ФЕОДАЛИЗМ


ФЕОДАЛИЗМ
(нем. Feudalismus, франц. féodalité, от позднелат. feodum, feudum - феод) - во всемирно-историческом процессе вторая классово-антагонистическая формация, пред- ставляющая - в поступательном развитии общества - ступень, стадиально следующую за рабовладельческим строем; в истории ряда регионов Ф. представлял первую классовую формацию.

Определение Ф. связано со мн. трудностями, обусловленными как сходностью ряда черт, присущих всем докапиталистич. формациям в целом и не являющихся исключит. спецификой Ф. (таких, как преобладание агр. экономики и натурального хозяйства, рутинное состояние техники и др.), так и наличием множества региональных и стадиальных разновидностей феод. строя. Это различия: в формах зем. собственности (частновотчинная, государ- ственная, сочетание той и другой); в формах экономич. реализации этой собственности (сеньориальная - рента, государственная - налог, их сочетания); в формах конституирования феод. господствующего класса (частнодоговорная иерархически соподчиненная вассально-ленная система, государственно-служилая система, их сочетания); в формах политич. организации феод. господства (гос-во - сумма слабо связанных территориальных княжеств, гос-во централизованное - сословная и абсолютная монархии) и др.

Бурж. историография, сосредоточив внимание на особенностях элементов надстройки, определяла Ф. то с точки зрения юридической, то политической, то идеологической. Но тем самым та или иная "вторичная" черта феод. строя (производная от экономич. базиса) превращалась в определяющую его черту. Со времени Ф. Гизо, давшего политико-юридич. определение Ф., в качестве "классич. черт" Ф. стали рассматриваться условный характер зем. собственности, вассально-ленная система и феод. иерархия. Историки, изучавшие к.-л. одну из этих черт, чаще всего трактовали именно ее как основополагающую. Так, историки т. н. юридической школы в качестве решающего признака Ф. выдвигали вассально-ленный договор (в новейшее время - Ф. Гансхоф, Ф. Стентон, К. Стефенсон и др.). Историки т. н. политической школы сосредоточили внимание на проблеме "рассеяния суверенитета", т. е. ослабления центр. власти и перехода гос. функций к вотчинникам на местах; в результате Ф. для них - синоним политич. раздробленности, любая форма централизованной монархии, даже номинально "опирающаяся" на институт подданства, уже не является в их глазах Ф. (Г. Вайц, П. Рот; в новейшее время - Р. Кулборн, И. Страйер). Развившееся не без влияния марксизма т. н. социальное направление (в новейшее время - М. Блок и др.) усматривает один из гл. признаков Ф. в вотчинном (сеньориальном) строе. В рамках этого направления выявилась также тенденция возводить в абсолют натурально-хозяйственный характер экономики Ф. (П. Г. Виноградов, О. Хинце и др.). В результате развитие товарно-ден. отношений, рыночного обмена отождествлялось с разложением Ф. (рецидив такого подхода к сущности Ф. представляют совр. концепции "кризиса Ф." уже в 14-15 вв., получившие распространение не только среди бурж. историков, но и среди нек-рой части марксистских или близких к марксизму историков). Для части совр. бурж. историков характерны скептич. отношение к возможности дать общее определение Ф., призывы отказаться от самого термина "Ф." (ввиду его "многозначности" или наоборот - "крайней узости") или ограничиться его применением только к территории междуречья Луары и Рейна, где юридич. институт, давший название всему строю, - феод сложился в его классич. виде. С различным подходом к определению Ф. связан ответ на вопрос о всемирно-историческом или узколокальном характере Ф. Историки, настаивающие на строго юридич. интерпретации термина "Ф.", отрицают наличие Ф. даже в значит. части стран европ. континента. Историки, склоняющиеся к социальной интерпретации Ф., придают этому строю более универсальный характер, считая, что он существовал не только в странах Европы, но и Азии и Сев. Африки. Однако при этом в нек-рых направлениях бурж. историографии выявилась тенденция превратить понятие "Ф." из исторического, связанного с определенной ист. эпохой, в идеально-типическое, вневременное, с помощью к-рого можно "восходить" в поисках Ф. к любой эпохе (Страйер и др.).

Определение Ф., базирующееся на марксистской методологии, позволяет за многообразием конкретно-историч. форм Ф. увидеть его всемирно-историческую стадиальную сущность. С точки зрения марксистской концепции, Ф. не институт и не сумма институтов, а общественно-экономическая формация, охватывающая функционирование всех сторон общества (включая формы идеологии, морали и т. д.). При всем многообразии конкретно-исторических, региональных разновидностей Ф. и его стадиальных особенностей две черты, характеризующие производств. отношения этого строя, обязательны для признания данного общества феодальным: во-первых, монополия господствующего класса на зем. собственность, ист. своеобразие к-рой заключалось в том, что в число ее "принадлежностей" включался (в той или иной юридич. форме) непосредственный производитель - земледелец; во-вторых, экономич. реализация этой собственности в форме мелкой агрикультуры, т. е. наличие у крестьянина самостоят. х-ва, ведущегося на принадлежавшей крупному собственнику (гос-ву или господину) земле и поэтому обремененного службами и повинностями (феод. земельная рента) в пользу собственника. Т. о., феод. способ произ-ва основан на сочетании крупной зем. собственности класса феодалов и мелкого индивидуального х-ва непосредственных производителей - крестьян, эксплуатируемых методами внеэкономического принуждения (последнее столь же характерно для Ф., как экономич. принуждение для капитализма). Без тех или иных форм прямой власти феодала над земледельцем (отношений непосредственного господства одного и подчинения другого) безвозмездное присвоение феодалом прибавочного продукта в виде ренты не могло происходить ни регулярно, ни в полном объеме. Внеэкономич. принуждение (к-рое могло варьироваться от крепостной зависимости до простого сословного неравноправия) было необходимым условием реализации феод. "права" на ренту, а самостоят. крестьянское х-во - необходимым условием ее производства. Такая специфич. форма подчинения и эксплуатации открывала возможность сохранения и функционирования индивидуально-семейного, парцеллярного х-ва, наиболее соответствовавшего достигнутому к тому времени уровню производит. сил, в качестве основы обществ. произ-ва в целом. И хотя ранний период существования Ф. был временем упадка хоз. жизни (по сравнению с периодом античности), утвердившаяся в эпоху Ф. известная экономич. самостоятельность крестьянина давала хотя и ограниченный, но все же больший простор для повышения производительности труда, что создало предпосылки для последующего качеств. сдвига. Этим и определялась ист. прогрессивность Ф. в сравнении с рабовладельч. строем, хотя она и окупалась ценой тяжелой эксплуатации трудящегося большинства общества. Наконец, огромным прогрессом было расширение в эпоху Ф. круга народов, впервые втянутых в цивилизацию (для многих народов Ф. был первой классовой формацией). Свойственный этой эпохе фетишизм личностных отношений скрывает экономич. суть феод. отношений (подобно тому, как товарный фетишизм вуалирует эксплуататорский характер капиталпстич. строя). Феод. способом произ-ва (при различной степени опосредованности) обусловлены особенности: социальной структуры феод. общества (корпоративность, иерархичность, сословность и др.); политич. и идеологич. надстройки (публичная власть как атрибут землевладения, господство теологич. мировоззрения); социально-психологич. склада индивида (общинная связанность сознания и др.).

Наполняя содержанием понятие средние века, Ф. как всемирно-историческая эпоха датируется кон. 5 - сер. 17 вв. Хотя в ряде регионов мира феод. отношения не только сохранялись, но продолжали быть господствующими и в последующую эпоху, ее содержание (во всемирно-историч. масштабе) определялось во все возрастающей степени уже не ими, а возникшими и все более крепнувшими капиталистическими отношениями.

Ф. прошел в своем развитии три стадии: генезиса, развитого Ф., позднего Ф. Хронологические рамки этих стадий для разных регионов и стран мира различны.

Генезис Ф. Процесс становления Ф. лучше всего изучен на мат-ле истории стран Зап. Европы, где Ф. сложился на развалинах Зап. Рим. империи, завоеванной варварами (гл. обр. германцами); генезис Ф. охватывает здесь период с кон. 5 в. по 10-11 вв.

Бурж. историография дает (за редким исключением) по существу альтернативный ответ на вопрос о пути становления Ф. в Зап. Европе. Одни историки считают, что Ф. восходит в своих осн. чертах к социально-правовым и политич. институтам позднерим. империи (т. н. романисты), другие - что Ф. установился в результате возобладания германских (варварских) институтов в обществ. и политич. организации ср.-век. общества (т. н. германисты). В нач. 20 в. А. Допш предпринял попытку "третьего", "примирительного" решения. Согласно его концепции, проникновение германцев не привело к перерыву, качеств. изменению в истории позднеримских начал, а было их продолжением, поскольку обществ. строй вторгшихся в Зап. Рим. империю варваров ничем по сути не отличался от позднеримского обществ. строя. Однако степень модернизации варварских обществ была в этой концепции столь чрезмерной, что последняя в 20-30-е гг. 20 в. подверглась серьезной критике. Тем не менее большинство совр. зап. историков разделяет концепцию континуитета, т. е. медленной эволюции (без перерыва) римских или германских, варварских начал в феод. общество; Ф. вырастает из этих начал, развивает и распространяет их, возводит их в систему.

В марксистской историографии общепризнанной является концепция революц. перехода от дофеодальных формаций (в одном случае - рабовладельческой, в другом - первобытнообщинной) к Ф. Этот переход - во всемирно-историч. плане - носил характер социальной революции; ее особенности нуждаются еще в исследовании (господствовавшее в 30-50-х гг. 20 в. упрощенное представление о ней как о "революции рабов", опрокинувшей рабовладельч. строй, ныне отброшено как научно несостоятельное). Проблема усложняется тем, что этот переворот не сразу привел к утверждению Ф. в обществах, сложившихся на терр. Зап. Рим. империи; на первом этапе он привел лишь к созданию фундаментальной предпосылки Ф. - возобладанию индивидуально-семейного трудового х-ва как основы обществ. произ-ва (в 60-е гг. для ист. этапа от возникновения индивидуального семейного х-ва свободного общинника до начала процесса его феод. подчинения было предложено понятие "дофеодальный период" - А. И. Неусыхин). Признавая наличие "протофеодальных" элементов как в структуре позднерим. общества (колонат, патроциний и др.), так и в структуре варварского, в частности древнегерм., общества (дружинные отношения, различные формы зависимости и др.), марксистская историография вместе с тем отрицает возможность непосредственно из них выводить Ф. как формацию. "Между римским колоном, - подчеркивал Ф. Энгельс, - и новым крепостным стоял свободный франкский крестьянин" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21, с. 154). Для тех европ. стран, где позднеримские социальные порядки были сокрушены варварскими завоеваниями, марксистская медиевистика при объяснении генезиса Ф. придерживается теории синтеза разлагавшихся рабовладельческих и первобытнообщинных отношений. При этом синтез понимается не как механическое сцепление античных и варварских общественных отношений, а как рождение качественно нового строя в процессе длительного взаимодействия "протофеодальных" элементов, которые вызревали в том и в др. обществе. Успехи локальных исследований генезиса Ф. позволили наметить его типологию. Выделяется несколько типов генезиса Ф. в Европе. Первый - генезис Ф. на основе синтеза, но с преобладанием варварских начал. "Классический" эталон этого типа - Франкское государство (особенно Сев. Франция). Второй тип - на основе синтеза, но с явным превалированием антич. начал (средиземноморский регион - Италия, Юж. Галлия, вестготская Испания). Третий тип - бессинтезный или с очень незначит. элементами синтеза. Ф. здесь рождался из родоплеменного строя варваров, минуя стадию развитого рабовладельч. общества (регионы, не испытавшие рим. господства, - Сев.-Зап. Германия, сканд. страны, области зап. и вост. славян, или те страны, где это господство оказалось непрочным, - Юго-Зап. Германия, Британия). Однако о бессинтезном варианте можно говорить лишь в смысле отсутствия прямого влияния позднерим. начал, ибо регионы бессинтезного генезиса Ф. находились во взаимодействии с регионами синтезного генезиса Ф. Т. о., проблема генезиса Ф. и его типологии тесно связана с проблемой ист. взаимодействия различных регионов во всемирно-историческом процессе.

Европ. общество, возникшее на терр. Зап. Рим. империи после завоевания ее варварами, характеризовалось при всех локальных особенностях нек-рыми общими чертами. Племя-завоеватель (точнее - союз племен), установившее в данном ареале свое воен. господство, выступало основателем государственности - королев. власти. Осн. масса местного покоренного населения (обычно по численности намного превосходившего завоевателей) оказалась на положении неравноправных, "тяглых" людей. Социальная структура общества самих варваров представляется трехчленной: свободные соплеменники, осевшие (общинами) на землю и сохранявшие статус публичного полноправия; полусвободные; рабы. Последние олицетворяли в варварском обществе изначальный эксплуататорский (рабовладельческий) уклад. Его образование объясняется не только тем, что варвары привели с собой немало рабов с их прежней родины, но и тем большим количеством рабов, к-рыми завоеватели завладели на захваченной территории вместе с перешедшими к ним виллами посессоров римских времен. Но определяющим фактором ист. развития этих обществ стал не этот уклад, а эволюция сел. общины свободных земледельцев, базирующейся на индивидуально-семейной форме землевладения. Эта форма, являвшаяся результатом развития производит. сил и условием их дальнейшего прогресса, оказывалась крайне неустойчивой: имуществ. дифференциация домохозяйств, функционировавших на развитом аллоде - свободно отчуждаемом зем. наделе, разорительность тяготевших над ними гос. повинностей - судебных, податных, военных и др., соседство магнатов, превращавшихся благодаря королев. зем. пожалованиям в крупных землевладельцев и стремившихся за счет крест. земель расширить территорию своего господства, и мн. другое делали неизбежным разорение свободных общинников-земледельцев, терявших право собственности на свои зем. наделы. В этих условиях образование крупной зем. собственности было вопросом времени. Этот процесс шел в специфической феодальной форме. Поскольку для крупного зем. собственника феод. типа первостепенную важность представляла не земля сама по себе, а работник, возделывающий ее (что было обусловлено местом труда среди элементов производит. сил того времени), в процессе образования крупной феод. собственности решающим была не экспроприация самостоятельно хозяйствовавшего земледельца, а подчинение его крупному зем. собственнику и притом в такой форме, к-рая означала переход к последнему права верховной собственности на пахотный надел, остававшийся в руках земледельца (Энгельс назвал такую форму подчинения, прямо противоположную капиталистич. подчинению, апроприацией крестьянина земле); крестьянин при этом превращался в феодальнозависимого, эксплуатируемого, обязанного господину феод. рентой.

Исторически процесс феод. подчинения и складывания института феод. собственности протекал в двух формах: "частно-договорной" и государственной, "дарственной". В первом случае он обычно начинался или с установления личностных связей (отношений коммендации), или с признания крестьянином поземельной зависимости от господина (прекарий), но не было феодальных в собственном смысле производств. отношений там, где в той или иной пропорции не сливались обе эти формы зависимости. Во втором случае королев. власть, жалуя своим служилым людям права на получение служб, причитавшихся короне, тем самым закладывала основы процесса постепенного превращения данной терр. в частную вотчину. Превращение аллода - наследств. надела общинника-земледельца в держание, обремененное повинностями в пользу ее номинального собственника, а свободного земледельца в лично-зависимого крестьянина, в "человека" господина (вотчинника, сеньора) было основой процесса феодализации. Формировавшаяся крупная вотчина становилась орг. формой присвоения феодалом прибавочного труда феодально-зависимых крестьян. Благодаря иммунитету в руках вотчинника оказывались значит. рычаги государственного по своему характеру принуждения населения иммунитетного округа, а само оно, недавно еще юридически и политически равноправное с вотчинником (при всей экономич. зависимости), превратилось теперь в его подданных. Такова первая, решающая сторона агр. переворота (во Франкском гос-ве - в 8-9 вв.), ознаменовавшего в Зап. Европе переход от варварского общества к раннефеодальному. Вторая сторона этого переворота - появление условного (прежде всего военно-служилого) держания - бенефиция. Вместо дарений земли в полную и неограниченную собственность (аллод) в практику королев. власти (а затем и магнатов на местах) вошло дарение условное - на условиях несения воен. службы дарителю. Раньше бенефиция и затем параллельно с ним в Зап. Европе распространился институт вассалитета, т. е. отношения личной зависимости, предполагавшие почетные службы вассала сюзерену и следовательно совместимые с принадлежностью обоих контрагентов вассального договора к одному и тому же классу - феодалов. Постепенное слияние этих двух форм связей в среде господствующего класса привело к тому, что обычно бенефициарий являлся вассалом, а вассал получал зем. пожалование. Так возникает и развивается дробление титула собственности на один и тот же участок земли между рядом иерархически соподчиненных совладельцев, составивших единый господствующий класс феодалов. Постепенно (к 10 в.) бенефиций становится держанием наследственным (феодом, леном), хотя и остается условным и служилым.

Результатом процесса феодализации явилось т. о. складывание осн. антагонистич. классов феод. общества. С одной стороны, масса простых (в прошлом свободных) общинников, а также рабы, колоны, герм. полусвободные (литы) сливались в класс феодально-зависимого крестьянства (см. в ст. Крестьянство). С другой стороны, складывается воен.-феод. класс и завершается перестройка его структуры на принципах вассально-ленной системы. В процессе феодализации произошла т. о. дифференциация обществ. функций - ограничение земледельца лишь сферой произ-ва и сосредоточение воен. дела (а также управления, суда, законодательства) в руках феодалов, устанавливавших свое воен.-политич. господство в обществе. Процесс феодализации сопровождался острой социальной борьбой как между зависимыми слоями населения и их господами, так и между свободными слоями общинников, с одной стороны, и несшей им феод. гнет королев. администрацией и зем. магнатами - с другой (наиболее крупное выступление последнего рода - Стеллита восстание 841-843 в Саксонии).

Завершение процесса превращения аллодиального землевладения в феодальное сопровождалось в сфере политич. надстройки переходом от раннефеод. империи (Каролингов) к феод. раздробленности. В области этнической эта ступень отвечала распространению т. н. областных народностей, т. е. этнич. общностей, образующихся на почве областных терр. связей. В идеологич. сфере процесс феодализации сопровождался распространением христианства, повсеместно пришедшего на смену язычеству. Христ. теология выступала в качестве своеобразного завершения феодального правопорядка в области идеологии, т. е. его идеологической санкции.

Таковы общие процессы генезиса Ф. в Зап. Европе. Наиболее завершенное, классич. выражение они получили в районе синтеза с преобладанием варварских начал (т. е. Франкское государство и особенно - северофранцузский регион). Для этого района оказались характерны: максимальная завершенность процесса феодализации, относит. четкий сословно-юридический водораздел между антагонистич. классами, почти полное поглощение аллода феод. формами землевладения (феод - с одной стороны, зависимые держания крестьян - с другой), наличие развитой и завершенной феод. иерархии в среде господств. класса, постепенное сближение социально-правового статуса держателей- крестьян на базе общей принадлежности к классу эксплуатируемых, распространение классич. вотчины с обширным доменом и зависимыми держаниями, большим удельным весом барщины среди крестьянских повинностей и др. Это тип феодализации стран с резко выраженным преобладанием натурального хозяйства, деревни над городом; частноправового начала над публично-правовым, вотчины - над сельской общиной. Для варианта P., складывавшегося на основе синтеза, но с превалированием античных начал (т. е. средиземноморский регион - Италия, Юж. Франция, вестготская Испания) - при наличии общих закономерностей складывания Ф. - характерны такие особенности, как длит. сохранение рабовладельч. уклада, рим. форм собственности, городов античного происхождения, элементов рим. государственности, права; в структуре вотчин - незначительная в общем роль домена, преобладание натур. и ден. оброка в повинностях крестьян, важная роль феод. аренды в формах феод. подчинения обедневших общинников (итал. либеллярии) и сохранение обширной прослойки мелких свободных аллодистов, в среде господств. класса - незавершенность феод.-иерархич. строя феод. землевладения, вассально-ленной системы и др. К этому же типу генезиса Ф. принадлежала и Византия, где старая рабовладельч. основа возникновения Ф. была выражена еще более отчетливо, в частности более замедленно шло изживание антич. рабовладельч. уклада, происходила постепенная трансформация рабовладельч. гос-ва в раннефеодальное, были характерны устойчивость византино-славянской общины и гипертрофия централизованной государственности как формы клас. господства и перевес централизованных форм эксплуатации (ренты-налога) над сеньориально-вотчинными ее формами, практическое отсутствие феод. иерархии на базе вассально-ленной системы, вместо нее - служилый характер господств. класса.

Существенные отличия имел генезис Ф. в регионах, где он возникал без синтеза - на варварской основе (Сев.-Зап. Германия, сканд. страны, области зап. и вост. славян). Здесь для него характерны: крайне замедленный и растянутый во времени процесс феодализации (при длительном сохранении общинных форм землевладения и землепользования, а также патриархального рабства), слабость крупного землевладения, живучесть патриархально- общинных связей; значительная роль старой родовой знати в формировании структуры господств. класса, патриархальные черты раннефеод. монархии, перевес в поземельной собственности гос. элементов над частновотчинными и отсюда - большое значение королевских пожалований (кормления), "усеченный" характер вассально-ленных связей, длительное сохранение ведущей роли публичных повинностей в системе феод. эксплуатации крестьянства, длительное сохранение крестьянством определенной доли публичной и частной правоспособности, а частью крестьян - и поземельной независимости (напр., в Норвегии).

Таким образом, если в регионе синтеза римских и варварских элементов с преобладанием варварских начал наблюдалась определенная синхронность различных сторон процесса феодализации, то в регионах с другими типами генезиса Ф. при б. или м. длительной и резко выраженной гипертрофии роли одного из этих факторов различные стороны этого процесса оказывались разорванными и процесс в целом затягивался на более длит. время.

Генезис Ф. в странах Востока изучен пока недостаточно.

Бурж. востоковедение, исходя из представлений о Ф. как сугубо надстроенном явлении, определяемом степенью политич. централизации и структурой господствующего класса, как правило, отрицает существование Ф. в странах Азии и Африки (исключение иногда делается для Японии, внеш. черты развития к-рой в ср. века более напоминают Зап. Европу). Бурж. ученые пишут о "традиционном" вост. обществе, в развитии к-рого решающая роль принадлежала якобы не экономич. факторам, а традициям, идеологии, внеклассовому "государству" (М. Вебер, Дж. К. Фэрбенк). Иногда эти факторы, составлявшие якобы исключительную специфику стран Востока, вульгарно выводятся непосредственно из природных особенностей "Востока" в целом.

Марксистская ист. наука выдвинула концепцию Ф. в странах Востока (не отрицающую существенных отличий развития разных вост. стран от Зап. Европы и различий между самими этими странами). Она принята большинством марксистских авторов; попытки отд. ученых (Ф. Тёкеи) рассматривать Ф. лишь как внутренний этап в единой "азиатской" формации свелись на практике к тому же признанию существования отд. феод. этапа на Востоке. Наблюдавшееся до нач. 60-х гг. у нек-рых марксистских историков стремление датировать начало феод. этапа в истории Индии и Китая значительно раньше, чем в истории средиземноморских стран, не находит поддержки в исследованиях. На Востоке можно выделить три осн. группы стран, различавшихся по формам и темпам феодализации: древнейшие очаги цивилизации - Египет, Двуречье, Иран, Индия, Китай; другие земледельч. цивилизации, вступившие на путь формирования классов и гос-ва с первых веков н. э., - Корея, Япония, страны Юго-Вост. Азии, Эфиопия; отсталые, преим. кочевые народы, еще жившие в условиях первобытнообщинного строя и лишь во 2-й пол. 1 - нач. 2-го тыс. н. э. достигшие стадии клас. общества (нек-рые араб., тюркские, монг. племена). В то время как в странах первой группы феод. строй пришел на смену уже развитому клас. обществу, у тех народов (земледельч. и кочевых), к-рые вступили в стадию клас. общества сравнительно поздно, рабовладельч. тенденция развития в довольно короткий срок уступила место феодальной. Тем не менее для всего Востока характерно длит. существование в рамках феод. общества сильного рабовладельч. уклада.

Для генезиса и форм Ф. в таких странах, как Китай, Индия, Иран, характерны: сравнительно высокий уровень товарно-ден. отношений, гипертрофия централизованной гос. машины, меньшая, чем в Зап. Европе, роль вассально-ленных отношений, медленный, растянутый во времени процесс феодализации. По-видимому, зарождение феод. отношений, прежде всего формирование крупного землевладения, распространение зем. аренды, началось в таких странах, как Китай, Индия, раньше, чем в Европе. Однако процесс феодализации растянулся здесь на длит. период - примерно с первых веков н. э. (иногда даже с первых веков до н. э.) до кон. 1 - нач. 2-го тыс. н. э. Не случайно, видимо, изменения в экономике, свидетельствующие о переходе от рабовладельч. формации к феодальной, сопровождались (и в Китае, и в Индии) волнами "варварских" нашествий, крупнейшими идеологич. сдвигами (распространение буддизма, серьезные изменения в традиц. идеологич. системах - индуизме, конфуцианстве, даосизме). Переломным этапом, с к-рого, очевидно, следует датировать начало феод. формации на Бл. Востоке, является время возникновения ислама и арабские завоевания (7-8 вв.).

Для раннефеод. периода в странах Востока типично существование сильных централизованных монархий. При сохранении здесь общины господствующий класс в раннефеод. империях Востока (Араб. халифат, Танская империя в Китае и др.) первое время еще не окреп настолько, чтобы превратить осн. часть обрабатываемых земель в свое наследств. владение, поставить крестьян в прямую зависимость от себя. В этот период велика роль коллективной формы эксплуатации крестьянства через гос. аппарат, посредством ренты-налога. Рост частной собственности на землю и острая клас. борьба в раннефеод. вост. обществах привели к кон. 1-го тыс. к победе частно-феод. начал и к торжеству (иногда временному - Китай 9 в., иногда более длительному - Бл. Восток, Индия) политич. раздробленности над раннефеод. централизацией.

В тех странах Востока, к-рые перешли от первобытнообщинного строя непосредственно к феодальному, этот переход облегчался экономич., культурным и особенно религ.-идеологич. влиянием более развитых стран. Не нужно, однако, трактовать переход указанных стран к Ф. как обязательное и равное для всех полное исключение из их развития всяких элементов рабовладельч. формации. Несмотря на недостаточную изученность проблемы, есть основания предполагать, что в нек-рых из этих стран развивались рабовладельческие отношения и лишь спустя какое-то время рабовладельческая тенденция сменилась феодальной в качестве господствующей (Япония нарского периода, ранний Аксум, некоторые кочевые империи Центральной Азии).

Развитой Ф. Стадия развитого Ф. в Европе (11-15 вв.) характеризуется завершением процесса становления феод. строя в экономич. базисе и во всех элементах надстройки. К этому времени осн. институты феод. общества - крупная феод. зем. собственность, сеньориальная (вотчинная) система и т. д. уже сформировались. Как формация Ф. в этот период реализовал все заложенные в нем возможности прогресса. Важнейшим фактором, обеспечившим расцвет Ф., был значит. подъем производит. сил и на его основе - рост народонаселения, возникновение феод. города как средоточия ремесла и торговли, как олицетворения дальнейшего развития обществ. разделения труда - отделения ремесла от земледелия. Утвердившаяся в раннее средневековье относительная экономич. самостоятельность крестьянина (огражденного самим господством натурального х-ва от чрезмерных посягательств феодала) привела с течением времени к тому укреплению крест. х-в, к-рое стало базисом экономич. подъема Европы в 11-13 вв. Рост производит. сил проявился прежде всего в прогрессе с. х-ва - решающей отрасли произ-ва эпохи Ф. (расширение культивируемой площади - т. н. внутр. колонизация, распространение трехполья и улучшение обработки земли, следствием чего было повышение урожайности, распространение садоводства, огородничества и т. д.). Расцвет городов как центров ремесла и обмена внес важные изменения в структуру феод. общества. С перемещением в город ремесла возникла сфера произ-ва, в к-рой отношения собственности в корне отличались от отношений собственности в с. х-ве - юридически признанная собственность труженика (ремесленника) на осн. условие его произ-ва (орудия труда, мастерская) и на результаты его труда. Появился новый общественный слой - горожане, окончательно консолидировавшийся в ходе освободит. борьбы против гор. сеньоров (см. Коммунальное движение). Система сеньориальной эксплуатации гор. ремесла н торговли была существенно подорвана (местами полностью ликвидирована). Тем самым были обеспечены условия для более или менее свободного развития товарного производства. Однако эта свобода была относительной, поскольку в самой структуре ср.-век. ремесла (цехи) имелось немало ограничений, чисто феодальных по своей сути. Но так или иначе развитие городов как центров ремесла и торговли с течением времени все более расшатывало институт феод. собственности. С тех пор, как движимая собственность в городе противопоставила себя зем. собственнику в качестве обособленного гор. богатства, в самом центре феод. производства - в вотчине также возникло расхождение между объемом феод. ренты и объемом прибавочного продукта, произведенного в крест. х-ве. По мере роста производительности крест. труда здесь возникает избыточный продукт, экономически олицетворяющий не только крестьянскую собственность на движимость, но и укрепление владельческих прав крестьянина на его зем. надел. Все это в условиях продолжавшегося господства Ф. имело своим результатом коренную перестройку системы феод. эксплуатации с целью превратить все виды движимой собственности (как в городе, так и в деревне), вышедшей из-под контроля феодала, в объект феод. эксплуатации - источник той или иной формы феод. ренты. В ходе этой перестройки домениальная система, а вместе с ней и барщина все более уступали в Зап. Европе место оброчной системе, постепенно исчезал серваж, ослаблялась личная зависимость и на первый план выступала поземельная зависимость крестьянства, расширялась сфера договорных, вещных отношений в крестьянско-вотчинных связях, все большую роль играли элементы экономич. принуждения. Менялась структура феод. рент: на фоне в общем малоподвижного оброка (ценза, чинша) особенно быстро рос удельный вес платежей, связанных с сеньориальной юрисдикцией, банном, рыночными правами и др., к-рые приобретали значение подвижной части сеньориальной ренты. Процесс перестройки всей системы феод. эксплуатации занял в ряде стран значит. часть 14 в. и 15 в. и составляет содержание т. н. "кризиса", датируемого этими столетиями. Это были не разложение и кризис Ф. как формации, а разложение и кризис одной его стадии - сеньориальной - и переход на более высокую стадию развития, когда универсальным центром производства феод. ренты становится крестьянское х-во.

14-15 вв. ознаменовались и новым этапом в классовой борьбе крестьянства, отражавшим закономерности стадиального кризиса Ф., - массовыми крест. войнами: восстание Дольчино в Италии в 1304-07, Жакерия во Франции в 1358, Уоша Тайлера восстание 1381 в Англии, Гуситские войны (см. Гуситское революционное движение) в Чехии в 1-й пол. 15 в. и др. Ист. значение крест. антифеод. борьбы 14-15 вв. - в победе крест. х-ва над сеньориальным (в Зап. Европе), в самом факте формирования крест. парцеллярной формы зем. собственности, независимо от маскировавших ее феод. вывесок.

В период развитого Ф. происходили изменения во внутр. структуре осн. антагонистич. классов - феодалов и крестьянства. В условиях распространения ден. формы ренты углубляется имущественная дифференциация крестьянства. В 11-13 вв. наблюдаются консолидация и юридич. оформление господствующего класса в привилегированные сословия. Складывается наследств. и привилегированный слой рыцарства, а затем на его основе - сословие дворянства. Высшее и среднее духовенство (составная часть класса феодалов) - другое господствующее сословие. Третье сословие, формально включавшее всех простолюдинов, а фактически представленное в сословно-представит. учреждениях бюргерством, несло на себе печать неполноправия и угнетенности. Огромное большинство этого сословия, т. н. "люди сеньории" (т. е. подвластные сеньорам), фактически стояло вне публично признанного сословного строя. Господствующий феод. класс, выступая внешне как единый (по отношению ко всем простолюдинам), был внутренне весьма разнороден. Дворяне, находившиеся на различных ступенях феод. иерархии, обладали различным объемом "власти и интереса" в совокупной феод. собственности. Верхушка - герцоги, графы, а также прелаты церкви (епископы, аббаты крупных монастырей) являлись не только сюзеренами в отношении большого числа вассалов, не только сеньорами многих десятков, даже сотен вотчин, но и суверенами в отношении значит. населения их земель, не находившегося ни в личной, ни в поземельной от них зависимости. На другом полюсе феод. иерархии находилась масса мелких и средних сеньоров, осн. доходы к-рых ограничивались рентой небольшого числа зависимых крестьян, а территория господства - границами вотчины. Земля по мере втягивания с.-х. произ-ва в рыночный обмен становилась товаром. Это (наряду с семейными разделами, церк. вкладами и др.) приводило к дроблению феодов, имевшему результатом, помимо оскудения значит. части мелкого и среднего дворянства, разрушение изначальной системы вассально-ленных связей. Взамен нее возникают новые формы внутрифеод. отношений: происходит перевод вассальной службы с земельного обеспечения на денежное пожалование (т. н. рентные фьефы). Все это вызывает существенные сдвиги и в обществ. надстройке, прежде всего политической. Поскольку хоз. связи в этот период вышли далеко за пределы не только отд. сеньории, но и отд. провинций, началось складывание нац. рынков, появились объективные возможности для политич. централизации феод. гос-в. Это отвечало интересам и массы мелких и средних феодалов (в целях усиления средств принуждения в отношении зависимых от них крестьян), и горожан, и церкви, и массы крестьянства, более всего страдавшего от феод. усобиц. В этих условиях, используя материальные и военные ресурсы городов, поддержку церкви и мелкого рыцарства, королев. власть смогла сломить сепаратизм феод. аристократии (а затем и партикуляризм самих городов) и заложить основы (в 13-15 вв.) централизованной феод. монархии. На данном уровне развития Ф. она была возможна только как сословная монархия, т. к. без участия сословного представительства нельзя было заставить феод. сословия, прежде всего города, оплачивать расходы, связанные с функционированием разросшейся системы централиз. власти. С другой стороны, возникновение сословной монархии обусловливалось потребностью в централиз. орудиях подавления в связи с новыми формами клас. борьбы угнетенных.

Наконец, на этой стадии Ф. завершилось "достраивание" феод. надстройки и в сфере идеологии и культуры. Католич. церковь, потерпев поражение в борьбе за политич. гегемонию в христ. мире, добилась в то же время почти абсолютного идеологич. господства - ее учение, разработанное в трудах схоластов 12-13 вв. (Фома Аквинский и др.), превратилось в высшее и универсальное выражение феод. миропонимания в целом. Вместе с тем в классич. период Ф. возникают элементы будущего преодоления и разрушения идеологич. монополии церкви. Потребности гор. обихода диктовали новые методы познания действительности: опытные - вместо умозрительных, критические и рациональные - вместо слепой веры в авторитеты. Возникают светская школа и университеты. Рост идейной оппозиции Ф. выражался в распространении в это время ересей, нередко становившихся знаменем антифеод. классовой борьбы масс. В рамках складывавшихся централизованных гос-в происходит окончат. консолидация феод. народностей, превратившихся со временем в нации, возникают нац. языки и лит-ра на этих языках.

В период развитого Ф. сохранились нек-рые региональные особенности его развития. Так, для сканд. региона были по-прежнему характерны: незавершенность феод. структуры как в базисе, так и в надстройке; сохранение значит. удельного веса публично-правовой сеньории, в результате чего значит. часть крестьян в этих странах в поземельном отношении была подчинена не частной власти вотчинника, а агентам публичной (королев.) власти. Крестьянство осталось сословием лично-свободным, публично- правоспособным, сохранилась крест. зем. собственность. Здесь не создалось развитой вассально-ленной системы, решающим фактором публичной (включая военное дело) жизни здесь оказался не частный вассально-ленный договор, а королев. служба. Пожалованные за эту службу лены не превращались (в рамках данного периода) в наследств. владения, а оставались условными держаниями, напоминающими бенефиции раннего средневековья. Наконец, слабое развитие городов в районе Сев. Европы обусловило сохранение патриархальных черт социальных связей. Для Византии характерны: смешанный (публично-правовой и частно-вотчинный) тип сеньории; гос. налог в качестве основы феод. ренты; наличие широкого слоя поземельно-зависимого, но лично-свободного крестьянства, для к-рого подчинение агентам публичной власти являлось формой сеньориального подчинения; отсутствие развитой вассально-ленной системы; более слабая, чем на Западе в период развитого Ф., корпоративность. Вместе с тем феод. отношения в Византии все более эволюционировали (с 10-11 вв.) в сторону Ф. зап.-европ. типа. Это выражалось в постепенном упрочении сеньориальных форм эксплуатации, в тенденции к росту политич. власти отд. феодалов, в формировании наследств. землевладельч. аристократии (хотя наследственность социального статуса формировалась сравнительно медленно), в вызревании нек-рых элементов ленной системы и распространении иммунитета.

Ведущие страны Азии и Сев. Африки достигли стадии развитого Ф. почти одновременно с Европой (т. е. примерно в первые века 2-го тыс. н. э.). Об этом свидетельствуют факты общего подъема товарно-ден. отношений, роста городов в Китае, Индии, на Бл. Востоке; расширение частной феод. зем. собственности за счет т. н. государственной (т. е. увеличение земель феодалов как за счет крест. общин, так и благодаря превращению условных, временных форм феод. держаний в наследственные); завершение строительства идеологич. надстройки феод. общества. Вместе с тем даже в наиболее развитых странах Азии и Сев. Африки не были изжиты нек-рые явления, свойственные раннему Ф. Через все вост. средневековье проходит борьба двух тенденций, связанных одна - с усилением государственной, другая - частной феод. собственности на землю. При всех ист. колебаниях обнаруживается тенденция к неуклонному росту частной феод. зем. собственности за счет государственной, однако непропорционально большая доля гос. собственности на землю сохраняется здесь и в эпоху развитого Ф.

Одна из важнейших особенностей земледельч. стран Востока - специфич. организация класса феодалов, к-рые даже будучи крупными землевладельцами, не вели, как правило, собственного крупного барщинного х-ва, эксплуатируя крестьян преим. путем взимания продуктовой ренты. Для вост. Ф. типичен относительно малый удельный вес внеэкономич. принуждения в сфере частной феод. эксплуатации, нередко оно сводилось к сословной неполноправности крестьянина, а отношения эксплуатации принимали форму "аренды" крестьянином помещичьей земли. В странах Востока имелся и обширный слой крестьян-"собственников", т. е. держателей гос. земли, в ряде р-нов сохранялось общинное землевладение и землепользование. Для большинства стран Востока и в период развитого Ф. характерно наличие гипертрофированной власти гос-ва, сохранение, несмотря на периодич. полосы феод. раздробленности, высокой степени государственной централизации.

Структура господствующего класса, различная в разных странах Востока, отражала во многом ту же гипертрофию гос-ва. В конституировании господствующего класса большое значение сохраняла близость к верх. гос. власти. На Бл. Востоке гл. роль играло военно-служилое сословие, формировавшееся часто из иноземцев, даже бывших рабов (мамлюки в Египте). В Китае, Вьетнаме, Корее центр. место среди прослоек господствующего класса заняло сословие ученых (кит. шэньши), хранителей традиц. идеологии, главный слой, из к-рого рекрутировалось гос. чиновничество. В странах Востока не возникли нек-рые институты, сформировавшиеся на Западе (самостоятельность городов), гор. жизнь оставалась под бюрократич. контролем гос-ва. Натуральное х-во сохраняло более сильные позиции в экономике, чем на Западе, - уровень товарности крест. х-ва был низким: торговля, хотя и получила значит. развитие, часто находилась в руках феодалов, преобладала внеш. торговля. Медленность процессов, происходивших в экономике, нашла отражение и в идеологич. сфере. Оформившаяся к периоду развитого Ф. религ.-идеологич. надстройка включала элементы дофеодальных идеологич. систем, придававших ей особо консервативный характер. В целом стадия развитого Ф. не была изжита даже в наиболее экономически развитых странах Востока вплоть до 19 в. При этом нек-рые регионы характеризовались не только консервацией феод. отношений, но даже возвращением к более ранним, примитивным формам Ф. (напр., страны Бл. Востока в связи с тур. завоеванием). Специфич. характер приняли феод. отношения у кочевых народов (см. "Кочевой" феодализм). Кочевые народы ряда областей Азии и Сев. Африки не пошли дальше стадии развитого Ф. вплоть до новейшего периода всемирной истории.

Поздний Ф. Гл. содержание этой стадии Ф. составляет процесс разложения феод. формации и зарождения в ее недрах капиталистич. способа произ-ва. Последний фактор становится решающим при определении региональных типов обществ. развития в этот период. Европ. государства в период разложения Ф. типологически делятся на три осн. разновидности: страны, где впервые зародились и необратимо развивались капиталистич. отношения, разрушая феод. структуру и приводя к сравнительно раннему крушению феод. формации в ходе ранних буржуазных революций (Англия, Нидерланды, Франция, где поздний Ф. охватывает 16-18 вв.); страны, в к-рых начавшийся рано процесс становления капиталистич. отношений оказался (в пределах 16-18 вв.) "обратимым" (Италия, Испания, Германия); страны с более замедленным капиталистич. развитием (условно - восточно- и центральноевроп. регион). В последних двух регионах восторжествовала "феодальная реакция"; изживание феод. отношений было более длит. и мучительным процессом, стадия позднего Ф. продолжалась до середины или даже и во 2-й пол. 19 в., и после этого сохранялись значит. феод. пережитки (особенно в агр. отношениях, в политич. надстройке).

В странах Зап. Европы развитие (уже на стадии развитого Ф.) простого товарного произ-ва и связанные с этим глубокие изменения во всех сферах произ-ва, в формах феод. эксплуатации и зависимости создали нек-рые благоприятные экономич., политич., а частично и социальные предпосылки для зарождения элементов новой, капиталистич. формации. В результате перестройки феод. агр. отношений в 14-15 вв. произошло освобождение крестьян от личной зависимости, т. е. возникла одна из важных предпосылок капиталистич. произ-ва - личная свобода труженика. В ходе т. н. первоначального накопления возникла вторая необходимая предпосылка - насильственный отрыв традиц. держателей-крестьян от земли, их экспроприация (хотя этот процесс нигде, кроме Англии, не достиг завершения). Относительно самостоятельное и свободное (по сравнению с другими регионами мира) развитие городов и гор. ремесла, торговля и ростовщичество способствовали накоплению крупных капиталов в руках верхушки бюргерства. Появились и нек-рые технологич. предпосылки крупного произ-ва. Все это способствовало возникновению в недрах Ф. ранних форм капиталистич. произ-ва, прежде всего в пром-сти (см. Капитализм, Мануфактура). В сельском хозяйстве эти же процессы приводили ко все большему подчинению произ-ва требованиям и конъюнктуре рынка, к замене отношений, регулируемых обычаем, отношениями рыночными, коммерческими, к развитию капиталистических по характеру переходных форм аренды земли и к зарождению форм капиталистич. зем. ренты. Хотя Ф. продолжал быть господствующим укладом экономики, его формы все более видоизменялись. Сеньориальные формы ренты, лишившись в значит. мере своего экономич. содержания (в ходе т. н. "революции цен"), постепенно уступают свое место в эксплуатации (прежде всего крестьянства) централизованным формам ренты (налоги). Утрата дворянством воен. монополии, сокращение сеньориальных доходов и др. имели своим результатом полный распад феод. иерархии, "перегруппировку" дворянства в условиях централизованного гос-ва, когда королев. служба превращалась в один из важнейших источников "благородного существования". Политич. господство феод. класса в период разложения Ф. принимает форму абсолютной монархии (см. Абсолютизм). Формы абсолютизма весьма различались в отд. странах. Однако его возникновение само по себе было, с одной стороны, свидетельством разложения Ф. и резкого усиления на этой почве борьбы классов, а с другой - свидетельством того, что феод. отношения эксплуатации при всех условиях оставались господствующими, поскольку за феод. классом сохранялось политич. господство.

Столь же противоречивым было развитие в период позднего Ф. духовной жизни. Безраздельному господству католицизма был нанесен удар Реформацией. Секуляризация духовной жизни нашла выражение в светской культуре Возрождения. Развитие производит. сил дало толчок новым формам не только произ-ва, но и мышления - возникает новая наука, основанная на опытном знании. С др. стороны, в контрнаступление переходил католицизм (контрреформация), а идеологич. атмосфера, создаваемая поздним абсолютизмом, была враждебна и гуманизму, и иным проявлениям возникавшей бурж. идеологии. Ф. мог быть сокрушен только революц. путем. Поздний Ф. - период острейшей клас. борьбы, к-рая значительно усложнилась благодаря появлению в обществ. структуре 2 неизвестных в предшествующий период классов - зарождавшихся буржуазии и пролетариата. Победоносные бурж. революции 16-18 вв. привели к всемирно-историч. смене Ф. новой обществ. формацией - капитализмом.

В вост.-европейском регионе восторжествовала длительная феод. реакция, принявшая юридическую форму "второго издания крепостничества" (сеньориальная реакция в странах т. н. обратимого капиталистического развития также привела к замедлению процесса становления капиталистических отношений, но была менее длительной и глубокой). Преобладание частновотчинной системы не только в землевладении, но и в публичной жизни приводит к засилью в ней крупных магнатов. Захват дворянством монополии в торговле и промышленных начинаниях низводит горожан до положения зависимого, бесправного, обслуживающего его нужды обществ. слоя. Политич. выражением феод. реакции стала развившаяся система безраздельной дворянской диктатуры (политич. засилье магнатства в Речи Посполитой, царское самодержавие в России). Если в странах интенсивного развития капитализма феод. строй окончательно пал под ударами победоносных бурж. революций, то в странах т. н. "второго издания крепостничества" P. принял застойный характер, лишь постепенно уступая дорогу зародышевым формам капиталистич. отношений - развитие под покровом Ф. шло путем мучительной для крестьянства перестройки помещичьего х-ва на основе кабальных, полукрепостнич. форм наемного труда, олицетворявших т. н. прусский путь развития капитализма в земледелии.

В странах Азии и Африки (за исключением экономически развитой Японии, вступившей после революции 1867-68 на путь капиталистич. развития) период позднего Ф. наступил не ранее 1-й пол. 19 в. (хотя в 16-18 вв. в ряде стран Востока, таких, как Китай, Корея, Индия, наблюдались относительно высокая степень развития товарно-ден. отношений, распространение в отд. районах и отраслях произ-ва наемного труда, подчинение в ряде случаев ремесла торг. капиталом и возникновение форм ремесл. произ-ва, непосредственно предшествовавших мануфактуре, все же практически этот процесс не привел в то время ни в одной вост. стране к разложению Ф. и к оформлению капиталистич. уклада). Однако процессы разложения Ф. в странах Востока, развернувшиеся уже в новую всемирно-историческую эпоху - эпоху утверждения и развития капитализма, в сравнении с "классическим" течением их в Зап. Европе существенно трансформировались под влиянием европ. капитализма. Колониальное закабаление капиталистически развивавшимися странами Запада стран Востока сопровождалось сохранением, консервацией и даже (в ряде районов) распространением вширь феод. отношений. Эксплуатация попадавших в зависимость стран Востока феод. методами - характерная черта колониальной политики европ. гос-в периода первоначального накопления. При этом формы феод. эксплуатации, господствовавшие в странах Востока, были приспособлены колонизаторами к своим нуждам. Так, в Индии брит. колонизаторы ускорили превращение условного феод. землевладения в частную феод. зем. собственность и содействовали ее закреплению (см. Заминдари), создавая т. о. себе социальную опору из класса новых помещиков; прежний рента-налог взыскивался теперь в большой степени в пользу колониальных властей и нового верховного зем. собственника (местные помещики, частновладельческие права к-рых были закреплены колонизаторами, передавали им в форме зем. налога часть ренты, к-рую взимали с крестьян-арендаторов). Переход к эксплуатации колониальных и зависимых стран методами пром. капитализма и особенно империалистич. методами (превращение их в рынки сбыта европ. пром. товаров и в источники сырья, насильств. вовлечение их в мировой капиталистич. рынок и, наконец, превращение в сферу приложения иностр. капитала) ускорял разложение натуральной системы х-ва стран Востока, способствовал усиленному проникновению в эти страны товарно-ден. отношений, вел к разложению в них феод. обществ. отношений и к возникновению очагов капиталистич. произ-ва. Но эти страны не становились капиталистическими, а превращались в полуфеодальные, характерным для них стало тяжелое длит. сочетание новых методов эксплуатации со старыми, феодальными. Сектор капиталистич. отношений создавался преим. в фабрично-заводской пром-сти, плантац. х-ве, транспорте и являлся сферой приложения иностр. капитала; развитие нац.-капиталистич. пром-сти задерживалось колонизаторами; местное ремесл. произ-во, сохранявшее в основном феод. характер, гибло, не выдерживая конкуренции иностр. товаров. Империалистич. державы и в новых условиях не отказывались, как правило, от поддержки феод.-помещичьих элементов. Складывался реакц. союз правящей феод. верхушки (становившейся на путь уступок колонизаторам, нуждавшимся в их поддержке) с иностр. империалистами. Почти во всех странах Азии и Африки Ф., поддерживаемый иностр. империализмом, в трансформированном виде дожил как пережиток до 2-й мировой войны, сосуществуя с капиталистич. укладом и препятствуя развитию стран Востока по пути прогресса. Это находило выражение в сохранении преим. аграрного характера экономики колониальных и зависимых стран, феод.-помещичьего землевладения в качестве господствующего при массовом безземелье и малоземелье крестьянства, эксплуатировавшегося путем распространения докапиталистич. форм аренды земли; в сохранении докапиталистич. форм гос-ва (монархия полу- абсолютистского-полудеспотич. характера, пережитки теократии, элементы феод. раздробленности); в господстве в области идеологии отсталых религ. и иных форм обществ. сознания (пережитки Ф. в сознании наиболее живучи, они придают специфич. окраску крест. мелкобурж. психологии масс, влияя на освободит. процессы, нередко искажая их и обращая вспять). Ликвидация строя феод. и полуфеод. агр. отношений (решение аграрного вопроса) - одна из важнейших задач национально-освободительных революций и движений, в к-рых антифеод. борьба теснейшим образом переплетается с борьбой антиимпериалистической. Насколько радикально решается задача ликвидации феод. отношений в экономич. и обществ. строе той или иной страны, зависит от соотношения клас. сил внутри каждой страны и на междунар. арене. Некоторые государства Азии и Африки, добившись независимости, провели ряд антифеодальных преобразований. Но для большинства афро-азиатских стран эта задача в той или иной степени еще ждет своего решения.

Лит.: Маркс К. и Энгельс Ф., Немецкая идеология, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 3 (особенно с. 22-78); их же, Манифест Коммунистической партии, там же, т. 4; Маркс К., Капитал, т. 1, 3 (особ. гл. 24), там же, т. 23, 25, ч. 1-2; его же, Формы, предшествующие капиталистическому производству, там же, т. 46, ч. 1; Энгельс Ф., Марка, К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 19; его же, Франкский период, там же; его же, Крестьянская война в Германии, там же, т. 7; его же, Происхождение семьи, частной собственности и государства, там же, т. 21; его же, О разложении феодализма и возникновении нац. государств, там же; его же, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии (гл. IV), там же; Ленин В. И., Развитие капитализма в России, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 3 (т. 3); его же, Крепостное хозяйство в деревне, там же, т. 25 (т. 20); Поршнев Б. Ф., Феодализм и народные массы, М., 1964; Сказкин С. Д., Очерки по истории зап.-европ. крестьянства в средние века, М., 1966; Неусыхин А. И., Возникновение зависимого крестьянства как класса раннефеод. общества Зап. Европы VI-VIII вв., М., 1956; его же, Дофеодальный период как переходная стадия развития от родоплеменного строя к раннефеодальному (на мат-ле истории Зап. Европы раннего средневековья), "ВИ", 1967, No 1; Удальцова З. В., Проблема генезиса феодализма в новейших работах сов. историков, там же, 1965, No 12; Королюк В. Д., Некоторые общие закономерности раннефеодальной истории вост. и зап. славян, "КСИС", 1963, No 39; Научная сессия "Итоги и задачи изучения генезиса феодализма в Зап. Европе"(30 мая - 3 июня 1966 г.), в сб.: Средние века, в. 31, М., 1968; Медиевистика на XIII Международном конгрессе исторических наук в Москве и на V Международном конгрессе экономич. истории в Ленинграде, там же, в. 34, М., 1971; Удальцова З. В., Гутнова Е. В., Генезис феодализма в странах Европы, М., 1970 (Доклад на XIII Междунар. конгрессе ист. наук); Корсунский А. Р., Образование раннефеодального государства в Зап. Европе, М., 1963; Колесницкий Н. Ф., Феодальное государство (VI-XV), М., 1967; Косминский E. A., Исследования по аграрной истории Англии XIII в., М., 1947; его же, Были ли XIV и XV века временем упадка европейской экономики, в сб.: Средние века, в. 10, М., 1958; Барг M. A., Проблемы социальной истории в освещении совр. зап. медиевистов, М., 1973; Гуревич А. Я., Проблемы генезиса Ф. в Зап. Европе, М., 1970; его же, Категории средневековой культуры, (M., 1972); Пигулевская Н. В., Проблемы зарождения и развития феодализма на Ближнем Востоке, "ВИ", 1962, No 6; Общее и особенное в историческом развитии стран Востока, М., 1966; О генезисе капитализма в странах Востока, М., 1962; Вайнштейн О. Л., История сов. медиевистики. 1917-1966, Л., 1968; Hintze O., Wesen und Verbreitung des Feudalismus, "Sitzungsberichte der Preussischen Akademie der Wissenschaften, Philosophisch-historische Klasse", В., 1929; Mitteis H., Lehnrecht und Staatsgewalt, Weimar, 1933; его же, Der Staat des hohen Mittelalters, 7 Aufl., Weimar, 1962; Calmette J., Le monde féodal, nouv. éd., P., 1946; Bloch M., La société féodale, (t. 1-2), P., 1939-40; Cronne H. A., The origins of feudalism, "History", 1939, v. 24, No 95; Feudalism in history, ed. by R. Coulborn, Princeton (New Jersey), 1956; Brunner O., "Feudalismus". Ein Beitrag zur Begriffsgeschichte, Mainz, 1959; Ganshof F., Qu'est-ce que le féodalisme?, 3 éd., Brux., 1957; Le Goff I., La civilisation de l'Occident médiéval, P., 1965; Boutruche R., Seigneurie et féodalité, 2 éd., P., 1968; Hoyt R. S., Feudal institutions, N. Y., 1961; Holt J. С., Feudalism revisited, "Economic History Review", 1961, 2 ser., v. 14, No 2; Müller-Mertens E., Zur Feudalentwicklung im

Okzident und zur Definition des Feudalverhältnisses, ZG, 1966, H. 1; Poliak A. M., La féodalité islamique, P., 1936.

M. A. Барг, В. H. Никифоров

(феодализм в странах Востока). Москва.

Феодализм в России. На территории, составляющей ныне СССР, Ф. ранее всего стал формироваться в Закавказье. Здесь примерно в 5-7 вв. н. э. из среды иноплеменников (первоначально в ряде случаев - рабов) и местного населения, утратившего экономич. и юридич. самостоятельность, сложился класс зависимых от государства крестьян. Рабовладельч. и родоплеменная знать превращалась в собственников земли (у армян, напр., - нахараров), часть к-рой они передавали своим воен. слугам. Новый обществ. строй нуждался в идеологич. обосновании, к-рым стало христианство, принятое в 301 г. в качестве гос. религии в Армении и в 4 в. в Грузии и Албании Кавказской. В свою очередь, церковь в Закавказье также превратилась в крупного зем. собственника. Примерно в 5-6 вв. феод. отношения стали складываться также в Ср. Азии, прежде всего в крупных оазисах, древних центрах земледельч. культуры; их окончательное утверждение относится к 9-10 вв. Верховным собственником земли и ирригац. сооружений здесь являлось гос-во, раздававшее земли в условное держание за воен. или иную службу. Кроме того, существовало также церк. землевладение. Т. о., в юж. р-нах современной терр. СССР процесс развития общественно-экономич. отношений, опережа- вший в древности развитие народов и племен, живших в центр. и сев. р-нах, привел к раннему формированию феод. отношений. Однако в дальнейшем под влиянием крайне неблагоприятных условий ист. развития, вызванных прежде всего многовековой борьбой с внеш. захватчиками, темпы ист. процесса в Закавказье и Ср. Азии стали замедляться, особенно после опустошительного монг.-тат. вторжения сер. 13 в., гибели плодородных оазисов и ирригац. систем, набегов кочевников, разрушения земледельч. х-ва. Вступив в полосу феод. раздробленности, эти регионы не получили возможности для формирования устойчивых централизованных гос-в, хотя временами создавались более или менее крупные политич. объединения. Застойность, рутинность экономич. развития особенно сильно сказались в Закавказье в 15-18 вв.; в Ср. Азии они отчетливо определились со 2-й пол. 15 в.

В Прибалтике формирование феод. строя началось ок. 10 (Литва) - ок. 11 (Эстония, Латвия) вв. Для литовских и белорусских земель характерна договорная, мирная форма синтеза складывающегося феод. строя Литвы с развитыми феод. институтами белорус. земель. В Эстонии и Латвии в результате вторжения нем. рыцарей произошла грубая деформация раннефеод. Обществ. строя и возникла нем.-балт. форма синтеза раннефеод. и развитых феод. отношений, при к-рой характерными стали рост барщины, тяжелая система нац. и религ. угнетения.

У вост. славян феод. отношения начали складываться в ходе разложения первобытнообщинного строя во 2-й пол. 1-го тыс. н. э.

В дореволюц. историографии вопрос о Ф. в истории России был предметом больших разногласий. Понимая Ф. как систему раздробления политич. власти, многие историки 18 - нач. 19 вв. (В. Н. Татищев, С. Е. Десницкий, И. Н. Болтин, отчасти - H. M. Карамзин и Н. А. Полевой) полагали, что т. н. удельный период может быть отождествлен с Ф. в странах Зап. Европы. Однако с 30-х гг.19 в. в дворянской историографии стала настойчиво подчеркиваться мысль о коренном отличии истории Руси от истории Зап. Европы (М. П. Погодин), что имело своей политич. целью обоснование незакономерности революц. движений в России. Рус. бурж. историография сер. - 2-й пол. 19 в. исходила из представления о P. как особой политич. организации, отмечая взаимосвязь землевладения со службой в пользу сюзерена. Не находя в России явлений, аналогичных зап.-европ. вассалитету, она отрицала наличие Ф. в России, хотя еще С. М. Соловьев протестовал против славянофильских представлений о якобы коренном отличии рус. обществ. отношений от западноевропейских. Не признавал Ф. в истории России и В. О. Ключевский. Крайние позиции в этом вопросе занял П. Н. Милюков, настаивавший на коренном отличии истории России от Зап. Европы. Вслед за К. Д. Кавелиным и Б. Н. Чичериным он считал, что обществ. развитие России, в отличие от Зап. Европы, происходило только "сверху", в результате деятельности и инициативы гос-ва, образовывавшего сословия под влиянием необходимости обеспечить оборону страны. Непризнание Ф. в истории России объективно служило обоснованию политич. позиций рус. либеральной буржуазии, к-рая опасалась революции и добивалась осуществления реформ "сверху". Кризис бурж. историографии нашел одно из своих проявлений в отрицании единства закономерностей всемирно-историч. процесса. Однако еще в кон. 90-х гг. 19 в. появились статьи Н. П. Павлова-Сильванского, в к-рых доказывалось тождество рус. ср.-век. политич. институтов с зап.-европ. учреждениями, позднее появились его книги "Феодализм в удельной Руси" и "Феодализм в древней Руси". Недостатками построений Н. П. Павлова-Сильванского были типично бурж.-юридич. подход к понятию Ф., статичность анализа материала, невнимание к специфике феод. учреждений и институтов в разных странах.

Принципиальные вопросы истории рус. Ф. разработал в ряде трудов В. И. Ленин. Уже в 1894 Ленин указал на феодальный, крепостнический способ производства в России (см. Полн. собр. соч., 5 изд., т. 1, с. 247, (т. 1, с. 224)), об отработках в пореформенное время как "...прямом переживании феодального способа производства" (там же, с. 446, прим. (т. 1, с. 406, прим.)). В дальнейшем Ленин нередко употреблял понятия "крепостничество" и "феодальный строй" как синонимы по отношению к истории России. Ленин охарактеризовал условия и следствия типичного для Ф. барщинного х-ва, указав на господство натурального хозяйства, наделение землей и орудиями труда непосредств. производителей, систему внеэкономич. принуждения и как следствие этого - низкий, рутинный уровень техники (см. там же, т. 3, с. 183-85 (т. 3, с. 157-59)). В. И. Ленин указал общие хронологические грани господства Ф. ("крепостничества") на Руси: "...например, в России с IX по XIX век; в Китае еще больше столетий" (там же, т. 25, с. 237 (т. 20, с. 348)); сравнивая положение смердов времен "Русской правды" с положением "...?свободных? русских крестьян в XX веке...", В. И. Ленин подчеркивал единство типа эксплуатации крестьянства: "...столетия проходили, - а суть дела оставалась прежняя... Отработочное хозяйство, это - то же самое подновленное, подкрашенное перелицованное, крепостническое хозяйство" (там же, т. 15, с. 131 (т. 12, с. 237)). В. И. Ленин указывал на Ф., как на один из "могучих остатков средневековья" в России, "...страшно задерживающих общественное развитие и рост пролетариата" в нач. 20 в. (там же, т. 22, с. 155 (т. 18, с. 340)).

Однако овладение ленинской концепцией истории России и изучение проблемы Ф. в сов. историографии произошли не сразу. Один из первых историков-марксистов M. H. Покровский подошел к марксистскому пониманию Ф. как обществ.-экономич. формации, однако занимал непоследовательные и противоречивые позиции в этом отношении, особенно в связи с выдвинутой им концепцией "торгового капитализма" в истории России с 17 в. В сов. историографии кон. 20 - нач. 30-х гг. вопрос о Ф. в истории России вызывал оживленные дискуссии, в ходе к-рых выдвигались разные точки зрения, в т. ч. о том, что Ф. и крепостничество представляют собой якобы различные формации (С. М. Дубровский), о рабовладельч. характере обществ. строя Киевской Руси (П. П. Смирнов, А. В. Шестаков и др.). В итоге дискуссий в нач. 30-х гг. утвердилась точка зрения Б. Д. Грекова о господстве феод. отношений в Киевской Руси; эта точка зрения получила дальнейшее развитие и конкретизацию в работах M. H. Тихомирова, Б. А. Рыбакова, Л. В. Черепнина, И. И. Смирнова, В. В. Мавродина, С. В. Юшкова, С. В. Бахрушина и др. исследователей; немалое значение приобрели результаты широко развернувшихся археологических исследований.

Сов. наукой установлено, что складывание феод. отношений в Древней Руси происходило на основе внутр. процессов развития. По мнению Б. А. Рыбакова, уже в 6-8 вв. оформились предпосылки классовых феод. отношений, когда в недрах вост.-слав. общества произошло достаточно глубокое социальное и имущественное расслоение. Б. А. Рыбаков считает также, что феод. гос-во на Руси сложилось прибл. на рубеже 8-9 вв., хотя этот этап истории Руси очень плохо освещен в источниках. В противовес этой точке зрения, т. н. норманская теория связывает образование древнерусского гос-ва с появлением на Руси варягов (норманов). Важное значение в процессе образования гос-ва и утверждения Ф. имело введение христианства ок. 988-989; христ. церковь не только освящала незыблемость нового обществ. строя, но и сама стала со временем крупным феод. зем. собственником. Л. В. Черепнин считает, что образование в кон. 9 в. древнерусского гос-ва знаменовало начало феод. строя. 10-11 вв. составили раннефеод. период, в течение к-рого продолжался генезис феод. отношений. Господствующей формой феод. собственности в этот период была государственная, господствующим видом эксплуатации - взимание дани. На протяжении 10-12 вв. сложилось крупное по размерам княжеское, боярское и отчасти церковное землевладение. Появившаяся во 2-й пол. 11 в. "Правда Ярославичей" (составная часть Русской Правды) свидетельствует о развитой зем. собственности. Одним из наиболее типичных путей вовлечения смердов в зависимость было превращение их в закупов; на такую форму вступления в зависимость указывал Ленин (там же, т. 15, с. 131 (т. 12, с. 237)). Хотя в Киевской Руси еще сохранялась масса лично свободных крестьян, а также имелось значит. количество рабов-холопов, занятых преим. в княжеских и боярских вотчинах, тем не менее господствующим типом обществ. отношений стали феодальные при наличии отработочной и натуральной ренты, а также дани в пользу гос-ва, являвшейся, по мнению Л. В. Черепнина, первонач. формой феод. эксплуатации. Тяжелым гнетом на нар. массы, особенно в городах, ложилось ростовщичество. Развитие Ф. в области обществ. отношений, ремесла и торговли в экономике привело в 11 - нач. 13 вв. к росту городов Древней Руси, игравших видную роль в экономико-политической и культурной жизни страны (M. H. Тихомиров, Б. А. Рыбаков). Утверждение феодального эксплуататорского строя привело к развитию классовой борьбы (движение смердов в 1024 и 1071, восстания в Киеве в 1068 и 1113).

Развитие Ф. в Киевской Руси было исторически прогрессивным процессом, так как Ф. способствовал тогда сохранению крест. х-ва в условиях разложения общинных отношений, роста воен. столкновений и массового разорения смердов и тем самым - развитию экономики, культуры, укреплению междунар. положения единого Киевского гос-ва. Укрепление феод. отношений, возникновение новых местных центров привели к наступлению феод. раздробленности. Этот этап развития Ф. характеризовался расширением колонизуемых территорий, ослаблением экономич. и политич. зависимости от центра, ростом земледельч. промыслового х-ва, ремесла, торговли, городов, утверждением иерархич. структуры землевладения и системы вассальных отношений. После того как ослабла потребность в сохранении единства политич. и воен. организации для отражения длившихся неск. столетий нападений печенегов, а затем - половцев, во 2-й четв. 12 в. произошло окончательное расчленение Киевского гос-ва. Дальнейшее развитие феод. отношений происходило в рамках новых гос. образований: Ростово-Суздальского, Галицко-Волынского, Муромо-Рязанского, Черниговского и др. княжеств. Особый политич. строй установился в 12 в. на северо-западе - в Новгороде и Пскове, где возникла своеобразная форма феод. республики. До нач. 15 в. этот строй в Новгороде давал массе гор. населения возможность влиять через вечевые учреждения на политич. дела (В. Л. Янин). В дальнейшем, однако, боярской аристократии удалось резко сократить значение вечевых учреждений, что предопределило глубокий внутр. кризис Новгородской республики и привело в конечном счете к ее падению. На С.-В. страны - в Ростове, а затем во Владимире произошло значит. укрепление княжеской власти; с 1169 Владимир стал местопребыванием великого князя, формально остававшегося главой феод. союза рус. князей.

Условия развития феод. отношений существенно изменились со времени монг.-тат. нашествия в сер. 13 в. Систематически повторявшиеся в течение 2-й пол. 13 - нач. 14 вв. опустошительные вторжения привели к разрушению производит. сил, особенно пострадали города, к-рые платили Орде тяжелую дань и откуда были уведены ремесленники. Существенно замедлился процесс развития мелкого товарного произ-ва, нек-рые ремесла исчезли совершенно, процесс восстановления гор. экономики растянулся на столетия (Б. А. Рыбаков), что привело к резкому ослаблению экономич. и политич. значения городов (А. М. Сахаров). В то же время 14-15 вв. стали временем интенсивного освоения земель Сев.-Вост. Руси крестьянами, переходившими в относительно защищенные от вторжений лесные районы междуречья Оки и Волги. Здесь выросло и укрепилось крупное феод. землевладение и х-во, особенно церковное, поскольку церковь находилась в привилегированном положении, установленном монг.-тат. завоевателями. Развилось условное феод. держание (Л. В. Черепнин). Усилился процесс вовлечения масс крестьян в зависимость (С. Б. Веселовский, Л. В. Черепнин), отчетливо наметилась тенденция к усилению крепостнич. отношений (Л. В. Черепнин, А. Д. Горский).

Особенностью Ф. на Руси стало развитие "государственного Ф.", при к-ром само гос-во выступало эксплуататором. Однако значит. массы населения т. н. черных земель, по мнению И. И. Смирнова, сохраняли свободу от феод. эксплуатации. Светские и духовные феодалы владели иммунитетными привилегиями, объем к-рых сокращался по мере развития гос. централизации. Потребность феодалов в укреплении власти над крестьянами обусловила переход от феод. раздробленности к централизованному гос-ву, образование и развитие к-рого было неразрывно связано с ростом крепостничества и ускорено потребностями внеш. обороны (Л. В. Черепнин, А. М. Сахаров).

Характеризуя средневековое "московское царство" 16 в., Ленин отметил, что "...государство основывалось на союзах совсем не родовых, а местных: помещики и монастыри принимали к себе крестьян из разных мест, и общины, составлявшиеся таким образом, были чисто территориальными союзами" (там же, т. 1, с. 153 (т. 1, с. 137)). Однако это гос-во еще было лишено внутр. единства: "...о национальных связях в собственном смысле слова едва ли можно было говорить в то время: государство распадалось на отдельные земли, частью даже княжества, сохранявшие живые следы прежней автономии, особенности в управлении, иногда свои особые войска (местные бояре ходили на войну со своими полками), особые таможенные границы и т. д." (там же (т. 1, с. 137)). Несмотря на заметный рост товарно-ден. отношений в 16 в., экономич. обособленность отд. земель и феод. вотчин не была еще преодолена; однако нек-рые исследователи считают уже 16 в. временем складывания "областных рынков" (С. В. Бахрушин, А. А. Зимин), а Д. П. Маковский относил к этому времени зарождение капиталистич. отношений в России. Тем не менее в 15-17 вв. определяющей тенденцией в развитии социально-экономич. отношений России была дальнейшая эволюция Ф. Характерными чертами этого процесса стали усиленное развитие гос. поместной системы, складывание сложной иерархии внутри господствующего класса, регулируемой местничеством, возникновение сословно-представит. учреждений - Земских соборов. Расчлененная форма собственности приобрела с 16-17 вв. централизованный характер. Города по-прежнему занимали второстепенное место в социально-экономич. структуре общества, сохраняя феод. характер. Уже Судебник 1497 зафиксировал важный шаг в направлении установления общегос. системы крепостного права, разрешив крестьянам выход от владельцев только в Юрьев день осенний. Это же правило, осложненное нек-рыми условиями, было вновь подтверждено и распространено на вновь присоединенные к Москве территории Судебником 1550. Тяжелые внешнеполитич. условия, борьба с агрессией на востоке и юге, попытка выйти к балтийскому побережью в ходе длительной Ливонской войны 1558-83, обострившаяся борьба внутри господствующего класса феодалов за землю, рабочие руки, политич. господство тяжелым бременем легли на феодально эксплуатируемые массы деревни и города. В поисках зем. фондов для испомещения дворянства гос. власть неоднократно пыталась сократить и ограничить церк. землевладение и его рост, однако встречало упорное сопротивление со стороны церкви. Рост эксплуатации вызывал обострение классовой борьбы: попыткой грубо насильственными мерами подавить сопротивление политич. оппозиции, а также нар. масс, укрепить положение дворянства была опричнина (А. А. Зимин, Р. Г. Скрынников), приведшая наряду с Ливонской войной к еще большему разорению наиболее развитых в хозяйств. отношении центр. и сев.-зап. районов страны, что повлекло за собой усиление массового бегства крестьян и горожан гл. обр. в южные районы страны. В кон. 15 в. на Дону стало формироваться вольное казачество. В этих условиях гос-во стало усиливать жесткие меры, направленные на ограничение и затем полное запрещение переходов крестьян и горожан и введение урочных лет для розыска и возврата беглых и насильно вывезенных крестьян. Существует мнение, что в нач. 90-х гг. был издан указ о запрещении крест. выхода (В. И. Корецкий). В то же время в России 16 в., особенно в районах севера, где не было поместного землевладения, и на др. окраинах, нек-рые исследователи находят тенденцию к дальнейшему развитию Ф. не по пути усиления крепостнич. отношений, а по пути зарождения "предбуржуазных" отношений; однако эта тенденция была насильственно прервана опричниной Ивана IV Грозного (H. E. Носов и др.). Эта точка зрения является дискуссионной.

В 60-70-е гг. 20 в. оживленно обсуждается вопрос о характере политич. строя в России 16 в., отношении боярства к политич. централизации, роли самодержавия, возможности развития феод. монархии по иному пути, не связанному с самодержавием, о возникновении сословно-представительной монархии, роли Земских соборов и т. п. (М. Н. Тихомиров, Л. В. Черепнин, Н. Б. Носов, С. О. Шмидт и др.). При всех разногласиях исследователи признали 16 в. переломным временем, когда окончательно определилось развитие Ф. по пути усиления крепостничества и самодержавия.

Показателем глубокого обострения социальных противоречий, вызванного усилением крепостничества, явились массовые нар. выступления нач. 17 в., вылившиеся в первую в истории России Крестьянскую войну, центральным событием к-рой было восстание под рук. И. И. Болотникова. Нар. движения задержали дальнейшее наступление крепостничества на неск. десятков лет (А. А. Зимин, В. И. Корецкий и др.); по мнению M. H. Покровского, они имели противоположный результат. 17 в. явился временем укрепления дворянства, консолидации господствующего класса феодалов путем сглаживания различий между поместным и вотчинным землевладением (Соборное уложение 1649, юридически оформившее систему крепостного права в России). Ф. в России приобрел в 17 в. еще более тяжелые крепостнич. формы (А. Г. Маньков) в области политич. надстройки, ему соответствовало укрепление самодержавия. "Не хрупким и не случайно созданным было крепостное право и крепостническое поместное сословие в России, а гораздо более "крепким", твердым, могучим, всесильным, "чем где бы то ни было в цивилизованном мире"...", - писал В. И. Ленин (там же, т. 23, с. 16 (т. 18, с. 554)).

В то же время 17 в. явился временем начала "нового периода русской истории", в течение к-рого происходило "действительно фактическое слияние областей земель и княжеств", на основе роста товарно-денежных отношений, концентрации мелких местных рынков в один всероссийский рынок. Т. к. "...руководителями и хозяевами этого процесса были капиталисты-купцы, то создание этих национальных связей было не чем иным, как созданием связей буржуазных" (там же, т. 1, с. 153, 154 (т. 1, с. 137, 138)). В 17 в. произошло массовое превращение гор. ремесла в мелкое товарное произ-во (Н. В. Устюгов), значительно выросли торг. связи (Ю. А. Тихонов, А. Ц. Мерзон и др.), появились первые мануфактуры, вырос купеческий капитал, заметно усилилось экономич. и политич. значение городов (Е. В. Чистякова). Оценка степени развития всех этих элементов и их значения в социально-экономич. эволюции является спорной. По мнению М. В. Нечкиной, уже с 17 в. Ф. в России вступил в "нисходящую стадию", исчерпав все возможности для прогрессивного развития страны; Н. М. Дружинин считает, что в 17-18 вв. в России сложилось своеобразное положение, когда на огромной территории страны параллельно развивались и крепостнич., и бурж. отношения, пока к кон. 18 в. не определился кризис феод. строя под влиянием складывания капиталистич. уклада в экономике страны и обществ. отношениях. М. В. Нечкина видит в мануфактуре проявление конфликта между бурж. по характеру производит. силами и крепостнич. производств. отношениями; С. Г. Струмилин и Д. П. Маковский безоговорочно относят мануфактуру к капиталистич. формам производства, др. исследователи (вслед за M. H. Покровским) считают мануфактуру "крепостной", являющейся чисто феод. организацией пром. произ-ва. В противовес мнению П. П. Смирнова о гор. реформе 1649 как освобождавшей город от "остатков феодального ярма" и делавшей горожан сословием свободных бюргеров, А. Г. Маньков и др. подчеркивают крепостнич. характер правительств. политики по отношению к городам. Эта политика выразилась, в частности, в строгой регламентации обязанностей горожан, усилении их эксплуатации и даже запрещении свободного перехода из посада в посад.

Сложность процессов социально-экономич. развития, тяжелое междунар. положение страны, длительные войны привели к новому ухудшению положения нар. масс и небывалому обострению классовой борьбы (гор. восстания, массовое бегство крестьян, Крестьянская война под предводительством С. Т. Разина 1670-71, раскол и др.). Правительство пыталось на протяжении 17 в. приступить к осуществлению экономич. и политич. преобразований с целью укрепления господства феодалов и феод. гос-ва. Однако проведение широкого круга преобразований в различных областях экономики, гос. строя и культуры было осуществлено лишь в нач. 18 в. при сохранении и укреплении господствующего положения дворянства в стране. Овладение выходом к Балт. м., укрепление междунар. положения страны, значит. развитие мануфактурного произ-ва, в т. ч. уральской горной пром-сти, рост внутр. и внеш. торговли, создание регулярной армии и флота, перестройка аппарата центр. и местного управления, имевшие большое значение для прогрессивного экономич. и культурного развития страны, осуществлялись на основе усиления крепостнич. эксплуатации нар. масс; они привели к дальнейшему укреплению дворянства. 18 в. стал временем не только роста купечества и формирования бурж. элементов, но и дальнейшего усиления крепостничества в его наиболее жестоких и грубых формах, к-рые, по словам В. И. Ленина, "...ничем не отличались от рабства" (там же, т. 39, с. 70 (т. 29, с. 439)). Было узаконено право вотчинного суда помещиков над крестьянами, укоренилась практика продажи их без земли и т. п. Дворянство становилось все более замкнутым сословием, получившим исключительные привилегии (особенно в царствование Екатерины II). Усиление феод.-крепостнич. отношений происходило также за счет распространения крепостничества "вширь" - на вновь присоединенные юж. территории (Новороссия, Украина и др. земли). На Украине крепостнич. отношения, установившиеся под властью литовско-польских магнатов и шляхты в 15-16 вв., были серьезно подорваны в ходе освободит. войны 1648-54; теперь эти отношения вновь насаждались царизмом.

В 18 в., как это установлено H. M. Дружининым, большое развитие получила также свойственная России система "гос. Ф.".

Однако объективные экономич. закономерности пробивали себе дорогу, несмотря на резко тормозящее воздействие крепостничества. С 60-х гг. 18 в. наблюдается развитие капиталистич. мануфактуры, основанной на вольнонаемном труде. Помещичье хозяйство испытывало возраставшие трудности, связанные с ростом товарно-ден. отношений. Стремясь укрепить положение дворянства в новых условиях, пр-во пошло на перераспределение зем. фондов в среде господствующего класса: была проведена секуляризация церк. земель, давшая пр-ву возможность раздачи новых земель дворянам; эта же цель достигалась присоединением новых территорий. Будучи освобождено от гос. службы и пользуясь исключит. привилегиями, дворянство сосредоточивало все усилия для того, чтобы укрепить свое экономич. положение при сохранении монополий собственности на землю и исключит. привилегии иметь крепостных. Средствами для этого были резкое усиление крепостнич. эксплуатации, попытки совершенствования приемов ведения хоз-ва, организация вотчинных мануфактур, отпуск крестьян в нечерноземных районах на заработки в город для получения ден. оброков, увеличение барщины в черноземных районах и т. п. Однако все это не могло вывести феод. х-во из состояния начавшегося упадка, т. к. во всех случаях крестьяне в большей или меньшей степени отрывались от земли, подрывалось крест. х-во - осн. производящая ячейка феод. общества. Ф. исчерпал возможности прогрессивного развития общества. Это ярко проявилось в горной пром-сти России, основанной на крепостном труде: если в 1750 Россия еще занимала 1-е место в мире по количеству производимого металла, то с кон. 18 в. обозначилось ее резкое отставание от др. стран, вступивших в полосу пром. переворота. Экономич. отставание России все более усиливалось. Классовая борьба нар. масс приобрела новый размах, во время движения под рук. Е. И. Пугачева - самой крупной крест. войны в России - было впервые выдвинуто требование отмены крепостного права, крест. вопрос начал приобретать большую остроту уже в канун этого движения (М. Т. Белявский). В кон. 18 в. против крепостничества выступил первый рус. революционер-республиканец А. Н. Радищев, движение декабристов в 1825 объективно носило отчетливый антифеодальный характер.

Кризис Ф. оказался в России затяжным вследствие ряда причин: неравномерности социально-экономич. развития разных районов огромной страны, частичного "рассасывания" социальных противоречий в ходе колонизации новых земель; но в числе гл. факторов консервации Ф. были сила феодально-абсолютистского гос-ва, прочность дворянского землевладения, ист. слабость формировавшейся рус. буржуазии, к-рая была тесно связана с крепостнич. самодержавием и феод. строем в целом. Лишь во 2-й четв. 19 в. обозначился глубокий упадок помещичьего хозяйства (И. Д. Ковальченко). Рост нар. движений, распространение революц.- демократич. идеологии, поражение царизма в Крымской войне 1853-56 заставили господствующий класс и пр-во пойти на отмену крепостного права в 1861.

Однако и после отмены крепостного права в России, вступившей на путь сравнительно быстрого развития капитализма, еще более полувека сохранялись мощные пережитки Ф. - помещичье землевладение и самодержавие; в кон. 19 - нач. 20 вв. в стране все еще имелись полукрепостнич. формы эксплуатации крестьянства. Острота агр. вопроса явилась одной из предпосылок бурж.-демократич. революции 1905-07 и февр. революции 1917. В ходе борьбы против остатков Ф. и капиталистич. эксплуатации сложился революц. союз рабочего класса и трудового крестьянства, приведший под руководством Коммунистич. партии к победе Вел. Окт. социалистич. революции. Ленинский Декрет о земле, принятый 2-м съездом Советов 26 окт. (8 нояб.) 1917, навсегда уничтожил помещичье землевладение и тем положил конец пережиткам Ф. в стране.

Лит.: Энгельс Ф., Об освобождении крестьян в России, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21; Ленин В. И., Что такое "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 1 (т. 1); его же, Развитие капитализма в России, там же, т. 3 (т. 3); его же, Наши упразднители, там же, т. 20 (т. 17); его же, О "левом" ребячестве и о мелкобуржуазности, там же, т. 36 (т. 27); его же, О государстве, там же, т. 39 (т. 29); История СССР с древнейших времен до наших дней, т. 1-4, M., 1966-67; Очерки истории СССР. Кризис рабовладельческой системы и зарождение феодализма на территории СССР. III-IX вв., М., 1958; Очерки истории СССР. Период феодализма. IX-XI вв., ч. 1, IX-XIII вв., ч. 2, XIV-XV вв., М., 1953; то же, Конец XV - нач. XVII вв., М., 1955; то же, XVII в., М., 1955; то же, Россия в первой четверти XVIII в., М., 1954; то же, Россия во второй четверти XVIII в., М., 1957; то же, Россия во второй половине XVIII в., М., 1956; История культуры древней Руси, т. 1-2, М.-Л., 1951; Очерки русской культуры XIII-XV вв., ч. 1-2, М., (1969-70); Новосельцев А. П., Пашуто В. Т., Черепнин Л. В., Пути развития феодализма (Закавказье, Средняя Азия, Русь, Прибалтика), М., 1972; Артамонов М. И., История хазар, Л., 1962; Манандян Я. A., Критический обзор истории армянского народа, т. 1-3, Ер., 1945-52 (арм. яз.); его же, О некоторых спорных проблемах истории и географии древней Армении, Ер., 1956; Джавахишвили И. A., История грузинского права, кн. 1-2, Тб., 1928-29 (груз. яз.); Бартольд В. В., Туркестан в эпоху монгольского нашествия, Соч., т. 1, M., 1963; его же, Очерки истории Семиречья, там же, т. 2, ч. 1, М., 1963; Толстов С. П., По следам древнехорезмийской цивилизации, М., 1948; Греков Б. Д., Киевская Русь, М., 1953; Павлов-Сильванский Н. П., Феодализм в древней Руси, П., 1924; его же, Феодализм в удельной Руси, СПБ, 1910; Рыбаков Б. A., Ремесло древней Руси, М., 1948; Тихомиров М. Н., Древнерусские города, 2 изд., М., 1956; Юшков С. В., Очерки по истории феодализма в Киевской Руси, М.-Л., 1939; Мавродин В. В., Образование Древнерусского государства, Л., 1945; Бахрушин С. В., Научные труды, т. 1-4, М., 1952-59; Смирнов И. И., Очерки социально-экономических отношений Руси XII-XIII вв., М.-Л., 1963; Щапов Я. Н., Княжеские уставы и церковь в древней Руси (XI-XIV вв.), М., 1972; Зимин A. A., Холопы на Руси, М., 1973; Насонов А. Н., Монголы и Русь, М.-Л., 1940; Тихомиров М. Н., Россия в XVI ст., М., 1962; Черепнин Л. В., Образование Русского централизованного государства в XIV-XV вв., М., 1960; Сахаров А. М., Города Северо-Восточной Руси XIV-XV вв., М., 1959; его же, Образование и развитие Российского государства в XIV-XVII вв., М., 1969; Горский А. Д., Очерки экономического положения крестьян Северо-Восточной Руси XIV-XV вв., М., 1960; Греков Б. Д., Крестьяне на Руси с древнейших времен до XVII в., 2 изд., кн. 1-2, М., 1952-54; Данилова Л. В., Очерки по истории землевладения и хозяйства в Новгородской земле в XIV-XV вв., М., 1955; Кочин Г. Е., Сельское хозяйство на Руси в период образования Русского централизованного гос-ва. Конец XIII - начало XVI вв., М.-Л., 1965; Корецкий В. И., Закрепощение крестьян и классовая борьба в России во второй половине XVI в., М., 1970; Носов Н. E., Становление сословно-представительных учреждений в России, Л., 1969; Веселовский С. В., Исследования по истории опричнины, М., 1963; Зимин A. A., Реформы Ивана Грозного, М., 1960; его же, Опричнина Ивана Грозного, М., 1964; Янин В. Л., Новгородские посадники, М., 1962; Устюгов Н. В., Солеваренная промышленность Соли Камской в XVII в., М., 1957; Шунков В. И., Очерки по истории колонизации Сибири в XVII - начале XVIII вв., М.-Л., 1946; Булыгин И. A., Положение крестьян и товарное производство в России. Вторая половина XVIII в., М., 1966; Заозерская Е. И., У истоков крупного производства в русской промышленности XVI-XVII вв., М., 1970; Индова Е. И., Дворцовое хозяйство в России. Первая половина XVIII в., М., 1964; Кафенгауз Б. Б., Очерки внутреннего рынка России первой половины XVIII в., М., 1958; Клейман Ю. Р., Очерки социально-экономической истории городов Северо-Запада России в середине XVIII в., М., 1960; Крестьянские войны в России XVII-XVIII вв., М.-Л., 1966; Милов Л. В., Исследование об "Экономических примечаниях" к Генеральному межеванию, М., 1965; Мерзон А. Ц. и Тихонов Ю. A., Рынок Устюга Великого в период складывания всероссийского рынка (XVII в.), (Сб. ст.), М., 1960; Маньков А. Г., Развитие крепостного права в России во второй половине XVII в., М.-Л., 1962; Павленко Н. И., История металлургии в России XVIII в. Заводы и заводовладельцы, М., 1962; Преображенский A. A., Очерки колонизации Западного Урала в XVII - нач. XVIII в., М., 1956; Рубинштейн Н. Л., Сельское хозяйство России во второй половине XVIII в., М., 1957; Сахаров А. Н., Русская деревня XVII в., М., 1966; Прокофьева Л. С., Вотчинное хозяйство в XVII в., М.-Л., 1959; Сербина К. Н., Очерки из социально-экономической истории русского города. Тихвинский посад в XVI-XVIII вв., М.-Л., 1951; Смирнов П., Посадские люди и их классовая борьба до сер. XVII в., т. 1-2, М.-Л., 1947-48; Яковлев А. И., Холопство и холопы в московском гос-ве XVII в., т. 1, М.-Л., 1943; Троицкий С. М., Финансовая политика рус. абсолютизма в XVIII в., М., 1966; Каштанов С. М., Социально-политич. история России кон. XV - первой пол. XVI в., М., 1967; Веселовский С. Б., Феодальное землевладение Северо-Восточной Руси, М.-Л., 1947; Лященко П. И., История народного хозяйства СССР, 4 изд., т. 1, М., 1956; Дружинин Н. M., Гос. крестьяне и реформа П. Д. Киселева, т. 1-2, М.-Л., 1946-58; Индова Е. И., Крепостное хозяйство в нач. XIX в., М., 1955; Ковальченко И. Д., Крестьяне и крепостное х-во Рязанской и Тамбовской губерний в первой пол. XIX в., М., 1959; его же, Рус. крепостное крестьянство в первой пол. XIX в., М., 1967; Рожкова М. К., Экономическая политика царского правительства на Среднем Востоке во второй четверти XIX в. и рус. буржуазия, М.-Л., 1949; Рындзюнский П. Г., Городское гражданство дореформенной России, М., 1958; Сивков К. В., Очерки по истории крепостного хозяйства и крестьянского движения в России в первой пол. XIX в., М., 1951; Струмилин С. Г., История черной металлургии в СССР, т. 1, М., 1954; Фадеев А. В., Очерки экономического развития степного Предкавказья в дореформенный период, М., 1957; Яковцевский В. Н., Купеческий капитал в феодально-крепостнической России, М., 1953; Киняпина Н. С., Политика рус. самодержавия в области промышленности (20-50-е гг. XIX в.), М., 1968.

А. М. Сахаров. Москва.

Советская историческая энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия . . 1973—1982.

Синонимы:

Смотреть что такое "ФЕОДАЛИЗМ" в других словарях:

  • Феодализм — (feudalism) Общественный строй, при котором вассалы признают власть сеньора и участвуют на его стороне в войнах в обмен на личную защиту и защиту права собственности на землю. Сеньор, в свою очередь, присягает на верность королю, получая взамен… …   Политология. Словарь.

  • ФЕОДАЛИЗМ — новолатинск., от средневек. лат. feodum, или feudum, феод. Система, состоявшая в том, что земли, принадлежавшие уже павшей Римской империи и завоеванные германцами, делились между полководцами в пожизненное владение, и тако, этимологию см.… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • ФЕОДАЛИЗМ — термин феодализм возник перед Французской революцией кон. 18 в. и обозначал Старый порядок (абсолютная монархия, господство дворянства). В марксизме феодализм рассматривается как социально экономическая формация, предшествующая капитализму. В… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Феодализм — ФЕОДАЛИЗМ. Термин “феодализм” возник перед Французской революцией конца 18 в. и обозначал “старый порядок” (абсолютная монархия, господство дворянства). В марксизме феодализм рассматривается как социально–экономическая формация, предшествующая… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • ФЕОДАЛИЗМ — ФЕОДАЛИЗМ, феодализма, мн. нет, муж. (см. феод) (ист., социол.). Сменяющая рабовладельческий строй и предшествующая капитализму социально экономическая формация, в основе которой лежит собственность феодала на средства производства и неполная… …   Толковый словарь Ушакова

  • ФЕОДАЛИЗМ —         (от позднелат. feodum владение), классово антагонистич. обществ. формация, характеризующаяся след. осн. признаками: 1) преобладание натурального хозяйства, крому свойственны простое воспро из во, тесное соединение работника со средствами… …   Философская энциклопедия

  • феодализм — формация Словарь русских синонимов. феодализм сущ., кол во синонимов: 2 • феодальщина (1) • …   Словарь синонимов

  • феодализм — а, м. féodalisme m. Предшествующий капитализму общественный строй, основой которого является собственность феодала на средства производства, в первую очередь на землю, и неполная собственность на работника производства крепостного. БАС 1.… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • ФЕОДАЛИЗМ — (нем. Feudalismus, фр. feodalite, от позднелат. feodum, feudum феод) специфическая система экономических, социальных и политико правовых отношений, характеризующаяся: а) условным правом собственности на землю; б) принадлежностью власти… …   Юридический словарь

  • Феодализм — тип общественных отношений, основанных на условной частной (феодальной) форме собственности на землю и эксплуатации лично и поземельно зависимых от феодалов непосредственных производителей крестьян. Феодальная эксплуатация осуществлялась путём… …   Исторический словарь

  • ФЕОДАЛИЗМ — ФЕОДАЛИЗМ, а, муж. Предшествующая капитализму общественно экономическая формация, характеризующаяся существованием двух основных классов феодалов и находящихся в личной от них зависимости крестьян. | прил. феодальный, ая, ое. Феодальные порядки… …   Толковый словарь Ожегова

Книги

Другие книги по запросу «ФЕОДАЛИЗМ» >>