Каталаунские поля


Каталаунские поля
Битва на Каталаунских полях
Вторжение гуннов в Галлию в 451 году
Гунны в битве на Каталаунских полях. Рисунок
A. De Neuville к «Популярной истории Франции»
Дата после 20 июня 451
Место под Труа (совр. Шампань во Франции)
Итог победа римско-готской коалиции
Стороны
Западная Римская империя
Королевство везеготов
Бургунды
Аланы
Гунны
Остготы, гепиды и др.
Командующие
Флавий Аэций
король Теодорих
король Сангибан
вождь гуннов Аттила
король Валамир
король Ардарих

Битва на Каталаунских полях (после 20 июня 451 года ) — сражение в Галлии, в котором войска Западной Римской империи под началом полководца Аэция в союзе с армией Тулузского королевства везеготов остановили нашествие коалиции варварских племён гуннов и германцев под началом Аттилы на Галлию.

Сражение стало крупнейшим и одним из последних в истории Западной Римской империи перед её распадом. Хотя битва закончилась нерешительно, Аттила был вынужден удалиться из Галлии.

Содержание

Предыстория

Гунны

Нашествие гуннов на Европу началось в 370-е годы, когда неизвестные до того в Европе кочевые племена из Азии атаковали германские племена готов в Северном Причерноморье, открыв новый период истории — Великое переселение народов. Часть готов, позже названных везеготами, переселилась в пределы Римской империи (Фракию и Мезию, территория совр. Болгарии), другая часть (остготы) осталась под владычеством гуннов. В конце IV века гунны вышли к нижнему Дунаю, затем перешли его и к 420-м годам поселились в Паннонии (область к югу от среднего Дуная на стыке совр. Австрии, Венгрии и Сербии).

В эти годы гунны смешиваются с германцами, что выражается в германских именах у предводителей гуннов и в определённом изменении их образа жизни.[1] Усиление гуннов происходит при вожде Руа (Ругиле), но только после прихода к власти в 434 его племянника Аттилы гунны объединили большинство варварских племён к северу от Дуная и Черного моря и в силу этого стали представлять серьёзную угрозу существованию Западной и Восточной Римских империй.

В 440-е годы Аттила опустошает владения Византии на севере Балкан, пока в 448 году не был заключён мир с императором Феодосием на условиях выплаты ежегодной дани. В 451 году Аттила повернул свою конницу на Галлию, провозгласив целью вторжения разгром везеготов.[2]

Положение в Западной Римской империи

Поначалу римлянам удавалось использовать гуннов для войн со своими врагами. Римский полководец Стилихон ещё в 405 году привлекал гуннский отряд для разгрома Радагайса. Фактическую власть в Западной Римской империи с 429 года держал успешный полководец, главнокомандующий войсками (magister militinum) Флавий Аэций при императоре Валентиниане. В 436 гунны по его просьбе разгромили королевство бургундов в Галлии на Рейне. Затем Аэций нанимает отряды гуннов для борьбы с Тулузским королевством везеготов в Галлии.

К 450 году Галлия представляла из себя страну, политически разорванную на части германскими племенами. Западная часть до реки Луары принадлежала везеготам, север захватили франки, на юго-западе в районе реки Роны поселились бургунды, приморские и центральные области сохраняла за собой империя. Центральные районы Галлии были охвачены вооружённым восстанием багаудов, стихийным движением низших слоёв населения, которое не затухало с III века. В 448 году один из руководителей восставших, некий врач Евсевий, бежал к гуннам.[3] Это позволяет утверждать, что Аттила был хорошо осведомлен о положении дел в Галлии.

Войны с германцами в Галлии и угроза нашествия гуннов не позволили Аэцию сражаться в Северной Африке, где вандалы Гейзериха в 439 захватили Карфаген, лишив империю богатых хлебородных провинций. Основав вандальское королевство, Гейзерих стал совершать грабительские морские набеги на владения империи. С гуннами Аэцию долго удавалось поддерживать хорошие отношения, основанные на личных контактах (он побывал сам в юности и потом отдавал сына в заложники к гуннам) и щедрых подношениях. Но к 451 году Аттила почувствовал себя достаточно сильным, чтобы сокрушить Западную империю.

Современники излагают две основные причины, повлекшие разрушительный поход Аттилы на Запад. По первой, распространённой в Византии, сестра императора Валентиниана Гонория попросила вождя гуннов освободить её от власти брата и даже будто обещала выйти за него замуж.[4] Аттила потребовал Гонорию в жёны и в качестве приданого половину Западной Римской империи, а после отказа атаковал империю в Галлии. По другой версии король вандалов Гейзерих натравил подкупом Аттилу на королевство везеготов, потому что дочь короля везеготов Теодориха пыталась отравить своего мужа Гунериха, сына и наследника Гейзериха.[5]

Вторжение в Галлию

Ставка Аттилы находилась на территории совр. Венгрии. Вождю гуннов удалось собрать для похода в Галлию огромное варварское войско, численность которого Иордан оценил в невероятные полмиллиона человек.[6] Под началом Аттилы собрались кроме гуннов и аланов германцы остготы (король Валамир), гепиды (король Ардарих), руги, скиры, герулы, тюринги.[7]

Перед вторжением Аттила предпринял неудачную попытку развалить мирное соглашение между римлянами и везеготами. Иордан пишет об этом так:

«Тогда Аттила, порождая войны, давно зачатые подкупом Гизериха, отправил послов в Италию к императору Валентиниану, сея таким образом раздор между готами и римлянами, чтобы хоть из внутренней вражды вызвать то, чего не мог он добиться сражением; при этом он уверял, что ничем не нарушает дружбы своей с империей, а вступает в борьбу лишь с Теодеридом, королем везеготов. [...] Равным образом он направил письмо и к королю везеготов Теодериду, увещевая его отойти от союза с римлянами и вспомнить борьбу, которая незадолго до того велась против него.»

Гунны разоряют виллу в Галлии.
Иллюстрация худ. G. Rochegrosse (1910 г.)

Весной 451 года Аттила пересек средний Рейн, 7 апреля он захватил и полностью разрушил Мец.[8] Сохранившиеся хроники не вдаются в подробности событий в Галлии. Разорение Аттилой Галлии можно проследить по житиям святых, чьи деяния были отмечены в церковных документах. В Реймсе замучен епископ Никасий, из Тонгера изгнан епископ Серваций, в Кельне погибла Св. Урсула.[9] Согласно Gesta Treverorum был разграблен Трир. Незначительный в ту пору Париж(Lutetia Parisiorum) уцелел, гунны прошли мимо.[10]

Перед лицом грозного нашествия объединились бывшие враги, римлянин Аэций и король везеготов Теодорих. Современник нашествия Проспер отразил в своей хронике вынужденный союз: «Когда он [Аттила] перешёл Рейн, многие галльские города испытали его жесточайшие нападения; тогда быстро и наши и готы согласились с тем, что ярость наглых врагов нужно отражать, объединив войска[11] По словам Иордана император Валентиниан убедил Теодориха к военной коалиции. Собственные войска империи под началом Аэция состояли в основном из сборных варварских отрядов («франки, сарматы, арморицианы, литицианы, бургундионы, саксоны, рипариолы, брионы — бывшие римские воины, а тогда находившиеся уже в числе вспомогательных войск, и многие другие как из Кельтики, так и из Германии[12]) и не могли самостоятельно противостоять гуннам, что показало последующее вторжение Аттилы в 452 году в Италию.

В июне 451 года Аттила подошёл к Аврелиану (совр. Орлеан) на средней Луаре в центре Галлии. В тех краях Аэцием в 440 году было поселено одно из аланских племён, вождь которого, Сангибан, обещал Аттиле сдать город. Тогда Аттила бы имел возможность без проблем по мостам перейти на левый (южный) берег Луары, открыв путь во владения везеготов. Согласно житию Св. Анниана, епископа Аврелиана, соединённые силы Аэция и Теодориха спасли город 14 июня, когда гунны уже проломили стены города таранами.[13]

Аттила отошёл на Каталаунские поля (более 200 км к востоку от Орлеана), перейдя на правый берег Сены вероятно в городе Tricasses (совр. Труа).[14] К северу от Труа на обширной равнине в совр. провинции Шампань состоялось генеральное сражение.

Сражение

Место и день битвы, которая многими историками считается одной из величайших в истории Европы, точно не известны. Согласно предположению историка Бьюри (J. B. Bury) она могла произойти в 20-х числах июня 451 года,[15] что в целом принимается последующими историками.

Место битвы указывается у Иордана (единственный источник, описавший сражение) и Идация (современник сражения) как Каталаунские поля (in campis Catalaunicis). Однако размер этой равнины у Иордана исчисляется более чем 150 тыс. шагами, то есть под название Каталаунские поля попадает вся совр. французская провинция Шампань. Другие источники позволяют более точно локализовать битву к северу от города Труа в провинции Шампань в местечке Maurica,[16] однако местонахождение Maurica определяется лишь предположительно без консенсуса между историками.[17]

По описанию Иордана, который пересказывал Приска, великое по количеству войск и жертвам сражение происходило крайне сумбурно и без особой подготовки.[18] Сначала ночью, вероятно во встречном марше, столкнулись франки (сторона римлян) с гепидами (сторона гуннов), перебив в бою 15 тыс. человек с обеих сторон. На следующий день выяснилась диспозиция сил — римлян и гуннов разделял высокий холм, который первыми успели занять римско-готские войска. У них с левого фланга находились войска Аэция, на правом располагались везеготы Теодориха. В центр союзники поставили ненадёжного короля аланов Сангибарна. У гуннов Аттила с лучшими войсками занимал центр, остготы находились на его левом фланге.

Аттила долго колебался, прежде чем атаковать противника. Иордан объясняет это двумя причинами. По первой, гадатели Аттилы предсказали беду гуннам. По второй, более рациональной причине, Аттила начал битву поздно, в 9-м часу дня по римскому времени[19] (то есть примерно в 3-м часу дня), чтобы «если дело его обернется плохо, наступающая ночь выручит его». Гунны безуспешно атаковали верхушку холма, откуда их сбросили отряды Аэция и Торисмунда, старшего сына Теодориха.

Аттила обратился к гуннам с речью, которая заканчивалась словами: «Кто может пребывать в покое, если Аттила сражается, тот уже похоронен!», и повёл войска в наступление. Произошла грандиозная беспорядочная резня, результаты которой Иордан образно передал в таком виде:

«Битва лютая, переменная, зверская, упорная [...] Если верить старикам, то ручей на упомянутом поле, протекавший в низких берегах, сильно разлился от крови из ран убитых; увеличенный не ливнями, как бывало обычно, но взволновавшийся от необыкновенной жидкости, он от переполнения кровью превратился в целый поток.»[20]

В ночной свалке затоптали упавшего с коня престарелого короля везеготов Теодориха.[21] Не заметив потери своего короля, везеготы отбросили гуннов в их лагерь, защищённый по периметру повозками. Бой постепенно затух с наступлением ночи. Сын Теодориха Торисмунд, возвращаясь в свой лагерь, в темноте наткнулся на повозки гуннов и в завязавшейся схватке был ранен в голову, но спасён своей дружиной. Аэций, войска которого разошлись с союзниками, в темноте также с трудом нашёл дорогу в свой лагерь.

Только утром стороны увидели результаты вечерней бойни. О тяжёлых потерях Аттилы свидетельствовало его нежелание выдвигаться за пределы укреплённого лагеря. Тем не менее гунны беспрестанно стреляли из-за ограды, внутри их лагеря раздавались звуки труб и прочая активность. На совете у Аэция было решено осадить лагерь противника, взяв Аттилу измором.

Вскоре после этого обнаружили тело Теодориха, и ситуация резко поменялась. Аэций посоветовал избранному войском новому королю везеготов Торисмунду поспешить в Тулузу, чтобы утвердить свою власть от оставшихся там братьев. По словам Иордана Аэций счёл более выгодным сохранить (разгромленных по его мнению) гуннов в качестве противовеса усилившимся везеготам. Везеготы покинули поле битвы, а спустя некоторое время беспрепятственно удалились и гунны. Источники не проясняют, как разошлись в Галлии противоборствующие стороны. Современник сражения Проспер, наблюдавший за событиями из Рима, записал в своей хронике нерешительный итог сражения:

«Хотя в этом столкновении никто из [соперников] не уступил, произошли не поддающиеся подсчёту истребления погибавших и с той и с другой стороны, однако гуннов сочли побеждёнными потому, что те, кто выжил, потеряв надежду на [успех в] сражении, вернулись восвояси.»[22]

Легенда

Битва гуннов с римлянами. Фреска худ. Каульбаха (1834—1837 гг., Новый музей в Берлине) по мотивам легенды Дамаския.

Как бы не рассматривался итог сражения, оно стало крупнейшим в Западной Европе в V веке по количеству участников и одним из самых кровопролитных. Вскоре после битвы появились легенды, одну из которых примерно 50 лет спустя передал греческий философ Дамаский:

«Во времена Валентиниана, который сменил Гонория, Аттила под Римом дал сражение римлянам. Никто не избежал массового убийства с обеих сторон кроме военачальников и некоторых из числа их телохранителей. Когда тела погибших упали, их души продолжили сражаться в течении 3 дней и 3 ночей. Мёртвые бились с не меньшим ожесточением и мужеством, чем когда они были живые. Видели призраки воинов и слышали громкое клацанье от их оружия.»[23]

Последствия битвы

Миниатюра из манускрипта XIV века с изображением битвы на Каталаунских полях.

По сведениям Иордана в битве пало 165 тысяч воинов с обеих сторон, не считая погибших в предыдущую ночь 15 тыс. франков и гепидов. Идаций сообщил даже о 300 тысяч убитых.[24] Аттила не был разгромлен, но вынужден был покинуть Галлию.

Обогнув Альпы, он атаковал в следующем 452 году Северную Италию со стороны Паннонии. Был взят штурмом и разгромлен крупнейший город на Адриатическом побережье Аквилея, пали другие города, захвачен Милан. Только эпидемия среди гуннов, а также выдвижение войск Византии в дальние тылы гуннов за Дунай, заставили Аттилу покинуть Италию.

В 453 году Аттила ещё раз вступил в сражение с аланами и везеготами на Луаре,[25] но снова был вынужден отступить и в том же году скончался.

Нашествие Аттилы в Галлию в 451 году и его встреча с папой римским Львом в 452 году оставили богатый след в католической житийной литературе. В средневековых сочинениях Аттилу стали называть Бич Божий (flagellum dei), отражая латинскую церковную традицию рассматривать вождя гуннов как наказание за грехи. Уже Григорий Турский (VI век) писал о словах апостола епископу Аравацию: «Господь твердо решил, что гунны должны прийти в Галлию и, подобно великой буре, опустошить её.» В начале VII веке Исидор сформулировал устоявшиеся воззрения:

«Они были гневом Господним. Так часто, как его возмущение вырастает против верующих, он наказывает их Гуннами, чтобы, очистившись в страданиях, верующие отвергли соблазны мира и его грехи и вошли в небесное королевство.»[26]

В свете такой традиции битва на Каталаунских полях предстаёт в средневековых сочинениях и остаётся в сознании многих людей как победа цивилизованного христианского мира над разрушительным языческим варварством.

Примечания

  1. Различия в образе жизни хорошо заметны в описаниях гуннов у Аммиана Марцеллина и Приска Панийского, разнесённые по времени примерно на 80 лет.
  2. Проспер (451 г.): «Аттила после убийства брата, увеличив свои силы [за счёт] убитого, многие тысячи [людей] из соседних народов заставил воевать, поскольку объявил, что нападает только на готов, как хранитель римской дружбы.» Также Иордан («Гетика», 184) и Приск (фр. 12).
  3. Проспер (448 г.): «Eudoxius arte medicus, pravi sed exercitati ingenii, in Bagauda id temporis mota delatus, ad Chunnos confugit.»
  4. Легенда о призыве Аттилы Гонорией в Римскую империю изложена в статье Юста Грата Гонория.
  5. Иордан («Гетика», 184): «Поняв, что помыслы Аттилы обращены на разорение мира, Гизерих, король вандалов, о котором мы упоминали немного выше, всяческими дарами толкает его на войну с везеготами, опасаясь, как бы Теодорид, король везеготов, не отомстил за оскорбление своей дочери; ее отдали в замужество Гунериху, сыну Гизериха, и вначале она была довольна таким браком, но впоследствии, так как он отличался жестокостью даже со своими детьми, она была отослана обратно в Галлии к отцу своему с отрезанным носом и отсеченными ушами только по подозрению в приготовлении яда [для мужа]; лишенная естественной красы, несчастная представляла собой ужасное зрелище, и подобная жестокость, которая могла растрогать даже посторонних, тем сильнее взывала к отцу о мщении.»
  6. Иордан, «Гетика», 181
  7. Расширенный список племён привёл Сид. Аполл., Carmina 7.321–325
  8. Идаций, XXVIII. (Olymp. CCCVIII)
  9. Сигеберт из Жамблу, «Хроника» (XI в., Франция)
  10. Житие Св. Женевьевы
  11. Проспер Акв., 451 г.
  12. Иордан, 191
  13. Совр. историки предполагают, что история спасения Орлеана в житие Св. Анниана в агиографических традициях драматизирована. Легенда изложена Григорием Турским («История франков», 2.7). Иордан сообщает только об укреплении города Аэцием и Теодорихом ещё до того, как туда подошёл Аттила. С другой стороны Сидоний Аполлинарий в письме от 478 года (Letters, b. 8, XV), обсуждая прославление Св. Анниана, пишет: «город был атакован и в нем пробиты бреши, но не пал в руинах.»
  14. Средневековые авторы рассказывают легенду про то, как Св. Луп, епископ Труа, смирением обезоружил «бич божий» Аттилу и тот прошёл через Труа, не причинив городу вреда.
  15. J. B. Bury основывается на известной дате 14 июня, когда римляне и везеготы отразили гуннов от Орлеана. Несколько дней историк полагает на марш гуннской конницы к Труа. Существуют и другие оценки даты сражения в диапазоне до сентября 451 года включительно.
  16. В «Галльской Хронике»: «Tricassis pugnat loco Mauriacos»
  17. Историк Менхен-Хельфен так отозвался о попытках идентифицировать loco Mauriacos: «Любимое хобби местных историков и отставных полковников» («Мир гуннов», гл. Гунны в Италии.). Там же приведена версия о возможном нахождении loco Mauriacos в местечке Beauvoir, основываясь на упоминании Campo Веluider в поздней венгерской хронике Симона Кеза (конец XIII в.).
  18. Иордан: «Битва была настолько же славна, насколько была она многообразна и запутанна.»
  19. «circa nonam diei». Римское время дня отсчитывалось от восхода солнца.
  20. Иордан, «Гетика», 207
  21. По другой, видимо более поздней версии (Иордан, 209), Теодорих погиб от копья Андагиса, остгота из царского рода Амалов.
  22. Проспер (451 г.): in quo conflictu quamvis neutris cedentibus inaestimabiles strages commorientium factae sint, Chunos tamen eo constat victos fuisse, quod amissa proeliandi fiducia qui superfuerant ad propria revertunt. (MGH AA, Chronica Minora, vol. 9, p. 482)
  23. Легенда изложена в составе «Жизнеописания Исидора», которое сохранилось в выдержках Фотия («Библиотека», 242: Дамаский, Жизнеописание философа Исидора) [1].
  24. Идаций, XXVIII. (Olymp. CCCVIII.)
  25. Иордан, «Гетика», 227
  26. Исидор, «История готов», 29

См. также

Ссылки


Wikimedia Foundation. 2010.

Смотреть что такое "Каталаунские поля" в других словарях:

  • КАТАЛАУНСКИЕ ПОЛЯ — равнина в Северо Восточной Франции, где в июне 451 к западу от г. Труа войска Западно Римской империи в союзе с франками, вестготами, бургундами, аланами и др. разгромили гуннов и их союзников (остготов, гепидов и др.) во главе с Аттилой, что… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Каталаунские поля — равнина в Северо восточной Франции, где в июне 451 к западу от г. Труа войска Западно Римской империи в союзе с франками, вестготами, бургундами, аланами и другими разгромили гуннов и их союзников (остготов, гепидов и др.) во главе с Аттилой, что …   Энциклопедический словарь

  • Каталаунские поля — (лат. Campi Catalaunici)         равнина в Северо Восточной Франции (название от г. Каталаунума, современный Шалон сюр Марн), где во 2 й половине июня 451 западнее современного г. Труа произошла «битва народов», в результате которой римские… …   Большая советская энциклопедия

  • Каталаунские поля — (лат. Campi Catalaunici) обширная равнина вокруг Шалона на Марне (Catalaunum), знаменитая по победе вестготов и Аэция над Аттилою в 451 г. Узнав о вторжении Аттилы в Галлию, Аэций поспешно перешел Альпы и уговорил Теодориха I, короля вестготов,… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • КАТАЛАУНСКИЕ ПОЛЯ — (лат. Campi Catalaunici) равнина в Сев. Вост. Франции (к З. от Труа; назв. от располагавшегося здесь г. Каталаунум, совр. Шалон сюр Марн), где во 2 й пол. июня 451 произошла знаменитая битва народов , в результате к рой войска во главе с рим.… …   Советская историческая энциклопедия

  • Каталаунские поля — (Chalons) Войны Западной Римской империи Место сражения 451 между римлянами и вестготами под командованием Аэция и Теодориха соответственно с одной стороны и гуннами под командованием Аттилы. Битва состоялась на открытой равнине, и в то время,… …   Энциклопедия битв мировой истории

  • Каталаунские поля — равнина на территории совр. Шампани (Северо Вост. Франция), где обитало кельт, племя каталавнов. В 451 г. здесь произошла «битва народов» одна из кровопролитнейших в истории, в результате которой войска рим. полководца Аэция в союзе с вестготами …   Средневековый мир в терминах, именах и названиях

  • Каталаунские поля —          равнина в совр. Шампани, где обитало кельт. племя каталавнов; гл. насел. пункт Дурокаталаун (совр. Шалон сюр Марн). В 451 на К. п. произошла «битва народов», в результате к рой войска под предводит. зап. рим. полководца Аэция победили… …   Древний мир. Энциклопедический словарь

  • Каталаунские поля —         равнина в совр. Шампани, где обитало кельтское племя каталавнов; гл. насел, пункт Дурокаталаун (совр. Шалон сюр Марн). В 451 на К. п. произошла «битва народов», в результате которой войска под предводит ельством зап. рим. полководца Аэция …   Словарь античности

  • КАТАЛАУНСКИЕ ПОЛЯ — равнина в Сев. Вост. Франции зап. г. Труа, где в июне 451 произошла "битва народов", положившая конец продвижению гуннов в Зап. Европу. Войско галло римлян в союзе с вестготами, бургундами, аланами и др., возглавляемое полководцем… …   Военный энциклопедический словарь


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.