Лжекооператив

Лжекооператив

Лжекооператив — частное предприятие, созданное в организационно-правовой форме кооператива, с преступной целью или с целью воспользоваться налоговыми или иными льготами и преимуществами, положенными кооперативу в соответствии с законодательством. Лжекооперативы не соблюдают кооперативные принципы и не допускают большинство рядовых членов к участию к управлением кооперативом. Лжекооперативы создаются для организации финансовых пирамид, получения государственной помощи, а также ведения частной предпринимательской деятельности в социалистических странах, где возможности частного предпринимательства ограничены.

Содержание

Характер деятельности лжекооперативов

Лжекооперативы, чаще всего создаются для осуществления следующей деятельности:

  • Осуществления частной предпринимательской деятельности в странах, где другие возможности организации частного предпринимательства ограничены (например в социалистических странах);
  • Получения экономической помощи и поддержки от государственных и частных органов;
  • Получения налоговых льгот и иных привилегий;
  • Организация финансовых пирамид.

Лжекооперативы в истории Российской Империи

Впервые проблема появления лжекооперативов был отмечена А. И. Васильчиковым в 1875 году:

«Первый факт есть тот, что в некоторых местностях и, сколько нам известно, в целых полосах, обнимающих целые уезды или даже губернии,под фирмою ссудных товариществ происходит просто раздел сумм, ассигнуемых на первоначальный заем от земства или других источников. Так, между прочим, в Херсонской губернии, где число товариществ из всех губерний наибольшее – 58 и в одном Ананьевском уезде 31, оказывается, если сведения наши верны, что большая часть их существует чисто номинально. Там ввелись такие порядки, что несколько крестьян вступая в соглашение об открытии ссудного товарищества, подписывают устав, представляют его на утверждение, затем получают от земства по-видимому без всяких справок, известный капитал, делят его поровну между всеми членами-учредителями и далее только переписывают с одного срока на другой ссуды, таким образом поделенные между ними. В другой губернии, в Пермской, произошло следующее: две волости этой губернии имели значительный капитал, который образовался в прежние годы из разных мирских и страховых платежей; так как они несколько раз безуспешно ходатайствовали о получении этих денег на руки, то какой-то благожелатель их надоумил просить о выдаче этих сумм на образование ссудного товарищества, они так и сделали, и получили сумму, разделили ее всю поголовно и поровну между всеми домохозяевами всей волости»[1].

Лжекооперативы в СССР

После принятия в марте 1921 года X съездом РКП(б) Новой экономической политики, кооперативы получили поддержку Советского Правительства. "Покровительство" государства системе кооперации в годы НЭПа обеспечило быстрый рост количества кооперативов. В этой ситуации значительные слои сельского населения, прочно связанные с рынком, стремились воспользоваться выгодами кооперативного кредита, снабжения и сбыта в интересах развития своего хозяйства.

Важное значение придавалось подлинности кооперативного устройства предприятия. Для первичного кооператива основным ее признаком было его вхождение в союз кооперативов, который располагал большими правами по регулированию деятельности своих членов. Кооперативы, не состоящие в союзах, признавались ими лишь при условии представления в финансовые органы не вызывающих сомнений доказательств кооперативного устройства: устава и справки о регистрации в соответствующем учреждении (для промысловых кооперативов – в местных органах ВСНХ). При сомнениях в подлинности кооператива он мого подвергнуться обследованию губернским кооперативным объединением. Доля «лжекооперативов», прикрывающих частные предприятия, достигала 30-40% [2].

28 декабря 1928 г. СНК СССР принимает постановление "О мерах борьбы с лжекооперативами", где говорилось, что, "вытесняемые вследствие успехов государственной и кооперативной промышленности и торговли из важнейших отраслей народного хозяйства капиталистические (кулацкие) элементы в ряде случаев проникают в кооперативные организации и превращают их в лжекооперативы, являющиеся орудием и прикрытием их эксплуататорской деятельности". Правительствам союзных республик предлагалось принять меры к усилению уголовной ответственности организаторов и фактических руководителей лжекооперативов, а также должностных лиц государственных органов и кооперации, оказывающих содействие лжекооперативам (29). Это указание получило реализацию в постановлении СНК РСФСР от 27 марта 1929 г. и постановлении ВЦИК и СНК РСФСР от 9 сентября 1929 г. Лжекооперативами признавались кооперативы: "а) если в числе их учредителей или членов выборных органов участвуют лица, которым это воспрещено законом, или б) если в них преобладающее влияние имеют капиталистические (кулацкие) элементы, использующие кооперативную форму в своих классовых целях, или в) если деятельность их уклоняется в сторону, противную интересам социалистического строительства" В 1929 году Уголовный Кодекс РСФСР был дополнен статьей 129-а, предусматривающей уголовную ответственность в ч. 1 за учреждение и руководство деятельностью лжекооперативов, т.е. таких организаций, которые прикрываются кооперативными формами в целях использования льгот и преимуществ, предоставляемых кооперации, в действительности же являются предприятиями частнопредпринимательскими и преследуют интересы капиталистических элементов, имеющих преобладающее влияние в их составе. В определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда СССР от 18 декабря 1948 года по делу Ф. и З. об учреждении лжекооперативов говорится как об опасном для общества виде преступления, «связанного с проникновением частника в кооперацию в целях личной выгоды».[3] Переход к плановой экономике в 1930-х годах ликвидировал условия для деятельности частного предпринимательства, но ни в коем случае это не касается кооперативов (артелей). Здесь советское руководство проявило блестящие организаторские качества по созданию и развитию кооперации в СССР (хотелось бы очень точно подметить, что не следует ложно думать о кооперации во времена руководства И.В. Сталина как о проявлении предпринимательства - это яркий пример коллективной собственности,как социалистического (коммунистического) явления), тому в доказательство явствуют нижеизложенные беспристрастные факты. В блокадном Ленинграде выпуском автоматов Судаева (ППС) занимались артели, которые располагали машинным парком, станками и прессами, сварочным оборудованием, достаточно высокими технологиями. При Сталине предпринимательство — в форме производственных и промысловых артелей — всячески и всемерно поддерживалось. Уже в первой пятилетке был запланирован рост численности членов артелей в 2,6 раза.

В самом начале 1941 года Совнарком и ЦК ВКП(б) специальным постановлением «дали по рукам» ретивым начальникам, вмешивающимся в деятельность артелей, подчеркнули обязательную выборность руководства промкооперацией на всех уровнях. На два года предприятия освобождались от большинства налогов и госконтроля над розничным ценообразованием. Единственным и обязательным условием было то, что розничные цены не должны были превышать государственные на аналогичную продукцию больше, чем на 10-13 % (и это при том, что госпредприятия находились в более сложных условиях: льгот у них не было).

А чтобы у чиновников соблазна «прижать» артельщиков не было, государство определило и цены, по которым для артелей предоставлялось сырье, оборудование, места на складах, транспорт, торговые объекты: коррупция была в принципе невозможна. И даже в годы войны для артелей была сохранена половина налоговых льгот, а после войны их было предоставлено больше, чем в 1941-м году. Особенно артелям инвалидов, которых много стало после войны.

В трудные послевоенные годы развитие артелей считалось важнейшей государственной задачей. Вот воспоминания о руководителе крупной и успешной артели, коммунисте, фронтовике. Ему поручили организовать артель в небольшом поселке где он жил. Он съездил в райцентр, за день решил все оргвопросы и вернулся домой с несколькими листками документов и печатью новорожденной артели. Вот так, без волокиты и проволочек решались при Сталине вопросы создания нового предприятия. Потом начал собирать друзей-знакомых, решать, что и как будут делать. Оказалось, что у одного есть телега с лошадью — он стал «начальником транспортного цеха». Другой раскопал под развалинами сатуратор — устройство для газирования воды — и собственноручно отремонтировал. Третий мог предоставить в распоряжение артели помещение у себя во дворе. Вот так, с миру по нитке, начиналось производство лимонада. Обсудили, договорились о производстве, сбыте, распределении паев — в соответствии со вкладом в общее дело и квалификацией — и приступили к работе. И пошло дело. Через некоторое время леденцы начали делать, потом колбасу, потом консервы научились выпускать — артель росла и развивалась.

А через несколько лет председатель артели и орденом за ударный труд был награжден, и на районной доске почета красовался. Оказывается при Сталине не делалась разница между теми, кто трудился на государственных и общественных (коллективных) предприятиях, всякий труд был почетен, и в законодательстве о правах о трудовом стаже и прочем обязательно была формулировка «…или член артели промысловой кооперации». В кооперативном секторе работало около сотни конструкторских бюро, 22 экспериментальных лаборатории и даже два научно-исследовательских института. Более того, в рамках этого сектора действовала своя, негосударственная, пенсионная система! Не говоря уже о том, что артели предоставляли своим членам ссуды на приобретение скота, инструмента и оборудования, строительство жилья.

Артели производили не только простейшие, но и такие необходимые в быту вещи. В послевоенные годы в российской глубинке до 40 % всех предметов, находящихся в доме (посуда, обувь, мебель и т.д.) было сделано артельщиками. Первые советские ламповые приемники (1930 год), первые в СССР радиолы (1935 год), первые телевизоры с электронно-лучевой трубкой (1939 год) выпускала ленинградская артель «Прогресс-Радио».

Ленинградская артель «Столяр-строитель», начав в 1923 году с саней, колес, хомутов и гробов, к 1955 году меняет название на «Радист» — у неё уже крупное производство мебели и радиооборудования. Якутская артель «Металлист», созданная в 1941 году, к середине 50-х располагала мощной заводской производственной базой. Вологодская артель «Красный партизан», начав производство смолы-живицы в 1934 году, к тому же времени производила ее три с половиной тысячи тонн, став крупным производством. Гатчинская артель «Юпитер», с 1924 года выпускавшая галантерейную мелочь, в 1944-м, сразу после освобождения Гатчины делала остро необходимые в разрушенном городе гвозди, замки, фонари, лопаты, к началу 1950-х выпускала алюминиевую посуду, стиральные машины, сверлильные станки и прессы. И таких примеров успеха — десятки тысяч.

В 1956 году Хрущёв постановил к 1960-му полностью передать государству все артельные предприятия — исключение составляли только мелкие артели бытового обслуживания, художественных промыслов, и артели инвалидов. Причем им запрещалось осуществлять регулярную розничную торговлю своей продукцией. Разгром артельного предпринимательства был жестоким и несправедливым. Упомянутый выше «Радист» стал госзаводом. «Металлист» — Ремонтно-механическим заводом. «Красный партизан» — Канифольным заводом. «Юпитер» превратился в государственный завод «Буревестник». Артельная собственность отчуждалась безвозмездно. Пайщики теряли все взносы, кроме тех, что подлежали возврату по результатам 1956 года. Ссуды, выданные артелями своим членам, зачислялись в доход бюджета. Торговая сеть и предприятия общественного питания в городах отчуждались безвозмездно, в сельской местности за символическую плату.

Июньский пленум ЦК КПСС 1987 года дал толчок полномасштабной экономической реформе. 26 мая 1988 года был принят закон СССР «О кооперации в СССР». Получившие относительную самостоятельность в условиях плановой экономики кооперативы стали удобной формой для легализации частной предпринимательской деятельности.

Легализация частнопредпринимательской и кооперативной деятельности в условиях жесткой планово-централизованной экономики изначально ставила данные организационные формы производственно-коммерческой деятельности в подчиненное положение от государственного сектора, тем самым способствуя массовым фактам противоправной хозяйственной деятельности. Отдельные предприимчивые граждане создавали кооперативы, делающие деньги, а не реальные товары. Они временно создавали кооперативы для проведения незаконных финансовых операций при посреднической деятельности. Лжекооперативы не производили товары, но их руководители получали огромные доходы путем «перекачки» товаров из государственной торговли к потребителю. Кооператоры - перекупщики создавали искусственный дефицит товаров широкого потребления и в условиях свободных цен завышали цены, скупая оптом товары у производителя по ценам значительно ниже рыночных.[4]

Переход к рыночной экономике и разрешение различных форм частных предприятий после принятия 25 декабря 1990 года Закона РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности" фактически завершил период создания лжекооперативов в СССР.

Лжекооперативы как инструмент финансовых преступлений

В период активного создания финансовых пирамид в 1990-х годах лжекооперативы создавались достаточно редко. Одним из таких известных случаев является создание и деятельность кредитного союза «Арго» из города Туапсе.

Создание лжекооперативов началось в начале 2000-х годов. Для привлечения вкладчиков организаторы лжекооперативов обещали льготное приобретение жилья, высокие проценты по вкладам и предоставление льготных займов. Лжекооперативы, привлекавшие граждан обещанием льготного приобретения жилья создавались в виде жилищных и жилищно-строительных кооперативов.[5] Создание подобных лжекооперативов стало затруднено, после принятия в 2006 году федерального закона «О жилищных накопительных кооперативах», в котором предусмотрены меры государственного регулирования деятельности жилищных накопительных кооперативов на рынке недвижимости.

Финансовые пирамиды в виде лжекооперативов, стали создаваться после принятия в 2001 году Федерального закона № 117-ФЗ от 07.08.2001 г. о «Кредитных потребительских кооперативах граждан», когда кредитные кооперативы получили легальную возможность привлечения личных сбережений своих пайщиков. Закон предусматривал государственное регулирование кредитных потребительских кооперативов граждан федеральным органом исполнительной власти. Решением Правительства РФ таким органом было определено Министерство финансов РФ[6]. Однако на практике Министерство Финансов РФ к процессу регулирования кредитных потребительских кооперативов не преступило: не был создан реестр кредитных потребительских кооперативов граждан, не были приняты финансовые нормативы и финансовая отчетность для кредитных кооперативов. Таким образом, создались условия для организации финансовых пирамид в организационно-правовой форме кредитного потребительского кооператива граждан. Такие лжекооперативы, как правило, не проводят общих собраний и не допускают рядовых членов к управлению кооперативом, скрывают финансовую информацию и реальных руководителей лжекооператива, ведут активную рекламную политику, принимают в кредитные кооперативы всех подряд, а не только граждан, объеденных территориальной, профессиональной или иной общностью, знающих друг друга и доверяющих друг другу. Многие лжекооперативы создаются в крупных городах, где граждане, как, правило плохо знакомы друг с другом, а также имеют удаленные филиалы, в том числе на территории других субъектов федерации. Созданию лжекооперативов способствовала успешная деятельность настоящих кредитных кооперативов в 1990-х годах во многих регионах Российской Федерации, которая сформировала положительную репутацию кредитных кооперативов у населения [7]. Внимание общества и прессы к лжекооперативам было привлечено с началом финансового кризиса в 2008 году.[8] Значительное количество жителей Южного федерального округа пострадало от лжекооперативов.[9] В 2009 году в рамках Антикризисной программы Правительства РФ был принят федеральный закон «О кредитной кооперации», ставший законодательной базой для регулирования большинства кредитных потребительских кооперативов.[10] Закон предусматривал меры по государственному контролю кредитных кооперативов, а также обязательное вступление кредитных кооперативов в саморегулируемые организации кредитных потребительских кооперативов к августу 2011 года.

Примеры лжекооперативов

Созданный в 2005 году в городе Волгограде КПК «Наш дом» нанес ущерб своим вкладчикам в размере около 2,5 млн. рублей.

В Волгоградской области вступил в законную силу приговор Краснооктябрьского районного суда в отношении бывшего председателя кредитного потребительского кооператива Андрея Бирюкова, осуждённого за хищение денежных средств вкладчиков. Установлено, что в 2005 году он организовал и зарегистрировал в городе Волгограде кредитный потребительский кооператив «Наш дом», целью деятельности которого было привлечение и хищение денежных взносов граждан. Большинство сотрудников кооператива являлись родственниками и знакомыми осуждённого и фактически участия в деятельности кооператива не принимали. Для реализации своих преступных целей Бирюков организовал рекламную компанию в средствах массовой информации. Он обещал вкладчикам от 30 до 38 процентов годовых, действуя по принципу «финансовой пирамиды». Тем, кто доверял свои средства кооперативу, обещанные проценты выплачивались за счёт взносов новых вкладчиков. За время существования кооператива Бирюков похитил из поступивших средств около 2 млн. 300 тыс. рублей, оформив себе займы на потребительские нужды. Деятельность кооператива была пресечена правоохранительными органами в августе 2006 года, когда гражданам стали отказывать в возвращении вложенных ими денежных средств и выплате процентов. Суд признал Бирюкова виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершённое в особо крупном размере) и назначил ему наказание в виде 6 лет лишения свободы. Кроме того, суд принял решение о взыскании с осуждённого ущерба, причинённого потерпевшим в размере около 2, 5 млн. рублей.[11]

Кредитный потребительский кооператив граждан «Росгражданкредит» из города Волгограда работал с 2002 года, имел 24 филиала в Волгограде и других городах Южного Федерального Округа, объединял около 2 тыс. пайщиков. В 2009 году в Арбитражный суд Волгоградской области был подан иск о признании кооператива банкротом, а в отношении руководителей кооператива было возбуждено уголовное дело.[12]

5 августа 2010 года Ворошиловским районным судом г. Волгограда вынесен обвинительный приговор в отношении Несветаева И.В. и Несветаевой Л.П.. Несветаева И.В. и Несветаевой Л.П. признаны виновными в хищении денежных средств в особо крупном размере у КПКГ "Росгражданкредит"- по ч. 4 ст. 160 УК РФ. Несветаеву И.В. назначено наказание в виде 9 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, Несветаевой Л.П. назначено наказание в виде 7 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.[13]

Межрегиональный финансовый потребительский союз «Гурьянин» зарегистрирован в качестве юридического лица 27 января 2003 года. С этого времени началось строительство структуры по привлечению денежных средств граждан в городах Кемерово, Новокузнецк, Новосибирск, Гурьевск, Белово и Салаир. Решением общего собрания кооператива от 14 марта 2009 года был введен 5–ти летний запрет на возврат вкладов. К 14 марта 2009 года общая численность людей, имевших какое – либо отношение (вкладчиков, заемщиков, и тех, кто к этому моменту уже успел выйти из числа членов кооператива) к МФПС (ранее КПК, КПКГ) «Гурьянин» была свыше 17000 человек. Решением Арбитражного суда Кемеровской области от 01.07.2010 Межрегиональный финансовый потребительский союз «Гурьянин» был признан несостоятельным (банкротом).

Главное следственное управление при ГУВД по Кемеровской области завершило предварительное следствие по многоэпизодному уголовному делу о махинациях в кредитном потребительском кооперативе «Гурьянин». В совершении шести преступлений, предусмотренных ст. 160 УК РФ «Присвоение или растрата», 174.1 УК РФ «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления» и ст. 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями», обвиняется бывший директор данного кооператива Александр Истомин. Как установило следствие, обвиняемый неоднократно оформлял договоры займа с кооперативом «Гурьянин», директором которого являлся, действуя при этом, как физическое лицо или индивидуальный предприниматель. На основании данных договоров он получал в кассе организации вверенные ему денежные средства. Собранные следствием доказательства свидетельствуют о том, что с 19 октября 2005 года по 16 апреля 2009 года обвиняемый, используя свое служебное положение, похитил путем присвоения вверенные ему денежные средства кооператива «Гурьянин» в особо крупном размере – почти 85 000 000 рублей. Также следствием было установлено, что после введения моратория на выдачу денежных средств пайщикам кооператива обвиняемый без ведома членов комиссии кооператива по выплатам денежных средств остро нуждающимся пайщикам оформил договор займа на сумму 9 000 000 рублей, со сроком возврата займа. В качестве залога фигурант предоставил принадлежащее ему здание и земельный участок, расположенные в Ленинске-Кузнецком, приобретенные им по цене более 2 000 000 рублей, при этом на момент заключения договора здание находилось в непригодном для использования состоянии. Получение денежных средств в данном случае противоречило Уставу кооператива «Гурьянин», согласно которому общая сумма займов, выданных одному пайщику, должна была составлять не более 25% от активов кооператива. А сумма активов кооператива, состоящих из денежных средств на счетах, в кассе кооператива и стоимости основных средств, по состоянию на тот момент составляла лишь более 5 000 000 рублей. Оформленная обвиняемым кредитная линия в сумме 9 000 000 рублей превышала сумму активов кооператива. В данном случае он также злоупотребил своими должностными полномочиями. Это далеко не все факты противоправной деятельности обвиняемого, установленные во время расследования уголовного дела, которое насчитывает сейчас 37 томов. В настоящее время предварительное следствие по нему завершено, оно вместе с утвержденным обвинительным заключением передано в Гурьевский районный суд г. Гурьевск.[14]

См. также

Источники и ссылки

Примечания

  1. Кооперация. Страницы истории. В 3-х т. Т. 1. Кн. 2. Часть 1. С. 166
  2. Кооперативы по производству товаров и оказанию услуг. Справ. Пособие. С. 15
  3. Гидиятуллина И.Н. История развития законодательства об ответственности за незаконное предпринимательство в советский период
  4. С.В. Богданов, В.Н. Орлов За фасадом перестройки в СССР: власть, хозяйственная преступность, общество// Известия Алтайского государственного университета. №4-4 2009 С. 27-31
  5. Большой портал недвижимости. ЖСК украл у покупателей 12 миллионов
  6. Приказ Министерства Финансов РФ №154 от 20.06.2005 «Об утверждении Положения о Департаменте финансовой политики»
  7. Деньги вскладчину Кредитные кооперативы имеют право на жизнь. Владимир Луков "Российская газета" - Федеральный выпуск №4622 от 27 марта 2008 г.
  8. Забывшие о Мавроди. Как отличить финансовую пирамиду от кредитного кооператива? "Российская газета" - Неделя №4699 от 3 июля 2008 г.
  9. Снова на грабли. Десятки тысяч жителей Юга России по-прежнему вверяют свои деньги финансовым пирамидам. "Российская газета" - Экономика Юга России №5402 (26) от 9 февраля 2011 г.
  10. ПРОГРАММА АНТИКРИЗИСНЫХ МЕР ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА 2009 ГОД
  11. В Волгоградской области осуждён организатор финансовой пирамиды. Сообщение Генеральной Прокуратуры РФ
  12. «Росгражданкредит» определили на правление Крупнейшему потребкооперативу Волгоградской области грозит банкротство Коммерсантъ(Волгоград) № 199 (4254) от 24.10.2009
  13. Вынесен приговор в отношении граждан, осужденных за хищение денежных средств в особо крупном размере. Ворошиловский районный суд города Волгограда
  14. В Кемеровской области передано в суд одно из самых громких уголовных дел. Главное управление МВД России по Кемеровской области

Литература

  • Злоказов П. М. Лжекооперативы. — М.: Изд. МОСПО, 1917.
  • Кооперация. Страницы истории: Избранные труды российских экономистов, общественных деятелей, кооператоров-практиков. В 3-х т. Т. 1. Кн. 2. Часть 1. — М.: Наука, 2001. — ISBN 5-02-008401-8
  • Кооперативы по производству товаров и оказанию услуг. Справ. Пособие. — М.: Экономика, 1991. — ISBN 5-282-00653-7

Wikimedia Foundation. 2010.

Поможем написать реферат

Полезное


Смотреть что такое "Лжекооператив" в других словарях:

  • Кооператив — Кооператив  основанное на членстве объединение людей и организаций, созданное для достижения общих экономических и социальных целей, связанных с удовлетворением материальных или иных потребностей членов, внесших долю (пай) в созданный для… …   Википедия

  • Финансовая пирамида — У этого термина существуют и другие значения, см. Пирамида. Пирамида схематически. 13 й уровень невозможен  на планете Земля нет такой численности населения. Финансо …   Википедия


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»