Лист это:

Лист
I (List)
        Вильгельм (р. 14.5.1880, Оберкирхберг, Вюртемберг), генерал-фельдмаршал фашистской Германии (1940). В армии с 1898. Окончил Военную академию (1912). Участник 1-й мировой войны 1914—18, затем служил в рейхсвере. В 1938 командовал армейской группой при оккупации Судетской области. Во время нападения на Польшу в 1939 — командующий 14-й армией, во время разгрома Франции в 1940 и агрессии против Югославии и Греции в 1941 — командующий 12-й армией; затем командовал оккупационными войсками на Балканах. С июня по сентябрь 1942 командующий группой армий «А», наступавшей на Кавказ. За разногласия с Гитлером по вопросам стратегического планирования был уволен в отставку. В 1948 приговорён военным трибуналом в Нюрнберге к пожизненному заключению за военные преступления в Югославии и Греции. В 1952 освобожден американскими властями, проживает в ФРГ.
II (Liszt)
        Ференц (Франц) (22.10.1811, Доборьян, близ г. Шопрон, Венгрия, — 31.7.1886, Байрёйт, Германия), венгерский композитор, пианист, музыкально-общественный деятель. Игре на фортепьяно в детстве учился у отца (музыканта-любителя), концертировал с 9 лет. Совершенствовался у К. Черни (фортепьяно) и А. Сальери (композиция) в Вене, у Ф. Паэра и А. Рейхи (композиция) в Париже (с 1823), где в 1825 была поставлена опера Л. «Дон Санчо, или Замок любви» (жанр, в котором Л. ничего законченного больше не создал), написаны его первые фортепьянные сочинения — 12 этюдов, «Бравурное аллегро», «Бравурное рондо» и др. Одновременно успешно выступал как пианист. Увлечение философией просветителей, романтической поэзией и главным образом общение с Г. Берлиозом, Н. Паганини и Ф. Шопеном оказали влияние на формирование эстетических принципов Л., которые нашли отражение в его музыкальном творчестве, а также в статьях, написанных совместно с М. д'Агу (печаталась под псевдонимом Даниель Стерн). В своих демократических по духу литературных работах Л. ставил вопросы о положении художника в буржуазном обществе, о социальной значимости искусства, о программности в музыке и др. Л. приветствовал Июльскую революцию 1830; под впечатлением революционных событий написал «Революционную симфонию» (не окончена), после восстания лионских ткачей (1834) — пьесу для фортепьяно «Лион». В 1838—47, гастролируя с триумфом во всех странах Европы, прославился как пианист, обладавший мощным артистическим темпераментом, сочетавший блестящую виртуозность с поэтичностью и драматизмом, как великий преобразователь фортепьянной игры и композитор-новатор, не только расширивший сферу применения фортепьяно, но и выработавший новые приёмы трактовки фортепьяно. Он придал оркестровое звучание фортепьяно, расширил сферу его художественного воздействия, превратив фортепьяно из салонно-камерного в инструмент для массовой аудитории, что соответствовало его идее демократизации искусства. Реформаторские устремления Л. особенно ярко проявились в оперных фантазиях, виртуозных переложениях и обработках для фортепьяно — «Фантастической симфонии» Берлиоза (1833), симфоний Л. Бетховена, увертюры «Вильгельм Телль» Дж. Россини (1838), «Бравурных этюдов» по каприсам Паганини (1838), многих песен Ф. Шуберта (1838—46); фантазиях на темы опер Ф. Д. Э. Обера, В. Беллини, Г. Доницетти, Дж. Мейербера, В. А. Моцарта, К. М. Вебера, Дж. Верди и др.
         Во время гастролей в России (1842, 1843, 1847) Л. встречался с М. И. Глинкой, Мих. Ю. Виельгорским, В. Ф. Одоевским; он проникся любовью к русской музыке, сделал транскрипции «Соловья» А. А. Алябьева и «Марша Черномора» Глинки.
         В конце 1830-х гг. Л. создал ряд прославивших его оригинальных произведений для фортепьяно: «Альбом путешественника» (3 тетр., 1835—36), 12 больших этюдов (2-я ред. 1838, позднейшая переработка — «Этюды трансцендентного исполнения», 1851), «Три сонета Петрарки» (1-я редакция 1839); «Пляску смерти» (с оркестром, 1838—59) и др. Велики достижения Л. и в симфоническом творчестве, расцвет которого связан с первым, «веймарским периодом» (1848—61), когда, отказавшись от карьеры концертирующего виртуоза и приняв должность придворного капельмейстера в Веймаре, он создал крупнейшие программные сочинения для оркестра: «Фауст-симфонию» (1854—57), «Симфонию к «Божественной комедии» Данте» (1855—56), 12 симфонических поэм (13-я — «От колыбели до могилы» — написана позднее, в 1881—82), в том числе «Тассо. Жалоба и триумф» (по Гёте, 1849—54), «Прелюды» (по Отрану и Ламартину, 1848—54), «Мазепа» (по Гюго, 1851), «Идеалы» (по Шиллеру, 1857); «Два эпизода из "Фауста " Ленау» («Ночное шествие» и «Мефисто-вальс», около 1860) и др., а также ряд хоровых произведений. Л. создал новый музыкальный жанр — программную одночастную симфоническую поэму. Он воплотил в музыке «вечные образы» мирового искусства (Фауст, Прометей, Орфей, Гамлет и др.). Художественной задачей Л. было приблизить музыкальное искусство к передовым идеям времени; его привлекала сильная, свободолюбивая личность, борющаяся за гуманистические идеалы. Претворяя в симфонических поэмах поэтически-сюжетный замысел, Л. стремился создавать музыку образно-конкретную, действенную и тем самым более доступную. К программно-симфоническим произведениям примыкают по замыслу крупнейшие фортепьянные сочинения — соната си-минор (1853), цикл пьес «Годы странствий» (1-й год — 1836—54, 2-й год — 1838—60, 3-й год — 1867—77), основанные на впечатлениях от путешествий по Швейцарии и Италии и на образах искусства, «Поэтические и религиозные гармонии» (1845—52). В 1840—60-е гг. Л. создал 2 концерта (около 1849—56, 1839—61) и «Фантазию на венгерские народные темы» (1852) для фортепьяно с оркестром, а также др. сочинения на венгерские темы, свидетельствующие о неразрывных творческих связях Л. с родиной. Л. использовал венгерский музыкальный фольклор в произведениях различных жанров — «Венгерских рапсодиях» для фортепьяно (15 рапсодий написаны в 1846—51; 4 последние в 1882—85), «Погребальном шествии» (для фортепьяно, 1849), симфонических поэмах «Венгрия» (1854) и «Плач о героях» (1854), «Венгерских исторических картинах» и пьесах «Ракоци-марш», «Памяти Петёфи», «Погребенье Мошоньи» (для фортепьяно) и др. В Веймаре, где вокруг Л. объединились видные музыканты (Х. Бюлов, И. Рафф и др.), образовавшие т. н. веймарскую школу (См. Веймарская школа), Л. реализовал свои демократические идеи и как дирижёр — пропагандист сочинений современных ему композиторов (в т. ч. опер Р. Вагнера), и как музыкальный публицист (статьи о сочинениях Берлиоза, Шумана, Вебера и др.; книга о Шопене). С демократических позиций Л. разработал план реформы оперного театра, встретивший сопротивление консервативных аристократических кругов. В 1861в результате интриг Л. покинул Веймар, куда затем периодически возвращался, живя то в Риме, то в Будапеште. Разочаровавшись в окружающей действительности, охваченный пессимистическими настроениями, Л. в 1865 принял сан аббата. В 1860—80 он создал ряд церковных сочинений — органных и хоровых, а также многие сочинения для фортепьяно, в том числе 2-й и 3-й «Мефисто-вальсы», знаменитые «Три забытых вальса», транскрипции сцены «Смерть Изольды» из оперы «Тристан и Изольда» Вагнера, а также полонеза из оперы «Евгений Онегин» П. И. Чайковского; многочисленные хоры, романсы и песни (около 70), среди которых шедевры песенной лирики, и др. Одновременно продолжал содействовать развитию передового искусства, особенно венгерского: участвовал в учреждении в 1875 Академии музыки в Будапеште (носит его имя), был её первым президентом; способствовал формированию исполнительского и композиторского творчества венгерских музыкантов, а также деятелей национальной музыкальной культуры др. стран. В Веймаре Л. посещали и пользовались его советами пианисты А. И. Зилоти, В. В. Тиманова, Э. д'Альбер, А. Рейзенауэр и др.; композиторы А. П. Бородин, Б. Сметана, Э. Григ, С. Франк, К. Сен-Санс, И. Альбенис, А. К. Глазунов и др. Особенно тесные связи были у Л. с русскими музыкантами, творчество которых он высоко ценил.
         Не лишённая противоречий, но в целом прогрессивная разносторонняя деятельность Л. имела огромное значение для развития мировой музыкальной культуры, содействуя становлению многих национальных композиторских школ, в первую очередь — венгерской.
        
         Лит.: Трифонов П. А., Ф. Лист, СПБ, 1887; Зилоти А. И., Мои воспоминания о Ф. Листе, СПБ, 1911; Киселев В. А., Франц Лист и его отношение к русскому искусству, М., 1929; Мильштейн Я. И., Ф. Лист, [т.] 1—2, 2 изд., М., 1971 (библ.); Сабольчи Б., Последние годы Ф. Листа, пер. с венг., Будапешт, 1959; Ramann L., Franz Liszt als Künstler und Mensch, Bd 1—2 (Abt. 1—2), Lpz., 1880—94; Raabe P., Franz Liszt, Bd 1—2, Stuttg. — B., 1931; Searle H., The music of Liszt, L., 1954; 3 ed., N. Y., 1966; Rehberg P., Franz Liszt. Die Geschichte seines Lebens, Schaffens und Wirkens, Z., 1961.
         Я. И. Мильштейн.
        Ф. Лист.
        Ф. Лист.
III (Liszt)
        Франц фон (2.3.1851, Вена, — 21.6.1919, Зехейм, Австрия), австрийский юрист, специалист в области международного права и уголовного права. Профессор уголовного права в Гисенском (с 1879),. Марбургском (с 1882), Галле-Виттенбергском (с 1889) и Берлинском университетах. Один из основателей международного союза криминалистов и журнала «Zeitschrift für die gesarnte Strafrechtswissenschaft». Представитель социологической школы уголовного права (См. Социологическая школа уголовного права). Автор многочисленных трудов по вопросам уголовного права, в том числе 2-томного курса уголовного права (1891), а также книги «Международное право в систематическом изложении» (1898; на русском языке книга выдержала 6 изданий, наиболее известно издание 1926 под редакцией советского учёного В. Э. Грабаря (См. Грабарь)).
IV (List)
        Фридрих (6.8.1789, Рёйтлинген, — 30.11.1846, Куфштейн), немецкий экономист, представитель вульгарной политической экономии, выразитель интересов германской промышленной буржуазии. С 1817 профессор государственной практики в Тюбингенском университете. Один из организаторов «Всеобщей ассоциации германских промышленников и купцов». Основная работа Л. — «Национальная система политической экономии» (1841), в которой политическая экономия как наука была подменена «национальной экономией» — системой рекомендаций по экономической политике для развивающейся германской буржуазии. Он развил идею «воспитательного протекционизма», требующую активного вмешательства государства в экономическую жизнь. Л. стремился разработать теорию производительных сил, основной составной частью которых он считал «умственный капитал» (научные открытия, успехи в искусстве и т. д.), определяемый им как главный источник богатства нации. Л. защищал шовинистическую идею господства Германии в Европе, рассматривая войну как «благословение нации». Некоторые идеи Л. были использованы нацистской геополитикой (См. Геополитика).
        
         Лит.: Маркс К., Теории прибавочной стоимости (IV том «Капитала»), ч. 1, гл. 4, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 26, ч. 1; Смит М. Н., Очерки истории буржуазной политической экономии, М., 1961; Roll E., A history of economic thought, L., 1956; Roussakis E. N., Friedrich List, the Zollyerein and the uniting of Europe, Bruges, 1968.
         Ю. А. Васильчук.
V (folium)
        орган высших растений, выполняющий функции Фотосинтеза и транспирации (См. Транспирация), а также обеспечивающий газообмен с воздушной средой и участвующий в др. важнейших процессах жизнедеятельности растения.
         Морфология, анатомия листа и его происхождение. От других вегетативных органов высших растений — корня и стебля — Л. морфологически отличается обычно дорзовентральной (а не радиальной) симметрией, боковым положением и, как правило, ограниченным базальным ростом. Возникает Л. из наружных слоев клеток первичной меристемы (См. Меристема) конуса нарастания стебля. Л. у большинства растений растет сначала верхушкой, а затем интеркалярно. Чаще всего Л. состоит из расширенной плоской пластинки, в которой происходят все основные физиологические процессы, и черешка — суженной стеблевидной части, прикрепляющей пластинку к побегу (рис. 1). Благодаря черешку Л. способен занимать определённое положение по отношению к свету. У многих растений (многих норичниковых, губоцветных и др.) Л. не имеет выраженного черешка; такой Л. назыается сидячим. Часто на одном и том же растении одновременно встречаются Л. и сидячие, и черешчатые (черешковые). Нижняя часть Л. нередко расширена в т. н. Влагалище, более или менее охватывающее стебель. Л. с хорошо выраженными влагалищами особенно характерны для зонтичных и злаков. Близ основания Л. многих растений развиваются обычно парные симметрично расположенные придатки — Прилистники — в виде листочков, щетинок, чешуек и т.п.
         Форма Л. очень разнообразна. Различают Л. простой — с черешком и одной пластинкой, и Л. сложный — с главным черешком, или главной осью (рахисом), и черешками (осями) последующих порядков, к которым прикрепляются листочки; части, слагающие типичный сложный Л., снабжены сочленениями. Пластинка Л. по форме (очертанию) бывает округлой, эллиптической, ланцетовидной, ромбовидной, яйцевидной и т.п. (рис. 2). Л. может быть также игловидным, шиловидным, щетиновидным, цилиндрическим и иной формы. Различают, кроме того, Л. чешуевидной, щитовидной, воронковидной и др. форм. Для классификации Л. большое значение имеет форма основания пластинки (сердцевидная, копьевидная, почковидная и др.), характер очертания её верхушки (заострённая, тупая и т.п.) и особенности её края (зубчатый, пильчатый, городчатый, цельный и т.д.). В зависимости от характера и глубины расчленения пластинки различают Л. лопастные, раздельные или рассеченные. Большое значение (особенно для исследования ископаемых растений (См. Ископаемые растения)) имеет характер расположения жилок в пластинке, т. е. Жилкование (перистое, пальчатое, дланевидное, дуговидное и др.). Л. может быть голым, опушенным, морщинистым, гладким, а также плёнчатым, кожистым или сочным. Средняя длина Л. 3—10 см, однако размеры его варьируют от нескольких мм до 20 м (у пальмы рафии смолистой). Продолжительность жизни Л., особенно у растений умеренных широт, обычно невелика — около 6 мес; с окончанием вегетационного периода Л. отмирают. Лишь у вечнозелёных растений Л. сменяются не периодически, а могут жить более года (см. Листопад). Л. одного и того же растения обычно различаются незначительно, главным образом размерами; однако иногда наблюдается разнолистность, или Гетерофиллия. Л. на стебле располагаются в определённом порядке и развиваются с той или иной последовательностью. У мн. растений Листорасположение и ориентировка Л. способствуют максимальному использованию света, образуя т. н. листовую мозаику (См. Листовая мозаика).
         Л., особенно у цветковых растений, чутко реагируют на условия обитания и их колебания. Они легче др. органов способны к приспособит. видоизменениям, например к жизни в засушливых областях, а также к существованию в др. необычных или суровых (экстремальных) условиях (см. Метаморфоз). Несмотря на сходную в общих чертах схему строения, разница в особенностях Л. у представителей разных отделов или классов высших растений значительна. Так, Л. хвойных обычно игольчатой формы, эпидермис их с толстой кутикулой (См. Кутикула), в мякоти Л. проходят смоляные ходы, а проводящие пучки окружены особой, т. н. трансфузионной, тканью. Л. двудольных, как правило, с сетчатым жилкованием, нередко с расчленённой сложной пластинкой. Л. однодольных чаще всего с параллельным или дуговидным жилкованием, нередко линейные и лишь иногда расчленённые.
         Анатомическое строение Л. различается даже в пределах одного вида, однако в общих чертах оно единообразно и у разных видов (рис. 3). Обычно пластинка Л. с обеих сторон снабжена однослойной покровной тканью — кожицей, или Эпидермисом. Между верхним и нижним эпидермисом располагается основная ткань, или мякоть, Л. (мезофилл), чаще дифференцированная на столбчатую, или палисадную, состоящую из удлинённых клеток с хлоропластами и занимающую верхнюю, обращенную к свету часть Л., и губчатую, сложенную из клеток с большими межклетниками и заполняющую нижнюю часть его. Л. пронизан жилками — проводящими пучками, которые наряду с механическими тканями создают остов Л. Механические ткани, придающие Л. прочность, чаще располагаются у крупных жилок, но иногда развиваются в мякоти Л. Клетки эпидермиса часто бесцветные, тесно примыкают друг к другу: они живые и, за исключением расположенных в эпидермисе устьичных клеток, лишены хлорофилла. Снаружи эпидермис обычно покрыт кутикулой, а иногда и восковым налётом, что определяет защитную функцию эпидермиса. Возможно, защитную роль играют и волоски на поверхности Л. Через многочисленные устьица в эпидермисе Л. осуществляются газообмен и транспирация: в Л. поступает наружный воздух, проникающий в межклетники губчатой паренхимы, а из Л. выделяются пары воды и газы.
         Возникновение и развитие Л. связано с приспособлением растений к разнообразным условиям наземного образа жизни. Вероятнее всего, у большинства растений Л. — это результат дифференцировки, уплощения и срастания боковых осей ветвящегося тела растения. Лишь у немногих, например у плауновидных, Л. возник как экзогенный вырост осевых органов. Нередко Л. считают не отдельным органом, а лишь частью единого цельного органа растений — побега. Листовидные выросты мохообразных, которые часто называют Л., на самом деле не гомологичны Л. остальных высших растений, т.к. образуются на гаметофите (а не на спорофите, как у др. высших растений).
         Физиология листа. Л. — активный орган, определяющий, направляющий и регулирующий общие процессы жизнедеятельности растения. Меняя под влиянием различных условий количество и качество образуемых в процессе фотосинтеза продуктов, Л. определяет рост растения и его продуктивность. Жизнедеятельность Л. тесно связана с жизнедеятельностью растения как целого: снабжая его ассимилятами, Л. сам снабжается при помощи др. органов водой, элементами минерального питания, некоторыми физиологически активными веществами (например, кининами). В соответствии с этим Л. обладает рядом важных и характерных для выполняемых им функций признаков. Один из них — приспособленность к интенсивному газообмену с воздушной средой. Так, 1 м2 листовой пластинки может усваивать за час из окружающего воздуха до 6—8 г (3—4 л) CO2 и одновременно выделять в окружающий воздух столько же по объёму O2. Высокая эффективность обеспечивается его структурой (толщина листовой пластинки чаще равна 0,1—0,25 мм.) и высокими показателями отношения поверхности (S) к объёму (V) (S/V = 100—200 см2/см3) или к сырой и сухой массе (соответственно 100 и 500 см2). Высокая способность Л. к газообмену определяется большой пористостью, наличием в эпидермисе устьиц (до 30 тыс. на 1 см2) и пористым строением мезофилла.
         Важное условие высокой фотосинтетической активности — быстрый отток образуемых ассимилятов в др. органы, а в связи с этим — степень развития проводящих систем и прежде всего флоэмы проводящих пучков (жилок). В интенсификации транспорта ассимилятов из Л. в др. органы играет роль у некоторых растений анатомическая структура и, в частности, наличие обкладочных клеток проводящих пучков, в которых сосредоточены хлоропласты и запасаются большие количества крахмала. Многие растения, Л. которых обладают такой структурой (кукуруза, сахарный тростник, сорго и др.), характеризуются особым типом фотосинтеза и его интенсивностью, а также высокой продуктивностью. Непременное условие для фотосинтеза — наличие в хлоропластах ассимилирующих клеток Хлорофилла и каротиноидов (См. Каротиноиды), содержание которых варьирует у разных растений. При содержании хлорофилла в расчёте на 1 дм2 листовой пластинки 2—4 мг и более количество хлорофилла уже не лимитирует фотосинтез. Л. растений поглощают при этом практически всю энергию входящего в них света с длиной волны от 360 до 720 нм и некоторое количество энергии инфракрасных лучей, пропуская только около 5% энергии (12—15% обычно отражается). При этом в солнечный полдень 1 м2 пластинки Л. может поглотить до 1,5 Мдж (360 ккал) энергии в час. Но в лучшем случае только 5—10% этой энергии превращается в энергию химических связей, остальная превращается в тепло и, нагревая Л., частично уходит в окружающую среду в результате теплоотдачи. При этом не происходит перегрева Л., т.к. около 247 кдж (59 ккал) затрачивается на испарение каждых 100 г воды, которую Л. испаряет в большом кол-ве (в данном примере 1 м2 листовой поверхности, образуя в час при наивысшей освещённости около 4—6 г ассимилятов, может испарять до 500—700 г воды). Однако часто, например в зонах недостаточного водоснабжения, у растений формируются Л., строение которых обеспечивает лучшее снабжение водой, а иногда даже большее её испарение, что увеличивает так называемую сосущую силу. При временных нарушениях водного баланса в Л. активизируются регуляторные системы — движения устьиц, сокращения водоотдачи клетками и т.д., что одновременно ведёт к ослаблению интенсивности газообмена, а следовательно, и фотосинтеза. Сохранению водно-теплового баланса на оптимальном уровне способствуют также восковой налёт на Л., опушённость эпидермиса, сокращение числа устьиц, утолщение Л. в результате сильного развития хорошо оводнённой ткани, превращение Л. в колючки, чешуи и т.п. (функцию фотосинтеза выполняют при этом содержащие хлорофилл стеблевые органы). Редуцированы Л. и у многих растений-паразитов, которые питаются органическими веществами не за счёт фотосинтеза, а добывая их через присоски у растений-хозяев.
         Однако не отдельный Л. и не одиночное растение, а их совокупность в естественных или культурных Фитоценозах как целостных фотосинтезирующих системах обеспечивает наилучшее использование Л. в процессе фотосинтеза потоков приходящей на поверхность Земли энергии солнечного света, CO2 из воздуха и факторов почвенного плодородия, а следовательно, наивысшую продуктивность. При благоприятных условиях фитоценозы большинства растений практически могут поглощать всю энергию входящего в них света и давать максимальную продукцию, образуя оптимальную площадь Л. — 4—5 м2 на 1 м2 занимаемой ими площади земли. Т. о., получение посевов и насаждений с оптимальной площадью Л. и динамикой её формирования — важнейшая задача повышения продуктивности растений. Эта задача решается по-разному, но на основе общих закономерностей фотосинтетической деятельности Л. растения в фитоценозах. Т. о., через фотосинтез, осуществляемый преимущественно в Л., реализуется космическая функция зелёных растений, которые поглощают солнечную энергию, используя её на биосинтез органического вещества. Через процессы фотосинтеза и дыхания Л. поддерживают баланс O2 и CO2 в воздухе, через транспирацию Л. участвуют в круговороте воды на Земле.
         Использование листьев в хозяйственной деятельности человека разнообразно. Л. многих растений употребляют в пищу (салат, щавель, укроп, капуста, лук, петрушка и т.д.), из Л. белены, сенны, наперстянки и многих др. получают лекарственные вещества. Л. др. растений используют на корм с.-х. животным в виде сена, сенажа, силоса и свежей травы, Л. шелковицы — на корм для тутового шелкопряда. Из Л. герани, мяты и др. растений получают эфирные масла, используемые в парфюмерной и кондитерской промышленности. Из Л. некоторых растений добывают дубильные вещества. Л. чайного куста и табака служат сырьём в чайной и табачной промышленности. В тропиках Л. многих растений используют для получения грубого волокна, а Л. пальм — как кровельный материал.
        
         Лит.: Тимирязев К. А., Жизнь растения (лекция 5), Избр. соч., т. 1, М., 1957; Серебряков И. Г., Морфология вегетативных органов высших растений, М., 1952; фотосинтезирующие системы высокой продуктивности, Сб., М., 1966; Ничипорович А. А., фотосинтез и теория получения высоких урожаев, М., 1956; Федоров А. А., Кирпичников М. Э., Артюшенко З. Т., Атлас по описательной морфологии высших растений. Лист, М. — Л., 1956; Тахтаджян А. Л., Основы эволюционной морфологии покрытосеменных, М. — Л., 1964; Ботаника, 7 изд., т. 1, М., 1966; Эсау К., Анатомия растений, М., 1969; фотосинтез и использование солнечной энергии, Сб., Л., 1971.
         М. Э. Кирпичников, А. А. Ничипорович, А. А. Федоров.
        Рис. 1. Схематическое изображение строения полного простого листа: 1 — листовая пластинка; 2 — черешок; 3 — влагалище; 4 — прилистники; 5 — основание листа; 6 — верхушка листовой пластинки; 7 — край листовой пластинки; 8 — средняя жилка; 9 — боковые жилки; 10 — основание листовой пластинки.
        Рис. 1. Схематическое изображение строения полного простого листа: 1 — листовая пластинка; 2 — черешок; 3 — влагалище; 4 — прилистники; 5 — основание листа; 6 — верхушка листовой пластинки; 7 — край листовой пластинки; 8 — средняя жилка; 9 — боковые жилки; 10 — основание листовой пластинки.
        Рис. 2. Лист: 1 — игловидный; 2 — линейный (видны узел, влагалище, язычок и пластинка); 3 — продолговатый; 4 — ланцетовидный; 5 — овальный; 6 — эллиптический, дуговидножилковатый, цельнокрайный; 7 — округлый; 8 — яйцевидный, перистожилковатый, зубчатый; 9 — обратнояйцевидный; 10 — ромбовидный; 11 — лопатчатый; 12 — сердцевиднояйцевидный, городчатый; 13 — почковидный; 14 — стреловидный; 15 — копьевидный; 16 — перистолопастный; 17 — пальчатолопастный, пальчатожилковатый; 18 — пальчатораздельный с пильчатыми долями; 19 — пальчаторассечённый; 20 — лировидный; 21 — тройчатосложный; 22 — пальчатосложный; 23 — парноперистосложный с прилистниками и усиками; 24 — непарноперистосложный с прилистниками; 25 — дваждыперистосложный; 26 — многократноперистосложный; 27 — прерывчатоперистый; 28 — чешуйчатый.
        Рис. 2. Лист: 1 — игловидный; 2 — линейный (видны узел, влагалище, язычок и пластинка); 3 — продолговатый; 4 — ланцетовидный; 5 — овальный; 6 — эллиптический, дуговидножилковатый, цельнокрайный; 7 — округлый; 8 — яйцевидный, перистожилковатый, зубчатый; 9 — обратнояйцевидный; 10 — ромбовидный; 11 — лопатчатый; 12 — сердцевиднояйцевидный, городчатый; 13 — почковидный; 14 — стреловидный; 15 — копьевидный; 16 — перистолопастный; 17 — пальчатолопастный, пальчатожилковатый; 18 — пальчатораздельный с пильчатыми долями; 19 — пальчаторассечённый; 20 — лировидный; 21 — тройчатосложный; 22 — пальчатосложный; 23 — парноперистосложный с прилистниками и усиками; 24 — непарноперистосложный с прилистниками; 25 — дваждыперистосложный; 26 — многократноперистосложный; 27 — прерывчатоперистый; 28 — чешуйчатый.
        Рис. 3. Схематическое изображение анатомического строения части листа: 1 — кутикула; 2 — верхний эпидермис; 3 — палисадная ткань; 4 — хлорофилловые зёрна; 5, 6 — воздухоносные межклетники; 7 — губчатая ткань; 8 — крупный воздухоносный межклетник, или т. н. дыхательная полость; 9 — замыкающая клетка устьица; 10 — нижний эпидермис в разрезе; 11 — нижний эпидермис в плане; 12 — кутикулярный валик.
        Рис. 3. Схематическое изображение анатомического строения части листа: 1 — кутикула; 2 — верхний эпидермис; 3 — палисадная ткань; 4 — хлорофилловые зёрна; 5, 6 — воздухоносные межклетники; 7 — губчатая ткань; 8 — крупный воздухоносный межклетник, или т. н. дыхательная полость; 9 — замыкающая клетка устьица; 10 — нижний эпидермис в разрезе; 11 — нижний эпидермис в плане; 12 — кутикулярный валик.
VI
        в издательском деле и полиграфии, единица измерения печатной продукции. Авторский Л. служит для измерения объёма литературного произведения, представленного автором, и равен в СССР 40 тыс. печатных знаков (см. Авторский лист). Бумажный Л. — единица для расчёта количества бумаги, потребной или израсходованной на издание; обозначается в см ширины и длины (например, 60×90 см). Размер готовой книги, журнала и т. д. составляет 1/2, 1/4, 1/8, 1/16 и т. д. Л. и зависит от исходного формата бумажного Л. и количества сгибов, на которые складывается Л. в процессе производства (например, Ин-фолио). Размеры бумажного Л. в большинстве стран нормализованы или стандартизованы. В СССР ГОСТ 1342—68 «Бумага для печати. Форматы» содержит 7 форматов листовой бумаги (в см): 60×84; 60×90; 70×90; 70×100; 70×108; 75×90; 84×108 и 7 форматов (ширин) ролевой бумаги от 60 до 120 см; ГОСТ 6445—53 определяет бумагу для газетного производства с шириной рола от 42 до 168 см. Печатный Л. служит для измерения натурального (фактического) объёма издания; это оттиск на одной стороне бумажного Л. формата 60×90 см. Оттиск на бумаге стандартных размеров других форматов (например, 70×90 см) называется физическим печатным Л. данного формата; при планировании и учёте издательской продукции объём, исчисленный в физических печатных Л., обычно пересчитывается в так называемые условные Л. формата 60×90 см (через коэффициент, равный отношению площади применяемого Л. к площади Л. 60×90 см, принятого за единицу). Учётно-издательский Л. служит для подсчёта объёма печатного издания и равен, так же как и авторский Л., 40 тыс. знакам, или 700 строкам стихотворного текста, или 3000 см2 графического материала. Объём печатного издания, исчисленный в учётно-издательских Л., включает: объём собственно литературного произведения плюс объём всего прочего текстового и графического материала (редакционное предисловие, колонцифры, колонтитулы и т. д.), помещенного в издании. Учётно-издательский Л. применяется для издательского планирования и учёта, измерения труда редакторов, технических редакторов, корректоров и т. п.

Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.

Синонимы:

Смотреть что такое "Лист" в других словарях:

  • лист — сущ., м., употр. очень часто Морфология: (нет) чего? листа, чему? листу, (вижу) что? лист, чем? листом, о чём? о листе; мн. что? листы, (нет) чего? листов, чему? листам, (вижу) что? листы, чем? листами, о чём? о листах 1. Лист это тонкий кусок,… …   Толковый словарь Дмитриева

  • ЛИСТ — муж. листик, листок, точек; листишка; листища; одиночная часть, разного вида и объема, того, что образует зелень растений (кроме стволов и стеблей), ботву овощей, листву лиственных дерев, игольник или хвои хвойных. Листы или листья б.ч.… …   Толковый словарь Даля

  • ЛИСТ — ЛИСТ, листа, мн. листья, листьев, и листы, листов, муж. 1. мн. листья. Один из основных органов растения, служащий ему для дыхания и состоящий из пластинки и черенка (бот.). Дубовый лист. Капустный лист. Дрожать, как осиновый лист. 2. только ед …   Толковый словарь Ушакова

  • Лист —         Разнообразие листьев цветковых растений, богатство их форм поистине фантастическое. Морфологическое многообразие листьев цветковых несравнимо ни с одной другой группой высших растений, в том числе значительно превосходит многообразие… …   Биологическая энциклопедия

  • лист — а; мн. листья, тьев и листы, ов; м. 1. мн.: листья и листы. Орган воздушного питания и газообмена у растений, имеющий обычно вид тонкой зелёной пластинки какой л. формы, определенной для каждого растения, на черенке прикреплённой к его стеблю или …   Энциклопедический словарь

  • лист — дрожать как осиновый лист, как лист перед травой, пристать как банный лист. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. лист листок, страница, плита, пластина, створка; матико, вайя,… …   Словарь синонимов

  • ЛИСТ — (лат. folium, греч. phyllon), один из основных органов высших растений, занимающий боковое положение на стебле (оси побега) и выполняющий функции фотосинтеза, транспирации и газообмена. Как правило, Л. плоский дорсивентральный орган, форма к рого …   Биологический энциклопедический словарь

  • лист — а, м. liste f. устар. Роспись, список, реестр, исчисление, употребляется обыкновенно тогда, когда говорят о росписе имен чиновнических. Ян. 1804. Лист, кому надлежит подарки давать. Новеллисту .. Пенсионарий и грефий Фогель и Шлингерлянд для того …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • ЛИСТ — «люблю и сильно тоскую»; «легавых и стукачей трамбуй» татуир. ЛИСТ Ленинградский институт советской торговли имени Ф. Энгельса образование и наука, Санкт Петербург, СССР ЛИСТ Л.И.С.Т. лаборатория исследования световых технологий …   Словарь сокращений и аббревиатур

  • Лист — единица измерения в издательском деле и полиграфии. См.: Авторский лист, Бумажный лист, Печатный лист, Учетно издательский лист …   Реклама и полиграфия

  • лист —  ЛИСТ    , а, м.    ◊ Долгие листы. Шулерская колода, в которой длинные края всех карт, кроме тузов, обрезаны на один волосок.    ◘ Шулер, зная, что у неопытного партнёра долгие листы, разумеется, снимет так, что хоть один туз пойдёт ему самому …   Карточная терминология и жаргон XIX века

Книги

Другие книги по запросу «Лист» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»