедии (в 1974 вышел том «Таджикская Советская Социалистическая Республика»).
         Первая таджикская газета «Иди тоджик» («Праздник таджика») была издана 15 марта 1925 в Душанбе как орган Таджикского Оргбюро КП (б) Узбекистана, Центрального ревкома и Совпрофа Таджикской АССР; название газеты несколько раз менялось, с 1955 — республиканская газета «Тоджикистони Советы (См. Тоджикистони Совети)» («Советский Таджикистан»). Первый таджикский журнал — орган Самаркандского обкома «Шуълаи инкилоб» («Пламя революции»), издававшийся с апреля 1919 по декабрь 1921. С августа 1927 до конца 1930 на таджикском языке выходил ежемесячный общественно-политический, научно-популярный и педагогический журнал «Рохбари дониш» («Путеводитель знания»).
         В 1974 в Т. выходила 61 газета, в том числе 7 республиканских, 2 областные, 1 автономной области, 7 городских, 34 районные, 10 низовых газет общим разовым тиражом свыше 1 млн. экземпляров, годовым тиражом свыше 217 млн. экземпляров; на таджикском языке выпускалась 51 газета. Республиканские газеты: на таджикском языке — «Тоджикистони Совети» («Советский Таджикистан»), «Комсомоли Тоджикистон» («Комсомолец Таджикистана», с 1930), «Пионери Тоджикистон» («Пионер Таджикистана», с 1929), «Маорифва маданият» («Просвещение и культура», с 1932); на русском языке — «Коммунист Таджикистана» (с 1925). «Комсомолец Таджикистана» (с 1938): на узбекском языке — «Совет Тоджикистони» («Советский Таджикистан», с 1929). Выпускалось 51 журнальное издание, в том числе 14 журналов, 12 изданий типа «трудов», «учёных записок» и т. п., 23 бюллетеня — общим годовым тиражом свыше 17,4 млн. экземпляров Выходят партийные, общественно-политические, комсомольско-молодёжные, научно-популярные, научные отраслевые, литературно-художественные, сатирические и др. журналы. На таджикском языке — «Коммунисти Тоджикистон» («Коммунист Таджикистана», с 1936), «Мактаби Совети» («Советская школа», с 1926), «Садои шарк» («Голос Востока», с 1938), «Занони Тоджикистон» («Женщины Таджикистана», с 1951), «Машъал» («Костёр», с 1952), «Хорпуштак» («Ёж», с 1953); на таджикском и русском языках — журнал «Сельское хозяйство Таджикистана» (с 1947), «Доклады АН Таджикской ССР» (с 1951), «Известия Академии наук Таджикской ССР» (с 1952); на русском языке — «Здравоохранение Таджикистана» (с 1954) и «Памир» (с 1959).
         С 1933 работает Таджикское телеграфное агентство (Таджик ТА). Радиофикация Т. началась с 1928. С 1959 работает Душанбинский телецентр. В 1974 Республиканское радио вело передачи по 4 программам (на таджикском, русском и узбекском языках) общим объёмом 26 ч в сутки; Республиканское телевидение — 11 ч в сутки. Ретранслируются также радио- и телепередачи из Москвы и Ташкента.
         С. Пулотов.
         XIV. Литература
         Истоки письменной таджикской литературы восходят к древнему устнопоэтическому народному творчеству, нашедшему отражение в письменных памятниках, созданных на территории современного Ирана, Афганистана и Средней Азии как западными, так и восточными Иранскими народностями. Классическая литература 9—15 вв. на языке фарси (парси, дари) в силу общности исторического развития таджикского и персидского народов была единой литературой (в современных исследованиях её называют персидско-таджикской, или персоязычной литературой). С 16 в. государственное и религиозное размежевание привело к обособлению таджикской, персидской, афганской и др. литератур.
         Фольклор. Запись текстов началась лишь в 19 в. и охватывала материалы позднего времени. Однако по памятникам древнеиранской и средневековой персидско-таджикской письменности удаётся восстановить общую картину развития фольклорных традиций таджикского народа. Можно думать, что в начале 1-го тысячелетия до н. э. устнопоэтическое творчество иранских народностей (бактрийцев, согдийцев, хорезмийцев, парфян, саков и др.) шло по двум направлениям; космогонического и теогонического мифотворчества и создания героико-эпического произведения. В древнем эпосе действуют дэвоборцы и богатыри, «культурные герои», противостоящие силам зла и тьмы.
         С середины 1-го тысячелетия до н. э. и до середины 1-го тысячелетия н. э. народное творчество приобретает характер, более близкий к исторической действительности. Идеи о равенстве людей, необходимости всеобщего благосостояния под властью справедливого правителя проникают в эпос, отражаясь в социальных утопиях. Растет число жанровых форм фольклора: появляются так называемая чома (малые стихотворные сказания), обрядовые песни, притчи, поговорки, пословицы, оды-прения (своего рода тенцоны). В 7—8 вв., когда письменная литература на иранских языках в связи с нашествием войск Арабского халифата почти прекратила существование, фольклор продолжал развиваться. Он сделался источником и стимулом возрождения и развития литературы в 9—10 вв. С этого времени устное народное творчество и таджикская классическая литература развивались в тесной взаимосвязи. Родоначальник поэзии на фарси Абу Абдаллах Рудаки (около 860—941) и его современники многое черпали из народного творчества: образы, эпические и сказочные мотивы, отдельные жанровые формы и т. д. Такое положение сохранялось и в дальнейшем, причём фольклор оказывал известное влияние на развитие не только поэзии, но и прозы, поскольку в нём в течение веков существовали такие формы, как сказка, анекдот. В советское время таджикский фольклор, сохраняя и продолжая лучшие традиции прошлого, обновился в идейно-художественном отношении. Появились произведения, воспевающие революцию, Советская власть и социалистические преобразования на таджикской земле. Широко известно творчество народных поэтов-хафизов Бобо Юнуса Худойдод-заде (1870—1945), Хикмата Ризо (р. 1896), Юсуфа Вафо (1882—1945), Саидали Вали-заде (1900—1971), Хамида Сайда (р. 1892) и др. Таджикская советская фольклористика собирает и изучает образцы как дореволюционного, так и современного таджикского фольклора. Большими тиражами издаются произведения фольклора, в том числе в научно-исследовательских сериях.
         Древняя литература. Древнеиранская письменная литературная традиция вплоть до 3 в. н. э. представлена древними клинописными памятниками ахеменидских царей и «Авестой (См. Авеста)» — священной книгой зороастрийской религии. «Авеста», создававшаяся в течение длительного времени, сохранила отголоски мифологии и народных представлений о Добре и Зле, о природе. Начало, дарующее людям земные и духовные блага, воплощено в образе Заратуштры. Наиболее ранней частью «Авесты» считаются стихотворные Гаты; эта часть, предположительно, создана на территории Хорасана и Средней Азии.
         В 3—9 вв. существовала так называемая пехлевийская литература на языке пехлеви (среднеперсидском), а также на других среднеиранских языках: парфянском, согдийском, хорезмийском. Сохранившиеся памятники свидетельствуют о наличии в пехлевийской литературе эпических сказаний, прозаических произведений, малых форм поэзии. Следует отметить художественные произведения «Калилак и Димнак», «Хватай Намак» (один из основных источников «Шахнаме» Фирдоуси), «Ядгар Зареран» — сказание о богатыре Зарере и его сыне, «Драхти Асурик» («Ассирийское древо»), а также «Книгу деяний Ардашира, сына Папакана» (основателя сасанидской империи).
         После падения во 2-й половине 7 в. империи Сасанидов началось насильственное внедрение арабского языка. В течение двух веков на территории бывшей сасанидской империи литература создавалась только на этом языке. Протест коренного населения против завоевателей нашёл выражение в течении шуубизма (от араб. шу'уб — народы). Шуубитская идеология, выступавшая за возрождение древних культурных традиций, проникла в литературу. Сторонники шуубизма, поэты — выходцы из местного населения — писали на арабском языке, но вносили в литературу древнеиранские традиции, местные темы. Такова направленность творчества аль-Хурайми, Башшара ибн Бурда (умер 787) и Абу Нуваса (762—815). К 9 в. сложился литературная язык фарси на основе среднеиранских говоров с арабскими элементами. На этом языке, получившем тогда название парси-и-дари, родилась новая литература.
         Классическая литература. В таджикской классической литературе выделяют 3 периода. Первый охватывает 9—15 вв., это персоязычная литература, общая для иранцев и таджиков. Второй включает таджикскую литературу 16 — 1-й половины 19 вв., существовавшую в основном на территории Средней Азии. Третий период охватывает таджикскую просветительскую литературу 2-й половины 19 в. и литературу начала 20 в. 9—10 вв., когда новая персоязычная литература развивалась особенно интенсивно, по праву считаются «золотым веком» таджикской классической поэзии. В это время происходит её идейно-тематическое обогащение и становление основных жанровых и художественных форм. Центром новой культуры и литературы стала территория нынешней Средней Азии и Хорасана (Восточный Иран и часть Афганистана) с крупными городами — Самаркандом, Мервом, Балхом. Столица Саманидов Бухара притягивала лучшие литературные силы своего времени во главе с Рудаки. В поэзии, прозе и философско-дидактических произведениях были возрождены древние народные традиции и героические мотивы, образы доисламских богатырей и справедливых царей, переосмысленные в свете идеологии ислама. В творчестве Рудаки, а также Абу Шакура Балхи (р. 915 — г. смерти неизвестен), Абу-ль-Хасана Кисаи (953—1002), Дакики (умер около 977) проповедовались идеи гуманизма и справедливости, осуждалась тирания. В конце 10 — начале 11 вв. создал свою огромную эпическую поэму «Шахнаме» Абулькасим Фирдоуси (940—1020). После распада в конце 10 в. государства Саманидов центр развития литературы переместился в Газни (юг современного Афганистана) — столицу газневидских правителей, которые всемерно поддерживали придворно-хвалебную тенденцию в поэзии. Наиболее крупными представителями литературы этого времени были Абу-ль-Касем Унсури (умер 1039), Фаррохи (умер 1038), Менучехри (умер 1041), Масуд Сад Сальман (умер около 1121).
         В конце 10 в. в Иран и Среднюю Азию проникают суфийско-мистические идеи (см. Суфизм), породившие соответствующую литературу. Наряду с суфизмом на литературу оказывали влияние и др. религиозно-философские концепции, например исмаилитские взгляды (см. Исмаилиты), получившие яркое выражение в творчестве поэта и мыслителя Насира Хосрова (1004 — после 1072).
         Для лирической поэзии 12 в. характерно развитие и художественное усовершенствование таких жанров, как Касыда и Газель, которые, вопреки влиянию придворной поэзии, всё глубже отражали социально-общественные запросы времени. Лирическая поэзия находила развитие и в кругах городских ремесленников. В народном жанре четверостишия (рубай (См. Рубаи)) получила своё воплощение вольнодумно-философская и гедоническая лирика Омара Хайяма (около 1048 — после 1122).
         В начале 13 в. завоевание Чингисхана нанесло тяжёлый удар развитию литературы, в первую очередь — на территории Средней Азии, подвергшейся наиболее жестокому и опустошительному набегу. Почти на 2 столетия литературная жизнь здесь замерла. Персоязычная литература продолжала развиваться в уцелевших или же мало пострадавших от нашествия областях: на севере Индии (Амир Хосров Дехлеви), на юге Ирана (Муслихаддин Саади и его современники), в Малой Азии (Джалаледдин Руми). Эта литература выполнила великую историческую миссию, сохранив и пронеся идеи гуманизма сквозь годы монгольского владычества и завоеваний Тимура. В 15 в. литературная жизнь в Средней Азии постепенно восстанавливалась. Крупным центром культурной и литературной жизни становится Герат, где во время правления последних Тимуридов были сосредоточены лучшие поэты и писатели не только Средней Азии, но и др. областей Ирана и Афганистана. Во главе литературного движения стояли таджикский поэт Абдуррахман Джами (1414—92) и узбекский поэт Алишер Навои (1441—1501), которые своим творчеством не только выражали передовые идеи времени, но и способствовали взаимосвязи и взаимообогащению таджикской и узбекской литератур.
         В 16 — начале 19 вв. таджикская литература развивалась самостоятельно, выделившись из общего течения персоязычной литературы. В 17—18 вв. она сравнительно тесно связана с персоязычной литературой Индии; наибольшее влияние оказал на таджикскую литературу поэт Мирза Абдулкадир Бедиль (1644—1721). Этот период не отмечен созданием крупных, широких по замыслу произведений, но многие поэты, вышедшие из среды ремесленников, отражали в своём творчестве тяжёлую долю угнетённых, ратовали за справедливость, обличали социальные пороки феодального общества: поэт-ткач Сайидо Насафи (конец 1-й половины 17 в. — между 1707—11), Фитрат Зардуз (1657 — начало 18 в.), Мирза Садык (умер 1819) и др.
         2-я половина 19 — начало 20 вв. характеризуются возникновением в таджикской литературе просветительского течения, в значительной мере явившегося следствием прогрессивного влияния русской культуры после присоединения Средней Азии к России. Во главе этого течения стоял Ахмад Дониш (1827—97). Он критиковал деспотичный строй Бухарского ханства, выступал против средневековой схоластики и религиозных догм, пропагандировал изучение светских наук, выдвигал программу переустройства государственной системы по типу европейских стран. В идейном отношении особенно близки Донишу были поэты и писатели Рахматулла Возех (1818—94), Шамсиддин Шахин (1859—93) и Мухаммад Хайрат (1878—1902). Таджикская просветительская литература отличалась реалистической направленностью, она ввела новые жанры в поэзию и прозу (реалистический рассказ, философско-романтическая повесть и др.) и сделала серьёзный шаг к демократизации литературного языка. В начале 20 в. такие писатели, как Садриддин Айни (1878—1954), Тошходжа Асири (1864—1916), Мирза Сирадж (1877—1913) не только продолжили лучшие традиции просветительской литературы 2-й половины 19 в., ной сделали многое для сближения литературы с жизнью народа; они реалистически изображали общественно-социальные противоречия времени, изобличали эксплуататоров, пропагандировали знания среди народа.
         Таджикская советская литература. Великая Октябрьская социалистическая революция открыла новую страницу в многовековой истории таджикской литературы. С первых дней революции она стала на путь служения делу освобождения угнетённого народа от эксплуатации, делу установления Советской власти в Т. История этой литературы открывается «Маршем свободы» (1918), написанным Айни — основоположником таджикской советской литературы. В первые послереволюционные годы в литературу вошло поколение писателей, творчество которых было связано с социальными преобразованиями, осуществленными в конце 20-х гг.: Пайрав Сулаймони (1899—1933), Мухамеджан Рахими (1901—68), Джалол Икрами (р. 1909), Сухайли Джавхари-заде (1900—64), Мухиддин Амин-заде (1904—66). Заметное место занимает в поэзии 20-х гг. революционный поэт Ирана Абулькасим Лахути (1887—1957), иммигрировавший в 1922 в СССР и ставший одним из зачинателей таджикской советской поэзии. Основная тематика литературы этих лет в поэзии связана с воспеванием революционного духа народа, призывами к борьбе со старым миром, с врагами Советской власти, пропагандой культурной революции, борьбой за освобождение женщин. В это же время появились первые крупные прозаические произведения. Айни — повесть «Одина» (1924, под названием «Приключения одного бедняка таджика») и роман «Дохунда» (1930).
         30-е гг. стали годами переустройства всей жизни республики. В начале 30-х гг. таджикская литература пополнилась именами Мирзо Турсун-заде (р. 1911), Абдусалома Дехоти (1911—62), Рахима Джалила (р. 1909), Хакима Карима (1905—42), Мирсаида Миршакара (р. 1912), Сатыма Улугзода (р. 1911) и др. Таджикские писатели создавали образы новых людей — строителей социалистического общества. В литературе утвердился метод социалистического реализма.
         В годы Великой Отечественной войны 1941—45 таджикская литература, как и все литературы СССР, мобилизовала силы на борьбу против фашизма. На фронтах сражались писатели Хабиб Юсуфи (1914—45), Карим, Лютфулло Бузург-заде (1909—43), Фатех Ниязи (р. 1916), Боки Рахим-заде (р. 1910) и др. В публицистических статьях, очерках, стихотворениях, поэмах и драмах, рассказах и фронтовых записках таджикские писатели показывали и прославляли героизм советских воинов, партизан, труд колхозников и рабочих тыла, писали о героическом прошлом народа, об интернационализме и дружбе народов, о советском патриотизме. Таковы статьи и очерки Айни, поэмы «Победа Тани» (1942) Лахути, «Сын Родины» (1942) Турсун-заде, стихи Дехоти, Миршакара, Рахими и др.
         В послевоенные годы поэзия сохраняет ведущее положение в литературе, однако всё более уверенно развиваются проза и драматургия. С конца 40-х гг. центральной темой во всех видах и жанрах литературы является создание характера современника — человека труда, строителя коммунизма. Уже в 1-е послевоенное десятилетие ряд произведений таджикской литературы обретает общесоюзное признание: цикл стихов Турсун-заде «Индийская баллада» (1947—48) и его поэма «Хасан-арбакеш» (1954), поэмы Миршакара «Непокорный Пяндж» (1949) и «Ленин на Памире» (1955), роман Ф. Ниязи о войне «Верность» (ч. 1—2; 1949—58), романы «Обновленная земля» (1949—53) Улугзода и «Шураб» (1959—1965) Джалила. Выходят «Воспоминания» Айни (ч. 1—4, 1949—54), где отражена история таджикского народа за несколько десятилетий.
         В 60—70-е гг. тематический диапазон таджикской литературы становится шире, сохраняя и развивая интернационалистическое направление. Герой эпической поэмы Турсун-заде «От Ганга до Кремля» (1969—70) проходит огромный путь из Индии в Москву, к Ленину, в поисках правды и справедливости. В прозе наряду с произведениями на современные темы появляются книги исторического плана: романы «Двенадцать ворот Бухары» (1967—68) Икрами, «Восе» (1967) Улуг-зода, повести Расула Хади-заде (р. 1928) и др. Совершенствуют мастерство пришедшие в литературу в годы войны и первые послевоенные годы поэты Аминджан Шукухи (р. 1923), Файзулло Ансори (р. 1931), Гаффор Мирзо (р. 1929), Мухиддин Фархат (р. 1924), прозаики Фазлиддин Мухаммадиев (р. 1928), Хабибулло Назаров (р. 1907). Со своими темами, своей манерой вступают в литературу Мумин Каноатов (р. 1932), Лоик Шералиев (р. 1941), Кутби Киром (р. 1932), Сорбон (р. 1940), Джума Одинаев (р. 1930) и др.
         Таджикская драматургия родилась в 30-е гг., когда на сцене национального театра были поставлены пьесы «Враг» (1933) Икрами, «Приговор» (1934) Турсун-заде, «Краснопалочники» (1941) Улуг-зода, и др. В годы войны шли дилогия Икрами «Сердце матери» (1942) и «Дом Надира» (1943, в соавторстве с А. Файко), драма Улугзода «В огне» (1944). С 50-х гг. таджикская драматургия охватывает всё более разнообразные и значительные темы. Жизни советской интеллигенции посвящена пьеса Миршакара «Мой город» (1951), истории культуры — пьеса Улуг-зода «Рудаки» (1958), становлению Советской власти в республике — драма Гани Аб-дулло (р.1912) и Шамси Киямова (р. 1920) «Ураган» (1957), пьесы Гани Абдулло «Пламя свободы» (1964) и «Солдаты революции» (1970).
         Таджикская детская литература прошла немалый путь, начиная с написанных в 20-е гг. стихов Айни и Лахути. В этой области плодотворно работают Миршакар, Абдумалик Бахори (р. 1927), Гульчехра Сулейманова (р. 1928) и др.
         Возникновение таджикского советского литературоведения связано с именем Айни, в 20-е гг. опубликовавшего ряд литературно-критических очерков. Проблемами развития классической и современной таджикской литературы занимались Е. Э. Бертельс (1890—1957), Носирджон Масуми (1915—74), продолжают заниматься А. Н. Болдырев (р. 1909), И. С. Брагинский (р. 1905), Абдулгани Мирзоев (р. 1908), Шариф Хусейн-заде (р. 1907), Халик Мирзо-заде (р. 1911), Сахиб Табаров (р. 1924), Мухаммад Шукуров (р. 1926), Шавкат Ниязи (р. 1928), Атахон Сайфуллаев (р. 1933) и др. Научная работа ведётся в институте языка и литературы им. Рудаки АН Таджикской ССР, институте востоковедения АН Таджикской ССР, Таджикском университете.
         Многообразны и широки связи таджикской литературы с литературами др. народов СССР, а также с зарубежными литературами. Произведения поэтов-классиков переведены на многие языки мира. Широко известны не только в СССР, но и в др. странах произведения советских писателей Айни, Турсун-заде, Икрами, Миршакара. Особенно тесны связи таджикского литературоведения с Иранским литературоведением в разработке проблем истории классической литературы.
         Союз писателей Таджикской ССР создан в 1934; 1-й съезд писателей республики состоялся в 1934, 2-й — в 1947, 3-й — в 1954, 4-й — в 1959, 5-й — в 1966, 6-й — в 1971, 7-й — в 1976.
         Лит.: Мирзоев А. М., Сайпдо Насафи и его место в истории таджикской литературы, Душ., 1954; Брагинский И. С., Из истории таджикской народной поэзии, М., 1956; его же, Из истории персидской и таджикской литератур, М., 1972; Бертельс Е. Э., История персидско-таджикской литературы, М., 1960; Очерки истории таджикской советской литературы, М., 1961; История персидской и таджикской литературы, под ред. Яна Рипка, М., 1970; Айни С., Собр. соч., т. 6. Очерки и статьи, М., 1975; Сафа З., Та'рих-е адабийат дар Иран, дж. 1—3, Техран, 1339—42, с. г. х. (1960—1963); Амонов Р., Лирикаи халкпи тоцик, Душанбе, 1968; Ходизода Р., Адабиёти точик дар нимаи двуввуми асри XIX, кит. 1, Душанбе, 1968; Шукуров М, Диди эстетикии халва насри реалисти, Душанбе, 1973; Каримов У., Адабиёти точик дар нимаи дуввуми асри XVIII ва аввали асри XIX, Душанбе, 1974.
         Р. Хади-заде.
         XV. Архитектура, изобразительное и декоративно-прикладное искусство.
         На территории Т. сохранились памятники культуры древнейшего среднеазиатского коренного оседлого восточно-иранского населения и кочевых племён. Для развития древнего и средневекового искусства Т. имело большое значение его местоположение на торговых путях между В. и З., культурно-экономические связи с Ираном, Индией, Восточным Туркестаном, Китаем, странами Средиземноморья, а также племенами и народами евразийских степей. Древнее население Т. внесло большой вклад в искусство Бактрии, Кушанского царства, Согда, Тохаристана и Ферганы, а также в художеств. культуры соседних народов (например, искусство Восточного Туркестана сложилось и развивалось под сильным воздействием согдийского и тохаристанского), таджики средневековья — в искусство государств Саманидов и Тимуридов. Художественная культура таджикского народа развивалась как часть историко-культурного процесса среднеазиатского региона и тесно связана с культурой других народов Средней Азии (особенно узбеков), поэтому многие памятники древнего и средневекового искусства являются их общим культурно-художественным наследием (например, архитектурные памятники Бухары и Самарканда, миниатюры, произведения декоративно-прикладного искусства). В данной статье названы лишь памятники, находящиеся в пределах Таджикской ССР.
         Искусство древнего периода. На территории Т. обнаружены древнейшие памятники изобразительного искусства (наскальные росписи охрой в гроте Шахты, в 40 км к Ю.-З. от посёлка Мургаб, Восточный Памир), которые восходят к мезолиту (15—10-е тысячелетие до н. э.); поселения неолитической гиссарской культуры (См. Гиссарская культура) на городищах близ г. Нурек (Туткаул, Сай-Саёд, оба — 6—5-е тысячелетие до н. э.) и посёлок Дангара (Куй-Бульен, поздний неолит). Эпохой развитой и поздней бронзы (середина 2 — начало 1-го тысячелетие до н. э.) датируются многочисленные поселения (иногда площадь до 10 га) со следами жилищ (длина до 20 м, ширина 12—15 м) в урочище Кайраккум, грубая лепная керамика с геометрическим узором, а также простейших форм ювелирные изделия (все — Северный Т.). На юге Т., в Вахшской и Бишкентской долинах, в могильниках кочевых скотоводческих племён эпохи бронзы найдена лепная и гончарная ангобированная керамика (горшки, миски, цилиндрические сосуды, середина — 2-я половина 2-го тысячелетия до н. э.), бронзовые ножи, кинжалы, зеркала, булавки. 2-м тысячелетии до н. э. датируется примитивная схематическая глиняная скульптура человека из погребения эпохи бронзы в местности Тандыр-Ел (близ Регара). Из сооружений эпохи Ахеменидов обнаружены остатки древнебактрийского жилого здания из сырцового кирпича с прямоугольными в плане помещениями (6—4 вв. до н. э., городище Калаи-Мир в посёлке им. Насира Хисрава). Об изобразительном искусстве этого времени дают представление золотые и серебряные ювелирные изделия так называемого Амударьинского клада (См. Амударьинский клад). Неотъемлемой частью художественной культуры Т. этого времени явилось искусство кочевых племён саков (бронзовые котлы со скульптурным декором, литые фигурные бляхи с изображениями животных, находки в курганных погребениях Памира; петроглифы — Северный и Центральный Т., Западный Памир).
         Из описаний античных авторов известно о существовании в 4—3 вв. до н. э. на территории Т. городов эллинистического типа с оборонительными стенами и регулярной планировкой. К греко-бактрийскому (3—2 вв. до н. э.) и кушанскому (1—4 вв. н. э.) времени восходят руины городов в Южном Т. (городища Саксан-Охур, Шахринау, Мунчак-Тепе, Яванское, Кей-Кобадшах, Кухна-Кала), которые во многом сохранили черты эллинистической строительной культуры, а также памирские крепости Кахкаха, Ямчун и др. на территории Горно-Бадахшанской АО. Находки каменных 4-гранных капителей с витками волют и листьями аканта, баз и стволов колонн (Саксан-Охур, Мунчак-Тепе и др.) свидетельствуют о применении ордерной системы, основанной на ассимиляции эллинистических элементов в местной строительской традиции. В целом искусство этого периода на территории Т. представляет собой сложный сплав местных художественных традиций и эллинистических элементов. На это указывают вскрытые раскопками остатки архитектурных сооружений (дворцово-храмовой комплекс в Саксан-Охуре, среднеазиатский по планировке — двор с 4-колонным айваном и обходным коридором, и эллинистический по деталям архитектурного ордера), произведения архитектурно-декоративной скульптуры (капители с горельефными изображениями людей и животных с городища Шахринау), торевтики (серьга в виде протомы сфинкса и медный золочёный медальон с горельефным бюстом Диониса с Душанбинского городища), коропластики и керамики (терракотовые статуэтки и ангобированная керамические сосуды с городищ Саксан-Охур, Кей-Кобадшах, Узбекон-Тепе, Яванского). Об искусстве кочевых племён этого времени дают представление находки из Тулхарского могильника в Бишкентской долине (2—1 вв. до н. э.; серьги в форме амфор, подвески-птицы). В могильнике Иттифок близ Пархара найдена вышивка с изобразительными и орнаментальными мотивами.
         Искусство 5 — начала 20 вв. В 5 — начале 8 вв. на территории Т. возникли города, основу которых составлял укрепленный стенами с башнями шахристан, регулярно поквартально застроенный домами, сливающимися в большие, жилые массивы (Пенджикент). Богатые дома разделялись на жилые комнаты и парадную часть с 4-столпным украшенным настенной живописью и резьбой по дереву залом, который освещался через люк брусчатого купола-рузана. Дворцы отличались большими парадными залами с тронными айванами, украшенными живописью и резьбой (колонны, балочные перекрытия, двери; Пенджикент, городище и замок Калаи-Кахкаха в Шахристане — предполагаемом средневековым г. Бунджикате). На линии городских стен либо вне города ставилась цитадель. В сельской местности вырастали отдельные укреплённые загородные усадьбы, караульно-сторожевые сооружения, замки — Кёшки (Мунчак-Тепе, Чильхуджра, Тирмизак-Тепе, Урта-курган, Калаи-Муг, Гардани-Хисор). В культовом зодчестве раннесредневекового Т. различаются типы сооружений, принадлежащих разным верованиям (храмы в Пенджикенте, монастырь Аджина-Тепе, буддийский храм в крепости Калаи-Кафирниган около посёлка Исамбай Ленинского района).
         Раннесредневековое изобразительное искусство Т., которое развивалось в русле художественных культур Согда, Уструшаны и Тохаристана, характеризуется формированием местных стилей на основе локальных вариантов раннефеодальной культуры, переосмысления эллинистических и кушанских традиций и связей с искусством Северной Индии и Афганистана. Эти черты в разных вариантах проявились в скульптуре Аджина-Тепе, пластике Пенджикента (в обоих памятниках — лепные глиняные, часто окрашенные статуи и горельефы, размещенные в нишах или вдоль стен), в скульптурном резном дереве городищ Шахристана, Пенджикента, крепости Калан-Кафирниган. В живописи (нанесённые клеевыми красками на лёссовую штукатурку или ганчевую подгрунтовку настенные росписи) сильнее, чем в скульптуре, сказались местные среднеазиатские традиции. Для Согда (Пенджикент) характерны размещенные ярусами многофигурные фризовые композиции, в которых повествовательности и плоскостной линеарности изображений соответствует тщательная прорисовка деталей, а изобразительная канва предельно насыщается декоративными элементами. Буддийская стенопись Тохаристана (Аджина-Тепе, Калаи-Кафирниган) больше тяготеет к росписям храмов Афганистана и Восточного Туркестана. Живопись Уструшаны, отчасти впитавшая северо-афганские и восточно-туркестанские традиции, отличается приглушенным палево-голубым колоритом, тончайшим линеарным рисунком, полутоновой объёмной моделировкой.
         После арабского завоевания и распространения ислама в архитектуре Т. постепенно складываются новые типы сооружений, связанных с мусульманским культом, — мечети, минареты, медресе, мавзолеи, Ханака. На смену небольшим городам приходят крупные торгово-ремесленные городские образования, развивающиеся, как правило, за счёт обрастания старого шахристана и цитадели новым торгово-ремесленным пригородом — рабадом. В крепостных (Калаи-Боло близ Исфары), дворцовых (Хульбук, 10—12 вв.) и мемориальных сооружениях долго сохраняются местные раннесредневековые черты, наиболее ярко воплощённые в бухарском Исмаила Самани мавзолее (См. Исмаила Самани мавзолей). Основными стройматериалами остаются сырец (минареты в селениях Верхнего Зеравшана — Айни, Рарз, Фатмев) и пахса. С 9—10 вв. употребляется жжёный кирпич (мощение полов, облицовки). В архитектурном декоре зданий со сводчато-купольными конструкциями (мавзолеи: Ходжа Нахшран близ Регара, 11—12 вв., и Хаджа-Мршад в селении Саят) широко используется узорная кирпичная кладка, резная терракота и раскрашенный резной стук. Уникальный образец архитектурного декора — резной глиняный михраб 10—11 вв. из мечети в селении Ашт. В постройках с плоскими перекрытиями применялся местный деревянный ордер, основу которого составляла колонна, либо прямоствольная с выполненным глубокой наклонной резьбой орнаментом, либо фигурная, с пластичной желобчатой резьбой (резные деревянные детали колонн 9—12 вв. найдены в селениях Верховного Зеравшана — Оббурдон, Рарз, Фатмев, Урмитан). Резной декор, покрывавший сплошным ковром почти все элементы ордера, включал отражавшие местные доисламские верования изобразительные мотивы, растительные узоры, эпиграфические фризы (портик мавзолея Хазрати-бобо в с. Чорку близ Исфары, 12 в.). О достижениях таджикского монументального зодчества 14 в. свидетельствует портал Мухаммеда Башшара мавзолея (См. Мухаммеда Башшара мавзолей) с пышным декором (резная поливная терракота и др.). В конце 14—15 вв. монументальное зодчество Т., как и др. областей Средней Азии, пережило высокий расцвет, наиболее ярко воплощённый во всемирно известных памятниках тимуридской архитектуры Самарканда, Шахрисабза и др. городов. Одно из уникальных сооружений средневекового Т. — мавзолей Мир-Сеид-Хамадани (14—17 вв.) в Кулябе, первоначально 3-портальный с купольным залом и усыпальницей и резным декором (позднее обстроен несколькими купольными помещениями). В 16—17 вв. строятся культовые сооружения в виде одного или нескольких квадратных в плане купольных залов, иногда охваченных Г-образной купольной галереей (мечеть Абдулла-хана типа намазга в с. Наугилем, в 2 км к В. от Исфары; мечеть-мавзолей шейха Муслехеддина в Ходженте, ныне Ленинабад; мавзолей Махдуми Азама в Гиссаре; мечеть Кок-Гумбез, мавзолей Баба-Таго, мавзолей и здание Аджина-хана в ансамбле Сари-Мазар в Ура-Тюбе и др.).
         В 18 — начале 19 вв. города в основном сохраняют структуру, сложившуюся в 12 в.; культовые здания строятся по традиционному плану, но скромны по масштабам и декору (медресе в Гиссаре). Черты национального таджикского зодчества находят развитие в архитектуре массовых общественных зданий (квартальные и сельские мечети, бани) и народное жилище. Дома Северного Т. (2-комнатные, с передней и колонным айваном) отличаются повышенной декоративностью интерьера (резьба и роспись по ганчу и дереву, ниши с фестончатыми арочками). Для домов южных районов характерны глиняные оштукатуренные стены, травяные 2-скатные крыши и айваны на простых столбах. Жилища горцев — квадратная в плане постройка с люком-дымоходом в бревенчатом уступчатом куполе на столбах.
         В изобразительном искусстве мусульманского времени происходит процесс орнаментализации; изображение, теряя значение самостоятельного художественного образа, становится элементом орнаментальной композиции, в которой повышенное развитие получают растительные, геометрические и эпиграфические мотивы. В некоторых памятниках сохраняются традиции раннесредневекового изобразительного искусства (горельефная фигура льва с городища Саят, Кулябская область, стук, 9—10 вв.; резной стук из Хульбука с вплетённым в орнамент, канву изображением фантастических существ и зверей, 11—12 вв.; резные деревянные: капитель колонны из с. Оббурдон, 9—10 вв., и михраб из с. Искодар, 10—11 вв.). Новый расцвет изобразительности связан с развитием в 15 в. гератской школы (См. Гератская школа), а в 16—17 вв. среднеазиатских школ миниатюрной живописи в Бухаре и Самарканде (Махмуд Музаххиб, Мухаммед, или Ходжа, Муким, Аваз Мухаммед, Мухаммед Мурад Самарканди и др., см. в ст. Узбекская ССР (См. Узбекская Советская Социалистическая Республика)). Искусство миниатюры, как показывают отдельные поздние памятники, вероятно, получило развитие в горном Т. (миниатюры рукописи «Юсуф и Зулейха», 1797—98, из Дарваза, Эрмитаж, Ленинград).
         Декоративно-прикладное искусство средневекового Т., развивавшее местные традиции, обогатилось соприкосновениями с художественными культурами стран мусульманского Востока, особенно Ирана и Афганистана. Широкое развитие получили: керамика поливная (саманидские изделия 9—10 вв.) или со штампов, орнаментом (сосуды 11—12 вв. из Лагмана — Вахшская долина, Хульбука, Исфары и Ходжента), художественные изделия из металла (преимущественно бронзы; клады из Калаи-Баланда близ Ура-Тюбе, Узуна — Гиссарская долина, Лагмана и Шахристана) и стекла, ювелирное дело, ткачество. В монументально-декоративном искусстве преобладали резной расписной стук, резьба по дереву (колонны, подбалки, двери), резная неполивная и поливная терракота, орнаментальная роспись яичной темперой по дереву и ганчу и живописно-пластическая роспись «кун-даль» (нанесение красок с позолотой и серебром на рельефную глиняную основу: широко применялась в архитектуре 17 — начало 20 вв.).
         18 — начало 20 вв. отмечены повсеместным развитием художественных ремёсел. В керамике северных районов, украшенной прекрасной подглазурной росписью, преобладают изображения цветов, распространены блюда с изображением кумгана или кинжала (селение Чорку). Керамика Южного Т. — лепная, с лощением или росписью красным и коричневым ангобом, сохраняет архаичные черты (Егид, Куляб, Файзабад). В Ходженте, Ура-Тюбе, Гиссаре и др. центрах изготовляют ручные хлопчатобумажные набивные (с контрастным рисунком, выполненным штампами-калыбами), шёлковые и полушёлковые ткани — полосатые, гладкие или узорчатые, в том числе с рисунком «абр» (облако), построенным на переливах расплывчатых радужных цветовых пятен. Узоры таджикских вышивок (детали одежды, тюбетейки, мужские платки-румолы, лицевые занавески-рубанды, покрывала, настенные панно) основаны на симметричной композиции элементов орнамента и контрастном сопоставлении предельно интенсивных пятен цвета, а также на сочетании стилизованных изображений (змей, следов животных, рогов козла или барана, луны, солнца, цветов, плодов) с геометрическими мотивами (розетки, зигзагообразные стебли, треугольники, арки), нередко дополненными символами (плод граната — символ плодородия), эмблемами (чайник — знак гостеприимства). Высоким мастерством исполнения отличаются ювелирные изделия из Ура-Тюбе и Куляба, отличающиеся декоративными и сложноузорными сочетаниями серебра и цветных камней или стекла, и чеканные сосуды из Ура-Тюбе. Своеобразно народное искусство Горно-Бадахшанской автономной области. (См. Горно-Бадахшанская автономная область)
         Искусство Советского Таджикистана. Архитектура Советского Т. за короткий срок прошла путь развития от 1-этажных глинобитных или сырцовых домов до благоустроенных городов, развивающихся по генеральным планам (Душанбе, Ленинабад — 1939, архитектор В. Г. Веселовский и др., 1968 — архитекторы В. Г. Веселовский, С. Н. Самонина; Куляб — 1939, архитектор А. И. Андржейкович, 1960-е гг. — архитектор В. А. Бугаев; Курган-Тюбе — 1939, архитектор И. Е. Ткачев, 1960-е гг. — архитектор Х. А. Зухуриддинов), и комфортабельных современных жилых и общественных зданий. В градостроительстве 30-х — начала 40-х гг. использовался принцип периметральной застройки. В архитектуре общественных зданий господствовали классицистические формы, как правило, в соединении с элементами средневековой среднеазиатской архитектуры. Для архитектуры массовых жилых и культурно-бытовых зданий характерны 1—2-этажные небольшой протяжённости постройки. В 30-е гг. старые стройматериалы (сырцовый кирпич, глина, камень, дерево) постепенно вытесняются новыми (жжёный кирпич, бетон и железобетон). В 1945—55 значительно возросли темпы строительства, снизившиеся в военные годы; в застройке городов основное место заняли типовые 2—3-этажные жилые кирпичные дома. Во 2-й половине 50-х гг. в связи с бурным ростом городов в условиях горного ландшафта и высокой сейсмичности Т. возникает проблема повышения этажности зданий, которая решается с введением индустриальных методов строительства. После 1960 архитекторы Т. переходят к созданию микрорайонов с современной системой обслуживания и многоэтажными (от 4—5 до 9) крупнопанельными и кирпичными жилыми домами с солнцезащитными устройствами (генеральный план реконструкции Душанбе, Ленинабада и др. городов). В связи с широким развитием промышленности строятся новые города (Нурек, Регар, Яван). Возводятся первые каркасно-панельные сооружения, продолжаются поиски наиболее эффективных сейсмически устойчивых конструкций. В 60-х — начале 70-х гг. в архитектуре Т. современные конструктивные формы всё органичнее сочетаются с традиционным декором, орнаментальными росписями и резьбой по ганчу и дереву в исполнении народных мастеров.
         Ранний этап развития изобразительного искусства Советского Т. (1920-е гг.) связан с Самаркандом, с созданием первых политических и агитационных плакатов, иллюстраций для сатирических журналов («Машраб», «Мушфики», «Бигиз»), с оформлением школьных учебников и произведений таджикской советской литературы (художники Л. Л. Бурэ, В. Н. Еремян, Г. Н. Никитин, Азамхон Сиддики). С образованием Таджикской ССР (1929) центром художественной жизни Т. становится Душанбе. В конце 20-х — начале 30-х гг. в Т. приезжают работать художники Е. Г. Бурцев, М. Г. Новик, П. И. Фальбов и др., силами которых было создано организационное бюро Союза художников Т. Первые республиканские выставки показали активную работу живописцев Е. Г. Бурцева, А. Ашурова, А. Н. Камелина, П. И. Фальбова, М. Хошмухамедова. Художники стремились к достоверности и социальной заострённости изображаемых явлений, искали пути реалистического обобщения жизненного материала, типизации и отражения местной специфики, овладевали методом социалистического реализма. В конце 30-х гг. в Т. приезжают работать живописцы Г. Н. Тимков, Б. Г. Шахназаров, театральные художники Е. Г. Чемодуров, В. И. Фуфыгин; в художественной жизни Т. участвуют московские художники В. Л. Сидоренко и И. А. Ершов. Подготовка к 1-й декаде и выставке таджикского искусства в Москве (с участием московских театральных художников В. Ф. Рындина, К. Ф. Кулешова и неоднократно приезжавших в Т. графика П. Н. Староносова, живописца Н. Г. Котова и др.) вызвала новый подъём творческих сил. Художники Т. обратились к большим тематическим картинам, монументальным многофигурным композициям.
         В годы Великой Отечественной войны особое развитие получает графика: агитационный и политический плакат («Окна Таджик ТА»), карикатура (А. М. Орлов, М. Хошмухамедов, С. А. Краснопольский и др.). В 1945—50-е гг. значительно увеличилось число художников с профессиональным образованием. Наряду со станковой живописью (А. Ашуров, А. Н. Камелин, Н. Г. Кузьмин, Н. А. Матасов и др.) развивается монументально-декоративное (С. Е. Захаров, И. А. Абдурахманов) и театрально-декорационное (М. М. Мухин, М. Н. Шипулин) искусство, книжная графика (В. И. Серебрянский, П. В. Зобнин, С. А. Краснопольский), скульптура (Е. А. Татариноза). Лучшие произведения этих лет свидетельствуют о наличии в таджикском искусстве цельной художественной концепции, основанной на внимательном отношении к натуре и поэтически образном восприятии действительности, 1960-е гг. выделяются высоким развитием изобразительного искусства, разнообразием творческих индивидуальностей (А. Т. Аминджанов, А. О. Ахунов, В. М. Боборыкин, К. Жумагазин, А. Н. Камслин, А. Рахимов, П. И. Фальбов, З. Хабибулаев, Х. Хушвахтов), проявлением новых тенденций — активизацией отношения к окружающей действительности (интерес к остросовременной тематике), обогащением художественных средств (поиски в области цвета, композиции и рисунка), многообразием жанров, развитием портрета (И. Л. Лисиков). Больших успехов достигают графики в области книжной иллюстрации (С. И. Вишнепольский, К. В. Туренко, В. П. Фомин) и плаката (С. А. Краснопольский).
         В советское время в Т. успешно развивается декоративно-прикладное искусство (художественное ткачество, ковроделие, ручная и машинная вышивка, керамика, ювелирное искусство). Локальные особенности монументальной резьбы и росписи по дереву и ганчу нашли выражение в творчестве народных мастеров-орнаменталистов Ю. Баратбекова. М. Алимова, С. Нуритдинова. Лучшие традиции народного искусства получили творческое развитие в работах мастера набойки Рахима Юлдашева, орнамента-листа Юсуфджана Рауфова, известных керамистов Ашурбая Мавлянова и Сайфи Сахибова, вышивальщицы Зульфии Бахриддиновой и др.
         Лит.: Воронина В. Л., Народная архитектура Северного Таджикистана, М., 1959; Искусство Таджикского народа, в. 1—3, Душ., 1956—65; История искусства народов СССР, т. 1—3, 7, М., 1971—74; Литвинский Б. А., 3еймаль Т. И., Аджина-Тепа, М., 1971; Веселовский В. Г., Гендлин Д. Д., Архитектура Советского Таджикистана, М., 1972; Искусство Таджикской ССР. [Альбом, автор вступ. ст. Л. Айни, Л., 1972]; Ставиский Б. Я., Искусство Средней Азии. Древний период. VI в. до н. э. — VIII в. н. э., М., 1974; Ашрафи М. М., Персидско-таджнкская поэзия в миниатюре XIV—XVII вв., Душ., 1974; Очерки о художниках Таджикистана, Душ., 1975.
         Л. С. Айни, В. Г. Веселовский, В. А. Мешкерис.
        
         XVI. Музыка
         Исторические корни музыкальной культуры таджиков связаны с древними государствами Бактрией, Согдом и Уструшаной. Таджикская музыка развивалась как одноголосное искусство устной традиции — народное и народно-профессиональное. Народную музыку условно делят на 3 стиля: северный [Ленинабадская область; к нему приближается музыкальная культура Бухары и Самарканда (ныне в Узбекской ССР), имеющая в то же время свои характерные черты], центральный (Кулябская область) и памирский (Горно-Бадахшанская АО). Жанры народной музыки многообразны: героический эпос (один из популярных и древнейших образцов — «Гуругли», Кулябская область), трудовые песни «майда», или «хуп-хуп» (Северный Т.), семейно-бытовые (колыбельные — «алла», а на Памире «лалайик»), обрядовые [календарные — «бойчечак» (Северный Т.), «гулгарджи» (Каратегин и Дарваз), жатвенные — «мандог» (Каратегин и Дарваз), свадебные — «накш» (мужская песня), «ёр-ёр» (женская, Северный Т.), «ша омад» (Памир), похоронные — «садр» (Северный Т.), «фалак» и «маддох» (Памир)], лирические, в том числе «гариби» — чужбинные (Северный Т., Кулябская область),«рубоиёт»(Куляб, Памир), «ашула», «байт», «мошоба» (Северный Т.), «фалак» (Куляб), «даргилик» (Шугнан), «булбулик» (Вахан). Широко бытует инструментальная музыка.
         Таджикская народная музыка диатонична, для неё характерны натуральные лады, встречается и лад с увеличенной секундой между 2-й и 3-й ступенями. В исполнительной практике широко применяются мелизмы (форшлаги, глиссанди), а также приём нола (опевание одного звука другими, не имеющими точной высоты). Своеобразна структура народной песни. Наиболее типична: а—b—c—b. В песнях с развёрнутой мелодикой схема принимает вид: а—b—c—b—d—b, где «b», «с» и «d» являются вариантами напева. Существуют жанры вокально-инструментальной и инструментальной музыки, состоящие из 2 или 3 контрастных разделов: медленное импровизированное вступление, основная напевная часть и уфар — раздел танцевального характера, интонационно близкий к предыдущему. Диапазон напева охватывает интервалы от терции до октавы. Часто увеличение его происходит за счёт опевания крайних звуков. Наиболее широким диапазоном и развёрнутой мелодией обладают песни Северного Т., близкие по характеру и ладоинтонационному строю к народной классической песенности. Многообразна метроритмика народной музыки: распространён шестидольный размер, а также 5/8, 7/8, 8/8, 3/4 + 3/8. После Октябрьской революции в народном творчестве появляются мелодии с маршевыми ритмами, энергичными квартовыми интонациями, чёткой гармонической основой («Пролетарий Бухары», «Песня о Ленине», «Красноармейцы» и др.). На иранские, азербайджанские и русские популярные напевы поются новые тексты. Среди народных инструментов: дутар, думбрак (струнно-щипковые), кашгарский рубаб, танбур (плекторные), гиджак (смычковый), най, карнай, сурнай (духовые), чанг (цимбалообразный, а также язычково-щипковый — женский), таблак, нагора, дойра, занг, кайрок (ударные). На Памире — сетор (струнно-щипковый), бландзиком (струнно-плекторный), даф (ударный). В современном народном музицировании бытуют аккордеон, мандолина, тар. Распространено сольное вокальное исполнительство с аккомпанементом либо одного инструмента, либо ансамбля инструментов. Популярен жанр лапара (дуэт-диалог юноши и девушки). Обрядовые песни исполняются антифонно и хором в унисон.
         Народно-профессиональная классическая музыка устной традиции (традиционная музыка) — городская культура. Её представители — созанда (певицы и танцовщицы), мавригихоны (певцы), макомисты (одновременно певцы и инструменталисты). Вершина классической музыки — «Шашмаком», который сформировался в Бухаре, Самарканде и Ходженте (9—18 вв.). Состоит из макомов «Бузрук», «Рост», «Наво», «Дугох», «Сегох», «Ирок». В них широко используются газели поэтов-классиков Рудаки, Хафиза, Джами, Камола, Саади, Хилоли, Зебуниссо, Бедиля, Навои, Фузули и др. Основные музыкальные инструменты, участвующие в исполнении «Шашмакома», — танбур и дойра, а также различные ансамбли народных инструментов. Развитие классической музыки связано с именами певцов и музыкантов конца 19 — начала 20 вв. — Ота Джалол, Ота Гиес, Ходжа Абдулазиз, Домулло Халим Ибадов, Ле-ви Бабаханов, Содирхон. В 20 в. выдвинулись Т. Давлятов, К. Исрофилов, Б. Наджмиддинов, Усто Пулот, Хакимов и др. «Шашмаком» записан в современной нотации его исполнителями Б. Файзуллаевым, Ш. Сахибовым и Ф. Шахобовым (издание 1950—67).
         Богатые музыкальные традиции явились предпосылкой развития музыкально-теоретической мысли. Среди первых трактатов по музыке — труды учёных Ближнего Востока, Средней Азии и Ирана: аль-Фараби (9—10 вв.), Ибн Сниы (10—11 вв.), Сафиаддина Урмави (13 в.), аль-Амули (14 в.), Абдуррахмана Джами, Зайнулабиддина Хусейни, Ходжа Абдулкадира (все —15 в.), Наджимиддина Кавкаби Бухорои (16 в.), Дарвеша Али Чанги (17 в.).
         Установление Советской власти в Т. явилось новой вехой в развитии музыкальной культуры. Появляются такие песни, как «Марш свободы» (слова С. Айни, на мелодию «Марсельезы»), «Интернационал» (в переводе на таджикский язык М. Рахими и А. Лахути), песня Лахути «Мы — дети рабочих» (на мелодию «Смело, товарищи, в ногу») и др., которые отразили социальные преобразования в республике и обогатили новыми интонациями и ритмами таджикскую музыку. Параллельно с национальными традициями монодического искусства рождаются жанры многоголосной музыки, появляются музыкальная драма, опера, балет, произведения для симфонического оркестра. Создаются музыкальные учебные заведения: музыкальный техникум в Ленинабаде (1929), Художественный комбинат (на уровне школы) в Душанбе (1934), где воспитывались художники, музыканты и танцовщики (с 1937 — музыкально-балетная школа). Наряду с изучением таджикской народной и классической музыки было введено обучение европейской музыкальной грамоте. Важную роль в этом процессе сыграли музыканты и педагоги различных национальностей: Н. Н. Миронов, А. М. Листопадов, Н. Руднев, С. А. Баласанян, А. С. Ленский, С. Ю. Урбах, В. Шарф, Д. С. Айрапетянц, М. Калантаров, Л. Г. Кауфман, П. С. Мирошниченко, Е. Прокофьев и др. В 1929 в Душанбе открылся драматический театр, из состава которого в 1934 выделилась музыкальная труппа, ставившая музыкальные драмы (с 1936 — Таджикский музыкальный театр, см. Таджикский театр оперы и балета). Событием стало музыкальное представление «Лола» Баласаняна и Урбаха (1938) на текст Лахути. В 1939 пост. первая таджикская опера «Восстание Восе» («Шуриши Восе») Баласаняна. В 1938 открылась Таджикская филармония, организован научно-исследовательский (фольклорный) кабинет музыки.
         В годы Великой Отечественной войны 1941—45 композиторы создают произведения с остро злободневным содержанием, направленным на борьбу с фашизмом: музыкальная драма «Песня гнева» Баласаняна (пост. 1942), музыкальная комедия «Розия» Баласаняна и З. Шахиди (пост. 1942), музыкальная драма «Золотой кишлак» И. О. Рогальского по пьесе М. Мыршакара (1944, Хорог), песни З. Шахидн, Ф. Салиева, Ш. Бобокалонова, Н. Пулатова. В 1946 был создан государственный гимн Таджикской ССР (слова Лахути, музыка С. Юдакова).
         Во 2-й половине 40-х и в 50-е гг. появились значительные оперы: «Тахир и Зухра» (пост. 1944) и «Невеста» (1946) Ленского, «Бахтиор и Ниссо» Баласаняна (пост. 1954), «Пулат и Гульру» Ш. Сайфиддинова (пост. 1957). Создаются произведения для симфонического оркестра — «Таджикская рапсодия» Салиева (1947), «Праздничная увертюра» А. Хамдамова (1958), концерт для фортепьяно с оркестром (1955) и симфоническая поэма «Памяти Рудаки» Я. Сабзанова (1958); кантаты — «Цвети, Таджикистан» Сайфиддинова (1954), «К партии» Д. Ахунова (1960), песня-кантата «Слава партии» Сабзанова (1956) и др.
         В 60—70-х гг. ярко выявилось стремление композиторов к обогащению музыкального языка современными средствами выразительности в произведениях разных жанров, к претворению в них глубинных фольклорных пластов. Появляются оперы на социально значительные темы: «Возвращение» Сабзанова (пост. 1967), «Проклятый народом» Д. Дустмухаммедова (пост. 1973), а также «Хосият» Ленского (пост. 1964). Выделяются оперы «Комде и Мадан» З. Шахиди (пост. 1960), «Знатный жених» Урбаха (на русском языке, пост. 1964), «Шерак» С. Хамраева (пост. 1970), «Парасту» А. Одинаева (пост. 1970). Обращаются композиторы и к жанру оперетты («Девушка из Душанбе» З. Шахиди, 1967; «Живая вода» Г. С. Александрова, 1975). Значительны кантата «Вечно живой» Дустмухаммедова (1970), посвящённая В. И. Ленину, оратория «Огни Нурека» Сабзанова (1970), вокально-симфонические поэмы «Смотрите, осторожно, Сталинград» (слова В. А. Урина, 1967), «Дорога к мавзолею» (слова М. Турсун-заде, 1969) Сайфиддинова, «Посвящение матери» Дустмухаммедова (для голоса, чтеца и оркестра, слова Г. Мирзо, М. Фархата, А. Шукухи, Г. Сулеймановой, 1973). Симфонии пишут Ленский, Одинаев, Александров, Ю. Г. Тер-Осипов, А. Ядгаров, М. Атоев, А. Салиев, Ю. Мамедов, Дустмухаммедов, Ф. Бахор и др. Популярным становится жанр симфонической поэмы — «Золотой кишлак» Сайфиддинова (1963), «Ленин на Памире» Одинаева (1967), «1917 год» З. Шахиди, симфонические миниатюры — «Хореографическая картинка» Хамраева (1970), «Маком-каприччио» Т. Шахиди (1972), «Мараканда» Ф. Бахора.
         Написан ряд концертов для инструментов с оркестром (Х. Абдуллаев, Т. Яхъяев, Дустмухаммедов, Ядгаров, Е. Д. Лобенко, Атоев), камерно-инструментальных произведений (Сайфиддинов, Сабзанов, Ахунов, М. А. Цветаев, Н. Ш. Муравин, Л. М. Бирнов, Абдуллаев, Бахор, А. Салиев, Ш. Пулоди, З. Зульфикаров, Ю. Мамедов, З. Миршакар), концертных сочинений для национальных инструментов — «Фалак» Одинаева (для думбрака с оркестром, 1974). Созданы яркие романсы на тексты из таджикской поэзии («Горе души» З. Шахиди на слова Хилоли; «Моё сердце» Хамдамова на слова Х. Юсуфи; романсы Сайфиддинова, Сахибова, Шахобова, Дустмухаммедова и др.).
         Среди музыкальных деятелей Т.: дирижёры — народные артисты Таджикской ССР А. Камалов, И. Абдуллаев, Ф. Салиев, заслуженные деятели искусств Таджикской ССР Э. Д. Айрапетянц, А. С. Хамдамов, Л. Г. Кауфман, Л. Я. Левин; хоровые дирижёры — заслуженный артист Таджикской ССР Х. Муллокандов и др.; режиссёры — народные артисты Таджикской ССР Г. Валамат-заде, Р. А. Корох; певцы — народные артисты СССР Т. Фазылова, А. Бабакулов, Х. Мавлянова, народные артисты Таджикской ССР Л. Кабирова, Х. Таиров, Р. Галибова, Р. Толмасов, А. Муллокандов, З. Назимов, Дж. Муродов, Ш. Мулладжанова, М. Ибрагимова, М. Бокиева, Б. Ниёзов, С. Бандишоева, Б. Исхакова; народные хафизы — Х. Ризо, М. Баходуров, О. Хашимов, Н. Курбанасейнов, Ф. Джорубов, Н. Одинаев, Ш. Джураев, Б. Файзуллаев, Ф. Шахобов, Ш. Сахибов; исполнители на народных инструментах — народный артист СССР Г. Гуломалиев, народный артист Таджикской ССР А. Алаев, заслуженный деятель искусств Таджикской ССР М. Муминов и др.
         Работают (1975): Таджикский театр оперы и балета, Республиканский театр музыкальной комедии им. Пушкина (Ленинабад), Областной театр музыкальной комедии им. А. Рудаки (Хорог Горно-Бадахшанской АО), музыкально-драматические театры (Куляб, Канибадам), Узбекский музыкально-драматический театр (Нау); филармония, при ней — симфонический оркестр (1965), ансамбль рубабисток (1940), ансамбль песни и танца (1940); при Комитете по телевидению и радиовещанию — оркестр народных инструментов, ансамбль шашмакомистов (1964), эстрадный ансамбль «Гулыпан» (1966) и др.; сектор истории искусств института истории им. Ахмада Дониша АН Таджикской ССР (1958); институт искусств (1973, в 1967—73 факультет искусств Педагогического института, Душанбе), 2 музыкальных училища (Душанбе, Ленинабад), Республиканская средняя специальная музыкальная школа, Республиканская средняя музыкальная школа-интернат (обе — в Душанбе), 52 детские музыкальные школы; Союз композиторов Таджикской ССР (1940). Декады таджикского искусства состоялись в Москве (1941, 1957) и др. городах Советского Союза; в Таджикской ССР проводятся декады искусств др. республик, многочисленные конкурсы и фестивали, посвященные народному и профессиональному искусству.
         Лит.: Миронов Н., Музыка таджиков, Сталинабад, 1932; Ленский А., Таджикская ССР, 2 изд., М., 1957; Джами А., Трактат о музыке, пер. с перс., Таш., 1960; Беляев В., Музыкальная культура Таджикистана, в его кн.: Очерки по истории музыки народов СССР, в. 1, М., 1962; История музыки народов СССР, 2 изд., т. 1—5, М., 1970—74; Музыкальная жизнь Советского Таджикистана, в. 1—2, Душ., 1974—75.
         З. М. Таджикова.
         XVII. Танец. Балет
         Истоки таджикской хореографии восходят к старинным обрядам, играм, доисламским религиозным церемониям, связанным с весенними праздниками, ведущими происхождение от мистерий, с культом умирающего и воскресающего бога. Средневековые миниатюры и др. древние памятники искусства сохранили изображения танцующих фигур. Наиболее древние — танцы-пантомимы, основанные на подражании повадкам животных и птиц («Лев», «Орёл», «Лиса», «Аист» и др.); обрядовые (например, танец, посвящённый умершим, поныне сохранившийся в отдалённых селениях Памира); воспроизводящие процессы труда (тканье сукна и др.); воинственные и мужественные (с шашками, ножом, огнем и др.); с музыкальными инструментами под собственный аккомпанемент (с бубном, самодельной скрипкой и др.); с различными предметами (ложками, кувшином, чайниками, палками и др.). Разнообразны шуточные танцы. Интересны театрализованные хореографические миниатюры (танец на деревянной лошадке и др.). Некоторые танцы лирического или бытового характера называются по той песне или мелодии, под которую они исполняются. Вершина таджикской народной хореографии — танец «Колокольчик» («Занг»), многочастная танцевальная сюита. Танец органично входил и в представления Масхарабозов, народного театра кукол, народных цирковых артистов. Разнообразие танцев породило оригинальные ритмы, движения, фигуры, позы, их рисунок. Исполняли танцы любители и профессионалы. В конце 19 — начале 20 вв. в Бухаре работал таджикский профессиональный танцевальный театр «Созанда».
         После Октябрьской революции начался расцвет искусства таджикского народного танца. С раскрепощением женщин утверждается женский танец, который исполнялся раньше тайком от мужчин. В создании новых танцев на народной основе, в пропаганде лучших образцов народного хореографического искусства большое значение имела Таджикская филармония (основана в 1938). В 1965 был создан Государственный ансамбль таджикского танца «Лола» (художественный руководитель Г. Валамат-заде), репертуар которого включает танцы Таджикской ССР и др. республик Средней Азии, а также стран зарубежного Востока. Среди мастеров танца: Б. Хамидов, С. Ходжаев, Х. Пасаров, Валамат-заде, О. Исамова, А. Исхакова, А. Азимова, А. Насирова, Л. Зохидова, З. Амин-зода, Г. Мирджумаева, М. Калантарова, Ш. Рашидова, Х. Эркаева, Э. Асанова и др.
         Разнообразие и самобытность народного танцевального творчества таджиков послужили органичной основой для развития таджикского советского балетного театра. В 1936 при Таджикском музыкальном театре в Душанбе образовалась балетная группа. В неё вошли танцовщики и танцовщицы из др. республик Средней Азии, театров Самарканда и Бухары, а также участники художественной самодеятельности. Среди первых артистов таджикского балета Валамат-заде, М. Файзибоева, Азимова, Исхакова, Исамова, С. Бахор, У. Рабимов. Были привлечены и мастера народных танцев — Пасаров, Ходжаев, Хамидов. Наряду с изучением таджикского танца в театре велись занятия по классическому и характерному танцам приехавшими из Москвы балетмейстерами А. Н. Исламовой (1936) и А. И. Проценко (1939). Интерес к русской хореографической культуре и изучение её способствовали становлению таджикского балета. Танцевальные сцены в спектакле «Лола» С. А. Баласаняна и С. Ю. Урбаха (1938), в первых таджикских операх («Восстание Восе» Баласаняна, 1939; «Кузнец Кова» Баласаняна совместно с Ш. Н. Бобокалоновым, 1941) явились зачатками первого балетного спектакля на таджикской сцене. Важным событием была постановка балета «Две розы» А. С. Ленского (балетмейстер К. Я. Голейзовский), премьера которого состоялась в 1941 в дни декады таджикского искусства в Москве. В 40-х гг. артисты театра Азимова, Зохидова, Валаматзаде, М. Кабилов и др. настойчиво овладевали техникой классического танца, в результате чего театр смог включить в репертуар балеты «Тщетная предосторожность» П. Гертеля (1943), «Бахчисарайский фонтан» Б. В. Асафьева (1945, балетмейстер Проценко). Работа над этими спектаклями облегчила постановку таких сложных балетов, как «Лебединое озеро» П. И. Чайковского (1947) и «Золушка» С. С. Прокофьева (1949). Дальнейшее развитие балетного искусства связано с деятельностью первых таджикских балетмейстеров Валамат-заде и Азимовой, окончивших в 1951 балетмейстерский факультет Государственного института театрального искусства им. А. В. Луначарского в Москве. Они стремились повышать квалификацию артистов, значительно расширили репертуар. Были поставлены: «Красный мак»Р. М. Глиэра (1950), «Доктор Айболит» И. В. Морозова (1952) — оба балетмейстер Азимова, «Лауренсия» А. А. Крейна (1952), «Эсмеральда» Ч. Пуньи (1953) — оба балетмейстер Валамат-заде, и др. Валамат-заде также поставлены новые национальные балеты: «Источник счастья» Л. К. Книппера (1950), «Голубой ковёр» («Волшебный ковёр») М. С. Вольберга (1958) и др., в которых классический танец сочетался с элементами народного танца. Этапными явились балеты «Лейли н Меджнун» Баласаняна (1947, 2-я редакция 1957) и «Дильбар» Ленского (1954, 2-я редакция 1957). В этих спектаклях продолжались дальнейшие поиски гармония, сочетания классической хореографии с элементами таджикского танца (создание действенных танцев, богатых по рисунку массовых народных сцен). Росло мастерство балетной труппы. Сформировалось искусство первой классической танцовщицы-таджички Зохидовой. В 1958—61 в Таджикский театр оперы и балета им. С. Айни были приняты выпускники таджикской студии Ленинградского хореографического училища, с приходом которых начался новый этап творческой жизни балетного театра республики. Репертуар широко пополняется русской и западноевропейской классикой: «Жизель» А. Адана (1958), «Корсар» Пуньи (1960), «Ромео и Джульетта» Прокофьева (1961), «Дон Кихот» Л. Минкуса (1969), «Щелкунчик» Чайковского (1971), «Баядерка» Минкуса (1974). Ставятся произведения композиторов братских республик: «Шурале» Ф. З. Яруллина (1962), «Тропою грома» К. А. Караева (1963), «Тимур Малик» («Любовь и меч») М. А. Лшрафи (1972), «Маскарад» Л. А. Лапутина и «Золушка» (1973). В 60—70-х гг. поставлены одноактные балеты: «Болеро» на музыку М. Равеля (1962), «Египетские ночи» А. С. Аренского (1968), «Дафнис и Хлоя» Равеля и «Любовь-волшебница» М. де Фалья (оба в 1969), «Барышня и хулиган» на музыку Д. Д. Шостаковича (1970), хореографические миниатюры и др. Создаются детские спектакли. Среди артистов балета молодого поколения — ведущая солистка народная артистка СССР М. Сабирова, народные артисты Таджикской ССР Б. Исаева, М. Бурханов, заслуженные артисты Таджикской ССР В. Кормилин, К. Холов, С. Узакова, Ш. Турдиева, Т. Холова, Т. Джавад-заде, С. Азаматова, Н. Мадьярова, Г. Головянц. Выросло новое поколение таджикских балетмейстеров, среди которых — М. Бурханов, М. Умаров. В 1945 в Душанбе организована хореографическая студия, в 1958 — школа.
         Лит.: Азимова А., Танцевальное искусство Таджикистана, Сталинабад, 1957. См. также лит. к разделу Драматич. театр.
         Н. Х. Нурджанов.
         XVIII. Драматический театр
         Зачатки театрального действия имелись в песнях и танцах, связанных с трудовыми процессами, в доисламских культовых церемониях и обрядах, в празднествах (например, праздник цветения тюльпанов — «Лола»). К 1-м вв. до н. э. относятся найденная в Топрак-Кале (Хорезм) маска комического актёра, а в оссуарии из Афраспаба — изображение 4 человек, держащих трагедийные театральные маски. К древнейшим временам восходят различные формы традиционного устного народного театра. Излюбленное развлечение на свадьбах и др. семейных торжествах — народные представления «Монголка», «Старик», «Дервиши». На основе народного искусства сложился народный кукольный театр «зочабози» и устный традиционный театр Масхарабозов. Но развитие народного театра тормозили феодальные устои, враждебное отношение священнослужителей к духовным запросам народа. После присоединения Туркестана к России началось интенсивное проникновение русской, азербайджанской и татарской театральной культуры. Таджикский театр европейского типа создан после Октябрьской революции. С 1919 в Ходженте, позже в Канибадаме, Ура-Тюбе, Исфаре начали деятельность любительские агитационные театры, спектакли которых были проникнуты революционным энтузиазмом, убеждённостью в победе нового строя. В 1929 в Душанбе организован первый профессиональный театр под названием Государственный таджикский драматический театр, ныне Таджикский театр драмы им. А. Лахути. В 1932 создан музыкально-драматический театр в Ленинабаде. В 30-е гг. профессиональные театры появились в крупных городах и районных центрах республики. В труппы вошли таджикские актёры, работавшие в узбекских театрах, и участники самодеятельности. В 1937 открылся русский драматический театр в Душанбе, созданный на базе Московского театра-студии под руководством А. Д. Дикого. Начав с постановки одноактных пьес агитационного характера, таджикский театр в 1-й половине 30-х гг. перешёл к многоактным пьесам. Создавались злободневные, революционные по духу спектакли, освещающие актуальные вопросы советской жизни. В 1933 была поставлена первая многоактная драма «Борьба» Л. Усманова о разгроме басмачества. 2-я половина 30 — начало 40-х гг. — период освоения опыта реалистического русского театра, интенсивного идейно-творческого роста, утверждения на позициях социалистического реализма. Появляются значительные спектакли, отражающие социалистическое строительство в республике, — «Клевета» С. Саидмурадова и И. Исмаилова (1938), «Шодмон» (1939) и «Краснопалочники» (пост. 1941) С. Улуг-зода и др. Уже в 30-е гг. определилось стремление таджикского театра к романтическому репертуару, поэтически-страстному искусству, проявившееся в спектаклях «Рустам и Сухраб» А. Пирмухамед-заде и В. М. Волькенштейна (1941), «Коварство и любовь» Шиллера (1937), «Отелло» Шекспира (1939) и др.
         Во время Великой Отечественной войны 1941—45 в спектаклях «Сердце матери» Дж. Икрами (1942), «Дом Надира» Икрами и Файко (1943) и др. на сцену пришли герои, характеры которых сформировались уже при Советской власти. Жизнь социалистического Т., рост культуры и благосостояния народа, трудовые будни, новые взаимоотношения людей, примечательные черты характера современника, борьба с феодально-байскими пережитками в сознании людей нашли отражение в спектаклях: «Саодат» С. Саидмурадова и М. Рабиева (1948), «Ситора» Икрами (1954), «Воля женщины» А. Сидки (1961), «Жизнь и любовь» (1958) и «Приговор матери» (1962) Ф. Ансори, «Лучистый жемчуг» Улуг-зода (1963), «Хочется жить» М. Хакимовой (1973) и др. Установлению Советской власти в Т., борьбе народа за счастье и независимость посвящены «Дохунда» (1954, 1957) и «Опалённые сердца» Икрами (1967), «Поэма о Биби Зайнаб» Саидмурадова (1965). В спектаклях «Ураган» Г. Абдулло и Ш. Киямова (1957), «Пламя свободы» (1964) и «Солдаты революции» (1970) Абдулло впервые на таджикской сцене был создан образ В. И. Ленина. Репертуар театров пополняется произведениями советской и мировой драматургии: «Ромео и Джульетта» (1947), «Король Лир» (1957) Шекспира, «Ревизор» Гоголя (1946, 1952), «Без вины виноватые» Островского (1962), «Любовь и меч» А. Каххара (1974) и др. Достижения таджикского театра демонстрировались во время декад таджикского искусства и литературы в Москве (1941 и 1957).
         В театрах Т. работают актёры с яркими индивидуальностями, различные по творческой манере, но обладающие единым стилем игры. Труппы пополняются выпускниками Таджикского института искусств. Большой вклад в развитие драматического театра внесли народный артист СССР М. Касымов и народная артистка Таджикской ССР Г. Бакаева. Среди мастеров театрального искусства (1975): народные артисты СССР А. Бурханов, Н. Н. Волчков, Т. Фазылова, народные артисты Таджикской ССР Б. Алифбекова, М. Вахидов, Т. Гафарова, М. Ибрагимова, Г. Завкибеков, Б. Карамхудоев, В. Я. Ланге, Х. Назарова, Х. Рахматуллаев, Г. Д. Савельева, О. М. Смирнова, С. Туйбаева, О. Усманова, Е. Д. Чистова, С. Шоисмаилова, заслуженные артисты Таджикской ССР Х. Гадоев, М. Исаева, А. Мухаммеджанов. Работают (1976): Таджикский академический театр драмы им. Лахути, Таджикский молодёжный театр в Душанбе, Республиканский театр музыкальной комедии им. Пушкина в Ленинабаде, Областной театр музыкальной комедии им. А. Рудаки в Хороге, музыкально-драматические театры в Кулябе, Канибадаме, Науский узбекский музыкально-драматический театр, русские театры в Душанбе и Чкаловске, театр кукол в Чкаловске.
         Лит.: Нурджанов Н., Таджикский народный театр, М., 1956; его же, История таджикского советского театра (1917—1941 гг.), Душ., 1967; его же, Таджикский театр, М., 1968; История советского драматического театра, т. 2—6, М., 1966—71.
         Н. Х. Нурджанов.
         Цирк. Наиболее популярные формы зрелищ таджиков в далёком прошлом — наездничество, соревнования в ловкости и преодолении препятствий, дрессировка животных и птиц, борьба (гуштингири), искусство фокусников (чашмбанди, найрангбози), канатоходцев (дорбозов) и комедиантов (масхарабозов). Первое знакомство таджиков с европейским цирковым искусством относится к 80-м гг. 19 в., когда было завершено присоединение Т. к России. В Т. гастролировали русские труппы Панкратова, Жигалова, Козырькова и др. Популярностью пользовались труппы Ф. А. Юпатова, выступавшие в Ходженте и др. городах. Рождению советского таджикского цирка способствовало искусство братских республик. В 1968 в Душанбе была открыта студия таджикского цирка. 22 апреля 1970 состоялась премьера 1-й программы национального циркового искусства. Среди лучших номеров: наездники С. Бегбуди, Д. Баронов и Н. Тагаева, акробаты-вольтижёры Д. Байкадамова, Р. Урунова и Ю. Бальмонт, танцы на проволоке Р. Рискулова и Т. Якубов, эквилибр на вольностоящей лестнице Н. Ахмедова, аттракцион с дрессированными верблюдами под руководством П. Юсупова, аттракцион «Таджикские национальные игры» под руководством В. Валиева. В 1976 открыто новое здание цирка.
         М. Шарапов.
         XIX. Кино.
         С 1929 в Т. началось производство документальных и хроникальных короткометражных фильмов; выходит периодический киножурнал «Советский Таджикистан». В 1930 создан трест «Таджиккино». Основным направлением кинопублицистики в начале 30-х гг. был «агитпропфильм» («Золотой червь», «От хлопка до ткани», «От омача к плугу», «Почётное право» и др.).
         Тему острой классовой борьбы в деревне разрабатывал первый таджикский художественный фильм «Когда умирают эмиры» (1932). Фильм «Эмигрант» (1934, режиссер К. Я. Ярматов) раскрывал эволюцию психологии таджика-середняка. Первые звуковые художественные фильмы «Сад» (режиссер Н. В. Досталь) и «Друзья встречаются вновь» (режиссер Ярматов; оба — в 1939) посвящены строительству социалистической жизни в республике. В годы Великой Отечественной войны в Душанбе работала московская студия «Союздетфильм». Объединённая Душанбинская киностудия создавала художественные и документальные картины, боевые киносборники и др. Фильм «Сын Таджикистана» (1942, режиссер В. М. Пронин) рассказывал о боевой фронтовой дружбе русских и таджикских народов. Среди послевоенных документальных фильмов выделяются: «Таджикистан» (1946), «Долина реки Вахш» (1947), «На земле предков» (1949), «Советский Таджикистан» (1951) и др.
         Для таджикского художественного кино конца 50 — начала 60-х гг. наиболее характерными чертами стали разработка новых тем и жанров, появление национальной кинодраматургии и режиссуры, связь с литературой. Б. А. Кимягаров поставил фильм «Дохунда» (1956, по роману С. Айни), где впервые показан путь таджиков к революции. Современной теме посвящены картины: «Мой друг Наврузов» (1957), «Высокая должность» (1958), комедии «Я встретил девушку» (1957), «Сыну пора жениться» (1960). О трагедии великого поэта средневековья Рудаки рассказывает фильм «Судьба поэта» (1959, режиссер Кимягаров), о строительстве Вахшского канала в 30-е гг. — «Человек меняет кожу» (1960, режиссер Р. Я. Перельштейн), о нравственном раскрепощении женщины-таджички — «Зумрад» (1962, режиссер А. Р. Рахимов, А. Г. Давидсон). Для кинематографии 60-х гг. характерна историко-революционная тематика. Фильмы: «Дети Памира» (1963, режиссер В. Я. Мотыль), «Мирное время» (1965) и «Хасан-арбакеш» (1966) — оба режиссер Кимягаров; «Смерть ростовщика» (1966 по С. Айни), «Измена» (1967), «Разоблачение» (1969) — все режиссер Т. М. Сабиров.
         Отличительное явление 60—70-х гг. — становление молодой национальной кинорежиссуры. Создали фильмы: М. С. Арипов («Ниссо», 1966; «Тайна предков», 1972), М. К. Касымова («Лето 1943», 1968; «Джура Саркор», 1970; «Четверо из Чорсанга», 1972), С. М. Хамидов («Встреча у старой мечети», 1969; «Легенда тюрьмы Павиак», 1971; «Тайна забытой переправы», 1973), А. Б. Тураев («Третья дочь», 1971) и др. Современности, её морально-нравственным проблемам посвящены картины мастеров старшего поколения — «Как велит сердце» (1968) и «Одной жизни мало» (1974) режиссер Кимягарова, антирелигиозная картина «Под пеплом огонь» (1967) режиссер Рахимова. Была создана экранизация поэмы А. Фирдоуси «Шахнаме» — «Сказание о Рустаме» и «Рустам и Сухраб» (1971, режиссер Кимягаров). Образ выдающегося таджикского мыслителя 19 в. А. Дониша воссоздан в фильме «Звезда в ночи» (1972, режиссер А. Рахимов, И. Усов). Революционный путь таджикского народа, строительство новой жизни показаны в 6-серийном телевизионном фильме «Кто был ничем, тот станет всем» (1974—75, режиссер Сабиров).
         Значительны успехи документального кино: «Здравствуй, Таджикистан» (1960), «Четыре песни о Таджикистане» (1964), «Колыбель моих стихов» (1971) и др. В искусстве «образной публицистики» большой интерес представляют работы Е. Кузина — «Тигровая балка» (1963), «Горсть материнской земли» (1968), «Продаётся дом» (1973); С. Хамидова — «Абдуррахман Джами» (1965); А. Мансурова — «Семь красавиц» (1964); Д. Худоназарова — «Колыбельная» (1966); Л. Кимягаровой — «Абдулла Рахимбаев» (1967), «Хашар» (1972); В. Эрвайса — «Свет» (1969), «Кино» (1971); В. Фомина — «Я — Земля» (1970), «Построй корабль» (1974); Б. Садыкова — «Перевал» (1971) и др. Были сделаны первые мультипликационные фильмы: «Песня гор» (1969), «Добрый Насим» (1970), «Афанди, осёл и воры» (1971). С 1971 выходит сатирический киножурнал «Калтак» («Палка»). Ежегодно дублируется на таджикском язык около 42 фильмов.
         В развитие таджикского кино большой вклад внесли: режиссёры К. Ярматов, Б. Кимягаров, Т. Сабиров, А. Рахимов, режиссер дубляжа К. Олими, операторы В. Кузин, И. Барамыков, Н. Тилляев, художник Д. Ильябаев, сценарист С. Улуг-зода. Актёры др. союзных республик участвуют в фильмах таджикского кино. Союз кинематографистов Таджикской ССР создан в 1962. В 1975 имелось около 1100 киноустановок.
         Лит.: Ахроров А., Таджикское кино (1929—1969), Душ., 1971: Джурабаев С., Киноискусство Советского Таджикистана, М., 1970; Мирзошоев С., Рохи кинои точик, Душанбе, 1973.
         А. Ахроров.
        Таджикская ССР. Флаг государственный.
        Таджикская ССР. Флаг государственный.
        Кадр из фильма «Дети Памира». Реж. В.Я. Мотыль. 1963.
        Кадр из фильма «Дети Памира». Реж. В.Я. Мотыль. 1963.
        Кадр из фильма «Смерть ростовщика». Реж. Т. М. Сабиров. 1966.
        Кадр из фильма «Смерть ростовщика». Реж. Т. М. Сабиров. 1966.
        Кадр из фильма «Рустам и Сухраб». Реж. Б. А. Кимягаров. 1971.
        Кадр из фильма «Рустам и Сухраб». Реж. Б. А. Кимягаров. 1971.
        Сцена из балета «Дильбар» А. С. Ленского. Таджикский театр оперы и балета им. С. Айни. 1957.
        Сцена из балета «Дильбар» А. С. Ленского. Таджикский театр оперы и балета им. С. Айни. 1957.
        Выступление ансамбля макомистов.
        Выступление ансамбля макомистов.
        Сцена из спектакля «Черные розы» С. Джамала. Хорогский театр музыкальной комедии им. А. Рудаки. 1970.
        Сцена из спектакля «Черные розы» С. Джамала. Хорогский театр музыкальной комедии им. А. Рудаки. 1970.
        Сцена из спектакля «Нурхон» К. Яшена. Ленинабадский театр им. А. С. Пушкина.
        Сцена из спектакля «Нурхон» К. Яшена. Ленинабадский театр им. А. С. Пушкина.
        Сцена из оперы «Восстание Восе» С. А. Баласаняна. Таджикский театр оперы и балета им. С. Айни. 1939.
        Сцена из оперы «Восстание Восе» С. А. Баласаняна. Таджикский театр оперы и балета им. С. Айни. 1939.
        Сцена из музыкального представления «Лола» С. А. Баласаняна и С. Ю. Урбаха. Таджикский театр оперы и балета им. С. Айни. 1938.
        Сцена из музыкального представления «Лола» С. А. Баласаняна и С. Ю. Урбаха. Таджикский театр оперы и балета им. С. Айни. 1938.
        Сцена из спектакля «Саодат» С. Саидмурадова и М. Рабиева. Таджикский театр им. А. Лахути. 1948.
        Сцена из спектакля «Саодат» С. Саидмурадова и М. Рабиева. Таджикский театр им. А. Лахути. 1948.
        Сцена из спектакля «Дохунда» Дж. Икрами. Таджикский театр им. А. Лахути. 1957.
        Сцена из спектакля «Дохунда» Дж. Икрами. Таджикский театр им. А. Лахути. 1957.
        Сцена из спектакля «Ромео и Джульетта» У. Шекспира. Таджикский театр им. А. Лахути. 1963.
        Сцена из спектакля «Ромео и Джульетта» У. Шекспира. Таджикский театр им. А. Лахути. 1963.
        Таджикская ССР. Серьги. Серебро, кораллы, зернь. Конец 19 — начало 20 вв. Куляб. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. Серьги. Серебро, кораллы, зернь. Конец 19 — начало 20 вв. Куляб. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. Брошь. Серебро, кораллы, зернь. Конец 19 — начало 20 вв. Куляб. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. Брошь. Серебро, кораллы, зернь. Конец 19 — начало 20 вв. Куляб. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. Наплечные подвески. Серебро, кораллы, зернь. Конец 19 — начало 20 вв. Куляб. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. Наплечные подвески. Серебро, кораллы, зернь. Конец 19 — начало 20 вв. Куляб. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. Искорадский михраб. Фрагмент. Дерево. Резьба. 10—11 вв. Республиканский объединённый историко-краеведческий и изобразительных искусств музей им. Бехзада. Душанбе.
        Таджикская ССР. Искорадский михраб. Фрагмент. Дерево. Резьба. 10—11 вв. Республиканский объединённый историко-краеведческий и изобразительных искусств музей им. Бехзада. Душанбе.
        Таджикская ССР. «Марджон»-ожерелье. Серебро, кораллы, зернь. Конец 19 — начало 20 вв. Куляб. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. «Марджон»-ожерелье. Серебро, кораллы, зернь. Конец 19 — начало 20 вв. Куляб. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. «Сильсиля», налобное украшение. Серебро. Штамповка. Конец 19 — начало 20 вв. Куляб. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. «Сильсиля», налобное украшение. Серебро. Штамповка. Конец 19 — начало 20 вв. Куляб. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. «Алоча», полушёлковая абровая ткань. Конец 19 — начало 20 вв. Каратаг. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. «Алоча», полушёлковая абровая ткань. Конец 19 — начало 20 вв. Каратаг. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. «Куртан чакан», платье из белой хлопчатобумажной ткани. Вышивка шёлком. 1930-е гг. Куляб. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. «Куртан чакан», платье из белой хлопчатобумажной ткани. Вышивка шёлком. 1930-е гг. Куляб. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. К. Жумагазин. «Песня степей». Песчаник. 1963. Республиканский объединённый историко-краеведческий и изобразительных искусств музей им. Бехзада. Душанбе.
        Таджикская ССР. К. Жумагазин. «Песня степей». Песчаник. 1963. Республиканский объединённый историко-краеведческий и изобразительных искусств музей им. Бехзада. Душанбе.
        Таджикская ССР. С. Нуриддинов. «Девушка». Дерево. Резьба. 1969. Выставочный фонд Союза художников Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. С. Нуриддинов. «Девушка». Дерево. Резьба. 1969. Выставочный фонд Союза художников Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. З. Н. Хабибуллаев. «Бахор». 1967. Республиканский объединённый историко-краеведческий и изобразительных искусств музей им. Бехзада. Душанбе.
        Таджикская ССР. З. Н. Хабибуллаев. «Бахор». 1967. Республиканский объединённый историко-краеведческий и изобразительных искусств музей им. Бехзада. Душанбе.
        Таджикская ССР. А. Рахимов. Портрет поливальщика Ходжаева. 1962. Республиканский объединённый историко-краеведческий и изобразительных искусств музей им. Бехзада. Душанбе.
        Таджикская ССР. А. Рахимов. Портрет поливальщика Ходжаева. 1962. Республиканский объединённый историко-краеведческий и изобразительных искусств музей им. Бехзада. Душанбе.
        Таджикская ССР. Х. Д. Хушвахтов. «Яки». 1970. Республиканский объединённый историко-краеведческий и изобразительных искусств музей им. Бехзада. Душанбе.
        Таджикская ССР. Х. Д. Хушвахтов. «Яки». 1970. Республиканский объединённый историко-краеведческий и изобразительных искусств музей им. Бехзада. Душанбе.
        Таджикская ССР. Б. И. Серебрянский. «Заль у замка Рудабе». Иллюстрация к поэме Фирдоуси «Шахнаме». 1955.
        Таджикская ССР. Б. И. Серебрянский. «Заль у замка Рудабе». Иллюстрация к поэме Фирдоуси «Шахнаме». 1955.
        Таджикская ССР. Г. Г. Чередниченко. «Пробуждение». Медь. Чеканка. 1969. Выставочный фонд Союза художников Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. Г. Г. Чередниченко. «Пробуждение». Медь. Чеканка. 1969. Выставочный фонд Союза художников Таджикской ССР. Душанбе.
        Е. Г. Бурцев. «Поимка Ибрагимбека». 1937. Республиканский объединённый историко-краеведческий и изобразительных искусств музей им. Бехзада. Душанбе.
        Е. Г. Бурцев. «Поимка Ибрагимбека». 1937. Республиканский объединённый историко-краеведческий и изобразительных искусств музей им. Бехзада. Душанбе.
        Таджикская ССР. С. И. Вишнепольский. «Хафиз». Линогравюра. 1971.
        Таджикская ССР. С. И. Вишнепольский. «Хафиз». Линогравюра. 1971.
        Таджикская ССР. А. К. Хайдаров. «Невеста». 1957. Республиканский объединённый историко-краеведческий и изобразительных искусств музей им. Бехзада. Душанбе.
        Таджикская ССР. А. К. Хайдаров. «Невеста». 1957. Республиканский объединённый историко-краеведческий и изобразительных искусств музей им. Бехзада. Душанбе.
        Таджикская ССР. О. А. Ахунов. «Страница прошлого». Полированная глина. 1959. Республиканский объединённый историко-краеведческий и изобразительных искусств музей им. Бехзада. Душанбе.
        Таджикская ССР. О. А. Ахунов. «Страница прошлого». Полированная глина. 1959. Республиканский объединённый историко-краеведческий и изобразительных искусств музей им. Бехзада. Душанбе.
        Таджикская ССР. Е. А. Татаринова. «Хлопкоробка». Тонированный гипс. 1945. Республиканский объединённый историко-краеведческий и изобразительных искусств музей им. Бехзада. Душанбе.
        Таджикская ССР. Е. А. Татаринова. «Хлопкоробка». Тонированный гипс. 1945. Республиканский объединённый историко-краеведческий и изобразительных искусств музей им. Бехзада. Душанбе.
        Таджикская ССР. Резные деревянные двери. 19 в. Ура-Тюбе. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. Резные деревянные двери. 19 в. Ура-Тюбе. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. «Кулох», мужская тюбетейка с чёрной каймой «зияк» и узором «чоргула». Сатин. Вышивка шёлком. Конец 19 в. Селение Чорку близ Исфары. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. «Кулох», мужская тюбетейка с чёрной каймой «зияк» и узором «чоргула». Сатин. Вышивка шёлком. Конец 19 в. Селение Чорку близ Исфары. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. «Джойнамаз», молитвенный коврик. Вышивка шёлком. Конец 19 — начало 20 вв. Каратаг. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. «Джойнамаз», молитвенный коврик. Вышивка шёлком. Конец 19 — начало 20 вв. Каратаг. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. Браслет. Серебро. Чернение. Конец 19 — начало 20 вв. Ура-Тюбе. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. Браслет. Серебро. Чернение. Конец 19 — начало 20 вв. Ура-Тюбе. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. Кумган. Медь. Чеканка и гравировка. 1880. Мастер Усто Мир Шафе. Ура-Тюбе. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. Кумган. Медь. Чеканка и гравировка. 1880. Мастер Усто Мир Шафе. Ура-Тюбе. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. «Шоинак», вышитый нагрудник. 1946. Селение Зыгар Гармского района. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. «Шоинак», вышитый нагрудник. 1946. Селение Зыгар Гармского района. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. «Скид», свадебная мужская тюбетейка (под чалму). Вышивка шёлком. Селение Вранг. Памир. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. «Скид», свадебная мужская тюбетейка (под чалму). Вышивка шёлком. Селение Вранг. Памир. Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. «Туппи», мужская тюбетейка. Вышивка по шёлку «шохи» кручёными шёлковыми нитями. Конец 19 — начало 20 вв. Ходжент (Ленинабад). Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. «Туппи», мужская тюбетейка. Вышивка по шёлку «шохи» кручёными шёлковыми нитями. Конец 19 — начало 20 вв. Ходжент (Ленинабад). Этнографический музей Института истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. Мужская фигура. Фрагмент рельефа западной стены айвана храма. Пенджикент. 7—8 вв. Эрмитаж. Ленинград.
        Таджикская ССР. Мужская фигура. Фрагмент рельефа западной стены айвана храма. Пенджикент. 7—8 вв. Эрмитаж. Ленинград.
        Таджикская ССР. Тимпан входной двери тронного зала дворца в городище Калаи-Кахкаха I. Фрагмент. Дерево. Резьба. 8—9 вв. Институт истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. Тимпан входной двери тронного зала дворца в городище Калаи-Кахкаха I. Фрагмент. Дерево. Резьба. 8—9 вв. Институт истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. Голова мужчины. Фрагмент росписи тронного зала. Пенджикент. 7—8 вв. Эрмитаж. Ленинград.
        Таджикская ССР. Голова мужчины. Фрагмент росписи тронного зала. Пенджикент. 7—8 вв. Эрмитаж. Ленинград.
        Таджикская ССР. Лев. Стук. Горельеф. Начало 8 в. Эрмитаж. Ленинград.
        Таджикская ССР. Лев. Стук. Горельеф. Начало 8 в. Эрмитаж. Ленинград.
        Таджикская ССР. Резьба по стуку с подкраской. Городище Саят Кулябской области. 9—10 вв. Институт истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. Резьба по стуку с подкраской. Городище Саят Кулябской области. 9—10 вв. Институт истории им. А. Дониша Академии наук Таджикской ССР. Душанбе.
        Таджикская ССР. «Всадник и всадница». Фрагмент росписи из помещения III/17. Пенджикент. 7—8 вв. Эрмитаж. Ленинград.
        Таджикская ССР. «Всадник и всадница». Фрагмент росписи из помещения III/17. Пенджикент. 7—8 вв. Эрмитаж. Ленинград.
        Таджикская ССР. Сцена охоты. Резьба по дереву. Пенджикент. 7—8 вв. Эрмитаж. Ленинград.
        Таджикская ССР. Сцена охоты. Резьба по дереву. Пенджикент. 7—8 вв. Эрмитаж. Ленинград.
        Таджикская ССР. Голова «монаха». Глина. Аджина-Тепе.
        Таджикская ССР. Голова «монаха». Глина. Аджина-Тепе.
        Таджикская ССР. Торс бодхисатвы. Глина. Аджина-Тепе.
        Таджикская ССР. Торс бодхисатвы. Глина. Аджина-Тепе.
        Таджикская ССР. Голова бодхисатвы (?). Глина. Аджина-Тепе.
        Таджикская ССР. Голова бодхисатвы (?). Глина. Аджина-Тепе.
        Таджикская ССР. Гиссарская долина.
        Таджикская ССР. Гиссарская долина.
        Таджикская ССР. Яки на Памире.
        Таджикская ССР. Яки на Памире.
        Таджикская ССР. Река Мургаб.
        Таджикская ССР. Река Мургаб.
        Таджикская ССР. Отроги Алтайского хребта.
        Таджикская ССР. Отроги Алтайского хребта.
        Таджикская ССР. Общий вид хозяйства Кафирниганского форелевого завода.
        Таджикская ССР. Общий вид хозяйства Кафирниганского форелевого завода.
        Таджикская ССР. Верховья Аличурской долины.
        Таджикская ССР. Верховья Аличурской долины.
        Таджикская ССР. Ледник Медвежий.
        Таджикская ССР. Ледник Медвежий.
        Таджикская ССР. Озеро Искандеркуль.
        Таджикская ССР. Озеро Искандеркуль.
        Таджикская ССР. Хлопкозаготовительный пункт в Ходжентском районе.
        Таджикская ССР. Хлопкозаготовительный пункт в Ходжентском районе.
        Таджикская ССР. Драга в карьере «Дарваз» Яксуйского месторождения.
        Таджикская ССР. Драга в карьере «Дарваз» Яксуйского месторождения.
        Таджикская ССР. Строительство Нурекской ГЭС (1974).
        Таджикская ССР. Строительство Нурекской ГЭС (1974).
        Таджикская ССР. Нурек.
        Таджикская ССР. Нурек.
        Таджикская ССР. Мост через реку Сырдарью в Ленинабаде.
        Таджикская ССР. Мост через реку Сырдарью в Ленинабаде.
        Таджикская ССР. Байпазинский гидроузел на реке Вахш.
        Таджикская ССР. Байпазинский гидроузел на реке Вахш.
        Таджикская ССР. Вахшский азотно-туковый завод.
        Таджикская ССР. Вахшский азотно-туковый завод.
        Таджикская ССР. Душанбе. Площадь Победы.
        Таджикская ССР. Душанбе. Площадь Победы.
        Таджикская ССР. Душанбе. Вид части города.
        Таджикская ССР. Душанбе. Вид части города.
        Таджикская ССР. Г. Ю. Айзикович. Дом дружбы с зарубежными странами в Душанбе. 1974.
        Таджикская ССР. Г. Ю. Айзикович. Дом дружбы с зарубежными странами в Душанбе. 1974.
        Таджикская ССР. Л. Е. Воробёв. Гостиница в Ленинабаде. 1972.
        Таджикская ССР. Л. Е. Воробёв. Гостиница в Ленинабаде. 1972.
        Таджикская ССР. Г. В. Соломинов, В. А. Афанасьев, А. И. Ярушин. Аэровокзал в Ленинабаде. 1964—65.
        Таджикская ССР. Г. В. Соломинов, В. А. Афанасьев, А. И. Ярушин. Аэровокзал в Ленинабаде. 1964—65.
        Таджикская ССР. Архитекторы И. Г. Резникова и др., инженер Р. И. Агишев и др. Здание управления Нурекской ГЭС (на первом плане). Жилая застройка г. Нурек (на втором плане). Конец 1960-х гг.
        Таджикская ССР. Архитекторы И. Г. Резникова и др., инженер Р. И. Агишев и др. Здание управления Нурекской ГЭС (на первом плане). Жилая застройка г. Нурек (на втором плане). Конец 1960-х гг.
        Таджикская ССР. Архитекторы Г. В. Соломинов, А. И. Ярушин (при участии архитектора Ш. Зубайдова), народные мастера У. Мукадасов (росписи плафонов), С. Нуритдинов и И. Муллабаев (резьба по дереву и ганчу). Чайхана «Фарогат» в Душанбе (интерьер 2-го этажа). 1972.
        Таджикская ССР. Архитекторы Г. В. Соломинов, А. И. Ярушин (при участии архитектора Ш. Зубайдова), народные мастера У. Мукадасов (росписи плафонов), С. Нуритдинов и И. Муллабаев (резьба по дереву и ганчу). Чайхана «Фарогат» в Душанбе (интерьер 2-го этажа). 1972.
        Таджикская ССР. С. В. Волков. Драматический театр имени А. С. Пушкина в Ленинабаде. 1961—64.
        Таджикская ССР. С. В. Волков. Драматический театр имени А. С. Пушкина в Ленинабаде. 1961—64.
        Таджикская ССР. Скульптор И. З. Милашевич, архитектор Ю. А. Маслов (при участии архитектора В. Г. Веселовского). Монумент в память воинов-ленинабадцев, погибших в годы Великой Отечественной войны 1941—45. Железобетон. Ленинабад. 1970.
        Таджикская ССР. Скульптор И. З. Милашевич, архитектор Ю. А. Маслов (при участии архитектора В. Г. Веселовского). Монумент в память воинов-ленинабадцев, погибших в годы Великой Отечественной войны 1941—45. Железобетон. Ленинабад. 1970.
        Таджикская ССР. Кинотеатр в Нуреке. Типовой проект. Мозаика фасада и оформление интерьера — художники Н. А. Максимова, А. Аминджанов, Я. Н. Сказочкин, архитектор А. И. Макуха.
        Таджикская ССР. Кинотеатр в Нуреке. Типовой проект. Мозаика фасада и оформление интерьера — художники Н. А. Максимова, А. Аминджанов, Я. Н. Сказочкин, архитектор А. И. Макуха.
        Таджикская ССР. Э. В. Ерзовский, Ю. Л. Пархов. Дом политпросвещения в Душанбе. 1974.
        Таджикская ССР. Э. В. Ерзовский, Ю. Л. Пархов. Дом политпросвещения в Душанбе. 1974.
        Таджикская ССР. Г. В. Соломинов. Спортивный павильон ручных игр в Душанбе. 1974.
        Таджикская ССР. Г. В. Соломинов. Спортивный павильон ручных игр в Душанбе. 1974.
        Таджикская ССР. Скульпторы Т. Р. Полякова и А. С. Рабин, архитекторы Г. И. Гаврилов и Е. И. Кутырёв. Памятник В. И. Ленину в Душанбе. Бронза. 1960.
        Таджикская ССР. Скульпторы Т. Р. Полякова и А. С. Рабин, архитекторы Г. И. Гаврилов и Е. И. Кутырёв. Памятник В. И. Ленину в Душанбе. Бронза. 1960.
        Таджикская ССР. Жилой дом в Ленинабаде. Плафон и карниз. Роспись по дереву. 20 в.
        Таджикская ССР. Жилой дом в Ленинабаде. Плафон и карниз. Роспись по дереву. 20 в.
        А. Алимджанов. Столик. Резьба по дереву. 1939.
        А. Алимджанов. Столик. Резьба по дереву. 1939.
        Строительство в Таджикистане 1960-70-х гг. Дом связи в Курган-Тюбе. 1964—65. Архитектор П. Я. Кузьменко, инженер З. М. Ярмолинский.
        Строительство в Таджикистане 1960-70-х гг. Дом связи в Курган-Тюбе. 1964—65. Архитектор П. Я. Кузьменко, инженер З. М. Ярмолинский.
        Строительство в Таджикистане 1960—70-х гг. Каркасно-панельный жилой дом в Душанбе. 1973. Архитектор И. А. Введенская, инженер М. Рустамкулов.
        Строительство в Таджикистане 1960—70-х гг. Каркасно-панельный жилой дом в Душанбе. 1973. Архитектор И. А. Введенская, инженер М. Рустамкулов.
        Строительство в Таджикистане 1960—70-х гг. Типовые крупнопанельные жилые дома в Душанбе. 1974.
        Строительство в Таджикистане 1960—70-х гг. Типовые крупнопанельные жилые дома в Душанбе. 1974.
        Таджикская ССР. Народное искусство таджиков: Женский головной убор 19 в. Серебро, бирюза, цветное стекло. Музей искусства народов Востока. Москва.
        Таджикская ССР. Народное искусство таджиков: Женский головной убор 19 в. Серебро, бирюза, цветное стекло. Музей искусства народов Востока. Москва.
        Народное искусство таджиков. Лицевая занавеска — рубанд. 19 в. Горный Таджикистан. Музей искусства народов Востока. Москва.
        Народное искусство таджиков. Лицевая занавеска — рубанд. 19 в. Горный Таджикистан. Музей искусства народов Востока. Москва.
        Народное искусство таджиков: Керамическая ваза с подглазурной росписью. 19 в. Ходжент (Ленинабад). Музей искусства народов Востока. Москва.
        Народное искусство таджиков: Керамическая ваза с подглазурной росписью. 19 в. Ходжент (Ленинабад). Музей искусства народов Востока. Москва.
        Мавзолей Мухаммеда Башшара. 14 в. Капитель пилястры портала.
        Мавзолей Мухаммеда Башшара. 14 в. Капитель пилястры портала.
        Колонна из селения Оббурдон. Долина Зеравшана. Резьба по дереву. 9—10 вв.
        Колонна из селения Оббурдон. Долина Зеравшана. Резьба по дереву. 9—10 вв.
        Храм древнего Пенджикента. 7—8 вв. Реконструкция В. Л. Ворониной.
        Храм древнего Пенджикента. 7—8 вв. Реконструкция В. Л. Ворониной.
        Таджикский алюминиевый завод в Регаре.
        Таджикский алюминиевый завод в Регаре.
        Отара каракульских овец на летних пастбищах.
        Отара каракульских овец на летних пастбищах.
        На душанбинском заводе «Таджиктекстильмаш».
        На душанбинском заводе «Таджиктекстильмаш».
        Гиссарская астрофизическая обсерватория.
        Гиссарская астрофизическая обсерватория.
        Добровольческий отряд по борьбе с басмачами. Душанбе. 1921.
        Добровольческий отряд по борьбе с басмачами. Душанбе. 1921.
        1-й Учредительный съезд Советов Таджикской АССР 1 декабря 1926. Душанбе.
        1-й Учредительный съезд Советов Таджикской АССР 1 декабря 1926. Душанбе.
        Отряд добровольцев переправляется через р. Душанбинку во время преследования басмачей. 1921.
        Отряд добровольцев переправляется через р. Душанбинку во время преследования басмачей. 1921.
        Кузнец Кива во главе повстанцев. Миниатюра конца 15 в. Самарканд (?).
        Кузнец Кива во главе повстанцев. Миниатюра конца 15 в. Самарканд (?).
        Портрет Тимура. Миниатюра 15 в. (возможно, копия с более раннего оригинала).
        Портрет Тимура. Миниатюра 15 в. (возможно, копия с более раннего оригинала).
        Эфталитская монета.
        Эфталитская монета.
        
        

Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.

Смотреть что такое "Таджикская Советская Социалистическая Республика" в других словарях:

Книги

  • Таджикистан, Jesse Russell. Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Внимание! Книга представляет собой набор материалов из Википедии и/или других online-источников.High… Подробнее  Купить за 1254 руб


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»