Ростопчин, граф Андрей Федорович


Ростопчин, граф Андрей Федорович

библиофил, писатель-библиограф, тайный советник; младший сын графа Ф. В. Ростопчина и жены его графини Екатерины Петровны, урожденной Протасовой; родился 13-го октября 1813 года в Москве; рождение его, по словам его сестры Н. Ф. Нарышкиной, "не обрадовало его отца, который в то время был расстроен предыдущими событиями, грустил, не принимал участия в событиях, происходивших около него, и усиленно лечился". Раннее свое детство граф Р. провел, с родителями, за границей и воспитывался сперва дома, а потом, по возвращении отца в Россию в 1824 году, — в Пажеском корпусе, откуда 22-го сентября 1830 года, не имея еще и 17-ти лет от роду и не окончив курса, был выпущен корнетом в Лейб-Кирасирский Ее Величества (затем — Лейб-Кирасирский Его Высочества Наследника Цесаревича) полк, с которым был в походе в Царстве Польском с 1-го марта 1831 года и участвовал в сражениях с поляками: 8-го мая — под мест. Снядовым, при с. Рудках, 9-го мая при с. Жолтках, а потом был при отступлении за р. Нарев, откуда шел обратно при преследовании повстанцев; 14-го числа граф Р. был в авангардном деле между дер. Замосцем и Ержекунем, а оттуда был послан с другими, для подкрепления генеральных сил, под Остроленку, 8-го июля переправился при Очепе на левый берег Вислы и дошел до г. Ловича, 24-го участвовал в стычке между сел. Небаровым и Борисовым под командою генерала графа Витта, после чего, подойдя к Варшаве, находился 25-го и 26-го августа при взятии Варшавы штурмом и 27-го — при покорении ее, с 15-го же по 24-е сентября был при преследовании остатков Польской армии, после чего через Варшаву вернулся 25-го октября в Россию, получив за эту кампанию знак отличия за военные достоинства 4-й степени и серебряную медаль за взятие Варшавы. После этого граф Р. прослужил уже недолго — до 27-го января 1833 г., когда вышел в отставку тем же чином, "для определения к статским делам".

Молодой Р. причинял, видимо, немало хлопот своему опекуну А. Ф. Брокеру, приятелю его Покойного отца, графа Ф. В. Ростопчина (его мать, графиня Е. П., как известно, была устранена от опеки над детьми и от распоряжения имением): "А. Ф. Брокер", писал А. Я. Булгаков своему брату 16-го января 1832 г., — "должен возиться с молодым Ростопчиным. Вообрази себе, что этот повеса просит дать ему попечителя, в противность завещанию отца. Это бы еще ничего, но он попался в лапы матери и брата, коего избирает себе попечителем, — брата, который, просвистав все имение, сидел в S-te Pélagie, а теперь сам на соломе. Чего ждать от такого опекуна? Вообрази, что Андрюша не был еще у меня... "У этого молодца", — прибавляет раздраженно Булгаков, — "мало чувств благородных. Он себя только одурачит просьбою своею: или Сенат, или опека спросят: разве опекун Брокер не соблюдает интересов малолетнего?.." Выйдя в отставку граф Ростопчин 18-го апреля 1833 г., в Москве был помолвлен с Евдокиею (Додо) Петровною Сушковою, прекрасною и образованною девушкою, уже тогда пользовавшеюся некоторою литературною известностью, а впоследствии ставшею известною поэтессою (ум. в 1858). По этому случаю А. Я. Булгаков писал своему брату: "Ежели бы Ростопчину было года три более, то хорошо бы, но он еще не вышел из опеки. Дай Бог, чтобы были счастливы! От нее зависит: надобно держать его в руках. Она умна, будет уметь ладить и с ним, и с графинею полоумною. Андрюшу люблю по отце, но верно бы никогда не отдал Катю свою за него". После свадьбы, состоявшейся уже 28-го мая 1833 г. в Москве, в церкви Введения, что на Лубянке, молодые прожили некоторое время в одном из многочисленных имений графа Ростопчина — селе Анне, Бобровского уезда Воронежской губ., потом поселились в Москве, где жили несколько лет, а в 1836 и 1839 гг. совершили поездки на Кавказские минеральные воды. 1836-й и следующие годы Р. жили в Петербурге, а 6-го февраля 1840 г. граф Р. снова зачислился на службу — корнетом в Гусарский Е. И. В. Герцога Максимилиана Лейхтенбергского (ныне 9-й Гусарский Киевский) полк; 16-го июня того же года он произведен был в поручики, а 29-го марта 1843 года был уволен от службы (с чином штабс-ротмистра), живя постоянно в деревне; в 1844 г. Р. состоял корреспондентом специальной Комиссии в Управлении Государственного Коннозаводства. 1845, 1846 и 1847 гг. граф Р. Провел с семьею за границей — в Италии, Франции и Германии. Позже, уже к концу войны нашей с Англией, Францией и Турцией, граф Р. вступил (3-го апреля 1855 г.) в дружину № 15 Московского ополчения, в которой был назначен сперва ротным командиром (3-го июня), а потом и командующим ее (21-го июня); 23-го октября, будучи в Одессе, он получил Высочайшее благоволение за отличное состояние дружины, вскоре (16-го декабря) был прикомандирован к Люблинскому резервному егерскому полку, 31-го марта 1856 г. откомандировался от него, а 29-го сентября, по расформирования ополчения, уволен был от службы с прежним чином штабс-ротмистра и с награждением (28-го ноября), орденом Анны 3-й степени, получив также крест Государственного Ополчения. — 7-го марта 1858 г. граф Р. вновь определен был на службу, будучи пожалован в должность церемониймейстера Высочайшего Двора, с чином губернского секретаря и с причислением к Государственному Коннозаводству, в котором он и прослужил до закрытия, 13-го ноября 1859 г. Комитета Коннозаводства, в заседаниях которого присутствовал; в июне 1858 г. он исполнил специальное поручение осмотреть скаковые испытания в Туле и с. Хреновом. 1-го января 1864 г. он был пожалован в должность шталмейстера Двора Е. И. В. (звание это он носил до своей отставки в 1881 году), а через четыре года перешел на службу в Сибирь, будучи 15-го апреля 1868 г. причислен к Главному Управлению Восточной Сибири. Поселившись с мая 1868 г. в Иркутске (где служил и сын его, граф Виктор, состоявший штаб-офицером для Поручений при Управлении Начальника местных войск Иркутской и Енисейской губерний), граф Р., в качестве чиновника особых поручений, постоянно был командирован Генерал-Губернатором М. С. Карсаковым в разные местности Восточной Сибири и с различными назначениями; так, напр., в первый же год своего прибытия в Иркутск, в 1868 г. он был послан: 1) на Жилтугинские золотые промыслы Кабинета Его Величества — с поручением войти там в ближайшее рассмотрение и разъяснение на месте существующих порядков и способов снабжения различными необходимыми материалами отдаленных Нерчинских казенных золотых промыслов, после чего должен был посетить Нерчинские заводы и сделать здесь внимательный осмотр Окружного Училища; 2) в Иркутский и Енисейский Приказы Общественного Призрения — для осмотра их делопроизводства; в 1869 г. — 3) в Верхнеудинск и Троицкосавск — для обозрения гражданских больниц; 4) в Красноярск — для производства секретного удостоверения по беспорядкам в Красноярской Гимназии; 5) в Шилкинскую Комиссию Военного Суда презусом — по случаю передачи ссыльнокаторжных Нерчинского и Петровского заводов в гражданское ведомство и т. д. Уже 30-го января 1870 г. получив чин статского советника} граф Р. 2-го марта того же года был назначен и. д. старшего чиновника особых поручений при Главном Управлении Восточной Сибири. В июле 1871 г. генерал-губернатором Синельниковым он был командирован в Петербург, для исполнения лично ему данных специальных поручений и затем в Иркутск уже не вернулся; 16-го апреля 1872 г. он получил чин действительного статского советника, а 18-го сентября 1881 г. окончательно вышел в отставку, причем был награжден чином тайного советника. С 1871 года граф Ростопчин проживал в Петербурге, где и скончался.

28-го мая 1858 г. граф Ростопчин был избран Почетным Членом Имп. Публичной Библиотеки, с которою с тех пор находился в постоянных сношениях, жертвуя ей и деньги и, подчас, весьма богатые коллекции редких книг и гравюр. Граф Р., унаследовавший от отца его архив (часть которого, отобранная в 1826 г. в III Отделение, была возвращена графу А. Ф. Ростопчину лишь около 1881 года), картинную галерею и библиотеку, был просвещенным библиофилом, любившим и знавшим книгу. О его библиотеке можно судить по любопытному, чрезвычайно редкому (издан он был в количестве всего 50 экземпляров) каталогу, имеющему следующее необычное заглавие: "Gensiskhana. Pour comprendre ce titre, lisez la note du № 468. Catalogue anecdotique, bibliographique, biographique et facétieux des livres de la bibliothèque du Comte André Rastapchine; accompagné d'une vinaigrette de notes, la plupart malsonnantes, pour les morts comme pour les vivants. Dédié а mon maоtre en bibliographie S. S. [Sobolevsky], Bruxelles, Mars 1862. Avec un portrait de l'auteur, fort rassemblant. Tiré а cinquante exemplaires. Bruxelles, Imprimerie de M.-J. Poot et C-ie. 1862, 8° [шмутцтитул + загл. лист + 2 нен. стр. + 332 стр. + XXI стр. — Table des auteurs]; портрет, приложенный к книге, литографированный, изображает графа А. Ф. Ростопчина в его библиотеке, стоящим на лестнице, подставленной к книжным полкам, причем Р. повернулся почти совсем спиной к зрителю, так что виден лишь его затылок, лысина и ухо. В экземпляре этой редчайшей книги, принадлежавшем С. А. Соболевскому, а ныне украшающем известную библиотеку Московского библиофила Д. В. Ульянинского, граф А. Ф. Ростопчин сделал следующую любопытную позднейшую приписку, характеризующую и автора, и его собрание: "Tous les ouvrages marqués d'un croix se vendent et sont bien emballés dans 19 caisses. Les reliures sont belles, en bon état, et tous des ouvrages sont complets. En outre des livres marqués d'un croix, les caisses contiennent une centaine de bons ouvrages en Français, achetés depuis la publication du catalogue, et а peu prés 300 tomes en russe, parmi Iesquels nos meilleurs classiques et plusieures éditions de luxe, entre autres les памятники русских древностей; les différents peuples de la Russie, par Paouly; etc. etc. etc. Ces deux derniers ouvrages se sont vendu plus de cinq cent roubles argent. En un mot ce qui se vend est la crème de ma bibliothèque et consiste environ en 2500 volumes". Ha другом экземпляре Каталога, подаренном также Соболевскому, граф Ростопчин написал: "Ce catalogue, qui est plus qu'un catalogue, contient la recette infaillible pour se guérir de la bile. Ayant bien craché une fois а la face du genre humain, tout ce qu'on а а lui reprocher, on peut redevenir sensible et bon homme tout а fait. Comte André Rastaptchine". Библиотека графа Р. была в 1860-х годах продана, но где и кому, нам в точности неизвестно.

Картинная галерея графа Р. в свое время была очень известна. Она состояла в значительной степени, по словам самого владельца, из предметов, собранных его отцом, графом Ф. В. Ростопчиным, в 1817—1823 г., в Париже и помещавшихся в его доме на Лубянке; затем она была перевезена графом А. Ф. Ростопчиным в 1836 году в Петербург, где и оставалась до 1849 г., увеличенная новыми приобретениями, сделанными в Италии и Франции в 1846 и 1847 годах; когда же граф Р., переселившись зимою 1849 г. в Москву, временно переехал к матери на Басманную, то он заново отделал купленный им дом на Садовой (бывший губернатора Небольсина) и 8-го января 1850 года открыл здесь, для обозрения публики, свое художественное собрание, которому тогда же издал особый каталог: "Catalogue des portraits, tableaux, marbres et objets d'art de la galerie du Comte Rastaptchine", Moscou, Imprimerie W. Сautier, 1850, 8°, 96 стр. Погодин, отмечая этот, по его мнению, важный факт общественного значения, поместил в своем "Москвитянине" особую статью о "богатейшем собрании картин" графа Р. и свидетельствовал, что, "по первому скромному объявлению" в "Московских Ведомостях" об открытии галереи для публики, "толпы хлынули, несмотря на жестокий мороз 8 января, в новый, отлично устроенный дом на Садовой улице... Дворяне, купцы, духовные и даже двое крестьян ходили по великолепным залам и любовались изящными произведениями искусства... Для художников, — писал Погодин: галерея открыта ежедневно, для публики — по воскресеньям, от 12 до 4 часов. Честь и слава владетелю сокровищ, предлагающему их с таким радушием для общественного наслаждения, поучения и употребления"... В галерее Р. (всего в Каталоге ее описано 282 картины и портрета и 26 мраморов и objets d'art) были картины и портреты русских и чужеземных деятелей работы отечественных и иностранных мастеров: Греза, Веласкеца, Ван-Дика, Мурильо, А. Дюрера, Рембрандта, Гвидо Рени, Рубенса, Тициана, Ван-Остадов, Рюисдаля, Пуссена, Вуверманов, Теньера, Доу и Ларжильера (автопортрет и др.), П. и И. Вернетов, Скиавоне и других (всего 133 мастеров, не считая анонимных), портреты Имп. Екатерины (Лампи), Павла І (Щукина), Суворова, Ермолова (копия с Доу, сделанная художницею E. M. Бакуниной), графа П. А. Румянцова, графов С. Р. и M. С. Воронцовых, графа Ф. В. Ростопчина (бюст работы Галленса, сделанный в Париже в 1819 году, и портреты — два работы Тончи и Кипренского; последний ныне в Московском Архиве Министерства Иностранных Дел), князя П. Д. Цицианова (раб. Тончи), графа Н. И. Головина, Д. А. Новосильцова, Тончи (автопортрет), графини Е. П. Ростопчиной (раб. Кипренского) и многие другие, а из иностранцев — Робеспьера, Наполеона, Георга ІV, Людовика ХVIII, Карла X, Франца II, Бернадота и других. Галерея графа Р. впоследствии была по частям распродана и таким образом разошлась по разным рукам и собраниям.

Что касается научной и литературной деятельности графа Ростопчина, то ему принадлежат следующие издания: 1) "Histoire Universelle", Moscou, de l'imprimerie d'Auguste Semen, 1843—1844, 2 тома, 8° (460+1 неп. и 474+III стр.) — компиляция, составленная графом Ростопчиным для своих детей и не предназначавшаяся для издания, но напечатанная им "по частным соображениям", с единственною целью облегчить юношеству изучение истории. Изложение доведено до конца Римской республики; ссылок на источники и пособия, служившие автору, нет,· 2) "Trois relations de l'édu faux Démétrius, tirées de la Bibliothèque Impériale Publique de St-Pétersbourg, et du Musée Roumiantzow, St-Pétersbourg. Imprimerie de l'Académie Impériale des Sciences. 1862. — Три записки времен Лже-Дмитрия, изданные по спискам Императорской Публичной Библиотеки и Румянцевского Музея", C.-Пб. В типографии Императорской Академии Наук, 1862, мал. 8°, 59 стр.; 3) "Четыре сказания о Лжедимитрии, извлеченные из рукописей Императорской Публичной Библиотеки", СПб. 1863. В типографии И. И. Глазунова, 12°, 2 нен.+ 132 стр. Обе эти книжки были напечатаны графом Ростопчиным на свой счет, в пользу Имп. Публичной Библиотеки; 4) "R. Minzloff. Les Elzevirs de la Bibliothèque Impériale de St.-Pétersbourg", St.-Pétersbourg. 1862, 16°, XIV+223 стр.; издано в ограниченном количестве экземпляров на средства графа Р., принимавшего участие и в описании книг; 5) "Matériaux en grande partie inédits, pour la biographie future du Comte Théodore Rastaptchine, rassemblés par son fils. Tiré а douze exemplaires, Bruxelles. 1864 (ценное издание, к сожалению, напечатанное в столь малом количестве экземпляров; перечень содержания этой книги см. у Г. Н. Геннади: Словарь русских писателей, т. III, М. 1908, стр. 272); 6) "Russie anecdotique, bibliographique, biographique, géographique, historique, littéraire, statistique et contrairement а l'ordinaire — véridique. Ouvrage dédié aux étrangers, curieux de la connaitre non pour l'injurier, par le Comte André Rastaptchine", Bruxelles. 1874, 8°, 4 нен.+II+ 413 стр. Это — местами остроумный и очень краткий объяснительный словарь русских замечательных людей, географических названий (крайне злобная характеристика дана Иркутску, в котором жил тогда Р.) и некоторых терминов вроде: Kniaz, Siatelstvo, archine, poude, statskiy sovétnik tchine и т. д.; в словарь деятелей вошло много современников графа Ростопчина, поместившего, напр., заметки о П. И. Бартеневе, С. А. Соболевском, M. H. Лонгинове, С. Д. Полторацком и других лицах; выбор имен, однако, довольно случайный, а в сообщаемых сведениях попадаются ошибки, — напр., графиня Лович названа урожденною Грушинскою, Некрасову дано отчество Александрович, Пестелю — Петрович и т. п., но есть и любопытные сведения, имеющие значение личных сообщений графа Р., — напр., об А. Я. Булгакове, о гр. Ростопчиных. В этой книге граф Р. говорит про себя, между прочим, что он составил Словарь художников и Путеводитель по Сибири ("Dictionnaire des peintres" и "Guide pour la Sibérie"). Первый — вероятно, список живописцев, с краткими о них сведениями, напечатанный в "Catalogue" его галереи, а второй нам вовсе неизвестен.

Кроме издания этих книг, граф Р. сообщил несколько материалов своего семейного архива для опубликования: 1) в "Москвитянине" 1849 г., ч. I, III и IV — "Путешествие в Пруссию графа Ф. В. Ростопчина"; 2) в "Русском Архиве" — "Письма графа С. Р. Воронцова к графу Ф. В. Ростопчину", с биографическим предисловием о графе Воронцове и с примечаниями (1872 г., кн. II, стр. 2174—2246); 3) "Записку графа Ростопчина о политических отношениях России в последние месяцы Павловского царствования" (там же 1878 г., кн. I, стр. 103—110); 4) "К истории 1812 года" (там же 1866 г., кн. 5, стр.689—735); 5) "Новонайденные бумаги гр. Ф. В. Ростопчина" (там же 1881 г., кн. III, стр. 215—227 и 412—419); наконец, следует указать: 1) "Объяснение" графа Р. по поводу писем его отца, опубликованных в статье о нем H. С. Тихонравова в "Отечественных Записках", напечатанное в "Московских Ведомостях" 1854 г., № 141, Литер. Отд., стр. 588 (перепечатано в книге Н. П. Барсукова "Жизнь и труды Погодина", т. ХIII, стр. 266—267); 2) "Письмо к Редактору", представляющее собою возражение на "Дополнение к статье М. Н. Лонгинова о Сперанском" — в "Русском Вестнике" 1860 г., т. XXVI, кн. 5, Соврем. Летоп., стр. 33—34; 3) "Голос из Иркутска по поводу кончины С. А. Соболевского" — в "Русск. Арх." 1871 г., кн. 2, стр. 383—384; 4) "Письмо к издателю "Русского Архива" (по поводу романа графа Л. Н. Толстого "Война и мир") — в "Русск. Арх." 1869, кн. 5, стр. 935—936; 5) Заметка о князе Н. Г. Щербатове — в "Русск. Стар." 1887, т. 53, стр. 388; 6) письма графа Р. к М. П. Погодину (от 4-го января 1849 и от 6-го февраля 1864 г.) напечатаны в сочинении Н. П. Барсукова о Погодине, т. X, стр. 370 и 371, и т. XXI, стр. 407—408 и 431—432. Характером и складом ума граф Р. походил на своего отца; он был веселый, живой, остроумный человек, любивший светские развлечения, постоянно участвовавший во всех Московских празднествах (так, например, в 1849 году он участвовал в маскараде в доме Московского Генерал-губернатора, изображая, с княгиней С. В. Мещерской, Москву), и живший открытым домом и в Москве, и в Петербурге, куда он по временам переселялся; подолгу он живал и в своем имении в Воронежской губернии, к дворянству которой он приписался в 1839 году. В Петербурге, где, по связям своим и богатству, Р. занял видное положение в высшем столичном обществе, он вращался, — между прочим благодаря своей жене-поэтессе, — и в кругу литературных деятелей, был хорошо знаком с Жуковским, А. И. Тургеневым, Пушкиным, князем Вяземским, Плетневым, князем Одоевским, графом Соллогубом, Тютчевым, Карамзиными, с С. А. Соболевским, М. Н. Лонгиновым (шуточное стихотворное послание обоих последних к графу Р., от 11-го апреля 1870 г. в Иркутск см. в "Русск. Арх." 1900 г., кн. I, стр. 319 и в сборнике B. В. Каллаша "Эпиграммы и экспромты C. А. Соболевского", М. 1912), И. П. Мятлевым, графами M. Ю. и. M. Ю. Виельгорскими, Лермонтовым и др. У них бывали и артисты, и музыканты, давались обеды и вечера, на которых появлялись Лист, M. И. Глинка, Виардо, Рубини, Тамбурини... "Он очень не глуп и оригинален", — писал о Ростопчине Плетнев Гроту 19-го мая 1843 г. из Петербурга, где жил тогда граф с женою-поэтессою; вскоре (18-го сентября 1843 г. из Петербург же) Плетнев сообщал своему другу, что Ростопчины "собирались было за границу, но я надеюсь, что не соберутся, ибо у графа по вечерам уже начали играть в карты, и есть надежда, что скоро они останутся опять без денег". Любопытные подробности о жизни графа Ростопчина сохранила дочь его — графиня Лидия (см. ее "Семейную хронику", М. 1912), а также, в своих Воспоминаниях., Н. В. Берг; рассказ его относится к концу 1840-х годов, когда, по возвращении из поездки с семьею за границу, Ростопчин поселился в Москве, в упомянутом выше, купленном, на Садовой, в приходе Ермолая, "известном всей Москве доме Небольсиных, лежавшем глубоко во дворе, с примыкавшим к нему довольно большим садом, — доме обширном, поместительном, но всего в два этажа. Графиня поселилась внизу", а "граф занял верхнюю половину дома, отделав ее по своему вкусу, довольно просто, но комфортабельно. В том же этаже поместилась наследственная картинная галерея и библиотека... Средства Ростопчиных в то время были еще в надлежащем порядке. Можно было бросать деньги, — и граф бросал, — Бог видит куда и на что. Ни балов, ни вечеров и многолюдных съездов граф не любил... Жили они относительно довольно скромно. Граф проводил утро преимущественно у себя дома. Временами к нему заглядывали кое-какие приятели и знакомые по Английскому Клубу, где он был членом: коннозаводчики, любители троек, цыган, балета, добрых закусок", и т. д. Такую жизнь граф Ростопчин, к тому же большой гастроном, вел в Москве до окончательного переселения своего в Петербург; он восстановил, по возможности, знаменитую подмосковную отца — село Вороново, и здесь, будучи большим любителем лошадей, привел в порядок "огромные конюшни, где воспитывались хорошие заводские лошади, предмет немалых попечений графа и графини". Однако, когда скончалась мать графа Ростопчина и Вороново поступило в его полное распоряжение, он тотчас же продал "лес одному англичанину, который сильно ухаживал за графом — можно сказать, не отходил от него ни на шаг, — с целью именно купить что-нибудь за полцены. И удивительный Вороновский лес, тянувшийся на огромное пространство, почти до самых стен Москвы, — лес, которому цены не было, пошел в трехстах тысячах, стоя, на худой конец, миллион! Немного позже улыбнулось и все Вороново. Затем продан дом на Садовой, а в заключение неизвестно куда девались и вырученные за все это большие деньги. Граф определился на службу в Иркутск, служил там довольно долго, смертельно скучал... ему было о чем скучать". То же сообщает в своих воспоминаниях о крушении состояния графа Р. и его родственница Е. А. Нарышкина, урожденная княжна Куракина, говоря, что он "ухитрился в продолжение тридцати лет промотать огромное состояние, оставленное ему отцом. Дома в Москве, великолепные имения в лучших губерниях, картинная галерея, библиотека, знаменитый Ростопчинский конский завод — все исчезло, как дым. Катастрофа завершилась в 68 году".

Граф А. Ф. Ростопчин скончался в Петербурге 24-го ноября 1892 г., на 80-м году от рождения, и погребен на Волковом кладбище; от брака своего с Е. П. Сушковой он имел сына — графа Виктора, служившего сперва в л.-гв. Гусарском полку, а затем — на Кавказе и в Сибири (род. в с. Анне 12-го декабря 1839 г., ум. 9-го августа 1878 г.), женатого со 2-го ноября 1873 г. на Марии Григорьевне фон Рейтлингер, и дочерей: графиню Ольгу Андреевну (род. 5-го сентября 1837), бывшую за Итальянским посланником во Франции графом Иосифом Торниелли ди Брузати, и графиню Лидию Андреевну (род. 25-го сентября 1838), писательницу, живущую ныне в Париже (1915) и в 1912 г. издавшую любопытную "Семейную хронику". Овдовев в 1858 г., граф Р. впоследствии женился на вдове капитана Франца Александровича Мирецкого — Анне Владимировне, урожденной Скоробогач (ум. в Одессе 4-го сентября 1901 г.), и имел усыновленную в 1885 г. дочь Анну (род. в Петербурге 8-го января 1876 г.).

Существует два именных жетона-приза имени графа Ростопчина (из них первый — с фамильным гербом), назначавшегося, вероятно, за скачки или в награду лучшим лошадям; они описаны в труде Ю. Б. Иверсена о "Медалях в честь русских государственных деятелей и частных лиц", вып. ІV, СПб. 1882, стр. 159 и табл. XLIV, № 4.

Архив Департамента Герольдии Правительствующего Сената (метрика рождения, формулярный список и другие сведения); Д. H. Бантыш-Каменский. Словарь достопамятных людей, ч. III, СПб. 1847, стр. 176; Князь П. В. Долгоруков, Российская Родословная Книга, т. II, стр 247; В. В. Руммель, Родословный Сборник, т. II, стр. 845 и 894; Дворянский Адрес-календарь на 1898 г., т. II, стр. 89 (изд. А. Шапошникова); "Петербургский Некрополь", т. III, стр. 624; "Моск. Листок" 1892 г., № 334; Д. Д. Языков, Обзор жизни и трудов русских писателей и писательниц, вып. ХII, СПб. 1912, стр. 152—154; "Русск. Стар." 1893 г., т. 77, стр. 172; "Русск. Арх." 1881 г., кн. III, стр. 121; 1900 г., кн. І, стр. 226 (о рождении графа А. Ф. Р.), 190 и 1902, 1908 и 1906 г.; "Русск. Арх." 1868 г., стр. 854; Воспоминания Н. В. Берга о графине Е. П. Ростопчиной — "Ист. Вестн." 1893, март, стр. 691—697 и 706—708 и "Записки" его же — "Русск. Стар." 1891, т. LXIX, стр. 253, 271; Мои Воспоминания. Е. А. Нарышкиной, урожденной княжны Куракиной, СПб. 1906, стр. 299; "Ист. Вестн." 1881 г., т. V, стр. 305 (в статье Д. П. Сушкова), Переписка Я. К. Грота с П. А. Плетневым, т. I; стр. 585 и 647 и т. II, стр. 83—84, 90, 117, 156 и 327; Остафьевский Архив князей Вяземских, т. III, стр. 232—233, 602 и др.; "Архив князя Воронцова", т. VIII, стр. 456, 504, 535, 538, 560 и 561; т. XVII, стр. 482, 521, 522; т. XXIV, стр. 282 и т. XXXVIII, стр. 583; Полк. Марков, История лейб-гвардии Кирасирского Ее Величества полка, СПб. 1884, прилож., стр. 122; Библиотека Д. В. Ульянинского. Библиографическое описание, т. І. М. 1912, стр. 328, и т. II, М. 1913, стр. 868—869 и 1137—1138; Библиографические материалы. Опись... библиотеки Сенатора Н. П. Смирнова, СПб. 1898, стр. 522—523; Отчеты Имп. Публичной Библиотеки за 1858—1863 (pass.) и 1892, стр. 2—3 Отчет Имп. Российского Исторического Музея в Москве за 1908 г., стр. 52—53; Ю. Иверсен, Meдали в честь русских государственных деятелей и частных лиц, вып. IV, СПб. 1882, стр. 158—159; "Москвитянин" 1850 г., кн. 2 (описание галереи графа Г.); "Стар. и Новизна", кн. VІI, стр. 104; Catalogue de la collection précieuse de livres anciens et modernes formant la bibliothèque de feu M. Serge Sobolewski (de Moscou). Leipzig. 1873, S. 35 и 170—171; Имп. Публичная Библиотека за сто лет, СПб. 1914, стр. 220, 221 и прилож., стр. XIX; О. фон Фрейман, Пажи за 185 лет, Фридрихсгамн. 1897; H. Барсуков, Жизнь и труды Погодина, т. X, стр. 207, 330, 370—371, т. XI, стр. 99, 227—232 (о его галерее); т. XIII, стр. 260—262, 264, 266, 267; т. XVIII, стр. 297; т. XXI, стр. 407—408 и 431; Сочинения H. C. Тихонравова, т. І и т. III, ч. 1, М. 1898; В. С. Иконников, Опыт Русской историографии, т. І и т. II, ч. 2; 1812. "Le Comte Rostopchine et son temps. (Par Madame Narichkine née comtesse Rostopchine)", St.-Pétersb. 1912, р. 214; Comte А. Rastaptchine, Russie anecdotique, bibliographique, biographique..., Brux. 1874, р. 289 (автобиографическая заметка); "Magazin fūr die Literatur des Auslandes" 1875, № 25, стр. 367—371 (статья L. S. о книгах графа Р.: "Gensiskhana" и "Russie anecdotique"); Гр. Л. Ростопчина, Семейная хроника, М. 1912; Кн. Е. А. Куракина, Мои воспоминания, СПб. 1906.

Б. Модзалевский.

{Половцов}


Большая биографическая энциклопедия. 2009.

Смотреть что такое "Ростопчин, граф Андрей Федорович" в других словарях:

Книги



Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.