Николай I Павлович

Николай I Павлович

Николай I Павлович


— Император Всероссийский, род. 25 июня 1796 г., 3-й сын Имп. Павла и его супруги Имп-цы Марии Федоровны (принцессы Вюртембергской). До 4 л. воспитание Н. было в женск. руках (главн. воспит-ца — граф. Ливен), а затем было поручено генералу М. И. Ламсдорфу. Когда Вел. Кн. исполнилось 14 л., он со своим младшим братом Вел. Кн. Михаилом Павловичем был зачислен в спец-но для них сформированную в 1810 г. из пажей лейб-гвардии Дворянск. роту "потешного" характера, в которой Н. П. исполнял обяз-ти ком-pa полувзвода и ротн. адъютанта, носил чин штабс-капитана и именовался Романов 3-й. Он очень увлекался службой в роте, заключавшейся в несении караулов в Зимн. дворце и в участии в разводах и при-дворн. церемониях. Влияние службы в роте сказалось во всей последующей жизни Н. П.: он любил всегда называть себя ротн. командиром, а все людск. отношения был готов постоянно строить на началах воинск. дисц-ны. Учебн. занятия продолжались с 1802 по 1814 г., но подбор преподавателей гуманитарн. наук был не особенно удачен (рус. история — Ахвердов, всеобщ. история — Дю-Нюже, полит. экономия — Шторх, положит. право — Балугьянский, ес-теств. право — Кукольник), и он ими плохо занимался, относясь с интересом лишь к истории, причем его любим. героем был Петр Великий. Успешнее Н. П. занимался физикой, рисованием (под руководством Шебуева и Кипренского) и гравир-нием на меди. С увлечением же Н. П. учился воен. наукам, преподавателями которых были Крафт (математика и начальн. фортификация), генерал Опперман (тактика), полк. Маркевич (артиллерия) и полк. Джанотти (инжен. дело). В общем научн. образ-ние Н. П. было поставлено неудовлетвор-но, и он сам называл его "бедным". В Отеч. войну Н. П. рвался к армии, но только в 1814 г. он вместе с братом Михаилом был вызван к ней, попав туда уже по окончании воен. действий. Во время этой поездки Н. сблизился с прус. принцами (впоследствии королями) Фридрихом-Вильгельмом и Вильгельмом и усвоил себе прочн. симпатии к Пруссии и ее воен. строю. К этому же периоду относится сближение Вел. Кн. с Паскевичем, с которым он в 1816 г. путешествовал по России с образоват. целью; в 1817 г. Н. П. вступил в брак с прус. принцессой Шарлоттой (впоследствии Имп-ца Александра Федоровна) и в том же году был назначен генерал-инспектором по инж. части, а вскоре после этого и командиром 2-й бригады 1-й пехотн. дивизии, получив впоследствии командование всей этой дивизией. По должности гл. начальника инженеров Н. П. поставил себе задачей, во-первых, создать рус. в.-инж. офицер. корпус, чтобы избавиться от необходимости приглашать иностр. инженеров, и, во-вторых, обезопасить рус. границы постройкой крепостей. Ревностно стремясь к достижению этих целей, Н. П. немало уделял внимания и фронтов. службе инж. чинов, выработав в 1816 г. "Общее наставление для обучения и занятий саперн. и пионер. батальонов". Ко времени управления им инж. частью относится учреждение по его инициативе Главного инженерного училища (впоследствии Николаевская инженерная академия и училище) (1819). Кроме того, по иниц-ве Н. П. было введено бригадн. управление в инж. войсках, созданы к.-пионеры и в инж. ведомство из артиллерии переданы понтон. части. На крепостн. строит-во при управлении инж. части Вел. Кн. было израсходовано около 15 млн. руб. (Динабург, Бобруйск, Свеаборг). Ему же принадлежит идея создания школы гвард. под-прап-ков (впоследствии Николаевского кавалерийского училища) в 1823 г. Имп. Александр I при жизни своей неск. раз довольно определенно указывал Н. П., что в будущем его ожидает престол, но офиц-но об этом не объявлял, несмотря на то, что 16 авг. 1823 г. им был составлен и подписан особ. манифест об отречении от престола Цес-ча Константина Павловича и о назначении престоло-насл-ком Вел. Кн. Н. П. Поэтому, получив 27 ноябр. 1825 г. известие о последовавшей в Таганроге кончине Имп. Александра, Н. П., хотя и знал об отречении Вел. Кн. Константина от престола, решил присягнуть ему как Гос-рю, что немедленно и сделал, убедив поступить т. же обр. и Гос. Сов., сенат и синод и распорядившись о приведении к присяге гвардии. Лишь после того как Вел. Кн. Константин Павлович решит-но и двукратно подтвердил в письмах к Н. П. свое отречение и, в свою очередь, присягнул ему как Имп-ру, отказавшись в то же время приехать из Варшавы в СПб., Н. П. решил принять корону. В день, назначенный для присяги нов. Императору, 14 декабр. 1825 г. в СПб. на Сенатск. площади произошел известный в истории под именем восстания декабристов воен. мятеж неск. рот лейб-гвардии Моск. и Л.-Грен. пп. и гвард. экипажа, усмиренный вооруж. силой прочими частями гвардии, причем Н. П. лично распоряжался действиями верных ему частей войск и лишь по настоянию кн. Васильчикова и гр. Толя прибегнул к картечи. Мятеж 14 декабр., имевший целью корен. преобраз-ние формы правления, и замыслы нек-рых из декабристов на цареубийство, произвели глубокое впечатление на душу Н., оставшееся на всю жизнь и определившее сперва строго охранит-ное, а потом и крайне реакционное направление всей политики его царствования — внутренней и внешней. В последней наибольшее внимание Имп. Н. уделял Вост. вопросу. Еще при жизни Александра I турки заняли войсками Молдавию и Валахию, зверек. обр. усмиряли восстания греков и грозили Сербии. Имп. Н. прежде всего предъявил султану решит. требования под угрозой начать воен. действия, восстановить во всей силе Бухарест. трактат 1812 г. и очистить от тур. войск при-дунайск. княж-ва. Султан поспешил 25 снт. 1826 г. заключить с Россией Аккерманск. конвенцию, признавшую справедливыми все рус. требования. Однако эта конвенция не коснулась греч. вопроса, который пришлось разрешить силой оружия. Россией совместно с Англией и Францией (Петербург. протокол 23 мрт. 1826 г. и Лондон. договор 6 июля 1827 г.) было предложено Порте посреднич-во для примирения с греками; когда предложение это не имело успеха, соединенные рус., франц. и англ. эскадры истребили тур. флот при Наварине 8 окт. 1827 г. Это привело Россию к войне с Турцией в 1828—1829 гг. 1-й год этой войны в присутствии на европ. театре воен. действий самого Имп-ра был не особенно удачен. После сдачи в снт. 1828 г. Варны Имп. Н., не раз проявивший больш. личн. храбрость, настойчивость и решит-сть (осада Браилова, переправа через Дунай у Сатунова, Шумла 8 июля 1828 г., бомбардир-ка Варны в том же году и др.), вернулся к окт. в СПб., где кн. Васильчиков убедил его, что одной из причин мал. успехов войны было двоеначалие (гл-щий кн. Витгенштейн и сам Имп-р); после этого Н. уже никогда не руководил лично на войне войсками, взяв на себя лишь высшее руководство их воен. восп-нием и боев. подготовкой. Кампания 1829 г., руководимая Дибичем, принесла рус. армии ряд побед (Кулевча, Силистрия, Адрианополь). Турция была накануне окончат. гибели. Однако связанный добровольно данным перед войной велик. европ. державам обещанием не искать для России никаких завоеваний и даже торгов. и политич. выгод и полагая, что для России выгоднее сохранение Турции, чем ее разрушение, Н. П. заключил 2 снт. 1829 г. Адриано-польск. мир, не давший России ничего, кроме контрибуции в 9 млн. черв., устья Дуная с неск. о-вами в Европе и небольш. тер-рии в Азии; были выговорены лишь самостоятельность Молдавии и Валахии, незав-сть Греции, открытие Босфора и Дарданелл для торгов. судов всех наций. Имп. Н. искренно примирился с Турцией, в 1830 г. сбавил туркам 2 млн. черв. из воен. контрибуции, дружески советовал султану принять православие, в 1832 г. послал ему на помощь рус. войска против египет. паши Магмета-Али и этим вторично спас Турцию. В 1833 г. был заключен Ункиар-Скелессийский договор, предоставлявший рус. воен. кораблям исключит. право прохода через проливы. Этот договор, бывший кульминац. пунктом рус. влияния на Турцию, явился в то же время исходн. пунктом последующей неудач. рус. политики на Бл. Востоке, т. к. он, с одной стороны, возбудил неудовольствие всех европ. держав против России и опасения еше больш. усиления ее влияния в Константинополе, а с другой — привел Н. П. к убеждению, что Турция не м. существовать без посторон. поддержки, что "больной человек" неизлечим, почему нужно готовиться к разделу его имущ-ва. При этом Н. П. связал себя совершенно ненужными и даже вредными для интересов России соглашениями с Австрией (Мюнхенгрец, 1833), с Англией и Пруссией (Лондон, 1841), не замечая враждебн. для себя направления политики Австрии и Англии. Обострение в дальнейшем (40-е гг.) отношений с Францией (Луи-Филипп и Наполеон III), Англией (Пальмерстон) и Пруссией (противодействие в конце 40-х гг. попыткам Пруссии создать объединенную Германию) и увер-сть в чрезвыч. слабости Турции в связи с переоценкой собств. сил, привели Россию к неудачной Вост. войне (1853—1855), до конца которой Имп. Н. не дожил. Вторым вопросом, тесно сплетенным с турецким, был вопрос персидский и кавказский. Война с Персией в 1826—1828 гг., закончившаяся Туркманчайск. миром, была чрезвычайно удачна, и победы Паскевича надолго установили наши границы с Персией, доведя их до Аракса. Кавказская же война продолжалась в течение всего Николаевск. царствования, служа отличной боев. школой для нашей армии. В 1830—1831 гг. Имп-ру Н. пришлось подавлять серьез. восстание поляков, закончившееся штурмом Варшавы и потерей Польшей конс-титуцион. устр-ва и автономии. В 1849 г. рус. войска были посланы для борьбы с венграми, восставшими против австр. имп-ра, и ряд рус. побед спас Австрию. Из событий на ю.-вост. границе Империи следует отметить неудачн. эксп-цию гр. Перовского в Хиву в 1839—1840 гг., после чего удалось, однако, добиться издания хивинск. ханом фирмана о запрещении его подданным грабить наши пределы и держать рус. невольников. На Д. Востоке H. H. Муравьев-Амурский занял лев. берег и устье Амура (1851). К эпохе Имп-ра Н. относится и первонач. момент очищения русскими своих американ. владений: упразднение колонии "Росс" в Сев. Калифорнии и уступка ее мексикан. правительству (1839). Во внутр. политике Имп. Н. в первые годы своего царствования сделал попытки нек-рых реформ в центр. и местн. управлении, для чего был учрежден секретн. "комитет 6 декабр. 1826 г." (под председ. кн. Кочубея, при участии Сперанского, Дибича и др.); однако труды комитета остались почти безрезул-тными, м. пр., из-за отрицат. отношения к всяким новшествам Вел. Кн. Константина Павловича; другому "комитету 14 мая 1826 г." удалось выработать нов. положение об учебн. зав-ниях (г-зии с древн. яз., приход. и уездн. училища); наконец, под руководством M. M. Сперанского удалось завершить важн. дело кодификации законов, не удававшееся со времен Петра В., путем издания "Полн. Собрания законов Рос. Империи" и "Свода Законов" (1832). Революцион. движение 1830 г. в Зап. Европе и польск. восстание 1830—1831 гг. произвели на Имп. Н. очень сильн. впечатление, усилив его недоверие ко всякого рода нововведениям, и даже дотоле предпринимавшиеся робкие попытки преобраз-ний были приостановлены. Единствен. задачей правительства Имп. Н. с этих пор сделалось ограждение России от зап.-европ. либеральн. влияний посредством опеки и тщательн. регламентации всех проявлений обществ. жизни. Официальн. выражением направления внутр. политики всей Николаевск. эпохи был лозунг: "Самодержавие, православие и народность", при этом под "народностью" разумелась обособл-сть рус. нац-сти от всех других и признание непригодности для нее стремлений, требований и порядков европ. жизни. Основой внутр. строя Рос. Империи признавалось креп. право, которое Имп. Н., если и называл иногда "злом", то лишь в его "нынешн. положении"; отмену же креп. права считал "злом еще более гибельным". Но положение крестьян было до того очевидно тяжелым, что правительство было вынуждено принимать части, меры для улучшения этого положения. К таким мерам относятся: закон об обязанных кр-нах (1842); учреждение мин-ства госуд. имущ-в для завед-ния казен. кр-нами (1837) и "инвентарные правила" в Западн. крае и нек-рые другие. Креп. право при Имп. Н. I достигло наивысш. точки своего развития, и помещики являлись в роли даров. админ-ров в местн. управлении. Вся система местн. управления, оставаясь как будто старой, была искажением в то же время начал. установленных Имп-цей Екатериной II: губернаторы сделались самовластными хозяевами на местах, все губ. учр-ния потеряли свою самостоятельность; всюду царил произвол чин-ства, мало обеспеченного жалованием и крайне продажного. В области суда господствовала прежняя приказ. волокита, облегчавшаяся формами тогдашнего следств. процесса и полн. отсутствием гласности: делу правосудия очень мало помогли издание нового угол. кодекса ("Уложение о нак. угол. и исправ.", 1845 г.) и создание для негласн. наблюдения за админ-цией жандарм. полиции (III отделение Собств. Его Вел. канцелярии и отд. корпус жандармов). В области финансов талантливый гр. Канкрин провел денежн. реформу, удачно восстановившую в государстве метал. ден. обращение и уничтожившую ассигнации; в экономич. отношении Россия являлась страной знач-но отсталой, продавая Европе лишь сырье и получая оттуда исключительно предметы обрабатыв. промышл-сти, которой у нас почти не существовало. По личн. инициативе Имп. Н. была построена Никол. ж. д. (из СПб. в Москву), сооружению которой противились его приближенные. В церковн. отношении надо отметить полн. подчинение синодальн. управления госуд. власти в лице всесильных обер-прокуроров, которыми бывали и генералы воен. ведомства (гр. Протасов); затем упорное, подчас жестокое преслед-ние раскольников и сектантов и принудит. воссоединение униатов (1839). В области образ-ния при Имп. Н. открыт ряд высш. учебн. зав-ний: технол. институт, училище правоведения, инст. гражд. инженеров, Констант. меж. инст. (к-с), ун-т святого Владимира в Киеве и др., но в общем господствовало течение сократить число учащихся всех сословий, кроме дворянского. Развитие лит-ры, представ-лями которой являлись такие крупн. таланты, как Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Герцен, Белинский и др., и науки, в области которой выделились Грановский, С. М. Соловьев, Кудрявцев, Кавелин, Остроградский, Буняковский, Лобачевский и др., было сильно стеснено системой цензурн. гнета, достигшего крайн. пределов в конце 40-х и начале 50-х гг., и прекращением команд-к за границу молод. ученых. Реакцион. направление царило при Имп. Н. и во внешн. политике: Имп-р был ревностн. приверженцем идей Священ. Союза и считал своим долгом охранять в неприкос-ности от покушений абсолютно-монархич. строй госуд. жизни: в 1830 г. Имп. Н. намеревался послать рус. войска во Францию и Бельгию для подавления революц. движения, и только польск. восстание заставило его отказаться от этого плана; в 1849 г. он очень охотно пошел навстречу желанию австр. правительства, приняв участие в усмирении Венгрии; в то же время Имп. Н. был сильно раздосадован уступками прус. короля Фридриха-Вильгельма IV обществ. мнению Германии, выразившимися в даровании Пруссии сословн. народн. представ-ства, и предлагал королю вооруж. помощь для восстановления в Пруссии абсолютизма (1850). Подобн. направление внешн. политики возбудило против России все либеральные и образованные обществен. круги Зап. Европы и привело последнюю к объединению против России в войну 1853—1855 гг. Будучи в душе чисто воен. человеком и солдатом от головы до ног, Имп. Н. уделял во все время своего царствования оч. большое внимание устр-ву вооруж. сил России. Еще в самом начале царствования было произведено объединение всего высш. воен. управления под рук-вом А. И. Чернышева, совместившего в своем лице посты воен. мин-ра (после гр. А. И. Татищева, 1823—1827) и начальника главн. штаба (после И. И. Дибича, 1823—1828) и управлявшего воен. ведомством почти до конца Николаевской эпохи (1852), когда его сменил кн. В. А. Долгоруков (1852—1856). На Чернышеве, т. обр., лежит почти целиком вся ответ-ность за состояние рус. армии и всего рус. воен. управления во времена Имп. Н. I. В 1832 г. была упразднена должность начальника гл. шт., все воен. ведомство поручено воен. мин-ру и издано "образование воен. минства", разработанное по указаниям самого Имп-ра, причем воен. мин-р явился единств. докладчиком монарху по всем в.-сухоп. делам. Одновр-но были созданы два высш. коллег. установления воен. ведомства — воен. сов. и генерал-аудиториат. Для урегулир-ния деятельности всех учр-ний воен. мин-ства был затем издан особ. "Наказ". В 1836 г. было издано новое "учреждение воен. мин-ва", основн. началами которого остались объединение всего в.-сухоп. управления в руках воен. министpa и крайн. центр-зация всего воен. управления. В неск. обособлен. положении остались лишь артиллерийское и инж. ведомства, а также управление в.-учебн. зав-ниями, т. к. все эти отрасли воен. дела были вверены Вел. Кн. Михаилу Павловичу. Большое развитие при Имп. H. I получили кадетск. корпуса и была учреждена воен. академия. Система воен. воспитания была проведена и во мног. гражд. учебн. зав-ниях Никол. времени, получивших чисто воен. организацию (лесной корпус, межев. корпус, горн. корпус, корпус инженеров путей сообщ. и др.). управление отдел. частями войск за весь период царствования Имп. Н. не подвергалось изменениям. Высш. соединениями войск как в мирн., так и воен. время являлись дивизии, корпуса и армии. В 1829 г. 1-я и 2-я армии были соединены в одну 1-ю армию; в 1830 г. была сформирована особая действующая армия, оставшаяся и после прекращения воен. действий в Польше. Затем существовали отдел. корпуса — гвардейский, гренадерский, Финляндский, Оренбургский, Кавказский и Сибирский. В 1835 г. 1-я армия была расформирована, и корпуса ее частью были присоединены к действующей армии, частью непосред-но подчинены воен. мин-ру (V и VI корпуса), частью вверены инспектору поселен. кав-рии. В 1846 г. после продолжит-ной подготовит. работы (в течение 14 л.,) был издан "Уст. для управления армиями и корпусами в мирн. и воен. время", основн. принципами которого являлись: 1) поставление органов строев. управления в положение кадров по отношению к органам полев. управления и 2) возложение на высшие воен. органы обяз-тей и по местн. воен. управлению. В отношении иррегуляр. войск было сделано разделение их на 11 казач. войск, для которых был издан ряд "Положений", начиная с "Пол. войска Донск." 1835 г. Система воен. поселений, хотя и неск. смягченная сравнит-но с Аракчеев. эпохой, продолжала существовать все царствование Имп. Н. Воен. суды действовали на началах Петровск. в.-угол. законод-ва, дополненного в Александровск. эпоху ("Полев. угол. улож. 1812 г."); воен. подсудность получила при Имп. Н. чрез-но широк. развитие, будучи применяема к массе дел, не имевших ни малейш. отношения к воен. ведомству. Воен. законодат-во было упорядочено изданием "Свода Военных Постановлений" 1838 г., чем впервые была достигнута дотоле неудававшаяся кодификация военных законов. В частности, по отдел. отраслям воен. дела надо отметить из наиболее важн. мероприятий: образ-ние из гвардейского генерального штаба и Свиты Его Вел-ва по квартирм. части — генерального штаба (1827). По части артиллерийской: учреждение комитета "для пересмотра и уравнения калибров орудий" (1833), выработавшего конструкцию орудий, сохранявшуюся до введения нарезн. артиллерии; начало постеп. замены кремнев. ружей ударными и введение нарезн. огнестр. оружия (штуцера и пистолеты); введение нов. лафетов; нов. орг-зация артиллерии (1833), оборуд-ние арсеналов и друг. техн. артиллер. зав-ний. По части инженерной: сооружены крепости Киев, Иван-город, Новогеоргиевск, Брест-Литовск и цитадель Варшавы; издано положение об управлении генерал-инспектора по инж. части (1838); образованы учебные гальванич. команды при сап. бригадах (1840—1841); введены в тех же бригадах телеграфы (1846). Относ-но компл-ния армии был издан новый "Рекрут. уст." (1832), но сроки службы были по-прежнему весьма продолж-ны и отбывание воинск. пов-сти весьма неравномерно и тяжело для населения. Числ-сть армии и флота с 1852 по 1854 г. возросла почти на 40%, а ежегодн. расход на содержание вооруж. сил за этот же период — на 70%. К концу царствования Имп. Н. (1853) в.-сухоп. силы России состояли из 550 батальонов, 476 эск-нов, 140 батарей (1472 op.), общей силой 875 000 чел. регул. войск. Резерв. и запасн. войск в случае войны могло быть выставлено 209 тыс. чел. Все казач. войска составили до 242 тыс. вооружен. людей. Т. обр., все в.-сухоп. силы России составляли 1 325 000 чел. Основн. недостатком нашей армии Никол. времени было то, что из этой общей цифры для действия в поле (в Вост. войну) можно было располагать только 378 батальонами, 456 эск-нами и 1 230 op-ми, т. е. силой в 481 тыс. чел., кроме казаков, что составляло лишь 1/3 всей в.-сухоп. вооруж. силы Империи. Вооружение пехоты в общем было отсталое, нарезн. оружием были снабжены только стрелк. батальоны, а в лин. пехоте на роту в 250 чел. имелось всего по 6 штуцеров, остал. пехота была вооружена гладкоств. 7-лн: ружьями. Боевой подготовки пехота почти не имела: все внимание обращалось на внешность — ружейн. приемы, маршировку шагом разн. скорости, движения в сомкнут. строю. На обучение стрельбе лин. пехоте отпускалось по 10 патр. в год на стрелка, но т. к. смотров стрельбы в цель не производилось, то обык-но солдаты не выпускали ни одной пули; зато чистота стрельбы залпами была доведена до соверш-ва; оружие было не в порядке, часто ружья портились преднамеренно, с целью достижения звучности при ружейн. приемах. Шанцев. инстр-та было очень мало, и окопн. делу войска не обучались, так же как не обучались и рассыпн. строю, полев. службе, гимнастике и фехтованию. В кав-рии полев. езда была в полн. пренебрежении, строевой и разведыват. службе к-ца не обучалась. В артиллерии глав. внимание обращалось на точн. проделывание на плацах самых сложн. перестроений. Тактич. подготовка войск почти отсутствовала. "Автоматизм, неразлучн. спутник увлечений сомкн. строем, клал свой тяжелый и вредн. отпечаток на восп-ние начальников всей степеней. Долг. годами процветания такой системы вырабатывались слеп. выполнители буквальн. приказаний, а дух личн. предприимч-сти, способ-ть брать на себя решения и действовать, как повелевает обстановка боя и воен. времени, т. е. существеннейшие боев. кач-ва начальника, не м. достаточно развиваться в войсках. Тяжело отражалась эта система и на солдатах, и прежде всего потому, что в прямое нарушение закона личность солдата была подавлена: сильно развитые телесн. наказания не давали укореняться чувству чести и сознания святости солдатск. звания" ("Обзор войн России от Петра В. до наших дней", составленный г.-л. Дубровиным, Куропаткиным, Пузыревским, Гудима-Левковичем и Сухотиным, СПб., 1896 г., ч. III). Необходимо заметить, что только кавказ. войска резко отличались от войск Европ. России: постоянная боев. практика выработала в них дух предприимч-сти, воинств-сть, опытность и большую самостоятельность частн. начальников. Весьма были неудовлетвор-ны и бытов. условия жизни войск Николаев. эпохи: скудн. продо-вол-вие нижн. чин. зависело от большего или меньш. довольства местн. жителей, у которых по квартирам обычно располагались войска; отношения начальников к подчиненным не были точно урегулированы, и в этой области царило в полн. мере усмотрение; в армии очень плохо была поставлена санит. часть: генерал-адъютант Кутузов в своей всепод. записке, составленной в 1841 г. ("Рус. Ст.", 1898, IX), говорит по этому поводу следующее: "1/4 армии исчезает ежегодно от необыкновен. смертности... Из отчета действующей армии за 1835 г. видно, что по спискам состояло 231 099 чел., заболело 173 892 чел. Итак, почти вся армия была в госп-лях: умерли 11023 человека, т. е. 20-й человек. При Суворове на 500 чел. здоровых был один больной, теперь на 500 чел. больных один здоровый." При обозрении в.-судн. дел поражает очень больш. колич-во случаев хищений и разных злоупотреблений власти со стороны начальников. Воен. система Имп. Н. I и все воен. порядки его эпохи ярко показали свою полн. непригодность во время войны 1853—1856 гг. и привели к необходим. реформам, совершенным Имп. Александром II и гр. Д. А. Милютиным, но сам Имп. Н. и его ближайш. помощник по воен. части кн. А. И. Чернышев не видели никаких недостатков в состоянии воен. дела в России. Чернышев в своих всепод. отчетах неизменно ежегодно доносил, что "устр-во воен. управления находится на желат. степени соверш-ва, не требуя никаких существенных изменений"; точно так же Имп. Н. в рескрипте на имя Чернышева при увольнении его от должности воен. мин-ра (1852) засвидетельствовал свое убеждение, что воен. дело у нас находилось "на степени отличн. порядка и благоустр-ва". По морск. части ближайщ. сотрудн-ми Имп. Н. состояли сперва начальник штаба Его Императорского Величества по морск. части контр-адмирал ф.-Моллер (1821—1836), а затем кн. А. С. Меншиков, при котором были объединены гл. мор. штаб и мор. мин-ство (1836—1855). В 1827 г. было утверждено "Предварит. образование мор. мин-ства", а в 1836 г. было издано и окончат. "образование" этого мин-ства, причем, так же как и в в.-сухоп. ведомстве, все управление было сосредоточено в мор. мин-стве во главе с мор. мин-ром; кроме деп-тов, при мин-стве состояли адмиралтейств-совет и мор. генерал-аудиториат. По части кодификации мор. законов дело двигалось не столь успешно, как в воен. ведомстве, и работы по составлению Свода морских постановлений не были закончены. В 1853 г. был изд. нов. мор. уст. По учебн. части был преобразован по типу прочих в.-учебн. зав-ний мор. кадетск. корпус (1827), во главе которого был поставлен адм. И. Ф. Крузенштерн; по ходат-ву его в 1829 г. при мор. корпусе были учреждены офицер. классы; были затем преобразованы штурман. училища и положено начало мор. инж. училищу преобраз-нием в 1826 г. училища корабельн. архитектуры в учебный мор. рабоч. экипаж. Все вспомогат-ные мор. чины образовали ряд особ. корпусов: корпус флотск. штурманов (1827), корпус кораб. инженеров (1828) и корпус мор. артиллерии (1831), подчиненные генерал-гидрографу (первый из упомянутых корпусов) и особым главн. инспекторам (прочие два корпуса). Имп. Н. I очень милостиво относился к флоту и всем мор. чинам и уделял рус. мор. делу немало внимания, особенно в первое 10-летие своего царствования. Эпоха Имп. Н. в рус. мор. деле замыкает собой период сущ-ния у нас парусн. флота, который являлся внушит. боев. силой и вызывал уважение иностранцев. Англ. кап. Кроуфорд, видевший в 1836 г. на маневрах наш Балт. флот, м. проч., сообщал своему правительству в особо изданной брошюре след. свои впечатления о рус. флоте и отношении к нему Имп. Н: "Проходя мимо кораблей, Имп-р сам давал разъяснения о силе каждого, о времени постройки, качествах и о состоянии, в котором они находились. Он, видимо, был сведущ во всем, относящемся до кажд. судна в отдельности, что служит доказат-вом неослабной его бдит-сти в этом деле и того участия, с которым он следит за пригодностью их к службе. Сравнит. превосх-во этих кораблей над большинством тех, которые я видел в Средизем. море в 1828—1829 гг., внушило мне высок. мнение об успехах, достигнутых рус. флотом в столь коротк. время". Имп. Н. I и сам был убежден. что рус. флот в 30-х — 40-х гг. стоял на подобающей высоте, и это его убеждение, при полном его доверии к высш. нач-щим лицам флота, также верившим в превосх-во рус. мор. силы, привело к ослаблению творч. деятельности и как бы усыплению высш. мор. управления. Однако за границей уже в конце 30-х гг. появились винтов. суда и, благодаря сильно развит. технике, начали вытеснять парус. корабли; между тем, у нас колесные паровые суда еще не привились, чему не благоприятствовал, кроме отсутствия у нас в то время оборудован. заводов и знающих техников, и пассивный взгляд кн. Меншикова на зап. нововведения усвоившего себе ложн. предрассудок стар. моряков на непригодность паров. судов для боев. целей. К концу царствования Имп. Н. (1853) мор. силы России на всех морях состояли из 512 судов, 17 100 ор. и 80 тыс. мор. чинов; паров. судов было оч. незначит. колич-во (16 пароходо-фр-тов и 43 парохода). Бытов. условия и служба чинов флота были столь же тяжелы по режиму, как и в в.-сухоп. ведомстве. С 1831 г. носил звание генерал-адм-ла Вел. Кн. Константин Николаевич, который лишь с 1855 г. стал фактически во главе мор. ведомства. Имп. H. I сконч. 18 февр. 1855 г. после непродолжит. болезни; его крепк. здоровье было сильно подорвано неудачами Вост. войны, которые он оч. близко принимал к сердцу, справедливо видя в них крах всего направления своей 30-летн. политики. Предсмертн. слова Имп. Н., сказанные им наследнику престола, очень трогат-ны; завещая сыну "служить" России, он затем сказал ему: "Мне хотелось, приняв на себя все трудное, все тяжкое, оставить тебе все царство мирное, устроенное и счастливое. Провидение судило иначе. Теперь иду молиться за Россию и за вас. После России я вас более всего любил". Личн. характер Имп. Н. I внушает к себе полное уважение: он проявлял всегда твердость духа, решит-сть и смелость (напр., кроме его личн. появления на Сенатск. площади 14 декабр. 1825 г., его прибытие во время холерн. беспорядков на Сен. площади в СПб. летом 1831 г. и усмирение властн. словом мятежн. толпы); он всегда был верен сам себе и дан. слову, религиозен, часто обнаруживал великодушие своей натуры, преклонялся пред законностью и был неумолим к преступникам, особенно к нарушителям интересов казны и государства, причем был очень строг и к самому себе. Мнения об Имп. Н. его соврем-ков и последующих поколений оч. разнообразны, и часто к суждениям о личности Имп. Н. примешиваются неблагоп-рият. впечатления от всей политич. системы его царствования и от тех событий, которые явились как бы резул-том ее, — неудач Восточ. войны. Они могут быть сведены к отзыву бесхитростной рус. женщины В. С. Аксаковой, записавшей в своем дневнике при известии о смерти Имп. Н.: "Его жалеют как человека... Он действовал добросовестно по своим убеждениям; за грех России эти убеждения были ей тяжк. бременем... Мир его душе". Среди воен. и мор. деятелей царствования Имп. Н. I было много выдающ. полк-дцев, воен. админ-ров и флотоводцев, вписавших на вечн. времена свои имена в историю рус. армии и флота; таковы кн. М. С. Воронцов, гр. И. И. Дибич, кн. И. Ф. Паскевич, гр. Я. И. Ростовцев, И. Ф. Крузенштерн, А. С. Грейг, М. П. Лазарев, В. А. Корнилов, П. С. Нахимов и мн. др. Для изучения эпохи Имп. Н. I и его личности собрано и опубликовано большое число материалов и появилось немало монографий по частн. вопросам, но вполне систематической, чуждой политич. и партийн. увлечений, полной истории его царствования не имеется, почему и не м. быть сделано вполне определ-х категорич. выводов о Н. I и его времени. Ниже приводится перечень трудов, относящихся к Имп. Н. I. Н. Шильдер. Имп. Н. I, его жизнь и царствование. Т. I — II (до 1831 г.), СПб., 1903; Н. Дубровин (ред.). Материалы и черты к биографии Н. I, "Сб. рус. ист. общ-ва". Т. 98; Н. Устрялов. Истор. обозрение царствования Гос. Имп-ра Н. П. СПб., 1847; С. С. Татищев. Внешн. политика Имп. Н. I. СПб., 1887; А. Заиончковский. Вост. война 1853—56 гг. Т. I, СПб., 1908; М. Бородкин. Имп. Н. I (глава из "Истории Финляндии", "Мирн. Труд", Харьк., 1913; В. Кварди и В. Шенк. Царст-ние Ник. I. История Госуд. Свиты (из серии Столетие воен. мин-ства, Имп. глав. квартира), СПб., 1908; М. Лалаев. Имп. Н. I, зиждитель рус. воен. школы. СПб., 1896; Тимченко-Рубан. Оч. деятельности В. Кн. и Имп-ра Н. П., как руков-ля в.-инж. частью, СПб., 1912; P. Lacroix. Histoire de lavie et du règne du N. I, Paris, 1864—75 (труд не оконч.); T. Schumann. Geschichte Russlands unter Kaiser N. I, Band I — IV, Berlin, 1911—13; T. V. Bernhardi. Unter N. I und Friedrich-Wilhelm IV, Leipz., 1893; M. de Thouvenel. N. I et Napoléon III, Paris; 1891. Очень важная в в.-истор. отношении переписка Имп. Н. I с Дибичем опубликована в "Рус. Ст.", т. XXVII — XXXII, XXXIV, XXXVI, XXXVII, а переписка с Паскевичем — в приложении к т. V сочинения кн. Щербатова "Генерал-фельдмаршал Паскевич". СПб., 1892.

{Воен. энц.}



Николай I Павлович

император всероссийский 1796—1855; любил русское художество и покровительствовал ему, хотя любимый портретист его был немец Крюгер. Он сам ловко рисовал карандашом и учился гравированию офортом, вместе с в. кн. Михаилом Павловичем, под руководством Кипренского и Зауервейда, с рисунков этого последнего. Уткин оканчивал иногда его доски; таких досок сохранилось в библиотеке Аничковского дворца 52; все они представляют саперов и гренадеров (конных 24 доски и пеших 28); почти на каждой монограмма, означающая: Романов III, т. е. третий сын императора Павла I (см. Н.И. Уткин, СПб., 1884, стр. 162); все гравированы в одних контурах; только одна доска с надписью: "Пехота | Староста Барабанной Гренадерских полков. | Гвардия". Этот лист без монограммы Николая Павловича и гравирован, судя по работе, Зауервейдом.

{Ровинский}



Николай I Павлович

император Всероссийский, с 20 ноября 1825 г., род. 25 июня 1796 г., † 1855 г. 18 фев.

{Половцов}


Большая биографическая энциклопедия. 2009.

Нужна курсовая?

Полезное


Смотреть что такое "Николай I Павлович" в других словарях:

  • Николай I, Павлович — Николай I Павлович …   Википедия

  • Николай I Павлович — Николай I Павлович …   Википедия

  • НИКОЛАЙ I Павлович — НИКОЛАЙ I (1796 1855), российский император с 1825, третий сын императора Павла I (см. ПАВЕЛ I Петрович), почетный член Петербургской АН (1826). Вступил на престол после внезапной смерти императора Александра I (см. АЛЕКСАНДР I Павлович). Подавил …   Энциклопедический словарь

  • Николай I Павлович —       (1796 1855), император (с 1825), сын Павла I, младший брат Александра I. Вступив на престол, подавил восстание декабристов. Царствование H. I период расцвета феодально бюрократической монархии. Характерные черты внутриполитической жизни… …   Санкт-Петербург (энциклопедия)

  • Николай I Павлович — Биография императора Николая I Павловича Будущий император Николай I, третий сын императора Павла I и императрицы Марии Федоровны, родился 6 июля (25 июня ст.ст.) 1796 года в Царском Селе (г. Пушкин). В детстве Николай очень любил военные игрушки …   Энциклопедия ньюсмейкеров

  • Николай I Павлович, император Всероссийский — *НИКОЛАЙ I ПАВЛОВИЧЪ, Императоръ Всероссійскій, род. 25 іюня 1796 г., 3 й сынъ Имп. Павла и его супруги Имп цы Маріи Ѳеодоровны (принцессы Вюртембергской). До 4 л. воспитаніе Н. было въ женск. рукахъ (главн. воспитат ца граф. Ливенъ), а затѣмъ б …   Военная энциклопедия

  • Николай 1 — Николай I Павлович …   Википедия

  • Николай I (российский император) — Николай I Павлович …   Википедия

  • Николай Павлович — Николай I Павлович …   Википедия

  • Николай Палкин — Николай I Павлович …   Википедия

Книги

Другие книги по запросу «Николай I Павлович» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»