КРЕСТЬЯНСТВО


КРЕСТЬЯНСТВО
(рус. "крестьянин" - первонач. от "христианин") - в досоциалистич. обществ.-экономич. формациях - совокупность мелких производителей в земледелии (в более широком смысле - в с. х-ве вообще), ведущих, как правило, хоз-во собств. средствами и силами своей семьи, а при социализме объединяющихся для ведения крупного коллективного кооп. х-ва. В качестве особого обществ. класса К. оформляется в эпоху разложения первобытнообщинного и становления клас. об-ва и существует в рабовладельч., феод., капиталистич. и социалистич. об-ве (при феодализме - осн. эксплуатируемый класс). Особенно велик удельный вес К. в докапиталистич. формациях, поскольку с. х-во вообще и земледелие в частности было тогда определяющей отраслью обществ. произ-ва, однако даже в совр. эпоху К. составляет большинство человечества. Обществ.-экономич. природа К., его экономич. и юридич. положение, идеология изменяются в зависимости от смены обществ.-экономич. формаций и этапов их развития.

При рабовладельч. строе вместе с рабовладельч. произ-вом всегда существовало мелкое произ-во самостоят. свободных производителей на земле. Особенно значителен был этот слой в гос-вах Др. Востока, где сохранялась ведущая роль в с.-х. произ-ве свободных общинников (см. в ст. Община). Наряду с общинниками здесь существовали и зависимые земледельцы, сидевшие на гос. (царской, храмовой) земле, обрабатывавшие ее и получавшие за это натур. довольствие; Общинники имели свои зем. наделы (в разное время в разных странах ставшие частной собственностью отд. семей - больших и малых), они участвовали в обществ. работах и повинностях (по устройству ирригац. сооружений и др.), в уплате налогов гос-ву. По мере развития др.-вост. об-в шел постепенный процесс разложения общины и выделения из нее общинников-рабовладельцев и закабаляемых (на время или пожизненно) бедняков. С течением времени именно на осн. часть общинников легла гл. тяжесть усиливавшегося налогового гнета; беднеющие общинники попадали в долговую кабалу, широко практиковали (по крайней мере в ряде стран Др. Востока) заклад своих земель ростовщикам, а когда не могли выкупить свои наделы, превращались либо в рабов, либо в наемных работников; часть земледельцев оказывалась в разнообразных формах зависимости от царя и знати (см., напр., лаой).

В архаич. Греции и раннем Риме господство родовой знати и концентрация земли в ее руках также вели к закабалению свободных общинников путем долговой кабалы и к появлению арендаторов (напр., в Аттике т. н. шестидольники-гектеморы), работавших на полях крупных землевладельцев и находившихся от них в экономич. и юридич. зависимости (напр., рим. клиенты, см. Клиентела).

Однако оформление клас. об-ва и гос-ва на терр. Греции и Италии в форме полиса привело к укреплению свободных мелких зем. собственников-граждан. Они представляли социальную и воен. опору полисного строя (из них, в частности, формировалось гражданское ополчение), основу рабовладельческой демократии. Развитие крупного землевладения, основанного на широком применении труда рабов, приводило к вытеснению труда свободного К. трудом рабов. Разорявшиеся крестьяне превращались в люмпен-пролетариев, частично в воинов-наемников, переселялись в колонии. Между классом мелких свободных производителей и крупными землевладельцами шла ожесточенная борьба (прежде всего - за землю). Однако демократич. движения и реформы, направл. на возрождение мелкого крест. землевладения и армии из крестьян-собственников (напр., реформы Агиса IV и Клеомена III в Спарте, Гракхов реформы, Союзническая война 90-88 до н. э. в Италии и др.), в лучшем случае имели лишь временный успех или использовались в своих интересах разными группировками господств. класса (напр., Союзническая война). Утопич. попытки укрепления общины с равновеликими крест. наделами известны в истории других древних об-в (напр., Ван Мала реформы 1 в. в Китае).

Наряду с античными формами собственности продолжали существовать более архаич. отношения, в к-рых К. принадлежала очень большая роль. Так, в Греции особым типом непосредств. производителей в земледелий (в частности, в более экономич. отсталых полисах) были илоты, пенесты, мариандины и т. п. покоренные местные жители, оставленные на своих прежних землях и обрабатывавшие их собственным трудом на правах вечного пользования и находившиеся в зависимости от гражд. общины в целом или от отдельных ее представителей. В рим. провинциях (особенно слабороманизован-ных, таких как дунайские, прирейнские) сохранилось многочисл. свободное К., жившее сел. общинами вне гор. территорий (лат. rustici, vicani - крестьяне, сельчане); сельчане имели общие земли, их терр. была отграничена от окружающих земель, они имели свои святилища, своих сельских и родовых богов (большую роль играли крест. земледельч. культы), их быт отличался от быта "горожан" и т. д. Существовали и сельчане, жившие на частных землях и обрабатывавшие их (в частности, рим. клиенты). По мере исчерпания производств. возможностей рабовладельч. способа произ-ва эти ("внеполисные") категории земледельцев приобретали все большее значение. С распространением колонатных отношений (см. Колонат) осн. производителем в с. х-ве Рим. империи 3-5 вв. н. э. и осн. типом позднеантичного крестьянина становится колон. Общая тенденция развития шла в направлении образования из двух гл. источников: различных видов мелких зем. собственников, с одной стороны, и рабов, занятых в с. х-ве (и испомещавшихся на землю), с другой, б. или м. однородного слоя зависимых и полузависимых непосредств. производителей в сел. хоз-ве. Закабаляемые крестьяне и колоны составляли наиболее революц. элемент в поздней Рим. империи, играя главную роль в социальных движениях того времени (напр., в движении багаудов, агонистиков).

При феодализме крестьянин являлся возделывателем и фактич. владельцем обрабатываемой земли (по крайней мере в части, дающей необходимый продукт), он был "наделен" землей - осн. средством производства феод. об-ва, но не обладал собственностью на землю, выступал как "держатель" земли и эксплуатировался собственником земли (отдельным феодалом или феод. гос-вом). Часть средств производства (с.-х. орудия, утварь, скот, птицу, дом. хоз. постройки и др.) крестьянин, как правило, имел в своей полной собственности. При неполноте отделения К. от средств производства только внеэкономическое принуждение, та или иная степень личной зависимости крестьянина от феодала давала возможность последнему экономич. реализовать свою зем. собственность и безвозмездно присваивать часть труда крестьян в форме феод. земельной ренты (или ренты-налога). К., будучи одним из двух осн. классов феод. об-ва, осн. эксплуатируемым классом, выступало также как неполноправное сословие.

Становление К. как класса феодального об-ва представляло важнейшую сторону генезиса феодализма.

Возникновение феод.-зависимого К. преим. на базе разложения первобытнообщинного строя наиболее детально изучено на примере герм. племен. Первым этапом был переход от земледельч. общины к соседской, появление аллода и превращение общинников в собственников своих наделов и на этой базе - начало их имуществ., а затем и социального расслоения. На втором этапе происходило разложение соседской общины как коллектива свободных независимых аллодистов под ударами крупного (церк., светского и королев.) землевладения, утеря свободным общинником его аллода, превращавшегося из собственности в держание. Формы и способы утраты аллодов были различны (зем. дарения, продажа, залог, обмен и др.). Малосостоятельные общинники в результате дарения и обратного получения земли уже не в собственность, а в прекарий теряли не только зем. собственность (превращаясь в держателей), но и свободу. Бывшие свободные общинники (попадавшие в зависимость) составили основу формировавшегося класса феод.-зависимого К.;в его формировании приняли участие и полусвободные, возникшие еще в дофеод. период (напр., литы), и вольноотпущенники. В условиях синтеза отношений рабовладельч. об-ва и разлагавшегося общинного строя (как на терр. Зап. Рим. империи) в формировании феод.-зависимого К. участвовали, наряду с разорявшимися общинниками, также рабы, испомещенные на землю, колоны и др. земледельцы позднерабовладельч. об-ва. Вовлечение прежде свободного К. в разл. формы феод. зависимости сопровождалось и понижением его социального статуса. Феод. эксплуатация К., по-видимому, нередко первоначально носила форму взимания гос. налогов и повинностей, что особенно характерно для мн. стран Востока, где гос. зависимость нередко сохранялась в качестве осн. формы зависимости К. длит. время. Дальнейшей тенденцией развития было вовлечение К. в частно-вотчинную зависимость. Однако б. или м. значит. слой К., зависимый только от гос-ва, сохранился вплоть до позднего феодализма не только в странах Востока, но и, напр., в России (см. Государственные крестьяне), в скандинав.странах.

Феод. повинности, лежавшие на К., выступали в конкретной истории в разнообразных сочетаниях, представляя разл. модификации феод. зем. ренты. Ее осн. формами были: отработочная рента (барщина), рента продуктовая, ден. рента (прод. и ден. оброк). На всем протяжении феодализма все формы ренты сосуществовали. Упрощая, можно сказать, что барщинная форма эксплуатации К. получила наибольшее распространение в странах Зап. Европы в период раннего и в странах Вост. Европы - в период позднего средневековья, тогда как для большинства стран Востока на всем протяжении феодализма была наиболее характерна продуктовая (при широко распространенном ден. исчислении (в меньшей степени) ден. рента - как на частновладельч., так и на гос. землях; во 2-м случае она выступала как централизованная рента - рента-налог. Крест. повинности юридически чаще всего были твердо установленными, фиксированными феод. обычаем, но практически нередко взимались произвольно. Весьма распространенной, а часто и господствующей (в частности, в странах Востока) была издольная система эксплуатации К.

Для К. на всем протяжении феодализма характерно значит. многообразие форм феод. зависимости, пестрота в юридич., имуществ. и др. положении. Существовали многочисл. категории К. Не исчез полностью слой свободного К., представлявший осколок предшествовавшей дофеод. эпохи. Такой слой длит. время сохранялся, напр., в отдельных р-нах Германии, а в нек-рых странах и обл. (напр., в скандинав. странах, особенно в Норвегии) существовал на всем протяжении средневековья, накладывая своеобразный отпечаток на всю социально-экономич. и политич. жизнь. Но подавляющее большинство К. попало в ту или иную форму зависимости. Хотя часть лежавших на К. повинностей считалась вытекающей из его связи с землей, а часть раскладывалась непосредственно на "личность" крестьянина, однако в результате тесного переплетения этих повинностей все феод.-зависимое К. было в той или иной мере лишено личной свободы. Степень этой несвободы, однако, сильно варьировалась, изменяясь от крепостного состояния до простой сословной неполноправности. Пестрота юридич. форм зависимости первоначально отражала процесс складывания феод.-зависимого К. из разных элементов и разными путями. Но характер зависимости менялся и с развитием феод. способа производства, определяясь формами феод. ренты и ее изменением. Крепостная зависимость соответствовала распространению барщины. Так, в большинстве стран Зап. Европы, начиная с 12-13 вв., по мере перехода к ренте продуктовой, и особенно денежной, личная зависимость отступала на задний план: рост товарности крест. хоз-ва (условие развития ден. ренты) был невозможен без известного личного раскрепощения К. - товарное произ-во требовало большей юридич. независимости и большей хоз. инициативы крестьянина. Очень рано начинается процесс освобождения К. от наиболее суровых форм личной зависимости в Италии с ее развитыми товарно-ден. отношениями; во Франции в 12-14 вв. на место сервов пришли виллана; в Англии вилланское крепостное держание (см. Вилланство) уступило с 15 в. место копигольду, и т. д. При этом сохранялась как поземельная зависимость (и вытекающие из нее поборы), так и сословная неполноправность крестьян. Сословная неполноправность выражалась и в подсудности крестьянина суду феодала, и в том, что с возникновением органов сословного представительства К. в подавляющем большинстве стран не получило права иметь своих представителей в этих органах (исключение представляли скандинав. страны, Тироль).

К. считалось низшим, неполноправным сословием феод. об-ва и обычно вместе с низшими и средними слоями горожан причислялось к непривилегированному "податному" сословию.

В целом наиболее суровые формы личной зависимости К. в странах Зап. Европы в осн. исчезли к 15 в. В Вост. и Центр. Европе, напротив, крепостное право в наиболее тяжелых формах приобрело особенно полное развитие только в последние столетия феод. эпохи в связи с новым значением, к-рое получило здесь крупное барщинное хоз-во (см. Крепостное право, "Второе издание крепостничества"); освобождение К. произошло здесь лишь в течение 19 в. путем проведения бурж.-помещ. реформ "сверху" (см. в ст. Аграрный вопрос - табл.: Важнейшие аграрные законодательные акты; ст. Крестьянская реформа 1861 в России). К. большинства стран Востока считалось юридически лично свободным (напр., по нормам мусульм. права). Однако и здесь в отд. периоды и в отд. р-нах отмечаются разл. формы прикрепления крестьян к земле или личности феодала с запрещением права перехода, прежде всего как фискальная мера (напр., в 13-14 вв. в р-нах монгольского завоевания, в 15-16 вв. в Османском гос-ве, в 16 в. в Японии, в 18. в. в ряде р-нов Индии). Своеобразной формой фактич. прикрепления крестьян к земле нередко служила община (с ее круговой порукой при уплате податей и др.).

В качестве держателя - возделывателя земли крестьянин имел в своем распоряжении различный % всей земли - эта часть могла приближаться к 100% (если феодалы не вели своего хоз-ва) или составлять 50% и менее всей земли (при господстве барщинной системы). Держательские права крестьян на их наделы были очень многообразны - от краткосрочного арендного держания до бессрочного наследств. "владения", подчас напоминавшего полную собственность. Но наиболее типичным для развитого феодализма был крестьянин - наследств. владелец земли, к-рого обычно не имели права согнать с его надела, пока он несет повинности (платит подати); крайние формы феод. держаний получали наибольшее распространение в условиях роста товарного произ-ва. "Непрочные" виды крест. держаний позволяли феодалам увеличивать сумму поборов с держания (путем изменения условий "сдачи" земли), а при определенных экономич. условиях осуществлять сгон крестьян с их наделов и присоединение крест. наделов к своему хоз-ву (напр., т.н. Bauernlegen в Остэльбской Германии 17-18 вв.).

Среди К. не существовало равенства наделов. Наряду с полнонадельными (а иногда и держателями неск. наделов) имелись держатели Ѕ ј 1/8 и менее наделов. От размеров надела зависел размер платежей и характер повинностей (напр., полнонадельные несли конную барщину, барщина малоземельных часто выражалась в ручных работах). Мн. малоземельные крестьяне работали по найму, занимались подсобными промыслами и т. д. (напр., англ. коттеры, рус. бобыли). Имуществ. дифференциация К.- частично очень давнего, дофеод. происхождения, частично же создавалась на протяжении феод. эпохи, заметно усиливаясь с переходом к ден. ренте, - ее господство сопровождалось появлением неимущих поденщиков, нанимавшихся за деньги к лучше обеспеченным крестьянам, все более выделявшимся из осн. массы К. В то же время имуществ. дифференциация К. в условиях феодализма не имеет экономически общего с капиталистич. клас. дифференциацией: К., несмотря на все имуществ. юридич. различия, до отмены феод. форм эксплуатации оставалось единым классом - классом феод.-эксплуатируемого К. Неравное положение разных групп К. вплоть до начала разложения феодализма благоприятствовало превращению деревенской верхушки в мельчайших эксплуататоров феодального (а не капиталистического) типа (мелкие вотчинники, сельские старосты, управляющие господскими имениями, министериалы и т. д.).

Исходной и характернейшей формой общения и организации К. при феодализме являлась сел. община. Осн. типами крест. поселений были деревня (чаще на равнинах) и хутор (чаще в горных р-нах). Для феод. деревни нередко (напр., у слав. народов, у мн. народов Востока) было характерно относит. прочное сохранение кровно-родств. связей, сохранение патронимии и большой семьи. Обычай, старина - основа основ крестьянской обществ. психологии. Даже что-либо новое в жизни крестьянина психологич. оформлялось по принципу ссылки на отцов и дедов. Эта форма сознания отражала застойность феод. быта и в свою очередь тормозила его изменения. Но крестьянской психологии присуща и другая черта - бунтарский дух.

Борьба К. против феод. гнета проходит сквозь всю феод. эпоху, принимая разл. формы. Попытки К. количественно уменьшить норму феод. эксплуатации путем увеличения производительности крест. труда, давая иногда врем. выигрыш К., в конечном счете были безуспешны для осн. массы К., т. к. они приводили лишь к качеств. перестройке этой эксплуатации. Но эта эко-номич. борьба двигала вперед экономич. историю феод. об-ва (именно в ее ходе происходило движение и смена форм феод. ренты). Открытое крест. сопротивление выражалось в трех осн. формах: частичное сопротивление (индивидуальный или коллективный отказ от выполнения того или иного требования; спор с господином по поводу отдельных прав и обязанностей); уход или бегство; восстание. Одним из величайших результатов крест. борьбы в форме уходов был рост городов, гл. часть населения к-рых составилась из бывших крестьян. Высшая форма крест. клас. борьбы - восстание. Крест. восстания часты в период раннего средневековья, представляя в это время выступления свободных общинников против закрепощения (Маздакитское движение конца 5-6 вв. в Иране, восстание Фомы Славянина 9 в. в Византии, Стеллинга восстание 841-43 в Саксонии). Новый подъем крест. восстаний в Зап. Европе, начавшийся с 14 в., соответствовал новому этапу клас. противоречий в феод. об-ве (восстание Дольчино в Италии, Жакерия во Франции, восстание Уота Тайлера в Англии, гуситское революционное движение в Чехии, Крестьянская война 1524-25 в Германии и др.). Усиление феод. гнета в странах "вторичного закрепощения" вызвало в 17-18 вв. волну крест. восстаний в России (И. И. Болотникова, С. Т. Разина, Е. И. Пугачева), Чехии (1680, 1775 и др.), Венгрии. К этому же времени относится подъем крест. движения во мн. странах Востока (Крест. война в Китае под рук. Ли Цзы-чэна 1628-45, восстания джеляли в Османской империи, сикхов, джатов в Индии и др.). В восстаниях, начиная с Дольчино, наблюдаются идейные усилия оправдать восстание как справедливое, законное дело, осуждение в принципе эксплуатации, гнета, неравенства. В ходе крест. борьбы порождались смутные чаяния утопического коммунизма, облеченного в большинстве случаев в теологическую форму, хотя в своих высших проявлениях (Ж. Мелье, рус. революц. демократы) выступавшего и в форме воинствующего атеизма. Крест. утопич. коммунизм всегда был в той или иной мере срощен с крест. уравнительной психологией. Борьба за сохранение и умножение личной трудовой собственности, отрицание правомерности нетрудовой феод. собственности - единственное объективное содержание крест. сопротивления и крест. общественного сознания в феодальном обществе. Но крестьяне, прежде всего в силу своей распыленности как мелкие производители, не могли иметь ясной программы действий и создать сильную и единую организацию для борьбы. Однако с того момента, как в недрах феод. об-ва появился и б. или м. созрел капиталистич. уклад, крест. борьба против феод. эксплуатации уже не являлась такой бесперспективной. Будучи возглавлена буржуазией, а затем, в новых ист. условиях, пролетариатом, антифеод. борьба К. сыграла выдающуюся роль в большинстве буржуазных революций, К. являлось их важной движущей силой.

Ликвидация строя феод. агр. отношений означала для К. ликвидацию, с одной стороны, характерной для феодализма системы "наделения" крестьян землей и, с другой - ликвидацию отношений личной зависимости К. К первому вели два крайних (и противоположных по значению для К.) пути. Один путь - превращение крестьянина из феод. держателя своего зем. участка в мелкого собственника своей земли (после того как революц. путем или посредством выкупа отменялись, прекращались феод. платежи и повинности крестьян). Другой путь - ликвидация системы "наделения" крестьян землей путем экспроприации крупными зем. собственниками земли крестьян, их обезземеление. Первый путь, за к-рый боролось К. в бурж. революциях, осуществился, напр., в ходе франц. бурж. революции конца 18 в. Второй путь характерен для Англии, где К. в 16-18 вв. было постепенно экспроприировано (см. Огораживания) и исчезло как класс. Но наиболее исторически часто встречающийся путь - это мучительная для К. медленная ликвидация строя феод. агр. отношений при развитии капитализма в с. х-ве по т. н. "прусскому пути" (в Вост. Германии, б. ч. России и мн.др. странах). Здесь К. за личное освобождение должно было отдать помещикам значит. часть земли и внести огромные ден. платежи (Крестьянская реформа 1861 в России, реформы 1-й пол. 19 в. в Пруссии, реформа 1864 в Румынии и др.) - в руках помещиков осталась осн. масса земли, а крестьяне, хотя и превратившиеся постепенно в собственников своих наделов (нередко весьма урезанных), но страдавшие от малоземелья, вынуждены были наниматься к помещику на кабальных условиях аренды. Для большой части стран характерно более или менее длит. сохранение полуфеодальных форм эксплуатации К. и в условиях капитализма, переплетение их с эксплуатацией капиталистической.

С проникновением в с. х-во капиталистич. отношений положение К. и судьба крестьян. зем. собственности начинают все более определяться капиталистич. законом концентрации произ-ва. Представляя часть мелкой буржуазии, слой мелких собственников-товаропроизводителей, К. в результате капиталистич. дифференциации распадается на три различные по своему классовому положению группы: мельчайших и мелких крестьян; крестьян-середняков; крупных крестьян - крестьянскую буржуазию (см. В. И. Ленин, Соч., т. 31, с. 130-34). Мельчайшие и мелкие крестьяне ведут мелкое парцеллярное х-во на собственной или арендованной земле и вынуждены, как правило, в большей или меньшей степени прибегать к продаже своей рабочей силы. Они представляют собой пролетариев с наделом или полупролетариев. Средние крестьяне обладают х-вом, к-рое позволяет им жить исключительно за счет доходов от х-ва, т. е. не продавая своей рабочей силы. Часть середняков, в особенности в период полевых работ, прибегает иногда к наемному труду. Крупные крестьяне, крест. буржуазия, постоянно эксплуатируют наемный труд, в частности труд крест. бедноты. Вместе с тем они сами, а также члены их семей работают в х-ве. Процесс капиталистич. концентрации произ-ва, эксплуатация трудящегося К. капиталом, крупным землевладением, бурж. гос-вом (ипотеки, ростовщичество, гос. налоги, арендная плата и т. д.) ведет к размыванию середняцкого слоя К, и ко все большему усилению двух крайних полюсов деревни - сел. пролетариев и полупролетариев, с одной стороны, крест. буржуазии - с другой. Происходит сокращение числа крест. х-в (их численное увеличение в нек-рых странах и в нек-рые периоды происходило за счет все большего раздробления, парцелляции) и уменьшение % дерев. населения. Разоряющиеся крестьяне оставляют деревни, устремляясь в город (или эмигрируя в другие страны) в поисках работы - пролетаризация К. служит источником формирования фабричного пролетариата. Однако поскольку проникновение капи-талистич. отношений в с. х-во и процесс концентрации с.-х. произ-ва происходил значит. медленнее, чем в пром-сти, К. и в капиталистич. об-ве продолжало длит. период составлять весьма значительный (хотя и неизменно сокращающийся) слой населения.

Борясь за свои интересы, пытаясь "выжить" в конкурентной борьбе, К. создало свои объединения - возникла крест. кооперация (см. в ст. Кооперирование сельского хозяйства), крест. партии. Однако в условиях капитализма в этих крест. объединениях, как правило, ведущую роль приобрело зажиточное К., его бурж. элементы; крест. буржуазии, а также аграриям-помещикам, использовавшим растущую эксплуатацию К. со стороны капиталистич.. города и выдвигавшим демагогич. лозунги: "деревня - одна семья", "город - враг деревни", чаще всего удавалось подчинить крест. партии и организации своему влиянию.

При капитализме экономич. природа К. двойственна: крестьянин выступает и как трудящийся, и как собственник. Отсюда "крестьянин своим экономическим положением... поставлен так, что он либо идет за рабочим, либо за буржуазией. Середины нет" (Ленин В. И., Соч., т. 29, с. 340). В странах Зап. Европы в эпоху ранних бурж. революций сложился союз К. с буржуазией. Этот союз укрепил в К. те элементы, те стороны и тенденции, к-рые были близки буржуазии (мелкобурж., собственнические). В первых ист. битвах пролетариата против буржуазии в Зап. Европе К. оказалось в лагере его противников, оставаясь резервом буржуазии. Оно служило для буржуазии даже политич. противовесом пролетариату (см., напр., Бонапартизм). Буржуазия, играя на собственнических настроениях К., разжигала недоверие крестьян-собственников к рабочим, изображала социалистов как сторонников "дележки", как горожан, покушающихся на крест. собственность, и т. д. Широко использовался и коренившийся в изолированности деревенской жизни консерватизм крест. психологии, политич. инертность, приверженность к религии и т. д. Однако коренные интересы рабочего класса и К. в капиталистич.. об-ве в осн. совпадают:"...эксплуатация крестьян отличается от эксплуатации промышленного пролетариата лишь по форме. Эксплуататор тот же самый - капитал" (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 7, с. 85-86). Это составляет экономич. основу возможности установления союза рабочего класса и крестьянства при капитализме. В этом союзе руководящая роль может принадлежать только рабочему классу: являясь в своей массе революц. силой, К. вместе с тем проявляет на тех или иных этапах клас. борьбы колебания, нерешительность, обусловленные его двойств. природой.

Возможность установления и упрочения союза рабочего класса и К. возрастает в условиях империализма, особенно в совр. эпоху. Переход к монополистич. капитализму повлек за собой быстрое ухудшение положения осн. массы К. в связи с гнетом монополий, обострением конкуренции на рынке с.-х. товаров, агр. кризисами, ростом арендной платы, налогов, империалистич. войнами и т. д. В условиях технич. прогресса все сильнее обнаруживаются экономич. преимущества крупного с.-х. произ-ва перед мелкокрестьянским, теряющим свою самостоятельность. К. все в большей мере становится объектом эксплуатации со стороны монополий, к-рые присваивают не только прибавочный, но и часть необходимого труда мелких с.-х. производителей, вынуждая их сбывать свою продукцию по крайне низким и покупать пром. товары по завышенным ценам. Ипотечные банки, банки краткосрочного кредита, страховые компании опутывают К. сетями задолженности и финанс. зависимости. Активную роль в процессе разорения К. играет совр. бурж. гос-во. Гос. мероприятия в с. х-ве, осуществляемые под видом помощи "трудовым семейным хозяйствам", в действительности распространяются гл. обр. на капиталистич. х-ва. Если в этих условиях трудящимся крестьянам удается избежать прямого разорения, оттянуть его, то лишь ценой крайнего напряжения сил, вовлечения в произ-во всех членов семьи, отказа от удовлетворения самых необходимых потребностей. Разорение К., усилившееся после 1-й мировой войны, особенно в период мирового экономич. кризиса 1929-1933, принимает масштабы массовой экспроприации после 2-й мировой войны. В ФРГ с 1949 по 1964 было ликвидировано св. 507 тыс. крест. х-в, во Франции с 1954 по 1962 разорилось 242 тыс. х-в. В США с 1955 по 1959 число ферм сократилось на 1100 тыс., т. е. на 22,6%. За последние 10-15 лет в связи с технич. прогрессом и гнетом монополий агр. население стало резко сокращаться. В совр. Зап. Европе К. составляет менее ј-1/5 всего населения. Правящие круги бурж. гос-в открыто проводят курс на ликвидацию "неэффективных" х-в, т. е. по существу большинства крест. х-в, ускоряя путем ряда законодат. мероприятий процесс концентрации произ-ва в с. х-ве (США, Франция, ФРГ, Испания, Швеция, Норвегия и др.). Острие крест. движения в капиталистически развитых странах направлено в совр. условиях против гнета монополий и гос.-монополистич. капитализма, а в странах со значит. феод. пережитками - также против остатков феодализма (прежде всего - против крупного помещичьего землевладения). Особенно значительным крест. движение за последние десятилетия было во Франции, Италии, Японии. Во Франции, напр., в 1959-60, летом 1961 и осенью 1964 в крест. движении участвовали сотни тыс. земледельцев и с.-х. рабочих. Появились новые формы крест. движения: заграждение авто- и ж.-д. магистралей, строительство баррикад, массовые манифестации и т. д. К. выступает против антикрест. политики господств. класса, за решение зем. вопроса в свою пользу, за снижение арендной платы, налогов и т. д. В борьбе против гнета монополий, за демократич. права и свободы складываются благоприятные возможности для создания и укрепления союза рабочего класса и К.- основы широкого демократич. антимонополистич. фронта. Коммунистич. и рабочие партии ведут последоват. борьбу за удовлетворение насущных требований трудового К. Они опираются на наиболее эксплуатируемые прослойки К. и прежде всего на беднейших крестьян (арендаторов и собственников), на мелких испольщиков, на крестьян, вынужденных работать "на стороне" (на пром. предприятиях, транспорте и т. п.). В то же время они считают, что в антимонополистич. борьбу могут быть вовлечены не только мелкие и средние, но и зажиточные слои К. Большое внимание они уделяют деятельности в массовых крест. объединениях (крест. организациях, кооперации, кассах взаимопомощи и др.).

Крестьянство в экономически слаборазвитых странах в новое и новейшее время. Большинство стран Азии, Африки и Лат. Америки в период нового времени оказалось в колониальной (или полуколониальной) зависимости. В тех из этих стран, где ко времени установления этой зависимости класс феод.-зависимого К. сформировался, непосредств. результатом ее было возрастание, утяжеление феод. эксплуатации. Постепенно были окончательно экспроприированы в пользу феод.-помещичьего класса владельческие права крестьян; ср.-век. феод. держание различных групп К. заменялось отношениями бесправной феод. аренды. Особенно интенсивно этот процесс протекал в странах, попавших в прямую колониальную зависимость, где разрушение сельской общины ускорилось агр. законодательством колониальных властей (напр., Индия). В эпоху первонач. накопления и пром. капитализма взимание с К. гос. ренты-налога (шедшего отныне в пользу страны-колонизатора и значительно увеличенного) было гл. формой колониальной эксплуатации К. Колониальные власти, заинтересованные в регулярном поступлении взвинченного зем. налога (напр., в Индии), а также в выращивании ценных экспортных культур (напр., на Яве), вводили элементы крепостной зависимости путем установления системы принудит. обработки земли.

В тех странах и р-нах, где ко времени колониального завоевания все еще господствовали родоплеменные отношения (большинство р-нов Тропической Африки), установление колониального господства привело к ускорению процесса их разложения и возникновению феод.-зависимого К., попадавшего под двойной гнет - колонизаторов (прибегавших к докапиталистич. формам эксплуатации К.) и феодализировавшейся родоплеменной верхушки.

Развивавшаяся эксплуатация деревни как источника сырья, а затем и рынка сбыта европ. товаров приводила к росту товарно-ден. отношений и усилению роли в деревенской экономике торг. и ростовщич. капитала - торгово-ростовщич. эксплуатация К. становится важнейшим элементом всей системы взимания колониальной дани. Массовое разорение, часто повторявшиеся голодовки, уносившие миллионы жертв, - таковы были для К. колониальных стран последствия установления колониального господства. В 18 - 1-й пол. 19 вв. К. составило осн. силу сопротивления колониальной агрессии, организованного местными феодалами. На усиление колониального и феод. гнета К. ответило все учащавшимися выступлениями, вылившимися в сер. 19 в. в грандиозные восстания, прокатившиеся по мн. странам В. (Индийское народное восстание 1857-1859, Бабидские восстания 1848-52 в Иране, Тайпинское восстание 1851-64 в Китае и др.). Клас. борьба К., носившая антифеод. и антиколониальный характер, часто проходила в форме религ.-сектантских движений.

Насаждение в колониях капиталистич. х-в, принадлежавших европ. колонизаторам, сопровождалось насильств. экспроприацией земли у землепользователей - крестьян и родоплеменных групп и объединений; часть экспроприированного К. превращалась в с.-х. пролетариат. Однако феод. и полуфеод. отношения продолжали господствовать в деревне, крест. докапиталистич. аренда земли, представлявшая осн. форму крест. землепользования и гл. форму феод.-помещичьей эксплуатации К. (при сохранении феод.-помещичьей зем. монополии), оставалась осн. типом хозяйствования на земле вплоть до нач. 50-х гг. 20 в. Социальное расслоение К. в 19 - 1-й четв. 20 вв. также в осн. продолжало сохранять докапиталистич. характер.

Проникновение капиталистич. отношений в деревню (особенно ускорившееся в годы 2-й мировой войны и в послевоен. период) и здесь вызывает капиталистич. дифференциацию К. Крест. беднота (мелкие собственники и арендаторы), составляющая в различных странах 50-90% всего К., - гл. источник формирования сел. пролетариата. В большинстве стран В. осн. формой, в к-рой развивается процесс пролетаризации крестьян-арендаторов, является издольщина, осн. масса издольщиков - это непосредств производители, почти полностью свободные от средств и орудий произ-ва и по своему положению приближающиеся к батракам. Масса с.-х. пролетариата социально и политич. еще не отдифференцировалась от К. При массовой пролетаризации К. кулацкая прослойка в этих странах по сравнению с развитыми капиталистич. странами относительно слаба. Для зажиточного К., являющегося носителем не только и часто не столько промышленного, сколько низших форм капитала - торг. и ростовщич., - характерно сочетание капиталистич. и феод. методов ведения х-ва. К. колониальных и зависимых стран, заинтересованное в уничтожении колониализма, упразднении феод. порядков и пережитков, проведении радикальных агр. преобразований, явилось важнейшей движущей силой национально-освободительных революций, размах и глубина к-рых во мн. зависят от размаха крест. борьбы, от установления союза рабочего класса и К.

После достижения большинством стран Азии и Африки политич. независимости и в результате проведенных агр. реформ крест. землевладение в этих странах расширилось (за счет ограничения феод.-помещичьего землевладения), увеличилось число крестьян-собственников, положение массы К. неск. улучшилось. Но осн. результатом проведения агр. реформ было в большинстве стран ускорение проникновения капиталистич. отношений в с. х-во, ускорение процесса клас. дифференциации К., укрепление кулацкой прослойки. В ряде стран (ОАР, отдельные р-ны Индии, Бирмы, Сирии) крест. верхушка стала гл. эксплуататорским элементом в деревне. Эти изменения в расстановке клас. сил в деревне затруднили в большинстве стран создание единого крест. фронта по коренным вопросам - борьбы за землю, за лучшие условия аренды и найма. Наблюдающийся повсеместно на В. с сер. 1950-х гг. спад организованного крест. движения - результат отхода кулачества от общекрест. фронта борьбы. Компартии и массовые крест. орг-ции этих стран в изменившихся условиях сочетают тактику единого фронта (по вопросам борьбы с эксплуатацией всего К. гор. буржуазией через механизм рынка, кредитные учреждения и т. п.) с тактикой организации бедняцких, полупролетарских и пролетарских масс, при нейтрализации кулачества, в борьбе за землю и полную ликвидацию феод. пережитков. Борьба за полную ликвидацию феод. пережитков переплетается здесь с борьбой против капиталистич. эксплуатации. Неспособность нац. буржуазии решить в этих странах агр. вопрос, отсутствие во мн. странах прочных традиций приверженности К. к частной собственности и сохранение докапиталистич. общинных отношений создают условия, способствующие выступлению К. за переход па некапиталистич. путь развития. В этой связи большое значение имеет борьба за демократизацию быстро развивающейся в этих странах сел. кооперации (см. в ст. Кооперирование сельского хозяйства).

В условиях социализма социально-экономич. и обществ. положение К. коренным образом меняется. Трудящееся К., эксплуатируемое при капитализме и выступившее в социалистич. революциях как гл. союзник пролетариата, становится одним из двух осн. классов нового об-ва, основанного на союзе рабочего класса и. крестьянства. В результате революционных агр. преобразований (Декрет о земле в Сов. гос-ве, демократич. агр. реформы в других социалистич. странах - см. в ст. Аграрный вопрос), ликвидировавших помещичье и крупнокапиталистич. землевладение, безземельное и малоземельное К. получило из рук народной власти землю, за к-рую боролось в течение столетий; наряду с землей крестьяне получили часть экспроприированного у крупных собственников инвентаря, скота, освободились от ежегодной арендной платы б. собственникам земли, от ипотечной задолженности, тяжелым бременем лежавшей на крест. земле. Углубление революц. преобразований в деревне вызывало ожесточенное сопротивление кулацких элементов, к-рым иногда удавалось увлечь за собой, используя трудности переходного периода, и часть среднего К. (см., напр., Кронштадтский антисоветский мятеж 1921); нек-рые крест. партии, руководимые бурж. элементами, заняли открыто контрреволюц. позиции (напр., эсеры, в России). Однако подавляющее большинство К. оказало поддержку революц. преобразованиям, а массовые крест. партии, очищенные от реакц. правых элементов, перешли в ряде стран к тесному сотрудничеству с компартиями и включились в строительство социалистич. об-ва (напр., Болгарский земледельческий народный союз, Объединенная крестьянская партия в Польше).

Передача трудящемуся К. земли (национализированной, как в СССР, переданной крестьянам на правах частной собственности, как в большинстве других социалистич. стран) привела к существенным изменениям в социальной структуре К. Наиболее многочисл. группой К. повсеместно стало среднее К., бедняцкая прослойка значительно сократилась. Гос-во своей политикой и мероприятиями в области землепользования, налогового обложения, снабжения инвентарем и т. д. оказывало помощь беднейшему и среднему К., ограничивало развитие кулацкого х-ва. Получение земли и инвентаря помогло беднейшим и маломощным средним крестьянам поставить самостоят. мелкотоварное произ-во.

В отличие от капитализма, в условиях к-рого ист. перспективой для К. являлось его "размывание", постепенное уничтожение как класса, социализм открыл перед К. новые ист. возможности. Марксистско-ленинская теория исходит из неприемлемости для социалистич. гос-ва экспроприации К. и из необходимости его преобразования и включения в систему социалистич. х-ва. Таким путем социалистич. преобразования К. и замены мелкого с.-х. произ-ва крупным стало, согласно Кооперативному плану В. И. Ленина, добровольное объединение мелких и средних индивидуальных крест. х-в в производственные кооперативы. Производств. с.-х. кооперирование, проведенное в СССР и в большинстве др. социалистич. стран, коренным образом изменяет природу трудового К. Если в течение столетий экономич. базой К. была мелкая индивидуальная собственность, то в результате кооперирования происходит обобществление средств произ-ва и труда К., коллективный труд приходит на смену труду в одиночку, мелкое произ-во сменяется крупным, постепенно ликвидируется свойственная К. разобщенность, распыленность, а на этой основе намечаются сдвиги и в психологии крестьянина. К. из мелкобурж. класса (каким оно является в условиях капитализма) превращается в класс кооперированного К., класс работников социалистич. с. х-ва. По всем коренным признакам кооперированное К. сближается с рабочим классом (см. в ст. Классы и классовая борьба), хотя клас. различия между ними, возникшие исторически и отражающие своеобразие путей этих классов к социализму, остаются (это различие по отношению этих классов к средствам производства и уровню их обобществления, по форме организации и оплаты труда, по его тех. вооруженности, различия в быту, культурном уровне). Социалистич. преобразования в деревне кладут конец существованию кулачества.

Для определенного уровня развития крест. кооп. произ-ва характерным являются сочетание обществ. (кооп.) произ-ва и приусадебного х-ва крестьян (к-рое длит. время сохраняет значение в качестве дополнит. источнника доходов крестьянина и снабжения города продуктами питания), преим. натуральная оплата труда чл. кооперативов по трудодням, система обязательных гос. поставок с.-х. продукции кооперативами. С 50-х гг. происходит переход от системы обязательных госпоставок к системе централизованных плановых закупок с.-х. продукции по единым дифференцированным ценам, повышение заготовит. цен на с.-х., продукты, совершенствование форм оплаты труда крестьян (увеличение ден. части оплаты трудодня, система ежемесячного авансирования и т. д.). Все эти и др. мероприятия направлены на укрепление принципа материальной заинтересованности К. в результатах своего труда (принципа, недостаточно использовавшегося, а в ряде случаев нарушавшегося, что наносило существенный вред развитию с.-х. произ-ва), на установление взаимовыгодных экономич. отношений между городом и деревней.

Социалистич. страны имеют несомненный положительный опыт в преодолении технич. отсталости с. х-ва и механизации с.-х. труда (что особенно ощутимо в странах с низким в прошлом уровнем пром. развития, напр. в Болгарии), в изменении культурного облика деревни, в социальном обеспечении крестьян (введение системы пенсионного обеспечения в конце 1956 в Болгарии, в 1959 - в кооперативах Венгрии, в 1962 - Чехословакии, Польши, в 1964 - в СССР).

Пути постепенного перехода К. к коммунистич. обществ. отношениям и ликвидации в осн. различий между городом и деревней, между рабочим классом и К. намечены в Программе КПСС (1961), предусматривающей мощный подъем производит. сил с. х-ва, постепенное превращение с.-х. труда в разновидность индустриального, дальнейшее укрепление колх. строя и постепенное сближение, а в перспективе - слияние колх. собственности с общенародной.

Подробнее см. ниже - раздел Крестьянство в России и в СССР, а также статьи Кооперирование сельского хозяйства, Коллективизация сельского хозяйства СССР, Союз рабочего класса и крестьянства.

Лит.: Маркс К., Капитал, т. 1, (М.), 1955, гл. 24, т. 3, (М.), 1955, гл. 36-47; его же, Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 8; Энгельс Ф., Крестьянский вопр. во Франции и Германии, там же, т. 22; его же, Крестьянская война в Германии, там же, т. 7; его же, Марка, там же, т. 19; Ленин В. И., Развитие капитализма в России, Соч., 4 изд., т. 3; его же, Новые данные о законах развития капитализма в земледелии, там же, т. 22; Программа КПСС, M., 1961.

К изучению истории К. в древности, "ВДИ", 1947, No 1; Дьяконов И. М., Община на Древнем Востоке в работах сов. исследователей, "ВДИ", 1963, No 1 (там же см. обсуждение доклада); Васильев Л. С., Агр. отношения и община в Др. Китае, М., 1961; Савельева Т. Н., Агр. строй Египта в период Др. царства, М., 1962; Сингалевич С. П., Гелоты в древней Спарте (Из истории античного крепостничества), в сб.: Тр. Марийского гос. пед. ин-та, Йошкар-Ола, 1950, т. 8; Утченко С. Л., О классах и клас. структуре антич. рабовладельч. об-ва, "ВДИ", 1951, No 4; Ранович А., Зависимые крестьяне в эллинистич. Малой Азии, "ВДИ", 1957, No 2; Зельин К. К., Исследование по истории земельных отношений в эллинистич. Египте. II-I вв. до н. э., М., 1960; Штаерман Е. M., К вопросу о К. в зап. провинциях Рим. империи, "ВДИ", 1952, No 2. Грацианский Н. П., Бургундская деревня в X-XII столетиях, М.-Л., 1935; Косминский Е. A., Исследования по агр. истории Англии XIII в., М.-Л., 1947.; Семенов В. Ф., Огораживания и крест. движения в Англии XVI в., М.-Л., 1949; Неусыхин А. И., Возникновение зависимого К. как класса раннефеод. об-ва в Зап. Европе VI-VIII вв., М., 1956; его же, Судьбы свободного К. в Германии в VIII-XII вв., М., 1964; Мильская Л. Т., Светская вотчина в Германии VIII-IX вв. и ее роль в закрепощении К., М., 1957; ее же, Очерки по истории деревни в Каталонии X-XII вв., М., 1962; Конокотин А. В., Очерки по агр. истории Сев. Франции в IX-XIV вв., "Уч. зап. Ив. гос. пед. ин-та", т. 16, 1958; Архангельский С. И., Крестьянские движения в Англии в 40-50-х гг. XVII в., М., 1960; Гуревич А. Я.. Осн. этапы социально-экономич. истории норв. К. в XIII-XVII вв., в сб.; Ср. века, в. 16, М., 1959; его же, Свободное К. и феод. гос-во в Норвегии в X-XII вв., там же, в. 20, М., 1961; Бессмертный Ю. Л., О нек-рых изменениях в социально-экономич. положении лотарингского К. во 2-й пол. XII и в XIII вв., там же, в. 17, М., 1960; Котельникова Л. A., О формах общинной организации сев.-итал. К. в IX-XII вв., там же; Барг М. A., Исследования по истории англ. феодализма в XI-XIII вв., М., 1962; Пичугина И. С., О положении К. Леона и Кастилии XII-XIII вв., в сб.: Ср. века, в. 21, М., 1962; Поршнев Б. Ф., Феодализм и народные массы, М., 1964. Подробнее о работах сов. историков по истории зап.-европ. К., вышедших до 1960, см. в ст.: Архангельский С. И., Работы сов. историков о К. и его движениях в романо-герм. части Зап. Европы... ("Уч. зап. Горьк. гос. ун-та", вып. 47), Г., 1958; Данилов А. И., Агр. история зап.-европ. средневековья в трудах сов. медиевистов, в сб.: Ср. века, в. 17, М., 1960; Петрушевский Д. М., Восстание Уота Тайлера, 4 изд., М., 1937; Савин А. (Н.), Англ. деревня в эпоху Тюдоров, (М., 1903); Виноградов П. (Г.), Исследования по социальной истории Англии в ср. века, СПБ, 1887; его же, Villiainage in England, Oxf., 1892; Блок М., Характерные черты франц. агр. истории, пер. с франц., М., 1957.

Липшиц Е. Э., Восстание Фомы Славянина и визант. К. на грани VIII-IX вв., "ВДИ", 1939, No 1; ее же, Визант. К. и слав. колонизация, в кн.: Визант. сб., М.-Л., 1945; Каждан А. П., Деревня и город в Византии IX-X вв., М., 1960; его же, Агр. отношения в Византии XIII-XIV вв., М., 1952; Литаврин Г. Г., К. Зап. и Юго-Зап. Болгарии в XI-XII вв., "Уч. зап. Ин-та славяноведения", М., 1956, т. 14; Рубцов Б. Т., Эволюция феод. ренты в Чехии (XIV - нач. XV вв.), М., 1958; Разумовская Л. В., Очерки по истории польских крестьян. От древних времен до XV в., М.-Л., 1958; Ачади И., История венг. крепостного К., пер. с венг., М., 1956.

Петрушевский И. П., Земледелие и агр. отношения в Иране XIII-XIV вв., М.-Л., 1960; Тверитивова А. С., К вопросу о крестьянстве и крест. землепользовании в Османской империи, "Уч. зап. ИВАН", М., 1959, т. 17; ее же, К вопросу об изучении первого антифеод. крест. восстания в ср.-век. Турции, "Визант. временник", 1956, т. 11; Рейснер И. М., Народные движения в Индии в XVII-XVIII вв., М., 1961.

Chevalier L., Les paysans, (L.), 1947; Mallet S., Les paysans contre le passé, P., 1962; Verriest L., Institutions médiévales, t. 1, Mons - Frameries, 1946; Duby G., La société aux XI et XII siècles dans la région mâconnaise, P., 1953; его же. L'économie rurale et la vie des campagnes..., t. 1-2, P., 1962; Boutruche R., Seigneurie et féodalité, v. 1, P., 1959; Perrin Ch. E., Le servage en France et en Allemagne, в сб.: X Congresso internationale di scienze storiche. Relazioni, v. 3, Roma, 1955; Dollinger Ph., L'évolution des classes rurales en Bavière depuis la fin de l'époque carolingienne jusqu'au milieu du XIII siècle, P., 1949; Caggese R., Classi e comuni rurali nel medio evo italiano, v. 1-2, Flrenze, 1907-09; Knapp G. F., Die Bauernbefreiung und der Ursprung der Landarbeiter in den älteren Theilen Preussens, Bd 1-2, Lpz., 1887 (пер. с нем. 1-го тома, СПБ, 1900).

Адо А. В., Крест. восстания в нач. франц. революции в 1789 г., в сб.: Из истории обществ. движений и междунар. отношений, М., 1957; Трунский Ю. Г., Позиции франц. социалистов в крест. вопросе в к. XIX в., "Уч. зап. Казан. пед. ин-та", 1956, вып. 11, ч. 2; его же, Из истории дифференциации франц. К. за последнее столетие, в кн.: Франц. ежегодник). 1962, М., 1963 (в этой же ст. см. назв. других работ этого автора по К.); Комолова Н. П., К вопр. об агр. строе совр. Италии, в сб.: Из истории трудящихся масс Италии, М., 1959; ee же, Борьба Итал. компартии за союз рабочего класса с К., в кн.: 40 лет Итал. компартии, М., 1961; Пономарева Л. В., Социально-экономич. отношения в каталонской деревне и борьба каталонских крестьян в 1931-1934 гг., "НИИ", 1958, No 2; Ковалев Е. В., Корни и сущность совр. агр. программы Коммунистич. партии Испании, в сб.: Из истории освободит. борьбы исп. народа, М., 1959.

Аграрно-крестьянский вопрос в суверенных слаборазвитых странах Азии (Индия, Бирма, Индонезия), М., 1961; Агр. отношения в странах В. (Сб. ст. 1, М., 1958; Положение с. х-ва и К. в колониях и др. слаборазвитых странах, М., 1958; Агр. вопрос и К. в Тропической Африке (Сб.), М., 1964, Лит. по истории К. в новое и новейшее время см. также при ст. Аграрный вопрос.

В. И. Кузищин (К. в древности), Н. Я. Самохина, А. С. Тверитинова, Л. Б. Алаев, Л. С. Переломов (К. при феодализме), В; П. Кузнецов (К. при капитализме), Г. Г. Котовский (К. в странах Востока в новое и новейшее время). Москва.

Крестьянство в России и в СССР. Крестьянство в России. На Руси К. появилось в процессе разложения первобытнообщинного строя (6-8 вв.). Тогда же патриархальная кровнородственная община начала сменяться территориальной, соседской или сельской ("мир", "вервь"). К. было еще юридически свободным, но уже в то время формировался феод. способ произ-ва и шел процесс закабаления, образовывались класс феодалов - собственников земли, и класс феод.-зависимого К. Большая заслуга в выяснении процесса формирования класса феод.-зависимого К., в изучении различных его категорий принадлежит Б. Д. Грекову и С. В. Юшкову. С образованием Древнерус. гос-ва К. было обложено данью. На протяжении 9-11 вв. развивалось также княжеское (домениальное), боярское и монастырское землевладение, закабалялось лично свободное К. Общинники, получая от землевладельцев зем. наделы, ссуду, попадали в экономич. и личную зависимость (ограничивались в правах ухода, распоряжения имуществом, попадали под вотчинную юрисдикцию господина и т. д.). Один из способов закрепощения состоял в насильств. захвате общинных крест. земель феодалами. В процессе феодализации крестьяне - свободные общинники ("люди", "сябры"), теряли свои земли, становились "изгоями", превращались затем в К., зависимое от гос-ва и частных землевладельцев. Так образовались различные категории феод.-зависимого К. Совокупным наименованием для всех крестьян стал термин смерды, под к-рым подразумевались и крестьяне вообще, и крестьяне, закрепощенные отдельными господами, и крестьяне-общинники, зависимые от феод. гос-ва. И. И. Смирнов считает смердов-общинников свободными, Л. В. Черепнин рассматривает их как зависимых от феод. гос-ва, установившего верховную собственность на общинные земли. Осн. формами эксплуатации К. в Киевской Руси были продуктовая рента (дань) и барщинные повинности. В зависимости от этого менялось и правовое положение К. (начиная от сословной неполноправности и кончая крепостным состоянием). В наиболее тяжелом положении находились закупы. Неполноправность К. фиксировалась в законодат. памятниках - Русской правде и др. Закрепощаемое К. сопротивлялось процессу феодализации. Это сопротивление принимало форму открытых антифеод. восстаний (1024, 1068-69, 1071, 1113; их изучил М. H. Тихомиров), побегов, нарушений зем. владений, поджогов и т. д. В 11-12 вв. увеличилось число смердов частновладельческих за счет уменьшения зависимых от гос-ва. О довольно значит. степени закрепощения на Руси 12 в. свидетельствует грамота вел. кн. Изяслава Мстиславича (1147), по к-рой зависимые от гос-ва смерды передавались во владение Пантелеймонову монастырю, попадая в частновладельч. зависимость.

С наступлением феод. раздробленности преобладающее значение получила привилегированная вотчина - сеньория, пользовавшаяся широкими правами иммунитета. Однако еще существовало тяглое "черное" К., обязанное повинностями гос-ву. Историки по-разному отвечают на вопрос о том, обладало ли "черное" К. правом собственности на землю. Одни исследователи (Л. В. Черепнин и др.) отвечают на него отрицательно, другие (А. И. Копанев и др.) - положительно. В 14-15 вв. громадная часть "черных" земель в центре Сев.-Вост. Руси была захвачена крупными феодалами и "черное" К. сохранялось преим. на севере. К. эксплуатировалось гл. обр. путем взимания натурального оброка, но имела место и барщина. Несколько возросла экономич. самостоятельность К. и в связи с ней - имуществ. дифференциация в среде К. Наиболее часто в актах 15 в. встречается категория крестьян-"старожильцев". Это - тяглые, крепко связанные со своими зем. наделами и своими владельцами, крестьяне. Им противопоставляются крестьяне "новопришлые", к-рые в течение ряда лет освобождались от податей и лишь после хоз. освоения полученной от феодала земли становились тяглыми крестьянами-"старожильцами" и облагались повинностями в пользу землевладельца и гос-ва. Задолжавшее К., близкое закупам, обязанное расплатиться с землевладельцами, получало наименование "серебреников". С кон. 14 в. для обозначения крестьян-земледельцев, зависимых от господ и феод. гос-ва, в источниках появляется самый термин "крестьянин", имевший до того религиозно-нац. смысл (крестьянин - "христианин") и обозначавший весь рус. народ, в противоположность монголам-захватчикам. Появление и смена различных терминов, служивших для обозначения категорий феод.-зависимого К., а также изменение их содержания отражают различные этапы процесса закрепощения крестьян. С 14 в. известны уже факты ограничения права перехода тяглого К.

В сер. 15 в. был ограничен переход крестьян: введен единый срок для крест. "отказов" (см. Юрьев день) и установлен принцип обязательности уплаты "пожилого" при уходе от землевладельца. Ограничение крест. переходов, закрепленное в Судебнике 1497 и подтвержденное в Судебнике 1550, было рубежом в закрепощении К. Во время крест. "отказов" происходили острые столкновения между крестьянами и феодалами, последние под разными предлогами не хотели отпускать от себя крестьян, захватывали их имущество, чинили насилия, старались переманивать крестьян друг у друга. С кон. 15 в. растет эксплуатация К. путем взимания не только ренты продуктами, но и ден. ренты. В 16 в. утверждается новая форма феод.-зем. собственности - поместная система. Сильное развитие в 16 в. получает барщина, причем земля, необходимая для барской запашки, отбирается у крестьян. В 40-50-х гг. 16 в.появляются послушные грамоты, санкционирующие заведение собственной барской запашки, барщинные повинности, их произвольное увеличение феодалами. С развитием товарно-ден. отношений усиливается имуществ. дифференциация К. Источники различают "лучших" ("добрых"), "середних" и "худых" крестьян, а также "пашенных" и "непашенных". В 16 в. появляется новая категория К.- "бобыли", не положенные в тягло в силу своего обнищания. Обедневшее К., работавшее в монастырских х-вах, носило наименование "детенышей". Термин крестьяне-"старожильцы" сменяется термином крестьяне "старинные", записанные в писцовые книги и др. правительств. док-ты; термин "новопришлые" модифицируется в "новоприходцев", заключавших с землевладельцами порядные грамоты (отсюда встречающиеся в лит-ре наименования крестьяне "новопорядные", или "новопорядчики"). Крест. задолженность феодалам приобретает широкие размеры. В 16 в. полное холопство вытесняется кабальным, посредством к-рого в сферу феод. эксплуатации втягивались новые слои населения, взявшие деньги в долг и обязанные "за рост" (за проценты) "служити".

Ведя наступление на К., феодалы усиливают свою власть над ними. Господа делят крестьян, переводят их с одного места на другое и даже в помещичьи дворы, где они зачастую превращались в кабальных холопов, произвольно распоряжаются крест. имуществом, применяют суровые наказания (сажание на цепь, побои и т. п.), начинают заключать сделки на крестьян без земли, вплоть до замаскированной их купли-продажи, приобретшие массовые масштабы в 17 в. Получило в осн. чертах гос. оформление крепостное право. В обстановке тяжелого хоз. разорения, вызванного особенно резким усилением феод. гнета во время Ливонской войны и опричнины, когда обозначился отлив крест. населения из центр. р-нов страны на колонизуемый юг, были введены заповедные лета. Греков и С. Б. Веселовский указали на введение заповедных лет как на важную грань в процессе крест. закрепощения. По мнению В. И. Корецкого, режим заповедных лет получил общегос. завершение лишь в 1592-93, когда был издан указ о запрещении крест. выходов во всей стране и о писцовых книгах как юридич. основании крест. "крепости". В 90-х. гг. 16 в. действовал указ о 5-летнем сроке сыска в крест. владении и вывозе ("урочные лета"). Эти указы в сочетании с законами 1597 о беглых крестьянах и кабальных холопах оформили в осн. чертах крепостное право в России в общегос. масштабе. Обострение клас. противоречий вылилось в крест. войну нач. 17 в., кульминац. пунктом к-рой было восстание И. И. Болотникова, а позднее - в Крест. войну под предводительством С. Т. Разина.

Положение К. в период позднего феодализма характеризуется, с одной стороны, усилением феод. гнета и слиянием различных категорий К. и холопов в единую крепостную массу, с другой - появлением в крест. среде новых явлений: социального расслоения К., роста крест. аренды и отходничества. В сов. ист. лит-ре вопрос о времени социального расслоения К. и начале капиталистич. отношений является дискуссионным. С. Г. Струмилин и Д. П. Маковский относят эти явления к 16 в., Н. В. Устюгов, Е. И. Индова, А. А. Преображенский, Ю. А. Тихонов - к 17 в., Н. Л. Рубинштейн, И. Д. Ковальченко - к сер. 18 в., В. К. Яцунский и П. Г. Рындзюнский - к кон. 18 - нач. 19 вв. Различные стадии консолидации К. в класс-сословие нашли отражение в соответств. законодат. постановлениях: в Уложении 1649, во введении подворной подати, в законодательстве Петра I. В 17 в. по своей принадлежности землевладельцам различалось К.: частновладельческое, монастырское, дворцовое, черносошное. Уложением 1649 была оформлена в законодат. порядке "крепость" всех разрядов К. своим владельцам по писцовым книгам "без урочных лет". Введением подворного обложения были уравнены в отношении тягла крестьяне и бобыли, число к-рых в 17 в. сильно возросло, а также "задворные" и "деловые" люди - потомки старинных холопов, кабальные холопы и др. Юридич. различия между К. и холопами были окончательно устранены при Петре I включением холопов в подушный оклад. При Петре I из числа черносошных крестьян, однодворцев, сибирских пашенных крестьян, а также народов Поволжья и Сибири был сформирован особый разряд гос. К., пополнившийся после секуляризации 1764 экономич. крестьянами. Указом 1721 было разрешено покупать крестьян к фабрикам и заводам (позднее назв. посессионными). Законы Петра I о подушной подати и рекрутском наборе резко усилили власть помещиков над К. В последующие десятилетия К. окончательно лишается к.-л. юридич. прав, устраняется от принесения присяги на подданство пр-ву. Указом 1760 помещики получили право ссылать своих крестьян в Сибирь. Своего апогея крепостничество достигает при Екатерине II. Ответом на ухудшение положения К. была Крест. война под предводительством Е. И. Пугачева 1773-75.

Удар крест. войн по феод.-крепостнич. строю был тем более силен, что в его недрах уже развивались новые капиталистич. элементы. Из мелкотоварного произ-ва постепенно возникала крест. капиталистич. мануфактура. Крестьяне - владельцы предприятий и крупных капиталов, иногда выкупались на волю. Капиталистич. отношения утверждались и в земледелии. С разложением феодализма начинает разлагаться и К. - на сел. буржуазию и с.-х. пролетариат. Разбогатевшие крестьяне эксплуатировали обезземеленных крестьян, скупали у них с.-х. продукты, арендовали земли. По данным Н. М. Дружинина, в сер. 19 в. среди гос. крестьян насчитывались сотни тысяч разбогатевших хозяев, к-рые владели в 33 губ. Европ. России более чем 1 миллионом дес. пашенных и луговых угодий. В то же время крепостная помещичья деревня деградировала: ревизия 1850 показала сокращение численности помещичьих крестьян. Расстроенное крест. х-во переставало быть опорой помещичьих имений - подтачивались самые основы феод.-крепостнич. системы. Крест. вопрос, выдвинутый на передний план во 2-й пол. 18 в., находился в центре внимания передовой обществ. мысли (декабристы, революционеры-разночинцы) и в течение всей 1-й пол. 19 в. Нараставшее крест. движение ставило на очередь вопрос об отмене крепостного права (см. Крестьянская реформа 1861).

Отмена крепостного права в 1861 явилась началом коренных изменений в истории К. В процессе развития капитализма К. из класса-сословия феод. об-ва все более превращалось в класс капиталистич. об-ва. Прежде всего менялась его экономич. природа: втягиваясь в обстановку товарного х-ва и рыночных отношений, крест. х-во постепенно утрачивало прежний натуральный характер и превращалось в товарное, все ярче проступали его мелкобурж. черты. По данным Всеросс. переписи населения 1897, на доходы от земледелия как гл. занятия в Росс. империи жили 88 294 тыс. чел., или 70,25% всего населения, включая 2133,1 тыс. с.-х. рабочих; от животноводства - 4516,6 тыс. чел., или 3,59%. Т. о., с. х-во было гл. занятием для 3/4 населения империи. Большое место занимало крест. х-во в обществ. произ-ве страны. В 1913 (по данным ЦСУ) из всего нац. дохода страны (в границах СССР до 1939), составившего 14 538 млн. руб., на долю с. х-ва приходилось 7625 млн. руб. При этом доля крест. х-ва была преобладающей. Так, у крестьян и помещиков было посевных площадей соответственно 88% и 12%, а продуктивных животных 94% и 6%. Накануне 1-й мировой войны из 5 млрд. пуд. валового сбора хлебов помещики производили 0,6 млрд. пуд., а крестьяне - 4,4 млрд. пуд. Несмотря на столь высокий уд. вес, крест. х-во было самой отсталой отраслью нар. х-ва страны, что объяснялось крайне тяжелыми условиями жизни К. Реформа 1861 ликвидировала личную зависимость крестьян. Но освобождение К. от крепостничества и его пережитков в правовом и особенно в экономич. отношениях заняло всю пореформ. эпоху и было завершено лишь в результате Октябрьской революции 1917. До выхода на выкуп крестьяне оставались в т. н. временнообязанном состоянии, продолжая нести повинности помещику за отведенный надел. При выходе крестьян на выкуп помещики по уставным грамотам отрезали у них ок. четверти лучшей земли, лишили их необходимых угодий, выгонов, прогонов, водопоев, размежевали землю чересполосно с крест. наделами, многих поселили на худшие участки. За отведенные крестьянам наделы на них был наложен выкуп, намного превышавший действит. стоимость земли; выкупные платежи и постоянно повышавшиеся налоги превышали доходность земли. Уплата их обеспечивалась круговой порукой членов данной общины, причем община приобрела явный адм.-фискальный характер.

Созданные реформой экономич. и правовые условия обеспечивали господство помещиков над крестьянами. Возникла отработочная система, сущность к-рой состояла в обработке помещичьей земли крестьянами своим скотом и инвентарем за взятый в аренду клочок земли, за пастбище для скота, за взятые в долг хлеб или деньги. Основой сохранения полукрепостнич. эксплуатации крестьян были крупные помещичьи латифундии. Остатки старого крепостного порядка сильно тормозили развитие крест. х-ва. Сел. население Европ. России с 1863 по 1913 возросло почти в 2 раза, тогда как посевные площади хлебов и картофеля увеличились с 57,1 млн. дес. в 1861-70 до 71,4 млн. дес. в 1913, т. е. всего лишь на 12,5%. Правда, неск. возросла интенсификация х-ва, выражением к-рой явился нек-рый рост урожайности хлебов (с 29 пуд. с дес. в 1861-70 до 39 пуд. в 1891-1900), но производительность земледелия оставалась крайне низкой. Поголовье скота неск. увеличилось, но в расчете на душу населения неуклонно падало. Обнаружился процесс "оскудения деревни", особенно в черноземном Центре. Крепостнич. пережитки не могли, однако, остановить процесс бурного капиталистич. развития в деревне после реформы 1861. Его результатом было расслоение крестьян: образование небольшой кулацко-бурж. верхушки и больших масс разоренной бедноты и с.-х. пролетариата. К 1917 было примерно 2 млн. кулацких хозяйств, 3 млн. середняцких и ок. 10 млн. бедняцких хозяйств. Численность сельскохозяйственных рабочих (по ориентировочным расчетам А. Г. Рашина) возросла с 1860 по 1913 с 700 тыс. до 4,5 млн. чел. На процессе расслоения сильно сказывались остатки крепостничества. Кулаки увеличивали свои вложения в земледелие, широко практиковали эксплуатацию бедноты путем кабалы и ростовщичества, вели торговлю. Разорявшаяся беднота в значит. части не могла найти работы и пауперизировалась. По воен.-конским переписям 1896-1900 в Европ. России насчитывалось 6,6 млн. безлошадных и однолошадных крест. х-в.

К. искало выход в отходе на заработки в города, а также на с.-х., лесные и т. п. работы, в переселениях на окраины, прежде всего в Сибирь, на юг Украины и Сев. Кавказ. С 1860 по 1915 из Европ. России переселилось 5615,8 тыс. чел. В период столыпинской реформы, когда пр-во взяло курс на форсирование переселений, за Урал переселилось (1906-16) 3139 тыс. чел., из них возвратилось обратно 547 тыс. чел., или 17,4% (см. Переселенчество). Ни отходничество, ни переселения не уменьшали огромного агр. перенаселения во внутр. губерниях и не снимали остроты агр. вопроса. "Против крепостничества, против крепостников-помещиков и служащего им государства, крестьянство продолжает еще оставаться классом, именно классом не капиталистического, а крепостного общества, т. е. классом-сословием" (Ленин В. И., Соч., т. 6, с. 97). Это ленинское положение оставалось справедливым вплоть до ликвидации помещичьего землевладения.

К. было наиболее бесправным сословием в России. По реформе 1861 крестьяне получали "права состояния свободных сельских обывателей как личные, так и по имуществу", но зачислялись в разряд т. н. "податных сословий"; должны были, в отличие от "привилегированных", уплачивать подушную подать, нести рекрутскую и многочисл. др. повинности. Пр-во и после 1861 проводило по отношению к К. политику, связанную с откровенным полицейским преследованием и самой мелочной регламентацией крест. жизни. В охранит. и фискальных целях сохранялась и поддерживалась община, круговая порука за выполнение повинностей, был образован спец. волостной суд, до 1903 (а фактически и позднее) широко применялись телесные наказания. Еще больший нажим на К. начался в период т. н. "контрреформ". Бюрократизм, взяточничество и волокита в царских учреждениях довершали дело и превращали в фикцию даже те жалкие права крестьян, к-рые предоставлялись им законом.

Исключительно неблагоприятные экономич. условия жизни К. делали подавляющую массу его совершенно беззащитной перед лицом частых стихийных бедствий - эпидемий и эпизоотий, заморозков и засух, градобитий и пожаров. С 1860 по 1904, по неполным данным, убытки от пожаров составили ок. 2,7 млрд. руб., что превышало всю сумму выплаченных К. выкупных платежей. Неурожаи и голодовки повторялись через каждые 3-4 года и захватывали все большие районы. Особенно грандиозными были голодовки 1891 и 1911, причем последняя охватила 20 губ. с населением ок. 30 млн. чел. Экономич. положением росс. К. и условиями клас. борьбы определялась и идеология этого класса. Главным для К. на протяжении всей капиталистич. эпохи было стремление сбросить помещичий гнет, поэтому его идеология была революц.-демократич. Поскольку же в самом К. интенсивно протекал процесс клас. расслоения, то с образованием деревенской буржуазии создавалась почва и для др. направления в идеологии - либерального. Соответственно и идеологи К. все более размежевывались, образуя две ясно выраженные группы: революц. и либеральных народников (см. Народничество). Несбыточные мечты об установлении социального равенства и справедливости в условиях мелкого товарного произ-ва, ненависть к угнетателям-помещикам причудливо сочетались у крестьян с наивной верой в царя. Эта черта идеологии, а также общая забитость, темнота и веками воспитанная рабская покорность властям объясняют тот факт, что десятилетиями не находила отклика в массе К. революц. пропаганда.

До нач. 20 в. К. представляло собой, по словам Ленина, "сплошную и простую патриархальную основу" царской монархии, а его место в освободит. борьбе он характеризовал как "глубокий политический сон". Но сама жизнь толкала К. к более активной борьбе. Решающую роль в его пробуждении и политич. просвещении сыграло появление на арене политич. борьбы революц. рабочего класса, возникновение пролетарской партии и распространение идей марксизма-ленинизма. Рабочий класс в 1905 "...повел миллионы крестьянства на революцию" (там же, т. 17, с. 66). К. "...сумело сразу положить начало образованию политических партий..." (там же, т. 12, с. 222), более или менее близко выражавших его интересы (народные социалисты, трудовики, социалисты-революционеры). Но самыми истинными выразителями интересов его были большевики, сразу поддержавшие гл. требование К. - конфискацию помещичьих земель, идею общенар. собственности на всю землю, т. е. национализацию земли. Революция положила начало союзу рабочего класса и К. в России. Двойственная природа крестьянина как хозяина, с одной стороны, и труженика - с другой, социальная неоднородность деревни делали неизбежными колебания К. между буржуазией и рабочим классом. Не раз оказывалось оно вместе с буржуазией, но идея союза с городскими рабочими все глубже проникала в деревню и одержала верх.

В результате революции 1905-07 К. добилось немногого: прекращения выкупных платежей (сведенного вскоре на нет повышением налогов), нек-рого понижения арендных цен (перекрытого затем еще большим ростом их), участия в Гос. думе. Вынужденный создать это "народное представительство", царизм продолжал рассчитывать на консерватизм К., и первые две Думы были "крестьянскими" с большими народнич. фракциями. Но когда крестьяне с думской трибуны вновь решительно потребовали уничтожения частной и прежде всего помещичьей собственности на землю, царизм окончательно понял, что мира у него с К. не будет. Революция 1905-07 повлекла за собой крутой поворот агр. политики правящих классов - от поддержки и охранения крест. общины к решительной ломке общинного землепользования в пользу горстки деревенских богатеев, "сильных хозяев", новой опоры в деревне против бедноты, к насаждению хуторов и отрубов (см. Столыпинская аграрная реформа). Столыпинская реформа обогатила небольшой слой кулачества, способствовала нек-рому прогрессу с. х-ва деревенской буржуазии, но повлекла за собой дальнейшее разорение и обнищание осн. массы К. Реформа не только не разрешила зем. вопроса в России, но запутала его еще больше, потерпев крах во всех своих направлениях. Основа для нового подъема революц. борьбы крестьян не только не исчезла, но стала более реальной. Реформа еще более усилила клас. расслоение деревни, обострив т. н. вторую социальную войну - борьбу с.-х. рабочих и бедноты против кулачества. Мировая война принесла К. новые огромные тяготы, обогатив одновременно кулаков. Вместе с тем К. еще не было настолько расколото, чтобы утратить общность интересов в борьбе против помещиков и самодержавия, и оно поддержало рабочий класс в Февр. революции 1917. Но задача борьбы с помещиками не была решена и этой революцией, и К. России, пережив нек-рые колебания во время двоевластия и поняв, что оно может добиться земли и мира только при поддержке рабочих, решительно повернуло к союзу с ними.

Крестьянство в СССР. Рабочий класс под руководством большевистской партии совершил в России в окт. 1917 социалистич. революцию, завоевал политич. власть в союзе с беднейшим К., к-рое составляло в это время большинство (65%) К. страны. Окт. социалистич. революция освободила К. от феод.-крепостнич. гнета помещиков, от эксплуатации крупного пром. и торг. капитала. Частная собственность на землю была ликвидирована, помещичьи и крупные капиталистич. х-ва конфискованы. Вся земля была национализирована и передана в безвозмездное и вечное пользование К. (см. Декрет о земле). В непосредств. распоряжение гос-ва перешли только культурные, опытные и семеноводческие х-ва, на базе к-рых создавались совхозы. Ок. 3-4% помещичьих х-в послужили базой для создания первых колхозных х-в, остальные пошли в раздел. В итоге К. получило ок. 150 млн. га б. помещичьих, удельных, гос. и т, п. земель.

Переход земли в пользование К. производился путем уравнит. передела. Против помещичьего землевладения К. выступало в целом как класс-сословие. Поэтому на первом, бурж.-демократич. этапе агр. революции (до лета 1918) бедняк, середняк и кулак в вопросе о земле большей частью действовали вместе. Но как только помещичье землевладение было ликвидировано, экономич. неравенство внутри К. и клас. противоречия (имевшие место и на первом этапе) обострились, выдвинулись на первый план. Обстановка в деревне крайне усложнилась в связи с продовольств. кризисом весной-летом 1918. Кулаки отказывались продавать хлеб по твердым ценам, усугубляя голод в стране и рассчитывая на то, что в такой обстановке Сов. власть не сможет проводить социалистич. преобразования. Сов. пр-во вынуждено было ввести продовольств. диктатуру. В Поволжье, Центр.-черноземных губ., на Дону и Кубани, на Урале и в Сибири вспыхнули кулацкие мятежи. В ходе борьбы за землю, хлеб, демократич. преобразования в деревне происходит перегруппировка клас. сил, развертывается клас. борьба деревенской бедноты против кулачества. Беднота с помощью рабочего класса создала комитеты бедноты (комбеды), к-рых насчитывалось в 1918 до 122 тыс. В деревню были направлены продовольственные отряды (продотряды) передовых рабочих пром. центров, оказавшие комбедам существенную помощь. В борьбе против кулачества революция в деревне с бурж.-демократич. этапа перерастает в социалистический. "...Наша деревня только летом и осенью 1918 года переживает сама "Октябрьскую" (т. е. пролетарскую) революцию. Наступает перелом. Волна кулацких восстаний сменяется подъемом бедноты, ростом "комитетов бедноты"" (Ленин В. И., Соч., т. 28, с. 279). В результате деятельности комбедов, продотрядов, органов Сов. власти был нанесен сильнейший удар по экономич. и политич. позициям сел. буржуазии; у кулацких х-в была экспроприирована часть средств произ-ва. Уравнит. переделу подверглись не только помещичьи, но и часть кулацких земель. В результате кулаки лишились 50 млн. га из 80 млн. га, к-рыми они владели до революции. Большая часть бедноты стала подниматься до уровня середняков. С др. стороны, часть кулацких х-в утратила прежний предпринимат. характер. В Европ. России группа безлошадных х-в сократилась с 28,7% в 1917 до 25,1% в 1919, а группа однолошадных х-в возросла с 47,6% до 60,1%. В то же время группа х-в с 2 лошадьми сократилась с 17,6% до 12,3%, группа х-в с 3 и более лошадьми - с 6,1% до 2,5%. Перераспределение средств произ-ва, прежде всего земли, привело к изменению социальной структуры деревни, положило начало массовому осереднячиванию К.

Социалистич. этап развития революции в деревне не завершился созданием новых форм х-ва в качестве осн. и господств. уклада, как это было в городе. К. в массе своей еще не было готово к переходу на социалистич. основы производства и распределения. К 1920 лишь ок. 1% крест. х-в вступили в коллективные объединения различных форм.

Переход от капитализма к социализму, от бурж. индивидуально-крест. строя к социалистическому, колхозному строю потребовал значит. времени. До 30-х гг. сов. К. было в осн. единоличным, базировало свое произ-во на частном владении средствами произ-ва и на единоличном труде. Хотя колхозы, а следовательно, и группы колхозников, появились уже в первые годы Сов. власти, в течение ряда лет уд. вес колхозного К. в общей массе был невелик: в 1927 колхозы объединяли 0,8% крест. х-в, в 1928 - 1,7%, в 1929 - 3,9%. Но, будучи единоличным, сов. трудящееся К. существенно отличалось от К. капиталистич. общества; наряду с рабочим классом оно стало осн. классом сов. общества, в к-ром гос. власть находится в руках рабочего класса и К. Задача диктатуры пролетариата состояла в вовлечении трудящегося К. в социалистич. строительство. От установления прочного союза рабочего класса с трудящимся К. зависела судьба социализма.

В период гражд. войны и иностр. воен. интервенции 1918-20 сложился воен.-политич. союз рабочего класса и трудящегося К. Кулачество было социальной опорой внутр. и внеш. контрреволюции. В этот период Коммунистич. партия осуществляла лозунг союза рабочего класса со средним К. при опоре на беднейшее К. Этот союз поддерживался общей заинтересованностью рабочих и крестьян в разгроме бурж.-помещичьей контрреволюции. На этом союзе основывалась продразверстка, введение к-рой было необходимо в условиях войны. В дальнейшем, при переходе к новой экономической политике смычка между городом и деревней стала осуществляться на другой хоз. основе - на основе товарооборота, а впоследствии возникла и приобрела решающее значение производств. смычка между ними. Рабочий класс и трудящееся К. были заинтересованы в восстановлении разрушенного войной нар. х-ва и в дальнейшем его развитии по социалистич. пути. В условиях нэпа при рыночных отношениях миллионов мелких индивидуальных товаропроизводителей неизбежно было клас. расслоение К., выделение капиталистич. элементов. К. делилось на бедноту, середняков и кулаков. Партия последовательно осуществляла ленинскую тактику прочного союза с середняком, опоры на бедноту, не прекращая борьбы против кулачества, сопротивлявшегося мероприятиям Советской власти.

В 20-е гг. произошли важнейшие изменения в социальной структуре К. Качественно изменился характер его клас. расслоения. Сов. власть защищала трудящихся крестьян от кулаков, ограничивала развитие кулацкого х-ва, лишила кулаков политич. прав, способствовала росту средних слоев К., всячески помогала бедноте, открыла перед К. новые перспективы социалистич. кооперирования с. х-ва. На селе стало меньше кулаков, меньше бедноты, массовыми стали середняцкие х-ва. Об этом свидетельствуют следующие данные:
—***—***—***—

Таблица Социальная структура крестьянства в СССР [s]КРЕСТЬЯНСТВО_1.JPG[/s]

В 1927 насчитывалось св. 25 млн. единоличных крест. х-в. Только 15,2% их имели с.-х. машины конной тяги; 28,3% х-в не имели рабочего скота; 31,6% - пахотного инвентаря. С др. стороны, кулацкие х-ва (4-5%) обладали значит. частью (15-20%) средств с.-х. произ-ва, примерно с.-х. машин. В 1929 уд. вес тракторов в энергетич. ресурсах с. х-ва составлял всего лишь 2,8%.

Чтобы поднять с. х-во, обеспечить повышение товарности с. х-ва и удовлетворить нужды страны в продовольствии и с.-х. сырье, ликвидировать нужду в деревне, полностью уничтожить экономич. неравенство отдельных групп К. и систему эксплуатации, необходимо было осуществить социалистич. преобразование деревни, заменить мелкое единоличное произ-во крупным коллективным произ-вом, оснащенным новейшей техникой. Пути подготовки и проведения социалистич. преобразования с. х-ва, осн. принципы и формы перехода К. к крупному коллективному х-ву были определены Кооперативным планом В. И. Ленина. В кон. 20-х гг. стали созревать условия для перехода широких масс К. на путь коллективного х-ва (см. коллективизация сельского хозяйства СССР). Коллективизация была величайшим в истории революции поворотом многомиллионных масс трудящегося К. от индивидуального способа хозяйствования к коллективному социалистич. производству. Она означала, как отмечается в Программе КПСС, "...великую революцию в экономических отношениях, во всем укладе жизни крестьянства" (1961, с. 14). В результате коллективизации в СССР был создан колхозный строй и извечный крест. вопрос нашел свое подлинное разрешение. К 1932 было кооперировано 15 млн. крест. х-в, что составляло 61,5%, а к 1937 - 93% крест. х-в объединились в колхозы. Т. о., на социалистич. путь был переведен самый многочисленный трудящийся класс - К. Сов. К. стало базироваться на коллективной, групповой собственности, на коллективном труде и современной машинной технике. Колхозное К. стало вслед за рабочим классом социалистич. классом сов. общества, базирующимся на кооперативно-колхозной собственности. В СССР, где кулачество оказало ожесточенное сопротивление коллективизации, гос-во вынуждено было, опираясь на беднейшее К. и значит. часть середняков, применить к кулаку революц. насилие. Кулачество было ликвидировано как класс на базе сплошной коллективизации (кулацкие х-ва экспроприированы, кулаки выселены со своих мест), тем самым был ликвидирован последний и самый многочисленный эксплуататорский класс.

В 1939 колх. К. и кооперированные кустари составляли 46,9% населения СССР, крестьяне-единоличники и некооперированные кустари - 2,6%. В 1963 колх. К. и кооперированные кустари составляли 26,3% населения страны (в это время в СССР насчитывалось 223 млн. чел.); крестьяне-единоличники составляли 0,1% (падение уд. веса колхозного К. в численности населения объясняется непрерывным развитием пром-сти и переходом К. из с. х-ва в города, а также преобразованием части колхозов в совхозы). Победа колхозного строя означала ликвидацию двойственной природы среднего К., ликвидацию векового процесса клас. расслоения, обнищания, пауперизации. Было уничтожено характерное для прежнего К. деление его на бедноту, среднее К. и кулачество. Интересы сов. рабочего класса и К. едины, они заключаются во всемерном укреплении социалистич. строя и построении коммунизма. В результате победы социализма в СССР ликвидирована противоположность между городом и деревней. Однако между ними еще остаются существенные различия, основу которых составляет наличие двух форм собственности - общенародной в городе, в пром-сти и групповой, кооперативно-колхозной - в деревне. Две формы социалистич. собственности определяют и клас. различия, существующие еще между рабочим классом и К. Деревня еще отстает от города по уровню культуры, быту, образу жизни. Но в результате создания в с. х-ве совр. материально-технич. базы с.-х. труд постепенно превращается в разновидность индустриального труда, а условия жизни в деревне благодаря успехам культурной революции, электрификации, новому жил. строительству и т. п. постепенно начинают приближаться к уровню городов. В 1963 в СССР было 39,5 тыс. колхозов, в распоряжении к-рых имелось 1241 тыс. тракторов, 235 тыс. зерноуборочных комбайнов, 444 тыс. грузовых автомобилей и др. многочисленная с.-х. техника. Из среды сов. К. выросла миллионная армия трактористов, комбайнеров, шоферов, специалистов полеводства, животноводства, овощеводства, садоводства и т. п. Колхозы обеспечены специалистами высшей квалификации - агрономами, зоотехниками, инженерами- механизаторами, мелиораторами, вышедшими в значит. части из колхозного К.

Выросшая производительность крест. труда при колх. строе дала возможность увеличить произ-во продовольствия и сырья, а также высвободить большое количество рабочей силы для развивающейся индустрии.

Колх. строй открыл перед сов. К. огромные возможности быстрого и непрерывного повышения жизненного уровня и овладения культурой. Уже в 20-30-х гг. была ликвидирована среди крестьян безграмотность. Ушло в безвозвратное прошлое бескультурье, невежество, забитость и нищета.

В результате коллективизации с. х-ва и утверждения колх. строя в СССР изменилась психология, сознание К. Преодолеваются, хотя и не без труда, мелкособственнич., индивидуалистич. привычки. Сов. крестьяне стали классом работников социалистич. с. х-ва, сознательными тружениками социалистич. общества.

До Вел. Отечеств. войны 1941-45 колх. К. составляло половину населения страны. Во время войны Сов. Армия, формировавшаяся в значит. степени за счет К., проявила героизм и самоотверженность в борьбе за социалистич. Родину. Широкий размах приняло партиз. движение, осн. силу к-рого составляло колх. К. Колх. строй способствовал созданию политич. и экономич. основы победы над фашизмом. Несмотря на огромные трудности, колх. К. решало во время войны важнейшую после производства вооружения и боеприпасов задачу - обеспечение фронта и тыла минимумом необходимых продуктов. Благодаря высоким мобилизац. возможностям колхозов и совхозов, Сов. гос-во в 1941-44 заготовило 4264 млн. пуд. хлеба (во время 1-й мировой войны, в 1914-17, было заготовлено и закуплено 1399 млн. пуд. хлеба). Сов. патриотизм колх. К. проявился и в сложнейших условиях послевоен. времени (нехватка рабочей силы, техники и т. д., серьезные недостатки в руководстве с. х-вом) при восстановлении и дальнейшем развитии с.-х. произ-ва. Политика Коммунистич. партии направлена на мощный подъем с.-х. произ-ва, на преодоление его отставания от темпов развития пром-сти, на полное удовлетворение нужд страны в продовольствии и с.-х. сырье, на неуклонное повышение благосостояния К. Партия придает особое значение применению принципа материальной заинтересованности сов. К. в колх. произ-ве и дальнейшему значит. укреплению материально-технич. базы с. х-ва. "КПСС исходит из того, что дальнейшее укрепление нерушимого союза рабочего класса и колхозного крестьянства имеет решающее политическое и социально-экономическое значение для строительства коммунизма в СССР" (Программа КПСС, 1961, с. 77).

Лит.: Переписка К. Маркса и Фр. Энгельса с рус. политич. деятелями, 2 изд., М., 1951; Маркс К., Заметки о реформе 1861 г. и пореформ. развитии России, в кн.: Архив Маркса и Энгельса, т. 12, М., 1952; Ленин В. И.; Развитие капитализма в России, Соч., 4 изд., т. 3; его же, Аграрная программа социал-демократии в первой рус. революции 1905-1907 гг., там же, т. 13; его же, Аграрный вопрос в России к концу XIX в., там же, т. 15; его же, Сущность "аграрного вопроса в России", там же, т. 18; Ленин В. И., Доклад о земле на Втором Всеросс. съезде Советов рабочих и солдат. депутатов 25-26 окт. (7-8 нояб.) 1917 г., там же, т. 26; его же, Доклад о работе в деревне на VIII съезде РКП(б) 18-23 марта 1919 г., там же, т. 29; его же, О продовольств. налоге, там же, т. 32; его же, О кооперации, там же, т. 33; Программа КПСС (Принята XXII съездом КПСС), М., 1962; Б с-ляев И. Д., Крестьяне на Руси, 4 изд., М., 1903; Ключевский В. О., Происхождение крепостного права в России, Соч. в 8 томах, т. 7, М., 1959; Дьяконов М. A., Очерки из истории сел. населения в Московском гос-ве (XVI-XVII вв.), СПБ, 1898; Семевский В. И., Крестьяне в царствование имп. Екатерины II, т. 1-2, СПБ, 1881-1901; его же, Крест. вопрос в России в XVIII и первой пол. XIX в., т. 1, СПБ, 1888; Лаппо-Данилевский А. С, Очерк истории образования главнейших разрядов крест. населения в России, СПБ, 1905; Самоквасов Д. Я., Крестьяне Др. России, в его кн.: Архивный материал..., т. 2, ч. 1, М., 1909; Греков Б. Д., Крестьяне на Руси с древнейших времен до XVII в., 2 изд., кн. 1-2, М., 1952-54; Тихомиров М. Н., Крест. и городские восстания на Руси. XI-XIII вв., М., 1955; Черепнин Л. В., Из истории формирования класса феод.-зависимого крестьянства на Руси, ИЗ, т. 56, М., 1956; его же, Актовый материал как источник по истории рус. крестьянства XV в., ПИ, Т. 4, М., 1955; Смирнов И. И., Очерки социально-экономич. отношений Руси XII-XIII в., М.-Л., 1963; Горский А. Д., Очерки экономич. положения крестьян Сев.-Вост. Руси XIV-XV вв., М., 1960; Корецкий В. И., Из истории закрепощения крестьян в России в кон. XVI - нач XVII в. (К проблеме "заповедных лет" и отмены Юрьева дня), "ИСССР", 1957, No 1; Маньков А. Г., Развитие крепостного права в России во второй половине XVII в., М.-Л., 1962; Индова Е. И., Преображенский А. А, Тихонов Ю. A., Буржуазное расслоение крестьянства в России XVII-XVIII вв., "ИСССР", 1962, No 3; Яцунский В. К., Генезис капитализма в с. х-ве России, в сб.: Ежегодник по аграрной истории Вост. Европы, 1959 г., М., 1961; Шапиро А. Л., Об имущественном неравенстве и социальном расслоении рус. крестьянства в эпоху феодализма, в сб.: Вопросы генезиса капитализма в России, Л., 1960; Рубинштейн Н. Л., О разложении крестьянства и т. н. первоначальном накоплении в России, "ВИ", 1961, No 8; Дружинин Н. M., Гос. крестьяне и реформа П. Д. Киселева, т. 1-2, М.-Л., 1946-58; Ковальченко И. Д., Крестьяне и крест. х-во Рязанской и Тамбовской губ. в первой половине XIX в., М., 1959; Гурвич И. A., Экономич. положение рус. деревни, М., 1941; Лященко П. И., История народного х-ва СССР, т. 2, М., 1956; Ратин А. Г., Население России за 100 лет. (1811-1913 гг.), Статистич. очерки, М., 1956; Зайончковский П. A., Проведение в жизнь крест. реформы 1861 г., М., 1958; Корнилов А. A., Крест. реформа, СПБ, 1905; Энгельгардт А. Н., Из деревни. 12 писем. 1872-1887, 6 изд., М., 1960; Гайстер А., С. х-во капиталистич. России, ч. 1 - От реформы 1861 г. до революции 1905 г., М., 1928; Першин П. Н., Участковое землепользование в России. Хутора и отруба, их распространение за десятилетие 1907-1916 гг. и судьбы их во время революции(1917-1920 гг.), М-, 1922; Янсон Ю. Э., Опыт статистич. исследования о крест. наделах и платежах, 2 изд., СПБ, 1881; Карышев Н. A., Крест. вненадельные аренды, Дерпт, 1892; Чернышев И. В., Община после 9 ноября 1906 г., ч. 1-2, П., 1917; Скляров Л. Ф., Переселение и землеустройство в Сибири в годы столыпинской аграрной реформы, Л., 1962; Анфимов А. М., Росс. деревня в годы первой мировой войны (1914 - февр. 1917), М., 1962; История сов. крестьянства и колх. стр-ва в СССР. Мат-лы науч. сессии, сост. 18-21 апр. 1961 г. в Москве, М., 1963; Арутюнян Ю. В., Сов. крестьянство в годы Вел. Отечеств. войны, М., 1963; Данилов В. П., Изучение истории сов. крестьянства, в кн.: Сов. историч. наука от XX к XXII съезду КПСС, М., 1963; Трапезников С. П., Историч. опыт КПСС в осуществлении ленинского кооперативного плана, М., 1965.

В. И. Корецкий (до 1861), А. М. Анфимов (1861-1917), М. И. Кузнецов (1917-65). Москва.

Советская историческая энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия . . 1973—1982.

Синонимы:

Смотреть что такое "КРЕСТЬЯНСТВО" в других словарях:

  • КРЕСТЬЯНСТВО —         (от рус. «крестьянин», первоначально христианин, человек; в совр. значении с кон. 14 в.), в досоциалистич. формациях совокупность мелких с. х. производителей, ведущих индивидуальное хозяйство силами своей семьи; при социализме… …   Философская энциклопедия

  • Крестьянство — (peasantry) Класс людей, имеющих низкий социальный статус и живущих главным образом за счет сельскохозяйственного труда. Крестьяне обрабатывают землю, но даже там, где они не владеют обрабатываемой землей, отличаются от крепостных тем, что… …   Политология. Словарь.

  • КРЕСТЬЯНСТВО — (от крестьянин первоначально христианин, человек; в современном значении употребляется с 14 в.), социальная группа, занятая в основном сельскохозяйственным производством, до 1917 сословие. С древнейших времён до середины 20 в. основное население… …   Русская история

  • Крестьянство — социальная группа, возникшая в процессе выделения семейного парцеллярного хозяйства. Крестьянам, ведущим индивидуальное хозяйство собственными средствами производства и силами своей семьи, свойственны приверженность традиции в производстве, быту… …   Исторический словарь

  • КРЕСТЬЯНСТВО — КРЕСТЬЯНСТВО, крестьянства, мн. нет, ср. 1. собир. Крестьяне. «Крестьянство само испытало улучшение от нашей революции, потому что оно все помещичьи земли взяло.» Ленин. «Жаждет крестьянство света.» Безыменский. 2. Крестьянское сословие, звание… …   Толковый словарь Ушакова

  • крестьянство — селянство, мужичье Словарь русских синонимов. крестьянство см. крестьянин Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011 …   Словарь синонимов

  • Крестьянство — КРЕСТЬЯНСТВО, социальная группа, возникшая в процессе разложения первобытного общества и выделения семейного парцеллярного хозяйства. Крестьянам, ведущим индивидуальное хозяйство собственными средствами производства и силами своей семьи,… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • КРЕСТЬЯНСТВО — социальная группа, возникшая в процессе разложения первобытного общества и выделения семейного парцеллярного хозяйства. Крестьянам, ведущим индивидуальное хозяйство собственными средствами производства и силами своей семьи, свойственны… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Крестьянство — социальная категория земледельцев, проживающих в деревне и занимающихся сельскохозяйственным трудом. По английски: Peasantry См. также: Социальные категории Сельские поселения Финансовый словарь Финам …   Финансовый словарь

  • КРЕСТЬЯНСТВО — КРЕСТЬЯНСТВО, а, ср. 1. собир. Крестьяне. Русское к. 2. Крестьянский труд. Заниматься крестьянством. | прил. крестьянский, ая, ое. Крестьянское происхождение. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • КРЕСТЬЯНСТВО — англ. peasantry; нем. Bauernschaft. Соц. категория земледельцев, проживающих в деревне и занимающихся сельскохозяйственным трудом, основанном на различных типах собственности (напр., общинная, частная, кооперативная) в зависимости от типа обществ …   Энциклопедия социологии

Книги

Другие книги по запросу «КРЕСТЬЯНСТВО» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.