Аграрный вопрос это:

Аграрный вопрос
        в широком смысле — вопрос о законах развития капитализма в сельском хозяйстве, возникающих на этой основе отношениях между классами и связанной с этим классовой борьбе.
         В развитых капиталистических странах А. в. — это вопрос о классах капиталистического сельского хозяйства в условиях господства государственно-монополистического капитализма, вопрос о путях развития крупного сельскохозяйственного производства на базе современной техники. В более узком смысле — это вопрос о путях и методах устранения докапиталистических (т. е. феодальных, а в некоторых отсталых странах также и дофеодальных) производственных отношений в сельском хозяйстве. В этом смысле решение А. в. становится одной из основных задач буржуазно-демократической революции и связано с конфискацией всей помещичьей земельной собственности. Однако буржуазия, в силу своей классовой ограниченности, не может разрешить до конца А. в., что доказано историческим опытом. Полное разрешение А. в. возможно только в результате социалистической революции, которая не только решает проблему экспроприации крупной земельной собственности и наделения крестьян землёй, но и создаёт условия для социалистического преобразования сельского хозяйства (См. Социалистическое преобразование сельского хозяйства).
         Земельный вопрос возникает с началом общественного разделения труда, с развитием товарообмена и делением общества на классы. Развитие классового неравенства привело к узурпации эксплуататорскими классами земельной собственности. К началу эпохи капитализма земельная собственность сконцентрировалась у феодально-помещичьего класса, эксплуатировавшего крестьянство путём взимания земельной ренты в её различных формах: отработочной, натуральной, денежной. Переходный этап к капитализму в сельском хозяйстве ознаменовался разложением феодально-помещичьего хозяйства, эволюцией форм феодальной зависимости крестьянства к капиталистическим производственным отношениям, распространением крестьянской аренды земли.
         С разложением феодальной и дофеодальной земельной собственности возникают мелкокрестьянская и буржуазная земельная собственность, образующие соответственно базис мелкотоварного и капиталистического укладов в сельском хозяйстве. Формирование капиталистического уклада идёт обычно двумя основными путями: созданием крупнокапиталистической и кулацкой земельной собственности.
         Основой возникновения и развития капитализма было отделение непосредственных производителей от собственности на средства производства, насильственное лишение крестьян земли и превращение их в свободных пролетариев, с одной стороны, и монополизация собственности на средства производства классом капиталистов — с другой. Процесс отделения самостоятельного производителя от средств производства происходит и в современных капиталистических странах. Земля — главное средство производства в сельском хозяйстве. Ограбление крестьянства привело к тому, что большая часть земли сосредоточивалась в капиталистических хозяйствах, составляющих небольшой процент всех хозяйств. У массы же крестьянства остаётся ничтожное количество земли.
         Точное определение удельного веса различных групп земельных собственников затруднено тем, что почти ни одно капиталистическое государство не ведёт статистики земельной собственности из боязни разоблачения огромной централизации земельной собственности. Статистика учитывает, как правило, распределение земли по группам хозяйств, различающихся размером земельной площади в хозяйстве. Вплоть до начала 20 в. в большинстве стран мира, за исключением Англии, сельское население преобладало, а в развивающихся, избавившихся от колониального гнёта странах преобладает и ныне. Рост торгового земледелия, возникновение и развитие капиталистических отношений сопровождается классовой дифференциацией крестьянства, что означает разрушение старых патриархальных отношений в деревне и создание новых социальных групп сельского населения — сельской буржуазии и сельского пролетариата. И помещичье хозяйство и хозяйства зажиточных крестьян принимают всё более торговый, предпринимательский характер. Происходит процесс специализации сельского хозяйства, увеличивается спрос на наёмную рабочую силу и производимые промышленностью средства производства и предметы личного потребления для сельского населения, что расширяет внутренний рынок для капитализма. Капитал в сельском хозяйстве использует не только чисто капиталистические, но и докапиталистические формы эксплуатации. Пережитки крепостнических форм эксплуатации при капитализме особенно были распространены в 19 — начале 20 вв. и сохраняются ещё в Испании, Португалии, Южной Италии и др. и особенно в развивающихся странах.
         Разные социальные условия определили и различные пути развития капитализма в сельском хозяйстве: т. н. прусский (Германия, царская Россия) и американский. Прусский путь означал медленное перерастание феодально-помещичьего хозяйства в буржуазное, юнкерское «... перерастание крепостничества в кабалу и в капиталистическую эксплуатацию на землях феодалов — помещиков—юнкеров» (Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд., т. 16, с. 216). Американский путь означал вообще отсутствие феодально-помещичьего землевладения и, в этом смысле, — свободное развитие крестьянского, фермерского хозяйства, свободного от докапиталистических форм эксплуатации, — «...основной фон перерастание патриархального крестьянина в буржуазного фермера» (Ленин В. И., там же). Ленин отмечал наличие в дореволюционной России обоих путей эволюции капитализма в сельском хозяйстве: прусский — в земледельческом центре России, американский — в земледельческих окраинах, а также во всех местностях России, где рядом были помещичьи и крестьянские хозяйства. После реформы 1861 вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции борьба помещичьих и крестьянских интересов была борьбой за прусский (со стороны помещиков и русской либеральной буржуазии) и американский (со стороны крестьянства) пути развития.
         Характерное для капитализма отделение земли от земельного собственника осуществляется в двух формах: задолженности по ипотеке (процентным ссудам) и арендной системы (см. Аренда земли). Капитал эксплуатирует трудящегося крестьянина не только как наёмного рабочего, но и как хозяина путём взимания с него грабительских процентов за ипотеку, арендной платы, государственных налогов. Ещё К. Маркс писал, что отдельные капиталисты эксплуатируют крестьян посредством ипотек и ростовщичества, а класс капиталистов — посредством государственных налогов. Капитал эксплуатирует и рабочего и крестьянина. Тем самым интересы крестьян находятся в непримиримом противоречии с интересами буржуазии, а естественным союзником и вождём крестьянства в условиях капитализма является рабочий класс.
         Классовая дифференциация внутри крестьянства приводит к тому, что оно перестаёт быть единым классом. Для анализа и определения удельного веса классовых групп в сельском хозяйстве недостаточна группировка хозяйств по размеру земли в хозяйстве. Необходимо учитывать соотношение семейного и наёмного труда в хозяйстве. Ленин, анализируя данные сельскохозяйственной переписи 1907 в Германии, дал научное определение групп хозяйств: пролетарские, крестьянские, капиталистические. К пролетарским относятся хозяйства, владельцы которых являются по существу наёмными рабочими. Для них работа в своём хозяйстве является подсобным занятием. Обычно к этой группе относятся в Европе хозяйства размером до 2 га. Крохотные размеры хозяйства не дают возможности полностью использовать имеющуюся в хозяйстве рабочую силу. Это порождает т. н. избыточную рабочую силу, аграрное перенаселение и вызывает бегство из деревни в поисках заработка. К крестьянским хозяйствам Ленин относил хозяйства, в которых семейный труд преобладал над наёмным. Хотя большинство крестьянских хозяйств нанимает временных рабочих, только в крупных крестьянских хозяйствах, хозяйствах крестьянской буржуазии на 1 хозяйство уже приходится 1 наёмный рабочий. Внутри крестьянских хозяйств Ленин выделял мелкокрестьянские (обычно от 2 до 5 га), среднекрестьянские (от 5 до 10 га) и крупнокрестьянские (от 10 до 20 га) хозяйства. В довоенной Германии хозяйства размером до 10 га составляли более половины всех хозяйств. Владельцы большинства этих хозяйств и члены их семей уходили на заработки в город. К капиталистическим хозяйствам относятся такие, в которых наёмный труд преобладает над семейным. Сюда относятся средние (от 20 до 100 га) и крупные (от 100 га и свыше) капиталистические хозяйства. С известными изменениями эта группировка сохраняет своё значение в современных развитых капиталистических странах.
         А. в. в дореволюционной России. Характеризуя А. в. в России начала 20 в., Ленин писал: «»Аграрный вопрос» — если употреблять эту обычную, ходячую терминологию — существует во всех капиталистических странах. Но в России рядом с общекапиталистическим аграрным вопросом существует другой, «истинно-русский» аграрный вопрос... Чисто капиталистические отношения придавлены еще у нас в громадных размерах отношениями крепостническими. Борьба массы населения, в первую голову массы крестьянства вообще, с этими именно отношениями — вот в чем своеобразие русского аграрного вопроса" (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 21, с. 306, 307).
         В России и после крестьянской реформы 1861 в руках помещиков и помещичьего государства продолжала оставаться большая часть всей земли. Согласно "Статистике землевладения 1905 г.", всего земель на учёте в Европейской России было 395,2 млн. десятин (1 десятина = 1,09 га), из них в частном владении 101,7 млн. десятин, надельных земель 138,8 млн. десятин, земель казённых, церковных, удельных и прочих 154,7 млн. десятин, из которых примерно 39,5 млн. десятин использовались в сельскохозяйственном производстве. В частном землевладении господствовали крупные собственники. Из 85,8 млн. десятин частновладельческих земель (по которым имелись данные о распределении по размерам владения) 619 тыс. мелких собственников, владевших до 50 десятин каждый, имели 6,5 млн. десятин, а 134 тыс. крупных помещиков имели 79,5 млн. десятин. В руках 28 тыс. наиболее крупных собственников, имевших более чем по 500 десятин, находилось 62 млн. десятин, т. е. 72,3% всего частного землевладения. Кроме земельной собственности дворян, которым в 1905 принадлежало 53,2 млн. десятин, или 61,9% всего частного личного землевладения, в Европейской России было 7,8 млн. десятин удельных земель, принадлежавших царской фамилии. В личном владении царя находилось более 50 млн. десятин кабинетских земель. В то же время более 10 млн. крестьянских хозяйств имели только 73 млн. десятин земли.
         С развитием капитализма в сельском хозяйстве помещики стали применять наёмный труд. Но в целом помещичье хозяйство в России больше держалось крепостнически-кабальной, чем капиталистической, системой хозяйства.
         Источником существования основной массы крестьян были надельные земли, которые распределялись неравномерно. Надельное землевладение и в послереформенной России сохранило феодально-крепостнические черты (до Столыпинской аграрной реформы (См. Столыпинская аграрная реформа) они были почти изъяты из оборота, т. е. не были объектом купли-продажи). Малоземелье вынуждало крестьян арендовать в начале 20 в. 35—37 млн. десятин земли у помещиков, казны и уделов за отработки, исполу или в порядке мелкой краткосрочной денежной аренды. К концу 19 в. зажиточная верхушка, составлявшая 20% крестьянских дворов, сосредоточивала в своих руках половину крестьянского сельскохозяйственного производства. Половина крестьянства не могла существовать за счёт своего хозяйства. Крестьяне вынуждены были продавать свою рабочую силу. Столыпинская реформа усилила развитие капитализма в сельском хозяйстве. В деревне углубилось классовое расслоение. Значительно выросло кулацкое хозяйство. Образовались крупные капиталистические сельскохозяйственные предприятия. В последнее десятилетие перед Октябрьской революцией в сельское хозяйство России стал проникать монополистический русский и иностранный капитал. Капиталистические монополии сосредоточили в своих руках снабжение сельскохозяйственными машинами, из которых в 1913 почти половина ввозилась из-за границы. Через кредит под залог земли устанавливалось влияние финансового капитала в частном землевладении. К 1917 в государственных и частных земельных банках было заложено 66,5 млн. десятин земли, т. е. 60% всего частного землевладения в России. Под залог этих земель, оцененных в огромную сумму (6314 млн. рублей золотом), банки выдали землевладельцам ссуды на 3989 млн. рублей. Земельные банки были связаны со всей системой русского и иностранного финансового капитала и находились в зависимости от него.
         Развитие монополистического капитализма ещё более усложнило А. в. в России. Монополистический капитализм задерживал развитие производительных сил в сельском хозяйстве, сохраняя феодально-крепостнические пережитки, связанные с отсталой организацией и техникой сельского хозяйства. Экономические интересы класса помещиков и крупной буржуазии всё более переплетались.
         А. в. являлся одним из основных вопросов всей общественно-экономической и политической жизни России. Аграрные программы политических партий и организаций содержали различные способы разрешения А. в. Правые буржуазные партии (октябристы, кадеты) предлагали провести дополнительное наделение крестьян землёй за выкуп при сохранении помещичьего землевладения.
         Аграрные программы мелкобуржуазных партий — эсеров, трудовиков и др. отражали в той или иной степени интересы крестьянства в борьбе с помещичьим землевладением. Но только Аграрная программа большевизма была направлена на последовательное революционное разрешение А. в. в России. После Октябрьской социалистической революции на основе Декрета о земле [26 октября (8 ноября)] и развивающего его положения Закона о социализации земли [27 января (9 февраля) 1918] была проведена конфискация всех помещичьих земель. Все земли перешли в общенародную государственную собственность, т. е. была осуществлена национализация земли. Помещичьи, удельные, церковные, монастырские и другие земли нетрудового пользования, за исключением небольшой части, отведённой для организации государственных советских хозяйств, перешли без выкупа в пользование трудящихся крестьян. Крестьяне получили свыше 150 млн. десятин земли и полностью освободились от ежегодной арендной платы за землю, расходов на покупку новых земель и выплаты долга крестьянскому банку за купленную землю всего на сумму в 700 млн. рублей золотом.
         Вместе с завершением задач буржуазно-демократической революции Октябрьская революция положила начало социалистическим преобразованиям в сельском хозяйстве. Конфискация земель, принадлежавших буржуазии, и помещичьих земель, заложенных в земельных банках, нанесла сильнейший удар капитализму в сельском хозяйстве. Передача в собственность Советского государства крупных помещичьих хозяйств капиталистического типа означала национализацию последних и создание на этой основе социалистических предприятий в сельском хозяйстве. Осуществление уравнительного землепользования на основе национализации земли (1918) привело к изъятию у кулаков излишков земли сверх установленных уравнительных норм трудового пользования землёй. Всего из 80 млн. десятин у кулаков было изъято 50 млн. десятин. Конфискация части земли, а также части живого и мёртвого инвентаря подорвала экономическое господство кулаков среди крестьянства. С передачей трудящемуся крестьянству помещичьих и кулацких земель и инвентаря среднее крестьянство стало наиболее многочисленной классовой группой, составляло большинство крестьянства. Советское государство всей своей политикой и мероприятиями в области землепользования, налогового обложения, снабжения инвентарём, удобрениями и семенами оказывало помощь беднейшему и среднему крестьянству, ограничивая развитие кулацкого хозяйства.
         В 1917—18 началось образование коллективных крестьянских хозяйств, но в течение первого десятилетия Советской власти они охватывали незначительную часть крестьянства. Начало социалистической индустриализации страны, развитие сельскохозяйственной кооперации в простейших её формах, осуществление Кооперативного плана В. И. Ленина (См. Кооперативный план В. И. Ленина)подготовили условия для широкого строительства колхозов. Победа колхозного строя, строительство совхозов разрешили до конца А. в. в СССР (см. Коллективизация сельского хозяйства, Колхозы).
         В зарубежных социалистических странах в ходе народно-демократических революций, так же как и в СССР, были осуществлены радикальные общедемократические преобразования, устранившие докапиталистические и ограничившие капиталистические отношения в сельском хозяйстве, а затем совершен переход к социалистическим преобразованиям. А. в. в этих странах был полностью решен (см. Аграрные реформы). А. в. в КНР, ДРВ, КНДР и МНР в основном заключался в необходимости устранения докапиталистических и ограничения капиталистических форм хозяйства; в европейских социалистических странах и на Кубе — в решении противоречий капиталистического сельского хозяйства.
         В развитых капиталистических странах содержание А. в. изменялось в ходе развития капитализма. После 2-й мировой войны в этих странах (особенно в США, Канаде, ФРГ) произошёл значительный технический прогресс в сельском хозяйстве. Массовое внедрение с начала 50-х гг. тракторов, сложных сельскохозяйственных машин, рост применения искусственных удобрений и химических средств борьбы с вредителями, механизация процессов в животноводстве резко увеличили производительность труда в сельском хозяйстве. Так, по американским расчётам 1 занятый в сельском хозяйстве США в 1950 производил продукцию, удовлетворявшую потребность 15 человек, а в 1964 — свыше 33 человек. Вместе с тем увеличился минимальный размер капитала, необходимого для рентабельного ведения хозяйства. Мелкий крестьянин, удерживавшийся раньше от полного разорения путём ухудшения питания, ухудшения содержания скота, за счёт бесконечного напряжения своих физических сил, теперь, если не может приобрести новейшие машины (которые в его хозяйстве не всегда рентабельны), вынужден ликвидировать своё хозяйство или сократить его до минимума, оставляя себе лишь участок для огорода, и уйти в поисках заработка в город. Этот процесс ускоряется аграрной политикой правящих эксплуататорских классов, направленной на ликвидацию мелких и средних крестьянских хозяйств (см. Зелёные планы). Во всём мире сельское население сократилось с 62% в 1937 до 52% в 1965. В Африке в 1965 оно составляло 74% всего населения, в Азии 65%, в Центральной Америке 53%, в Западной Европе 23%. Самодеятельное сельское население в развитых капиталистических странах за период с конца 30-х гг. до начала 60-х гг. 20 в. сократилось более чем на 40 %. Происходит процесс абсолютного сокращения занятых в сельском хозяйстве. Индекс же продукции сельского хозяйства (1952—1956 = 100) во всём мире в 1966 составил 138; в Западной Европе 133, в Восточной Европе (включая СССР) 165.
         В развитых капиталистических странах изменение характера крестьянского хозяйства, специализация производства привели к тому, что большую часть продукции сельского хозяйства владельцы хозяйств продают перерабатывающим промышленным предприятиям, т. е. промышленным и торговым монополиям (см. Вертикальная интеграция). Часто крестьянин получает готовые средства производства, скот для откорма, семена и т. п. и тем самым в более сложной форме превращается в наёмного или полунаёмного рабочего на дому у крупной фирмы. Сложность заключается в том, что крестьянин имеет ещё и свои средства производства — собственную (хотя нередко заложенную в банке) землю, скот, часть машин, хозяйственные постройки. Но часто собственность его является фиктивной, поскольку задолженность его равна значительной части стоимости имущества. Усиление процесса концентрации выталкивает этого крестьянина из сельскохозяйственного производства.
         Государственно-монополистическое регулирование сельского хозяйства в условиях государственно-монополистического капитализма осуществляется в интересах монополий, в ущерб крестьянскому или фермерскому хозяйству и приводит к массовому насильственному лишению мелких земледельцев земли, что является официальной политикой эксплуататорских классов. Миллионы ферм и крестьянских хозяйств ликвидированы в результате политики ускоренного вытеснения "нерентабельных» крестьянских хозяйств и поощрения роста крупных капиталистических хозяйств, связанных с монополистическим капиталом. Например, в США с 1940 по 1964 число ферм уменьшилось на 2,9 млн., или почти в два раза; в ФРГ за период 1949—67 было ликвидировано свыше 600 тыс. хозяйств размером до 10 га (или 38,6% ), а число крупных хозяйств увеличилось; в странах ЕЭС («Общего рынка») поставлена задача вытеснения из сельского хозяйства 8 млн. «избыточных» крестьян.
         Научно-технический прогресс в сельском хозяйстве привёл к относительному сокращению наёмного труда в фермерских хозяйствах. Однако это не изменило общего направления процесса концентрации производства, разорения мелких ферм.
         Процесс вытеснения мелких крестьян из сельскохозяйственного производства протекает не только в форме полного разорения и ликвидации хозяйств, но часто в форме превращения самостоятельного крестьянского хозяйства в побочное. Удельный вес побочных хозяйств увеличивается среди мелких и средних хозяйств. При этом следует учесть огромный рост числа мелких огородов и хозяйств размером до 0,5 га, в ФРГ количество их выросло с 3,8 млн. в 1939 (в расчёте на современную территорию ФРГ) до 4,7 млн. в 1950 и 5,5 млн. в 1961. Это хозяйства, владельцы которых в основном превратились в наёмных рабочих в промышленности. Многие из них — вчерашние мелкие и средние крестьяне, которые имели самостоятельные хозяйства.
         Развитие производительных сил и концентрация производства неизбежно ведут к крупному сельскому хозяйству. Но объективный анализ аграрных отношений требует выяснения того, какой класс оказывает направляющее влияние на процессы укрупнения хозяйств, в чьих интересах это происходит. Если в странах социализма процесс укрупнения сельского хозяйства осуществлялся в интересах крестьянства и всего народа, то в развитых капиталистических странах он ведётся в интересах монополистического капитала в ущерб интересам многомиллионных масс крестьянства и мелкого фермерства. Крестьянство и мелкие фермеры активно сопротивляются вытеснению их из сельскохозяйственного производства, выступают против аграрной политики монополистического капитала. В ряде стран происходят массовые выступления мелких земледельцев против аграрной политики правящих классов. В этой борьбе трудящиеся массы деревни получают поддержку со стороны рабочего класса как своего союзника, как единственного до конца революционного класса современного общества.
         Значение классового союза рабочего класса с крестьянством в развитых капиталистических странах подчёркивается в документе Международного совещания коммунистических и рабочих партий (июнь 1969) в Москве «Задачи борьбы против империализма на современном этапе и единство действий коммунистических и рабочих партий, всех антиимпериалистических сил». В документе говорится: «Укрепление союза рабочих и крестьян — одно из основных условий успеха борьбы против монополий и их власти» (Международное совещание коммунистических и рабочих партий, 1969, с. 307). Крестьянство всё чаще выступает за единство действий с рабочим классом.
         В борьбе против монополий революционный пролетариат заинтересован в союзе с крестьянством как крупной силой. Процент самодеятельного населения в сельском хозяйстве (в % ко всему самодеятельному населению) составлял в 1965: в Италии 25, во Франции 18, в Испании 34, в Португалии 40, в Финляндии 32, в Австралии 10. Даже в таких странах, как ФРГ, Канада или США, где самодеятельное сельское население составляет соответственно 11%, 11% и 6%, фермеры образуют значительный резерв демократических сил в борьбе с монополистическим капиталом.
         В развивающихся странах А. в. отличается наибольшей остротой. Распад колониальной системы империализма и завоевание после 2-й мировой войны многими странами национальной независимости выдвинули решение А. в. в качестве первоочередной задачи. Сельское хозяйство большинства развивающихся стран составляет важнейшую отрасль их национальной экономики. Во многих странах господствовали полуфеодальные производственные отношения. А. в. здесь тесно переплетается с борьбой против империализма, неоколониализма, за экономическую независимость. На первом этапе национально-освободительного движения аграрно-крестьянский вопрос составлял часть общей борьбы за завоевание политического суверенитета. На современном, втором этапе революции на Востоке, когда перед народами, завоевавшими политическую независимость, выдвинута задача проведения глубоких экономических и социальных преобразований, решение А. в. является частью общей борьбы за социальное освобождение. В политическом плане А. в. в развивающихся странах — это вопрос о позиции основной массы их населения, вопрос об осуществлении общедемократических преобразований. От того, за кем пойдёт крестьянство, в значительной мере зависит, какой путь развития изберут народы этих стран.
         В борьбе за его решение ещё на первом этапе национальной революции определились две основные линии, за которыми стоят интересы различных классов: рабочего класса и крестьянства, с одной стороны, буржуазии и помещиков — с другой. Одна линия — это революционная ломка докапиталистической аграрной структуры при ликвидации феодально-помещичьего класса. Вторая линия — постепенная перестройка старой аграрной структуры на капиталистический лад, проведение аграрной реформы, направленной на создание и дальнейшее развитие капиталистического уклада в сельском хозяйстве на базе помещичьих и кулацких хозяйств.
         Расстановка классовых сил в борьбе за решение А. в. в развивающихся странах меняется в ходе изменений аграрной структуры в результате проводимых аграрных реформ. Национальная буржуазия, находящаяся у власти во многих освободившихся странах (в т. ч. в блоке с другими классами), в силу потребностей экономического и социального развития и под натиском крестьянского движения, приступила к решению А. в., т. е. к устранению докапиталистических производственных отношений в сельском хозяйстве. В этом заключается сущность проводимых реформ. Этот процесс ещё не завершен ни в одной из развивающихся стран. Степень решения А. в. и сохранения докапиталистических укладов, с одной стороны, и уровня развития земледельческого капитализма — с другой, определяется тремя группами факторов: дореформенным аграрным строем; силой и размахом крестьянского движения; характером власти.
         В ходе капиталистической эволюции в этих странах возникла сложная многоукладная экономика переходного типа, где в сельском хозяйстве основным (по численности занятых и удельному весу в валовой продукции) является мелкотоварный уклад, а ведущим — капиталистический. В этих условиях сельская буржуазия формируется как из среды феодально-помещичьего класса, так и за счёт крестьянской верхушки. Для обоих типов сельских буржуа характерно тесное переплетение капиталистических и докапиталистических методов эксплуатации непосредственных производителей (наём сельскохозяйственных рабочих, вложения в городскую недвижимость, покупка акций промышленных предприятий в сочетании со сдачей земли в кабальную аренду, ростовщическими и торгово-спекулятивными операциями). Даже в относительно наиболее развитых странах Азии, Африки и Латинской Америки обуржуазивающаяся сельская верхушка персонифицирует не только промышленный капитал в земледелии, но также ростовщический и торговый капитал. По своему экономическому типу мелкие и средние помещики и богатые крестьяне в большинстве стран Азии и Африки мало отличаются друг от друга. Они постепенно образуют единый класс формирующейся сельской буржуазии. Хотя помещики всё ещё остаются главной эксплуататорской прослойкой в деревне, экономически, а в ещё большей степени политически они консолидируются с национальной буржуазией.
         На процесс формирования рынка труда в этих странах влияет унаследованное от колониального периода громадное относительное аграрное перенаселение, которое из-за особенностей индустриализации этих стран (медленные темпы, небольшие масштабы занятости на современных крупных предприятиях) не обнаружило пока сколько-нибудь заметной тенденции к сокращению. Напротив, всё ещё сохраняется, а кое-где даже возрастает неполная занятость значительной части (до одной трети) сельскохозяйственного населения, ухудшается его обеспеченность землёй, растет миграция в города. Огромная масса крестьянства (обычно 50—70% ) — это лица, владеющие на правах собственности или аренды небольшими земельными участками и вынужденные поэтому систематически прибегать к продаже своей рабочей силы. Полупролетарии и пролетарии составляют в большинстве развивающихся стран Азии, Северной Африки и Латинской Америки основную часть самодеятельного сельскохозяйственного населения. Хотя феодальные пережитки уже более не господствуют в аграрном строе большинства развивающихся стран, земледельческий капитализм там всё ещё находится в основном на стадии первоначального накопления, а промышленный переворот в сельском хозяйстве ещё только начинается. В этих условиях главным вопросом, охватывающим все сферы общественно-политической жизни развивающихся стран, становится борьба вокруг дальнейшего пути развития. Борьба за выбор пути наполняет новым содержанием и А. в., ибо речь идёт не о том, какой тип капиталистической эволюции сельского хозяйства может оказаться наиболее приемлемым для данной страны, а прежде всего о том, суждено ли деревне развиваться по капиталистическому или некапиталистическому пути.
         Это новое содержание А. в. оказывает решающее влияние на расстановку классово-политических сил внутри самих стран и на эволюцию взглядов борющихся сил. Процесс развития земледельческого капитализма в условиях многоукладной экономики переходного типа усложняет противоречия в деревне стран Востока и затрудняет создание единого фронта в борьбе крестьянства за землю, за улучшение условий землепользования и ликвидацию кабальных условий займа. В то же время сохраняются возможности общей борьбы за установление приемлемых цен на сельскохозяйственную продукцию, за дешёвый кредит, снижение налогов и т. д. Поэтому в основе тактики рабочего класса и его партий лежит требование гибкого сочетания единства со всем крестьянством по одним вопросам с возможной нейтрализацией крестьянской верхушки — по другим, при опоре на пролетарские и полупролетарские слои. Там же, где аграрные реформы ещё не проведены, а докапиталистические производственные отношения сохраняют положение крупнейшего уклада в сельском хозяйстве, борьба развёртывается либо под лозунгом антифеодального единства всего крестьянства (Афганистан, Саудовская Аравия, Ливия, Иордания, Непал, Эфиопия, отдельные районы стран Латинской Америки), либо под лозунгом перехода от патриархальной сельской общины через различные виды кооперации (минуя капитализм) на некапиталистический путь развития (большинство районов Тропической Африки).
         На Международном совещании коммунистических и рабочих партий отмечалось огромное значение крестьянства как могучей революционной силы в странах Азии, Африки. Вопрос о его позиции — центральный вопрос стран Азии и Африки, ибо крестьянство составляет там большинство населения. Проблема союза рабочего класса с крестьянством освободившихся от колониального гнёта стран, как союза всего международного рабочего класса с крестьянством и всеми трудящимися молодых освободившихся государств, имеет международное значение.
         Анализ аграрных отношений в капиталистических и развивающихся странах определяет характер аграрных программ коммунистических и рабочих партий этих стран. Они составляют часть общих программ партий и определяют руководящие начала политики партии в А. в. Аграрные требования программ разрабатываются на основе научного марксистско-ленинского анализа объективных общественных экономических и политических условий и учёта интересов трудящегося крестьянства в соответствии с реальным соотношением классовых сил в деревне. Специфические условия в каждой отдельной стране обусловливают и требования коммунистических и рабочих партий по А. в. С развитием революционного движения, победой социалистической революции изменяются и аграрные программы коммунистических и рабочих партий.
         Лит.: Маркс К., Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 8; его же, Капитал, т. 1, там же, т. 23, гл. 24, т. 3, там же, т. 25, ч. II, гл. 37—47; его же, Теории прибавочной стоимости (IV том «Капитала»), там же, т. 26, ч. II; Маркс К. и Энгельс Ф., Манифест Коммунистической партии. Соч., 2 изд., т. 4; Энгельс Ф., Крестьянский вопрос во Франции и Германии, там же, т. 22, с. 501—25; Ленин В. И., Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 1; его же. Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве, там же, т. 1; его же, К характеристике экономического романтизма, там же, т. 2; его же. Развитие капитализма в России, там же, т. 3; его же. Капитализм в сельском хозяйстве, там же, т. 4; его же, Аграрный вопрос и «критики Маркса», там же, т. 5; его же, Пересмотр аграрной программы рабочей партии, там же, т. 12; его же, Аграрный вопрос и силы революции, там же, т. 15; его же. Аграрная программа социал-демократии в первой русской революции 1905—1907 годов, там же, т. 16; его же. Аграрный вопрос в России к концу XIX века, там же, т. 17; его же. Капиталистический строй современного земледелия, там же, т. 19; его же, Сущность «аграрного вопроса в России», там же, т. 21; его же, Сравнение столыпинской и народнической аграрной программы, там же, т. 21; его же. Последний клапан, там же, т. 22; его же, Крестьянство и наемный труд, там же, т. 24; его же, Крепостное хозяйство в деревне, там же, т. 25; его же, Новые данные о законе развития капитализма в земледелии, там же, т. 27; его же, Задачи пролетариата в нашей революции, там же, т. 31; его же, Материалы по пересмотру партийной программы, там же, т. 32; его же, Новый обман крестьян партией эсеров, там же, т. 34; его же. Из дневника публициста, там же, т. 34; его же, Задачи революции, там же, т. 34; его же, Очередные задачи Советской власти, там же, т. 36; его же, Доклад о борьбе с голодом (4 июня 1918 г.), там же, т. 36; его же, Пролетарская революция и ренегат Каутский, там же, т. 37; его же, Речь на I Всероссийском съезде земельных отделов, комитетов бедноты и коммун 11 декабря 1918 г., там же, т. 37; его же, Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата, там же, т. 39; его же, Речь на первом Всероссийском совещании по партийной работе в деревне 18 ноября 1919 г., там же, т. 39; его же, Первоначальный набросок тезисов по аграрному вопросу, там же, т. 41; его же, О продовольственном налоге, там же, т. 43; его же, Речь на Всероссийском съезде транспортных рабочих 27 марта 1921 г., там же, т. 43; его же, О тезисах по аграрному вопросу французской коммунистической партии, там же, т. 44; его же, О кооперации, там же, т. 45; Петрушов А., Аграрные отношения в странах Западной Европы после второй мировой войны, М., 1959; Мартынов В. А., Меньшикова М. А., Тулупников А. И., Структурные сдвиги в сельском хозяйстве США, М., 1965; Манукян А. А., Проблемы послевоенного развития экономики капиталистических стран, ч. 1, М., 1966; Серени Э., Старое и новое в итальянской деревне, пер. с итал., М., 1959; Аграрно-крестьянский вопрос на современном этапе национально-освободительного движения в странах Азии, Африки и Латинской Америки, М., 1965; Аграрный вопрос в странах Азии и Северной Африки, М., 1968; Аграрный вопрос и проблемы освободительного движения в странах Латинской Америки, М., 1968; Аграрный вопрос и крестьянство в Тропической Африке, М., 1964; Шестаков («Никодим») А. В., Капитализация сельского хозяйства России (от реформы 1861 г. до войны 1914 г.), М., 1924; Гайстер А., Сельское хозяйство капиталистич. России. От реформы 1861 г. до революции 1905 г., М., 1928; Егиазарова Н. А., Аграрный кризис конца XIX в. в России, [М.], 1959; Анфимов А. М., Земельная аренда в России в начале XX века, М., 1961; его же, Российская деревня в годы первой мировой войны (1914 — февраль 1917 г.), М., 1962; Дубровский С. М., Столыпинская земельная реформа. Из истории сельского хозяйства и крестьянства России в начале XX века, М., 1963; Особенности аграрного строя России в период империализма, М., 1962; Тарновский К. Н., Проблемы аграрной истории России периода империализма в советской историографии (1917 — начало 1930-х годов), «Исторические записки», т. 78, М., 1965, с. 31—62; Шарапов Г. В., Разрешение аграрного вопроса в России после победы Октябрьской революции (1917—1920 гг.), М., 1961; его же, Критика антикоммунизма по аграрному вопросу, М., 1966; Першин П. Н., Аграрная революция в России, кн. 1— 2, М., 1966; Яковцевский В. Н., Аграрные отношения в СССР в период строительства социализма, М., 1964; Трапезников С. П., Ленинизм и аграрно-крестьянский вопрос, т. I—II, М., 1967; Данилов В. П., Изучение истории советского крестьянства, в кн.: Советская историческая наука от XX к XXII съезду КПСС. История СССР, М., 1962, с. 449—492; История советского крестьянства и колхозного строительства в СССР, М., 1963; Поляков Ю. А., Переход к нэпу и советское крестьянство, М., 1967.
         Международное совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы. Москва, 5—17 июня 1969 г., М., 1969.
         А. М. Гуревич, Г. Г. Котовский, Е. А. Луцкий (раздел А. в. в дореволюционной России).

Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.

Смотреть что такое "Аграрный вопрос" в других словарях:

  • АГРАРНЫЙ ВОПРОС — В широком смысле слова аграрный , или земельный , вопрос, как вопрос об экономич. законах развития с. х ва, о распределении и перераспределении земли и связанной с этим классовой борьбе, существовал в каждую ист. эпоху, причем в разные ист.… …   Советская историческая энциклопедия

  • Аграрный вопрос — вопрос о земельной собственности, вопрос землевладения и землепользования. По существу сводится к вопросу о том, кому (трудящимся или помещикам) и как (на началах частной собственности или обобществления) пользоваться землей …   Популярный политический словарь

  • Аграрный вопрос — Жарг. мол. Шутл. Мужской половой орган. Елистратов 1994, 663; ЖЭСТ 1, 141 …   Большой словарь русских поговорок

  • Аграрный вопрос и "критики Маркса" — «Аграрный вопрос и ⌠критики Маркса”», произведение В. И. Ленина, посвященное защите и развитию марксистской аграрной теории, научному обоснованию программы марксистской партии по аграрному вопросу в буржуазно демократической революции. Написано в …   Большая советская энциклопедия

  • Аграрный вопрос и “критики Маркса” — («Аграрный вопрос и “критики Маркса”»,)         произведение В. И. Ленина, посвященное защите и развитию марксистской аграрной теории, научному обоснованию программы марксистской партии по аграрному вопросу в буржуазно демократической революции.… …   Большая советская энциклопедия

  • Россия. Аграрный вопрос — (дополнение к статье) Вслед за освобождением от крепостной зависимости крестьяне принуждены были арендовать землю у владельцев, казны, удела и искать себе заработков как в помещичьих хозяйствах, так и внеземледельческих. Полученный ими надел и… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • АГРАРНЫЙ — (от лат. ager поле). Полевой, касающийся преимущественно разделения полей и поземельных угодий. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. АГРАРНЫЙ касающийся землевладения; аграрные законы относящиеся до… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Вопрос — Вопрос  форма мысли, выраженная в языке предложением, которое произносят или пишут, когда хотят что нибудь спросить, то есть получить интересующую информацию. В русском языке, если вопрос произносят, то используют вопросительную интонацию, а …   Википедия

  • ВОПРОС — Аграрный вопрос. Жарг. мол. Шутл. Мужской половой орган. Елистратов 1994, 663; ЖЭСТ 1, 141. Больной вопрос. Разг. Назревшая, но трудноразрешимая проблема. ФСРЯ, 78; БМС 1998, 96 СБГ 1, 69. Вопрос жизни или смерти. Разг. Дело, имеющее для кого л.… …   Большой словарь русских поговорок

  • АГРАРНЫЙ — (лат. agrarius) земельный, относящийся к землевладению, землепользованию, напр., аграрный вопрос …   Большой Энциклопедический словарь

Книги

Другие книги по запросу «Аграрный вопрос» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»