Семейство агамовые, или агамы это:

Семейство агамовые, или агамы

        На юге и востоке Старого Света к вышеназванным ящерицам присоединяется многочисленное семейство агам, которых известно ныне 30 родов и более 200 видов**.
* * Агамовых ящериц сейчас насчитывают более 350 видов, объединяемых в 45 родов.

        Внешность относящихся к этому семейству ящериц в высшей степени разнообразна: туловище иногда короткое, иногда вытянутое, иногда сплюснутое сверху вниз, иногда сжатое с боков, но вообще довольно плотное, голова короткая и широкая, хвост неломкий, длинный, острый или короткий и толстый, конечности хорошо развиты. Голова покрыта многочисленными маленькими плоскими или немного выпуклыми щитками неодинаковой величины. Спина, бока и нижняя часть тела покрыты большими, большей частью ромбоидальными черепитчатыми чешуйками. К ним присоединяются очень часто различные удлиненные роговые образования, которые иногда покрывают одну голову остриями и зубцами, иногда образуют гребень на спине и хвосте, иногда же расположены по всему телу. Язык толстый, прикреплен по всей своей длине к нижней части полости рта, на конце округленный или с легкой выемкой и не может выдвигаться изо рта. Зубы срослись с внутренним краем челюстей и на каждой челюсти замечается несколько зубов, которые больше других и похожи на клыки. Ключицы на нижнем конце не расширены. Во всем остальном агамы так мало похожи друг на друга, что более подробное описание должно быть отнесено к отдельным их родам.
        Область распространения агам начинается в юго-восточной Европе, на юг простирается до мыса Доброй Надежды, на восток - до Китая и включает в себя южноазиатские острова, Австралию и Полинезию. Наибольшее развитие агамы получают в южной Азии, так как здесь живет около половины всех известных видов. Прочие распределяются по Австралии, которая относительно богата этими ящерицами, и распространяются через степи средней и западной Азии, а также через всю Африку до Греции и южной Рос сии. Почти все виды могут быть названы более или менее вполне наземными животными; многие из них живут даже в самых сухих и безводных местностях своего отечества, между тем как другие встречаются только во влажном климате, но здесь держатся почти исключительно на деревьях. Про агам можно сказать, что они оживляют пустыни Африки и Средней Азии точно так, как украшают собой роскошные леса южной Азии. Уже самые древние путешественники любовались ими и говорили о них с восхищением; они и ныне поражают тех, кто видит их в естественных жизненных условиях во всем великолепии их удивительной и часто подверженной изменению окраски. Все виды должн ы сч итаться безвред н ы м и жи BOTH ы м и: даже лучше всего вооруженные из них не причиняют никакого вреда ни человеку, ни живущим в их отечестве высшим животным. Большинство из них питается различного рода насекомыми, а некоторые, может быть большее число, чем мы в настоящее время предполагаем, едят также растительные вещества, плоды, травы и листья деревьев, которые они собирают на земле или на ветвях деревьев. Все, по-видимому, без исключения, кладут яйца, из которых детеныши вылупляются через некоторое время после кладки их, и ни один из известных видов не родит живых детенышей.
        "Мне сказали, - так рассказывает Геродот, - что около города Бутуса в Аравии есть местность, где живут летающие змеи; поэтому я съездил туда и увидел невероятное количество толстых и тонких костей, которые лежали большими и маленькими кучками. Местность эта находится в окруженной горами долине, которая открывается в обширную Египетскую равнину. Мне говорили, что эти летающие змеи весной летят из Аравии в Египет, но в конце долины встречают ибисов, которые их уничтожают, поэтому эти птицы и пользуются в Египте таким почетом. По внешнему виду эти змеи похожи на водяных, а крылья их не состоят из перьев, а похожи на крылья летучих мышей. В Аравии получают ладан, мирру, кассию и корицу. Крылатые змеи охраняют деревья, производящие ладан (те самые змеи, которые прилетают целыми стаями в Египет); их, однако, можно прогнать дымом смолы стиракс". Трудно теперь сказать, о каких животных повествует самый древний историк, однако возможно предположить, что уже тогда имели кое-какие сведения о маленьких древесных ящерицах Ост-Индии, которые хотя и не имеют настоящих крыльев, тем не менее снабжены органами, похожими на парашют. Эти маленькие безвредные животные только по названию похожи на сказочных драконов змеев-горынычей, которых представляли себе громадными крылатыми змеями или крокодилами, снабженными чудовищными крыльями; впрочем, название свое они все-таки получили от этих мифических животных.
        Летучие драконы (Draco) отличаются тем, что пять или шесть ложных ребер с каждой стороны оттопырены и соединены полукруглой перепонкой, которая в спокойном состоянии может быть сложена и служит для той же цели, что и боковые складки кожи у летяги и сумчатого летуна, но у драконов эта перепонка не соединена с конечностями. На середине горла висит другая складка кожи и по сторонам горла также замечаются небольшие складки. Голова толстая и высокая, морда короткая и тупая, шея довольно длинная, тело сжато и с боков худощавое, хвост длинный, тонкий и к концу постепенно суживается. Ноги отличаются относительной длиной и стройностью, на лапах как спереди, так и сзади находится по пять длинных тонких пальцев, которые снабжены короткими крючковатыми когтями. Маленькие круглые ноздри расположены на одном небольшом, очень выдающемся щитке, но расположение их различное: иногда они направлены вверх, иногда в стороны. Глаза имеют среднюю величину и снабжены хорошо развитыми веками. Зрачок круглый, что соответствует дневной жизни животного. Барабанная перепонка заметна у всех видов, но у одних она голая, а у других покрыта маленькими чешуйками. Голова также покрыта очень маленькими чешуйками, которые превращаются в довольно маленькие щитки только на краях губ; подобные же маленькие тонкие чешуйки покрывают и все прочее тело. Во рту замечаются 3-4 передних зуба, по два зуба, похожих на клыки, и много трехконечных коренных зубов в каждой челюсти. Бедренных железок нет.
        Самым замечательным органом драконов является, без сомнения, перепонка, поддерживаемая ложными ребрами, так как подобного образования нет ни у одного другого животного. Как известно, только змеи пользуются своими ребрами, как органами движения, но у них все ребра служат для одной цели и отчасти заменяют недостающие конечности, между тем как у драконов только часть ребер служит для того, чтобы помогать деятельности хорошо развитых конечностей. По замечанию Мартенса, особенно странным является то обстоятельство, что на родине дракона встречается наибольшее количество летающих или, вернее, далеко прыгающих млекопитающих, что здесь даже нашли летающих лягушек, между тем, как в тропической Африке живут только так называемые летающие белки, а в тропических странах Южной Америки вовсе нет млекопитающих, снабженных такими парашютами.
        Летучий дракон (Draco volans) может считаться наиболее известным из 21 ныне описанных видов. Это интересное животное достигает 21 см длины, из которых 12,5 см приходятся на длинный тонкий хвост. Ноздри расположены по сторонам морды, барабанная перепонка не покрыта чешуйками и меньше глаз. У самца заметен кожистый гребень на затылке, а у обоих полов находится по маленькому тупому бугорку на задней части надглазной дуги. Спина покрыта неправильными килеватыми чешуйками; вдоль боков идет ряд больших килеватых чешуек, образующих неправильноломаную линию. Окраска сильно изменяется, как у всех драконов, не только по местностям, но даже у отдельных экземпляров. Красота их, впрочем, как очень определенно выражается Кантор, превосходит всякое описание. Голова живого дракона металлически-бурого или зеленого цвета и украшена черным пятном между глазами, спина и задняя часть парашюта окрашены смесью темно-бурого и розово-красного цветов с металлическим отливом; у некоторых экземпляров замечаются поперечные полоски, состоящие из многочисленных черных пятен и коротких неправильных черточек. Окраска передней части парашюта изменяется от оранжево-желтой до розово-красной, и на ней также замечаются неправильные черные пятна или поперечные полоски, а по краям парашют украшен серебряной каемкой. По конечностям и хвосту проходят у некоторых экземпляров чередующиеся розово-красные и бурые поперечные полоски, а над веками замечаются короткие, лучистые черные линии. Горловой мешок у самца ярко-оранжево-желтый, а у самки - синеватый. Грудь окрашена также, только с черными точечками. Боковые шейные наросты бывают желтоватые или розово-серебристые, а также с черными пятнами. Подобные же пятна видны и на нижней поверхности летательной перепонки, но здесь они часто принимают бурый цвет. Летучий дракон встречается на Зондских островах и в южной части полуострова Малакка. По образу жизни он не отличается от своих родичей.
        Все драконы должны считаться древесными ящерицами в полном смысле этого слова: по доброй воле они, вероятно, никогда не бывают на земле. Они большей частью живут в густых ветвях деревьев, почему их присутствие замечают гораздо реже, чем, если бы они жили более открыто. Хотя распространение их довольно значительно, но их трудно заметить и редко можно видеть, даже если они поселились в садах жилищ европейцев. Они постоянно держатся высоко на деревьях и, как правило, сидят там неподвижно, особенно в полуденные часы, когда солнце сильно греет. Поэтому их великолепная и пестрая окраска вовсе не бросается в глаза. Этих животных можно заметить в тени листьев или на толстых сучках только тогда, когда к ним подойдешь очень близко, да и тогда видишь только смесь серого и бурого цветов, очень сходную с окраской древесной коры. При этих условиях даже при очень внимательном наблюдении у этих животных не замечаешь никаких признаков жизни, кроме беспокойно движущихся глаз, которые следят за летающими мимо насекомыми. Если добыча пролетает недалеко от дракона, то он внезапно расправляет свою перепонку, с ее помощью делает большой прыжок в воздухе, почти всегда схватывает добычу, а затем опускается на другую ветвь. Но даже и в этом случае красота цветов не бросается в глаза: она делается заметной только при очень близком созерцании. По сообщениям прежних наблюдателей, драконы могут с помощью своей перепонки переноситься на расстояние 6-10 м, но, как все животные, снабженные подобными парашютами, они двигаются только по наклонной плоскости сверху вниз или только немного поднимаются вверх*.
* Летучий дракон может не только пролетать по воздуху до 30 м, но и менять направление полета, как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскости.

        Их движения отличаются от движений других древесных ящериц в значительной степени тем, что они не бегают, а подвигаются вперед прыжками**.
* * Один самец летучего дракона обладает охотничьим участком, состоящим из нескольких деревьев.

        Хотя драконы в наших глазах и кажутся безоружными и безобидными животными, но самцы, которые отличаются от самок более длинным и более ярко окрашенным горловым мешком, ведут между собой жестокие бои. Это видно уже по украшениям на горле и шее, которые у всех пресмыкающихся, да и не у них одних, обозначают легко возбуждающийся нрав.
        Однако достоверных наблюдений об этих драках мы до сих пор не имеем: мы знаем только, что самцы, по-видимому, встречаются в гораздо большем числе, чем самки. Последние кладут 3-4 цилиндрических и по концам закругленных яйца, имеющих желтовато-белую окраску и около 1 см длины; по наблюдению старых натуралистов, яйца эти кладутся в отверстия коры.
        Держали ли драконов в неволе, я сказать не могу, но читал, что они не очень живучи. Если бы возможно было их содержать в клетках, то их необыкновенная красота, подвижность и безвредность, наверное, сделали бы их особыми любимцами всякого воспитателя животных, причем чересчур боязливые люди научились бы оценивать по достоинству этих и подобных им животных, которых до сих пор еще многие страшатся.
        Кроме вышеназванных животных, к этому же семейству относятся ящерицы рода агамы (Agama). Они отличаются короткой треугольной головой, которая сзади сильно выпукла, спереди круто спускается и оканчивается округленной мордой; туловище толстое, плоское, ноги длинные и стройные, а хвост круглый, более или менее длинный. Ноздри расположены близко одна от другой, ушные отверстия явственны, и в них в некотором углублении видна барабанная перепонка. На горле редко замечается большой горловой мешок, с каждой стороны шеи есть углубление и очень заметная поперечная складка; бедренных железок нет, а вместо них у самца перед задним проходом имеется один или несколько рядов толстых мозолистых чешуек. Верхняя часть тела покрыта более или менее правильно расположенными, ясно килеватыми и черепитчатыми чешуйками; на голове замечаются многочисленные, в основном маленькие, плоские или выпуклые щитки; хвост покрыт черепитчатыми или мутовчатыми чешуйками.
        "Для путешественника, который после многих месяцев скучного морского плавания высадится на Золотом берегу, - так пишет мне Рейхенов, - одна часто встречающаяся там ящерица окажется в высшей степени поразительным и интересным животным. Точно так, как взор любителя птиц, который посещает в первый раз эту страну малоизвестного материка, бывает восхищен общественными гнездами ткачей в высоких вершинах кокосовых пальм, а слух его услаждается глухим воркованием голубей, населяющих изгороди кругом деревень, точно так же бывает он поражен при виде красноголовой агамы колонистов. Впрочем, и при более продолжительном пребывании эти красивые создания невольно обращают внимание натуралиста; я по крайней мере никак не мог на них наглядеться".
        Взрослый самец агамы колонистов (Agama agama) окрашен в такие яркие цвета, о которых бледные, сохраненные в спирте экземпляры наших музеев не дают ни малейшего представления. Вся голова живой агамы огненно-красного цвета, горло покрыто мелкими желтыми пятнами, туловище и конечности блестящего темно-синего стального цвета, по спине проходит яркая белая полоса, которая, впрочем, иногда и не замечается. Нижняя сторона хвоста от заднего прохода до середины соломенно-желтого цвета, а соответственная верхняя сторона стального светло-голубого; остальная часть хвоста огненно-красная, а кончик темно-синий со стальным отливом. У старых животных хвост у основания сверху и снизу светло-голубой со стальным отливом, затем идет огненно-красная полоса, которая занимает почти всю остальную половину хвоста, и только на конце замечается короткая темно-синяя верхушка. У самки все тело имеет обыкновенную бурую окраску со светлой спинной полоской.
        Молодые самцы похожи на самок, но отличаются светло-желтыми пятнами на голове и затылке. В горах Агуанима внутри материка Золотого берега я нашел очень красивую разновидность агамы колонистов, живущую постоянно в чащах лесов. У самцов этой разновидности голова была белая, а вместо огненно-красной полосы на хвосте замечалась такая же желтая. Длина взрослого самца 35 см, из которых 22 см приходятся на хвост.
Агама колонистов (Agama agama)
Агама колонистов (Agama agama)
        Характерным признаком этого вида может служить необыкновенно большая затылочная чешуйка, затем однообразные чешуйки спины с очень острыми шипами и, кроме того, 7 или 8 верхнегубных щитков, которые окаймляют глаз спереди. Область распространения этой агамы в западной Африке простирается на север до Сенегамбии, а на юге до реки Кунене. Однако, по моим наблюдениям, к югу она становилась все реже и реже. "На Золотом берегу, - продолжает Рейхенов, - агамы колонистов встречаются повсюду и, по-видимому, настолько же связаны с жилищем человека и с его привычками, как домовый воробей. В лесу, кроме вышеупомянутой разновидности, их встречают только кое-где на полянах и на полях, засеянных бананами, пизангами и ямсом, именно там, где выстроены отдельные хижины сторожей и работников, так что даже в лесу они ищут человека и его жилище. Хижина негра, воробей и агама на Золотом берегу составляют постоянно три соединенных между собою понятия. В деревнях эти ящерицы встречаются в большом количестве: их замечаем повсюду на глиняных стенах хижин, на соломенных и пальмовых крышах и на выбеленных домах европейцев; иногда они спокойно лежат и греются под перпендикулярными лучами горячего тропического солнца, иногда проворно бегают взад и вперед, чтобы ловить насекомых. В высшей степени своеобразны движения этих животных, лишь только они заметят что-либо необыкновенное или к ним приближается человек. Хотя они и привыкли к людям и даже отыскивают их жилища, но все же оказываются такими же пугливыми, как и другие ящерицы, и постоянно стараются избежать воображаемой опасности. Когда они приходят в беспокойство, то быстро двигают головой вверх и вниз, причем то приподнимают, то опускают переднюю часть тела, опираясь на передние конечности, так что кажется, будто они кланяются, нагибая свою красную голову. Чем ближе подходишь, тем быстрее становятся эти движения и, наконец, животное с быстротой молнии исчезает в трещине стены или во внутренности соломенной крыши. Когда я в полуденное время проходил по улицам Аккры и повсюду замечал этих великолепных, кивающих мне ящериц, то не мог противостоять искушению за ними поохотиться с помощью сетки для бабочек; однако вследствие проворства агам, охота моя редко бывала успешна. Легче их убить самой мелкой дробью из небольшого охотничьего ружья, причем достаточно одной дробинки, проникнувшей в их тело, чтобы лишить их жизни. Несмотря на известную живучесть пресмыкающихся, я испытал то же самое при охоте на змеи .
        "Движения этих красивых и проворных животных, — говорит Пехуэль-Леше, — очень различно окрашенных, в зависимости от возраста и пола, в высшей степени интересны, тем более, что ящерицы эти всегда держатся вблизи человеческих жилищ. Их постоянно видишь в большом числе, греющихся на солнце или бегающих взад и вперед и друг за другом гоняющихся; они быстро исчезают и столь же внезапно снова появляются. Их нельзя назвать пугливыми, но они так беспокойны, что нельзя считать их и доверчивыми. Самым красивым их движением следует признать постоянное кивание умной головой при покачивании передней части тела. Если приближаешься спокойно, то все общество играющих ящериц останавливается и обращает внимание на подходящего. Они раздвигают передние конечности, приподымают головы и несколько раз двигают вправо и влево своими подвижными хвостами. Затем, с любопытством всмотревшись в человека, они начинают быстро кивать головой и шаловливо подыматься и опускаться на передних ногах; быстрота движений увеличивается при приближении человека, пока, наконец, передняя ящерица не пускается в бегство, а за ней мгновенно разбегается и вся пестрая группа кивающих и кланяющихся ящериц, которые быстро прячутся в щели и ямки. Но это продолжается недолго: там и сям снова показывается огненно-красная шея, выглядывает тонкая головка, и красивое зрелище скоро возобновляется. Если стоять совершенно неподвижно, то эти безвредные животные подходят совсем близко к человеку; тогда можно слышать едва заметный голос их, звучащий как "пк, пк", издаваемый ими при быстрых движениях".
        Кроме того, можно упомянуть вооруженного акантозавра (Acanthosaura armata), который водится как в восточной, так и в западной части южной Африки, особенно часто в Мозамбике и Натале, но встречается и в странах Нама и Гереро. Он принадлежит к видам, имеющим большую затылочную чешую и неодинаковые острые спинные чешуйки; барабанная перепонка у него больше глазного отверстия, третий палец несколько больше четвертого, и все брюшные чешуйки имеют острые ребра. Длина его равняется 25 см, из которых 16 см приходятся на хвост. Этот вид также представляет большое разнообразие в окраске и в рисунке. Спина имеет оливково-зеленую или оливково-бурую окраску, а большие спинные колючие чешуйки, расположенные неправильными рядами, окрашены несколько светлее; кроме того, по спине и по основанию хвоста тянется двойной ряд темно-бурых или черных пятен, которые иногда сливаются в боковые полоски, более ясно ограниченные сверху, чем снизу.
Вооруженный акантозавр (Acanthosaura annate)
Вооруженный акантозавр (Acanthosaura annate)
        На светлой желтоватой нижней части тела замечаются голубовато- или серовато-черные продольные линии, которые у молодых экземпляров очень ясно заметны на горле.
        Как самец, так и самка имеют низкий гребень на затылке и спине, чего не замечается у всех родственных южноафриканских видов ящериц. Самец отличается, как и у других видов, двумя поперечными рядами по 12 штук утолщенных чешуек перед задним проходом.
        Об образе жизни вооруженного акантозавра мы еще мало имеем сведений, хотя, вероятно, в этом отношении он мало отличается от вышеописанных видов. Петере находил его в лесистых равнинах во внутренности Мозамбика, где туземцы ее называют "ток". Желудок акантозавра был наполнен разломанными остатками жуков, кузнечиков и муравьев.
        Стеллион (Stellio stellio) отличается от других агам более толстым туловищем и колючими мутовчатыми чешуйками, образующими на хвосте пояски. Почти треугольная голова у них плоская, за ротовой щелью углубленная, щеки несколько вздуты, туловище более или менее толстое, шея покрыта неправильными складками, короткая и тоньше задней части головы, хвост средней длины, у основания плоский, а в остальной части круглый, ноги относительно длинные и толстые. Ноздри расположены по сторонам морды; ушные отверстия, в которых барабанная перепонка несколько углублена, но все-таки очень ясно заметна, довольно велика. Верхняя часть тела покрыта неодинаковыми килеватыми чешуйками, нижняя часть - черепитчатыми; голова покрыта маленькими многоугольными щипками, из которых некоторые гладкие, другие ребристые, а на задней части тела и на висках щитки принимают форму конусов или шипов. Эта агама нам больше всего знакома, потому что встречается и в Европе. Взрослые экземпляры достигают 28 см длины, из которых 17 см приходятся на хвост. Окраска и рисунок бывают довольно разнообразны, как и у других ящериц. Цвет верхней части тела изменяется от серовато-черного и желтовато-бурого до светло-серовато-желтого; на спине замечаются большие черные пятна и точки посередине спины. Ноги и бока обыкновенно окрашены светлее; хвост имеет всегда буроватый оттенок, а на конце его замечаются черноватые колечки. На брюшке по желтому фону темные пятна и линии, но нижняя часть хвоста одноцветно грязно-оранжевая или буровато-желтая. Самец отличается от самки более крупной головой, а также 3-5 рядами пор, расположенных около заднего прохода, и двойным рядом подобных же пор на середине живота.
        Стеллион встречается у нас в европейской Турции и на некоторых островах Эгейского моря.
        Кроме того, он распространен по большей части Малой Азии, Сирии, северной Аравии и Египту. По Эргардту, его довольно часто встречают на Кикладских островах, но нигде в таком количестве, как на острове Миконос, где он уничтожил процветавшее там прежде пчеловодство истреблен и ем пчел. Его находят также на Паросе, Антипаросе и Наксосе; нь прочих Кикладских островах, точно так, как и собственно в Греции, он не встречается; однако довольно обыкновенен на острове Кефалиния. Жители и поныне называют его как и во время Геродота "крокодилом" или "коркодилом".
        Гораздо чаще, чем в Европе эта ящерица встречается в северо-восточной Африке, где "гардун", как его называют арабы, общеизвестное животное. Его встречаешь везде дюжинами и еще в большем числе на камнях, скалах и домах, по стенам которых он точно так же ловко лазает, как и по наклонным поверхностям скал. Хотя по виду он и кажется неуклюжим, но по ловкости движений едва ли уступает нашей ящерице. Он бегает, извиваясь, но очень быстро, лазает подобным же образом, так как это лазанье можно назвать беганьем по более или менее наклонным поверхностям. При этом стеллион держит голову высоко и потому производит впечатление смелого и храброго существа.
        Пища его состоит главным образом, если не исключительно, из больших насекомых, особенно мух, бабочек и, как выше сказано, пчел, ос и шмелей. Уничтожением вредных насекомых он в Египте приносит пользу, а на греческих островах оказывается вредным истребителем пчел.
        В Египте стеллиона, как и других больших ящериц, часто ловят заклинатели змей. Кроме этих почтенных людей и натуралистов, мало кто обращает внимание на эту ящерицу, однако некоторые экземпляры попадают к нам в зоологические сады. Я сам несколько раз воспитывал их, но по недостатку времени не мог обстоятельно заняться ими и потому не могу сообщить подробных сведений о жизни стеллиона в неволе. Этот пробел я могу пополнить сведениями, любезно мне сообщенными Симонсом. "У меня содержатся, - пишет мне вышеупомянутое лицо, - два стеллиона, которых я выписал через Триест; это два взрослых экземпляра, которые я получил в июле 1876 года. Я их тотчас посадил в хорошо устроенный, отапливаемый террариум, поставленный в моем саду. Температура в террариуме была почти всегда выше окружающей, но стеллионы в ноябре 1876 и в феврале и марте следующего года выдержали без вреда для себя довольно низкую температуру между 5 и 0,6° по Цельсию. Эти наблюдения не согласуются с сообщениями Шрейбера, который утверждает, что они плохо переносят наш климат, при холодной погоде перестают есть и скоро околевают. Мои стеллионы до сих пор чувствуют себя вполне хорошо, и объем их тела даже увеличился во время неволи.
        Вначале животные были очень пугливы, так что убегали в свои норки, когда я приближался на 10-15 шагов к террариуму. Любимым местопребыванием их стала крышка котла с горячей водой, служащая для нагревания террариума. Котел этот покрыт сверху и с боков жестяным футляром, так что дневной свет может проникать в то пространство только спереди. Это самое теплое и недоступное, но зато самое темное место в террариуме; однако стеллионы охотнее всего держатся там. Они всегда стараются туда спрятаться, и их трудно оттуда выгнать, даже если толкаешь их пальцем или палочкой. Туда они постоянно убегают, если их застают в террариуме. Когда я вытаскивал их оттуда и клал на открытое место террариума, то они тотчас же старались ускользнуть, прыгали даже по стеклянным стенками террариума и до тех пор не успокаивались, пока не находили себе какого-нибудь укромного местечка, чтобы спрятаться.
        Только в последние недели они настолько привыкли ко мне, что убегали не тотчас, когда я приближался, а несколько секунд оставались на месте. Впрочем, они покидали свои норки только тогда, когда террариум сильно освещался солнцем, и в мае начали выходить из норок и при облачном небе. В виде корма я им ежедневно даю достаточное количество мучных червей, а кое-когда и дождевых; в августе, сентябре и октябре прошлого года я добавлял к этому кузнечиков, мух, бабочек и т. п.; приняв во внимание упитанность моих стеллионов, я должен предположить, что они не пренебрегали этим кормом, хотя только раз видел, как стеллион во время скорого бега схватил одного мучного червяка. Пьют ли они воду, я сказать не могу.
        В моем террариуме они не впадали в зимнюю спячку; однако, при температуре около 0°, державшейся в течение нескольких часов, они окоченевали точно так, как и другие ящерицы, но при обыкновенной комнатной температуре скоро снова оживали.
        Все движения стеллионов показывают относительно большую силу. Они очень быстро бегают и хорошо лазают; в этих качествах я убедился при трех попытках этих животных к бегству. В первый раз один из них убежал и спрятался под листьями плюща, который покрывал собой цветочную клумбу, и только сильное движение листьев указало нам на след животного и дало возможность его поймать. Самка стеллиона в апреле месяце текущего года поразила меня необыкновенным объемом своего туловища, а в конце этого месяца чешуйки на животе были местами неправильно приподняты, и образовались выпуклости величиною с двадцатикопеечную монету; из всего этого я заключил, что следует ожидать прибавления семейства. Она все менее и менее делалась подвижной, почти все время лежала на трубах, служащих для нагревания террариума, и 17 мая была найдена мертвой. Над ней была тотчас же совершена операция кесарева сечения, которая указала на присутствие девяти удлиненных яиц, имевших белый цвет с легким желтоватым отливом; величина яиц превосходила величину яиц нашей серой ящерицы, и вес их колебался между 0,77 и 1,15 грамма. По положению их можно было предположить, что эти яйца должны были быть снесены в скором времени, но что у больной самки недостало силы их снести.
Стеллион (Stellio stellio)
Стеллион (Stellio stellio)
        Удивительно, что она могла развить в себе такое количество яиц. Так как оба стеллиона находились в неволе почти целый год, то мне кажется несомненным, что спаривание произошло в террариуме.
        Стеллионы относились совершенно равнодушно к другим животным, населявшим вместе с ними террариум, где жило несколько взрослых серых и зеленых ящериц, один геккон и веретеница. Кусаются стеллионы сильно, так что они были в состоянии укусить мой палец до крови. Когда их раздражают и принуждают кусаться, то они после этого в течение нескольких минут держат свои челюсти открытыми".
        По мнению Бедряги, стеллион также имеет способность под влиянием солнечных лучей и при внутреннем волнении, изменять свою окраску и принимать различные оттенки основного цвета.
        "Я имел несколько раз возможность, - пишет он, - на острове Миконос наблюдать черную разновидность стеллиона, описанную Эргардтом, и пришел к убеждению, что все стеллионы принимают темную окраску и делаются, наконец, совсем черными, когда подвержены жгучим лучам солнца. Возбуждение при спаривании также производит у этих животных изменение в окраске, например, верхняя часть головы и затылок часто при этом делаются ярко-кирпично-красными. Следует заметить, что эти цвета у самца гораздо ярче, чем у самки. Эта временная окраска, являющаяся только при половом возбуждении, не может быть удалена искусственными средствами; во время спаривания пойманные стеллионы сохраняют и в спирту красный цвет головы и затылка".
        Аллан Кунингам, известный своими путешествиями по Австралии, которые окончились его печальной смертью, открыл там одну из удивительнейших ящериц, так называемую плащеносную ящерицу (Chlamidosaurus kingi). Взрослое животное достигает 81 см длины, из которых однако 55 см приходится на хвост, и отличается от всех других пресмыкающихся удивительным плащом, находящимся на шее, который послужил поводом к ее названию. Этот воротник прикреплен к сторонам шеи, поддерживается хрящевыми лучами, по краям зубчатый, на верхней поверхности покрыт мелкими чешуя ми и огибает все горло; на затылке он достигает наибольшего развития и может быть расширен во все стороны на 15 см и даже перекинут через голову. На спине и хвосте не замечают большого гребня. Ноги довольно стройные и тонкие, пальцы очень длинные. Все тело покрыто маленькими неровными чешуйками, из которых наименьшие расположены на боках. Ушные отверстия велики, глаза живые и довольно выпуклые. Во рту замечаются на каждой стороне обеих челюстей по 3 остроконических передних зуба, по 4 длинных зуба, соответствующих клыкам, и по 30 трех- зубчатых коренных зубов. Перед задним проходом и вдоль бедра замечаются ряды железистых пор. Молодые животные отличаются от взрослых меньшей величиною воротника. Окраска состоит из однородной смеси желто-бурого и черного цветов.
Плащеносная ящерица (Chlamidosaurus kingi)
Плащеносная ящерица (Chlamidosaurus kingi)
        Об образе жизни этой ящерицы мы, к сожалению, имеем еще мало сведений. Плащёносная ящерица, по словам Грэя, живет в Квинсленде и в северной и северо-восточной Австралии и держится главным образом на деревьях, хотя может очень быстро бегать и по земле. Если ее не дразнить и не пугать, то она ходит тихо и свой модный воротник a la Marie Stuart складывает и прижимает к телу; но она принадлежит к числу раздражительных животных и тотчас же расширяет свой плащ, как только ее испугают. В этом случае она старается как можно скорее забраться на дерево; если же ее преследуют, то она прижимается к земле задней частью тела, часто поджимает под себя хвост, приподнимает переднюю часть тела и голову, сколько возможно, и показывает своему противнику свои страшные зубы, которыми она умеет очень хорошо пользоваться, даже храбро нападает на врага и яростно кусает все, что может захватить. Грэй уверяет, что эта храбрая ящерица очень смело защищается и может действительно испугать непривычного или неловкого европейца, так как не довольствуется защитой, а при случае и нападает на противника. Она, по-видимому, пользуется своим воротником не только для того, чтобы испугать врага, но также и как щитом для туловища, конечностей и хвоста. Де-Вис, который исследовал мускулы, служащие для натягивания воротника, полагает, напротив, что это расширение служит для усиления звука и может рассматриваться как гигантская ушная раковина.
        Парусные ящерицы (Hydrosaitrus) отличаются коротким, но высоким с боков сжатым туловищем, короткой толстой головой, очень длинным толстым хвостом, сильными ногами и лапами, длинные пальцы которых по краям усажены чешуйками, образующими выдающиеся лопасти; кроме того, у них замечается вдоль середины спины чешуйчатый гребень, который особенно высок на основании хвоста и образует здесь как бы парус, поддерживающийся высокими отростками позвонков. Тело покрыто маленькими четырехугольными чешуйками, которые на голове и на спине снабжены ребрами. Во рту мы видим с каждой стороны челюсти по 6 маленьких конических передних зубов, по 4 длинных клыка и по 13 коренных зубов. На верхней части бедра находится ряд железистых пор.
        Единственным представителем этого рода считается молуккская парусная ящерица (Hydrosaarus amboinensis). Это очень большая древесная ящерица, имеющая более метра длины, окрашенная в оливково-бурый цвет, который на голове и шее переходит в зеленоватый, а на теле испещрен черными пятнами и таким же мраморным рисунком. На плече замечается совершенно черная складка кожи. Эта ящерица встречается на Филиппинских и Молуккских островах, на Яве и Целебесе. В Европу ее привезли первоначально из Амбоины.
Молуккская парусная ящерица (Hydrosaurus amboinensis)
Молуккская парусная ящерица (Hydrosaurus amboinensis)
        Валентин в начале нашего столетия сообщил несколько сведений о парусной ящерице. Она живет в лесах и кустах вблизи рек и питается зернами, листьями, цветами и ягодами, а также водяными растениями, червями, многоножками и подобными животными. Если это животное испугать, то оно бросается в воду и здесь прячется под камнями, но легко дозволяет себя захватить сетью и даже руками, так как оно очень глупо, пугливо и совсем не сердито. Яйца парусная ящерица кладет в песок. Туземцы охотятся за ней из-за ее белого мяса, которое, говорят, имеет приятный вкус дичины.
        В пустынях северной Африки и южной Азии живут большие и довольно неуклюжие агамы шипохвосты (Uromastix). Отличительные признаки этого рода следующие: голова треугольная, сверху плоская, несколько похожая на голову черепахи, короткая морда спереди тупо округлена, туловище короткое, широкое и довольно плоское, хвост также плоский и сверху покрыт многими рядами мутовчатых чешуек; ноги короткие, сильные, пальцы также короткие с очень изогнутыми когтями. Ноздри направлены назад и расположены по сторонам морды; ушные отверстия велики и имеют вид поперечного овала; барабанная перепонка лежит глубоко, но все же явственно заметна. Передние зубы широкие и образуют у взрослого животного один или два непрерывных ряда, которые отделены от коренных зубов пустым промежутком. Складчатая кожа покрыта однообразными округленно-четырехугольными чешуйками, которые на верхней части головы превращаются в небольшие гладкие неправильно четырех- угольные щитки; за ушными отверстиями чешуйки превращаются в бугорки и шиловидные отростки. Ноги также покрыты бугорчатыми чешуйками, а пальцы черепитчатыми, большей частью гладкими табличками. На бедрах всегда замечаются поры.
        Шипохвост африканский, называемый арабам и дабб (Uromastix acantinurus) может достигать 46 см длины, из которых 19 см приходится на хвост; верхняя часть тела довольно однообразно серовато-бурая или оливковая с неправильными бурыми пятнами, а во время спаривания блестяще-зеленая; нижняя часть тела зеленовато-желтая *.
* Шипохвосты великолепно приспособились к смене окраски в зависимости от температуры и освещения. Если с утра их кожа бывает еще темно-оливково-серой, то днем на ярком солнце она становится почти оранжевой.

        Все шипохвосты, которых ныне насчитывают 7 видов, имеют очень странный внешний вид и выглядят неуклюжими и неподвижными существами, но на самом деле только отчасти оказываются таковыми. Они всегда избирают своим местопребыванием пустынные каменистые местности, не избегая, однако, близости поселений. Африканский шипохвост, по словам Эргардта, встречается на острове Крите, но настоящее его отечество лежит южнее, так как только в каменистой Аравии и в Египте он встречается в большом количестве. В голой песчаной пустыне его встретить нельзя, но он постоянно попадается в низменностях, где под изредка падающим дождем произрастает хоть жалкая растительность. Днем он иногда лежит открыто на камнях и греется на солнце, но чаще держится в широких щелях скал. В особенно благоприятных местностях, именно таких, где находится много недоступных скважин, он встречается в большом количестве. Я помню, что находил их дюжинами в некоторых щелях скал. В случае недостатка подобных щелей шипохвосты сами вырывают себе норки в песке и покидают их только днем, чтобы погреться на солнце, но в жаркие полуденные часы также туда прячутся**.
* * Установлено, что африканский ишпохвост имеет подкожные полости, в которых запасается вода, поступающая в его организм из пищи.

        Другой сходный вид, говорят, очень чувствителен к изменениям температуры и при холодной погоде тщательно засыпает песком отверстия своих норок. Делает ли то же самое дабб, я сказать не могу.
        Если подойти к шипохвосту, то он спешит спрятаться в свою норку, при этом извивает свое тело, что при короткости и неуклюжести его, а также неподвижности хвоста производится очень неловким образом. Пока еще не заметил человека, он идет развалистой походкой, потихоньку, причем покачивает головой направо и налево, точно он оглядывается с большой осторожностью. Достигнув своей норки, он сидит там совершенно тихо, если успел добраться известной глубины, как будто знает, что там никто его потревожить не может. Если случайно или искусно крадучись загородить ему дорогу к жилищу, то он становится перед противником, издает глухое пыхтение и приготавливается к обороне. Главным оружием ему служит хвост, удары которого очень сильны и чувствительны. Кусаться он решается редко, но, раз укусивши, не легко бросает схваченное, даже если ему при этом сломают челюсть.
        Все шипохвосты питаются растительной пищей и едят различные листья, цветы, семена травы и сухие плоды; животную пищу они едят только при случае. Рюппель видел, как один из самых красивых видов этих ящериц ел траву, а Эффельд на своем печальном опыте убедился, что воспитываемые им шипохвосты околевали вследствие того, что он их кормил мясом. Они, правда, схватывали и глотали предлагаемый им кусок мяса, но уже на другой день или через несколько дней делались неповоротливыми и бесчувственными, чем показывали, что захворали, а болезнь эта всегда вела к смерти. Последнее время я несколько раз воспитывал дабба, но не мог добиться, чтобы он ел в неволе, и потому не могу сказать, можно ли долго сохранить его живым, кормя растительной пищей. От бедуинов, живущих в Сахаре, Тристрам узнал, что это животное никогда не пьет и что вода ему даже в сильной степени вредна. Новые исследователи подтвердили это сведение. Те шипохвосты, которых я наблюдал в неволе, были все время очень беспокойны и вели себя тише только тогда, когда увеличившаяся слабость делала их равнодушными к внешнему миру. По сообщению Клюнцингера, арабы иногда держат, дабба в неволе, так как считают его животным, приносящим счастье дому, и 21 кольцо его хвоста упоминаются в одной из легенд, имеющих отношение к этой ящерице. Бедуины, напротив, охотятся за шилохвостом из-за его мяса; они откармливают это животное и съедают. Тристрам не упоминает о том, чем его кормят, но уверяет, что и ему мясо это очень понравилось и что оно похоже на мясо молодых цыплят.
        Кроме человека, эта ящерица, умеющая хорошо защищаться, едва ли имеет таких врагов, которые могли бы нанести ей существенный вред. Бедуины рассказывали Тристраму, что рогатая гадюка часто прячется в норку шипохвоста, но при этом почти всегда лишается жизни, так как хозяин сильными ударами хвоста постоянно ломает змее хребетный столб. Однако следует предположить, что этот рассказ, подобно многим другим, принадлежит к числу басен.
        Второй вид этого рода индийский шипохвост (Uromastix hardwickii), животное 28 см длины, из которых 16,5 приходится на хвост. От африканского и других шипохвостов этот вид отличается расположением чешуек на хвосте, на котором колечки с шипами на верхней стороне не соприкасаются друг с другом, а отделены двумя, тремя или четырьмя рядами мелких чешуек, а также вся спина его покрыта однообразными чешуйками. Кроме того, индийский шипохвост легко узнается по большому черному пятну на передней части бедра. Общая его окраска песчано-желтая, а иногда железно-серая на верхней части тела и однообразного рогового белого цвета на нижней стороне, где, впрочем, иногда замечаются темные пятна и сетчатый рисунок. Отечество этого шипохвоста, часто встречающегося в зоологических садах, находится в Индии и Белуджистане.
Индийский шипохвост (Uromasfix hardwickii)
Индийский шипохвост (Uromasfix hardwickii)
        Фишер нам сообщил интересные сведения о жизни этого животного в неволе. Он говорит, что этот шипохвост держится довольно смело, и внешность его красива и изящна. "Он не так зябок, как изменчивый шипохвост, и уже при 22° Цельсия у него является полный аппетит, а при 34° он себя чувствует нехорошо, ищет тени, широко раскрывает пасть и начинает быстро дышать как собака в жаркую летнюю погоду, причем кожа на горле у него то приподымается, то опускается.
        Несмотря на это, индийский шипохвост ищет умеренных солнечных лучей и любит там погреться. Он не отыскивает сырости даже при высокой температуре, но и не избегают ее, если она умеренна. Вечером с заходом солнца и при наступлении темноты животные эти прячутся в свои норки, а утром, когда постепенно светлеет и теплеет, они высовывают головки, но не решаются вылезти, пока воздух и почва хорошенько не согреются. Они вылезают из своих ночных убежищ, беспрестанно зевая.
        Единственный звук, который издает это животное, - довольно сильное шипение, происходящее от выдыхания воздуха при открытом рте. Они совершенно безвредны, и гнев их выражается только шипением; если же их долго дразнить или беспокоить, то они начинают сильно хлопать хвостом. Между собой они живут мирно; только изредка два самца ссорятся между собой и стараются укусить друг друга в горло, но при этом редко доходят до крови.
        О других животных они не заботятся. Большим преимуществом индийского шипохвоста должна считаться его сильная способность к приручению; можно даже сказать, что он привязывается к человеку. Уже через несколько недель неволи его можно гладить, причем он не убегает, и эта доверчивость вовсе не происходит оттого, что они становятся бесчувственными вследствие неволи. Животное это бегает за лакомым кусочком, который держат в руке, как собачка, и если его долго держать в клетке, то оно не худеет, а остается живым и проворным. Если его поместить на стол около блюдечка с мучными червями, то он сейчас же начинает есть. Можно поместить лакомую пищу на ладонь и всунуть руку в клетку: животные сейчас же прибегают и без всякого страха едят с руки. Если держать руку довольно высоко, то ящерицы приподымаются, опираются передними ногами на руку и спокойно продолжают есть.
        У индийского шипохвоста очень хорошая память; доказательством этого может служить следующий факт: так как хамелеоны и стеллионы едят по преимуществу утром и вечером раньше, чем шипохвосты проснутся, и после того, как они отправятся в свои ночные убежища, то в это время в ветвях дерева, стоящего в клетке, вешался сосуд, в который ежедневно насыпали мучных червей. Один из шипохвостов при своих довольно неуклюжих попытках к лазанию однажды наткнулся на этот сосуд, где еще было несколько червей. Он тотчас же их съел и слез с дерева. С этого дня он очень хорошо узнал значение бурого глиняного сосуда: как только его вешали на дерево, он тотчас же лез наверх и съедал содержимое. Так как от этого страдали хамелеоны и стеллионы, то я оставил сосуд в террариуме и насыпал червей утром и вечером. Шипохвост напрасно лазал на дерево, так как сосуд днем был пуст. Наконец он привык к висящей чашечке и более ее не осматривал, но скоро заметил, что вечером, незадолго до захода солнца снова открывали дверь террариума. Однажды тот же самый шипохвост появился вечером, когда насыпали червей; он тотчас же поднялся наверх, опорожнил весь сосуд, а затем спрятался в свою норку. С тех пор он ежедневно показывается, как только вечером открывают дверь террариума, тотчас же подходит к кормушке и съедает там все до последнего червяка. Я был вынужден совершенно изменить свою систему кормления, так как иначе хамелеоны и стеллионы умерли бы с голоду. Шипохвост, однако, часто долго стоит вечером у двери и отправляется на покой только тогда, когда убедится, что ее не отворяют.
        Зрение и слух у них очень острые, и они слышат малейший шорох. Что касается до вкуса, то их короткий розовый язык оказывается чрезвычайно чувствительным, и они способны по вкусу различать то, что от человека наверно бы ускользнуло. Кроме того, язык им служит для осязания, а также для хватания: им они схватывают или вернее слизывают, как игуаны, зерна, листья и насекомых.
        Они берут языком рис, просо, пшеницу и кукурузу и с наслаждением разжевывают их. Удивительно, как сильны их короткие челюсти: они совершенно размельчают зерно кукурузы, которое даже человеку трудно раскусить. Впоследствии они ели охотно и даже с жадностью листья брюссельской капусты, иногда немного люцерны, цветы одуванчика, но особенно мучных червей в большом количестве. Они также любят есть траву, особенно осоку, которую съедают целиком; траву на дерне они подгрызают до самой земли. Им необходимо ставить воду, которую они пьют, медленно лакая. Индийский шипохвост любит рыть землю и этим приводит террариум в большой беспорядок. Его стремление к рытью и большие крючкообразные когти заставляют предположить, что на свободе он роет себе норки.
        К агамам относится также одна из самых странных ящериц, молох (Moloch horridus), единственный представитель одноименного рода, который живет в южной и западной Австралии.
        Голова у него очень маленькая и узкая, не шире шеи, туловище толстое посередине расширенное и плоское, так что несколько напоминает туловище жабы; хвост немного короче туловища, округленный и на конце тупой. Ноги довольно толстые, пальцы необыкновенно короткие и широкие и вооружены длинными когтями.
        На середине шеи возвышается длинный бугорок, по сторонам которого торчат большие шипы. Голова, шея и туловище покрыты неправильными щитками, на которых сидят довольно прямые шипы, похожие на шипы розана. Шипы эти имеют раз личную длину и неодинаково загнуты. Самые большие и кривые находятся по сторонам головы, так что похожи на рога млекопитающего; другие, также большие, сидят на середине шеи и на обоих боковых шейных бугорках, а также вдоль всего хвоста; самые маленькие находятся на ногах. Нижняя сторона тела не гладкая, но без шипов. Окраска этого колючего животного не особенно яркая, но довольно красивая. Основной цвет у него каштаново-бурый с темными каемками по сторонам; вдоль середины спины проходит узкая полоска цвета охры, которая во многих местах расширяется, образуя ромбы; две других, точно так же окрашенных полоски начинаются по сторонам шеи, проходят по плечам, здесь расширяются и разделяются на две ветви, из которых одна тянется вдоль туловища и по сторонам хвоста, а другая загибается за плечевой сустав. Основной цвет нижней части тела светло-буровато-желтый, на котором замечается рисунок, состоящий из широких продольных и поперечных полосок с темными каемками; рисунок этот занимает всю грудь, брюшко и нижнюю часть хвоста. Общая длина тела равняется 18-22 см.
Молох (Moloch horridus)
Молох (Moloch horridus)
        Мы только в последнее время кое-что узнали об образе жизни молоха, которого колонисты называют "колючей ящерицей" или "колючим чертом"; по своей внешности он очень похож на американских жабовидных ящериц. Вильсон много лет собирал все известия об этом странном животном и сообщил их вместе со своими собственными наблюдениями. Молоха встречают в различных местах около порта Августа, но его область распространения наверно простирается дальше, чем до сих пор известно. Ящерица эта живет только на очень песчаных местах, и иногда можно видеть, как две или три из них греются на солнце на верхушке песчаного холмика вблизи залива*.
* Молох имеет очень гигроскопичную кожу. Только за первые 5 минут соприкосновения ее с водой вес ящерицы увеличивается на 30%.

        Случается, что они закапываются в песок, но глубоко никогда не зарываются. По их привычкам и маленьким скрытым глазам можно догадаться, что эти животные дневные, которые, видимо, очень редко активны ночью; обыкновенно они двигаются медленно, но случалось видеть, что они бегают очень скоро, особенно, когда хотят спрятаться в норку, расположенную не очень далеко. Когда они сидят смирно, то приподымают голову, так что она образует со спиной тупой угол. Пища их, говорят, состоит преимущественно из муравьев, но некоторые утверждают, что молох иногда ест и растительные вещества. Яйца, которые мало отличаются от яиц других ящериц, кладутся в песок.
        Молох также имеет способность изменять свой цвет сообразно окружающей обстановке, но, по наблюдениям Вильсона, это никогда не делается внезапно, а лишь очень постепенно; однако это случается нередко. Яркая окраска переходит тогда в темный шиферно-серый или дымчато-бурый цвет, и красивый рисунок при этом почти пропадает.
        Молохи, жившие у Вильсона в неволе, были очень скучные существа, почти вовсе не двигались, а в присутствии натуралиста совсем не шевелились; если их приподнимали, то они оставались сидеть в этом положении, и вообще казались совершенно бесчувственными относительно внешнего мира и даже дневного света. Только когда их переворачивали на спину, то они сильно карабкались, чтобы опять встать на ноги. Ни один из молохов, живших у Вильсона, не принимал пищу, однако они прожили, таким образом, целый месяц, не выказывая ни особой худобы, ни слабости, что следует объяснить живучестью, свойственной всем пресмыкающимся.
        Молох напрасно носит свое страшное название; внешность его действительно ужасна, но по образу жизни он совершенно безвреден. Единственным орудием ему служат шипы, но они так слабы, что ловкий человек редко получает от них вред. Кусаться он не может, так как у него очень маленький рот.

Жизнь животных. — М.: Государственное издательство географической литературы. . 1958.

Смотреть что такое "Семейство агамовые, или агамы" в других словарях:

  • Агамы (род) — ? Агамы …   Википедия

  • Агамовые — Обыкновенная агама (Agama agama) …   Википедия

  • Семейство Агамы (Agamidae) —          Основным признаком, отличающим представителей семейства агам от рассмотренных выше игуановых ящериц, является характер расположения и форма зубов. В остальных отношениях оба эти обширные семейства ящериц чрезвычайно напоминают друг друга …   Биологическая энциклопедия

  • АГАМОВЫЕ — (Agamidae), семейство ящериц. Дл. тела до 45 см. Голова покрыта мелкими роговыми щитками или чешуйками. Хвост обычно длинный, неломкий. 35 родов (круглоголовки, драконы, калоты, молохи, плагценосные ящерицы и др.), св. 300 видов, в Африке (на… …   Биологический энциклопедический словарь

  • агамы — семейство ящериц. Свыше 300 видов, в Африке (кроме о. Мадагаскар), Юго Восточной Европе, Средней, Центральной и Южной Азии, Австралии и Новой Гвинее. Некоторые виды охраняются. * * * АГАМЫ АГАМЫ (Агамовые, Agamidae), семейство ящериц (см.… …   Энциклопедический словарь

  • Афроаравийские агамы — ? Афроаравийские агамы Стеллион (Laudakia stellio) Научная классификация Царство …   Википедия

  • Равнинные агамы — ? Равнинные агамы …   Википедия

  • Азиатские горные агамы — ? Азиатские горные агамы …   Википедия

  • Молох (ящерица сем-ва агам) — ? Молох Научная классификация Царство: Животные Тип: Хордовые Класс …   Википедия

  • Бородатая агама — ? Бородатая агама На …   Википедия


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»