РОМАНТИЗМ


РОМАНТИЗМ
РОМАНТИЗМ
стиль творчества и мышления, широко распространившийся в пер. пол. 19 в. и остающийся одной из основных эстетических и мировоззренческих моделей нашего времени.
Основные представители Р.: Германия — Иовалис, Э.Т.А. Гофман, Ф. Шлегель, Ф. Шлейермахер, Л. Тик; Франция — Ф.Р. де Шатобриан, В. Гюго; Англия — С.Т. Колридж, У. Вордсворт, П.Б. Шелли, Дж. Байрон, Т. Карлейль; Америка — Г.Д. Торо, Т. Эмерсон, Э. По.
Р. возник в 1790-е гг. сначала в Германии, а затем распространился по всему западноевропейскому культурному региону. Его идейной почвой были кризис рационализма Просвещения, художественные поиски предромантических течений (сентиментализм, «штюрмерство»), Французская революция, нем. классическая философия. Р. — это эстетическая революция, которая вместо науки и разума (высшей культурной инстанции для эпохи Просвещения) ставит превыше всего художественное творчество индивидуума, которое делается образцом, «парадигмой» для всех видов культурной деятельности. Основная черта Р. как движения — стремление противопоставить бюргерскому, «филистерскому» миру рассудка, закона, индивидуализма, утилитаризма, атомизации общества, наивной веры в линейный прогресс новую систему ценностей: культ творчества, примат воображения над рассудком, критику логических, эстетических и моральных абстракций, призыв к раскрепощению личностных сил человека, следование природе, обращение к мифу, символу, стремление к синтезу и обнаружению взаимосвязи всего со всем. Причем довольно быстро аксиология Р. выходит за рамки искусства и начинает определять стиль философии, естественно-научных изысканий, социологических построений, медицины, промышленности, одежды, поведения и т.д.
Парадоксальным образом Р. соединял культ личной неповторимости индивидуума с тяготением к безличному, стихийному, коллективному; повышенную рефлективность творчества — с открытием мира бессознательного; игру, понимаемую как высший смысл творчества, — с призывами к внедрению эстетического в «серьезную» жизнь; индивидуальный бунт — с растворением в народном, родовом, национальном. Эту изначальную двойственность Р. отражает его теория иронии, которая возводит в принцип несовпадение условных стремлений и ценностей с безусловным абсолютом как целью. К основным особенностям Р. как стиля надо отнести игровую стихию, которая нарушала эстетические рамки классицизма; обостренное внимание ко всему своеобычному и нестандартному (причем особенному не просто отводилось место во всеобщем, как это делали барочный стиль или предромантизм, но переворачивалась сама иерархия общего и единичного); интерес к мифу и даже понимание мифа как идеала романтического творчества; символическое истолкование мира; стремление к предельному расширению арсенала жанров; опору на фольклор, предпочтение образа понятию, стремления — обладанию, динамики — статике; эксперименты по синтетическому объединению искусств; эстетическую интерпретацию религии, идеализацию прошлого и архаических культур, нередко выливающуюся в социальный протест; эстетизацию быта, морали, политики.
В полемике с Просвещением Р. формулирует — явно или неявно — программу переосмысления и реформы философии с т.зр. художественной интуиции, в чем поначалу он очень близок раннему этапу нем. классической философии (ср. тезисы «первой программы системы немецкого идеализма» — наброска, принадлежащего Шеллингу или Гегелю: «Высший акт разума... есть акт эстетический... Поэзия становится... наставницей человечества; не станет более философии... Мы должны создать новую мифологию, эта мифология должна... быть мифологией разума»). Философия для Новалиса и Ф. Шлегеля — главных теоретиков нем. Р. — вид интеллектуальной магии, с помощью которой гений, опосредуя собой природу и дух, создает органическое целое из разрозненных феноменов. Однако восстановленный т.о. абсолют романтики трактуют не как однозначную унитарную систему, а как постоянно самовоспроизводящийся процесс творчества, в котором единство хаоса и Космоса каждый раз достигается непредсказуемо новой формулой. Акцент на игровом единстве противоположностей в абсолюте и неотчуждаемости субъекта от построенной им картины универсума делает романтиков соавторами диалектического метода, созданного нем. трансцендентализмом. Разновидностью диалектики можно считать и романтическую «иронию» с ее методом «выворачивания наизнанку» любой позитивности и принципом отрицания претензий любого конечного явления на универсальную значимость. Из этой же установки следует предпочтение Р. фрагментарности и «сократичности» как способов философствования. В конечном счете это — вкупе с критикой автономии разума — привело к размежеванию Р. с нем. классической философией и позволило Г.В.Ф. Гегелю определить Р. как самоутверждение субъективности: «подлинным содержанием романтического служит абсолютная внутренняя жизнь, а соответствующей формой — духовная субъективность, постигающая свою самостоятельность и свободу».
Отказ от просвещенческой аксиомы разумности как сущности человеческой натуры привел Р. к новому пониманию человека: под вопросом оказалась воспринятая прошлыми эпохами атомарная цельность Я, был открыт мир индивидуального и коллективного бессознательного, прочувствован конфликт внутреннего мира с собственным «естеством» человека. Дисгармония личности и ее отчужденных объективаций особенно богато была тематизирована символами романтической литературы (двойник, тень, автомат, кукла, наконец — знаменитый Франкенштейн, созданный фантазией М. Шелли).
В поисках культурных союзников романтическая мысль обращается к античности и дает ее антиклассицистское толкование как эпохи трагической красоты, жертвенного героизма и магического постижения природы, эпохи Орфея и Диониса. В этом отношении Р. непосредственно предшествовал перевороту в понимании эллинского духа, осуществленному Ф. Ницше.
Средневековье также могло рассматриваться как близкая по духу, «романтическая» по преимуществу культура (Новалис), но в целом христианская эпоха (включая современность) понималась как трагический раскол идеала и действительности, неспособность гармонически примириться с конечным посюсторонним миром. С этой интуицией тесно связано романтическое переживание зла как неизбывной вселенской силы: с одной стороны, Р. увидел здесь глубину проблемы, от которой Просвещение, как правило, попросту отворачивалось, с др. — Р. с его поэтизацией всего сущего частично утрачивает этический иммунитет Просвещения против зла. Последним объясняется двусмысленная роль Р. в зарождении тоталитаристской мифологии 20 в.
Романтическая натурфилософия, обновив возрожденческую идею человека как микрокосма и привнеся в нее идею подобия бессознательного творчества природы и сознательного творчества художника, сыграла определенную роль в становлении естествознания 19 в. (как непосредственно, так и через ученых — адептов раннего Ф.В.Й. Шеллинга — таких, как Карус, Окен, Стеффенс). Гуманитарные науки также получают от Р. (от герменевтики Шлейермахера, философии языка Новалиса и Ф. Шлегеля) импульс, значимый для истории, культурологии, языкознания.
В религиозной мысли Р. можно выделить два направления. Одно было инициировано Шлейермахером («Речи о религии», 1799) с его пониманием религии как внутреннего, пантеистически окрашенного переживания «зависимости от бесконечного». Оно существенно повлияло на становление протестантского либерального богословия. Др. представлено общей тенденцией позднего Р. к ортодоксальному католицизму и реставрации средневековых культурных устоев и ценностей. (см. программную работу Новалиса«Христианство, или Европа», 1799).
Историческими этапами в развитии Р. были зарождение в 1798—1801 йенского кружка (А. Шлегель, Ф. Шлегель, Новалис, Тик, позже — Шлейермахер и Шеллинг), в лоне которого были сформулированы основные философско-эстетические принципы Р.; появление после 1805 гейдельбергской и швабской школ литературного Р.; публикация кн. Ж. де Сталь «О Германии» (1810), с которой начинается европейская слава Р.; широкое распространение Р. в рамках зап. культуры в 1820—1830-е гг., кризисное расслоение романтического движения в 1840-х, 1850-х гг. на фракции и их слияние как с консервативными, так и с радикальными течениями «антибюргерской» европейской мысли.
Филос. влияние Р. заметно прежде всего в таком течении, как философия жизни. Своеобразным ответвлением Р. можно считать творчество А. Шопенгауэра, И. Гёльдерлина, С. Къеркегора, Т. Карлейля, Р. Вагнера-теоретика, Ницше. Историософия Ф.К. Баадера, построения «любомудров» и славянофилов в России, философско-политический консерватизм Ж. де Местра и Л. Бональда во Франции также питались настроениями и интуициями Р. Неоромантическим по характеру было философствование символистов кон. 19 — нач. 20 в. Близка Р. трактовка тем свободы и творчества в экзистенциализме.

Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики. . 2004.

РОМАНТИЗМ
(от франц. romantisme)
возрождение романтики, подражание романтическому духовному содержанию; часто слово «романтизм» употребляется в отрицательном смысле.

Философский энциклопедический словарь. 2010.

РОМАНТИЗМ
(франц. romantisme) – идейное и художеств. движение 1-й пол. 19 в., захватившее Европу и Америку и нашедшее отражение во всех областях духовной культуры – в лит-ре, музыке, изобразит. иск-вах, философии, эстетике, филологии, историч. науках, социологии, мн. отраслях естествознания. Пришедший на смену Просвещению, Р. был порожден разочарованием в историч. результатах франц. революции 18 в, и бурж. прогресса в целом, к-рые, по словам Энгельса, "...оказались злой, вызывающей горькое разочарование карикатурой на блестящие обещания просветителей" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 19, с. 193).
Временем расцвета Р. является период 1795–1830, период европ. революций и нац.-освободит. движений. Р. возникает на рубеже 18–19 вв. в Германии, Англии, Франции, несколько позже, в 1810–20-х гг., в России, Испании, Италии, Польше и др. странах. Ранний нем. Р., связанный с деятельностью иенского кружка романтиков (1798–1801, Ф. и А. Шлегели, Новалис, Ваккенродер, Тик, к ним примыкали Шлейермахер и Шеллинг, последователями к-рого в области натурфилософии были Риттер, Стеффенс, Окен, Карус, Гюльзен), носил преим. теоретич., филос.-эстетич. характер; в центре внимания второй, "гейдельбергской" группы нем. романтиков (1805–08, Арним, Брентано, Гёррес и др.) – проблемы фольклора и истории. К представителям филос. Р. относятся также Зольгер, Баадер. В лит-ре вершиной нем. Р. является творчество Гёльдерлина, Клейста, Гофмана, Гейне, поэзия к-рого содержит одновременно иронич. критику Р., в музыке – творчество Шуберта, Шумана, Р. Вагнера. Начало англ. Р. отмечено деятельностью поэтов т.н. озерной школы ("Лирические баллады" Вордсворта и Колриджа, 1798), а его кульминация – творчеством Байрона и Шелли. Переходное место в развитии от Р. к реализму занимает В. Скотт. Поздний англ. Р. сер. 19 в. нашел выражение в филос.-эстетич. и публицистич. сочинениях Карлейля и Рескина (1819–1900). Во Франции ранний этап Р. (1800-е гг.) связан с творчеством Шатобриана и г-жи де Сталь, а также с филос. соч. де Местра и Бональда. Расцвет франц. Р. относится к периоду Реставрации и Июльской революции 1830.
Крупнейшими представителями Р. во франц. лит-ре 1820–30-х гг. являются В. Гюго, предисловие к-рого к драме "Кромвель" (1827) стало эстетич. манифестом романтиков, Ламартин, Виньи, Мюссе, Ж. Санд, в живописи – Делакруа, Жерико, в музыке – Берлиоз, в области истории – Гизо, Минье, Тьерри. В России начало Р. связывается обычно с поэзией Жуковского, молодого Пушкина, нек-рых декабристов, а также деятельностью кружка московских "любомудров" (Веневитинов, В. Ф. Одоевский), в среде к-рых зародились и идеи позднейшего славянофильства (Хомяков, Киреевский). Р. в Польше достиг художеств. вершины в творчестве Ю. Словацкого, Мицкевича, Ф. Шопена.
Р. был своеобразной формой художеств. и филос. критики противоречий бурж. цивилизации. Пафос Р. заключался в разоблачении дисгармонии совр. мира, в безотчетном стремлении к цельному человеч. развитию и гармонич. обществ. связям. Однако, воспринимая преим. теневую, разрушит. сторону историч. прогресса, романтик часто не мог и не хотел видеть в современной ему действительности высшей по отношению к прошлому ступени обществ. развития. Это приводило мн. романтиков к идеализации историч. прошлого, в первую очередь ср.-век. обществ. уклада с его неподвижными и "прочными" патриархальными связями, выступавшими в ограниченных формах личной зависимости и непрсредств. сословных противоположностей и свободными как от всеобщей власти товарного производства, так и от формализма и лицемерия бурж.-демократич. порядков. Идеализируя эти утраченные в процессе дальнейшего развития черты ср.-век. обществ. отношений, Р. становится тем самым на путь сентимент. критики капитализма. Классич. представитель Р. в экономич. науке, франц. экономист Сисмонди, писал: "Меня выставляли в политической экономии врагом общественного прогресса, партизаном учреждений варварских и принудительных. Нет, я не хочу того, что уже было, но я хочу чего-нибудь лучшего по сравнению с современным. Я не могу судить о настоящем иначе, как сравнивая его с прошлым, и я далек от желания восстановлять старые развалины, когда я доказываю посредством них вечные нужды общества" (цит. по кн.: Ленин В. И.,. Соч., т. 2, с. 220). По словам Ленина, доказывая "„...вечные нужды общества“ посредством "развалин", а не посредством тенденций новейшего развития", "...романтик поворачивает от конкретных вопросов действительного развития к мечтаниям ..." (там же, с. 220–21, 240).
Противоречия Р. находились в историч. соответствии с идеологией широких обществ. движений 1-й четверти 19 в., прежде всего нац.-освободит. войн против наполеоновской Франции, к-рым "... свойственно сочетание духа возрождения с духом реакционности..." (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 10, с. 436). Общую судьбу этих движений Маркс и Энгельс резюмируют след. образом: "... Именно тогда, когда народ, кажется, стоит на пороге великих начинаний, когда ему предстоит открыть новую эру, он дает увлечь себя иллюзиями прошлого..." (там же, с. 373). Романтич. восстание против деградации человеч. личности при капитализме не было свободно от этих "иллюзий прошлого", оно защищало и поэтизировало их; торжествующей прозе бурж. строя романтики противопоставляли древние обычаи и иск-во, патриархальные учреждения разбуженных революцией народов. Но именно в силу глубокой связи с историч. движениями современности романтич. иск-во проникнуто пафосом нар. жизни и нац.-освободит. борьбы, достигая подлинного величия образов (Байрон, Шелли, Мицкевич, Делакруа). Познание историч. прошлого народов, как в науч., так и в худож. форме многим обязано Р.
А. Вишневский. Москва.
Одно из глубоких определений Р. дал поздний Шеллинг; вспоминая иенский кружок романтиков, он писал: "Прекрасное было время... человеческий дух был раскован, считал себя вправе всему существующему противополагать свою действительную свободу и спрашивать не о том, что есть, но что возможно" (цит. по кн.: "Лит. теория нем. романтизма". Док-ты, [Л., 1934], с. 12). У ранних романтиков, почти прямых современников франц. революции, воспитанников ее, господствует порыв к возможному, к-рое для них постоянно впереди действительного. Гл. интерес романтиков относился к невоплощенному, еще лишенному формы, находящемуся в становлении. Ф. Шлегель писал панегирик Лессингу, объявляя, что его занимает не реальный Лессинг, но Лессинг, каким он мог бы быть – скрытый Лессинг, несостоявшийся Лессинг. Философия молодого Шеллинга рассматривает весь мир, природу и человека как вечное творчество. За Шеллингом пошли молодые биологи, физики, геологи, подхватившие осн. идеи его натурфилософии, проводившие их в спец. областях науки. Только свидетели великого историч. переворота могли усвоить себе эту т. зр.: нет застывшей жизни, непререкаемых форм, догматов, есть творимая жизнь, есть вечное обновление и в мире вещей и в мире мысли. Шеллинг, Ф. Шлегель, Новалис устанавливают настоящий культ бесконечного в философии, в поэзии.
Ф. Шлегель, Зольгер, Жан Поль Рихтер развили своеобразные концепции романтич. юмора, романтич. иронии. В ее художеств. воплощении мы находим иронию в творчестве Л. Тика, Брентано, Байрона, Мюссе. Романтич. юмор состоит в том, что подчеркивается относительность, едва ли не иллюзорность всяких ограничительных по своему смыслу форм жизни, – бытовая косность, классовая узость, идиотизм замкнутых в себе ремесел и профессий изображаются как нечто добровольное, шутки ради принятое на себя людьми. Жизнь играет, не зная для своих свободных сил к.-л. неодолимых препон, вышучивая, выставляя в осмеянном виде всех и вся, кто противится ее игре. Этот оптимистич. характер юмора исчезает у поздних романтиков. Отчасти у Байрона, а более всего у Гейне силы косности и гнета начинают преобладать над свободными силами жизни; поэт заносится высоко, но его задерживают в его свободном полете, отзывают его назад, едко и грубо издеваясь над ним. Романтич. юмор претерпел эволюцию: у ранних романтиков это юмор свободы, у поздних – сарказм необходимости. У Гофмана и Гейне мы встречаем иронию и в том и в другом ее виде, причем ирония необходимости нередко переходит в трагизм, порывая с областью комического.
Образцом и нормой для всех прочих областей иск-ва романтики объявляли музыку, – в ней им слышалась сама освобожденная стихия жизни. В стихах, повествоват. прозе, живописи – всюду они взывали к принципу музыкальности; в поэзии за отдельными, в той или иной мере отчетливыми высказываниями должна стоять общая, логич. понятиями не улавливаемая настроенность. Романтики вносили лирич. начало во все области иск-ва, они исходили из лирики и очень часто прибегали к ее орудию – стиху; проза, как правило, имитировала стиховую речь, была тщательно организована в звуковом отношении, изобиловала по примеру стиха метафорами, речевыми тропами и украшениями (как, напр., у Шатобриана). Романтич. эпоха заканчивалась такими произв., как романы в стихах "Дон Жуан" Байрона, "Пан Тадеуш" Мицкевича, "Евгений Онегин" Пушкина. Это было высшее соперничество стиха со свободной повествоват. прозой, достигшее наибольшей высоты с тем, чтобы отныне открыть дорогу прозе и художеств. реализму: роман в стихах Пушкина мы числим первым высоким достижением в рус. реалистич. лит-ре.
Романтиков отделяло от реализма настойчивое стремление сохранить в неприкосновенном виде свои идеалы, в к-рых трагически разочаровывало послереволюц. развитие бурж. общества. Это приводило их к религии. Развитие раннего Р. в Германии подытоживается "Речами о религии" (1799) Шлейермахера: именно внутр. опыт Р. объявляется здесь некоей новой религией, что дает повод отделить его от всей остальной жизненной практики, поставив этот опыт вне ее или над ней. Светская, пантеистич. религиозность Шлейермахера оказалась преддверием религиозности конфессиональной, орто-доксальной, ожившей в среде романтиков, нередко склонявшихся к самому правоверному католицизму. Романтики воображали, что сохранят в церковности утрачиваемое ими в общественности. Они глубже просветителей поняли природу зла, но возвели его в предвечную, внеисторич. силу. Придав отрицанию абс. значение, они тем самым лишили его действенности: если зло, находимое в бурж. обществе, заложено в вечной природе вещей, то неизбежным становится принять это зло. Истолкование зла как натуральной материальной силы встречается у романтич. философов – Шеллинга (среднего и позднего периода), Шубарта, Баадера. Шеллинг в "Разыскании о человеческой свободе" утверждал, что зло неотделимо от принципа личности, где индивидуум – там зло. Трагич. сущность индивидуума заложена в самой внутр. жизни космоса – здесь есть связь между Шеллингом и Шопенгауэром, а также и Ницше. Поздняя романтическая мысль часто нигилистически оценивала человека; например, Баадер отделял творчество от творящей личности и отводил человеку в процессе познания роль лишь соучастника и восприемника божеств. разума. В художеств. лит-ре тематика "мирового зла" и "мировой скорби" – достояние таких жанров, как "черный роман" Анны Радклиф, Льюиса, Мэтьюрина, как "драма судьбы" Цахариаса Вернера, Грильпарцера и Клейста. Эти темы мы находим во мн. произв. Байрона, они определяют творчество Брентано и Гофмана и становятся центральными у Эдгара По и Хоторна. Романтич. ирония в более поздний период усвоила себе филос. скепсис и присоединилась к философии вселенского отрицания. Одновременно Р. продолжал поиски положит. идеала, стремясь найти историч. реальность, социальное тело, к-рые вмещали бы без оговорок романтич. красоту бесконечной жизни и индивидуальной свободы. По иронии судьбы именно эти поиски приводили мн. романтиков к жалким развязкам. Устремленные вперед, в будущее, они становились апологетами отсталости, провинциализма, остатков средневековья в политич. и обществ. быту европ. наций. Герцен в романе "Кто виноват" сформулировал характерно романтич. коллизию "довольства" и "развития": либо "довольство", гармония, слаженность к.-н. отсталых и застойных жизненных форм, либо совр. развитие, но со всеми его драмами, разрывами и потрясениями. Романтики изображали ужасы "развития" и целыми школами погружались в "довольство": "гейдельбергские" романтики, "швабская" школа с Уландом и Ю. Кернером во главе в Германии, "озерная школа" с Вордсвортом и Колриджем во главе в Англии, поэзия Жуковского, особенно позднейшего ее периода. Сюда же можно отнести и нек-рые идейные настроения славянофилов – привязанность к патриархальным временам и нравам, идеал "почвенности" у Ап. Григорьева как неизменности условий, в к-рых совершается жизнь нации, предпочтение умиротворенного сердца расколотому и болезненно неустроенному совр. рассудку в философии И. Киреевского. Уланд, Вордсворт, Колридж, Жуковский проповедовали замкнутую жизнь и замкнутое счастье, однако укрытые уголки, изображенные ими, освещены неким всемирным светом, представлены в качестве явлений космоса, "универсума", как выражались романтики: консервативная тема обезвреживалась неконсервативным способом ее разработки.
Р. много энергии уделил критич. обзору и истолкованию прошлой художеств. и филос. культуры (соч. Ф. и А. Шлегелей, Шеллинга в Германии, г-жи де Сталь и Констана во Франции, Колриджа, Хэзлитта, Чарлза Лэма, Карлейля в Англии). Романтики едва ли не впервые обратились к систематич. изучению духовного наследия средневековья и Ренессанса, а также культуры Востока (особенно Индии), они дали новую жизнь Данте, Шекспиру, Сервантесу, Кальдерону, в философии проводили идеи Дж. Бруно, Николая Кузанского, Спинозы, к-рого они связывали с романтич. пантеизмом и считали предшественником Шеллинга. Романтики по-новому взглянули на антич. культуру. Отвернувшись от Рима, притягательного для классицистов, и выбрав только Элладу, они искали в греч. культуре не устойчивое, неизменно нормативное (как Винкельман, Гёте, Шиллер), но им дороги были силы жизненного брожения, хаос творящей жизни. Теорию романтич. эллинизма развивали молодой Ф. Шлегель, обративший внимание на орфическую Грецию, Шеллинг в своей эстетике, поэтами этого направления были Гёльдерлин, Андре Шенье, Шелли, в нек-рых своих произв. – Китс, Байрон, Пушкин.
В борениях за широкую историч. основу для своей поэзии романтики пришли к фольклору, к корням народности в иск-ве и культуре. Предшественниками их в этом отношении были Гердер, движение "Бури и натиска". В Германии Арним и Брентано издали сб. нар. песен, братья Гримм – сб. нар. сказок. В Англии В. Скотт издал собрание баллад шотл. побережья. Историч. романы В. Скотта положили начало реалистич. истолкованию истории, подготовили концепцию классовой борьбы в трудах Тьерри, Гизо, Минье и др. историков периода Реставрации. Романтики дали толчок изучению нар. иск-ва и нар. культуры. В то же время отношение к фольклору в их собств. творчестве далеко не всегда свободно от двусмысленности. У "гейдельбергских" и "швабских" романтиков, у поэтов "озерной школы" в обрамлении фольклора, его форм и традиций гаснет поэт как совр. эмансипированная личность. Увлечению наивностью и непосредственностью нар. культуры у поэтов-романтиков соответствовали апология непосредственного, минующего рассудочный анализ познания в философии Шеллинга и его последователей. Приверженцы примитивной нар. культуры высказывались против культуры сколько-нибудь изощренной, внутренне самостоятельной, противопоставляя "естест- венное", натуральное умышленному, искусственному.
Консервативные устремления романтиков поддерживала Реставрация. Сложилась политич. доктрина в духе консервативного, охранит. Р. (Бональд, де Местр, А. Мюллер, поздний Ф. Шлегель). Особое место заняла т.н. историческая школа в правовой науке Германии во главе с Савиньи, к-рая отвергала всякий новый почин в законодательстве, считая его произволом, претензией зазнавшегося рассудка: давность – вот обоснование закона для юристов этой школы. Остается дискуссионным вопрос, насколько правомерно относить этих филос. защитников церкви и престола, дворянской монархии и крепостничества к Р., к-рый по существу своему был чужд всякого застоя и стоял за восприятие жизни в ее непрестанном развитии. Нередко Р. толкуют неверно, имея в виду не духовную биографию движения в целом, но биографию отд. его носителей.
Р. сходил с историч. сцены в разное время, но к сер. 19 в. он становился уже воспоминанием, достоянием историков, писавших о нем с немалым недоумением, ибо наступало господство позитивизма, к-рый вяз в ближайших фактах, с раздражением относился к голосу утопий и не мог освоить духовное наследие Р., сложившегося в революц. героич. условиях бурж. развития. Умение или неумение совладать с этим наследием оказалось важным показателем дееспособности др. художеств. и филос. направлений 19 в. В иск-ве 19 в. высок был тот реализм – Бальзака, Стендаля, Диккенса, рус. классиков – к-рый справился с наследием романтиков, включив в себя Р. как преодоленный момент собств. жизнепонимания. Это же определило и место, занятое философией Гегеля, к-рая восприняла достижения романтич. мысли, во многом преодолев неадекватность их методов познания.
Н. Берковский. Ленинград.
Р . и ф и л о с о ф и я. Деятельность иенского кружка нем. романтиков (в особенности Ф. Шлегеля, Шеллинга и Новалиса) имела наибольшее значение для филос. самоопределения Р. – как в Германии, так и в др. странах [в Англии – через посредство Колриджа и Карлейля; во Франции – благодаря книге г-жиде Сталь "О Германии" (t. 1–3, Р., 1810), в к-рой популяризировались идеи иенского Р.; в России под влиянием философии и эстетики Шеллинга протекала деятельность кружка московских "любомудров"]. Философия Фихте с его учением о творч. деятельности абс. субъекта, "Я", порождающего свой объект, как об универсальном принципе философии, с помощью к-рого Фихте преодолевает дуализм кантовской философии, является исходным пунктом миросозерцания иенских романтиков. Но, в отличие от Фихте, они ориентируются не на этику Канта, а на его эстетику, на содержащееся в ней представление об эстетич. способности суждения как о соединит. звене между мышлением и волей, в чем Кант усматривал возможность объединения естеств. необходимости и нравств. свободы. Эта идея была развита далее Шиллером в "Письмах об эстетическом воспитании", где иск-во призвано восстановить внутр. целостность человека, и легла в основу философии раннего Шеллинга, рассматривающего художеств. творчество как "извечный и подлинный органон" философии, непосредственно разрешающий все теоретич. антиномии: сознательного и бессознательного, созерцания и действия, чувственного и интеллигибельного, природы и свободы. Взгляд на действительность как на эстетич. феномен и истолкование иск-ва как метафизич. первоосновы мира определяют своеобразие филос. позиции иенского Р. и его место в общем развитии нем. идеалистич. философии конца 18 – нач. 19 вв.
Мир рассматривается романтиками не как совокупность неизменных вещей и готовых форм, а как процесс бесконечного становления, к-рое является творческой духовной деятельностью и притом деятельностью символич. воплощения и раскрытия внутреннего во внешнем, т.е. художеств. деятельностью. Иск-во отображает эту сокровенную сущность мира и одновременно является ее самым совершенным воплощением, выступая как высшая реальность по отношению к эмпирич. действительности. "Поэзия на деле есть абсолютно-реальное. Это средоточие моей философии" (Новалис, Фрагменты, см. "Лит. теория нем. романтизма", с. 121). Иск-во не отображение жизни, а ее преображение (в этом оно сближается с религией): законы художеств. творчества мыслятся как конструктивные принципы преобразования действительности. Художник, реализующий в акте творчества все способности человеч. души, в противоположность одностороннему виртуозу к.-л. ограниченной профессии является человеком по преимуществу, и наоборот: каждый человек адекватно раскрывается только как художник, то, "...чем люди являются среди прочих творений земли, тем являются художники по отношению к людям" (Шлегель Ф., там же, с. 170).
Природа – это бессознат. художеств. произведение духа. Рассмотрение природных образований по аналогии с произведениями иск-ва, бывшее у Канта в "Критике способности суждения" только методич. приемом, предстает в иенском Р. как раскрытие изначальной сущности природы. Отсюда вытекает идея всеобщего символизма ("тайнописи") природы ("Мир – универсальный троп духа, его символический образ" – Novalis, Briefe und Werke, Bd 3, В., 1943, S. 236; Вакенродер говорит о "двух чудесных языках" – природе и иск-ве – см. "Лит. теория нем. романтизма", с. 157–160). Т.о., эстетика оказывается ключом к пониманию романтич. натурфилософии, антропологии (к деятельности художника восходит, в частности, идея Новалиса об "обращенном употреблении органов чувств", о зрении и слухе как вынесенном вовне внутр. деятельном созерцании – см. там же, с. 128) и гносеологии ("поэт постигает природу лучше, нежели разум ученого", – там же, с. 121). Если классицизм ориентировал красоту на истину как нек-рую общезначимую меру всего бытия, то в Р. истина – это красота (Новалис: "чем поэтичнее, тем истинней", позже Мюссе перефразирует Буало: "Нет ничего истинного, кроме красоты" – цит. по кн.: Hausеr Α., Sozialgeschichte der Kunst und Literatur, Bd 2, Münch., 1953, S. 187–88).
Иенские романтики стирают грани между философией и иск-вом: интуитивный символ, а не рассудочное понятие является адекватной формой философии, к-рая мыслится прежде всего как спонтанное выражение целостного переживания действительности, – в этом романтики противопоставляют себя всей традиции рационалистич. философии 17–18 вв. и выступают как предшественники Ницше и позднейшей философии жизни (самый термин принадлежит Ф. Шлегелю – "Philosophie des Lebens", 1827); характерно осуждение Шлейермахером фихтевского разделения жизни и философии: "Кто так строго разделяет философию и жизнь, как Фихте, что может быть в том великого? Большой односторонний виртуоз, но слишком мало человек" (Briefe Schleiermachers, В., 1923, S. 190). Новалис разграничивает мысль и идею; последняя не мыслится, а переживается и дает не знание, а убеждение. Ведущая роль в познании принадлежит не интеллекту, а "интуиции", "внутреннему откровению" (Новалис). Интуитивное созерцание, непосредственно постигающее целое, бесконечно выше дедуктивного доказательства ("Универсум нельзя ни объяснять, ни понимать, а только созерцать и открывать" – Sch1еgel Fr., Seine prosaischen Jugendschriften, Bd 2, W., 1882, S. 306).
Несистематический, фрагментарный характер философии Φ. Шлегеля и Новалиса отвечает их представлению о мире как о незавершенном творч. процессе становления и об относительности любого филос. и поэтич. высказывания (Новалис: философия – "бессистемность в системе", см. Briefe und Werke, Bd 3, S. 151). Фрагмент оказывается адекватной формой постижения этого незавершенного целого и обнажает относительность всякого аналитич. расчленения (идея "циклической философии" Ф. Шлегеля, предвосхищающая гегелевское понятие "опосредствования": философия – не прямолинейное изложение, а круг, "эллипс", в ней все – первое и последнее, она должна начинать, подобно эпич. произв., прямо с "середины" – см. "Seine prosaischen Jugendschriften", Bd 2, S. 210, 216).
Представление об историч. динамике, выдвинутое Р., противостоит просветительскому пониманию истории как простой последовательности во времени, как прямолинейного восхождения вечного и неизменного в своей основе разума. Для романтиков характерно сознание прерывности и необратимости историч. процесса, качеств. отличия его отд. ступеней, однократности историч. становления; в философии культуры – признание равноправия прошлых культур и их индивидуальной неповторимости (Ваккенродер). Внутр. проблематичность совр. культуры фиксируется романтиками в четком противопоставлении античной и "христианской" культур: последней свойственны рефлексия, разлад между идеалом и действительностью, "устремленность в бесконечное", в противоположность "естественной гармонии" и спокойному "обладанию" античности (см. A. W. Schlegel, Ueber dramatische Kunst und Literatur, Tl 1, Heidelberg, 1817, S. 25, 24). Отличит. чертой романтич. историзма является персонификация и мифологизация историч. сил: историч. эпохи рассматриваются как манифестация и воплощение самостоят. принципов, идей, как замкнутые саморазвертывающиеся индивидуальные организмы, проходящие известный цикл развития, в течение к-рого они реализуют определ. духовную структуру.
Философия культуры Р. складывается в процессе критики утилитаризма и авторитарных норм бурж. культуры (Шлейермахер говорит о "безнравственности" всякой морали, Новалис – о том, что для истинной религии нет ничего греховного). Р. подчеркивает автономность культуры, ее независимость от внешних целей. Свободное раскрытие личности (к-рое адекватно осуществляется только как художеств. творчество) – высший идеал романтич. этики: осуществление внутр. "призвания" важнее выполнения внешних обязанностей. Художеств. свобода понимается как право каждого художника следовать своему внутр. чувству, не считаясь с к.-л. внешними правилами и традиц. границами иск-ва: каждое индивидуальное произв. само создает себе законы и критерии оценки. Иенские романтики выдвигают утопич. идеал новой культуры, осн. чертами к-рой являются: 1) универсальность: она вбирает в себя все прошлые культуры, представляющие собой как бы предварит. опыт ее создания; 2) динамич. характер: творчество как бесконечный процесс выше любого его результата; всякая однозначная и окончат. форма менее ценна, чем открытая и неосуществленная возможность; 3) целостность: в ней сливаются воедино иск-во, наука, философия и религия; прообраз этой культуры романтики видят в древней мифологии и стремятся к созданию новой общезначимой мифологии как продукта сознат. поэтич. творчества (в отличие от древности, где мифология была источником поэзии, здесь поэзия становится источником мифологии); 4) самоизображение: постоянная рефлексия культуры по поводу самой себя и своих продуктов (Ф. Шлегель говорит о "трансцендентальной философии" как "философии философии" и "трансцендентальной поэзии" как "поэзии поэзии" – см. там же, S. 242, 249); с этим связана романтич. ирония как имманентное сознание неадекватности между объектом и его любым художеств. и филос. отображением, между замыслом и воплощением, как чувство "языковой невыразимости", условности любого высказывания вообще.
Сознание несводимости языков различных иск-в друг к другу сопровождается у романтиков стремлением к их сочетанию, совместному воздействию различных иск-в, что приводит их к идее универс. художеств. произведения (Gesamtkunstwerk), реализованного впоследствии в творчестве Вагнера. Художеств. образ в противоположность предшествующей эстетике классицизма и Просвещения мыслится не как воплощение существующего независимо от него идеального содержания, а впервые создает само это содержание: он оказывается не результатом идей, а их источником (с этим связана у романтиков вера в спонтанную творч. силу языка).
Натурфилософия Р., отталкиваясь от механистич. естествознания 17–18 вв., возрождает натурфилософию античности и Возрождения и продолжает традиции нем. мистики (Бёме) и теософии 18 в. (Баадер в своей полемике с Декартом и Ньютоном ориентируется на Сен-Мартена). Осн. идеи натурфилософии Р.: 1) по аналогии с произведениями иск-ва природа рассматривается как органич. целое, не сводимое к сумме своих частей и не выводимое из них; 2) генетич. подход к природе; Окен: натурфилософия – это "история порождения мира", космогония; Новалис: "Чтобы постичь природу, нужно заставить ее вновь возникать... во всей ее последовательности" ("Нем. романтич. повесть", вступ. ст. и коммент. Н. Я. Берковского, т. 1, М.–Л., 1935, с. 135); 3) мистич. учение об универсальном соответствии природы и духа, внутреннего и внешнего. Новалис переосмысляет философию Фихте в объективном плане, понимая его антитезу "Я" и "не-Я" как параллелизм двух взаимно символизирующих друг друга начал (в духе мистич. представления о человеке- микрокосмосе и мире-макроантропосе, как у Я. Бёме).
Человек рассматривается как средоточие и конечная цель естеств. процесса и одновременно как начальный пункт сверхъестеств. откровения (Стеффенс). Движущими силами человеч. души являются не мышление и интеллект (в к-рых философия Просвещения видела осн. отличие человека от животных), а фантазия и чувство.
Новалис: чувство так относится к мышлению, как бытие – к изображению. Бессознат. влечения и инстинкты, неконтролируемые психич. состояния стоят в центре внимания романтич. антропологии; болезнь, к-рая рассматривается ею как "равноценная возможность" бытия, занимает в ней такое же место, как парадокс в философии: как критика обыденного сознания и отрицание повседневного, "нормального" существования. При этом происходит рационализация бессознательного и критика проникает в самые интимные реакции, амбивалентность к-рых порождает представление о "множестве личностей", сосуществующих в одном и том же человеке (плюралистич. понимание личности у Новалиса; фигура двойника во мн. романтич. произведениях).
Ю. Попов. Москва.
Определение термина "Р." и его и с т о р и я. Schultz Т., "Romantik" und "romantisch" als literarhistotische Terminologien und Begriffsbildungen, "Deutsche Vierreljahrsschrift für Literaturwissenschaft und Geistesgeschichte", 1924, H. 3; Ullmann R. Und Gotthard H., Geschichte des Begriffes "romantisch" in Deutschland, В., 1927; Lovejoy Α. Ο., The meaning of romanticism for the historian of ideas, "J. of the History of Ideas", 1941, v. 2, N 3; его же, Essays in the history of ideas, Baltimore, 1948, ch. 12; Peckham M., Toward a theory of romanticism, "Publications of the Modern Language association of America", 1951, v. 66, No 2; Gérard Α., On the logic of romanticism, "Essays in Criticism", 1957, v. 7, No 3; Remak H. H., West European romanticism: definition and scope, в сб.: Comparative literature: method and perspective, ed. by N. P. Stallknecht and H. Frenz, Carbondale, [1961]; We11ek R., Romanticism re-examined, в сб.: Romanticism reconsidered, selected papers..., ed. by N. Frye, N. Y.–L., 1964.
Лит.: Гайм P., Романтич. школа, пер. с нем., М., 1891; Козмин Н., Очерки по истории рус. Р., П., 1903; де-Ла-Барт Φ., Шатобриан и поэтика мировой скорби во Франции, К., 1905; Степун Ф., Трагедия творчества (Ф. Шлегель), "Логос", 1910, кн. 1; Сакулин П. Н., Из истории рус. идеализма. Князь В. Ф. Одоевский, т. 1, М., 1913; Жерлицын М., Кольридж и англ. Р., О., 1914; Рус. Р. Сб. ст., под ред. А. И. Белецкого, Л., 1927; Асмус В. Ф., Муз. эстетика филос. Р., "Сов. музыка",1934, No 1; Берковский Н. Я., Эстетич. позиции нем. Р., в кн.: Лит. теория нем. Р., Л., 1934, с. 5–118; Обломиевский Д., Франц. Р., М., 1947; Реизов Б. Г., Между классицизмом и Р., Л., 1962; Соколов А. Н., К спорам о Р., "Вопр. лит-ры", 1963, No 7; Ванслов В. В., Эстетика Р., М., 1966 (есть библ.); Jоасhimi M., Die Weltanschauung der deutschen Romantik, Jena–Lpz.,1905; Poetzsch Α., Studien zur frühromantischen Politik und Geschichtsauffassung, Lpz., 1907 (Diss.); Zurlinden L., Gedanken Platons in der deutschen Romantik, Lpz., 1910; Deutschbein M., Das Wesen des Romantischen, Göthen, 1921; Unger R., Herder, Novalis und Kleist. Studien über die Entwicklung des Todesproblems in Denken und Dichten vom Sturm und Drang zur Romantik, Fr./M., 1922; Walzel О., Deutsche Romantik, 5 Aufl., Bd 1–2, Lpz.–В., 1923–26; Baxa J., Einführung in die romantische Staatswissenschaft, 2 Aufl., Jena, 1931; Кluсkhоhn P., Persönlichkeit und Gemeinschaft. Studien zur Staatsauffassung der deutschen Romantik, Halle (Salle), 1925; Schmitt С., Politische Romantik, 2 Aufl., Münch.–Lpz., 1925; Вrinton С., The political ideas of the English romanticists, L.–[a. o.], 1926; Brinkmann H., Die Idee des Lebens in der deutschen Romantik, Augsburg, 1926; Baumgardt D., Franz von Baader und die philosophische Romantik, Halle (Saale), 1927; Strich F., Deutsche Klassik und Romantik oder Vollendung und Unendlichkeit, 3 Aufl., Münch., 1928; Knittermeyer H., Schelling und die romantische Schule, Münch., 1929; Gundolf F., Romantiker, [Bd 1–2], В.–Wilmersdorf, 1930–31; Вéguin Α., L'âme romantique et le rêve. Essai sur le romantisme allemand et la poésie française, t. 1–2, Marseille, 1937; Kainz F., Die Sprachästhetik der jüngeren Romantik, "Deutsche Vierteljahrsschrift für Literaturwissenschaft und Geistesgeschichte", 1938, Jg. 16, H. 2; Benz R., Die deutsche Romantik, 2 Aufl., Lpz., 1940; Gode-von Aesch Α., Natural science in German romanticism, Ν. Υ., 1941; Hedderiсh H. F., Die Gedanken der Romantik, über Kirche und Staat, Gütersloh, 1941; Reiff P., Die Ästhetik er deutschen Frühromantik, Urbana, 1946; Grimme Α., Vom Wesen der Romantik, В.–[u. a.], [1947]; Ruprecht E., Der Aufbruch der romantischen Bewegung, Münch., 1948; Van Tieghem P., Le romantisme dans la littérature européenne, P., 1948; Clark M. U., The cult of enthusiasm in French romanticism, Wash., 1950; Huch R., Die Romantik. Blütezeit. Ausbreitung und Verfall, Tübingen, 1951; Giraud J., L'école romantique française. Les doctrines et les hommes, 6 éd., P., 1953; Benjamin W., Der Begriff der Kunstkritik in der deutschen Romantik, Schriften, Bd 2, [Fr./M.], 1955; Pöggeler O., Hegels Kritik der Romantik, Bonn, 1956; Bowra С. М., The romantic imagination, [2 ed.], L. [1957]; Čiževski D., On romanticism in Slavic literature, 's-Gravenhage, 1957; Кorff Η. Α., Geist der Goethezeit, [5 Aufl], Tl3-4, Lpz., 1959-62; Markwardt В., Geschichte der deutschen Poetik, Bd 3- Klassik und Romantik, В., 1958; Jensen Chr. Α. Ε., L'évolution du romantisme. L'année 1826, Gen.-P., 1959; Mason Ε. С ., Deutsche und englische Romantik, Gött., [1959]; Schultz F., Klassik und Romantik der Deutschen, 3 Aufl, Tl 1-2, Stuttg., 1959; Abrams M. H., The mirror and the lamp: romantic theory and the critical tradition, L., 1960; Strohschneider-Kоhrs I., Die romantische Ironie in Theorie und Gestaltung, Tübingen, 1960; Ayrau1t R., La génèse du romantisme allemand, [t. 1-2], P., 1961; Jones W. T., The romantic syndrome, The Hague, 1961; Kluckhоhn P., Das Ideengut der deutschen Romantik, 4 Aufl., Tübingen, 1961; Shroder M. Z., Icarus, the image of the artist in French romanticism, Camb., 1961; Boas G. (ed.), Romanticism in America, N. Y., 1961; Sørensen Β. Α., Symbol und Symbolismus in den ästhetischen Theorien des 18. Jahrhunderts und der deutschen Romantik, Kph., [1963]; Boas G., French philosophies of the romantic period, N. Y., 1964.
Ал. В. Михайлов. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. . 1960—1970.


.

Смотреть что такое "РОМАНТИЗМ" в других словарях:

  • Романтизм — I.Понятие «Р.». II.Ростки Р. в европейской лат ре XVIIIв. и первый цикл Р. Эпоха Французской революции 1789. III.Второй цикл Р. Эпоха второго тура буржуазных революций. IV.Р. в России. V.Ликвидация и пережитки Р. VI.Стиль Р. VII.Р. в советской… …   Литературная энциклопедия

  • Романтизм —         (франц. romantisme), идейное и художественное движение в европейской и американской культуре конца XVIII первой половины XIX вв. Зародившийся в качестве реакции на рационализм и механицизм эстетики классицизма и философии Просвещения,… …   Художественная энциклопедия

  • Романтизм —     РОМАНТИЗМ. Историки литературы сами признают, что из всех терминов, какие употребляет их наука, самый неопределенный и расплывчатый, это именно романтизм. Еще кн. П. А. Вяземский в письме к Жуковскому остроумно заметил: «романтизм, как… …   Словарь литературных терминов

  • РОМАНТИЗМ — (ново лат. с греч. окончанием). Литературное направление, начавшееся у романских народов и состоящее в обращении к источникам народной поэзии и жизни, в противоположность псевдо классическому направлению. Словарь иностранных слов, вошедших в… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • РОМАНТИЗМ — (Romanticism) Это понятие ассоциируется со свободным и идеалистическим характером выражения чувств и индивидуальности и отношения к ним. Романтизм тем не менее представляет собой весьма неопределенный термин, более подходящий для анализа… …   Политология. Словарь.

  • Романтизм —  Романтизм  ♦ Romantisme    Противоположность классицизма, но со знаком «плюс» и в отношении содержательности (в отличие от барокко, которое противостоит классицизму, во всяком случае французскому, скорее со знаком «минус» и в отношении формы).… …   Философский словарь Спонвиля

  • романтизм — а, м. 1. Направление в литературе и искусстве, возникшее в начале 19 в., боровшееся с канонами классицизма, выдвигавшее на первый план культ личности и чувства и использовавшее в в своем творчестве исторические и народно поэтические темы. БАС 1.… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • РОМАНТИЗМ — (франц. romantisme) идейное и художественное направление в европейской и американской духовной культуре кон. 18 1 й пол. 19 вв. Отразив разочарование в итогах Великой французской революции, в идеологии Просвещения и общественном прогрессе,… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Романтизм — (фр. romantisme) идейное и художественное направление в европейской и американской духовной культуре ХIII – нач. ХIХ вв. Отразив разочарование в итогах Великой французской революции, в идеологии Просвещения и буржуазном прогрессе, романтизм… …   Энциклопедия культурологии

  • Романтизм — (французское romantisme), идейное и художественное направление в европейской и американской духовной культуре сформировавшееся в конце 18 1 й половине 19 вв. Отразив разочарование в итогах Французской революции конца 18 в., в идеологии… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

Книги

  • Романтизм в Германии, Наум Берковский. Книга выдающегося советского ученого Н. Я. Берковского посвящена целой литературной эпохе - истории романтизма в Германии. Автор рассматривает наиболее важные явления и темы немецкого… Подробнее  Купить за 840 руб
  • Романтизм, Норберт Вольф. Продолжающаяся серия, выпускаемая совместно с немецким издательством`Taschen`. На рубеже XVIII-XIX вв. в среде немецких философов, писателей и художников стал распространяться новый взгляд на… Подробнее  Купить за 813 грн (только Украина)
  • Романтизм. Энциклопедия, . Предлагаемая энциклопедия посвящена очень важному этапу в развитии мирового искусства — романтизму в живописи. Издание содержит необходимые биографические и искусствоведческие сведения о… Подробнее  Купить за 630 руб
Другие книги по запросу «РОМАНТИЗМ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.