Греция (Древняя) это:

Греция (Древняя)
Греция Древняя, Эллада (греч. Hellás), общее название территории древнегреческих государств, занимавших Ю. Балканского полуострова, острова Эгейского моря, побережье Фракии, западную береговую полосу Малой Азии и распространивших своё влияние в период греческой колонизации (8—6 вв. до н. э.) на территории Южной Италии, восточной Сицилии, южной Франции, на северном побережье Африки (в Киренаику), проливы и побережья Чёрного и Азовского морей, куда были выведены греческие колонии.

Исторический очерк

Эпоха камня в Г. Становление и формирование родового строя (около 100 тыс. — о<"part_2">коло 2900 до н. э.). О заселении территории Г. человеком свидетельствуют археологические раскопки, обнаружившие палеолитические стоянки на территории от Македонии до Элиды, относящиеся к периоду среднего палеолита (около 100-го — 40-го тыс.). К этому времени относится череп неандертальского человека, найденный на полуострове Халкидика. В период неолита (около середины 7-го тыс. — около 2800) население Г. освоило земледелие, занималось скотоводством, ведя оседлый образ жизни. В этот период родовой строй, складывавшийся ещё в эпоху среднего палеолита, достиг полного развития. Неолит представлен в северной Г. культурами Сескло, Димини и Ларисы [для неё характерны укрепленные поселения на холмах, появление мегарона (прямоугольное помещение с узкой фасадной стороной и деревянными колоннами, в центре — очаг), чёрная и серая керамика наряду с полихромной керамикой с рисунками в два цвета (обычно чёрный и красный)]. В 5—4-м тыс. вырабатывались локальные варианты неолитической культуры материковой Г., островов Эгейского моря и особенно Крита. На материке и островах отмечены передвижения племён. В этот период население Г. имело постоянные связи с северной частью Балканского полуострова, побережьем Малой Азии и Сирией.

Эгейской культурой) хронологически принято делить на ранний, средний и поздний периоды. Различия культурной традиции отдельных частей Г. позволили выделить географические варианты: культура Крита получила название минойской культуры, материковой Г. — элладской культуры, островов Эгейского моря — кикладской культуры.

Период ранней бронзы (около 28 — около 21 вв. до н. э.). Этот период отмечен особым подъёмом островной Г. К середине 3-го тыс. на многих островах (на Сиросе, Паросе, Мелосе, Китносе, Аморгосе и др.) была развита широкая добыча серебра, свинца и меди и изготовление металлической посуды, оружия, орудий, украшений и ритуальных вещей. Одновременно наблюдался значительный прогресс в гончарном и строительном ремёслах. Мореходство во 2-й половине 3-го тыс. связало всё побережье Эгейского моря. Появились первые города: Полиохни на о. Лемнос, Агиос-Козмас в Аттике. Укрепленное поселение с дворцом (т. н. «Дом черепиц») на вершине холма в Лерне (Арголида) отражает рост власти племенных царьков на побережье южной Г. На остальной территории материковой Г. родовой строй сохранял полную силу. Между 2200—2000 племенные войны и передвижения уничтожили ряд процветавших центров на островах и материке. Этнический состав населения в 3-м тыс. сложен: среди племён сначала преобладали пеласги, позднее их оттеснили и частью ассимилировали протогреческие племена. Среди протогреческих племён усиливались ахейцы и ионийцы.

Период средней бронзы (около 20—17 вв. до н. э.). Этот период отмечен значительным прогрессом Крита в хозяйственной и социальной жизни. Здесь возникли небольшие раннерабовладельческие государства (Кнос, Фест, Агия-Триада, Маллия). Быстро эволюционировало критское письмо: от пиктографического к иероглифическому (в 23—17 вв.). Около 18 в. была выработана новая система — т. н. слоговое письмо А. Создав большой флот, критяне подчинили себе ряд островов Эгейского моря. Широкие торговые и дипломатические связи с Египтом и государствами Передней Азии обеспечили Криту первенство в Эгейском бассейне.

Внутреннюю историю материковой Г. в 20—17 вв. характеризует сравнительно медленное развитие, способствовавшее устойчивости общинных отношений. Лишь с 17 в. началось формирование раннерабовладельческих государств Микен, Тиринфа, Пилоса и др. Открытые в Микенах погребения царских семей в больших колодцеобразных (т. н. шахтовых) могилах содержали огромное количество драгоценных вещей (оружие, украшения, золотые маски и т. д.), свидетельствуя об усилении значения власти ахейских династов уже в середине 17 — конце 16 вв.

Период поздней бронзы (около 16 — около 12 вв. до н. э.). Продолжался подъём критских государств. В т. н. новодворцовый период (около 1700—1450) перестроены и расширены дворцы Кноса и Феста, заново воздвигнут дворец в Като-Закро. Росли города, расширялись внешние связи. Морское владычество (талассократия) критян этого времени сохранялось в памяти греков много веков спустя. Около 1470 тектоническая катастрофа на о. Фера повлекла за собой губительное землетрясение на Крите. Разрушение городов и деревень, гибель населения и флота — все эти обстоятельства определили запустение острова. В Кносе дворец был восстановлен; приблизительно до 1380 здесь сохранялось небольшое государство.

Материковая Г. достигла наивысшего подъёма в 16—13 вв. Прогресс в земледелии и ремёслах повлек рост населения. Междоусобия соседей, оборонительные и военные союзы династов характерны для истории того времени. Это получило отражение в богатой легендарной традиции и в эпическом наследии ахейцев. Микенская культура ахейцев оказала влияние на соседние страны, в том числе и на Египет. Флоты царей Иолкоса, Микен, Пилоса, Фив и др. государств позволили ахейцам вести обширную заморскую торговлю ремесленными изделиями, которые иногда производились специально на вывоз. Для 15—14 вв. характерно широкое распространение ахейских изделий на В.(в Троаду и др. районы Малой Азии, на Кипр, в Финикию, Сирию, Египет) и на З. (в Сицилию и Южную Италию). Усложнение государственной жизни ахейцев привело к развитию письменности: приспособив к своему диалекту критское письмо, ахейцы создали более совершенное, т. н. слоговое письмо Б. Документы хозяйственной отчётности (глиняные таблички) этого письма найдены во многих дворцах материковой и островной Г. Прочтенные М. Вентрисом и Дж. Чедвиком, эти таблички дают возможность характеризовать ахейские государства как раннерабовладельческие. Крупнейшими землевладельцами были ахейские цари — ванакты и военачальники — лавагеты, применялись аренда и субаренда земли. Рабы — дóлой находились в разной степени зависимости от своих владельцев. Поселения были обложены натуральными податями. В 13 в. ахейские династы неоднократно предпринимали заморские походы. Приблизительно к 1200 относят учёные и поход ахейцев на Трою. Причины возникновения Троянской войны неясны; ахейцы разрушили богатый город. Поход греков воспет в поэмах «Илиада» и «Одиссея». С конца 13 в. начинается быстрый упадок элладской культуры (опустение Пилосского дворца) (около 1200), Микен и Тиринфа (около 1120) и ряда поселений Арголиды. Вероятно, это было связано с большим напряжением, вызванным Троянской войной и междоусобной борьбой, а также сокращением морской торговли со странами Востока в связи с передвижениями племён — т. н. «народов моря».

евпатридов.

К 9 в. греческие племена заселяли: эолийцы — Северную Г., дорийцы — Среднюю Г. и восточной часть Пелопоннеса, ионийцы — Аттику, ахейские племена, сохранившие самостоятельность, были оттеснены в Аркадию и Ахайю. Важнейшее событие этого периода — начало колонизации греками островов и побережья Малой Азии: северные районы заселялись эолийцами, центральные районы (Иония) — ионийцами, южные — дорийцами.

полис (город-государство) как коллектив свободных граждан, противостоявших рабам и др. категориям зависимого населения (кларотам, пенестам, илотам и др.), а также чужеземцам — метекам. Принадлежность к полису обеспечивала коллективу полноправных граждан право собственности на землю и рабов. В зависимости от степени победы земледельцев и ремесленников над родовой знатью конституция полиса была либо олигархической (например, в Спарте, на Крите), либо демократической (например, в Афинах). К концу 6 в. до н. э. рабство широко распространилось в некоторых высоко экономически развитых полисах (Коринф, Афины), где рабы и рабовладельцы стали антагонистическими классами. В то же время в ряде др. полисов (Спарта, полисы Крита, Аргос и др.) наряду с рабством в течение длительного времени сохранялись пережитки родового строя. В Средней и Южной Г. существовали ещё племенные земледельческие общины, в которых сохранялось натуральное земледельческое хозяйство и племенной строй (Фокида, Этолия, Акарнания и др.).

Между полисами развернулась борьба, вызывавшаяся различными экономическими и политическими причинами. В конце 6 в. возникло первое крупное объединение городов — Пелопоннесский союз под главенством Спарты, созданный для объединения военных сил Пелопоннеса (кроме Аргоса) и для организации помощи Спарте во время восстаний илотов.

Классический период рабовладельческого полиса. Кризис полиса (5 — первые три ч<"part_9">етверти 4 вв. до н. э.). 5—4 вв. до н. э. в истории Г.— период наивысшего экономического, политического и культурного расцвета полисного строя. Хозяйственную систему экономически передовых торгово-ремесленных полисов в основном определял труд рабов, использовавшийся в ремесле (рабские мастерские), на рудниках, а также спорадически в сельском хозяйстве. Мелкое крестьянское хозяйство и мелкое свободное ремесло играли значительную роль. Период расцвета Г. связан с возвышением Афин в результате победы афинской демократии в греко-персидских войнах (500—449) и создания в борьбе с персами Делосского союза во главе с Афинами (или Первого Афинского морского союза) из государств, расположенных на островах Эгейского моря и его северном, восточном и западном побережьях. Время наибольшего могущества Афин, наибольшей демократизации политического строя и расцвета культуры падает на годы правления Перикла (443—429). Однако этот период был сравнительно кратковременным. Превращение союзников в подданных, перенос всех важнейших дел в афинский суд, ограничение свободы торговли, взыскание подати — фороса, карательные экспедиции, выведение клерухий на территории союзников вызывали стремление последних к освобождению, особенно со стороны олигархических кругов. Одновременно назревал и конфликт внешнеполитического характера: борьба Афин и Коринфа за торговые пути на З., борьба Афин и Спарты за гегемонию в Г. Все эти противоречия привели к Пелопоннесской войне (431—404), которая охватила большинство греческих полисов. Война вскрыла всю непрочность Афинского союза и завершилась полным поражением Афин. Они лишились почти всех внешних владений, флот был передан Спарте. Начался период спартанской гегемонии в Г.

Не только Афины, но и многие греческие города вышли из войны ослабленными. Усиление имущественных контрастов вызывало острые столкновения и вооруженную борьбу внутри полисов. В каждом городе образовались два лагеря: бедноты и богачей. Дальнейшее развитие рабства, обмена, ремесла, денежного хозяйства начало подрывать основы государственной общины (полиса), экономической базой которой было мелкое и среднее землевладение. Скопление денег в руках богатых метеков разрушало замкнутые рамки полисной экономики. Разорение крестьян и ремесленников создало в полисах бедноту, не находившую применения в сфере экономики. Была подорвана и военная мощь полиса: народное ополчение в ряде полисов заменяли отряды наёмников, т. к. война становилась единственно возможной профессией для бедноты. Постоянные междоусобные войны полисов ещё более усиливали их тяжёлое положение. В 395 началась развязанная Спартой Коринфская война (395—387); в войне Спарте противостояла коалиция государств (Афины, Коринф, Фивы и др.). Ослабление полисов и упадок финансового хозяйства ставили в тот период все полисы в зависимость от богатой Персии, которая фактически продиктовала воюющим сторонам условия мира (царский, или Анталкидов мир): Персия восстанавливала свою власть над малоазийскими городами, в Г. запрещались союзы городов, наблюдение и контроль за греческими городами передавались Спарте, политика которой выражалась в нарушениях автономии государств, в расправе с демократами, установлении олигархических порядков. Спарта становилась главным врагом греческой свободы и независимости. В Фивы был введён спартанский гарнизон, но фиванские демократы в 379 под руководством Пелопида и Эпаминонда изгнали спартанцев и восстановили существовавший ещё в 6 в. Беотийский союз. В 378/377 возник Второй Афинский морской союз для борьбы со Спартой, куда вошли и Фивы. В 371 в битве при Левктрах фиванцы нанесли спартанским войскам поражение, которое развеяло миф о непобедимости Спарты. После гибели фиванского полководца Эпаминонда в битве при Мантинее (362) закончился краткий период возвышения Фив, чему способствовало и враждебное отношение к Фивам Афин, напуганных их усилением. Однако попытка Афин установить во Втором Афинском морском союзе порядки, существовавшие в Первом союзе, встретила отпор союзников и привела к Союзнической войне 357—355 до н. э., закончившейся распадом союза.

В этот период на севере Г. возникла новая сила — Македония (см. Македония Древняя). К 346 македонским царём Филиппом II были завоёваны сначала Фессалия, затем Фокида, Халкидика и фракийское побережье. В Афинах и др. полисах Г. происходила борьба промакедонской (Исократ, Эсхин, Филократ и др.) и антимакедонской (Демосфен, Гиперид и др.) партий. Усилиями Демосфена против Македонии была создана коалиция греческих городов, потерпевшая, однако, полное поражение в битве при Херонее (338), где, по словам Ликурга, одного из руководителей антимакедонской партии, «вместе с телами павших была зарыта и свобода греков». Конгресс в Коринфе в 338—337, созванный Филиппом II, окончательно оформил подчинение Г. Македонии, на нём было объявлено о создании союза греческих государств во главе с Македонией. Во всех полисах был установлен олигархический режим, поддерживаемый македонскими гарнизонами.

Хремонидовой войне (267—261; названа по имени афинского полководца Хремонида) Афины были разгромлены, став всецело зависимыми от Македонской монархии. Однако Македония не смогла восстановить свою власть над всем Балканским полуостровом. Против неё боролись, то объединяясь друг с другом, то порознь, два новых могущественных союза — Ахейский (возродившийся около 280) и Этолийский (созданный около 320). Ахейский союз охватывал большую часть Пелопоннеса (кроме Спарты, которая вошла в союз после 192) и крупнейшие города (Сикион, Коринф, Мегара). В Этолийский союз, кроме Этолии, входили районы Средней Г. (кроме Афин), южная Фессалия и некоторые др. города. Борьба преемников Александра, а позже Македонии и двух союзов за власть в Г. приводила к массовому разрушению городов, продаже жителей в рабство, заселению центров новыми колонистами. Опустошали греческие города и пираты, которых использовали этоляне, продавая им в рабство жителей захваченных городов (из одной только Лаконики было продано до 50 тыс. чел.). Результатом борьбы были медленная агония городов, разорение средних слоев греческого населения, рост бедноты, волнения которой становились обычным явлением (в Коринфе, Аргосе, Милете).

После поражения, нанесённого римлянами Македонии в битве при Киноскефалах (197), римляне постоянно вмешивались во внутренние дела греков, поддерживая олигархические слои против демократии. Летом 196 римский полководец Фламинин провозгласил на Истмийских играх «свободу» греков, вера в которую на короткий срок сделала Рим популярным в Г. С этого времени Г. постоянно находилась под римским влиянием. Македония утратила политическое значение, а в 148, после подавления восстания Андриска, была превращена вместе с Иллирией и Эпиром в римскую провинцию; Этолийский союз римляне распустили. В 146 был разгромлен и попытавшийся сопротивляться римлянам Ахейский союз; т. о., фактически Г. оказалась под властью Рима. С утверждением Римской империи (27 до н.э.) Г. была превращена в римскую провинцию Ахайя (кроме Афин, номинально считавшихся свободным городом) и мало чем выделялась среди др. восточной провинций Римской империи. С 4 в. н.э. Г. составила ядро Восточной Римской империи — Византии.


Источн.: Надписи и собрания документов — Müller С., Fragmenta historicorum Graecorum, v. 1—5, P., 1841—70; Dittenberger W., Orientes Graeci inscriptiones selectae..., v. 1—2, Lpz., 1903—05; его же, Sylloge _inscriptionum Graecarum, 3 Aufl., v. 1—4, Lipsiae, 1915—24: Jacoby F., Die Fragmente der griechischen Historiker, Bd 1—3, В. — Leiden, 1923—61; Tod M. N., A selection of Greek historical inscriptions, v. 1—2, Oxf.,1946—48; Venturis M. and Chadwick J., Documents in Mycenaean Greek, Camb., 1956.

Авторы — Гомер, Геродот, Фукидид, Ксенофонт, Аристотель, Полибий, Плутарх (см. статьи о них).


Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Об античности, под ред. и с предисл. С. И. Ковалева, Л., 1932; Маркс К., Формы, предшествующие капиталистич. производству, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 46, ч.1; Энгельс Ф., Происхождение семьи, частной собственности и государства, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21; Тюменев А. И., Очерки экономической и социальной истории Древней Греции, т. 1—3, П., 1920—22; Древняя Греция, под ред. В. В. Струве и Д. П. Каллистова, М., 1956: Сергеев В. С., История древней Греции, 3 изд., М., 1963; Валлон А., История рабства в античном мире, пер. с франц., М., 1941; The Cambridge ancient history, v. 3—10, 1929—34, new ed., v. 1—2, 1961; Meyer Ed., Geschichte des Altertums, Bd 2—5, Stuttg., 1893—1902 (Neuausgabe von Н. E. Stier, Bd 2—5, Basel, 1953—58): Beloch К. J., Griechische Geschichte, 2 Aufl., Bd 1—4, Stras. — B. — Lpz., 1912— 1927; Michell Н., The economics of ancient Greece, N. Y., 1940; Westermann W. L., The slave systems of Greek and Roman antiquity, Phil., 1955; Bengtson H:, Griechische Geschichte von den Anfängen bis in die römische Kaiserzeit, 2 Aufl., Münch., 1960; Hammond N. G. L., A history of Greece to 322 B. C., 2 ed., Oxf., 1967: Лурье С. Я., Язык и культура Микенской Греции, М. — Л., 1957; Ленцман Я. А., Рабство в микенской н гомеровской Греции, М., 1963: Блаватская Т. В., Ахейская Греция во втором тысячелетии до н. э., М., 1966; Matz F., Kreta, Mykene, Troja, 3 Aufl., Stuttg., 1957, Starr Ch. G., The origins of Greek civilization 1100—650 В. С., L., 1962; Колобова К. М., Из истории раннегреческого общества (о. Родос IX—VII вв. до н. э.), Л., 1951; её же, Древний город Афины и его памятники, Л., 1961; Зельин К. К., Борьба политических группировок в Аттике в VI в. до н. э., М., 1964; Berard J., L'expansion et la colonisation grecques jusqu'aux guerres mediques, P., 1960; Graham A. J., Colony and mother city in Ancient Greece, Manch., [1964]; Бузескул В. П., Афинская демократия, [Хар.], 1920; Grundy J. В., The great Persian war and its preliminaries, L., 1901: Henderson B. W., The great war between Athens and Sparta, L., 1927; Jones A. H. M., Athenian democracy, Oxf., 1957: Zimmern A., The Greek commonwealth, 5 ed., [L., 1961]; Рановнч А. Б., Эллинизм и его историческая роль, М. — Л., 1950; Дроизен И. Г., История эллинизма, пер. с франц., т. 1—3, М., 1890—93; Kaerst J., Geschichte des Hellenismus, 2—3 Aufl., [Bd] 1—2, Lpz.—B., 1926—27; Rostovtzeff M., The social and economic history of the hellenistic world, v. 1—3, Oxf., 1941; Toynbee A. J., Hellenism, N. Y. — L., 1959.

К. М. Колобова.


Воспитание и просвещение


В зависимости от условий развития древнегреческих полисов сложились различные системы воспитания и образования, из которых наиболее известны афинская и спартанская. Система воспитания, сложившаяся в Афинах, была более разносторонней и демократичной; она предусматривала сочетание умственного, нравственного, эстетического (т. н. мусическое воспитание) и физического (гимнастического) воспитания. До 7 лет мальчики воспитывались дома; затем они посещали грамматические школы, где обучались чтению, письму и счёту, и позже (или одновременно) — кифаристские школы, где учились музыке. С 12—13 лет мальчики переходили на палестру, где получали физическое воспитание, упражняясь в пятиборье. Более состоятельные родители, готовя своих детей к общественной деятельности, посылали их потом в гимнасии.

В Спарте контроль государства над воспитанием начинался с первых дней жизни ребёнка: новорождённых осматривали члены герусии и отбирали для государственного воспитания только здоровых детей (хилых и болезненных, по преданию, сбрасывали в пропасть Тайгетского хребта). До 7 лет дети воспитывались дома. Существовавшая с середины 6 в. до н. э. система государственного школьного обучения была обязательна для каждого спартиата от 8- до 20-летнего возраста. Подобная же система существовала с 5 в. до н. э. на Крите, в Фуриях и в Трезене. В этих школах велось преимущественно военно-спортивное и общественно-религиозное обучение. В Астипалее, Микалессе, на Хиосе и в др. полисах в 5 в. до н. э. были и частные школы. Эти школы с одним учителем имели определённую специализацию, поэтому дети от 6—7 и до 14 лет посещали обычно не одну школу, а несколько — для обучения разным предметам. Занятия происходили в частных зданиях. Ученики писали на вощёных табличках, позднее на папирусе. Чтение (после усвоения грамматики) сводилось преимущественно к ознакомлению с классическими произведениями. Обучение арифметике, чтению и письму происходило одновременно (т. к. цифры изображались буквами).

Дальнейшее образование дети 13—15 лет получали в гимнасии. В Аттике гимнасии были организованы преимущественно частным порядком, хотя и под наблюдением выборных государственных лиц — гимнасиархов. В восточной Г. и особенно в Ионии обучение в школах, доступное для всех свободнорождённых, велось педагогами (оплачивались за счёт общества) и было рассчитано на два года. В некоторых местах (например, в Пергаме и Теосе) существовали подобные школы для девочек, в которых их обучали преимущественно музыке и литературе. Гимнасии распространились по всей Г. Они продолжали существовать и после утраты греками политической самостоятельности. Юноши в возрасте 18—20 лет проходили подготовку в эфебии. Зачатками высшего образования в Г. можно считать кружки, группировавшиеся вокруг крупных учёных (риторов, софистов, медиков и др.). «Школы» в этих случаях именовались по имени учёного или месту обучения (Академия — школа Платона, школа киников Антисфена и Ликей Аристотеля в Афинах и др.).

Образование в Г., как правило, было доступно не только свободным, но иногда и вольноотпущенникам (многие педагоги, крупные риторы и философы были рабского происхождения). По мере распространения школьного просвещения значительное развитие в Г. получила педагогика, преимущественно как теория системы образования (Платон, Аристотель, Демокрит). В Г. возникла и получила распространение идея гармонично развитого человека. Греческое образование и его педагогическая теория неоднократно менялись на протяжении истории. В период самостоятельного развития греческих полисов физическое воспитание и военное обучение занимали не только в Спарте, но и в демократических общинах важное место. После завоевания Г. сначала Македонией (конец 4 в. до н. э.), потом Римом (середина 2 в. до н. э.) физическое воспитание всё более уступало место гуманитарному образованию. В этот период наиболее известные центры высшего образования сосредоточились в городах, обладавших большими библиотеками (в Александрии, Пергаме, на Родосе, в Антиохии, на Оронте и др.). Система древнегреческого образования легла в основу не только римского, но и позднейшего европейского и арабского.


Лит.: Бузескул В. П., Античность и современность, 3 изд., Л., 1924; Медынский Е. Н., История педагогики, М., 1947; Жураковский Г. Е., Очерки по истории античной педагогики, 2 изд., М., 1963; Girard Р, L'education athenienne au V et au VI siecle avant J. C., 2 ed., P., 1891; Khauth W., Die spartanische Knabenerziehung im Lichte der Völkerkunde, «Zeitschrift für die Geschichte der Erziehung und des Unterrichts», 1933, H. З; Moore E. C.. The story of instruction. The beginnings, N. Y., 1936; Marrou H. J., Histoire de l'education dans l'antiquite. P., 1948.

Л. А. Ельницкий.


Древнегреческая культура


Достигнутое в греческих полисах значительное развитие горного дела и металлургии, строительной техники, керамического и текстильного производства и др. способствовало широким торговым связям между различными частями греческого культурного мира, разбросанного по Средиземноморью, обеспечило успех греческой колонизации, прочно связавшей Элладу со странами Ближнего Востока, Северной Африки и средиземноморского северо-запада. Деловой активности и обмену опытом между греческими полисами содействовало распространение письменности на основе алфавитного письма, сделавшего грамотность достоянием сравнительно широких общественных слоев. Всё это способствовало бурному развитию науки, литературы и изобразительных искусств, мало связанных религиозными ограничениями, и наложило, при чрезвычайном разнообразии всякого рода местных особенностей культурного развития, совершенно своеобразную и неповторимую печать на всю древнегреческую культуру, сделав её основой и в определённом смысле непревзойдённым образцом для дальнейшего культурного развития человечества.

Геракле, Тесее и др.), которые борются с этими чудовищами и уничтожают их.

Однако этот антропоморфизм, свидетельствующий о растущей власти человека над природой, характеризует только определённую, исторически преходящую ступень в развитии греческой мифологии. С разложением общиннородовых отношений, с зарождением научного знания наивный мифологический антропоморфизм исчезает. Уже у древнегреческих поэтов Гесиода и Пиндара Зевс лишается антропоморфных качеств и превращается в образ, олицетворяющий принцип мировой справедливости; в «Прикованном Прометее» Эсхила Зевс изображается в виде мирового деспота, человеконенавистника, представителя слепых и неразумных сил. Теряют антропоморфные качества и становятся более абстрактными также и др. образы старой мифологии. В пределах рабовладельческой формации греческая мифология прошла период классики, являясь носителем и выразителем полисной идеологии, и период эллинистическо-римский, когда она превратилась в литературный и художественный приём, в аллегорию или метафору. Параллельно с развитием греческой мифологии развивается и формируется греческая религия, т. е. вера в сверхъестественную силу богов, закрепленная системой культов и обрядов. Культовая практика древних греков сводилась в основном к жертвоприношениям и молитвам, которые проходили, как правило, в храмах, посвященных тем или иным божествам. Наряду с официальной государственной религией в Г. были распространены и богослужения, открытые только для посвященных, — мистерии (элевсинские в честь Деметры, орфические в честь Диониса, культ кабиров — подземных богов, и т. д.). Греческая мифология и религия восприняли некоторые предания народов Древнего Востока (главным образом хеттов и финикийцев), с Востока в греческий пантеон проникли отдельные божества и герои.

Человечные, проникнутые чувством гармонии и меры образы греческой мифологии стали почвой для развития античного искусства. Она оказала воздействие на формирование древнеримской религии и мифологии. Как и вся греческая культура, она была широко использована идеологами Возрождения, играла значительную роль и в следующие эпохи, получая различную интерпретацию в науке и искусстве.

Философия. Греческая философия возникла в процессе усвоения заимствованных у народов более древних цивилизаций Востока физических, математических, астрономических и др. знаний и в процессе переработки древней мифологии в искусстве, в поэзии; философия разрушала мифологические представления о мире и человеке. Её занимал прежде всего вопрос о происхождении Вселенной или вообще о природе вещей; космологией обосновывались психология и этика. Космологизм составлял специфическую особенность древнегреческой философии, отличавшую её от средневековой и новоевропейской философии.

Философские школы греков были свободными объединениями, в которых вокруг главы школы собирались единомышленники, ученики. Первой из таких школ была милетская школа (6 в. до н. э.), основанная Фалесом, высказавшим мысль о единстве материи как общей основы сущего. Для милетской школы характерно представление о том, что все вещи должны были произойти из единого вещественного начала. Первоначальная стихия воплощает в себе основную черту мира вещей — его непрерывное становление. Такой стихией Фалес считал воду. Его последователь Анаксимандр принимал в качестве основы всего сущего хаотическое «беспредельное» (апейрон), движущееся извечно и заключающее в себе противоположные начала, из которых слагаются миры. Анаксимен характеризовал эту беспредельную и неопределённую стихию как воздух: все вещи образуются из него путём сгущения и разрежения и он оживляет всё своим дыханием как душа. К этому направлению примыкал ряд философов 5 в. (Гиппон, Идей, Диоген Аполлонийский). Другой ранней школой древнегреческой философии являлся пифагореизм (основан Пифагором, 6 в.). Пифагорейцы считали началом всего сущего число. Вначале вещи отождествлялись с числами, позже числа осмыслялись как принципы и причины вещей. В числе осуществляется синтез единства и множества, и оно является основанием всякой меры, гармонии и пропорциональности. Наряду с беспредельным пифагорейцы принимали предел, а Вселенная рассматривалась как гармоническое объединение противоположных начал через число. Последователи Пифагора — Филолай, Архит, Лисий, Еврит и др. (5—4 вв.)— развили своеобразную систему музыкально-математически-астрономической космологии, которая, развиваясь в течение двух веков существования пифагорейской школы, была затем во многом унаследована платоновской Академией. Мысль о едином неизменном начале всего была оформлена мыслителями элейской школы (6—5 вв.) в учение о вечности истинно-сущего бытия. Основателем элейской школы был поэт Ксенофан из Колофона. Законченную форму учение элеатов получило у Парменида, учившего об истинно-сущем как о едином, вечно-неизменном, неподвижном бытии, которое не может ни происходить из ничего, ни обращаться в ничто. Есть одно положительное бытие, небытия же нет; а потому поистине нет множества вещей, нет происхождения и уничтожения и нет движения, ибо они предполагают небытие в пространстве (пустоту) и во времени. Множественный мир чувственных ощущений сам по себе неистинен. Мелисс и Зенон (5 в.) развили это учение в полемической форме. Известные апории Зенона раскрывают противоречия, присущие самим понятиям множества, величины, места, движения. Учение Гераклита Эфесского является ярким образцом ранней диалектики древнегреческой философии. В духе представлений ионийской натурфилософии о всеобщей изменчивости всех вещей Гераклит развил учение о вечно живом огне как начале всего, о борьбе противоположностей, в которой обретается согласие, возникает единый согласованный космос. Единство, которое есть борьба противоположностей,— это логос, слово, вечный закон космоса. В 5 в. до н. э. возникли космогонические и натурфилософские учения, стремившиеся рассмотреть действительную множественность вещей и начало движения. Таково учение Эмпедокла, который в качестве начальных принимает четыре неизменные стихии: огонь, воздух, воду и землю. Соединение и разложение этих стихий действием Любви и Вражды приводят к возникновению и гибели вещей; Любовь и Вражда выступают как невещественные причины движения. В учении Анаксагора в качестве причины и начала движения также выдвигается невещественный всеобъемлющий Ум (нус). Наряду с ним принимается множество материальных элементов, носителей различных качеств, — «гомеомерии», которые содержат в себе, каждая по-своему упорядоченная, все существующие качества вещей. Представители школы материалистического атомизма Левкипп и Демокрит из Абдеры (5—4 вв.) положили в основание всего сущего атомы, движущиеся в пустоте. Атомы, будучи неизменными, вечными, непроницаемыми и неделимыми, различаются по объёму и фигуре и этим обусловливают различия явлений. Демокрит проводил мысль о причинном порядке всех явлений, о возможности достигнуть достоверного знания, отличного от субъективных мнений. Он синтезировал в своём учении большой запас современных ему естественно-исторических знаний, разработал этическое учение, оказавшее впоследствии влияние на Эпикура.

В 5 в. философская мысль Г. концентрировалась в Афинах, ставших после греко-персидских войн экономическим, политическим и культурным центром Г. Развитие в это время демократических учреждений обусловило необходимость подготовки образованных людей, владеющих техникой политического и судебного красноречия, сведущих в вопросах политической жизни. Появились учителя таких знаний, которых называли софистами. Софисты популяризировали философию, продвинули вперёд риторику (Горгий), грамматику и стилистику (Продик и др.), размышляли о нравственных законах и политических учреждениях (Гиппий, Фрасимах и др.). Философское направление, именуемое софистическим, характеризовалось эклектизмом и скептицизмом. Это было связано с тем, что предшествующие течения греческой философии, вводя начало сущего, в котором реализуется единство космоса, приводили к мысли о том, что чувственный мир не обладает подлинной действительностью. Отвлечённые начала ранних греческих философов не дают возможности познания реальности. Познание изменчивого мира явлений даёт только мнение. Софисты, рассматривавшие именно чувственный мир в его явлениях, должны были прийти к выводу об относительности понятий человека о природе. Мерой всех вещей становится человек, его восприятие и оценка, как учил Протагор (5 в.). Это привело либо к скептическому отношению к человеческому знанию вообще, либо к попыткам эклектического комбинирования древних космологических систем.

Новый период древнегреческой философии начался с Сократа (5 в.). Он отказался от исследования космологии, но, с др. стороны, отверг релятивизм софистов и перенёс исследование в нравственную область, стремясь найти всеобщее и безусловное знание не в чём-то внешнем, а в себе самом. Самопознание есть начало мудрости и истинной человеческой деятельности, теоретической и практической. Обличая мнимое знание, Сократ отыскивал универсальное начало разумного познания. Он утверждал нравственное достоинство человека как свободно-разумного существа, долженствующего осуществлять высшую правду. Сократ не основал школы, но его последователи, после смерти Сократа, по-разному истолковывая его учение, основали ряд философских школ (сократические школы, 4 в.). Мегарская школа, основанная Евклидом (Евбулид, Алексин, Диодор Крон, 4 в.), развила формальную диалектику Сократа. Тот же характер носила элидо-эритрейская школа (основатель Федон). Антисфен основал школу киников, Аристипп — киренскую школу. Для обеих последних характерно отрицание возможности и полезности разумного познания, ограничение философии практической мудростью. Высшую цель, с которой следует сообразоваться, они понимали различно. Киники видели её в добродетели, состоящей в самоосвобождении от страстей и потребностей (апатия), киренаики же — в наслаждении (Аристипп) или в отсутствии страданий (Гегесий). Наиболее плодотворное развитие сократовская идея совершенного разума как источника истинного знания получила в учении Платона, где она преобразуется в умозрительный идеализм.

Учение Платона представляет собой синтез досократовского направления древнегреческой философии (пифагорейцы, Гераклит, Парменид), стремившегося осмыслить изменчивый и множественный мир явлений как всеобъемлющее единство бытия, и учения Сократа о совершенном разуме. Основанием истинного знания у Платона оказывается целокупность идей, которая в своём единстве (как идея блага) выступает как некое высшее бытие, истинное бытие. Эта целокупность идей, сущая истина, воплощается в виде множественного чувственного мира, связываясь с др. началом — относительным небытием. Небытие есть условие реализации мира идей в мире явлений, но последний, рожденный и потому несущий в себе небытие, уже не является подлинным. Истинность, как и само существование, он получает лишь благодаря причастности идеям. Человеческое познание объясняется причастностью этой сущей истине души человека, которая, будучи бессмертной, хотя и подверженной круговороту, изначально родственна высшему бытию. Само познание истины Платон понимает как воспоминание того, что душа созерцала до рождения. Этическое учение Платона содержит в себе, с одной стороны, созерцательный аскетизм, с другой — стремление к усовершенствованию человеческого общества (реформа нравов, воспитания; утопия государства, в котором господствуют философы). В последний период жизни Платона его философия всё более сближается с пифагорейской мистической математикой. Этот характер унаследовала после его смерти Академия платоновская в лице его ближайших преемников — Спевсиппа, Ксенократа и др.

══Аристотель, ученик Платона, основал в 335 до н. э. самостоятельную школу (Ликей). Присоединяясь к Платону в принятии идеальных общих начал, мыслимых в нашем разуме, Аристотель, однако, не противопоставляет их действительности. Как действительные причины и начала вещей идеи суть живые «энергии», которыми должно определяться всякое движение, развитие, сама реальность. Нет в действительности отвлечённой материи (абсолютно бесформенной потенции), нет и чистых идей — они осуществляются в реальных вещах. Природа — это естественная градация единичных вещей, или «субстанций», за пределами которой пребывает как её верхняя граница божественный разум, неподвижный перводвигатель мира, а как нижняя — неопределённое вещество, способное принять любую форму. Это учение о бытии Аристотель положил в основу синтеза, охватывающего огромный круг знаний о природе и обществе. Логические работы Аристотеля в течение двух тысячелетий служили базисом логических исследований. Естественноисторические произведения Аристотеля представляют собой широкую систематизацию изучения природы. Начатую Аристотелем работу в области истории и естествознания продолжали его ученики: Теофраст (классическая ботаника, история физики, этические трактаты и др.), Евдем (этика, история наук), Аристоксен (теория музыки), Дикеарх (история культуры Греции).

Общественно-политический кризис греческих полисов, образование обширных военно-монархических государств вызвали в конце 4—3 вв. глубокие изменения в умственной жизни древнегреческого общества. Если прежде активное участие в политической жизни сознавалось как долг гражданина, то в этот период такое сознание вытеснялось мыслью о том, что отдельная личность не может противостоять общей необходимости мирового порядка, включающего и политическую деятельность человека. Задача философии — определение таких принципов личного поведения, которые могли бы доставить мыслителю наивысшее доступное ему благо. На первое место выдвигались вопросы этики, опирающейся, однако, на учение о природе и учение о знании. В учении о знании кризис древнегреческой философии этого периода привёл к распространению философского скептицизма. Из возникших в 4—3 вв. философских школ преобладающее влияние получили стоицизм (основатель Зенон из Китиона), школа Эпикура и скептицизм. В центре учения стоиков (в систематической форме изложено Хрисиппом, 3 в.) — этический принцип повиновения мировому закону. Единую мировую силу, которая есть бог, но по своему внутреннему закону превращается в мир, стоики вслед за Гераклитом ищут в огне. Огонь есть и первовещество, и мировая душа, вседвижущий и всеобразующий разум. Человек включён в разумное единство природы, и его добродетель состоит в подчинении своей воли правильно познанному закону природы. Поведение человека, следующего разумной необходимости, должно определяться благом мирового целого, но подняться до его познания можно лишь при условии воздержания и самообладания. Учение Эпикура также характеризуется преимущественно вниманием к проблемам этики. Развивая материалистический атомизм Демокрита, Эпикур выдвинул гипотезу о самопроизвольном отклонении атомов от прямой траектории и использовал её не только в космологии и физике, но и в этике, рассматривая это отклонение как минимум свободы в рамках причинной связи явлений природы. На этой основе Эпикур построил учение о человеке, о душе, а также этику, идеалом которой является невозмутимость мудреца, следующего только необходимым и естественным потребностям. Наиболее значительным из последователей Эпикура был римский философ Лукреций Кар.

Для древнегреческого скептицизма (Аркесилай, Карнеад, 3—2 вв.), позднее Энесидем и Секст Эмпирик (около 200 н. э.) характерны идеи: 1) достоверности ощущений, 2) одинаковой доказуемости противоположных суждений, из чего вытекает 3) воздержание от всяких суждений. В период римского господства в Г. возрождались древние философские учения, приобретая религиозную и мистическую окраску. Мистицизм характерен для гностицизма, неопифагорейцев. Философия неопифагорейства принимает дуализм бога и материи. Попытками преодоления такого дуализма путём введения посредствующих начал были учение Филона Александрийского (1 в. до н. э.—1 в. н. э.), а также философия последней школы древнегреческой философии — неоплатонизма (3—6 вв. — Плотин, Порфирий, Ямвлих, Прокл). Система Плотина — диалектика нисхождения от первоединого неизреченного божества через опосредствующие звенья: Ум, Мировую душу, души отдельных людей — до небытия, или материи, и обратного движения человеческой души, соединяющейся с богом в экстазе, достигаемом путём упражнения и аскезы.

В 6 в. древнегреческая философия прекратила своё самостоятельное развитие, но её идеи продолжали влиять на философскую мысль всех последующих периодов. По словам Энгельса, «...в многообразных формах греческой философии уже имеются в зародыше, в процессе возникновения, почти все позднейшие типы мировоззрений» («Диалектика природы», 1969, с. 29). Древнегреческая философия явилась исходной основой всего последующего развития западноевропейской философии, оказав определяющее влияние на становление и формирование средневековой философии (традиции платонизма и аристотелизма); в дальнейшем её идеи усваивались и воспроизводились в многообразных направлениях новоевропейской философии — как материалистических, так и идеалистических.

Пифагора и его школы.

Наиболее значительными научными достижениями характеризуется классический период развития греческой науки (5—4 вв.). В это время была получена значительная часть тех геометрических знаний, которые и в наши дни входят в содержание школьной элементарной геометрии. Эти знания были изложены в трудах математиков Гиппия из Элиды (5 в.), Гиппократа Хиосского (2-я половина 5 в.), Менехма (4 в.) и др. Теория чисел получила развитие в учении о делимости, о пропорциях. В середине 5 в. стереометрия достигла такого развития, что Анаксагор и Демокрит дали первый очерк теории перспективы.

В развитии математики сыграло роль впервые сформулированное Пифагором абстрактное понятие числа. Огромное значение имело открытие в пифагорейской школе иррациональных (несоизмеримых) величин. Вероятно, с этим была связана разработка геометрических приёмов изображения и изучения свойств величин. К измерению площадей и объёмов впервые были применены ещё далекие от строгости инфинитезимальные методы. На стыке между математикой и философией шли дискуссии о природе непрерывного и разрывного, нашедшие отражение в «апориях» Зенона Элейского. К этому периоду относится постановка трёх знаменитых задач: квадратуры круга, удвоения куба и трисекции угла. На рубеже 5 и 4 вв. Левкипп и Демокрит сформулировали основы атомистического учения, явившегося высшим достижением античного материализма классической эпохи.

На рубеже 6—5 вв. биологом и врачом Алкмеоном Кротонским была создана одна из древнейших медицинских школ. Он первым стал производить вскрытие животных, установил, что мозг является центром нервной деятельности. Основателю сицилийской медицинской школы Эмпедоклу (5 в.) принадлежит попытка объяснить развитие человеческого зародыша. Анаксагор (5 в.) производил первые опыты рассечения мозга у животных. На основе практики профессиональных врачей-асклепиадов в 5 в. оформились также медицинские школы: т. н. книдская (с центром в Книде, Малая Азия) и т. н. косская (с центром на о. Кос). Крупнейшим представителем косской школы был Гиппократ, обобщивший практический опыт лечения больных, разработавший методы установления диагноза и составивший описания (и методы лечения) многих болезней. В 4 в. происходило дальнейшее развитие научных знаний, особенно в области естествознания и математики. Успехи в области математики принадлежали главным образом учёным, вышедшим из Академии Платона, который считал, что математические объекты стоят между видимыми вещами и идеями, а математическое мышление подготавливает к восприятию идей. Евдоксом Книдским была создана новая теория несоизмеримых величин. Завершил и обобщил большинство научных знаний классической эпохи Аристотель. Он построил систему всех известных в то время наук и предложил их классификацию, заложил первые начала зоологии, ботаники, элементов биологии. Его ученик Теофраст продолжал развивать ботанику и заложил основы минералогии. Биологические труды Аристотеля («История животных», «О частях животных», «О возникновении животных») сыграли огромную роль в истории науки.

Со времени эллинизма произошло постепенное отделение естественных наук от философии. Астрономия и связанные с ней математика и механика стали предметом точного и систематического исследования (Евклид, Архимед, Аполлоний Пергский, Диофант Александрийский, Аристарх Самосский, Гиппарх, Птолемей, Герон Александрийский и др.). Значительные успехи были достигнуты в области медицины и ботаники (Герофил Халкедонский, Эрасистрат из Иулиса). Подробнее о развитии естественнонаучных взглядов в период эллинизма см. в ст. Эллинистическая культура.

География. Древнейшими географическими сочинениями были периплы и периэгесы (описания плаваний и сухопутных путешествий от пункта до пункта, с указанием расстояний между ними), изложенные в стихотворной форме для облегчения запоминания их наизусть. По типу этих путеводителей строились также описания путешествий богов и героев, о которых сообщают мифы и эпические поэмы. Гомеровский эпос наряду со сказочными подробностями морских путешествий содержит перечень прибрежных ахейских поселений, описания реальных местностей (как, например, описание о. Крит) или полулегендарных (Схерии, Тринакии и др.), для которых ещё в древности были подысканы прототипы. Вопрос о реальных границах гомеровских географических представлений решается на основании упоминаний эпоса об этиопийцах, отождествляемых с негрскими племенами Африки, о пигмеях, локализуемых то в Африке, то в Индии, о киммерийцах, гиппемолгах, галактофагах и абиях, т. е. скифах. По мнению древнеионийских географов (7—6 вв. до н. э.), Земля представляла собой плоский цилиндр, плавающий в Мировом океане. Плоская вершина этого цилиндра не вся обитаема, из неё выделяется ойкумена (обитаемая часть земли с центром в Элладе), древнейшую карту которой представил Анаксимандр (конец 7—6 вв.). Помещая в центре своей карты Средиземное море, он разделил ойкумену на две равные части — Европу и Азию. Границей материков служила р. Фасис, а несколько позднее р. Танаис, под именем которой были объединены Дон и великие среднеазиатские реки. У Гекатея Милетского (на рубеже 6—5 вв.) появляется третья часть света — Ливия (Африка): граница её проходит по р. Нил. Реки Истр (Дунай) и Нил предполагались у Гекатея текущими параллельно в широтном направлении, первая — через Европу, вторая — через Ливию, обе от берегов Атлантики. Упоминаемые Геродотом (5 в.) полуфантастический рассказ о плавании финикийцев вокруг Ливии (Африки) на рубеже 7—6 вв., так же как и рассказ о плавании Скилака из Карианды (конец 6—5 вв.) по р. Инд и Индийскому океану (Эритройскому морю) в Красное море, свидетельствуют о расширении географических горизонтов у греков, происшедшем в значительной мере во время колонизации, распространившейся по всему Средиземноморью — от берегов Сирии до Киренаики и Испании.

Хотя представление о шарообразности Земли возникло уже в 6 в. у пифагорейцев, Анаксагор (5 в.) предполагал форму Земли цилиндрической, но лишь немного позднее Аристотель (4 в.) говорил уже об измерениях длины земного меридиана, величину которой Дикеарх (на рубеже 4—3вв.) определил равной 300000 стадий, а в конце 3 в. Эратосфен в результате очень точного измерения укоротил её до 252 000 стадий (39 690 км против действительной длины 40 007 км).

Если на рубеже 6—5 вв. известная ойкумена простиралась в долготном направлении от Гибралтара до Индии, то северного и южного пространства были известны очень мало. Ещё и в 3 в. северной оконечностью ойкумены считался фантастический о. Туле, помещаемый к С. от Альбиона (Англия) у Полярного круга. Дальше этого острова, по сообщению Питеаса из Массилии, будто бы плававшего к нему в 4 в. до н. э., проникнуть было невозможно «из-за полного смешения стихий». Наиболее же южной точкой ойкумены и при Страбоне (1 в. до н. э. — 1 в. н. э.) считалась южная оконечность Красного моря — мыс Ноту керас (Южный рог), отождествляемый с мысом Гвардафуй, при выходе из Аденского залива.

Питеас из Массилии определял широту географически изученных им пунктов относительной продолжительностью дня в период летнего солнцестояния. Этот широко принятый позднее способ географической ориентации посредством измерения высоты Солица позволил Эратосфену (на рубеже 3 — 2 вв. до н. э.) провести через определённые пункты несколько долготных и меридиональных линий, а Гиппарху (2 в. до н. э.) разделить земной шар на 360 градусов, приняв за длину одного градуса 700 стадий и назвав эту величину «климатом». Позднее этим расчётом воспользовались Марин Тирский (сирийский географ 1—2 вв. н. э.) и Птолемей (2 в. н. э.), нанёсшие на градусную сетку все известные им географические объекты.

Интенсивная военная экспансия и развитие торговых связей ранней Римской империи способствовали тому, что на карте Птолемея стало возможно показать очертания Британии и о. Иерна (Ирландия), Агисимбы (в Африке, к Ю. от оз. Чад), о. Тапробана (Цейлон) в Индийском океане, а также племена серов и синов (китайцев) на В. «География» Птолемея является вершиной древних познаний в области географии. Последние же века римской истории привели скорее к сужению и затемнению географических представлений и к упадку географии как науки.

Рим Древний.

«Илиада» и «Одиссея», приписывавшиеся слепому певцу Гомеру. Сюжеты обеих поэм относятся к сказаниям о Троянской войне, но реальная история переплетена здесь с более ранними мифами. В «Илиаде» сконцентрирован преимущественно военно-героический материал сказаний, в «Одиссее» — бытовой и сказочный. Гомеровский эпос соединяет стихийный реализм с гуманным мировоззрением, прославлением героических сил человека. Пользуясь материалом дидактического фольклора — перечнями, генеалогиями, афоризмами, Гесиод (8—7 вв.) дал картину происхождения мира и богов (в «Теогонии»), свод морально-хозяйственных и религиозных наставлений с позиции земледельца, притесняемого царями (в «Трудах и днях»).

В 7—6 вв. значительную роль в литературе начала играть лирика, отражавшая рост самосознания личности, но чувства и настроения индивида чаще всего сочетались с религиозно-нравственным учительством. В Ионии при этом сложились два лирических жанра: наставительная элегия (исполнялась под звуки флейты) с военно-политической, нравоучительной и любовной тематикой (Каллин, Архилох, Мимнерм, в материковой Г. — Тиртей, Солон, Феогнид и др.) и насмешливый бичующий ямб (Архилох, Симонид, Гиппонакт). Поэты о. Лесбос разрабатывали сольные песни под звуки лиры (монодическая лирика). У Алкея (начало 6 в.) мотивы неспокойной жизни политического борца и эмигранта принимают форму традиционной для мужского содружества застольной песни; Сапфо культивировала поэзию женского содружества с преобладанием любовной и свадебной тематики. По их стопам иониец Анакреонт (6—5 вв.) создал лирические миниатюры главным образом на застольные и любовные сюжеты. Развивалась торжественная хоровая лирика, поэзия гимнов. Из представителей хоровой лирики наибольшей известностью пользовались Алкман, Стесихор, Арион, Ивик, Симонид, Бакхилид, Пиндар.

В 6 в. в Ионии зародилась философская и повествовательная проза. Возник новый тип фольклорного рассказа — новелла с историческими или бытовыми персонажами; яркой «низменной» фигурой прозаического фольклора является раб Эзоп, герой бытового анекдота и, по преданию, автор басен.

Время культурного первенства Афин — 5√4 вв. — эпоха наивысшего расцвета древнегреческой литературы. Развитие афинской демократии повысило роль граждан как полноправных членов общины. Центральное место занимали драматическое жанры, развившиеся из сочетания хоровой лирики с обрядовыми играми. Ведущий жанр — трагедия с мифологическим сюжетом. Эсхил, поэт периода становления афинской демократии, изображает победу демократического строя над деспотизмом («Персы»), государственности, суда — над родовыми порядками (трилогия «Орестея», «Семеро против Фив»), торжество принципов семьи («Данаиды») и цивилизации («Прометей»); действие божественных сил сливается с сознательным выбором человека и его личной ответственностью. У Софокла, драматурга эпохи расцвета афинской демократии, люди вполне самостоятельны в своём поведении. Ведущие черты личности проявляются в конфликтах между законом государства и неписаными законами религии и морали («Антигона»), в столкновении честного прямодушия и лукавой мудрости («Филоктет»), страдании во имя долга («Электра»). Ошибки и страдания, вытекающие из человеческого неведения, изображены в «Трахинянках» и «Царе Эдипе». В сцеплении строго мотивированных событий, вытекающих из характеров и поступков действующих лиц, проявляется скрытое действие разумных божественных сил, управляющих миром. Еврипид, поэт кризиса афинской демократии, исходит из автономной этики индивида и критикует традиционные мифы. Рисуя людей, «каковы они на самом деле», он приближает героев к бытовому уровню («Электра»), изображает их внезапные порывы («Геракл»), неукротимые страсти («Медея», «Ипполит»). Страдание уже не имеет нравственного смысла («Троянки»), и поэт часто упоминает роль Случая («Ион», «Елена»).

Комедия, возникшая в Сицилии (Эпихарм, 6—5 вв.), но получившая развитие в Афинах 5 в. (т. н. древняя аттическая комедия), сохранила старинные карнавально-игровые формы, наполнив их новым общественно-сатирическим содержанием. Комедии Аристофана смелая и глубокая сатира на политическую и культурную жизнь Афин конца 5 — начала 4 вв., на агрессивную внешнюю политику рабовладельческой демократии («Всадники», «Осы»), на софистическую философию («Облака»), на трагедии Еврипида («Лягушки»). В комедиях «Ахарняне», «Лисистрата» поэт призывает к прекращению междоусобной Пелопоннесской войны. Вместо индивидуализации персонажей древняя комедия создаёт обобщённые карикатурные образы с использованием фольклорных масок.

Наступивший во 2-й половине 5 в. кризис полиса получил идеологическое выражение в т. н. софистическом движении, которое привело к быстрому развитию прозы, достигшей высокого художественного уровня в области историографии (Геродот, Фукидид, Ксенофонт), философского диалога (Платон) и ораторского искусства. При этом греческая проза перенимает от поэзии ритмичность, обилие метафор, архитектонику предложения (например, периодическую речь). Достигает расцвета в 4 в. красноречие — судебное и политическое (Лисий, Демосфен), а также «парадное» (Исократ). В связи с этим возникает риторика, теория стиля и ораторской аргументации. В 4 в. в верхушечных слоях греческого общества распространялись антидемократические, даже монархические тенденции (Исократ, Ксенофонт, Платон); отсюда интерес к образу идеального царя-мудреца и развитие жанра морализующей биографии. Литературный портрет в историографии (Ксенофонт), красноречии (Исократ) и философском диалоге (Платон) — одно из достижений этого времени. Теория литературы тоже становится предметом изысканий; Аристотель в трактате «О поэтах» (не сохранился) и «Поэтике» подвёл итоги исследованиям предшествующего периода.

Установление в Г. македонского владычества и образование эллинистических государств (начало 3 в.) резко изменило уклад греческой жизни. Монархический режим, утвердившийся в эллинистических государствах, и постепенный упадок греческой классической культуры проявились в отходе от значительных общественно-политических проблем. Политическое красноречие потеряло почву. Литература обращается к семейным и бытовым темам. Историография и драматургия показывают владычество Случая. На рубеже 4—3 вв. развивается «новая комедия» на семейно-бытовые и любовные темы с гуманной трактовкой общественных противоречий (Менандр и др.); сюжеты строятся по традиционным схемам (подкинутый ребёнок и т.п.), но постоянные маски получают более индивидуализированную характеристику. С течением времени все виды серьёзной драмы оттесняются мимом, полунатуралистическим-полуфантастическим фарсом. В греко-восточных землях, особенно в сфере влияния Александрии, где господство греков не имело народного базиса, развивается «учёная» мифологическая поэзия. Так, филолог и поэт Каллимах (3 в.) создаёт малые жанры лирики и эпоса с учёно-антикварным и любовным содержанием. Миф становится материалом для иронического интимно-бытового изображения. В противоположность Каллимаху Аполлоний Родосский обновляет большой эпос, вводя в него психологический анализ любви (поэма «Аргонавтика»). Жанровые картинки на мифологические темы, мимические сценки из жизни низших слоев города, наконец, буколические стихи, где пастухи выступают в качестве носителей любовной тоски, характерны для «идиллий» Феокрита. Натуралистический характер имеют мимиамбы (сатирические сценки) Геронда. Среди малых поэтических форм — эпиграмма любовная, застольная, надгробная, насмешливая. Значительных историографических сочинений не сохранилось; возникали псевдоисторические жанры: фантастические путешествия-утопии (Эвгемер, Ямбул); ареталогия — рассказ о «мощи» и «чудесах» какого-либо бога и его пророков; новелла с историческим, бытовым, иногда сатирическим содержанием.

Римское завоевание (с середины 2 в. до н. э.) углубило упадок культурной жизни Греции. Только с 1 в. н. э. положение греческих областей начало улучшаться. Верхушка греческого общества обращается к своему прошлому и политика Рима отвечает этим архаистическим тенденциям. В литературе они отражаются в виде аттикизма — ориентации на язык аттической прозы. Историк-моралист Плутарх (1—2 вв. н. э.) создаёт в своих «Параллельных жизнеописаниях» образы героических деятелей греческого и римского прошлого. Апогей греческого архаизма обусловлен культурным оживлением во 2 в. н. э., за которым скрывается, однако, отсутствие самостоятельного творчества. Т. н. вторая софистика доводит до крайних пределов культ эффектного слова и бессодержательной декламации. Наряду с торжественностью — покорность судьбе, мистицизм и суеверия. Критика этих признаков идейного упадка содержится в сатирическом творчестве Лукиана (2 в.).

Аттикизм и софистика содействовали дальнейшему росту эллинистических жанров повествовательной прозы. Пассивный, страдающий герой — одна из любимых фигур этой литературы. Последний повествовательный жанр античности — греческий роман 1—3 вв. (преимущественно любовный) рисует идеальных влюблённых, остающихся верными друг другу, несмотря на удары судьбы и разные искушения (Харитон, Ксенофонт Эфесский, Ямвлих, Ахилл Татий, Лонг, Гелиодор). С 4 в. античная греческая литература уступает ведущее место христианской, хотя старые формы ещё живут некоторое время.

Широкий охват действительности в её существенных связях и создание идеала человека, хотя ещё в ограниченной статической форме, — такова всемирно-историческая заслуга древнегреческой литературы, определившая её значение для последующего литературного развития Европы начиная с римской литературы. Творческое соприкосновение позднейшей литературы с древнегреческой — непосредственно или через римскую литературу — никогда не прекращалось. По замечанию К. Маркса, греческое искусство и литература отражают «...детство человеческого общества там, где оно развилось всего прекраснее...» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 12, с. 737).

Дионисии). На этих празднествах исполнялись дифирамбы и фаллические песни, содержавшие элементы диалога и театрального действия. Дальнейшее развитие дифирамба связывается с именем поэта Феспида (2-я половина 6 в. до н. э.), которому приписывается и введение первого актёра. Из хора, составлявшего вплоть до эпохи эллинизма необходимую принадлежность драмы, во 2-й половине 6 в. выделился особый исполнитель — актёр, которым был сам драматург.

Уже в раннее время театр занимал важное место в общественной жизни греков. Значение театра особенно возросло в период расцвета полисной демократии (5 в. до н. э.). Творчество великих драматургов Эсхила, Софокла, Еврипида, Аристофана отразило важнейшие стороны общественной, политической и духовной жизни греческого народа и создало театр больших идей и совершенной художественной формы.

Народный характер античного театра определил особенности организации театральных представлений и устройства здания. Организацию представлений брало на себя государство в лице должностных лиц — архонтов. Расходы по содержанию и обучению хора несли как почётную общественную обязанность богатые граждане, получавшие название хорегов. Спектакли давались на праздниках в честь Диониса [Малых, или Сельских, Дионисиях (в декабре — январе по григорианскому календарю); Ленеях (в январе — феврале); Великих, или Городских Дионисиях (в марте — апреле)] и носили характер состязания. Каждый из трёх соревнующихся драматургов выступал с тетралогией, состоявшей из трёх трагедий и одной сатировской драмы.

В древнегреческом театре женские роли исполнялись мужчинами. Один и тот же актёр играл несколько ролей, от него требовалось умение не только хорошо читать стихи пьесы, но также петь и танцевать. Греческие актёры надевали на лицо маски, сменявшиеся в различных ролях и даже во время исполнения одной роли. Чтобы увеличить рост, актёры трагедии носили котурны — особую обувь на высокой подошве.

Древнегреческий театр состоял из 3 основных частей: орхестры, скены и театрона. Древнейшее театральное здание в Г. — Театр Диониса в Афинах (конец 6—4 вв.).

В период утверждения афинской демократии протекала творческая деятельность драматурга Эсхила, автора героико-патриотических трагедий, поднимающих большие исторические и религиозно-философские проблемы, — «Персы», «Семеро против Фив», «Прикованный Прометей», трилогия «Орестея». Эсхил ввёл 2-го актёра, открыв этим возможность более глубокой разработки трагедийного конфликта и усиления действенной стороны театрального представления. При Эсхиле определилась классическая форма строения трагедии и порядок представления трагедии,

Мощный политический и культурный подъем афинского государства во 2-й половине 5 в. обусловил новый период в развитии театрального искусства и драматургии. В трагедиях Софокла «Антигона», «Царь Эдип», «Электра» и др. выражены гражданские и нравственные идеалы античной демократии эпохи расцвета. Высокое гуманистическое содержание трагедий Софокла, интерес к высвобождению человеческой личности из полисных связей определили драматизацию театральных представлений — появление 3-го актера, уменьшение роли хора, увеличение диалогических частей трагедии. С Софоклом связывается также введение декорационного оформления. В трагедиях Еврипида «Андромаха», «Гекуба», «Геракл», «Ипполит», «Медея», «Ифигения в Тавриде», «Финикиянки», «Троянки» изображаются бедствия, порожденные войной, критикуются старые религиозные представления, обличается тирания, усиливается внимание к внутреннему миру человека, передаче душевных переживаний героев. Древняя аттическая комедия достигла художественного расцвета в творчестве Аристофана. В сатирических комедиях «Всадники», «Мир», «Лисистрата», «Осы» и др. он подвергал резкой критике зачинщиков войны, хитрых и алчных демагогов, использующих в низменных целях доверие народа, лицемерных вождей из богатой рабовладельческой верхушки. Кроме трагедий и комедий, ставились также сатировские драмы — весёлые пьесы, в которых хор состоял из спутников Диониса — сатиров.

В эпоху эллинизма театральное искусство стало одним из проводников греческой культуры на Востоке. Новая аттическая комедия, крупнейшим представителем которой был Менандр, воспроизводила современную жизнь только в плане семейно-бытовых отношений и личных переживаний человека. Бытовые тенденции новой комедии потребовали соответствующего изменения стиля игры актёров; увеличилось число употребляемых масок для возможно большей индивидуализации традиционных характеров комедии. В эллинистическую эпоху впервые появились актёры-профессионалы, а также актёрские товарищества, членами которых были только мужчины и притом свободнорождённые. Среди театров эллинистической эпохи известны театры в Эпидавре, Мегалополе (Пелопоннес), Приене, Эфесе (М. Азия), Оропе (С.-В. Аттики) и др. Постановка новой комедии, в которой хор уже отсутствовал, осуществлялась не на орхестре, а на сценической площадке, называвшейся логейоном.

С 5 в. до н. э. в Г. существовали представления, во время которых разыгрывались небольшие сценки (чаще всего — импровизация) бытового и пародийно-сатирического характера — мимы. Развитие мима во всех его видах способствовало усилению реалистических тенденций в античном театре. Среди исполнителей мима были и женщины; актёры играли без масок. Широкое распространение в эллинистическую эпоху получил также пантомим мимический танец, обычно на мифологический сюжет. Как правило, актёр пантомима выступал один. Женские роли исполнялись главным образом мужчинами. В Южной Италии и Сицилии в 4—3 вв. до н. э. исполнялись флиаки небольшие комедийные сценки, отличавшиеся от мима обязательным применением маски. Флиаки пародировали трагедии, но брали и темы из повседневной жизни.

Театральная культура Древней Г. оказала огромное влияние на развитие мирового театрального искусства. Широко использовали греческое театральное наследие римляне (особенно на ранних этапах развития), деятели эпохи Возрождения и Просвещения. Демократические традиции театрального искусства античной Г. сохранили значение и для последующих эпох. Постановка значительных общественно-политических, философских и этических вопросов, насыщенность драматургических произведений идеями патриотизма, внимание к человеку, глубина героических характеров, пробуждающая гражданское сознание зрителей, составляют жизнеутверждающую силу древнегреческого театра.

Античные города Северного Причерноморья).

Собственно греческое искусство зародилось в недрах микенского (см. Эгейская культура). Преемственная связь микенского искусства и искусства рубежа 2—1-го тыс. до н. э. прослеживается особенно четко в расписной керамике и архитектуре (последовательная эволюция вазописи от поздне-микенской через субмикенскую и протогеометрическую к вазописи геометрического стиля 9—8 вв., сохранение в ранней греческой архитектуре распространённого в микенском зодчестве мегарона). В пределах хронологических рамок развития собственно древнегреческого искусства (11—1 вв.) различают несколько периодов: т. н. гомеровский, периоды архаики, классики и эллинизма.

В т. н. гомеровский период (11—8 вв. до н. э.) широкое развитие получила расписная керамика. Геометрический стиль просуществовал до 7 в. В период его расцвета (8 в.) создаются служившие надгробиями дипилонские вазы и сосуды бытового назначения. Росписи на лучших памятниках геометрического стиля впечатляют чёткой ритмикой, выразительностью линий, образующих узоры и фигуры людей. В геометрическом стиле создаются также терракотовые статуэтки и скульптурные украшения сосудов — преимущественно прилепы на крышках и фигурные ручки из глины и бронзы. Скудное представление об архитектуре гомеровского периода дают немногие остатки построек, терракотовые модели храмов и литературные описания. Судя по археологическим данным, строительная техника этого времени уступает микенской и критской.

Следующий за гомеровским период архаики (7—6 вв. до н. э.) отмечен формированием полисов, образованием городов; главными элементами их градостроительной структуры были святилище (акрополь) и общественно-торговый центр (агора), вокруг которых располагались жилые кварталы. Ведущее место в застройке городов и святилищ занимали храмы («жилища богов» со стоящей внутри статуей), которые сооружались первоначально из дерева, с начала 6 в. — из известняка, а с середины 6 в. — всё чаще из мрамора. Преобладающий тип храма — периптер, прямоугольное в плане помещение, обнесённое снаружи по периметру колоннадой, — складывается в результате длительной эволюции от древнего жилища — мегарона к храму в антах, простилю и амфипростилю. Наряду с храмами строились различные по функциям общественные сооружения: булевтерии (дома для собраний, см. буле), стои, лесхи, театры, стадионы, палестры, гимнасии и др. С переходом к строительству из камня складываются главные разновидности ордера, способствовавшего созданию тектонически ясного архитектурного образа, выработке соразмерных человеку архитектурных масштабов. Постройками дорического ордера являются храмы Геры в Олимпии (последние годы 7 или начало 6 в.), Аполлона в Коринфе (около 550), Артемиды на о. Керкира (начало 6 в.), храм Геры I (т. н. «Базилика»; середина 6 в.) и «храм Деметры» (2-я половина 6 в.) в Посейдонии, храмы «С» и «D» в Селинунте (оба — 6 в.). Суровость облика дорических храмов архаики созвучна настроениям эпохи напряжённой общественной борьбы внутри греческих полисов. Ионический ордер, к которому близок эолийский (капители из Неандрии), возник в 6 в. в греческих городах Малой Азии. Изысканность форм капители и стройность пропорций отличают его от дорического. Он используется в огромных многоколонных диптерах (храмы Артемиды в Эфесе и Геры на о. Самос, оба — середина 6 в.) и с некоторыми видоизменениями в небольших изящных сокровищницах в святилище в Дельфах.

Скульпторы архаики украшают храмы рельефами фризов и метоп, статуями на фронтонах, фигурными и орнаментальными акротериями, антефиксами из камня и терракоты. Суровые изваяния изображают богов или героев (Тесей, Геракл, Персей и др.), борющихся со страшными чудовищами — олицетворениями зла и пороков. Массивность фигур Персея, побеждающего Медузу с помощью стоящей рядом Афины, Геракла, несущего связанных карликов-керкопов (метопы Селинунта), созвучна архитектурным формам архаических храмов (как бы набухающим стволам толстых колонн, высоким и громоздким антаблементам). Динамикой и сложностью композиции отличались непрерывные скульптурные фризы ионических храмов. От мало связанных друг с другом отдельных сцен на более ранних фризах совершается переход к гармоническим и целостным композициям (фриз сокровищницы сифнийцев в Дельфах, около 525). Рельефы ранних фронтонов (храм Артемиды на о. Керкира) сменяются круглой скульптурой с обобщённой обработкой тыльной стороны (Тифон в виде змееподобного существа с тремя человеческими торсами и головами, около 570, на фронтоне афинского Гекатомпедона).

Статуарная архаическая скульптура развивается от небольших бронзовых статуэток типа «Аполлона из Фив» (дар Мантикла; 1-я половина 7 в.) к изваяниям обнажённых юношей-куросов и девушек-кор в длинных одеждах, среди которых особенно совершенны аттические статуи зрелой и поздней архаики. В куросах наивно и цельно воплотились эстетические представления архаики о физическом совершенстве человека, доблести защитника полиса, могуществе совершенного божества — Аполлона. Неподвижность форм («Артемида Делосская», середина 7 в.; «Гера Самосская», 2-я четверть 6 в.) сменяется условным обозначением движения («Нике Делосская», середина 6 в., приписывается Архерму). Скульпторы, мало используя как средство выразительности мимику человеческого лица (т. н. архаическая улыбка), умели в то же время создать эмоциональный строй образа богатой моделировкой объёма, мастерской пластической трактовкой драпировок с их то строгим, то изысканным, то прихотливым ритмом складок. В архаической скульптуре проявляются местные различия: ионические коры и куросы лиричностью и созерцательностью образов, плавной текучестью форм отличаются от суровых по облику и резких по моделировке дорических статуй («Клеобис» и «Битон», созданные около 600 Полимедом Аргосским).

В эпоху архаики окончательно сложились основные разновидности древнегреческих ваз: амфора, кратер, килик, гидрия и др. Вазописцы 7 в. создают композиции т. н. коврового стиля, в котором жёсткость линий и условность узоров геометрического стиля сменились гибкостью силуэтов, обилием растительных мотивов, частым в островной керамике использованием сюжетных сцен. В конце 7—6 вв. в вазописи Коринфа, а затем Афин утверждается чернофигурный стиль, ведущими мастерами которого были Клитий, Эксекий, Амасис; с именем Андокида связан переход около 530 от чернофигурной вазописи к краснофигурной (см. Вазопись).

В эпоху классики (5 в. — первые три четверти 4 в. до н. э.) достигли расцвета древнегреческие города, сложилась система регулярной планировки (Милет, Пирей), главные принципы которой (разбивка города прямоугольной сетью улиц, комплексная застройка жилых кварталов равновеликими домами и т. д.) принято связывать с именем Гипподама. «Гипподамова система» отвечала передовым общественным идеалам и соответствовала демократической структуре полиса. Типичным жилищем классического периода был дом из сырца, основные помещения которого группировались вокруг двора и примыкавшей к нему «пастады» (крытый проход на столбах). В архитектуре классических храмов (являвшихся не только святыней, но и своеобразным символом полиса) типические черты сочетались с индивидуальными: единая ордерная схема варьировалась путём изменения пропорций и масштаба однотипных построек, что было связано со стремлением каждого города-государства к своеобразию архитектурного облика главных сооружений. Поэтому столь различны при общности плана и тождестве ордерных элементов храм Афины Афайи на о. Эгина (около 500—480), храм Геры II (т. н. «храм Посейдона») в Посейдонии (2-я четверть 5 в.), храм Зевса в Олимпии (468—456).

На рубеже 6—5 вв. происходят решительные перемены в характере изобразительного искусства. Преодолевая условность архаических форм, скульпторы, вазописцы, живописцы создают более близкие к жизни образы, совершеннее изображают человеческую фигуру и её движение, смелее выполняют многофигурные сцены на фронтонах и фризах. Принципы «строгого стиля», возникшего в начале классической эпохи, особенно четко воплотились в вазописи. Эпиктет, Евтимид, Ефроний, Дурис, вазописец Брига, работавшие в краснофигурной технике, создавали росписи не только на мифологические, но и на бытовые темы, показывая сцены пирушек, занятия в школах, атлетов на стадионах. «Строгий стиль» проявился и в скульптуре 1-й половины 5 в., вызвав к жизни такие шедевры пластики, как фронтоны храма Афины Афайи на о. Эгина, фронтоны и метопы храма Зевса в Олимпии. В раннеклассической пластике наряду с героическими образами (группа «Тираноубийцы» работы Крития и Несиота, 477; статуя Нике работы Пеония, около 455; статуя Посейдона или Зевса с мыса Артемисий, около 450) создаются возвышенно-лирические (рельефы т. н. трона Лудовизи, 2-я четверть 5 в.). Поиски мастеров 1-й половины 5 в. завершил Мирон. Совершенство пластического исполнения человеческой фигуры даёт ему возможность выразить непреходящие по своему значению идеи: победы прекрасного над уродливым (группа «Афина и Марсий»), красоты гармонического напряжения человеческих сил (статуя дискобола).

В середине 5 в. искусство классики достигает расцвета (т. н. высокая классика). Главным политическим и художественным центром Эллады становятся Афины в годы правления Перикла. На разрушенном персами в период греко-персидских войн Акрополе возводятся новые храмы, устанавливаются статуи, образуя живописный ансамбль, сочетающий элементы асимметрии и симметрии, ионики и дорики, рассчитанный на непрерывную и последовательную смену точек зрения. Лучшие архитекторы и скульпторы работают здесь под руководством Фидия. Иктин и Калликрат воздвигают храм Афины — Парфенон (447—438), олицетворяя в его строгих формах, гармоничных пропорциях, во всём его праздничном облике триумф победы в греко-персидских войнах; Мнесикл строит величественные Пропилеи (437—432); безвестный мастер создаёт прихотливый в плане, изящный ионический Эрехтейон (421—406). Строго архитектоничное скульптурное убранство Парфенона (созданное к 432) пронизано таким восприятием мира, которое избегает мелочей, частностей, деталей и призвано прославлять красоту и гармонию. Статуи и рельефы храма, изображающие исполненных высокого достоинства богов, шествующих в торжественной процессии афинян, борющихся с кентаврами лапифов, посвящены теме торжества разумного эллинского начала над тёмными силами варварства. Возвышенные идеалы классики, представления о гражданской доблести, духовном, нравственном и физическом совершенстве свободного эллина, ярко выраженные в произведениях Фидия и скульптурном убранстве Парфенона, воплотились также в работах Алкамена и Кресилая, в статуях пелопоннесского скульптора Поликлета (2-я половине 5 в.), нашли отражение в росписях на вазах, во фресках Полигнота (2-я четверть 5 в.), терракотовых статуэтках, рельефах на монетах.

С начала 4 в. (после Пелопоннесской войны), в период кризиса греческой полисной демократии происходит постепенное вытеснение интересов полиса интересами отдельной личности. Большое внимание уделяется строительству уже не культовых зданий, а сооружений, теснее связанных с бытовыми потребностями человека: гимнасиев, палестр, одеонов, театров (из которых лучше всего сохранился театр в Эпидавре, 350—330, архитектор Поликлет Младший); функционально чёткая композиция греческих театров легла в основу дальнейшего развития мировой архитектуры зрелищных сооружений. Проявляется и тенденция к увековечению личности в постройках мемориального назначения (мавзолей в Галикарнасе, около 350, архитекторы Пифей и Сатир; хорегический памятник Лисикрата в Афинах, около 335).

В изобразительном искусстве возросший интерес к человеческому характеру стимулирует развитие скульптурного портрета (Деметрий из Алопеки, конец 5—1-я пол. 4 вв.).

Противоречия действительности остро преломились в творчестве Скопаса, запечатлевшего в своих мифологических композициях драматизм борьбы, силу духовных и физических порывов человека (фриз мавзолея в Галикарнасе, фронтоны храма Афины Алей в Тегее, статуя менады). В статуях Праксителя («Гермес с младенцем Дионисом», «Афродита Книдская» и др.) преобладают мечтательная задумчивость, элегия, покой и созерцательность. В работах Лисиппа, придворного скульптора Александра Македонского, проявляется острое ощущение изменчивой, драматически-сложной жизни мира, в героическую тематику вплетаются ноты возбуждения, тревоги (статуи апоксиомена, Гермеса, Геракла). На произведениях Леохара, стремившегося следовать возвышенным образам классики 5 в., лежит печать академической холодности.

Эллинистический период (конец 4—1 вв. до н. э.) характеризуется принципиальным расширением зоны распространения греческой культуры, её активным взаимодействием с культурой народов, входивших в состав монархии Александра Македонского, а затем государств его преемников (см. Эллинистическая культура). Афины перестают быть главным центром художественной жизни. Законодателями вкусов становятся крупные малоазийские города. В этот период невиданного размаха достигает строительство, вырастают многочисленные новые города с регулярной планировкой (Александрия, Антиохия на Оронте, Селевкия на Тигре и др.), воздвигаются огромные сооружения (Фаросский маяк в Александрии), создаются величественные архитектурные ансамбли (акрополь в Пергаме). Дифференцируется тип жилища — от скромного дома до дворца; в домах с традиционным планом внутренний двор превращается в обрамленный колоннадой перистиль. Образы эллинистической скульптуры (стремительная Нике Самофракийская, гибнущие в борьбе гиганты фриза Пергамского алтаря, напрягающий последние силы Лаокоон) пронизаны тревогой, окрашены трагической мироощущением эпохи. Для искусства эллинизма характерно многообразие региональных школ, направлений, художественно-образных задач. Расцветает скульптурный портрет. На смену классическому идеалу гармоничного человека-гражданина приходят возвеличивание владык (статуи диадохов), не имеющая предела монументализация образа божества (статуя Гелиоса — т. н. Колосс Родосский), интерес к людям, стоящим на разных (в т. ч. и на низших) ступенях социальной лестницы, к характерным чертам человеческого возраста, к самобытности этнического облика варваров. После завоевания Г. Римом искусство эллинов входит в русло развития культуры завоевателей, обогащая последнюю своими многовековыми традициями, но всё больше утрачивая самостоятельный характер. К опыту древнегреческого искусства широко обращалась художественная культура последующих эпох. Проникнутое в лучших своих проявлениях гуманистическим духом, отмеченное цельностью восприятия и высокой гармоничностью эстетического претворения мира, искусство Г., по словам Маркса, продолжает «...доставлять нам художественное наслаждение и в известном отношении служить нормой и недосягаемым образцом» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 12, с. 737).

тетрахорды. Лад образовывался из 2 тетрахордов (см. Древнегреческие лады).

К 3—2-му тыс. до н. э. относятся изображения древнейших струнных инструментов (лиры и др.), сцен игры на лире и авлосе с о. Крит, а также с Кикладских островов статуэтки арфистов и флейтистов. В поэмах Гомера упоминается об использовании музыки при трудовых процессах, религиозных церемониях и народных празднествах. Профессиональными исполнителями древнегреческих эпических песен о богах и героях были певцы-аэды, состоявшие на службе у общин или у царей, сопровождавшие свои импровизации игрой на инструменте, и рапсоды.

К наиболее ранним формам древнегреческой музыки принадлежат песня-лин (исполнявшаяся на уборке винограда и сопровождавшаяся игрой на форминге — струнном инструменте), свадебные песни, пеан (гимн радости в честь Аполлона) и тренос (погребальная песнь). В похоронных процессиях знатных лиц участвовали аэды и плакальщицы. Изображения подобных процессий сохранились на аттических вазах 8—7 вв. до н. э.

Древнейшая эпоха музыкального развития связывалась в греческих преданиях с именами мифических авлетов Олимпа (см. Авлос) и Марсия. Фригийское происхождение этих музыкантов указывает на малоазийское и прежде всего хеттское влияние на греческую культуру. Олимп считался установителем древнейших правил (номов) игры на авлосе и законов гармонии, понимаемой как согласованность, благозвучие, совершенство. Его учеником предание называет Талета из Гортины (о. Крит). Он перенёс с Крита в Спарту обычай музыкального сопровождения (на флейте) пеана Аполлону, ввёл хоровое исполнение (вероятно, в духе омузыкаленной декламации). Гомеровская традиция (в «Илиаде») также подтверждает, что хоровое пение зародилось на о. Крит.

В 7 в. на греческую музыкальную культуру большое влияние продолжала оказывать музыка Малой Азии. Этот период связывается с именем Терпандра с о. Лесбос, который, по преданию, около 676 одержал победу на музыкальных состязании в Спарте. Ему приписываются введение китары — семиструнной лиры, сопровождавшей пение гомеровских поэм, а также установление китародических номов (правил). В 586 на Пифийских играх в Дельфах победил аргосский авлет Сакад. Им было исполнено произведение, изображавшее убийство Аполлоном дракона, состоявшее из 5 частей и представлявшее собой, быть может, древнейший образец программной музыки. Рост городов, в которых происходили большие культовые и гражданские празднества, привел к развитию хорового исполнения совместно с духовыми инструментами. Наряду с авлосом в употребление вошла металлическая труба. Музыка, и прежде всего хоровое исполнение, приобрела политическое значение. Популярна стала военная тематика. Одновременно происходил подъём в области лирической музыки (вся поэтическая лирика греков пелась: хоровой унисон и сольное исполнение под аккомпанемент авлоса или китары), начало расцвета которой связывается с именем поэта Архилоха, основавшего около 650 музыкальную школу. Архилох ввел в поэтическую практику ямбический и трохеический триметры, которые воспроизводились вокальным исполнением вместе с инструментальной музыкой.

Не меньшее значение для истории древнегреческой музыки приобрели лесбосские поэты и музыканты Алкей и Сапфо, первый — как автор политически направленных, вторая— лирических и любовных произведений. Для их исполнения были введены новые музыкальные струнные инструменты — барбитон и пектида. Классиком хоровой лирики стал поэт и музыкант Пиндар, автор гимнов и дифирамбов, застольных и победных од, отличавшихся разнообразием форм, богатством и прихотливостью ритмов. На основе гимнов Пиндара развился дифирамб, исполняемый на Дионисиях (6—4 вв. до н. э.) и превращённый Арионом в хоровое песнопение. Ему же приписывается выделение из хора сольной партии корифея. Все это послужило основой для создания аттической трагедии, соединившей в себе драму, музыку и др. виды искусства. Авторы трагедий, подобно древнегреческим лирическим поэтам, были одновременный музыкантами (Эсхил, Фриних, Софокл, Еврипид). Хор из «Антигоны» Софокла: «Много на свете дивных сил, но сильней человека нет» стал национальным афинским гимном. Еврипид в своих произведениях ограничил введение хоровых партий, сосредоточивая основное внимание на сольных партиях актёров и корифеев, по образцу т. н. нового дифирамба — нового стиля в музыке, отличающегося от прежнего большей индивидуализацией, эмоционально-подвижным и виртуозным характером. Создателями этого стиля стали Кинесий (450—390), Филоксен из Киферы (436—380) — любитель виртуозного сольного исполнения, поднявший и утвердивший значение музыки, написанной на слова поэтических произведений, Тимофей из Милета (около 400) — китаред, доведший количество струн на китаре до 11 и сделавший этот инструмент (вместо авлоса) основным при сопровождении хорового пения.

Широкое распространение музыки в греческом быту вызвало к жизни необходимость ее осмысления и создание её теории. Попытки объяснения эмоциональных сил, заложенных в музыке, присутствуют в мифах об Орфее, Аполлоне, Арионе и др. Многие крупнейшие античные мыслители занимались вопросами теории музыки и музыкальной эстетики. Гераклит (6—5 вв.) указал на диалектическую природу музыки. Пифагор (6 в.) и представители его школы открыли ряд акустических законов музыки. Последователи Пифагора — каноники отстаивали пифагорейский строй, основанный на чисто математических соотношениях между звуками, получаемыми при делении струны. Их противники — т. н. гармоники являлись сторонниками Аристоксена (4 в.), выдвинувшего положение о том, что критерием музыкальных произведений является слух, живое восприятие музыки человеком. Этико-теоретическое учение о музыке разрабатывали многие античные учёные, в том числе Аристотель (4 в.), придававший музыке гражданственное, педагогическое и развлекательное значение. Понятия, усталовленные древнегреческими теоретиками — мелодия, ритм, гамма и др., существуют и в современной музыкальной практике, хотя и в несколько ином толковании. Ноты в древнегреческой практике обозначались греческими и финикийскими буквами.


Лит.: Лурье С. Я., Очерки по истории античной науки, М., 1947; Таннери П., Первые шаги древне-греческой науки, пер. с франц. СПБ, 1902; Гейберг И. Л., Естествознание и математика в классической древности, пер. с нем., М. — Л., 1936; Даннеман Ф., История естествознания, пер. с нем., т. 1, М., 1932; Дильс Г., Античная техника, пер. с нем., М.√Л., 1934; Нейгебауэр О., Точные науки в древности, М., 1968; Магидович И. П., Очерки по истории географических открытий, М., 1967; его же, История открытия и исследования Европы, М., 1970 (совместно с Магидовичем В. И.); Дитмар А. Б., В страны олова и янтаря, М., 1963; Ельницкий Л. А., Древнейшие океанские плавания, М. 1962; Томсон Д. О., История древней географии, М., 1953: Berger Н., Geschichte der wissenschaftlichen Erdkunde der Griechen, Lpz., 1903; Bunbury Е. Н., A history of ancient geography, v. 1√2, N. Y., 1959; Forbiger A., Handbuch der alten Geographie, Bd. 1, Graz, 1966. Энгельс Ф., Происхождение семьи, частной собственности и государства, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21; Клингер В. П., Животные в античном и современном суеверии, К., 1911; Кагаров Е., Культ фетишей, растений и животных в древней Греции, СПБ, 1913; Богаевский Б. Л., Земледельческая религия Афин. П., 1913 (Дисс.); Зелинский Ф. Ф., Древнегреческая религия, П., 1922; его же, Религия эллинизма, мифология в её социально-историческом развитии, «Уч. зап. МГПИ им. Ленина», 1953, т. 72, в. 3; его же, Введение в античную мифологию, «Уч. зап. гос. пед. института им. Т. Г. Шевченко, Филологическая серия», 1954, в. 5; его же, Античная Мифология в её историческом развитии, М., 1957; Кун Н. А., Легенды и мифы древней Греции, 4 изд., М., 1957; Каждан А. П., Религия и атеизм в древнем мире, М., 1957; Тренчени-Вальдапфель И., Мифология, пер. с венг., М., 1959; Preller L., Griechische Mythologie, 4 Aufl., Bd 1—2, В., 1897—1926; Kern O., DieReligion der Griechen, Bd 1—3, В., 1926—38; Nestle W., Die griechische Religiositat..., [Bd] 1√3, B. — Lpz., 1930√34; его же, Von Mythos zum Logos, Aalen, 1966; Nilsson M. P. Gexchichte der griechischen Religion, 2 Aufl., Bd. 1√2, Münch., 1955√61; Wilanowitz-Moellendorff U. von, Der Glaube der Hellenen ,3 Aufl., Bd 1—2, Basel—Stuttg., 1959.

Маркс К. и Энгельс Ф., Из ранних произв., М., 1956; с. 7√215; Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд., т. 29, с. 219√78; 303√15; Гегель Г. В. Ф., Лекции по истории философии, Соч., т. 9—11, М. — Л., 1932—35; Новицкий О. М., Постепенное развитие древних философских учений в связи с развитием языческих верований, т. 1√4, К., 1860√91; Редкин П. Г., Из лекций по истории философии права в связи с историей философии вообще, т. 1—6, СПБ, 1889—91; Трубецкой С. Н., Метафизика в Древней Греции, М., 1890; его же. Курс истории древней философии, 3 изд, ч. 1—2, М., 1915; Виндельбанд В., История древней философии, М., 1911; Гомперц Т., Греческие мыслители, пер. с нем., т. 1, СПБ, 1911; Целлер Э., Очерк истории греческой философии, М., 1913; Маковельский А. О., Досократики, ч. 1√3, Казань, 1914√19; его же, Древнегреческие атомисты, Баку, 1946; Лосев А. Ф., Античный космос и современная наука, М., 1927; его же, Очерки античного символизма и мифологии, т. 1., М., 1930; его же, История античной эстетики, т. 1√2, М., 1963√69; Дынник М. А., Очерк истории философии классичесской Греции, М., 1936; Асмус В. Ф., История античной философии, М., 1965; Zeller E., Die Philosophie der Griechen in inrer geschichtlichen Entwicklung, Bd 1—6, Lpz., 1903—22: Hoenigswald R., Die Philosophie des Altertums, Münch.,1917; Aster E. von, Geschichte der antiken Philosophie, B., 1920: Stein L., Geschichte der Philosophie bis Platon, Münch., 1921; Hoffmann E., Die griechische Philosophie von Thales bis Platon, Lpz. — B., 1921; JoeI K., Geschichte der antiken Philosophie, Tübingen, 1921; Leisegang H., Griechische Philosophie von Thales bis Platon, Breslau, 1922: его же, Hellenistische Philosophie von Aristoteles bis Plotin, Breslau, 1923; Ueberweg F., Grundriss der Geschichte der Philosophie, 12 Aufl.,Tl 1, B., 1926; Brehier E., Historic de la philosophie, v. 1√2, P., 1938; Nestle W., Griechische Geistesgeschichte von Homer bis Lukian, Stuttg., 1944; Werner Ch., La philosophie grecque, 2 ed., P., 1945: Kranz W., Die griechische Philosophie, 2 Aufl., Wiesbaden, 1950; Vogel C. J., Greek philosophy, v. 1—3, Leiden, 1950—59; Snell Br., Die Entdeckung des Geistes, 3 Aufl., Hamb., 1955; Chevalier J., Histoire de la pensee, v. 1 — La pensee antique, P., 1955; Gigon O., Grundprobleme der antiken Philosophie, Bern— Münch., 1959: Adorno Fr., Lafilosofia antica, v. 1√2, Mil., 1961√65; Guthrie W., A history of Greek philosophy, v. 1—3, Camb., 1962—69; Capelle W., Die griechische Philosophie, 2 Aufl., Bd 1—4,B., 1953—54.

Bury J. B., Ancient Greek historians, N. Y., 1958; Jacoby F., Griechische Historiker, Stuttg., 1956.

История греческой литературы, под ред. С. И. Соболевского [и др.], т. 1—3, М. — Л., 1946—60; Радциг С. И., История древнегреческой литературы, 3 изд., М., 1969: Тройский И. М., История античной литературы, 3 изд., Л., 1957: Christ W., Griechische Literaturgeschichte, 6 Aufl., Bd 1—3, Münch., 1912—24; Schmid W. und Stahlin O., Geschichte der griechischen Literatur, Bd 1—5, Münch., 1929—48; Lesky A., Geschichte der griechischen Literatur, 2 Aufl., Bern, 1963; Bowra C. M., Landmarks in Greek literature, L., 1966; Atkins J. W. H., Literary criticism in antiquity, v. 1—2, L., 1952.

Мокульский С., История западноевропейского театра, т. 1, М., 1936; Варнеке Б. В., История античного театра, М. — Л., 1940; Bieber М., The history of the Greek and Roman theater, 2 ed., Princeton, 1961; Navarre О., Le theatre grec, P., 1925; Dorpfeld W., Reisch E., Das griechische Theater, Athen — Lpz., 1896; Flichinger R. C., The Greek theater and its drama, 4 ed., Chi., 1960; Piekard-Cambridge A. W., The theatre of Dionysus in Athens, Oxf., 1946.

Михаэлис А., Художественно-археологические открытия за сто лет, пер. с нем., М., 1913; Вальдгауер О. Ф., Античная скульптура, СПБ, 1923; Брунов Н. И., Очерки по истории архитектуры, т. 2, М. — Л., 1935; Колпинский Ю., Искусство Греции эпохи расцвета, [М.], 1937; его же, Древняя Греция, М. — Л., 1939; Блаватский В. Д., Греческая скульптура, М. — Л., 1939; его же, История античной расписной керамики, М., 1953; Всеобщая история архитектуры, т. 2, кн. 1. Архитектура древней Греции, М., 1949; Всеобщая история искусств, т. 1. Искусство древнего мира, под общей ред. А. Д. Чегодаева, М., 1956; Сидорова Н. А., Новые открытия в области античного искусства. Находки зарубежных ученых, [М., 1965]; Чубова А, П. и Иванова А. П., Античная живопись, М., 1966; Михайлов Б. П., Витрувий и Эллада. Основы античной теории архитектуры, М., 1967; Полевой В. М., Искусство Греции. Древний мир, М., 1970; Robertson G. S., A handbook of Greek and Roman architecture, 2 ed., Camb., 1945; Richter G. M. A., The sculpture and sculptors of the Greeks, new ed.. New Haven, 1950; Robertson M., Greek painting (Great centuries of painting), N.Y. [a. o.], 1959.

Саккетти Л., О музыкальной художественности древних греков, СПБ, 1894; Петр В. И., О составах, строях и ладах в древнегреческой музыке, К., 1901; Музыкальная культура древнего мира, сб. ст. под ред. и с вступ. ст. Р. Грубера, Л., 1937; Античная музыкальная эстетика. Вступ. очерк и собрание текстов А. Ф. Лосева, М., 1960 (на суперобл. 1961); Riemann H., Handbuch der Musikgeschichte, Bd I, Tl 1 —, Die Musik des Altertums, 3 Aufl., Lpz., 1923; Reinach Th. , La musique grecque, P. , 1926; Wegner M., Das Musikieben der Griechen, B., 1949; Martin E., Essai de restitution rythmique de quelques fragments notes de la musique grecque, P., [1954]: Koiler H., Musik und Dichtung im alten Griechenland, Bern — Münch., [1963].

А. Ф. Лосев (Религия и мифология), В. П. Гайденко (Философия), Н. Н. Пикус (Естественнонаучные взгляды), Л. А. Ельницкий (География, Историческая наука, Музыка), И. М. Тройский (Литература), В. В. Головня (Театр), Г. И. Соколов (Архитектура, изобразительное и декоративно-прикладное искусство).

Изучение древнегреческой культуры.

Начало изучению древнегреческой культуры было положено ещё в период античности в трудах древнегреческих и римских историков и филологов (по античной терминологии — «грамматиков»). Наступившая при переходе к средневековью утрата интереса к Древней Г. не была абсолютной. Византийцы сохранили важнейшие древнегреческие тексты, служившие для школьных занятий или практических потребностей, несмотря на их «языческое» происхождение. С середины 9 в. возобновились собирание древних текстов и комментаторская работа, не прекращавшиеся до падения Византийской империи (1453). В Западной Европе интерес к древнегреческой культуре пробудился в эпоху Возрождения. Наступило время усиленного собирания греческих рукописей и коллекционирования добытых раскопками памятников греческого искусства (главным образом в римских копиях). С конца 15 в. началось печатание древнегреческих текстов. Появились первые описания истории античного искусства, целиком базирующиеся на работах древних авторов. Взгляд на античное искусство как на вершину, сменившуюся упадком в начале средневековья и новым расцветом в эпоху Возрождения (которая вернулась к античным идеалам), особенно четко выражен в книге итальянца Дж. Вазари. Дальнейшее развитие это воззрение получило в трудах теоретиков классицизма 17 в. (итальянские учёные Дж. Агукки, Дж. П. Беллори, французские — Н. Пуссен, А. Фелибьен). В 16—17 вв. начинают складываться вспомогательные дисциплины, позднее сделавшие возможным научные исследования в области греческой истории, филологии: разрабатывались проблемы хронологии (Й. Ю. Скалигер), источниковедения (голландский учёный Г. Фосс), создавались словари (греко-латинский словарь Анри Этьенна, 1572—73; словарь средневекового греческого языка Ш. Дюканжа, 1688), закладывались основы греческой палеографии (Б. Монфокон, 1708). Греческая философия продолжала в известной мере сохранять нормативное значение [кембриджские платоники 17 в., Аристотель в литературной теории классицизма, обновление стоицизма нидерландским филологом Ю. Липсием (16 в.), эпикуреизма французским философом П. Гассенди (17 в.)]. Однако в эпоху абсолютизма и феодально-католической реакции интерес был направлен преимущественно на изучение поздней античности; филология 17—18 вв. чуждалась обобщений и приобрела преимущественно формальный и частный характер («нидерландская» школа). Антиабсолютистские и антиклерикальные

тенденции эпохи Просвещения, развившиеся в 18 в. идеи исторической закономерности (итальянский мыслитель Дж. Вико), связи культуры с физико-географической средой и государственным строем (французский просветитель Ш. Монтескье), понимание литературы как выражения народного духа (немецкий — И. Гердер) переключили интерес с поздних периодов античности на ранние, с Рима на Грецию. Начало научному изучению античного искусства было положено немецким гуманистом И. Винкельманом, который впервые стал его рассматривать в связи со всей историей и культурой общества и предложил сохранившееся до наших дней деление его истории на пять периодов. Вслед за Винкельманом «неогуманистическое» направление немецкой мысли и литературы (И. В. Гёте, Ф. Шиллер, В. Гумбольдт, И. К. Ф. Гёльдерлин) усматривало в ранней Г. идеальную юность человеческого общества, осуществлявшую в условиях демократической свободы гармонию индивидуального и всеобщего. Древнегреческую литературу начали истолковывать как «народную», и в этой идейной атмосфере родилась концепция гомеровского эпоса как результата коллективного творчества народных поэтов (см. Гомеровский вопрос). 18 в. отмечен значительными достижениями и в области филологической критики древних текстов и установления подлинности литературных памятников (английский филолог Р. Бентли). Исходя из понимания античной культуры (главным образом греческой культуры классического периода) как единой гармоничной цельности, устанавливаемой «народным духом», основоположник «гомеровского вопроса» Ф. А. Вольф начертал программу всеобъемлющей «науки о древности» (или «классической филологии»), энциклопедически охватывающей все стороны античной жизни. С Вольфа и его учеников начинается внедрение историко-критического принципа в изучение греческой культуры. В 18 в. стали известны произведения греческой архитектуры 6—5 вв. до н. э. в Южной Италии. Началось изучение античных памятников Греции и Малой Азии (большую роль сыграло основанное в 1733 в Великобритании «Общество дилетантов»). В 80—90-е гг. 18 в. появились работы по древнегреческой философии, написанные на основе первоисточников и содержащие большое число античных текстов (немецкие учёные К. Майнерс, Д. Тидеман, Ю. Буле, В. Теннеман). В начале 19 в. в изучении истории античного мира (в частности, Древней Г.) складывается научное направление, связанное с именем немецкого учёного Б. Г. Нибура, который подверг критическому анализу данные античных авторов и дал первые образцы научной реконструкции в области античной истории (т. н. критическое направление). Представитель этого направления англичанин Дж. Грот дал первое критическое изложение древнегреческой истории. В 30-х гг. 19 в. началось специальное изучение эпохи эллинизма (труды немецкого учёного И. Г. Дройзена). В этот же период немецким учёным, учеником Вольфа А. Бёком было положено начало систематическому изданию Корпуса греческих надписей (он также исследовал государственное хозяйство Афин, занимался метрологией, греческим календарём, греческой метрикой и комментированием греческих авторов). Разносторонним учёным был и ученик Бёка — К. О. Мюллер. Однако этому направлению «реальной» филологии в 1-й половине 19 в. противостояла школа «формальной» филологии (немецкий учёный Г. Герман). ограничивавшая свои задачи вопросами грамматического анализа, метрики, интерпретацией и критикой текста. В 1-й половине 19 в. всё интенсивнее накапливался археологический материал (стали известны храмы на о. Эгина, в Бассах и Коринфе, руины Микен, Тиринфа и др. памятники Г.). В начале века Европу поразила скульптура Парфенона, вывезенная из Афин лордом Элджином. В Малой Азии были открыты рельефы мавзолея в Галикарнасе, памятники в Ксанфе и Дидимах. Замечательный образцы греческой торевтики были найдены в скифских курганах на Ю. России. В России в начале 19 в. были изданы греческие и латинские словари, в 1840-х гг. братья Коссовичи выпустили обширный греко-русский лексикон; с именем М. С. Куторги связано создание отечественной школы исследователей античности, из которой вышли крупные учёные-эллинисты — М. М. Стасюлевич, В. В. Бауер, В. Г. Васильевский и др.

Накопление нового археологического и эпиграфического материала, непрерывно возраставшего с того времени, когда Греция стала самостоятельным государством (1830), вызвало необходимость в более детальной специализации. Примерно с середины 19 в. изучение различных сторон древнегреческой культуры целесообразнее рассматривать отдельно.

Изучение философии. Наиболее значительным в методологическом и концептуальном отношении явилось изложение древнегреческой философии в «Лекциях по истории философии» (1833—36) Г. Гегеля. Развитие античной философии представлено здесь как последовательное развёртывание определённых логических категорий, каждая из которых соотносится с той или иной философской системой древности. С середины 19 в. изучение древнегреческой философии развивалось в русле либо абстрактной метафизики, либо позитивизма. В первом плане получили известность труды немецких учёных Г. Риттера и К. Брандиса, давших чёткую, хотя и отвлечённую логику греческой и римской философии. В плане позитивистского изучения древнегреческой философии непревзойдённым до настоящего времени остаётся труд немецкого философа Э. Целлера по истории греческой философии, в котором обширное привлечение первоисточников сочетается с их острой критикой, даётся яркая картина эпохи, а философия излагается в связи с общей историей древнегреческой культуры. К числу последователей Целлера принадлежат английский учёный Дж. Барнет, австрийские учёные Т. Гомперц, его сын Г. Гомперц, французский — П. Таннери. В последней четверти 19 в. возникает реакция против позитивизма в изучении древнегреческой культуры и философии (работы Ф. Ницше 70-х гг.). Эстетически-символическую концепцию Ницше на обширном филологическом материале развивали в Германии Э. Роде и К. Йоэль. в России Вяч. Иванов. Большой вклад в изучение древнегреческой философии внесли другие противники позитивизма — представители марбургской школы неокантианства (Германия), анализировавшие мифолого-художественного и метафизического построения древних греков как систему трансцендентальных принципов (Г. Коген и особенно П. Наторп; затем А. Герланд, В. Кинкель, К. Гебель, Н. Гартман). В духе идей неокантианства написана работа В. Виндельбанда по истории древней философии (рус. пер. 1893, 1908, 1911). Изучение истории древнегреческой философии в 20 в. характеризуется большой детализацией изложения и острейшей критикой первоисточников (например, у немецкого учёного У. Виламовица-Мёллендорфа в его работе о Платоне). Показателен интерес к связи античной философии с общим характером духовной культуры античности (работы немецких учёных Р. Хёнигсвальда, Э. фон Астера, Л. Штейна, Э. Хофмана, Х. Лейзеганга, В. Капелле и др. — ФРГ). Наиболее важными в этом отношении являются работы немецких учёных В. Нестле, Б. Снелля (ФРГ), О. Гигона (Швейцария). Среди последних общих работ по истории античной философии, отражающих современное развитие филологии, терминологии и социальной истории, с огромными библиографическими обзорами, следует выделить труды французских учёных Ж. Шевалье и Э. Брейе, английских — У. Гутри, итальянских — Ф. Адорно.

В течение 19—20 вв. был проделан большой труд по изданию образцовых текстов древнегреческих философов — сначала в Германии, затем в Великобритании (Оксфорде и Кембридже), а с 1950-х гг. также в Италии. Отражением дальнейшей изученности текстов могут служить словари немецких учёных Ф. Асте (по Платону) и Г. Боница (по Аристотелю), Из многочисленных изданий фрагментов древнегреческих философов наиболее ценными являются издания Ф. Муллаха (1860—81), Г. Дильса (досократовские философы, 1903, последнее издание 1964, ФРГ), И. Арнима (стоики, 1903—24), К. Де Фогеля (Нидерланды) (1959—63, наиболее ценное собрание текстов греческих философов с английским переводом и с обширной библиографией).

Среди русских дореволюционных работ следует отметить прежде всего труды О. Новицкого и П. Редкина. Работа Новицкого о развитии древних философских учений в связи с развитием языческих верований проникнута гегельянской тенденцией, даёт ясную классификацию учений, тонкую характеристику оригинальности отдельных систем. Работа Редкина по истории философии права отличается чрезвычайной подробностью изложения всей античной философии в позитивистской манере. Талантливыми являются литографированные курсы по истории древней философии М. И. Каринского (1889), Ф. А. Зеленогорского (1908), А. И. Введенского (1911—12) и Л. М. Лопатина (1900—01), а также лекции по истории древней философии А. Д. Гуляева (1915). Тонким анализом отличались труды С. Н. Трубецкого и В. Ф. Эрна. Большой филологической учёностью позитивистского характера выделялись работы А. П. Казанского (об Аристотеле, 1891), М. И. Мандеса (об элеатах, 1911).

После Октябрьской революции большой вклад в изучение неоплатонизма внёс П. П. Блонский своим диалектическим истолкованием Плотина. Проблемам античного символизма, истолкованию философии Платона и Аристотеля посвящены работы А. Ф. Лосева 20 — начала 30-х гг. В работах Лосева 40—60-х гг. анализируются с марксистских позиций проблемы античной мифологии, эстетики и философии. Большое значение имела полемика С. Я. Лурье и А. О. Маковельского о Демокрите. Среди трудов советских философов примечательны работы Б. С. Чернышева (о софистах, 1929), М. А. Дынника (о Гераклите, 1929), Г. Ф. Александрова (1940) и С. Ф. Кечекьяна (об Аристотеле, 1947), А. О. Маковельского (об атомистах, 1946), В. Ф. Асмуса (о Демокрите, 1960; по истории античной философии, 1965; о Платоне, 1969), А. С. Ахманова (1960) и В. П. Зубова (1963) — об Аристотеле, капитальное издание фрагментов Демокрита С. Я. Лурье с русским пер. и обширным комментарием (1970).

Изучение истории. Крупные успехи в области изучения древнегреческой истории относятся ко 2-й половине 19 в. и связаны с блестящими археологическими открытиями (см. ниже, в разделе Изучение искусства), с дальнейшим развитием эпиграфики (немецкие учёные А. Кирхгоф, У. Кёлер, В. Диттенбергер), папирологии (публикации английских учёных Б. Гренфеля, А. Ханта, Ф. Кениона, швейцарских — В. Мартенаи др.) и нумизматики (издание многотомного каталога античных монет Британского музея). Введение в оборот новых материалов, проливающих свет на жизнь и быт древних народов, переворот, произведённый в науке об обществе трудами Маркса и Энгельса, не могли не оказать влияния на развитие буржуазной историографии. Отрицая марксизм и борясь с ним, буржуазные историки тем не менее вынуждены были отнестись с большим вниманием к проблемам экономики и социальных отношений. Возникло направление, занимающееся главным образом изучением социально-экономических проблем истории античного мира (труды немецких исследователей Э. Мейера, Ю. Белоха, Р. Пёльмана). Однако тогда же обнаружились и признаки упадка буржуазной науки об античности, нашедшие выражение в гиперкритицизме [крупные представители: Ю. Белох; Э. Пайс (Италия), и др.] и в модернизации (Э. Мейер, Р. Пёльман, М. И. Ростовцев и др.) древней истории. Против модернизаторских тенденций выступили французский историк Фюстель де Куланж и его школа (П. Гиро и др.), немецкий экономист К. Бюхер, чьи собственные построения о «домашнем хозяйстве» в древности также не выдерживают строгой научной критики.

В России в последней трети 19 в. в связи с возросшей ролью эпиграфики складывается новое направление в изучении истории Древней Г. — историко-филологическое, сосредоточившее внимание на исследовании частных вопросов политической истории на основе прежде всего материала надписей. Виднейшими представителями этого направления были Ф. Ф. Соколов и его ученики: палеограф В. К. Ернштедт, эпиграфисты В. В. Латышев, А. В. Никитский, Н. И. Новосадский, специалист по истории позднего эллинистического и римского времени С. А. Жебелёв. Наряду с этим существовали направления, уделявшие большое внимание изучению греческой культуры (Д. Ф. Беляев, Ф. Г. Мищенко, известный также своими переводами древнегреческих историков, Ф. Ф. Зелинский). На рубеже 19—20 вв. всё более заметным становится интерес к социально-экономической истории Греции и эллинизма (М. И. Ростовцев, М. М. Хвостов и др.), а в области политической истории — к теме афинской демократии (В. П. Бузескул и др.). Особым вниманием рус. учёных всегда пользовалась история античных городов Северного Причерноморья (археологические изыскания Ю. А. Кулаковского и В. В. Шкорпила в Керчи, на месте древнего Пантикапея, К. К. Косцюшко-Валюжинича в Херсонесе, Б. В. Фармаковского в Ольвии и др., эпиграфические издания Л. Стефани, И. В. Помяловского, В. В. Латышева, исторические исследования В. В. Латышева,С. А. Жебслёва, М. И. Ростовцева и др.).

Западная наука новейшего времени много сделала для изучения отдельных периодов и аспектов древнегреческой истории [археологические раскопки на территории Греции, в Малой Азии и особенно на Крите, дальнейшее развитие эпиграфики (немецкие учёные Ф. Гиллер фон Гертринген, И. Кирхнер, французские др.), папирологии (немецкие учёные У. Вилькен, В. Шубартндр.) и нумизматики (немецкие учёные Б. Пик, К. Peглинг, английские нумизматы Х. Маттингли, Э. А. Сиденхем, Ч. Селтмен, французские Э. Бабелон и др.)]. В этот период получило интенсивное развитие изучение политической и социально-экономической истории, в особенности периода эллинизма (труды немецкого учёного Ю. Керста, английского — У. Тарна, русского учёного, эмигрировавшего в США после 1918, М. И. Ростовцева и др.); возрос интерес к общей теме полиса (труды бельгийского учёного А. Франкота, французского — Г. Глотца и др.). Во 2-й половине 20 в. достигнуты большие успехи в изучении Эгейской культуры [дешифровка линейного письма Б английскими учёными М. Вентрисом и Дж.Чедвиком, исследования австрийскиого учёного Ф. Шахермейра, немецкого (ФРГ) — Ф. Маца, греческого — С. Маринатоса и др.], а также периода становления полисного строя [английская исследовательница К. Краймс, американский учёный Ч. Старр, немецкий (ФРГ) — Х. Берве и ДР.], оживился интерес к классическому периоду Древней Г., в частности ко времени кризиса полиса (французские учёные П. Клоше, К. Моссе и др.). Интенсивно изучаются история аграрных отношений и земельной ипотеки в Афинах (американский исследователь Дж. Фаин и английский — М. Финли), тема рабства [американский учёный У. Уэстерман, немецкие (ФРГ) — П. Фохт, С. Лауффер и др.], проблема полиса вообще и афинской демократии в частности (немецкий учёный, с конца 30-х гг. работающий в Великобритании В. Эренберг, французский — П. Клоше, английский — А. Джонс и др.). Вышли в свет капитальные исследования по истории греческой религии (шведский учёный М. Нильсон), по истории общественной мысли и культуры [немецкие учёные (ФРГ) В. Егер, Э. Вольф, английский — Дж. Томсон и др.]. Появились новые сводные труды по истории Г. французского учёного Г. Глотца, немецких историков (ФРГ) Г. Берве, Г. Бенгтсона, английского — Н. Хаммонда. История Г. получила подробное освещение в многотомных коллективных трудах типа «Кембриджской древней истории» (1 изд., т. 1—12, 1923—39), в монументальном справочном издании Паули — Виссовы (1 издание, 1839—52, новое издание — с 1893).

В СССР усилия учёных, занимающихся историей Древней Г., с самого начала направляются на изучение социально-экономических проблем, жизни народных масс, положения рабов. Опираясь на марксистское учение об общественно-экономических формациях, советские учёные подвергают критическому пересмотру уже выработанные представления о древнегреческой истории. Создаются новые общие курсы по древнегреческой истории (А. И. Тюменев, В. С. Сергеев, С. И. Ковалев, С. Я. Лурье), особое внимание уделяется изучению периода становления рабовладельческих городов-государств (К. М. Колобова, К. К. Зельин и др.), с середины 40-х гг. 20 в. — древнейшим крито-микенскому и гомеровскому периодам (С. Я. Лурье, Я. А. Ленцман, Т. В. Блаватская и др.). Интенсивно изучается период эллинизма (А. Б. Ранович, К. К. Зельин, А. И. Павловская и др.) и в связи с этим в последние годы также и тема кризиса полиса (Л. М. Глускина и др.). Большое место заняло исследование проблемы рабства [Я. А. Ленцман, Э. Л. Казакевич (Грейс), К. М. Колобова и др.], а также идеологии древнегреческого общества (С. Я. Лурье, А. И. Доватур и др.). Продолжается всестороннее изучение истории греческих городов в Северное Причерноморье (археологические, нумизматические и исторические изыскания В. Д. Блаватского, В. Ф. Гайдукевича, Б. Н. Гракова, А. Н. Зографа, А. Н. Книпович, Д. П. Каллистова, Т. Н. Карасёва, Е. И. Леви, Л. М. Славина, Д. Б. Шелова и др.; издание монументального «Корпуса боспорских надписей»). В области палеографии и папирологии работали Г. Ф. Церетели, П. В. Ернштедт, О. О. Крюгер.

Значительные успехи достигнуты в др. социалистических странах как в развитии эпиграфики, папирологии, истории древнегреческой культуры [болгарский учёный Г. Михайлов, немецкий (ГДР) — В. Пек, польский — Р.Таубеншлаг и др.], так и в изучении различных проблем истории Древней Г.: проблем этногенеза и древнейшей критомикенской эпохи (болгарский учёный В. Георгиев и ДР.), в исследовании периода становления полисного строя (чешский историки Б. Борецкий, П. Олива и др.), а также различных аспектов социально-экономических отношений и, в частности, проблемы рабства [болгарские учёные В. Велков, Х. Данов, немецкие (ГДР) — Э. Ведьскопф, Д. Лотце, польские — И. Бежуньска-Маловист, румынские — Э. Кондураки и др.].

Изучение литературы. Во 2-й половине 19 в. неогуманизм, обращавший преимущественное внимание на греческую классику, уступил место исторически ориентированному позитивизму. Усилился интерес учёных к литературе периода эллинизма, к греческому роману, к связям христианской литературы с греческой традицией (немецкие учёные У. Виламовиц-Мёллендорф, Э. Роде, Р. Рейценштейн, французский — Зуземиль), и в то же время — к греческой архаике, к пессимизму и мистике, противоречившим неогуманистическим представлениям о греческой радостности и ясности (немецкие учёные Ф. Ницше, Э. Роде; швейцарский — Я. Буркхардт). Культурно-исторический метод в сочетании с филологическим стал преобладающим в изучении древнегреческой литературы во 2-й половине 19 — начале 20 вв.; наиболее отчётливо он выражен в «Истории греческой литературы» (т. 1—5, 1887—99) французских филологов братьев А. и М. Круазе и в незаконченном труде о греческой литературе классического периода немецкого филолога В. Шмида (1929—48). Характерная для античной литературы устойчивость и замкнутость жанровых традиций в сюжете (мифы), топике («повторяющиеся эпитеты», постоянные маски), композиции и стиле стимулировала интерес учёных в области происхождения и развития отдельных жанров и их компонентов — греческого эпоса (английский учёный Дж. Меррей), трагедии (У. Виламовиц-Мёллендорф, шведский учёный М. Нильсон и др.), мима (немецкий учёный Г. Рейх), эпиграммы (немецкий — Р. Рейценштейн), красноречия (немецкий — Ф. Бласс), диалога (немецкий —Р. Хирцель), романа (немецкий — Э. Роде, Э. Шварц), биографии (немецкий — Ф. Лео), автобиографии (немецкий — Г. Миш).

Отдельные произведения анализировались учёными преимущественно в форме комментариев — например, комментарии английских учёных У. Лифа к «Илиаде», Р. Джебба к Софоклу, У. Виламовица-Мёллендорфа к трагедиям Эсхила и Еврипида, голландца Я. ван Леувена к Аристофану. Большая заслуга в изучении древнегреческой литературы принадлежит русским учёным Ф. Ф. Соколову, П. В. Никитину, Ф. Ф. Зелинскому, И. Ф. Анненскому, Ф. Г. Мищенко и др.

С конца 19 в. папирусы эллинистического и римского времени, находимые в песках Египта, обогатили сведения о тех областях древнегреческой литературы, которые пострадали от позднеантичного и византийского школьного отбора, — о древней лирике (Алкей, Сапфо, Бакхилид и др.), новоаттической комедии (Менандр), александрийской поэзии (Каллимах, Геронд), о неканонической раннехристианской литературе (евангелия, апокалипсисы), и вместе с тем доставили дополнительный материал о творчестве более известных писателей (Пиндар, трагики).

Английская «антропологическая школа» (Э. Тайлор, Э. Ланг, Дж. Фрейзер) на путях сравнительного изучения этнографиии фольклора установила истоки греческой мифологии и обрядности в культуре «первобытных» обществ. На этой основе возникли новые толкования греческих мифов (немецкие учёные — Г. Узенер, В. Манхардт, англичанин — Джен Э. Гаррисон), новые теории происхождения трагедии и комедии (английские учёные В. Риджуэй и Ф. Корнфорд). В ещё более широком сравнительно-литературоведческом масштабе рассматривал развитие древнегреческой литературы Александр Н. Веселовский, и эта линия изучения нашла продолжение в трудах английских компаративистов 20 в. (супруги М. Х. и Н. К. Чедвики, М. Баура). Находки в области восточных культур (хеттской, угаритской и т. д.) обнаруживали многообразные связи с эллинским миром как в древнейший, так и в позднеантичный периоды. Древнегреческая литература выходила из состояния изоляции и включалась во всемирно-исторический литературный процесс. За последние полвека на Западе культурно-исторический метод уступает место неогегельянским направлениям (например, Б. Кроче в Италии) и главным образом интуитивистским течениям [как немецкая «духовно-историческая» школа; Б. Снелль (ФРГ), А. Лески (Австрия)]; рядом с ними — экзистенциализм, персонализм, психоанализ, структурализм и т. д.

Советские литературоведы изучают историю древнегреческой литературы в тесном контакте с историками античности. Они ведут борьбу с модернизирующими искажениями древнегреческой литературы и для уяснения её соотношения с фольклорно-мифологическими структурами, лежащими в её основе, они используют огромный, ещё не привлекавшийся с этой целью материал фольклора народов СССР (И. И. Толстой, С. Я. Лурье, В. Я. Пропп, О. М. Фрейденберг). Попытки пересмотреть процесс развития древнегреческой литературы сделаны в учебных курсах С. И. Радцига и И. М. Тронского. Особое внимание советских учёных вызывают узловые моменты этого развития и отдельные авторы — Гомер (А. Ф. Лосев, А. А. Тахо-Годи, Н. Л. Сахарный, И. И. Толстой, И. М. Тройский), трагедия (С. И. Радциг, С. Я. Лурье, Б. В. Казанский, И. И. Толстой и др.), в частности Эсхил (В. Н. Ярхо), Аристофан (С. И. Соболевский, В. Н. Ярхо), возникновение художественной прозы (С. В. Меликова-Толстая), Геродот (С. Я. Лурье, А. И. Доватур), Менандр (Г. Ф. Церетели, И. М. Тройский, А. А. Тахо-Годи), Феокрит (М. Е. Грабарь-Пассек). Проблемы соотношения древнегреческой литературы и фольклора исследуются и в др. социалистических странах (И. Тренченьи-Вальдапфель и др. — Венгрия; Т. Синко, К. Куманецкий, В. Стеффен, В. Клингер и др. — Польша; А. Пиатковский, А. М. Френкиан, Н. И. Барбу и др. — Румыния; И. Ирмшер и др. — ГДР; А. Ничев и др. — Болгария).

Изучение искусства. Коренные изменения в изучении античного искусства наступают во 2-й половине 19 в., когда существовавшие ранее пробелы были восполнены крупнейшими археологическими открытиями. В 1840—80-х гг. Франция, Германия, Великобритания, США основывают в Г. археологической школы. Раскопками, начатыми в 1870—90-х гг. в Афинах, Дельфах, Олимпии, были открыты многие памятники архитектуры, скульптуры и вазописи т. н. гомеровского и архаического времени, Представления об искусстве 1-й половины 5 в. до н. э. существенно расширились с открытием фронтонов храма Зевса в Олимпии. Исследования греческих городов Малой Азии (открытие фриза алтаря Зевса в Пергаме; раскопки в Приене, Магнесии на Меандре) дали богатый материал для изучения искусства поздней классики и эллинизма, В процессе этих работ вырабатывается научный метод ведения археологический раскопок. Крупнейшим событием последней трети 19 в. следует считать работы немецкого археолога Г. Шлимана в Трое, Микенах и Тиринфе, открывшие неизвестную ранее культуру эпохи бронзы в Г. Допущенные им ошибки были частично исправлены его преемником В. Дёрпфельдом. Параллельно с полевыми исследованиями велось изучение музейных коллекций. На основе сведений античных авторов, тщательно изученных немецкими учёными Г. фон Брунном и И. А. Овербеком, были опознаны многие произведения греческих скульпторов («Дорифор», «Диадумен» и «Раненая амазонка» Поликлета, «Афина Лемния» и «Амазонка» Фидия, «Афина и Марсий» Мирона и др.). Итоги этой археологической и исследовательской деятельности систематизированы в работе немецкого учёного А. Михаэлиса.

B конце 19 в. появляются общие фундаментальные труды учёных по истории античного искусства (французские учёные Ж. Перро, Ш. Шипье, М. Коллиньон), в которых анализ искусства базируется на сочетании археологических данных с критическим разбором стиля памятников. Наиболее ярким образцом этого направления являются труды немецкого исследователя А. Фуртвенглера, сохранившие значение и в наши дни. С конца 19 в. в изучение античного искусства активно включаются русские учёные (А. А. Павловский, Б. В. Фармаковский, В. К. Мальмберг и др.).

Плодотворная археологическая деятельность продолжалась и в 20 в. Английский археолог А. Эванс в 1900 положил начало исследованиям на о. Крит, где им был открыт дворец 2-го тыс. до н. э. в Кносе. Работы Эванса и ряда французских и итальянских археологов засвидетельствовали высокий расцвет культуры Крита в эпоху бронзы. В первом десятилетии 20 в. была открыта неолитическая культура на территории. Г. (поселение на холме Сескло в Фессалии). С начала 20 в. предметом пристального археологического изучения становятся новые, а также ранее мало исследовавшиеся центры (о-ва Керкира, Делос, Самое; города Милет, Эфес, Ольвия). После 1-й мировой войны исследования английского археолога А. Дж. Б. Уэйса в Микенах и американца К. Блегена в Трое внесли существенные коррективы в данные Г. Шлимана и В. Дёрпфельда. Для воссоздания истории греческого искусства, особенно вазописи начала 1-го тыс. до н. э., большое значение имели работы в Афинах: немецких археологов на некрополе Керамика, американских — на Агоре. Раскопками американских археолога Д. М. Робинсона был открыт Олинф — город классического времени.

На базе новых археологических открытий в 20—40-х гг. возник ряд капитальных работ по истории древнегреческого искусства в целом и по отдельным его отраслям (книги немецких учёных Г. Роденвальдта, В. Шуххардта, Л. Курциуса, Э. Пфуля, Э. Бушора и др.). Среди них выделяются глубиной и основательностью труды французского учёного Ш. Пикара по истории греческой скульптуры. 20—40-е гг. были временем активного формирования современных представлений об истории античного искусства. С 30-х гг. в зарубежном антиковедении распространяется метод формального анализа, ставящий целью точную атрибуцию отдельных художественных памятников и группировку их вокруг конкретных (часто безымянных) мастеров. Этот метод, продолжая господствовать и в послевоенные годы, особенно широко применяется в изучении вазописи (английский учёный Дж. Д. Бизли и др.).

В СССР после Октябрьской революции формируется школа советского антиковедения. В 20-х гг. успешно работает Б. В. Фармаковский, руководивший раскопками Ольвии. У него училось старшее поколение советских историков античного искусства. В конце 20—30-х гг. во главе их стоял выдающийся исследователь О. Ф. Вальдгауер.

После 2-й мировой войны археологическая деятельность приобрела ещё больший размах. Особых успехов достигло исследование эгейской культуры. Ведутся работы в открытом ещё в 30-х гг. крупном центре троянской культуры Полиохни на о. Лемнос. Открыты дворец в Като-Закросе (о. Крит), новые шахтовые гробницы в Микенах; продолжается изучение Феста и Маллии (Крит), Пилоса (Пелопоннес). В др. областях древнегреческого искусства за послевоенные годы также сделаны многочисленные открытия; важнейшие находки — раннеархаические рельефы святилища в устье р. Селе (Южная Италия), первоклассные бронзовые статуи в Пирее, образцы греческой живописи 5 и 4 вв. до н. э. в гробницах Кампании и Лукании, мозаики 4 в. до н. э. в Пелле, раннеэллинистический расписной склеп в Казанлыке (Болгария). Продолжается исследование Афин, Коринфа, Милета, Эфеса. В литературе послевоенных лет главное место занимает публикация вновь найденных памятников и памятников из старых коллекций. Издаются популярные работы и многочисленные альбомы. Сводом современных знаний об античном искусстве и материальной культуре явилась «Энциклопедия древнего классического и восточного искусства», изданная в Риме в 7 тт. (1958—66). Наряду с исследователями, начавшими свою деятельность ещё в 20√30-х гг. (американка Г. Рихтер, немецкий ученый Э. Ланглоц, француз Ж. Шарбонно, итальянец Р. Бьянки-Бандинелли и др.), успешно работают учёные следующего поколения — Р. Луллис (ФРГ), К. Шефольд (Швейцария) и др. В центре внимания современного антиковедения стоит Исследование культуры эгейского мира и её связей с собственно греческой.

В результате археологических раскопок советских археологов в Северное Причерноморье (в Ольвии, на о. Березань, в Херсонесе, Пантикапее — современной Керчи, Фанагории, Танаисе и др. центрах, а также в Закавказье) открыто много памятников античного искусства, обогативших собрания советских музеев. Особенно ценны произведения античного ювелирного искусства, найденные в скифских курганах на Украине и на Кубани, а также в некрополях в Вани и Армазисхеви (Грузия).

В 1930—60-е годы советские учёные выпустили ряд обобщающих трудов по истории древнегреческого искусства (1-я книга 2-го т. «Всеобщей истории архитектуры», 1949; 1-й т. «Всеобщей истории искусств», 1956; монографии В. Д. Блаватского, А. И. Вощининой, А. П. Ивановой, М. М. Кобылиной, Ю. Д. Колпинского, А. П. Чубовой и др.). Большое место в антиковедческой литературе занимают работы, освещающие культуру античных городов Северного Причерноморья.

Важнейшие научные центры изучения Древней Г. находятся при университетах и академиях наук СССР, Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши, Чехословакии, Австрии, Бельгии, Великобритании, Греции, Италии, США, Франции, ФРГ, Швейцарии, Швеции и др. стран. Существует около 150 периодических изданий, в которых освещаются проблемы древнегреческой истории и культуры. Наиболее важные из них: «Вестник древней истории» (М., 1937—); «Советская археология» (М., 1957—); «Acta antiqua» (Bdpst, 1951—); «Das Altertum» (В., 1955—); «Hermes» (В., 1866—); «Klio» (В.,1901—); «Philologus» (В., 1846 —); «Eos» (Warsz., 1894—); «Meander» (Warsz., 1946—); «Eirene» (Praha, 1960—); «The Journal of Hellenic Studies» (L., 1880—); «Rivista di filologia е l'istruzione classica» (Torino, 1873—); «Revue des etudes anciennes» (Bordeaux, 1899—); «Revue des etudes grecques» (P., 1888—); «Gnomon» (В., с 1925, Munch., 1956—); «Historia» (Wiesbaden, 1950/51—); «Revue archeologique» (P., 1844—); «Bulletin de correspondance hellenique» (P., 1877—); «Ame-rican Journal of Archaeology» (N. Y. — L., 1885—); «Jahrbuch des Deutschen Archaologischen lnstituts» (B., 1886—); «Annual of the British School at Athens» (L., 1895—); «Bolletino d'arte» (Roma, 1907—); «Hesperia» [Camb. (Mass.), 1932—]; «Archaeology» [Boston—Camb. (Mass.), 1948—] и мн. др.


Лит.: Бузескул В. П., Введение в историю Греции, 3 изд. П., 1915; его же, Открытия XIX и нач. XX века в области истории древнего мира, ч. 2, П., 1924; его же, Всеобщая история и её представители в России в XIX и нач. XX века, ч. 1—2, Л., 1929—31; Михаэлис А., Художественно-археологические открытия за сто лет, пер. с нем., М., 1913; Очерки истории исторической науки в СССР, т. 1—4, М., 1955—66; Тюменев А. И., Изучение истории Древней Греции в СССР за сорок лет (1917√1957 гг.), «Вестник древней истории», 1957, № 3, с. 28—41; Дилигенский Г. Г., Утченко С. Л., Советская историография античности за 40лет, «Вопросы истории», 1958, №1; Фролов Э. Д., Русская историография античности (до сер. XIX в.), Л., 1967; Гаспаров М. Л., Об изучении античной литературы в СССР, кн.: Советское литературоведение за 50 лет, Л., 1968; Sandys J. Е., A history of classical scholarship, v. 1—3, 1—3 ed., Camb., 1903—21; Wilamowitz-Mollendorff U. von, Geschichte der Philologie, Lpz., 1921; Wegner M., Altertumskunde, Freiburg-Münch., [1951].

И. М. Тронский (Вступление, Изучение литературы), А. Ф. Лосев (Изучение философии), Э. Д. Фролов (Изучение истории), Н. А. Сидорова (Изучение искусства).


Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.

Смотреть что такое "Греция (Древняя)" в других словарях:

  • Греция, Древняя — Греция Древняя. Статуэтка из святилища дворца в Кносе. Богиня со змеями. 1600 1580 до н.э. Музей. Гераклион. ГРЕЦИЯ Древняя (Эллада), общее название территории греческих государств на юге Балканского полуострова, островах Эгейского моря,… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • Греция Древняя — (Эллада) общее название территории древнегреческих государств на юге Балканского полуострова, островах Эгейского моря, побережье Фракии, западной береговой полосе Малой Азии, а также (в период греческой колонизации в 8 6 вв. до н.э.) на… …   Исторический словарь

  • ГРЕЦИЯ Древняя — (Эллада) общее название территории древнегреческих государств на юге Балканского п ова, островах Эгейского м., побережье Фракии, по западной береговой полосе М. Азии. Этнический состав Греции в 3 м тыс. до н. э. пестр: пеласги, лелеги и др.,… …   Большой Энциклопедический словарь

  • ГРЕЦИЯ Древняя — Эллада (Ellas), группа рабовладельч. гос в, занимавших Ю. Балканского п ова, о ва Эгейского м., побережье Фракии и зап. береговую полосу М. Азии и распространивших свои владения в период греч. колонизации (8 6 вв. до п. э.) на Юж. Италию и Вост.… …   Советская историческая энциклопедия

  • Греция (Королевство Греция) — Греция (Hellas), Королевство Греция (Basfleion tes Hellados). I. Общие сведения Г. государство в Юго Восточной Европе. Занимает важное географическое положение в восточной части Средиземноморья, находясь близ Азии и Африки. Включает южную часть… …   Большая советская энциклопедия

  • Греция — I Древняя (Эллада), общее название территории древнегреческих государств на юге Балканского полуострова, островах Эгейского моря, побережье Фракии, по западной береговой полосе Малой Азии. Этнический состав Греции в 3 м тысячелетии до н. э. пёстр …   Энциклопедический словарь

  • Греция — Греция. Агора в Коринфе. ГРЕЦИЯ (Греческая Республика), государство в Южной Европе, на Балканском полуострове и многочисленных островах Средиземного моря (крупнейшие Крит, Эвбея, Родос, Лесбос). площадь 132 тыс. км2. Население 10,3 млн. человек,… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • ГРЕЦИЯ — (Греческая Республика), государство в Южной Европе, на Балканском полуострове и многочисленных островах Средиземного моря (крупнейшие Крит, Эвбея, Родос, Лесбос). площадь 132 тыс. км2. Население 10,3 млн. человек, в основном греки. Официальный… …   Современная энциклопедия

  • ГРЕЦИЯ — Греческая Республика, государство в Юж. Европе, на Балканском п ове и многочисленных островах (крупнейшие Крит, Эвбея, Родос, Лесбос). 132 тыс. км². население 10,3 млн. человек (1993), св. 95% греки. Городское население 62,5% (1990).… …   Большой Энциклопедический словарь

  • ГРЕЦИЯ — Древняя (Эллада), общее название территории греческих государств на юге Балканского полуострова, островах Эгейского моря, побережье Фракии, по западной береговой полосе Малой Азии. Населяли Грецию в 3 м тысячелетии до нашей эры пеласги, лелеги и… …   Современная энциклопедия

Книги

Другие книги по запросу «Греция (Древняя)» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»