кнѣсъ это:

кнѣсъ
Кнѣсъ — матица, верхнее бревно (1):

Уже дьскы безъ кнѣса в моемъ теремѣ златовръсѣмъ. 23.

Ср. Первые издатели: „На златоверхом моем тереме будто б все доски без верхней перекладины“. Н. Ф. Грамматин („Сл. о п. Иг.“. М., 1823, стр. 162): „...кнесъ по смыслу значит: матица, балка, бревно, поперек стен положенное, на которое сверху в избах настилается потолок, ибо в старину во дворце и в избе архитектура, видно, была одна“. В. Н. Перетц („Сл. о п. Іг.“. У Київі, 1926, стр. 250): „Пор. подан. не раз паралелю з Пс. 23, 7 «възмѣте врата князи ваши» (Симон. Пс. до р. 1280, 1, 134—5), що відповідає грец. αρατε πυλαι χεφαλας υμων, себ-то «поднимите врата верхи ваши»; Пот. 90 (А. Потебня. „Сл. о п. Иг.“. 1878 [2 изд. 1914, — В. В.]): «Сон вещует Святославу, что на него падет забота о роде, о земле», але на це навряд чи можна пристати: за такого «князька», елемент, що об’єднує, звязує, є саме Святослав; те, що нема князька загибіль і для Святослава, про це див. далі свідчення в сонниках“. М. П. Алексеев (Ксну СвятослававСл. о п. Иг.“. — „Сл. о п. Иг.“. Сб. исслед. и статей. М. — Л., 1950, стр. 226—248): Статья посвящена слову „кнѣсъ“. Автор связывает упоминание о нем в сне Святослава с древними языческими верованиями: „Поверья о том, что для облегчения кончины человека нужно приподнять матицу или конек, были неоднократно записаны в различных местностях; любопытно, что эти «суеверья» чаще всего относились к людям, считавшимся колдунами, знахарями, вещунами, в чем, вероятно, следует усматривать свидетельство о дохристианском происхождении этих примет, так как в народном быту «колдуны» чаще всего являлись носителями или выразителями именно дохристианских религиозных верований и пережитков“ — стр. 242. „То, что Святослав видит во сне исчезновение «кнеса» со своего терема, не только вполне естественно, но и окончательно разъясняет ему смысл всех предшествующих примет, которые оставляли ему может быть тень надежды. Но «кнеса» нет, доски, которые он скреплял, повисли в воздухе, и сомнений не остается: Святославу грозит гибель, смерть“ — стр. 247—248. В подтверждение этого вывода в статье приводится обширный этнографический материал. Например: А. А. Котляревский (О погребальных обычаях языческих славян. — Соч. А. А. Котляревского, т. II. Сб. ОРЯС, т. XLIX, 1891, стр. 127): „В современном быту, когда умирающий долго томится, то, чтобы помочь душе его выйти из тела, считают нужным приподнять в потолке матицу (отсюда и народная примета — матица трещит, кто-нибудь умрет); колдуны, по народным рассказам, всегда долго томятся в предсмертных муках; для облегчения кончины их также приподнимают потолочную матицу“. П. А. Ровинский (Черногория в ее прошлом и настоящем, т. II, ч. 1, СПб., 1897, стр. 438): „...когда поднимаются против какого-нибудь дома целым народом, то прежде всего перерубают конек, и это значит, что для жильцов того дома нет больше жизни и убежища в том краю, и они должны выселяться. Поэтому выражение «перерубить конек» означает, что живущее в том доме семейство подверглось изгнанию, и видеть во сне, что конек перерублен кем-л. или переломался сам собою, значит, что смерть или какое-н. великое несчастие должны постигнуть главу того дома“. В статье М. П. Алексеева дается также свод толкований и переводов данного образа „Слова“ (см. стр. 226—237).
(Безъ) кнѣса — род. пад. ед. ч.
----- Дополнения -----
Ср. В. А. КозыревСл. о п. Иг.» и соврем. рус. нар. говоры. — Русская речь, 1975, № 5, с. 27): «...кнѣсъ (в брянских и смоленских говорах кнес ‘матица’: „На кне́се усе́ до́ски пъталка́ лижа́ть“)».
Ср. также: А. Л. Никитин. Наследие Бояна в «Сл. о п. Иг.». Сон Святослава. — В кн.: «Сл. о п. Иг.». Пам-ки литературы и искусства. М., 1978, с. 121—123.

Словарь-справочник "Слова о полку Игореве": в 6 выпусках / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом); Ин-т рус. яз; — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1965—1984


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»