Кулачество


Кулачество
Дом зажиточного крестьянина из деревни Лог Вязниковского района (XIX век). Музей деревянного зодчества и крестьянского быта. Суздаль, Россия.

Кулаки́ — в России до Октябрьской революции — зажиточные крестьяне, эксплуатирующие наёмный труд, мироеды, торговцы, ростовщики, посредники, наиболее обеспеченная категория крестьян, крестьяне-работодатели, крестьяне, занятые в сфере перепродажи готового сельхозтовара.

После 1917 года данный термин имеет иную смысловую окраску, значение понятия «кулачество» меняется в зависимости от направленности курса ВКП(б), фактически либо приближая кулачество к классу середняков, позиционируя кулачество как отдельное посткапиталистическое переходное явление — класса фермеров, либо ограничивая его отдельной категорией сельской элиты, класса эксплуататоров, широко использующей наемный труд, что будет детально рассмотренно в соответствующих разделах данной статьи. Неоднозначна оценка кулачества и в законодательной базе советского государства, различна терминология, принятая на Пленумах ЦК ВКП (б) и используемая отдельными лидерами РСФСР. В. И. Лениным так же дается ряд порой противоположных и несовместимых определений термина «кулачество». Характерна также неоднозначность в отношении советской власти к российскому кулачеству: первоначальный курс на раскулачивание, затем оттепель — «курс на кулака» и наиболее жесткий курс на ликвидацию кулачества как класса, где «кулак» окончательно становится классовым врагом и противником советской власти. [1].

Содержание

Происхождение и суть термина «кулак»

В дореволюционной российской деревне «кулаком» чаще всего называли зажиточного крестьянина, получившего достаток на закабалении своих односельчан и державшего весь «мир» (сельскую общину) «в кулаке» (в зависимости от себя). Прозвище «кулак» получали сельские крестьяне, имевшие нечистый, нетрудовой доход по их мнению — ростовщики, скупщики и торговцы. Сознание крестьян всегда основывалось на идее, что единственным честным источником достатка является тяжелый физический труд. Происхождение богатства ростовщиков и торговцев связывались прежде всего с их непорядочностью — торговец, к примеру, считался «паразитом общества, наживающим барыш на предметах, добытых чужим трудом», ведь, по убеждению крестьян, занятых в непосредственном производстве, «не обманешь — не продашь»[1]

Первоначально термин «кулак» имел исключительно негативную окраску, представляя собой оценку человека нечестного, что отразилось затем и на элементах советской пропаганды. Еще в 70-е годы XIX века А. Н. Энгельгард, исследующий русское крестьянство, писал:

«

«... настоящий кулак ни земли, ни хозяйства, ни труда не любит, этот любит только деньги... Все у кулака держится не на хозяйстве, не на труде, а на капитале, на который он торгует, который раздает в долг под проценты. Его кумир деньги, о приумножении которых он только и думает. Капитал ему достался по наследству, добыт неизвестно какими, но какими-то нечистыми средствами[1][2]»

»

К примеру, Словарь Даля предоставляет читателю явно однозначную негативную оценку данного термина:

«Скупец, скряга, жидомор, кремень, крепыш; перекупщик, переторговщик, маклак, прасол, сводчик, особенно в хлебной торговле, на базарах и пристанях, сам безденежный, живет обманом, обчётом, обмером; … денежный барышник, гуртовщик, скупщик и отгонщик скота; разносчик, коробейник».

В то же время, кулак был термином, олицетворявшим, в какой-то степени, степень успешности сельского жителя, его освобожденность от тяжелого физического труда и наличие определенного капитала, позволяющего выйти из зависимости от кого-либо в селе, о чем пишет все тот же А. Н. Энгельгард:

« «каждый крестьянин, если обстоятельства тому благоприятствуют, будет самым отличнейшим образом эксплуатировать всякого другого... известной дозой кулачества обладает каждый крестьянин... разве лишь в редком из них нет кулака в зародыше... каждый крестьянин мечтал при случае стать кулаком»[2] »

Крупнейший экономист-статистик конца ХIХ — начала ХХ вв. В. Е. Постников довольно четко разделил нравственно-моральную терминологию кулачества и буржуазно-капиталистического зажиточного крестьянства, в частности, заявляя в своих работах о том, что хотя зажиточный крестьянин «пользуется в значительной мере наемными работниками» и в его деятельности существует ряд «элементов эксплуатации», «никаких кулацких черт в нем нет».[3]

Р. Гвоздев в своей монографии «Кулачество-ростовщичество и его общественно-экономическое значение» еще в 1899 пишет о близости понятий хорошего собственника и исправного хозяина и крестьянина-кулака, заявляя о том, что «крайне трудно разграничить сферу кулаческо-ростовщических операций от предприятий чисто хозяйственного характера», «кулак — законное детище процесса первоначального накопления».[4]

В 1904 году Петр Столыпин пишет: «В настоящее время более сильный крестьянин превращается обыкновенно в кулака, эксплуататора своих однообщественников, по образному выражению — мироеда[5]». Таким образом, как правило, основым характером негативной оценки становиться неприятие более выгодного положения обеспеченной части крестьянского населия и существующего материального неравенства.

Иначе говоря, это слово обозначало не экономический статус, а черты характера человека или профессию.

Согласно теории и практике российских марксистов, крестьянское население страны разделялось на три основные категории:

  • кулаки — зажиточные крестьяне, использующие наёмный труд, сельская буржуазия. Советские исследователи относят к признакам кулачества "эксплуатацию наемного труда, содержание торгово-промышленных заведений, ростовщичество[6]». В тоже время, справедливым будет утверждение, что «ясного понимания того, что скрывается за этим популярным выражением „кулачество“, нет совершенно», поскольку как законодательно, так и правоприменительно определить характерные признаки за всем время кампании по раскулачиванию не представляется возможным[7]
  • деревенская беднота, в первую очередь наёмные работники (батраки);
  • середняки — крестьяне, занимавшие среднее экономическое положение между бедняками и кулачеством.

В большевистской практике термин «кулак» приобретает, естественно, более практичное и политизированное значение, уступив место морально-нравственного оценочного. Само понятие «кулак» В. И. Ленин оценивает следующим образом:

«

"кулак": всякий крестьянин, который собрал хлеб своим трудом и даже без применения наемного труда, но прячет хлеб, превращается в эксплуататора, кулака, спекулянта.[8]

»

В тоже время, существует множество противоречий и неоднозначностей в разграничении терминов «середняк» и «кулак», которые встречаются в работах В. И. Ленина, определивших идеологию советской власти на многие годы, сам ход политики раскулачивания. Иногда Владимир Ильич всеже указывает на определенный признак кулачества — эксплуатацию труда, разграничивая его с середняком:

Семья крестьян, признанных «кулаками» и подвергшихся раскулачиванию
«

"Середняк - это такой крестьянин, который не эксплуатирует чужого труда, не живет чужим трудом, не пользуется ни в какой мере никоим образом плодами чужого труда, а работает сам, живет собственным трудом... Средний крестьянин, это тот, кто не эксплуатирует и сам не подвергается эксплуатации, который живет мелким хозяйством, своим трудом... середняк не прибегает к эксплуатации чужого труда..., живет своим хозяйством"[9]

»

Сложно данной терминологии дополняет в результате то, что немногим позже В. И. Ленин допускает и эксплуатацию рабочей силы крестьянами-серядняками и даже накопление капитала:

« Под средним крестьянством в экономическом смысле следует понимать мелких землевладельцев, которые владеют на правах собственности или аренды небольшими участками земли, но все же которые, во-первых, дают... не только скудное содержание семьи и хозяйства, но и возможность получить известный излишек, способный, по крайней мере в лучшие годы, превращаться в капитал, и которые, во-вторых, прибегают довольно часто (например, в одном хозяйстве из двух или из трех) к найму чужой рабочей силы[10] »

А. И. Рыков на ХIII съезде ВКП(б) в мае 1924 года заявил о кулачестве следующее: «Несомненным признаком является то, что оно живет не только своей работой, но и от работы других, от эксплуатации чужой рабочей силы, от торговли, от сдачи в аренду и т. д.[11]»

М.И. Калинин, в своей статье в газете «Известия» от 22 марта 1925 года расценивает кулачество уже, фактически, не как класс или общественную прослойку, существование которой на данном этапе он отрицал, а, напротив, как некоторых индивидумов, «вымирающих единиц дореволюционной России»:

« "Говорить о кулаке как об общественном слое сейчас можно только в том случае, если считать, что всякий сельскохозяйственный предприниматель есть кулак, если по инерции военного коммунизма всякого исправного крестьянина считать кулаком. Кулак - это тип дореволюционной России. Кулак это жупел, это призрак старого мира. Во всяком случае, это не общественный слой, даже не группа, даже не кучка. Это вымирающие уже единицы"[12]. »

Тем не менее, с 1923 по 1928 год в период новой экономической политики революционная власть фактически проводит так называемый «курс на кулака»[12][13].

Еще в 1925 году решался вопрос о денационализации земли — данную идею продвигал И. В. Сталин, предполагавший поддержку личных индивидуальных хозяйств и передачу в собственность земельные участки «даже и на 40 лет», заявляя, что «есть люди, думающие, что индивидуальное хозяйство исчерпало себя, что его не стоит поддерживать… Эти люди не имеют ничего общего с линией нашей партии». Схожие заявления делал и А. И. Рыков на XIV конференции, глава правительства, позже названный «скрытым агентом Троцкого» и защитником-ходатаем кулачества:

« «Развитие индивидуальных хозяйств крестьянства является важнейшей задачей партии... При предоставлении условий для свободного накопления в кулацких хозяйствах увеличивается темп накопления во всем хозяйстве, быстрее возрастает общенациональный доход, увеличиваются материальные возможности реальной хозяйственной поддержки малоимущих бедняцких хозяйств, расширяются возможности уменьшения избыточного населения, того населения в деревне, которое не находит себе работы... Нам не опасно развитие буржуазных отношений в деревне, мы сумеем использовать средства, отлагающиеся в растущем слое новой буржуазии.»[12][14] »

17 апреля 1925 года на губернской конференции о необходимости поддержки зажиточного крестьянства и кулачества заявляет Н.И. Бухарин:

« Мелкая буржуазия сейчас может быть вдвинута в такие рамки, что вместе с нами будет участвовать в социалистическом строительстве... Наша политика по отношению к деревне должна развиваться в таком направлении, чтобы раздвигались и отчасти уничтожались ограничения, тормозящие рост зажиточного и кулацкого хозяйства. Крестьянам, всем крестьянам, надо сказать: обогащайтесь, развивайте свое хозяйство и не беспокойтесь, что вас прижмут. [12] »

При этом, все же, «власть обкладывала кулака повышенным налогом, требовала продажи хлеба государству по твердым ценам, ограничивала кулацкое землепользование, ограничивала размеры кулацкого хозяйства .. но не вела еще политики ликвидации кулачества»[15]. Однако уже в 1928 году курс на кулака был свернут, уступив дорогу курсу на ликвидацию кулачества как класса[13].

Описывая ситуацию в СССР времен НЭПа, берлинское издание российских меньшивиков «Социалистический вестник» писала следующее:

« «Власть поворачивается лицом к крепкому крестьянству, к кулаку. Теория классовой борьбы замещается теорией гармонии интересов крепкого хозяйства и деревенской бедноты. Деревенская администрация уже сейчас все больше попадает под влияние кулацких элементов. Курс на кулака процесс этот несомненно ускорит... Весь период военного коммунизма оказался переходным не от капитализма к коммунизму, а от старого помещи-чье-капиталистического к новому крестьянско-капиталисти-ческому хозяйству... Растут капиталистические фирмы, аренды, применение наемного труда в крестьянском хозяйстве, ростовщичество, кабальные сделки. Растет процесс политического оформления буржуазных элементов, растет их классовое сознание, растет классовая рознь между ними и пролетариатом».[12] »

В. М. Молотов в 1925 году на апрельском Пленуме ЦК заявляет: «богатый мужик в условиях НЭПа — вот экономически что такое кулак», позже будет сообщено: «имущественность еще не говорит о кулачности». Ранее Л. Д. Троцкий заявляет: «слово „кулак“ связано с отношениями еще полукрепостнического порядка, с засильем помещика, исправника. У нас же сейчас образуется в деревне собственник-фермер нового типа. Конечно, мы можем по старой памяти называть его кулаком, но гораздо правильнее назвать его фермером капиталистического типа[16]». Н. Бухарин, в свою очередь, даже считает данный термин устарешим, явлением времен комбедов : «Термин кулак напоминает в деревне времена раскулачки, времена комбедов; тормозит рост богатства, зажиточности крестьянства»[17].

Однако, данное явление было лишь временным в жизни термина «кулак» и связанно с активной поддержкой крестьянства времен новой экономической политики и немногим ранее.

21 мая 1929 года СНК СССР издает Постановление «О признаках кулацких хозяйств, в которых должен применяться Кодекс Законов о труде», где впервые законодательно определены некоторые критерии определения термина «кулак» в контексте признаков кулацкого хозяйства[1][18][19]:

  1. систематически применяется наемный труд;
  2. наличие мельницы, маслобойни, крупорушки, просушки ... , применение механического двигателя...,
  3. сдача в наем сложных сельскохозяйственных машин с механическими двигателями
  4. сдача в наем помещений
  5. занятие торговлей, ростовщичеством, посредничеством, наличие нетрудовых доходов (к примеру, служители культа)

В 1920-е годы удельный вес сельских жителей в стране превышал 80 процентов всего населения, что делало проблему крестьянство наиболее значимой в государстве.

Использование многими «кулаками» наёмного труда позволяло рассматривать их как «эксплуататорский класс», потенциально враждебный коммунистам; традиционным союзником советской власти становилась беднота.

Раскулачивание

Согласно справке Мособлсуда, «термин „раскулачивание“ достаточно широко применялся в нормативных актах, которыми руководствовались органы, принимавшие решения связанные с применением репрессий, однако этот термин нельзя рассматривать как правовой, „раскулачивание“ могло быть связано с различными видами ограничений прав и свобод граждан, подвергавшихся репрессиям по классовыми, социальным и имущественным признакам, является собирательным и не подлежит применению как обозначение вида репрессий.[20]»

Наиболее точное определение термина раскулачивание с юридической точки зрения дает его толкование, представленое судом высшей инстации, имеющее юридическую силу с момента его издания. Согласно определению Верховного Суда РФ от 30 марта 1999 года, «Раскулачивание — политическая репрессия, применявшаяся в административном порядке местными органами исполнительной власти по политическим и социальным признакам на основании постановления ЦК ВКП(б) от 30 января 1930 г. „О мерах по ликвидации кулачества как класса“»[21]

Раскулачивание в 1917—1923 гг

Еще 8 ноября 1918 года на совещании делегатов комитетов бедноты В. И. Ленин заявляет о решительной линии по ликвидации кулачества: «…если кулак останется нетронутым, если мироедов мы не победим, то неминуемо будет опять царь и капиталист[22]» Декретом от 11 июня 1918 года были созданы комитеты бедноты, которые сыграли большую роль в борьбе с кулачеством, руководили процессом перераспределения конфискованных земель на местах и распределением конфискованного инвентаря, продовольственных излишков, изъятых у кулаков. Уже отметил свое начало «великий крестовый поход против спекулянтов хлебом, кулаков, мироедов, … последний и решительный бой всем кулакам — эксплуататорам»[23]. Было изъято 50 миллионов гектаров кулацкой земли, передшей бедноте и середнякам, конфискована у кулачества значительная часть средств производства в пользу бедноты[15].

Ликвидация кулачества как класса

Подготовка

Плакат «уничтожим кулака как класс», 1930 год

15 февраля 1928 г. газета Правда, еще вчера отрицавшая наличие кулачества, впервые публикует материалы, изобличающие кулачество, сообщающие о тяжелой ситуации на селе и повсеместном засилии на местах богатого крестьянства, которое обнаруживается не только на селе, эксплуатируя бедноту, но и внутри самой партии, руководя рядом коммунистических ячеек. Публикуются сообщения о вредительской деятельности кулачества — разоблачения о том, как кулацкие элементы в должности местных секретарей не пускали бедноту и батраков в местные отделения партии[13].

Экспроприация запасов зерна у кулака и середняка именовалась «временными чрезвычайными мерами». Однако насильственное изъятие хлеба и иных запасов отбивало у зажиточных крестьян всяческую охоту к расширению посевов, что позже лишало трудоустроенности батраков и бедняков, механизм раскулачивания фактически поставил на нет развитие индивидуальных хозяйств и ставил под вопрос саму перспективу их существования. Вскоре временные чрезвычайные меры превращаются в линию «ликвидации кулачества, как класса»[13]

Характер поворота партии к политике ликвидации кулачества как класса довольно точно сформулировал И. В. Сталин:

« Чтобы вытеснить кулачество, как класс, надо сломить в открытом бою сопротивление этого класса и лишить его производственных источников существования и развития (свободное пользование землей, орудия производства, аренда, право найма труда и т.д.).

Это и есть поворот к политике ликвидации кулачества, как класса. Без этого разговоры о вытеснении кулачества, как класса, есть пустая болтовня, угодная и выгодная лишь правым уклонистам.[24]

»

В 1928 году правой оппозицией ВКП (б) все еще осуществляются попытки некоторой поддержки зажиточного крестьянства и давления в сторону смягчения политики партии в области борьбы с кулачеством. В частности, А.И. Рыков, критикуя потитику раскулачивания и «методы времен военного коммунизма», заявлял о том, что «наступление на кулаков (нужно проводить) разумеется, не методами так называемого раскулачивания» и о недопустимости давления на индивидуальное хозяйство в селе, производительность которого в среднем, в более чем два раза ниже чем в европейских странах, считая, что «важнейшей задачей партии является развитие индивидуального хозяйства крестьян при помощи государства в деле их кооперирования»

Осудить данную политику и заявить о поддержке индивидуального хозяйства правой оппозиции удалось и на заседании Пленума ЦК: «Обеспечить содействие дальнейшему подъему производительности индивидуального мелкого и среднего крестьянского хозяйства, которое значительное время будет еще базой зернового хозяйства в стране», что явилось, по сути, ее «лебединой песней» и очередным аргументом в копилку последующих обвинений «агента Троцкого» Рыкова[12].

Активные меры по ликвидации зажитночного крестьянства приветствовались сельской беднотой, которая опасалась того, что "партия взяла курс на кулака, тогда как нужно проводить линию «раскулачивания». Заявлялось, что «Беднота нашу политику на селе, в целом продолжает рассматривать как резкий поворот от бедноты к середняку и кулаку». Именно так продолжали реагировать наименее обеспеченные жители сел на «новый курс» XIV партийного съезда 1925 года. Все чаще органы власти отмечали среди бедноты «не только открытое, но и решительное выступление против зажиточной и верхушечной части середняков».

Растущее недовольство бедноты подкреплялось голодом в сельской местности, в котором предлагается видеть прямую вину сельской контреволюции среди кулачества, заинтересованного вызвать недовольное отношение к партии: «Надо давать отпор кулацкой идеологии, приходящей в казарму в письмах из деревни. Главный козырь кулака — хлебные затруднения». Все чаще в прессе звучат тексты идеологически обработанных писем возмущенных красноармейцев-крестьян: «Кулаки — эти яростные враги социализма — сейчас озверели. Надо их уничтожать, не принимайте их в колхоз, выносите постановление об их выселении, отбирайте у них имущество, инвентарь». Широкую известность получает письмо Красноармейца 28-го артиллерийского полка Воронова в ответ на сообщения отца «последний хлеб отбирают, с красноармейской семьей не считаются»: «Хоть ты мне и батька, ни слова твоим подкулацким песням не поверил. Я рад, что тебе дали хороший урок. Продай хлеб, вези излишки — это мое последнее слово» [25][26]

О необходимости принятия жестких мер по отношению к кулачеству идет речь на пленуме обкома ВКП(б) ЦЧО, поскольку только жесткие меры могли убедить середняков, «колеблющуюся часть, которая не предупреждена», о чем и говорит на выступлении его секретарь И. М. Варейкис:

« "…не идущие в колхозы теперь являются либо сторонником кулака, которых надо предупредить, а иногда сделать экономический нажим, либо не убедившийся, колеблющийся. Эту колеблющуюся часть, которая не предупреждена, нужно предупредить. … разумеется середняк будет тем крепче в колхозах и тем меньше будет оглядываться назад, чем сильнее мы разгромим кулака, это не подлежит ни малейшему сомнению"[27] »

Массовые репрессии

В ходе насильственной коллективизации сельского хозяйства, проведённой в СССР в 19281932 гг., одним из направлений государственной политики стало подавление антисоветских выступлений крестьян и связанная с этим «ликвидация кулачества как класса» — «раскулачивание», предполагавшее насильственное и бессудное лишение зажиточных крестьян, использующих наёмный труд, всех средств производства, земли и гражданских прав, и выселение в отдалённые районы страны. Таким образом, государство уничтожало основную социальную группу сельского населения, способную организовать и материально поддержать сопротивление проводившимся мероприятиям.

30 января 1930 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло Постановление «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». Согласно этому постановлению, кулаки были разделены на три категории:

  • первая категория — контрреволюционный актив, организаторы террористических актов и восстаний,
  • вторая категория — остальная часть контрреволюционного актива из наиболее богатых кулаков и полупомещиков,
  • третья категория — остальные кулаки.

Главы кулацких семей 1-й категории арестовывались, и дела об их действиях передавались на рассмотрение спецтроек в составе представителей ОГПУ, обкомов (крайкомов) ВКП(б) и прокуратуры. Члены семей кулаков 1-й категории и кулаки 2-й категории подлежали выселению в отдалённые местности СССР или отдалённые районы данной области (края, республики) на спецпоселение. Кулаки, отнесённые к 3-й категории, расселялись в пределах района на новых, специально отводимых для них за пределами колхозных массивов землях.

Контрреволюционный кулацкий актив было решено «ликвидировать путем заключения в концлагеря, останавливаясь в отношении организаторов террористических актов, контрреволюционных выступлений и повстанческих организаций перед применением высшей меры репрессии» (ст. 3, п.а)

В качестве репрессивных мер ОГПУ было предложено по отношению к первой и второй категории:

  • направить в концлагеря 60000, выселить 150000 кулаков (разд. II, ст.1)
  • в необжитые и малообжитые местности произвести высылку с расчетом на следующие регионы: Северный край 70 тыс. семейств, Сибирь — 50 тысяч семейств, Урал — 20 — 25 тысяч семейств, Казахстан — 20 — 25 тысяч семейств с «использованием высылаемых на сельскохозяйственных работах или промыслах»(разд. II, ст.4). У высылаемых конфисковали имущество, лимитом средств было до 500 рублей на семью.

СНК СССР и ЦИК СССР 1 февраля 1930 года издают Постановление «О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством», которое, прежде всего отменяло право на аренду земли и право на применение наемного труда в единоличных крестьянских хозяйствах с некоторыми исключеями по идвидуальному совместному решению районных и окружного ИК в отношении «середняков». (ст.1) Краевым и областным ИК и правительствам республик было дано право применят «все необходимые меры борьбы с кулачеством вплоть до полной конфискации имущества кулаков и выселения их» (ст.2).

4 февраля 1930 года издается Секретная инструкция Президиума ЦИК СССР «О выселении и расселении кулацких хозяйств», подписанная Преседателем ВЦИК СССР М.И. Калининым и Преседателем СНК СССР А.И. Рыковым, в которой «в целях решительного подрыва влияния кулачества» и «подавления всяких попыток контр-революционного противодействия» было решено поручить ОГПУ:

  • выселить кулацкий актив, наиболее богатых кулаков и полупомещиков в отдаленные местности
  • расселить остальных кулаков в пределах района, в котором они проживают на новых, отводимых им за пределами колхозных хозяйств, участках. (ст.1)

Инструкция предполагала выселение примерно 3-5 % от всего числа крестьянских хозяйств (ст.2).

В районах коллективизации, согласно инструкции, у кулаков конфисковывались «средства производства, скот, хозяйственные и жилые постройки, предприятия производственные и торговые, продовольственные, кормовые и семенные запасы, излишки домашнего имущества, а также и наличные деньги». Из наличных денег для обустройства на новом месте был фиксирован лимит «до 500 рублей на семью»(ст.5) Изымались сберегательные книжки с передачей в органы НКФина, выдача вкладов, выдача ссуд под залог прекращается. (ст.7). Паи и вклады изымаются, владельцы исключаются из всех видов кооперации. (ст.8)

2 февраля 1930 г. был издан приказ ОГПУ СССР № 44/21 [28]. В нем говорилось, что «в целях наиболее организованного проведения ликвидации кулачества как класса и решительного подавления всяких попыток противодействия со стороны кулаков мероприятиям Советской власти по социалистической реконструкции сельского хозяйства — в первую очередь в районах сплошной коллективизации — в самое ближайшее время кулаку, особенно его богатой и активной контрреволюционной части, должен быть нанесён сокрушительный удар».

Приказ предусматривал [28]:

1) Немедленную ликвидациию «контрреволюционного кулацкого актива», особенно «кадров действующих контрреволюционных и повстанческих организаций и группировок» и «наиболее злостных, махровых одиночек» — то есть первая категория, к которой были отнесены:

  • Кулаки — наиболее «махровые» и активные, противодействующие и срывающие мероприятия партии и власти по социалистической реконструкции хозяйства; кулаки, бегущие из районов постоянного жительства и уходящие в подполье, особенно блокирующиеся с активными белогвардейцами и бандитами;
  • Кулаки — активные белогвардейцы, повстанцы, бывшие бандиты; бывшие белые офицеры, репатрианты, бывшие активные каратели и др., проявляющие контрреволюционную активность, особенно организованного порядка;
  • Кулаки — активные члены церковных советов, всякого рода религиозных, сектантских общин и групп, «активно проявляющие себя».
  • Кулаки — наиболее богатые, ростовщики, спекулянты, разрушающие свои хозяйства, бывшие помещики и крупные земельные собственники.

Семьи арестованных, заключённых в концлагеря или приговорённых к расстрелу, подлежали высылке в северные районы СССР, наряду с выселяемыми при массовой кампании кулаками и их семьями, «с учётом наличия в семье трудоспособных и степени социальной опасности этих семейств».

2) Массовое выселение (в первую очередь из районов сплошной коллективизации и пограничной полосы) наиболее богатых кулаков (бывших помещиков, полупомещиков, «местных кулацких авторитетов» и «всего кулацкого кадра, из которых формируется контрреволюционный актив», «кулацкого антисоветского актива», «церковников и сектантов») и их семейств в отдалённые северные районы СССР и конфискация их имущества — вторая категория.

Согласно приказу ОГПУ № 44.21 от 6 февраля 1930 года начинается операция по «изъятию» 60 тысяч кулаков «первой категории». Уже в первый день проведения операции ОГПУ было арестовано около 16 тысяч человек, на момент 9 февраля 1930 года были «изъяты» 25 тысяч человек. В спецсводке ОГПУ от 15 февраля 1930 содержался следующий отчет о проведении операции[29][30]:

« «При ликвидации кулаков как класса "изъято" в массовых операциях и при индивидуальных чистках 64 589 человек, из них в ходе подготовительных операций (1 категории) 52 166 человек, а в ходе массовых операций — 12 423 человека[29][30]». »

Согласно секретным отчетам репрессивных органов, имеются сведения о численности «арестованных по 1 категории» кулаков на 1 октября 1930 г.: за первый период раскулачивания до 15 апреля 1930 года было арестовано 140 724 человека, из них кулаков 79 330 , церковников — 5028, бывших помещиков и фабрикантов — 4405, антисоветских элементов — 51 961 человек. За второй период раскулачивания с 15 апреля 1930 года по 1 октября 1930 года арестованы 142 993 человек, кулаков — 45 559 и 97 434 антисоветчика. В 1931 году «за один только январь... зафиксировано 36 698 арестованных», причем «подавляющее большинство кулацко-белогвардейской к/р»[31]

Всего за 19301931 годы, как указано в справке Отдела по спецпереселенцам ГУЛАГа ОГПУ, было отправлено на спецпоселение 381 026 семей общей численностью 1 803 392 человека. За 19321940 гг. в спецпоселения прибыло еще 489 822 раскулаченных. [32]

При этом, следует отменить что ответственность за работу с кулачеством имели не только органы ГУЛАГ, но и ОГПУ, поэтому оценочные данные органов ГУЛАГ заметно занижены. Отдел центральной регистратуры ОГПУ в справке о выселении кулаков с начала 1930 года до 30 сентября 1931 года число «спецпереселенцев» определял в 517 665 семей с населением в 2 437 062 человека.[31]

Тяжелые условия переселенных спецпоселенцев «по 2 категории» вынуждали семьи осуществлять побеги, поскольку существование в необжитых районых без минимальных условий для жизни и труда было затруднительно. В 1932—1940 годах число «беглых кулаков» составило 629 042 человека, из них пойманы и возвращены 235 120 человек.[31]

Совместным Постановлением СНК СССР № 90 и ЦИК СССР № 40 от 13 ноября 1930 года «О недопущении кулаков и лишенцев в кооперацию» была запрещена всяческая кооперация, включая членство в колхозах, для лиц, имеющих статус кулака. Исключением стали члены семей, где имеются «преданные советской власти красные партизаны, красноармейцы и краснофлотцы, сельские учителя и агрономы — при условии, если они поручатся за членов своей семьи.». В частности, в Постановлении утвержадлась следующая норма:

«

«Членами колхозов и других сельско-хозяйственных кооперативов, а также промысловых кооперативных товариществ (артелей) и потребительских обществ не могут быть кулаки и другие лица, лишенные права выбирать в советы.» (ст.1)

»

Для обеспечения наиболее эффективной борьбы к кулачеством и расхитителями социалистической собственности был принят законодательный акт, который, согласно замыслу И.В. Сталина «отобьет охоту у антиобщественных, кулацко-капиталистических элементов расхищать общественную собственность[33][34]». Совместным Постановлением ЦИК СССР и Совнаркома СССР от 7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности» предусматриваются наиболее жесткие меры «судебных репрессий» за хищение колхозного и кооперативного имущества - расстрел с конфискацией имущества, в качестве «меры судебной репрессии по делам об охране колхозов и колхозников от насилий и угроз со стороны кулацких элементов» предусматривалось лишение свободы на срок от 5 до 10 лет с заключением в концентрационные лагеря без права на амнистию.

К 1933 г. в «кулацкие» поселения были направлены 1317000 кулаков и причисленных к ним[35]. Репрессии зачастую применялись не только к кулакам, середнякам, но и нередко и беднякам, что было отмечено на февральско-мартовском Пленуме ЦК ВКП(б) в 1937 году[36]. Данный рычаг применялся зачастую для принуждения крестьян к вступлению в колхоз, эти факты подтвердил и жестко осудил И. В. Сталин.[37]

При этом, ранее, на конференции аграрников-марксистов 27 декабря 1929 года И. В. Сталин заявлял о раскулачивании как необходимой для развития и повсеместного внедрения колхозов мере:

«

…раскулачивание производится самими бедняцко-середняцкими массами, осуществляющими сплошную коллективизацию. Теперь раскулачивание в районах сплошной коллективизации не есть уже простая административная мера. Теперь раскулачивание представляет нам составную часть образования и развития колхозов...[27][38]

»
Раскулачивание Ю. А. Зайцева. Чебоксары. 1929-30-е гг.

В 19241928 году крестьяне-члены потребительских кооперативов производили активные закупки инвентаря, сельхозтехники. По словам Министра сельского хозяйства РФ А. В. Гордеева «указанная „техника“ являлась одним из важных оснований для их „раскулачивания“, выселения, заключения в лагеря, физического уничтожения»[39]

Попасть в списки кулаков, составлявшиеся на местах, мог практически любой крестьянин. На местах зачастую для обеспечения ускоренных темпов раскулачивания «извращают линию партии в отношении ликвидации кулачества» и раскулачивают середняков и «маломощных крестьян», о чем, в частности, сообщается в ряде сводок[40]. Показателен факт, что на Пленуме обкома ВКП(б) ЦЧО его секретарь И. М. Варейкис на вопрос о определении термина «кулак» ответил жестко «Рассуждения о том, как понимать кулака — есть схоластика гнилая, бюрократическая, бесцельная, никому не понятная и к тому же очень вредная[27]». Масштабы сопротивления коллективизации были такими, что захватили далеко не только кулаков, но и многих середняков, противившихся коллективизации. Идеологической особенностью этого периода стало широкое применение термина «подкулачник», что позволяло репрессировать вообще любое крестьянское население, вплоть до батраков. Подкулачниками обычно называли так называемых «твёрдосдатчиков».

Отчетность о подобных мерах активно поступала в ограны государственной власти, к примеру, представитель обкома ВЛКСМ ЦЧО Сорокин в рамках заседания бюро ЦК ВЛКСМ сообщал о фактах раскулачивания большого количества середняков и бедноты[27]. Сообщалось о том, что в Черноземье под угрозой раскулачивания со стороны членов ВЛКСМ крестьяне были вынуждены вступать в колхозы, о чем позже руководство ВЛКСМ заявит: «административное методы „деляческого“ раскулачивания, ударившие по середняку вошли в мозги даже активистов-комсомольцев[27]». Борисоглебские комсомольцы в процессе раскулачивания ликвидировали несколько батрацких хозяйств за то, что дочери хозяев вышли замуж за кулацких сыновей[27].

Руководство обкома ВЛКСМ ЦЧО было вынуждено признать факты перегибов и сообщить о неодекватном поведении ряда лиц, проводящих раскулачивание:

« «Был допущен целый ряд таких вещей, которые дискредитировали идею коллективизации, были случаи, когда комсомольцы отбирали сапоги, тулуп, шапку у кулака, выходили на улицу, одевали всё это и чувствовали себя на высоте положения. Были случаи, когда отнимали всё вплоть до сапог, а такие крупные вещи, как мельницу, крупные средства производства оставались в стороне. Были случаи мародёрства, когда люди дискредитировали себя, забирая такие вещи, которые нам не нужны»[27] »

О ходе данных событий очевидцы сообщали следующее:

« Подходили к раскулачиванию так: "дом хороший, даёшь раскулачивать. Выносят из дома всё, вплоть до того, что с ребят снимают обувь и выгоняют на улицу… Вопли женщин, плачь детей, разбазаривание имущества, отсутствие учёта - всё это создавало картину ночного грабежа…[27] »

Региональная газета "Правда Севера" сообщае о раскулачивании середняков следующее:

«

В Чебоксарском районе "сгоряча" раскулачили несколько середняков и даже бедняков. Раскулачивание происходило без участия бедняцко-середняцкого схода и при игнорировании сельсовета. Это раскулачивание кончилось тем, что один из раскулаченных середняков в Чебоксарском районе наложил на себя руки.

В Грязовецком районе некоторые сельсоветы допустили раскулачивание середняков. Герцемский сельсовет отбирал имущество, скот и дома у тех, например, кто продал воз своих лаптей или несколько пар рукавиц.[40]

»

О аналогичных нарушениях сообщает газета "Рабочий край" и ряд других областных изданий в регионах СССР.

«

Вместе с кулаками страдают и середняцкие хозяйства. В дер. Власове вынесено постановление взять на учет имущество не только кулаков, но и середняков. В четырех сельсоветах проводились опись, обыск и конфискация имущества у крестьян, имеющих только по одной лошади и по одной корове, никогда не пользовавшихся наемным трудом и не лишенных избирательных прав.[40]

»

На Северном Сахалине для зачисления некоторых крестьянских хозяйств, не удовлетворяющих критериям кулацких в число «кулацких» применялись обвинения в «японофильской» и религиозной деятельности. Известны случаи раскулачивания членов группы бедноты местных сел. Показателен случай, когда список кулацких семей в числе 55, подлежащих выселению из из Александровского и Рыковского районов был проверен 29 августа 1931 года уполномоченным ОГПУ Маковским на предмет ошибочного включения середняков. 25 сентября пять середняцких семей из перечня были исключены и выселению не подверглись, однако ошибочно установленный статус кулацких элементов с данных лиц снят не был и в дальнейшим они подверглись иным законодательно определенным мерам репрессий, включая конфискацию имущества[18].

Среди перегибов со стороны проводящих раскулачивание комсомольцев изредка встречались и формы особой жестокости, что следует из действий кирсановских членов ВЛКСМ, на общем собрании принявших решение о расстреле 30 кулаков. [27][41]

Протесты крестьян против коллективизации, против высоких налогов и принудительного изъятия «излишков» зерна выражались в его укрывательстве, поджогах и даже убийствах сельских партийных и советских активистов, что расценивалось государством как проявление «кулацкой контрреволюции».

Смягчение политики

Взгляды на зажитачное крестьяноство в партии имели тенденцию меняться и уже 1925 году И.В. Сталин заявляет о недопустимости разжигания гражданской борьбы бедноты с кулачеством, куда неизбежно будет включен и класс середняков:

«

Говорят о кулацком уклоне в партии... Это глупо. В партии не может быть кулацкого уклона, а есть лишь уклон в преуменьшении роли кулака и вообще капиталистических элементов в деревне, в замазывании кулацкой опасности.. я думаю, что из 100 коммунистов 99 скажут, что партия более всего подготовлена к лозунгу -- бей кулака! Этот ... уклон ведет к разжиганию классовой борьбы в деревне, к возврату комбедовской политики раскулачивания, к провозглашению ... гражданской борьбы в нашей стране, и ... к срыву всей нашей строительной работы.... А вот что касается того, чтобы не раскулачивать, а вести более сложную политику изоляции кулака чрез союз с середняком, то это дело не так легко переварить.[12]

»

К 1932 году процесс массового раскулачивания официально остановлен, однако, на практике, остановить набравший обороты процесс становится затруднительно ввиду сопротивления снизу. 20 июля 1931 года Политбюро ЦК ВКП(б) издает постановление о прекращении массового выселения кулаков за исключением «выселения в индивидуальном порядке», а 25 июня 1932 г. ЦИК СССР издает Постановление «О революционной законности», прекращающее репрессии по «инициативе снизу». ЦК ВКП(б) и СНК СССР 8 мая 1933 издают совместную инструкцию N П-6028 «о прекращении применения массовых выселений и острых форм репрессий в деревне» (направлена «Всем партийно-советским работникам и всем органам ОГПУ, суда и прокуратуры»), останавливающую массовые репрессии ввиду того, что они могут затрагивать многих крестьян, не принадлежащих к классу кулачества. Инструкция сообщает следующее, заявляя о перегибах и неподконтрольности процесса[42]:

«

"Правда, из ряда областей все еще продолжают поступать требования о массовом выселении из деревни и применении острых форм репрессии. В ЦК и СНК имеются заявки на немедленное выселение из областей и краев около ста тысяч семей. В ЦК и СНК имеются сведения, из которых видно, что массовые беспорядочные аресты в деревне все еще продолжают существовать в практике наших работников. Арестовывают председатели колхозов и члены правления колхозов. Арестовывают председатели сельсоветов и секретари ячеек. Арестовывают районные и краевые уполномоченные. Арестовывают все, кому только не лень и кто, собственно говоря, не имеет никакого права арестовывать. Не удивительно, что при таком разгуле практики арестов органы, имеющие право ареста, в том числе и органы ОГПУ, и особенно милиция, теряют чувство меры и зачастую производят аресты без всякого основания... Эти товарищи цепляются за отжившие формы работы , уже не соответствующие новой обстановке и создающие угрозу ослабления советской власти в деревне"[43]

... обстоятельства создают в деревне новую обстановку, дающую возможность прекратить, как правило, применение массовых выселений и острых форм репрессий в деревне. Мы уже не нуждаемся в массовых репрессиях, задевающих, как известно, не только кулаков, но и единоличников и часть колхозников.

»

В тоже время, даже данная инструкция сообщала, что «было бы неправильным думать, что наличие новой обстановки означает ликвидацию или хотя бы ослабление классовой борьбы в деревне. Наоборот, классовая борьба в деревне будет неизбежно обостряться.» Подтверждая данный факт, инструкция, все же, допускает ряд репрессивных мер в индивидуальном порядке и устанавливает на них строгий лимит. Осужденные кулаки направляются трудовые поселки, общее число заключенных ограничивается до 400000 «на весь Союз ССР.»[44]:

«

Выселения допускать только в индивидуальном и частном порядке и в отношении только тех хозяйств, главы которых ведут активную борьбу против колхозов и организуют отказ от сева и заготовок. Выселение допускать только из следующих областей и в следующих предельных количествах (перечень областей на 12000 хозяйств).

»

24 мая 1934 ЦИК СССР принимает Постановление «О порядке ​восстановления в гражданских правах бывших кулаков», в соответствии с которым кулаки-спецпоселенцы, ранее лишенные ряда гражданских прав в индивидуальном порядке восстанавливаются.

Окончательный отказ от политики раскулачивания фиксируется Постановлением Совета Министров СССР от 13 ​августа 1954 года № 1738-789сс «О снятии ограничений по ​спецпоселению с бывших кулаков», благодаря которому многие из кулаков-спецпоселенцев получали свободу.

Отказ от производства хлеба кулачеством

Официальные советские источники сообщали, что если в 1927 году производство хлеба кулачеством составляло 9,780 млн тонн, а колхозы производили около 1,3 млн тонн из которых на рынок поступило не более 0,570 млн тонн, то в 1929 году в результате активной коллективизации и раскулачивания уровень производства хлеба колхозами достиг 6,520 млн тонн[15][45].

Как заявил относительно данного прорыва в производстве хлеба И. В. Сталин на конференции аграрников-марксистов 27 декабря 1929 года, «Теперь у нас имеется достаточная материальная база для того, чтобы ударить по кулачеству, сломить его сопротивление, ликвидировать его как класс, и заменить его производство производством колхозов и совхозов[45][46]»

Организовав практически полный переход большинства крестьян - производителей из класса бедноты и таким образов исключив зависимость государства от частного сектора и индивидуальных хозяйств партия рассчитывала поставить точку на классе крестьян-кулаков, являвшихся ранее важным и фактически единственным производителем и поставщиком товарного хлеба при крайне низком уровне колхозного производства.

Следует заметить что к 1928 году число индивидуальных крестьянских хозяйств, вошедших в колхозы составляло около 1,8% от общего числа[12]

Задача окончательной ликвидации кулачества как класса и полного перехода на исключительно колхозное производство была поставлена И.В.Сталиным 27 декабря 1929 года[45]:

«

Наступать на кулачество - это значит подготовиться к делу и ударить по кулачеству, но ударить по нему так, чтобы оно не могло больше подняться на ноги. Это и называется у нас, большевиков, настоящим наступлением. Могли ли мы предпринять лет пять или года три назад такое наступление с расчетом на успех? Нет, не могли[45].

»

На 1930 год план колхозного и совхозного производства хлеба составляет уже около 14,670 млн тонн, что следует из речи И. В. Сталина на данном собрании [45].

При этом, как сообщает краткий курс истории ВКП (б), для ускорения темпов колхозного строительства на местах «в ряде районов добровольность заменялась принуждением к вступлению в колхозы под угрозой „раскулачивания“, лишения избирательных прав и т. д.[15]»

Принятие лиц, подвергнутых раскулачиванию и признанными кулаками не производилось и было строго запрещено лично И.В. Сталиным, относительно чего он высказывался довольно жестко и однозначно:

« Не менее смешным кажется другой вопрос: можно ли пустить кулака в колхоз. Конечно, нельзя его пускать в колхоз. Нельзя, так как он является заклятым врагом колхозного движения.[45] »

Для борьбы кулацким и подкулацким вредительством в самих колхозах в январе 1933 года ЦК партии принял решение об организации политических отделов при машино-тракторных станциях, обслуживающих колхозы. В сельские политотделы были направлены в 17 тысяч партийных работников, поскольку, как сообщалось, «открытая борьба против колхозов потерпела неудачу, и кулаки изменили свою тактику… проникая в колхозы, они тихой сапой наносили вред колхозам». Таким образом, раскулачивание производилось и среди работников колхозов, «бывших кулаков и подкулачников, сумевших пролезть в колхозы на те или иные должности… чтобы вредить и пакостить». [15]

Для обеспечения ускоренного завершения перехода крестьян-единоличников в колхозы и лишения крестьян-кулаков средств производства и возможности использования наемного труда принимается Постановление ЦК ВКП (б) «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству» от 5 января 1930 года с программой форсированной коллективизации. Запрещается аренда земельных участков, найм рабочей силы частными лицами, форсируется раскулачивание, в том числе по инициативе с низу. Частные лица, крестьяне наделяются правом конфискации скота, инструмента, средств производства, хозяйственных построек и инвентаря в пользу колхозов. Результатом правоприменения данного нормативного акта и ряда подзаконных актов становятся репрессии по отношению к сотням тысяч крестьян, резкое падение уровня сельхозпроизводства и массовый голод. Резкий спад сельхозпроизводства удалось остановить лишь к 1937 году, но показателей 1928 года достичь до Великой Отечественной войны так и не удалось.[47]

Реабилитация

Реабилитация лиц, подвергшихся раскулачиванию и членов их семей производится в общем порядке согласно Закону Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18.10.1991 N 1761-1.

В судебной практике РФ раскулачивание расценивается как действие, являющееся политической репрессией. К примеру, можно рассмотреть Определение Верховного Суда РФ от 30.03.1999 № 31-В98-9, которое де-юре является практическим правоприменением законодательной базы в вопросе реабилитации раскулаченных лиц:

« Заявление об установлении фактов применения политической репрессии и конфискации имущества удовлетворено правомерно, поскольку раскулачивание являлось политической репрессией, применявшейся в административном порядке местными органами исполнительной власти по политическим и социальным признакам на основании постановления ЦК ВКП(б) "О мерах по ликвидации кулачества как класса" от 30.01.1930, ограничение прав и свобод матери заявителя заключалось в лишении ее жилья, всего имущества и избирательных прав. »

Особенностью российского законодательства в области реабилитации является возможность установления факта применения раскулачивания на основании свидетельских показаний, на что обратил внимание Верховный Суд РФ в данном определении:

« ... возможность установления факта применения репрессии на основании свидетельских показаний в судебном порядке при отсутствии документальных сведений прямо предусмотрена частью 2 статьи 7 Закона Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий". »

Реабилитированным, ранее раскулаченным лицам возвращается и необходимое для проживания недвижимое имущество (либо его стоимость), если таковое не было национализированно или (муниципализированно), уничтожено во время Великой Отечественной войны и при отсутствии иных препятствий, предусмотренных статьей 16.1 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий».

Примечания

  1. 1 2 3 4 Г. Ф. Доброноженко «Кто такой кулак: трактовка понятия „кулак“»
  2. 1 2 Энгельгард А.Н. Письма из деревни. 1872-1887 гг. М., 1987. С. 521 - 522.
  3. Постников В. Е. Южно-русское крестьянство. М., 1891
  4. Гвоздев Р. «Кулачество — ростовщичество и его общественно-экономическое значение. СПб.», 1899
  5. Ермолов А. С. Неурожай и народное бедствие. СПб., 1892.
  6. Великая Октябрьская социалистическая революция. Энциклопедия. 3-е изд., доп. М., 1987. С. 262; Краткий политический словарь. 2-е изд., доп. М., 1980. С. 207; Трапезников С. П. Ленинизм и аграрно-крестьянский вопрос: В 2 т. М., 1967. Т.2. «Исторический опыт КПСС в осуществлении ленинского кооперативного плана. С. 174.
  7. Смирнов А. П. «Наши основные задачи по поднятию и организации крестьянского хозяйства». М., 1925. С. 22; Першин А. Два основных источника расслоения крестьянства // Жизнь Сибири. 1925. № 3(31). С. 3.
  8. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 36. С. 447, 501, 59.
  9. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 38.
  10. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 41. С. 58.
  11. Тринадцатый съезд ВКП(б): Стеногр. отчет. М., 1963. С. 442—443.
  12. 1 2 3 4 5 6 7 8 Н.В.Валентинов, Ю. Г. Фельштинский «Наследники Ленина»
  13. 1 2 3 4 Л. Д. Троцкий «Материалы о революции. Преданная революция. Что такое СССР и куда он идет»
  14. Газета "Правда" от 30 апреля 1925, 3 мая 1925 г
  15. 1 2 3 4 5 Краткий курс истории ВКП(б) (1938 год) // Репринтное воспроизведение стабильного издания 30-40-х годов. Москва, изд. «Писатель», 1997 г.
  16. Троцкий Л. О наших задачах. Доклад на общегородском собрании парторганизации в г. Запорожье. 1 сентября 1925 г. М.; Л., 1926. С. 4.
  17. Анцелович Н. Рабоче-крестьянский союз и батрачество (к постановке вопроса) // На аграрном фронте. 1925. № 5-6. С. 84.
  18. 1 2 Карлин К. Г. «Организация раскулачивания на Северном Сахалине»
  19. Солонов А. «Кого считали кулаком в 1924-25 годах» // Трудные вопросы истории: Поиск. Размышления. Новый взгляд на события и факты. М., 1991. С. 99
  20. Справка Мособлсуда. „По результатам обобщения судебной практики рассмотрения судами в 1995—1997 гг. дел, связанных с разрешением споров по вопросам реабилитации жертв политических репрессий“
  21. Определение Верховного Суда РФ от 30.03.1999 // «Бюллетень Верховного Суда РФ», 1999, N 7
  22. А.Арутюнов „Досье Ленина без ретуши. Документы. Факты. Свидетельства.“, Москва: Вече, 1999
  23. Ленин В. И. Полн. собр. сочинений. Т. 36. С. 361—363; Т. 37. С. 144.
  24. И.В. Сталин «К вопросу о ликвидации кулачества как класса»
  25. В. Ф. Чуркин, кандидат исторических наук. «Самоидентификация крестьянства на переломном этапе своей истории» // «История государства и права», 2006, N 7)
  26. Красный воин (МВО). 1930. 13 февраля, 14 мая.
  27. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Никулин Р.Л.,кандидат исторических наук, доцент. «Участие комсомольских организаций черноземья в раскулачивании»
  28. 1 2 Приказ ОГПУ № 44/21 2 февраля 1930 г.
  29. 1 2 НА. Ивницкий., доктор исторических наук. «Коллективизация и раскулачивание», М., 1994, с. 32—49, с. 106.
  30. 1 2 Стефан Куртуэ, Николл Верт, Жан-Луи Панне. «Черная книга коммунизма: Преступления, террор, репрессии» разд. Насильственная коллективизация и раскулачивание.
  31. 1 2 3 Российская академия наук. Институт российской истории. Федеральная архивная служба России. Российский государственный архив социально-политической истории. Центральный архив Федеральной службы безопасности. В.Данилов, Р.Маннинг, Л.Виола «Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы в пяти томах. 1927-1939»
  32. Сколько было сослано кулаков?
  33. [1]
  34. [2]
  35. Из справки 4-го спец. отдела МВД СССР // Коммунист. 1991. N 3. С. 101.
  36. Материалы февральско-мартовского Пленума ЦК ВКП(б) 1937 г. // Вопросы истории. 1995. N 11 — 12. С. 15.
  37. О. И. Чистяков «История отечественного государства и права. Часть 2», 2001
  38. Сталин И.В. К вопросам аграрной политики в СССР. Речь на конференции аграрников-марксистов 27 декабря 1929 года // Вопросы ленинизма. М., 1952. С. 325.
  39. А. В. Гордеев «Концепция развития сельскохозяйственных потребительских кооперативов» (утв. Минсельхозом РФ 29.03.2006)
  40. 1 2 3 Документы свидетельствуют. Из истории деревни накануне и в ходе коллективизации. 1927-1932 гг. – М., 1989. С. 360-362.
  41. Российский государственный архив Социально-политической истории (РГАСПИ), Ф. М-1. Оп. 23. Д. 976. Л. 6.
  42. С.Кара-Мурза «Советская цивилизация», ч.1
  43. В.М.Курицын. История государства и права России. 1929-1940. М.: "Международные отношения", 1998
  44. Инструкция ЦК ВКП(б), СНК СССР от 08.05.1933 № п-6028 «о прекращении применения массовых выселений и острых форм репрессий в деревне»
  45. 1 2 3 4 5 6 И. В. Сталин на конференции аграрников-марксистов 27 декабря 1929 г // Сталин И.В. Сочинения. М.,1952.Т. 12. С. 167-169
  46. И.В. Сталин. Речь на конференции аграрников-марксистов
  47. Министерство сельского хозяйства Российской Федерации: Постановление ЦК ВКП (б) «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству», История

Литература

  1. Советская деревня глазами ВЧК — ОГПУ — НКВД. 1918—1939. Документы и материалы в 4 томах. Том 2. 1923—1929. М.: РОССПЭН, 2000.
  2. Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927—1939. В 5 тт. Том 1. Май 1927 — ноябрь 1929. — М.: РОССПЭН, 1999.
  3. Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927—1939. В 5 тт. Том 2. Ноябрь 1929 — декабрь 1930. — М.: РОССПЭН, 2000.
  4. Кооперативно-колхозное строительство в СССР. 1923—1927. М.: Наука, 1991.
  5. Н. А. Ивницкий, доктор исторических наук. Судьба раскулаченных в СССР. М.: Собрание, 2004
  6. Г. Ф. Доброноженко. «Кто такой кулак: трактовка понятия „кулак“ во второй половине ХIХ — 20-х гг. ХХ вв.» // статья
  7. Институт российской истории РАН. Федеральная архивная служба России. Российский государственный архив социально-политической истории. Центральный архив ФСБ России. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы в пяти томах. 1927-1939. Под ред.: В.Данилов, Р.Маннинг, Л.Виола. - М.: РОССПЭН, 2004

См. также

Ссылки


Wikimedia Foundation. 2010.

Синонимы:

Смотреть что такое "Кулачество" в других словарях:

  • кулачество — кулачье Словарь русских синонимов. кулачество сущ., кол во синонимов: 3 • кулачье (3) • …   Словарь синонимов

  • КУЛАЧЕСТВО — принятое в литературе название состоятельного слоя сельского населения, складывавшегося в результате социальной дифференциации крестьянства. По некоторым оценкам, в нач. 20 в. составляло 20% крестьянских дворов, в 1913 производило 50% товарного… …   Большой Энциклопедический словарь

  • КУЛАЧЕСТВО — КУЛАЧЕСТВО, кулачества, мн. нет, ср., собир. Кулаки (см. кулак в 3 знач.). Попытки кулачества сорвать посевную кампанию. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • кулачество — КУЛАК 2, а, м. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • КУЛАЧЕСТВО — КУЛАЧЕСТВО, принятое в литературе название слоя зажиточных крестьян, сложившегося в результате социальной дифференциации. По некоторым оценкам, в начале 20 в. 20% крестьянских хозяйств были кулацкими , в 1913 они производили 50% товарного хлеба.… …   Русская история

  • Кулачество — принятое в литературе название состоятельного слоя сельского населения, складывавшегося в результате социальной дифференциации крестьянства. По некоторым оценкам, в нач. 20 в. составляло 20% крестьянских дворов, в 1913 производило 50% товарного… …   Политология. Словарь.

  • Кулачество — (рус. термин от слова «кулак», первоначально синоним к словам «выжига», «мироед», обозначал человека, наживавшегося грабительской эксплуатацией, ростовщичеством и спекуляцией; с 1890 х использовался для обозначения формирующейся буржуазии… …   Большая советская энциклопедия

  • кулачество — а; ср. собир. Класс кулаков, кулаки (2.К.; 1 зн.). Ликвидация кулачества. ◁ Кулаческий, ая, ое. * * * кулачество принятое в советской исторической и политической литературе название состоятельного слоя сельского населения России, складывавшегося… …   Энциклопедический словарь

  • кулачество —   , а, ср., собир.   Класс кулаков, кулаки.   ◘ ЦК партии и Советское правительство приняли решительные меры для обуздания кулачества и облегчения мук голода. ИКПСС, 256. Однако в сельском хозяйстве остался последний и самый многочисленный… …   Толковый словарь языка Совдепии

  • КУЛАЧЕСТВО — в России деревенская буржуазия. Кулаки это крупные (по сравнению с середняками и крест. беднотой) зем. собственники, арендаторы, эксплуатировавшие батраков и бедняцко середняцкую часть деревни. Однако в массе своей они мало отличались по уровню… …   Советская историческая энциклопедия

Книги

Другие книги по запросу «Кулачество» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.