Иоанн (Снычев)

Иоанн (Снычев)

Митрополи́т Иоа́нн (в миру — Ива́н Матве́евич Снычёв; 9 октября 1927 — 2 ноября 1995) — епископ Русской Православной Церкви; с 20 июля 1990 митрополит Ленинградский (впоследствии — Санкт-Петербургский) и Ладожский, постоянный член Священного Синода, мыслитель, богослов и историк.

Магистр богословия (1966), автор ряда трудов на богословские и исторические темы. Был известен своим традиционализмом, антисемитизмом, монархизмом, национализмом и антизападничеством.[1]

Содержание

Церковная карьера

Родился в семье крестьянина в с. Ново-Маячке, Каховского района Николаевской области(Украина). С детства отличался религиозностью. Окончил семилетку в г. Сорочинске Чкаловской (ныне Оренбургской) области. В 1944 году призван в армию. Демобилизовавшись, в 1945 году поступил келейником к архиепископу Чкаловскому и Бузулукскому, Мануилу (Лемешевскому) (впоследствии — митрополит), который стал его духовным учителем. В 1946 году принял монашеский обет. 9 июня 1946 рукоположен архиепископом Мануилом во иеродиакона, 14 января 1948 — во иеромонаха. Впоследствии помогал Владыке Мануилу в составлении многотомного «Списка русских епископов за 60 лет, 1897—1956» и написал о нем книгу.

После ареста архиепископа Мануила (1948) в 1949 году поступил во второй класс Саратовской духовной семинарии. В семинарии имел прозвище «Ванька-хлыст» за экзальтированную религиозность.[2]

В 19511955 гг. учился в Ленинградской духовной академии. Окончил академию со степенью кандидата богословия и был оставлен профессорским стипендиатом по кафедре сектоведения. Преподавал в Минской и Саратовской семинариях.

После освобождения архиепископа Мануила служил под его руководством в Чебоксарской и Куйбышевской епархиях. С 1965 года епископ Сызранский, викарий Куйбышевской епархии, временно управляющий Куйбышевской и Ульяновской епархиями. С 1969 года — епископ (с 1976 — архиепископ) Куйбышевский и Сызранский.

С 20 июля 1990 года — митрополит Ленинградский и Ладожский.

Общественно-политическая деятельность

В начале 1990-х годов становится духовным лидером патриотической и русской националистической оппозиции в России. Неоднократно выступает с публицистическими статьями в газетах «Советская Россия», «Завтра», «Русский вестник» и др.

В 19941995 годах петербургское издательство «Царское Дело» опубликовало главные труды митрополита Иоанна на тему судьбы России и русского народа, православия, российской истории: «Самодержавие Духа (Очерки русского самосознания)», «Голос вечности (Проповеди и поучения)», «Одоление смуты (Слово к Русскому народу)», «Стояние в вере (Очерки церковной смуты)», «Русь Соборная (Очерки христианской государственности)».

Его пресс-секретарём был Константин Душенов, бывший военный моряк и главный редактор газеты «Русь Православная», которая сама себя позиционирует как «антисемитская черносотенная газета русских националистов, православных экстремистов и маргиналов Христовых».[3] Существует устойчивое мнение, что фактическим автором книг и статей за подписью митрополита в 1990-х был К. Ю. Душенов, взгляды которого многие расценивают как ксенофобские и радикально националистические.[4][5][6]

Смерть

2 ноября 1995 году скончался на банкете в честь 5-летия банка «Санкт-Петербург» в гостинице «Северная корона» в Санкт-Петербурге. Архимандрит Августин (Никитин) так описывает произошедшее: «Участники банкета ожидали тогдашнего мэра Анатолия Собчака с супругой, но чета опоздала почти на час. Когда высокие гости прибыли, жена мэра Людмила Нарусова подошла к владыке Иоанну под благословение. Благословив супругу Собчака, митрополит начал медленно оседать на пол…»[7]

Социально-политические взгляды

Критерием государственного устройства, по Снычёву, должна быть его богоугодность, соотнесенность с тысячелетними святынями веры.[8] Поэтому монархия, и именно самодержавная монархия, является богоучреждённой формой существования православного народа. Это — «наилучший государственный строй из всех известных человечеству, строй, в котором Церковь находится под непосредственным покровительством государства. Только в православном царстве возможна та „симфония властей“, о которой писали и церковные подвижники, и видные государственные деятели России». Непосредственно в отношении России, самодержавие является «оптимальной, исторически опробованной, естественной формой государственного бытия российской цивилизации». При такой монархии царь — помазанник Божий, олицетворение богоизбранности и богоносности народа, молитвенный предстатель и ангел-хранитель. В своей самодержавной власти он не ограничен ничем, кроме выполнения обязанностей общего служения; «конституция» такой монархии — Евангелие. Идеалом подобного монарха для Снычёва служил Иван Грозный (см. ниже).

В «богоугодном» государственном устройстве церковь играет несущую роль, являясь духовной властью, параллельной властью светской, не смешанной с ней и не подчинённой ей; именно церковь определяет религиозно-нравственное содержание жизни, которое становится важнейшим несущим элементом всей державной структуры общества.

Однако, по мнению Снычёва, столь совершенную форму общественно-государственного устройства надо вымолить, заслужить перед Богом. Все другие формы земного правления посылаются за грехи, и следует терпеливо и мужественно нести этот крест, искупая покаянием и смирением отступление народа от пути спасения.[9][10] [11][12]

Двумя важнейшими качествами русского народа, устоями его политического и общественного бытия Снычёв считал соборность и державность, причём, по его мнению, именно церковь всегда была источником как соборности, так и «державного духа». Демократию считал мифом: «лозунг народовластия — всего лишь лукавая приманка для доверчивых, ширма, за которой обделывают свои мрачные делишки политиканы, без чести и совести грабящие народ».[13]

Очевидно, что ни советская, ни постсоветская действительность ни в малейшей степени не соответствовала этому идеалу. Характеризуя положение России начала 1990-х, митрополит Иоанн писал[14]:

«Единое государство разрушено. Русский народ расчленён на части границами новоявленных „независимых государств“. Россия отброшена в своем территориальном развитии на триста пятьдесят лет назад. Общество оказалось совершенно беззащитным перед шквалом безнравственности и цинизма, обрушившимся на людей со страниц „свободной“ прессы и экранов телевизоров. Церковь подвергается бешеным атакам еретиков и сектантов, понаехавших в Россию со всего света, чтобы „просветить“ русских варваров. Ростки здорового национально-религиозного самосознания погребены под грудой нечистот „масскультуры“ и фальшивых ценностей „общества потребления“. Страной по-прежнему правят богоборцы, космополиты и русоненавистники.»

Такое положение он приписывал, главным образом, интригам евреев и масонов.

Антисемитизм

Согласно мнению своих последователей, Иоанн Снычёв «наиболее полно раскрыл православное церковное вероучение о сатанизме иудеев».[15]

Сам Снычёв утверждал, что его антисемитизм носит не национальный, а исключительно религиозный характер; однако, в его идеологии религиозный антисемитизм (анти-иудаизм) сочетался с анти-сионизмом. Так, согласно мнению Снычёва:

«Любая подпольная, антинародная, антирусская деятельность недопустима, её надо пресекать законными средствами. К таким антинародным, вредоносным для России движениям относится сионизм, с которым необходимо бороться и искоренять как явление.»

«Реальный еврейский национализм (сионизм), который даже не особенно маскируется, нацелен на сокращение русского народа как бы до безопасного для них минимума. Это реальность, она общеизвестна. Сионисты преуспели в своих делах, и планы их реализуются, чтобы в итоге извести русских — православных, а для начала лишить русских могущества, разрушить государство. Так что не будем строить иллюзий, будем реалистами в национальном вопросе.»

При этом, к числу «евреев» Снычёв причислял и этнически русских, не соответствующих православно-соборному монархическому идеалу; таковых он называл «жидовствующими» и считал сознательно или бессознательно находящимися под еврейским влиянием:

«Евреи ждут своего мессию-антихриста. И не только пассивно ждут, но и активно готовят условия для его прихода. Например, этот и подобные фестивали („Еврейский фестиваль“ в Петербурге) проводятся, чтобы из любого человека, в том числе и русского, сделать жидовина. Если таких жидовствующих из числа неевреев будет больше, то облегчится и ускорится приход антихриста. Так что реализуемая технология понятна каждому, только многие наши сограждане категорически не желают понимать её, им лучше ничего не видеть, не слышать, жить в слепоте неведения или темноте безумия, пьянстве да распутстве.»[15]

Теория еврейско-масонского заговора

В представлении Снычёва, целью еврейства является разрушение России: «Политика еврейской нации неоднократно носила черты заговоров, интриг, распространения ересей (…) направленных на разрушение Русского государства. Самым ярким примером может служить февральский переворот 1917 года. Очевидно, и нынешнее положение в стране является продолжением той же политики разрушения.», причём «корни» и «внутреннюю причину такой непримиримой ненависти и желания уничтожить Россию» автор видит в распятии евреями Христа, превратившее их в народ-богоборец, противостоящий народу-богоносцу.[10] С еврейством Снычёв объединял и масонство:

«Масонство как таковое и жидо-масонство, каким является сионизм, — безусловно, отрицательные явления в жизни современного общества. Здесь нечего добавить или убавить: зло есть зло.»

Масонство, в представлении Снычёва, является «одним из самых вредных и поистине сатанинских лжеучений в истории человечества», «тайной интернациональной мировой революционной организацией борьбы с Богом, с Церковью, с национальной государственностью и особенно с государственностью христианскою. Под знаком масонской звезды работают все темные силы, разрушающие национальные христианские государства». «Масонская рука» очевидна как в принципах и методах большевиков, так и в эпоху перестройки: «15-летнее наблюдение над разрушением нашей Родины воочию показало всему миру, как поработители русского народа верны программе масонских лож по борьбе с Богом, с Церковью, с христианской нравственностью, с семьей, с христианским государством, с христианской культурой и со всем тем, что создало и возвеличило нашу Родину».[16]

Реабилитация Ивана Грозного

Снычев стоит у истоков движения за канонизацию Ивана Грозного. Практически все сторонники этой идеи апеллируют к его книге «Самодержавие духа» (1995), в которой была полностью отвергнута вся негативная информация о царе как плоды «заморской клеветы» — иезуита Антония Поссевина, вестфальца Генриха Штадена, англичанина Джерома Горсея и других иностранцев — «авторов политических памфлетов, изображавших Московское государство в самых мрачных красках», а крупнейшие русские историки, начиная с Карамзина, обвинены в «очернительстве» образа благочестивого царя и в том, что они «воспроизводили всю ту мерзость и грязь, которыми обливали Россию заграничные „гости“». [17][15]

По мнению противников канонизации, доводы Снычёва и его последователей основываются на полном игнорировании всех противоречащих его версии источников и мнений авторитетных специалистов, а также церковной традиции, прямо обвиняющей Грозного в убийстве двух святых: Филиппа (Колычева) и Корнилия, Псково-Печерского чудотворца (при том последнего собственноручно).[18]

Идея канонизации Ивана Грозного, как правило объединяемая с идеей канонизации Григорием Распутиным, встретила крайне негативную реакцию руководства церкви, включая самого Патриарха Алексия II. В докладе Синодальной комиссии по канонизации Архиерейскому собору РПЦ (октябрь 2004), подписанном председателем комиссии митрополитом Ювеналием, отмечалось, что «имена Ивана Грозного и Г. Распутина используются (…) как знамя, как символ политической нетерпимости и особой „народной религиозности“, которая противопоставляется „официальной религиозности“ священства (…)В лице первого царя и „друга“ последнего самодержца пытаются прославить не христиан, стяжавших Духа Святого, а принцип неограниченной, в том числе — морально и религиозно, политической власти, которая и является для организаторов кампании высшей духовной ценностью». Ювеналий обвинил сторонников канонизации в том, что они «часто не понимают разницы между православным церковным вероучением, основывающимся на Божественном Откровении, и государственно-политической тоталитарной идеологией, произрастающей из человеческого мифотворчества». [19]

Оценки

Именно в качестве петербургского митрополита Иоанн стал известен широким кругам общественности как непримиримый сектоборец, монархист, антисемит, антизападник, чей общественный идеал — «святая Русь» без «жидов» и католиков. Публичные выступления митрополита неоднократно приводили к скандалам. Власть новой России постоянно находилась под критическим прицелом Иоанна, раздраженного прозападной политикой ельцинской администрации. Во времена Иоанна петербургская епархия приобрела славу одной из самых консервативных и шовинистических в России

Аркадий Блюмбаум — филолог, философ. Умер митрополит Петербургский и Ладожский Иоанн//Новейшая история отечественного кино. 1986—2000. Кино и контекст. Т. VI. СПб, Сеанс, 2004.

Будучи монархистом и не признавая душой «реальность» советской власти, он тоже был социальным диссидентом. Обладая авторитетом в широких церковных кругах, он оставался при этом диссидентом и по отношению к «официальной линии», что приводило к одёргиваниям со стороны высшей церковной власти. (…)В истории русской мысли митр. Иоанн, бесспорно, займет место мыслителя, с наибольшей последовательностью воплотившего теократический идеал в политике и создавшего православный вариант политической теологии. Впрочем, нельзя не отметить элементы непоследовательности, которые затеняют основную интенцию мыслителя и даже вытесняют ее обыденным традиционализмом, национализмом и милитаризмом.

Костантин Костюк — философ, социолог, богословТри портрета//«Континент», 2002, № 113

Братия Троице-Сергиевой Лавры считала Владыку своим духовником. Впрочем, теперь смело можно говорить о нем как о Всероссийском духовнике… Я часто встречал людей, которые прозрели духовно и воцерковились именно после чтения его трудов. Образно говоря, митрополит Иоанн пытался духовным мечом разрубить узел зла, завязанный в России темными силами сионизма и масонства.

Вениамин, епископ Приморский (в книге: Выбор судьбы. Проблемы современной России глазами русских архиереев. СПб, 1996. С. 205; цит. по: [1]).

Он сам по себе был совершенно беспомощным человеком, не мог связать толком двух слов и уж тем более — написать тех книг и статей, которые вышли под его именем. Кто-то раздувал эту чудовищную по своей сути фигуру, это была совершенно очевидная манипуляция. (…) К сожалению, у нас сегодня большое число солидных и вполне укорененных в церкви людей живут в глубокой вере в мировой заговор против России. Это смесь мракобесия с больной психикой.

Владимир Фёдоров, протоиерей РПЦ, директор Православного института миссиологии и экуменизма (Санкт-Петербург)«Ультра православные» // «Новая газета», 27 апреля 2006

Я бывало сколько раз просыпался утром, а Владыка уже стоит на утренних молитвах, вечером на вечерних — исполняет монашеское правило. Или когда бывало невзначай зайдешь к нему в келью, когда он молится, — будто переносишься в какое-то такое древнее историческое пространство, которое мы, христиане, идеализируем, когда, читая жития святых, видим, как подвижники подвизались в вере. Вот то же самое видел и я своими глазами и удивлялся: с одной стороны, Владыка — немощный старец, болящий, а с другой стороны — несгибаемый воин Христов. И всегда он на молитве. И всегда он будто светился.

О. Пахомий, келейник митрополита Иоанна (Снычёва) «Православный Санкт-Петербург» №10 (165), октябрь 2005 года.

Воспоминания митрополита Питирима (Нечаева):

Митрополит Мануил, безусловно, был подвижник, но в нем было сильно развито то, что в аскетике называется «самоцен». Это перешло и к Иоанну. <…> Снычёва же в Патриархии просто не воспринимали всерьёз. В семинарии у него было прозвище «Ванька-хлыст», данное ему за его экзальтированность.(…)Что касается позднейшей деятельности митрополита Иоанна, у меня она вызывает некоторое чувство настороженности, так как за ней мне видится чья-то опытная рука, толкающая на необдуманные поступки простодушных верующих людей.

Александрова Т.Л., Суздальцева Т.В. Русь уходящая. Рассказы митрополита Питирима..

Без сомнения, владыка Иоанн явился одним из крупнейших мыслителей и величайшим религиозно-нравственным авторитетом нашего времени. Его исследования, его публицистика — свидетельство нового взлета и цветения русского православного богословского и историко-философского творчества всегда бесстрашного и исполненного благодатной глубины и правды. Митрополит стал духовным отцом и путеводителем русского народа. А если вспомнить, что именно судьба России теперь, в очередной раз стала эпицентром мировой истории, то значение деятельности владыки возрастает до масштабов общечеловеческих…

Театровед М.Н. Любомудров Солнце русской духовности.

Труды

Примечания

  1. Константин Костюк. Три портрета
  2. Митрополит Мануил (Лемешевский) и митрополит Иоанн (Снычев)
  3. «Русь православная» между анафемой и прокуратурой
  4. Времени в обрез. Вышел журнал с уточнением, кому на Руси не жить Новая газета № 80 27 октября 2005 г.
  5. Константин Душенов
  6. «Ультра православные» «Новая газета» № 31-32 27 апреля 2006 г.
  7. Архимандрит Августин (Никитин). Митрополит глазами иподиакона
  8. Иоанн Снычев. Быть русским
  9. Иоанн Снычёв. Православное мировоззрение в русской летописной традиции
  10. 1 2 Страха же вашего не убоимся. Преподобный Иосиф Волоцкий
  11. Святые Отцы и подвижники благочестия о Царской власти
  12. Иоанн Снычёв. Всяка душа властям предержащим да повинуется
  13. Иоанн Снычёв. Державное строительство
  14. Митрополит Иоанн. Самодержавие духа
  15. 1 2 3 Видимые бесы. Православное церковное вероучение о сатанизме иудеев. Сыны диавольские
  16. И.Снычёв. Тайна беззакония
  17. Новое о «требованиях» канонизации Царя Иоанна Грозного
  18. Е. А. Газов. О ситуации вокруг канонизации Иоанна Грозного
  19. К вопросу о канонизации царя Ивана Грозного и Г. Е. Распутина

Ссылки

Предшественник:
Алексий (Ридигер)
Митрополит Санкт-Петербургский
20 июля 19902 ноября 1995
Преемник:
Владимир (Котляров)

Wikimedia Foundation. 2010.

Смотреть что такое "Иоанн (Снычев)" в других словарях:

  • Иоанн Снычев — (Иван Матвеевич). Митрополит Санкт Петербургский и Ладожский; родился 9 октября 1927 г. в с. Ново Маячка Каховского района Херсонской (тогда Николаевской) области; в конце ноября 1944 г. был призван в ряды Советской Армии, но через несколько… …   Большая биографическая энциклопедия

  • Иоанн Снычев — (1927 1995) митрополит Санкт Петербургский и Ладожский (с 1990). Крупный церковный и общественный деятель. Духовный лидер православно патриотических сил России. Написал ряд значительных трудов, посвященных истории России и роли православия в… …   Православный энциклопедический словарь

  • Митрополит Иоанн (Снычев) — Митрополит Иоанн (в миру  Иван Матвеевич Снычёв; 9 октября 1927  2 ноября 1995)  епископ Русской Православной Церкви; с 20 июля 1990 митрополит Ленинградский (впоследствии  Санкт Петербургский) и Ладожский, постоянный член Священного Синода,… …   Википедия

  • Иоанн Снычёв — Митрополит Иоанн (в миру  Иван Матвеевич Снычёв; 9 октября 1927  2 ноября 1995)  епископ Русской Православной Церкви; с 20 июля 1990 митрополит Ленинградский (впоследствии  Санкт Петербургский) и Ладожский, постоянный член Священного Синода,… …   Википедия

  • Иоанн (Снычёв) — В Википедии есть статьи о других людях с именем Иоанн. Митрополит Иоанн Митрополит Санкт Петербургский и Ладожский до 25 сентября 1991 года  Ленинградский и Ладожский …   Википедия

  • ИОАНН{ (Иван Матвеевич Снычев)} — (9.10.1927 2.11.1995), митрополит Санкт Петербургский и Ладожский, выдающийся деятель Русской Церкви, мыслитель, богослов и историк. Родился в крестьянской семье, служил в армии. С 1946 монах, духовный сын русского подвижника епископа Мануила… …   Русская история

  • ИОАНН (Иван Матвеевич Снычев) — (9.10.1927 2.11.1995), митрополит Санкт Петербургский и Ладожский, выдающийся деятель Русской Церкви, мыслитель, богослов и историк. Родился в крестьянской семье, служил в армии. С 1946 монах, духовный сын русского подвижника епископа Мануила… …   Русская история

  • Митрополит Иоанн — (в миру  Иван Матвеевич Снычёв; 9 октября 1927  2 ноября 1995)  епископ Русской Православной Церкви; с 20 июля 1990 митрополит Ленинградский (впоследствии  Санкт Петербургский) и Ладожский, постоянный член Священного Синода, мыслитель, богослов и …   Википедия

  • ИВАН IV {(Иоанн) }ВАСИЛЬЕВИЧ ГРОЗНЫЙ — (25.08. 1530 18.03.1584), великий князь с 1533, русский царь (1547). Эпоха его царствования как бы венчает собой период становления русского религиозного самосознания. Именно к этому времени окончательно сложились и оформились взгляды русского… …   Русская история

  • ИВАН IV (Иоанн) ВАСИЛЬЕВИЧ ГРОЗНЫЙ — (25.08. 1530 18.03.1584), великий князь с 1533, русский царь (1547). Эпоха его царствования как бы венчает собой период становления русского религиозного самосознания. Именно к этому времени окончательно сложились и оформились взгляды русского… …   Русская история

Книги

Другие книги по запросу «Иоанн (Снычев)» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»