ФАШИЗМ


ФАШИЗМ
ФАШИЗМ
        (итал. fascismo, от fascio — пучок, связка, объединение), политич. течение, возникшее в период общего кризиса капитализма и выражающее интересы наиболее реакционных и агрессивных сил империали-стич. буржуазии. Ф. у власти — террористич. диктатура самых реакц. сил монополистич. капитала, осуществляемая с целью сохранения капиталистич. строя. Важнейшие отличит. черты Ф.— применение крайних форм насилия для подавления рабочего класса и всех трудящихся, воинствующий антикоммунизм, шовинизм, расизм, широкое использование гос.монополистич. методов регулирования экономики, макс. контроль над всеми проявлениями обществ. и личной жизни людей, способность путём националистич. и социальной демагогии мобилизовать и политически активизировать часть населения в интересах эксплуататорского строя (массовая база Ф.— по преимуществу средние слои капиталистич. общества). Внеш. политика Ф.— политика империалистич. захватов.
        Общность черт, присущих Ф. как политич. течению, не исключает существования различных его форм. Так, преобладание милитаристских сил характерно для воен. фаш. режимов.
        В борьбе за создание массовой социальной базы Ф. выдвинул систему взглядов (т. н. фаш. идеология), использовавшую в значит. мере реакц. учения и теории, сложившиеся до его появления (расистские идеи; ан-тидемократич. концепции Ницше и Шпенглера, Джентиле; антисемитизм; геополитика, пангерманизм и т. д.).
        В центре фаш. идеологии — идеи воен. экспансии, расового неравенства, «классовой гармонии» (теории «нар. сообщества» и «корпоративности»), вождизма принцип фюрерства»), всевластия гос. машины (теория «тотального государства»). В наиболее концентриров. виде эти идеи были выражены в книге А. Гитлера «Моя борьба» («Mein Kampf», 1925). Весьма существ. черта фаш. идеологии — крикливая демагогия с целью маскировки её истинного содержания. Этой цели служило, в частности, спекулятивное использование Ф. популярности идей социализма в массах.
        Возникнув как реакция на революц. подъём, наступление которого возвестила Великая ?кт. социалистич. революция в России, Ф. превратился в ожесточённого и опасного противника всего прогрессивного человечества и прежде всего междунар. революц. рабочего движения. Агрессивная внеш. политика, проводимая фаш. режимами, утвердившимися в ряде стран капиталистич. Европы (Германии, Италии, Испании и др.), привела в конечном счёте ко 2-й мировой войне. Развязанная фаш. государствами, она обрушила величайшие бедствия на народы Европы и др. регионов.
        Разгром в 1945 фаш. Германии и её союзников силами антигитлеровской коалиции при решающем участии СССР нанёс тяжёлый удар по Ф. Однако в некоторых капиталистич. странах правящим классам удалось в пос-левоен. годы продлить существование диктаторских режимов фаш. типа. В странах, возглавлявших фаш. блок, корни Ф. были ликвидированы не полностью. Начавшаяся после 2-й мировой войны «холодная война» привела к оживлению наиболее реакционных, в том числе фаш., элементов и в тех капиталистич. государствах, которые входили в прошлом в состав антигитлеровской коалиции. Не менее важно и то, что социальные и политич. процессы, породившие Ф. и превратившие его на определ. историч. этапе в весьма влиятельную силу (развитие гос.монополистич. капитализма и углубление общего кризиса капитализма, экономич. и политич. потрясения в странах капиталистич. мира), продолжают происходить и в совр. капиталистич. обществе. В капиталистич. странах, правящие круги которых придерживаются традиц. методов правления, сложилась более или менее влиятельная крайне правая оппозиция, в ряде случаев откровенно фашистская или полуфашистская по своему характеру. Сила и влияние этой оппозиции колеблются в зависимости от изменения экономич. конъюнктуры и состояния междунар. обстановки, возрастая нередко при обострении кризисных явлений внутри страны и на междунар. арене и ослабевая при смягчении напряжённости.
        В некоторых случаях фаш. и полуфаш. элементы в союзе с милитаристскими силами предпринимают попытки захватить господствующие позиции путём воен. переворотов. В ряде стран была установлена террористич. воен.-фаш. диктатура: в 1954 — в Парагвае, в апр. 1967 — в Греции (свергнута в июле 1974), в сент. 1973 — в Чили, и др. Большое влияние на внутр. и внеш. политику оказывает реакц. военщина и в ряде других лат.-амер. стран.
        В совр. условиях фаш. силы принимают новое обличье, стремясь нередко отгородиться от скомпрометировавших себя фаш. движений прошлого. Поэтому, говоря о совр. Ф., чаще всего употребляют термин неофашизм. В условиях обострения общего кризиса капитализма неофаш. силы широко применяют т. н. стратегию напряжённости, организуя террористич. и др. подрывные акции, чтобы создать у политически неустойчивой части общественности впечатление о полной неспособности парламентских правительств обеспечить обществ. порядок и тем самым толкнуть группы умеренно консервативных избирателей в объятия «легальных» неофашистов. В целом, однако, позиции Ф. после 2-й мировой войны гораздо слабее, чем до неё. Свержение Ф. в Португалии, Греции, а также крах франкизма в Испании — убедительное свидетельство слабости фаш. режимов в совр. условиях. Расстановка классовых сил в промышленно развитых капиталистич. странах в ряде случаев ограничивает самовластие монополистич. буржуазии. Форсируемой власть имущими тенденции к сдвигу вправо противостоит тенденция к расширению демократии, являющаяся результатом упорной борьбы нар. масс и прежде всего рабочего класса. В обстановке распространения антифаш. настроений и роста притягательной силы социализма правящие классы капиталистич. стран часто считают опасным переход от бурж.-демократич. форм правления к открыто фаш. методам.
        Важнейшая преграда ?.— создание сплочённого фронта демократия. сил.
        Резолюции VII Всемирного конгресса Коммунистического Интернационала, М., 1935; Галкин А. А., Герм. ?., ?., 1967; его же, Социология неофашизма, М., 1971; Лопухов Б. Р., Ф. и рабочее движение в Италии 1919—1929, М., 1968; НДП — новая нацистская партия. Сб. ст., пер. с нем., М., 1968; VII Конгресс Коммунистич. Интернационала и борьба против Ф. и войны. Сб. документов, М., 1975; Бланк А. С., Из истории раннего Ф. в Германии. Организация, идеологич. методы, М., 1978; Гинцберг Л. И., Рабочее и коммуни-стич. движение Германии в борьбе против Ф. (1919—1933 гг.), М., 1978; Мельников Д., Черная Л., Преступник номер 1. Нацистский режим и его фюрер, М., 1981; ?ахшмир П. Ю., Происхождение Ф., ?., 1981.
        А.А.Галкин.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. . 1983.

ФАШИЗМ
(итал. fascismo, от fascio – пучок, связка, объединение) – одна из форм реакц. антидемократич. бурж. движений и режимов, характерных для эпохи общего кризиса капитализма. Ф. у власти – "...это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала" (Программа КПСС, 1961, с. 53). Особенностью Ф., по сравнению с режимами воен. диктатуры, личной власти, бонапартизма и др., является осуществление насилия над массами через всеобъемлющую гос.-политич. машину, включающую систему массовых орг-ций и разветвленный аппарат идеологич. воздействия, дополняемых системой массового террора. Ф. широко использует псевдореволюционные и псевдосоциалистические лозунги и формы организации масс для маскировки тотального насилия.
Появление Ф. на политич. арене – результат кризиса социально-экономич., политич. и культурного развития бурж. общества, страха правящей буржуазии перед натиском революц. социализма. Ф. "...усиливает свою активность в момент обострения кризиса империализма, когда возрастает стремление реакции применять методы грубого подавления демократических и революционных сил" (Междунар. Совещание коммунистич. и рабочих партий. Док-ты и мат-лы, 1969, с. 322). Неравномерность темпов и форм развития этого кризиса, упадок или неразвитость демократически-парламентских форм политич. жизни, противоречия между степенью идеологич. организованности и уровнем культуры масс, "новейшие" средства мобилизации старых массовых предрассудков – характерные элементы почвы, на к-рой растет Ф. Не случайно Ф. утвердился в условиях наибольшей остроты указанных противоречий, благоприятных для вовлечения сравнительно широких слоев гл. обр. мелкобурж. населения в политич. акции в качестве "толпы".
При всем известном истории или возможном многообразии фашистских движений (отличающихся друг от друга различными вариантами сочетания военной и парт. диктатуры, террористич. и идеологич. принуждения, национализма и этатизма и т.д.) общим условием их формирования является кризис демократич. форм бурж. гос-ва при отсутствии или же недостаточности иных эффективных форм регулирования социальных отношений. Свойственная всей эпохе монополистич. капитализма, отмечавшаяся Лениным тенденция к ликвидации или выхолащиванию демократии составляет необходимое условие, при к-ром развивается и идет к власти Ф., к-рый "...начинает с оголтелого антикоммунизма, чтобы, изолировав и разгромив партии рабочего класса, раздробить силы пролетариата и бить их по частям, а затем покончить со всеми другими демократическими партиями и организациями, сделать народ слепым орудием политики капиталистических монополий" (Программа КПСС, 1961, с. 53). Формы Ф. зависят от целого ряда специфических для каждой страны обстоятельств: обострения классовых конфликтов при неспособности бурж. гос-ва воздействовать на них, кризиса бурж. парламентского строя в условиях раскола или деполитизации рабочего класса, значимости националистич. и реваншистских факторов в идеологич. атмосфере подготовки мировой войны. В Зап. Европе (Германия, Италия) фашистские движения возникали как форма реакции на угрозу социалистич. революции; в Лат. Америке неоднократно складывались близкие к Ф. политич. режимы; в нек-рых странах Азии и Африки возникают известные условия для паразитирования антидемо-кратических, в т.ч. и фашистских, форм на нац. движениях и лозунгах.
Неверно, однако, было бы видеть в Ф. неизбежную стадию социально-политич. развития совр. капитализма. Его господство оказалось возможным лишь в нек-рых странах и в определ. период, хотя присущие Ф. методы массового политич. и идеологич. насилия получили широкое распространение. Установление Ф. свидетельствует как о слабостях рабочего и демократич. движения, так и о неспособности господств, класса – буржуазии – удерживать свою власть демократич. парламентскими методами.
Фашистские режимы соединяют политич. насилие над массами с чрезвычайно интенсивным и д е о л о г и ч е с к и м принуждением.
Используя и подогревая исторически сложившиеся предрассудки масс, Ф. навязывает массовому сознанию свои идеологич. стереотипы (расизм, шовинизм, милитаризм, культ силы и т.д.), стремится заново создать или возродить активную систему идейного и ритуального принуждения. Ф. нарочито отказывается от претензий на "научность" своей идейной опоры, резко разграничивая (не только в пропаганде, но и на практике) систему "полезных" (для гос-ва, нации) знаний и убеждений от "разлагающего объективизма" науч. мышления, пригодного лишь для служебных целей. "Мировоззрение не имеет ничего общего со знанием, – утверждал Геббельс. – Чем больше обо всем знаний, тем – как это часто бывает – меньше решимость выступить в пользу определенного мировоззрения.
Мировоззрение – это специфический взгляд на мир, предпосылкой его является подход к событиям под одним и тем же углом зрения". По такому же образцу строились рассуждения идеологов итал. фашизма Дж. Джентиле или А. Рокко о вреде "интеллектуализма" для Ф., к-рый опирается на "действие и чувство"; аналогичными суждениями обосновывал свое недоверие к "интеллигентам и интеллигентности" и Гитлер ("человек может умирать лишь за ту идею, которой он не понимает" – цит. по кн.: Adornо Т. [а. о.], The autoritarian personality, N. Y., 1950, p. 733). Один из стандартных тезисов фашистских теоретиков состоял в том, что Ф. "не нуждается в доказательствах", поскольку он подтверждается лишь собств. практикой и тем противостоит либеральным или социалистич. учениям, ищущим своего обоснования в теоретич. подходах к обществу.
Претендуя на "историч." обоснование своих взглядов, идеологи Ф. ссылались на теорию сильной власти Макиавелли, концепцию общества-гос-ва Гоббса, сакрализацию гос. идеи у Гегеля; для идеологов нем. Ф. наиболее характерны ссылки на органицизм в социологии 19 в., рассматривавший нацию и гос-во как "биологич. организм" (см. Органическая школа в социологии), философию человека у Ницше, псевдоисторизм Г. Трейчке, "социализм" Шпенглера и т.д. На деле из теоретич. наследия Ф. отобрал лишь то, что оказалось пригодным для воздействия на массовое сознание в соответств. условиях; реакц. системы прошлого он взял лишь в их "практически-массовом" значении. Так, аристократич. миф Ницше о "белокурой бестии", "сверхчеловеке", направленный против "толпы", превратился в идеологии Ф. в оправдание тотального подчинения личности "массе", а на деле – фашистской партийно-гос. машине. Ф. и его идеология – типичный продукт империализма 20 в. Он нуждался прежде всего в идеологии "стадного" типа и конструктировал ее из подручного историч. материала. Составными частями идеологии Ф. являются доктрины тоталитарного гос-ва и агрессивного этноцентризма. Ее важным звеном обычно выступает квази-религ. политич. культ.
Т о т а л и т а р н о е г о с - в о изображается в фашистской идеологии высшей и универсальной формой обществ. жизни. Подчиняя себе или включая в себя все прочие формы социальной организации, фашистское гос-во отождествляет себя с "обществом", "народом", "нацией"; социальные институты, группы, личности имеют право существовать лишь как органы и элементы этого универсального целого. "Для фашизма обществоцель, индивиды – средство, и вся жизнь состоит в использовании индивидов для социальных целей", – утверждал Рокко ("Communism, fascism, and democracy", ed. by Cohen, N. Y., 1963, p. 343). По словам Муссолини, "для фашиста все в государстве и ничто человеческое и духовное не имеет ценности вне государства. В этом смысле Ф. тоталитарен, и фашистское государство, синтезируя и объединяя все ценности, интерпретирует их, развивает и придает силы всей жизни народа" (там же, р. 361). Лидеры нем. Ф., ориентировавшиеся на захват территорий чужих гос-в, усиленно подчеркивали "приоритет" нации или народа ("фольк") по отношению к гос-ву. "Нация есть первое и последнее, которому подчинено все остальное" (Rosenberg А., там же, р. 398). На деле от имени "нации" и "народа" выступал фашистский режим, для к-рого ссылки на "мистич." характер нац. единства служили оправданием тотальной гос. системы, где высшим источником власти выступал вождь, якобы воплощавший волю и дух народа. В строжайше централизованной гос. машине Ф., в к-рой каждый орган отвечал лишь перед вышестоящим, отсутствовало традиционное для бурж. общества разделение властей, а законодательство и исполнение "законов", судебный и внесудебный террор, административное и идейное принуждение сосредоточивались в одних руках. Доктрина тоталитарного гос-ва исключала автономность к.-л. сфер или ценностей обществ. жизни – религии, морали, иск-ва, семьи и т.д.; все подлежало гос. контролю и регулированию. В этой доктрине не было места для личности вне гос. организации; человек существует лишь как "гос. человек", как принадлежность наличной, т.е. фашистской, социальной машины. Выношенные – и опошленные – бурж. развитием идеи неотъемлемых прав личности, свободы и борьбы мнений и т.д. Ф. отверг с порога. "В государстве не существует больше свободного состояния мыслей, – заявлял Геббельс. – Просто имеются мысли правильные, мысли неправильные и мысли, подлежащие искоренению ..." (Poljakov L., Wulf J., Das Dritte Reich und seine Denker, В., 1959, S. 15).
Волна агрессивного шовинизма, возведенного Ф. в ранг гос. политики и захлестнувшая сравнительно широкие слои населения, – одно из наиболее важных и трудно объяснимых явлений идеологич. климата Ф. В фашистской идеологии ущербные моменты нац. самосознания – этнич. ограниченность, предубеждения, т.н. комплекс неполноценности и т.д. – превращаются в активные факторы массовой пропаганды и политики. "Фашизм – это... неосознанное пробуждение нашего глубокого расового инстинкта", – утверждал А. Рокко (см. Cohen, указ. работа, р. 335). Социально-психологич. структуры, связанные с низшими уровнями обществ. сознания, сформировавшиеся в условиях этнич. разобщенности, Ф. выводит на поверхность идеологии, оформляет при помощи расистских и "органических" теорий. Лозунг нации ("народа – нации", тотально организованного политически) выполнял по меньшей мере три функции:
1) обосновывал "классовый мир" и интеграцию общества, противостоящего "зримому врагу",
2) обеспечивал психологич. самоутверждение того среднего слоя, к-рый Ф. превратил в главную массовую опору режима, 3) оправдывал попытку порабощения, а в определ. случаях и поголовного истребления др. народов. В этой политике нашли свое логич. завершение установки Ф., по к-рым "польза" гос-ва или достойного управлять народа ("арийцев") является единств. источником моральной оценки и правопорядка. Свобода и существование отд. личностей, этнич. групп, других гос-в не представляют ценности и рассматриваются лишь под углом зрения их "пользы" для этого гос-ва и его идеологии. Эти установки объясняли, в частности, обыденную для нацизма практику скрупулезного холодного расчета эффективности уничтожения людей; расходы на патроны и печи аккуратно сопоставлялись с доходами от труда обреченных, реализации ценных вещей, золы и т.д.
Чудовищные преступления Ф. против человечества – развязывание мировой войны, истребление целых народов, невероятно расчетливая жестокость в отношении пленных и мирного населения и т.д. – осуществлялись при массовом соучастии в этих рационально-планируемых злодеяниях.
М и л и т а р и з а ц и я всех обществ., в т.ч. идеологич., отношений – характерная черта фашистского режима. Ф. рождается в обстановке напряженности, нуждается в ней и создает эту обстановку, поскольку она содействует поддержанию казарменной дисциплины и военно-командных методов управления, оправдывает тотальную мобилизацию, требует отказа от классовых и индивидуальных интересов, самоотречения во имя фикции нац. интеграции. Установка на постоянную "борьбу", притом борьбу со "зримым", т.е. очевидным для обывателя, даже персонифицированным внутренним и внешним врагом (инородная этнич. группа, чужое гос-во) стала образом жизни в условиях Ф.
Наиболее широко употребляемой формой идеологич. оправдания Ф. служила "историческая" мифология, превращавшая опыт прошлого в обоснование права на господство "избранной" расы, нации, гос. системы. Откровенно формулировавшаяся цель фашистской историографии состояла в том, чтобы "заново пересмотреть и переписать историю человечества" (Rosenberg A., Der Mythus des XX. Jahrhunderts, Munch., 1933, S. 4); этот пересмотр сводился к тому, что "избранной" нации и расе приписывалась ведущая роль в гос. строительстве, воен. деле, культуре и т.д. Другой момент "переписывания" истории состоял в изображении фашистского режима "завершающей" стадией социального развития ("тысячелетний рейх").
Выступая душителем революц. и демократич. движений и прежде всего – коммунистич. движения, Ф. в то же время широко рекламировал свою идеологию как "революционную" и "социалистическую". Ближайшая цель лозунгов такого типа состояла в том, чтобы воспользоваться антикапиталистич. настроениями масс, в частности созданными обстановкой экономич. кризиса, для ликвидации парламентаризма, конституц. свобод и прав личности во имя возвышения фашистского гос-ва. Провозглашая себя "революционным", Ф. стремился использовать определ. лозунги, тактич. приемы и организац. формы, связанные по своему происхождению с рабочим и освободит. движением. Фашистский "социализм" противопоставлял формальной, парламентской, юридич. системе бурж. гос-ва некий неформальный, бесструктурный, опирающийся не на закон, а на "волю масс, нации, народа", тоталитарный механизм "народного" гос-ва, суда, "фюрера". В определ. мере "социализм" Ф. может оцениваться как идеологич. реализация шпенглеровского принципа "всеобщего чиновничества": "Социализм, если рассматривать его с технической точки зрения, – это принцип чиновничества. В конечном счете, каждый рабочий приобретает статус чиновника вместо статуса продавца. То же самое происходит и с предпринимателем" (Spengler О., Politische Schriften. Preussentum und Sozialismus, Münch., 1933, S. 4).
Венцом всей системы идеологич. и политич. отношений, характерных для Ф., является культ вождя, носителя абсолютной верховной власти, облеченного сверхъестеств. полномочиями, стоящего над обществом, над обыденным сознанием, над правом, непосредственно воплощающего в своей персоне "дух нации", "историч. судьбу" и т.п. По утверждению Дж. Джентиле, "вождь выражает словами то, что остается невыраженным в глубине сердца народа" (см. Cohen, указ. работа, р. 382). Этим "доказывалась" абс. правота вождя и требование абс. доверия к нему. Одна из "заповедей" итал. солдата, разработанных фашистской пропагандой, гласила: "10. Муссолини всегда прав". По словам Геринга, нацисты должны верить, что вождь непогрешим в делах нации, подобно тому, как католики верят в непогрешимость папы. Миф о вожде персонифицировал доктрину тотальной идеологии и тотального гос-ва, способствуя ее доведению до массового сознания, в к-ром стремление возложить ответственность за свои судьбы на высочайший личный авторитет фюрера служило закономерным следствием разрушения существовавшей ранее системы идеологич. отношений и ценностей. Эти "запросы" фашистского режима обусловили отбор и выдвижение на ведущие роли деятелей определенного психологич. типа (параноич. склад психики, уверенность в собств. непогрешимости, мания преследования, авторитарность личности и т.д.). Неизбежные продукты такой ситуации – личный произвол "вождя", к-рый терпит и считает полезным правящая клика; вождь отвечает надеждам находящихся под его влиянием масс, жаждущих авторитета. В лит-ре о Ф. культ определ. "вождя" иногда служит характеристикой соответствующего режима (гитлеризм, франкизм). Поверхностность подобных точек зрения, игнорирующих социальную природу Ф., очевидна; они фиксируют гл. обр. типичный для Ф. личный произвол, бесспорно накладывающий глубокий отпечаток едва ли не на все стороны деятельности фашистского режима и придающий ему видимость личной диктатуры (диктатор выступает как единств, "личность" во всей системе). Ф. не сводится к личной тирании "вождя", это сложная иерархич. система организованного массового насилия получает в культе "вождя" свое организационное и идеологич. завершение. В этом один из важных факторов нестабильности фашистского режима, поскольку устранение вождя может вести к дискредитации всей системы господства Ф. (ср. падение Ф. в Италии в 1943).
По структуре и способам воздействия на массовое сознание идеология Ф. может быть отнесена к определ. системе религиозных (культовых) отношений. Именно так рассматривали Ф. многие его создатели и идеологи. Ф., по словам Муссолини, есть религиозная концепция, в которой человек рассматривается в его внутренней связи с высшим законом и объективной волей (см. "Fascismo", в кн.: Enciclopedia Italiana, v. 14, Mil., 1932). В Германии А. Розенбергом было организовано "Нем. религ. движение" (Deutsche Religionsbewegung), провозгласившее следование нацистской доктрине и "фюреру" высшей культовой нормой. Культовый характер идеологич. системы Ф. определялся не заявлениями или стремлениями его проповедников, а такими ее чертами, как универсальный мифологизм доктрины, канализация эмоций и – шире – подсознания масс через разветвленный механизм ритуальных действий (символич. шествия, съезды, гимны и т.д. – "коричневый культ"), харизматич. тип лидерства. Особенностью Ф. как идеологич. системы служит ярковыраженный политич. культ, присущий более древним религиям (непосредств. сакрализация власти вождя, социальной общности, противостоящая персонализму и космополитизму христианства). С этим связаны неизбежные, более или мене" сильно выражавшиеся противоречия между Ф. и христ. церковью, иногда – известная осторожность режима в прокламировании своей идеологии (особенно в Италии, Испании).
Фашистский р е ж и м представляет собой централизованно-иерархич. систему антидемократич. диктатуры, осуществляемой через аппарат массового политич. и идеологич. принуждения и террора. Важнейшими элементами структуры Ф. выступают фашистская партия – единств. политич. орг-ция режима, подчиняющая своему контролю или прямо поглощающая органы гос. управления, и широкие по составу массовые многомиллионные орг-ции – проф., молодежные, женские, спортивные и др. В Германии фашистская партия (нем. национал-социалистич. рабочая партия – НСДАП) насчитывала в сер. 30-х гг. 5 млн. членов. Все рабочие и служащие страны были охвачены орг-цией "трудового фронта" (ок. 30 млн.). Вся молодежь с 10 лет объединялась нацистскими союзами (мальчики 10–14 лет – в "дейчес юнгфольк", 14–18 лет – в "гитлерюгенд", девочки 10–14 лет – в "союз девочек", 14–21 года – в "союз нем. девушек"), насчитывавшими до 10 млн. чел. Система женских, благотворительных, спортивных, научных и др. союзов призвана была провести фашистское влияние во все сферы обществ. жизни. В Италии имелась подобная структура (1943): 4770 тыс. членов фашистской партии, 4500 тыс. в трудовых союзах ("дополаворо"), 1200 тыс. в женских орг-циях и т.д. Другую опору фашистского режима составляла система специализированных органов массового террора: штурмовые отряды, тайная полиция, осведомители, цензоры, тайные суды, концлагеря.
Фашистская партия, являвшаяся центр, звеном политич. механизма Ф., отличается от буржуазно-парламентских партий не только по ориентации, но и по структуре своей деятельности. Подчиняя строго централизованному идейно-политич. контролю миллионы своих членов, фашистская партия делает их практическими и моральными соучастниками действий правящей клики во главе с диктатором; при этом к.-л, влияние партийно-организованной массы на руководство режимом исключено. В своей борьбе за власть фашистская партия получает поддержку определ. групп монополистич. капитала и в то же время активно использует недовольство и брожение масс, в основном средних слоев. Придя к власти и став монополистом в политич. жизни страны, фашистская партия, многочисленными узами связанная с крупным капиталом, служит средством политического контроля над всем обществом и государством. Не "партия правит" в такой системе, а через партию и контролируемые ею массовые орг-ции правит народом и страной узкая клика, сплоченная честолюбием, фанатизмом, подозрительностью и страхом потерять доверие диктатора. Эта функция фашистской партии во многом объясняет ее социальный состав. Если, напр., в гитлеровской партии в 1935 насчитывалось 20% самостоят, хозяев, 13% чиновников, 21% служащих, 32% рабочих и 11% крестьян, то это еще никоим образом не говорит о степени участия соответств. группы в управлении режимом: здесь видно лишь, на кого влиял и через кого проводил свою политику Ф. в Германии.
Гос. механизм Ф. в высших своих инстанциях фактически и формально сливается с верхушкой парт. иерархии, парламентские (рейхстаг в Германии) или монархические (в Италии) институты превращаются в простое прикрытие тоталитарного режима. Ликвидируя представительность, разделение властей и всякую открытую политич. борьбу (единственной внутренней ее формой для Ф. являются нескончаемые интриги внутри правящей клики), Ф. сохранил и включил в свою систему чиновничье-бюрократический исполнит. аппарат, военную и полицейскую орг-ции. В то же время при Ф. происходит нарочитая "идеологизация" гос. машины, к-рая объявляется выразителем общего "нац." духа, а не чьих-либо групповых интересов. Ликвидировав все иные формы политич. и идеологич. организации в обществе, Ф. уничтожил избират. систему, нар. представительство, борьбу мнений; в условиях монополии власти организуемые режимом плебисциты (в Германии в 1934–38) оказывались средством создания атмосферы массовой поддержки Ф. и его "фюрера".
С о ц и а л ь н а я с т р у к т у р а фашистского режима определяется тем, что система обществ. разделения труда, сформировавшаяся на совр. этапе капиталистич. развития, находит дополнение и завершение в структуре тоталитарного политич. и идеологич. механизма. Хотя сами по себе бурж. социально-экономич. отношения не претерпевают к.-л. существ. изменений (доля гос.-монополистич. капитала в экономике фашистской Германии не превосходила обычных для совр. капитализма величин), значительно изменились формы и возможности гос. и монополистич. контроля над хозяйством, особенно в условиях войны. Социально-экономич. ориентация Ф. предполагает не только гос.-экономич., но прежде всего гос.-идеологич. и политич. регулирование классовых отношений, направленное на подавление классовой борьбы трудящихся. С этой целью проводилось принудит. решение трудовых споров, рассасывание безработицы, в частности при помощи мобилизации рабочей силы на сооружение объектов воен. значения, действовала система пособий многосемейным и т.п. меры, имевшие как экономическое, так и идеологич. значение. В то же время происходило (искусственно созданное и раздуваемое пропагандой) смещение всей направленности социальных интересов. Насаждавшееся Ф. представление о непосредств. ответственности каждого перед гос. машиной противопоставлялось "фикции" классовой борьбы, якобы созданной враждебными силами.
Ф. насаждал систему "сотрудничества" рабочих, предпринимателей, специалистов, жандармов и т.д. в качестве служителей "интересов нации". В Германии эта система обеспечивалась трудовой повинностью и гос.-парт. контролем над предприятиями, в Италии – "корпоративным" строем. Совершенствуя средства эксплуатации рабочего класса, Ф. убеждал рабочих ставить превыше всего долг перед "нацией" (т.е. фашистским режимом). Крест. массу Ф. связал системой гос. повинностей, представителей интеллигентного труда (специалисты, художники и др.) превратил в платных и контролируемых слуг тотального гос-ва. В предельно циничной форме использовал Ф. интеллектуальные силы общества. Отрицая всякую претензию науки и интеллекта на ведущую роль, Ф. нуждался в услугах высококвалифицированных специалистов для воен. х-ва, пропаганды и т.д. и умел получать такие услуги. Порожденное прусской дисциплиной, прямым принуждением (исследовательские лаборатории создавались не только в концлагерях, но и в лагерях уничтожения для наиболее эффективного использования направляемых туда науч. сил), подачками и националистич. угаром служение Ф. определ. части научной и художеств. элиты бурж. "массового" общества – наглядный пример далеко зашедшего отличия дипломированных его слуг от интеллигентов-подвижников и просветителей прошлого. "Прусский учитель", к-рый, по известному изречению Бисмарка, победил под Садовой, стал аккуратным строителем газовых камер, квалифицированным лакеем режима и одной из важнейших его опор (из всех социальных групп учителя в наибольшей мере – на 30% – были вовлечены в НСДАП).
В различных слоях общества Ф. встречал более или менее интенсивное сопротивление; особую роль играли подпольные группы, руководимые коммунистами. Глубокая внутр. нестабильность Ф. как режима нашла наиболее резкое, выражение в том, что условием сохранения его господства было нагнетание военной напряженности и развязывание мировой войны, в которой фашистские режимы Германии и ее сателлитов были уничтожены. Лишенный милитаристских стимулов Ф. (напр., в Испании) ведет к стагнации экономич. и политич. жизни; тем самым режим обрекает себя на разложение и перерождение.
Поражение фашистских гос-в во второй мировой войне под ударами Советской Армии и сил союзников и последующее развитие двух систем на междунар. арене показали бесперспективность Ф. в тех его формах, к-рые сложились в 20–30-х гг. в Италии и Германии, но отнюдь не ликвидировали фашистских тенденций и течений в капиталистич. странах. Наследием гитлеризма служат неонацистские движения в ФРГ и др. странах. Коммунистич. движение, как указывается в документах Междунар. совещаний марксистско-ленинских партий, считает актуальной задачей борьбу против опасности Ф., учитывает возможности появления новых его форм.
Анализ Ф. как социального явления представляет одну из актуальных задач социологии и социальной психологии. Марксистский подход к проблеме Ф. был выработан КПСС и мировым коммунистич. движением после преодоления нек-рых ошибок, связанных с недооценкой опасности Ф. как особой формы бурж. строя. Принципиальная оценка Φ как террористич. диктатуры бурж реакции была изложена в докладе Г. M. Димитрова на 7-м конгрессе Коминтерна, выразившем ориентацию коммунистич. движения на создание единого демократич. антифашистского фронта. Тем самым была создана предпосылка для правильного понимания идеологии и политич структуры Ф., для выяснения каналов его воздействия на массовое сознание. При совр. многообразии "рассеянных" форм Ф. особенно важным становится понимание всего комплекса социальных, политических, личностных и др. условий появления фашистских тенденций, такой анализ приобретает все большее значение для определения наиболее эффективных путей борьбы с Φ. и сплочения всех демократич. и прогрессивных сил в единый антифашистский фронт. "Борьба против фашистских режимов является существенной частью действий против империализма, за демократические свободы. Общая задача всех демократов, всех сторонников свободы, независимо от их политической позиции, мировоззрения и религиозных убеждений, – увеличивать реальную поддержку национальным прогрессивным силам, борющимся против таких очагов реакции и фашизма, как правительства Испании и Португалии, реакционная хунта полковников в Греции, военно-олигархические клики в Латинской Америке, против всех тиранических режимов, состоящих на службе империализма США" (Междунар. совещание коммунистич. и рабочих партий Док-ты и мат-лы, 1969, с. 323).
Лит.: Программа КПСС (Принята XXII съездом КПСС), M., 1967, Димитров Г. М., В борьбе за единый фронт против фашизма и войны, Μ., 1937, Ульбрихт В., К истории новейшего времени пер с нем., т. 1, Μ., 1957; Итоги второй мировой войны. Сб. ст., пер. с нем., Μ., 1957; Документы совещания представителей коммунистич и рабочих партий, Μ., 1960; Галкин А. А., Фашизм и буржуазное об-во (Политич. и социальные корни германского фашизма), M., 1966 (Дисс.); его же, Германский фашизм, Μ., 1967; Замошкин Ю. А., Митрохин Л. Н., Социально-психологич. корни антикоммунизма в США, "ВФ", 1966, No 10, Бурлацкий Φ. Μ., Это не должно повториться. Социологич. заметки об идеологии Φ., Μ., 1967, Лопухов Б., Фашизм и рабочее движение в Италии, Μ., 1968, Neumann F., Behemoth. The structure and practice of national socialism, Toronto, 1942; Вayle F., Psychologie et éthique du national-socialisme, Ρ., 1953, Lukács G., Die Zerstörung der Vernunft, В., 1955, Chaveau H., Les origines du fascisme "Cahiers du communisme", 1958, No 7; Gamm H.-J., Der braune Kult, Hamb., 1962, Νolte Ε., Der Faschismus in seiner Epoche, Münch, 1963, Aquarone A., L'organizzazione dello Stato totalitario, Torino, 1965, Salvemini G., Le origini del fascismo in Italia, Мil., [1966], Arendt Η., The origins of totalitarianism, Ν. Υ., 1966, Schoenbaum D., Hitler's social revolution. Class and status in Nazi Germany 1933–1939, N.Y., 1966; Bauer О. [u.a.], Faschismus und Kapitalismus Theorien über die sozialen Ursprünge und die Funktion des Faschismus, Fr./Μ., 1967; Theorien über den Faschismus, Köln–Β., 1967; Weiss J., The fascist tradition. Radical right-wing extremism in modern Europe, N. Y.–[a.о.], 1967; Carsten F. L., The rise of fascism, Berk.–Los. Ang., 1967; Βibes G., Le fascisme italien. Etat des travaux depuis 1945, "Revue française de science politique", 1968, No 6.
Ю. Левада. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. . 1960—1970.

ФАШИЗМ
    ФАШИЗМ (от итал. fascio — пучок, связка, объединение) — социально-политическое движение, получившее широкое распространение в странах Европы в 20—40-х гг. 20 в. В идеологии этого движения причудливо сочетаются идеи социал-дарвинизма, органической теории государства, синдикализма, национализма, расизма и др. идеи 2-й пол. 19 — нач. 20 в. Идеологи фашизма использовали, в частности, некоторые своеобразно препарированные идеи итальянского политолога Г. Моски, австрийского социолога Л. Гумпловича, французского социолога Г. Лебона, французского синдикалиста Ж. Сореля и др., хотя их вряд ли правомерно причислять к приверженцам этого идейно-политического течения. Большую лепту в формирование и разработку идей, принципов и ценностей фашизма внесли Ж. А. де Гобино, X. Чемберлен, Г. Д'Аннунцио, Дж. Джентиле, А Розенберг, И. 1еббельс и, конечно, Б. Муссолини и А. Гитлер.
    Наиболее законченное выражение фашистская идеология получила в итальянском фашизме и германском национал-социализме, воплотившихся в соответствующих диктаторских политических режимах сначала в Италии, а затем в Германии. Между ними располагались переходные или гибридные профашистские режимы генерала Франко в Испании, Салазара в Португалии, Хорти в Венгрии.
    Фашизм отверг все направления общественно-политической мысли, делающие ударение на свободу и равенство людей независимо от их национальной и расовой принадлежности, религиозных и политических приверженностей. Лозунг итальянских фашистов “верить, подчиняться, бороться” стал антитезой девизу Французской революции “свобода, равенство, братство”. Сочетание бесспорной веры и воинственности имело целью трансформировать нацию в постоянно мобилизованную вооруженную силу, призванную завоевать, сохранить и расширить власть.
    В качестве главного теоретического и аналитического инструмента трактовки мировой истории в фашистской идеологии использовалась идея нации или национализм, который в германской версии фашизма — в национал-социализме — приобрел форму расизма. Для него были характерны антиматериализм, иррационализм, мистицизм и убеждение в том, что сила, воля к власти, слава и престиж составляют могущественные цели и мотивы поведения как отдельного человека, так и наиболее приспособленных к выживанию — в данном случае арийских — народов. Фашисты и национал-социалисты, как в теории, так и на практике, придавая решающую роль политике и идеологии, сохранили частную собственность на средства производства и рыночные механизмы функционирования экономики, но оседлав, приручив их.
    В фашизме было достигнуто слияние крайних форм национализма с отдельными своеобразно трактуемыми элементами социализма, что и дало основание Гитлеру и его сподвижникам говорить о национал-социализме. В Германии расизм и национализм были превращены в универсальные системообразующие установки, определяющие строй действий и мыслей всех членов общества. Нация рассматривалась при этом как некий синтез всех без исключения материальных и духовных ценностей, и в таком качестве ей отдавался приоритет перед отдельным индивидом, группами, слоями, классами. Как утверждал Гитлер, определяющее значение имеет “осуществление волеизъявления нации, ибо только это волеизъявление может быть исходной точкой для политических выступлений”. Чтобы закрепить “чудо германского воскресения”, начавшееся в 20-х гг., партия должна, по его утверждениям, объявить безжалостную войну классовым и сословным предрассудкам. В отличие от “буржуазного и марксистско-еврейского мировоззрения”, откровенничал Гитлер, идея национал-социалистского “народного государства” оценивает “значение человечества в его базовых расовых терминах”. Наиболее законченное выражение эта установка нашла в антисемитизме.
    Особенностью фашистской идейно-политической конструкции стало отождествление, органическое слияние понятий нации и национального государства, характеристика последнего как расовой организации. Здесь имел место фактический апофеоз государства. Как утверждал, напр., один из идеологов итальянского фашизма, С. Нунцио, государство является единственным и конечным источником власти. Фашисты отвергали какие бы то ни было ограничения власти государства. Оно по своей сущности интегрально и тотально, в его рамках нет места частному в отрыве от публичного. Эта идея нашла докгринальное выражение в следующем афоризме Муссолини: “Все внутри государства, ничего вне государства и ничего против государства”, государство рассматривалось как юридическое воплощение нации, наделенное ответственностью за определение природы, целей и интересов нации в каждый конкретный исторический период. В результате, по справедливому замечанию Р. Фарначчи, фашизм “отождествлял общество с нацией, нацию с государством, экономическую деятельность — с политической деятельностью”.
    Сущностной характеристикой фашизма является ориентация на слитность, тотальное единство всех без исключения сфер жизни в обществе. Это, в частности, проявилось в отрицании фашизмом важнейшего, можно сказать, центрального элемента современной западной цивилизации — гражданского общества и его институтов. Важным условием утверждения фашизма было размывание традиционной социальной стратификации, достижение культурной, социальной, нравственной, даже этнонациональной (в теории) однородности путем уничтожения всех объединений, организаций, классов, сословий, союзов, которые могли бы разнообразить проявления человека, служить для него прибежищем и опорой, или полного их подчинения государству. Поэтому неудивительно, что в фашизме практически исчезло разделение между государством и гражданским обществом. Государство доминировало над обществом. Более того, и общество, и государство оказываются поглощенными одной-единственной господствующей партией, которая превратилась в осевой институт государственной системы. Партия в свою очередь всецело отождествлялась с ее фюрером, или вождем. Гитлер декларировал: “Партия есть моя частица, а я — часть партии”.
    В соответствии с этими идеями все без исключения ресурсы страны, будь то материальные, человеческие или интеллектуальные, были направлены на достижение одной-единственной универсальной цели: установление тысячелетнего рейха в Германии и восстановление величия и славы Рима в Италии. Единая универсальная цель обусловливает моноидеологию в виде единой государственной идеологии. Все, что не согласовывалось с единомыслием в отношении данной цели, предавалось анафеме и ликвидировалось. Первоначально фашизм представлял собой комплекс технических приемов завоевания и удержания власти с помощью силы С удивительной гибкостью он подчинил все программные вопросы этой единственной цели Фашизм пронизывала установка, которая возносила воинственный дух, армейскую дисциплину, жестокость и прямое действие, при этом отвергались любые моральные соображения как способствующие ослаблению решимости воли Исходя из таких установок, идеологи фашизма утверждали, что сильный всегда берет верх над слабым, более решительный над нерешительным. И, наконец, все зависит от вождя, решениям которого необходимо беспрекословно подчиняться и немедленно выполнять. При этом важно отметить, что фашизм как особый общественно-политический феномен невозможен без массовой базы, массовости как таковой. Он предполагает полную и безусловную лояльность отдельного человека, общества режиму, партии и вождю Вождь-фюрер и массы слиты в неразрывном единстве вождь-фюрер зависит от масс в такой же степени, в какой они зависят от него, без него они останутся аморфной толпой, лишенной внешнего представительства, в свою очередь сам вождь-фюрер без масс — ничто. В целом фашистский тип человека — это государственный человек, преданный государству и всецело зависящий от него. Так, министр юстиции в фашистском правительстве Италии в 1925 Г А. Рокко характеризовал социальное и политическое мировоззрение фашизма как “интегральную доктрину социальности”. Нетрудно заметить, что вместо либерально-демократической формулы — “государство для человека” — предложена иная формула — “человек для государства”. Все это было призвано обеспечить единство человека и общества, государства, партии, слитность всех структур общественного бытия. Поскольку не государство существует для людей, а, наоборот, люди существуют для государства, то отдельный человек приносится в жертву коллективу Каждый индивид остается один на один с огромным всесильным аппаратом принуждения Это, естественно, препятствует свободному проявлению общественных сил. Побеждает конформизм, народ превращается в массу. Чрезмерная опека государства над своими гражданами наносит непоправимый вред энергии, деятельности и моральному характеру людей. Тот, кем постоянно и настоягельно руководят, в конечном счете отказывается от своей доли самостоятельности и ответственности, которой он обладает Все это существенно снижает или же вовсе устраняет способность к критическому анализу реалий современного мира, места своей страны в мире, самого себя в реальном социальном окружении.
    В силу своей органической связи с политической борьбой споры фашизма с др идейно-политическими и идеологическими течениями неизменно приобретали политическое содержание. Это определяло нетерпимость и непримиримость его приверженцев к позициям и аргументам оппонентов — представителей др течений и направлений, фанатичность в отстаивании собственных позиции и принципов. Поэтому вполне объяснимы характерные для фашистского сознания крайние схематизм и редукционизм, сводящие все и вся к одной-единственной идее — истине.
    Это вело к превратному толкованию всех общественно-политических феноменов и процессов в официальной пропаганде фашистских режимов. Был выработан одномерный подход к объяснению окружающего мира по формуле “абсолютно верное против абсолютно ложного”, “добро против зла”, “свет против тьмы”. Середины в таком подходе быть не может Тщательно разработан образ врага, чужака, как какого-то недочеловека, ущербного по своей сущности, некоего ненастоящего, которого просто не жалко оскорблять, унижать и даже физически уничтожать. Такой подход рано или поздно перерождается в концепцию крестового похода и манихейский мессианизм, основывающийся на резком и бескомпромиссном разделении мира на сферы божественного и дьявольского, проводящий непреодолимую грань между добром и злом При этом неукоснительно действует принцип — “кто не с нами, тот против нас”. Исключая возможность какого бы то было компромисса, эта теория заговора не оставляет места для сил, занимающих нейтральную позицию. Цементирующим началом выступает идеология, а в качестве средства реализации целей — физическая сила, насилие и террор. См. также ст. Тоталитаризм.
    Л”1.:ГалкинА А Германский фашизм M , ')У),РаушнингГ Говорит Гитлер Зверь из бездны M , 1993, Famacci R Stona délia revoluzione fascista Cremona, 1937, Gentile G The Philosophic Basis of Fascism — Readings on Fascism and National Socialism N Y, 1970, Gregor A J. Ideology of Fascism N.Y, 1969, Hitler A. Mem Kampf Munch , 1939, Nolle E Three Faces of Fascism Action Française, Italian Fascism, National Socialism N.Y, 1969 etc
    К С. Гаджиев

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. . 2001.


.

Синонимы:

Смотреть что такое "ФАШИЗМ" в других словарях:

  • Фашизм — (fascism) Крайне правые националистические идеология и движение с тоталитарной и иерархической структурой, диаметрально противоположные демократии и либерализму. Термин берет свое начало в Древнем Риме, в котором власть государства… …   Политология. Словарь.

  • ФАШИЗМ — (итальянское fascismo пучок, связка, объединение), социально политические движения, идеологии и государственные режимы тоталитарного типа. В любых своих разновидностях фашизм противопоставляет институтам и ценностям демократии так называемый… …   Современная энциклопедия

  • ФАШИЗМ — (итал. fascismo от fascio пучок, связка, объединение), социально политические движения, идеологии и государственные режимы тоталитарного типа. В узком смысле фашизм феномен политической жизни Италии и Германии 20 40 х гг. 20 в. В любых своих… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Фашизм — социально политические движения, идеологии и государственные режимы тоталитарного типа. В узком смысле фашизм феномен политической жизни Италии и Германии 20 40 х гг. 20 в. В любых своих разновидностях фашизм противопоставляет институтам и… …   Исторический словарь

  • Фашизм — (итальянское fascismo пучок, связка, объединение), социально политические движения, идеологии и государственные режимы тоталитарного типа. В любых своих разновидностях фашизм противопоставляет институтам и ценностям демократии так называемый… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • фашизм — диктатура; коричневая чума, чума двадцатого века, нацизм Словарь русских синонимов. фашизм сущ., кол во синонимов: 5 • глобофашизм (1) • …   Словарь синонимов

  • Фашизм — (ит. facio – объединение) – открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, шовинистических элементов. Впервые фашистский строй установился в Италии (1922 г.), затем в Германии (1933 г.) и ряде других стран. В основе идеологии фашизма – …   Энциклопедия культурологии

  • ФАШИЗМ — (ит. fascismo, от fascio пучок, связка, объединение) социально политические движения, идеологии и государственные режимы правототалитарного типа. В точном смысле Ф. феномен политической жизни Италии 20 40 х гг. XX в. С 30 х гг. понятие Ф. стало… …   Юридический словарь

  • ФАШИЗМ — ФАШИЗМ, национал социализм (лат. fasio; итал. fascismo, fascio пучок, связка, объединение) (1) тип общественного и государственного устройства, противоположный конституционно плюралистической демократии. В Европе 20 в. это Португалия при режиме… …   Новейший философский словарь

  • ФАШИЗМ — ФАШИЗМ, фашизма, мн. нет, муж. (итал. fascismo от лат. fascis пучок прутьев, в древнем Риме служивший символом власти) (неол. полит.). Одна из форм открытой буржуазной диктатуры в некоторых капиталистических странах, возникшая в Италии после… …   Толковый словарь Ушакова

Книги

Другие книги по запросу «ФАШИЗМ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.