Джоплин Д.


Джоплин Д.
Дженис Джоплин
Janis Joplin
фото
Выполненный фаном портрет
Дата рождения

19 января 1943

Место рождения

Порт-Артур, Техас

Дата смерти

4 октября 1970

Страна

Соединённые Штаты Америки США

Жанр

Блюз-рок

Коллективы

Big Brother & the Holding Company
Kozmic Blues Band
Full Tilt Boogie Band

Лейбл

Mainstream Records
Columbia Records

Официальный сайт

Дже́нис Лин Джо́плин (англ. Janis Lyn Joplin; 19 января 1943, Порт-Артур, Техас — 4 октября 1970, Лос-Анджелес) — американская певица, работавшая в жанре блюз-рока и психоделического рока — сначала в составе Big Brother and the Holding Company, затем в двух собственных группах: Kozmic Blues Band и Full Tilt Boogie Band. Джоплин считается лучшей белой исполнительницей блюза [1] и одной из величайших вокалисток в истории рок-музыки. [1] [2][3]

Джоплин занимает 46 место в списке «100 величайших исполнителей всех времен» журнала Rolling Stone (2004) [4] и #28 в списке «100 величайших певцов и певиц всех времен» (того же журнала).[5]

Содержание

Ранние годы

Дженис Лин Джоплин родилась 19 января 1943 года в Порт-Артуре, Техас, в семье Сета Джоплина, служащего компании Texaco.[6]

Любовь к музыке перешла к ней от родителей. Мать Дороти обладала оперным сопрано, выступала в мюзиклах на студенческой сцене и однажды получила предложение начать профессиональную карьеру от некоего нью-йоркского театрального режиссёра. [7] Вместо этого, закончив колледж, она приехала в Амарилло, Техас, получила работу на местной радиостанции (позже она стала администратором в бизнес-колледже) и там познакомилась со своим будущим мужем, Сетом Джоплином. Супружеская пара переехала в Порт-Артур, где Сет получил работу на очистительной установке Texaco. [8]

Как рассказывали позже брат и сестра Дженис, Майкл и Лора, Джоплин-старший был «тайным интеллектуалом»: читал Данте, слушал не country & western, как было принято в Южном Техасе, а классическую музыку (чаще — оперу). При этом, как говорила Лора, он «…учил нас всегда задаваться вопросами об истинных причинах вещей». Сет Джоплин не имел слуха, но (по словам Лоры) «…обладал утонченным вкусом и глубоко понимал классическую музыку». Родители не навязывали детям своих музыкальных пристрастий, но мама нередко демонстрировала им свою технику вокала. Эти уроки пения проходили в самой будничной обстановке:

По субботам, когда мы начинали уборку в доме, мама на полную громкость ставила пластинки с записями бродвейских мюзиклов, и мы все втроем — она, я и Дженис — работали, распевая во весь голос. — Лора Джоплин[8]

В школе (Thomas Jefferson High School, Порт-Артур) Дженис была примерной ученицей, выставляла собственные рисунки в местной библиотеке и поначалу соответствовала нормам общественных ожиданий. Однако подруг у неё не было: она общалась исключительно с парнями. По словам сестры Лоры, вскоре стало ясно, что Дженис в интеллектуальном отношении намного превосходит сверстников. Кроме того, она всегда откровенно высказывала всё, что думает, а поскольку (по собственному выражению) «не ненавидела ниггеров», тут же стала изгоем в школе, где расистские взгляды считались нормой. То было время, когда Мартин Лютер Кинг только начал свою кампанию за расовую интеграцию, и чтобы белая техасская девочка решилась открыто поддерживать его взгляды, было немыслимо.[7]

Позднее отец рассказывал:

Она большей частью общалась сама с собой. В школе ей приходилось трудно. Она упорствовала в том, чтобы отличаться от окружающих одеждой и поведением, и за это её там ненавидели. Не было ни одного человека, с кем она могла бы найти хоть что-то общее, поговорить. Она была одной из первых представительниц революционной молодежи в Порт-Артуре, каковых сейчас там множество. [9]

Постепенно у Дженис стали появляться друзья вне школьной среды: это был полуподпольный кружок молодых людей, увлекавшихся новой литературой, поэзией бит-поколения, блюз- и фолк-музыкой, радикальными видами современного искусства. [7] Один из них, футболист по имени Грант Лайонс, познакомил Дженис с творчеством Ледбелли, сделав на всю жизнь страстной поклонницей блюза. [10] Вскоре она начала и сама втайне от всех петь блюз.[6]

Принято считать, что психологические проблемы (связанные, основном, с лишним весом) начались для Дженис в подростковом возрасте: она тяжело переживала издевательства cверстников (в городе, где была, как позже вспоминала, «странной среди тупых» [11]) и страдала от ненависти к себе и окружающему миру. В эти годы сформировался взрывной характер Дженис Джоплин, которая «стилизовала» себя под любимых блюзовых исполнительниц (Бесси Смит, Биг Мама Торнтон, Одетта), а также поэтов-битников. [10]

В 1960 году, закончив школу, Дженис поступила в колледж Ламар (Бомон, Техас). «Поначалу она произвела на меня отталкивающее впечатление своей резкостью, — вспоминала однокурсница Франсис Винсент. — Позже, узнав Дженис поближе, я поняла что за агрессивностью кроется чувствительная и ранимая натура. Я слышала все эти истории о том, как её притесняли в школе. Могу сказать одно: Дженис не оставалась в долгу: обидчикам она платила той же монетой».[7]

Сценический дебют

Лето 1961 года Дженис провела в Венеции (районе Лос-Анджелеса) среди битников, а осенью вернулась в Техас. Как вспоминал Джон Лэнгдон, один из друзей её юности, влияние на Дженис и компанию битники оказали не столько своей поэзией, сколько стилем жизни. 31 декабря 1961 года в бомонском клубе Halfway House состоялся сценический дебют Джоплин, а в январе 1962 года её уже видели на сцене клуба Purple Onion в Хьюстоне. [12]

С этих пор Дженис Джоплин начала регулярно выступать на университетской сцене, демонстрируя выразительный вокал с трехоктавным рабочим диапазоном. Её первой собственной песней, записанной на плёнку, был блюз «What Good Can Drinking Do», оформленный в манере Бесси Смит. «Дженис находилась под впечатлением водевильного блюза 20-х годов и отождествляла себя с его звёздами, — утверждает рок-критик Люси О’Брайен. — Именно этот вид сверхвыразительного соул-блюза позволил ей услышать свой собственный внутренний голос, понять глубины своей души».[7]

Летом 1962 года Джоплин совершила свой первый визит в Винтон, штат Луизиана, где (в отличие от Техаса) алкоголь отпускали и несовершеннолетним, а в клубах играли не кантри, а рок-н-ролл и блюз. Такая музыка звучала и в негритянских ночных клубах Порт-Артура, но (как вспоминала Лора Джоплин) «белые девочки туда не ходили, да их появлением там бы и не приветствовалось. В Порт-Артуре сохранялась сегрегация вплоть до 1967 года».[8]

Именно в Луизиане, в кругу друзей Дженис впервые спела блюз и — поразила слушателей, идеально скопировав вокальный стиль Одетты. Выходя время от времени на сцену в том или ином придорожном клубе, она очень быстро стала приобретать навыки профессиональной блюзовой исполнительницы[7] Дженис не знала нотной грамоты, но (как отмечал биограф Ричард Б. Хьюз) обладала уникальной восприимчивостью: это позволило ей в впитать в себя фразеологию, ритмичность, эмоциональный спектр блюза — всё до мельчайших нюансов.[1]

1963—1965

В 1963 году Дженис Джоплин и приятель по имени Джек Смит выехали из Порт-Артура и направились в Остин, где поселились в многоквартирной обители фолкеров и битников, известной как Ghetto. Осенью Дженис, теперь уже студентка Техасского университета в Остине, начала выступать с местной блюграсс-группой Waller Creek Boys, где играл Р. Пауэлл Сент-Джон, позже писавший песни для 13th Floor Elevators и основавший Mother Earth (третьим участником ансамбля был бас-гитарист Ларри Уиггинс). Трио играло в доме местных профсоюзов по воскресеньям, а также в баре Тредгилла Bar & Grill (по вечерам в среду), исполняя песни Ледбелли, Бесси Смит, Джина Риччи, Рози Мэддокс, а также стандарты блюграсса. В это время Дженис уже всерьез увлеклась «травой» и в больших дозах принимала алкоголь (c бутылкой Southern Comfort в руке она впоследствии сделалась своего рода символом этого напитка) и препарат секонал. [10][12]

Принято считать, что именно здесь, под воздействием алкоголя, в голосе Джоплин появилась хрипотца, которая затем разрослась и сделала её знаменитой. Однако, по словам Люси О’Брайан, «…Дженис обладала одновременно двумя совершенно разными голосами: чистым ярким сопрано и мощным блюзовым хрипом. Некоторое время она колебалась, не зная, какому отдать предпочтение, а потом сделала выбор в пользу второго из них».[7]

Переезд в Сан-Франциско

Дженис Джоплин порвала со студенческой средой в январе 1963 года после того, как одна из университетских газет (зло пошутив) присвоила ей титул «самого страшного из ребят». Как раз в этом время Чет Хелмс, старый приятель по Остину, вернулся из Сан-Франциско с рассказами о местной пост-битниковской сцене.

23 января 1963 года оба на попутных машинах выехали из студенческого городка, а уже два дня спустя Дженис Джоплин выступила на сцене кофейни North Beach, после чего прошлась со шляпой в руке среди столиков, собирая мелочь «на пиво». Двумя другими постоянными местами выступлений стали для неё Coffee Confusion и Coffee Gallery. Дженис пела поначалу акапелла, вскоре ей начал аккомпанировать Йорма Кауконен (позже — гитарист Jefferson Airplane); дуэтом они начала выступать в кофейнях (таких, как Coffee & Confusion).[13] В числе исполнителей, выходивших с ней на сцену, были блюзмены Роджер Перкинс и Ларри Хэнкс. Среди новых друзей Дженис появились Дэвид Кроссби, Ник Грэйвнайтс, а также Питер Альбин (в это время игравший «прогрессив блюграсс» с Джей Пи Пикенсом) и Джим Гёрли (оба в будущем — участники Big Brother & the Holding Company).[12] По воспоминаниям очевидцев Дженис вела себя на сцене очень раскованно и пела оглушающе. «Чет (Хелмс) однажды привел меня в Coffee Gallery, чтобы я послушала ее голос. Она пела под аккомпанимент одной электрической гитары, но так громко, что мне пришлось выйти из зала и слушать ее на тротуаре», — вспоминала Лурия Кастелл.[13]

Первую половину 1963 года Дженис провела, перебиваясь мелкими заработками. Летом она выступила на фолк-фестивале в Монтерее; к этому времени успела попасть в мотоциклетную аварию, ввязаться в уличную драку и попасть за решетку за мелкую кражу в магазине. Осенью 1963 года года Дженис впервые выступила на радио, прямом эфире сан-францисской радиостанции KPFA исполнив Midnight Special под аккомпанимент некоего Рода 'Пигпена' Маккирнана. [13] .[12]

Первые записи

В 1964 году Дженис Джоплин некоторое время провела в нью-йоркском Нижнем Ист-сайде; здесь большую часть времени она проводила за чтением Гессе и Ницше, изредка выходя на сцену клуба Slug’s.

По возвращении в Сан-Франциско 25 июня 1964 года с Йормой Кауконеном она записала семь блюзовых стандартов («Typewriter Talk», «Trouble In Mind», «Kansas City Blues», «Hesitation Blues», «Nobody Knows You When You’re Down And Out», «Daddy, Daddy, Daddy» и «Long Black Train Blues»), которые позже были выпущены бутлегом («The Typewriter Tape»). В качестве перкуссии здесь была использована пишущая машинка, на которой стучала Маргарита Кауконен. [14]

В это же время Дженис уже регулярно принимала наркотики: кристаллический метедрин, временами героин[15], с помощью которых пыталась избавиться от депрессии и лишнего веса. Весной 1965 года друзья, обеспокоенные её истощенным видом, уговорили Дженис вернуться к родителям в Порт-Артур. Она приехала испуганной и подавленной; стыдилась себя и никогда не показывалась перед мамой с короткими рукавами, чтобы та не увидела следов от шприцев.[7]

В 1965 году Дженис поступила на факультет социологии в Ламарский технологическом университете (Бомон, Техас), где проучилась год, время от времени выезжая в Остин для концертных выступлений. При этом Джоплин вела сдержанный и консервативный образ жизни. Как вспоминал давний друг, фолк-исполнитель Боб Ньюмарк, Дженис вернулась в Сан-Франциско изменившейся: «Она производила впечатление молодой женщины, которая твердо решила начать новую жизнь». [7]

1966—1967

В 1965 году в Сан-Франциско Питер Альбин, его брат Родни (оба — экс-Liberty Hill Aristocrats), а также Джим Гёрли («Weird» Jim Gurley) взялись за формирование новой группы более жесткого звучания. Первый состав (называвшийся Blue Yard Hill) обосновался в доме 1090 на Пэйдж-стрит, который сдавал внаем Родни (с позволения дядюшки, который ждал разрешения властей, чтобы снести строение и возвести на его месте дом для престарелых). Здесь жили, в основном, хиппи — в частности, Чет Хелмс (к тому времени — участник коммуны Family Dog), который взялся за организацию в подвалах дома джэжов, которые вскоре стали местом притяжения местной молодежи.[13]

После того, как в группу вошли барабанщик Чак Джонс и гитарист Сэм Эндрю, студент Сан-францисского университета, квинтет начал регулярно играть на вечеринках, проводившихся в подвале дома. Шестым участником группы стал гитарист Дэвид Эскесон (David Eskeson), которого менеджер Пол Ферраз (Paul Ferraz, он же Beck), нашел по газетному объявлению. Основным автором коллектива был Питер Альбин, начинавший в блюграссе (на той же сцене в Сан-Хосе, где играли Пол Кантнер и Йорма Кауконен), но вскоре начавший писать «песни, напоминавшие Rolling Stones, но намного более странные». [13]

Big Brother & the Holding Company

Название нового коллектива было сформировано путем соединения двух рассматривавшихся вариантов: Big Brother & the Holding Company. Миссией его было провозглашено — «Говорить с детьми всего мира на их языке».[12]

Вскоре Чака Джонса заменил Дэйв Гетц (Dave Getz), который в дневное время преподавал в Художественном институте, а по вечерам подрабатывал на фабрике по производству спагетти. С ним группа начала выступать в местных клубах, играя блюз, блюграсс, каверы Боба Дилана и Rolling Stones, а также фолк-рок-номера, такие, как «I Know You, Rider».

Вскоре после официального концертного дебюта группы (это было выступление 22 января 1966 года на первом Trips Festival в Лоншорменз-холле) Хелмс, знавший Герли по коммуне Family Dog, подписал с группой контракт и стал её менеджером. При его посредстве Big Brother стал резидентами известного в городе клуба Avalon Ballroom, где он также работал менеджером. [2] Как вспоминал Джек Кэссиди (впоследствии — участник Jefferson Airplane), «У них не имелось никаких заготовок, поэтому иногда им на сцене удавалось создавать такое, что никому бы и в голову не пришло… Потом люди почёсывали головы: Ну, и в каком это было сыграно ключе?»[13]

Успех двух местных групп — Jefferson Airplane (тогда ещё — с Синье Андерсон) и Great Society (с Грэйс Слик) — заставил Хелмса вспомнить о своей давней знакомой. Он направил общего приятеля Трэвиса Риверса в Техас исключительно с целью — вывезти оттуда Дженис Джоплин. [12]

Прибытие Джоплин

4 июня Дженис (незадолго до этого уже подумывавшая о том, чтобы присоедниться к рок-группе, — речь шла о приглашении 13th Floor Elevators) прибыла в город. Хелмс утверждал, что «…Питер и Джим замахали руками: нет, что ты, мы видели её в Coffee Gallery, она ненормальная». Хелмс не стал настаивать, но… «певицы более уравновешенной не нашлось, так что я предложил коллегам снова взять тот же след». (Альбин впоследствии отрицал такую трактовку событий.) У Дженис в свою очередь были сомнения: она прекратила принимать наркотики и очень боялась подсесть снова. «Я сделал все, чтобы убедить её в том, что музыканты очистились от тяжелых наркотиков… ну, а ЛСД — это же совсем другое другое дело», — говорил Чет Хелмс. [13]

10 июня 1966 года состоялось первое выступление нового состава группы в «Авалоне».[16] Дженис спела здесь две песни, большую часть концерта просидев на динамике с тамбурином. [13] Месяц спустя с музыкантами, их жёнами и подругами поселилась в особняке, располагавшемся в долине Сан-Джеронимо. [12]

Музыканты группы вспоминали, что новая певица мгновенно установила контакт с аудиторией и в течение нескольких дней сделалась местной звездой. В эти дни Джоплин почти не принимала наркотиков: по настоянию клавишника (и близкого друга в то время) Стивена Райдера она заключила с коллегой по группе Дэвидом Гетцем договор о том, чтобы в квартире, которую они снимали, шприцы объявить вне закона. [17] По словам Сэма Эндрю, Дженис «была умна, решительна и обладала удивительным для провинциалки чувством собственного достоинства». [7] Летний сан-францисский концерт группы был записан и позже включен в альбом Cheaper Thrills (1984).

С прибытием Джоплин репертуар Big Brother & the Holding Company быстро изменился: от фьюжна свободных форм — к сверхдинамичному синтезу поп-психоделии и блюза. [18] Джоплин принесла в репертуар ансамбля и новые песни: «Women Is Losers» и «Maybe»; с Альбином они стали петь дуэтом «Let The Good Times Roll» и «High Heel Sneakers». [13] Импровизационная составляющая осталась главенствующей. «Мы не бесстрастные профессионалы, — говорила Джоплин. — Мы эмоциональны и неряшливы». [11] Но, как вспоминал Альбин, группе всё-таки пришлось сбавить громкость: связки даже такой громогласной певицы, как Джоплин, не могли справиться с таким уровнем. Уступив просьбам певицы, музыканты вскоре приобрели новое оборудование, прежде всего — более качественные усилители.[13]

Необычайная артистическая харизма новой вокалистки вывела группу в число лидеров сан-францисской сцены. Не будучи сверхискушенными музыкантами, участники Big Brother были (по словам Сэма Эндрю) «творческими людьми, следовавшими путем органического художественного самоисследования». [18] Дженис Джоплин так вспоминала о своих первых впечатлениях после прибытия:

Всю жизнь я мечтала — быть битником, встречаться с heavies, долбиться, трахаться и веселиться: вот всё, чего я желала от жизни. При этом я знала, что голос у меня хороший: им я всегда заработаю себе на пару пива. И вдруг кто-то словно швырнул меня в этот рок-бэнд. Ну вывалили на меня этих музыкантов — звук пошёл из-за спины, заряжающий <энергией> бас — и я поняла: вот оно! — ни о чём другом я никогда и не мечтала! И от этого пошёл кайф — почище, чем с любым мужчиной. Возможно, в этом и была вся проблема… [9]

Между тем, после своих первых концертов в обновлённом составе Big Brother and the Holding Company ощутили и негативную реакцию аудитории. «Вы, парни, утрачиваете ненормальность, стано́витесь всё больше и больше похожи на остальных… Избавьтесь от девчонки!», — такой, по воспоминаниям Альбина, была общая реакция местных фэнов. [13]

Перемены в голосе

Новый альянс, как вспоминал Эндрю, сыграл решающую роль в творческом развитии Джоплин. Певица, казалось бы, свыкшаяся с общественным неприятием, теперь купалась в лучах внимания и восхищения. Кроме того, «…Big Brother позволили Дженис развиваться. Мы никогда не заставляли ее петь в каком-то определенном стиле, такой подход был важен и характерен именно для сан-францисских групп», — вспоминал гитарист группы.[18]

Вместе с тем (как признавал Альбин), качество вокала Джоплин изменилось — возможно, не в лучшую сторону:

Она ведь начинала как певица для акустического аккомпанимента, и голос у неё был сочный, фолковый. В Big Brother он стал менее колоратурным. На малой громкости Дженис демонстрировала фантастический диапазон, но ей приходилось предельно форсировать вокал, чтобы соперничать со звучанием группы. Уже через год у неё появились полипы, из-за которых каждая нота стала звучать как аккорд, в комплекте с полутонами. — Питер Альбин [13]

Впрочем, сама Джоплин вовсе не рассматривала эти изменения как деградацию: более того, утверждала, что лишь после прихода в группу «поняла, что до сих пор никогда не пела по-настоящему». Ей лишь пришлось отказаться от подражания Бесси Смит («…Она брала открытые ноты, в контексте простейшей фразеологии, но на это невозможно рассчитывать, когда за спиной у тебя — рок-группа…») и у Отиса Рединга научиться «искусству толкать песню вперед вместо того, чтобы свободно скользить по её поверхности». [19]

При этом сама Джоплин говорила:

У меня три голоса: крик, гортанная сиплость и высокое завывание. Воплощаясь в певицу ночного клуба, я использую сиплость. Это то, что нравится моей маме. Она говорит: Дженис, зачем ты так визжишь, когда у тебя такой красивый голос? [19]


Контракт с Mainstream Records

Тем временем из Детройта в Сан-Франциско прибыл антрепренёр и продюсер Боб Шед (Bob Shad): его цель состояла в том, чтобы подписать Big Brother к своему лейблу Mainstream Records. Чет Хелмс ответил отказом, но бедственное финансовое положение коллектива вынудило музыкантов — сначала уволить Чета, потом принять предложение Шеда. Подписав контракт, последний не только не выплатил музыкантам аванс, но даже не выдал денег на обратные билеты до Сан-Франциско. [12] Как вспоминал позже Альбин, музыкнаты тут же поняли, что попали в лапы к мошенникам.[13]

Дебютный альбом группа вынуждена была записывать в студиях Чикаго и Лос-Анджелеса. Шед, взявший на себя роль продюсера, даже не позволил музыкантам находиться в студии, когда проводил окончательное микширование. При этом он не позволял группе записывать каждую песню больше 13 раз, считая, что это «принесет несчастье». [13] Плохо записанный, полусырой альбом увидел свет лишь годл спустя, уже после триумфального выступления группы на фестивале в Монтерее[12]. Лейбл Mainstream ровно ничего не сделал для раскрутки альбома, если не считать того, что выпустил два сингла из него: «Blindman» и «All Is Loneliness». [20]

Дженис Джоплин в 1968 году так говорила о первой пластинке:

Альбом получился слабым, потому что мы были молодыми и наивными, плохой был продюсер было у нас ни менеджера, ни вообще человека, который мог бы что-то посоветовать. Мы не понимали, что делаем, и нами просто воспользовались. Дали три дня на запись всего альбома и намекнули, что если мы позволим себе в студии какие-то творческие вольности, нас тут же вышвырнут. [21]

В начале октября 1966 года новый менеджер группы Джулиус Карпен все же вернул группу в Сан-Франциско. Здесь она выступила на нескольких крупных концертах — в частности, на Love Pageant Rally (в Голден Гейт парке), а также в новогоднем Wail/Whale — вместе с Grateful Dead и Orkustra. Это событие, организованное «Ангелами Ада», было посвящено празднованию освобождения Шоколадного Джоржа, одного из участников банды; заметную роль в этом сыграла хиппиозная коммуна Хайт Эшбери. [12]

В ходе концертов в Голден Шиф Бэйкери, прошедших 10 и 11 февраля 1967 года Дженис познакомилась с Кантри Джо Макдональдом. Вскоре они поселились вместе, сняв на двоих квартиру. [12]

Фестиваль в Монтерее

Поворотным пунктом в истории Дженис Джоплин стало выступление её в составе Big Brother & the Holding Company на фестивале в Монтерее. 17 июня в субботу вечером она вышла на сцену в первый раз (вместе с Canned Heat, Элом Купером, Steve Miller Band, Paul Butterfield Blues Band, Майком Блумфилдом и Electric Flag), 18 июня — повторно: этот концерт был организован специально для того, чтобы режиссёр Д. А. Пенебейкер мог заснять его на плёнку (здесь выступили также The Byrds, Джими Хендрикс, The Who, The Mamas and Papas и The Blues Project).[12]

По словам рок-критика Люси О’Брайен, выступление Джоплин отличалось захватывающей спонтанностью и источало мощный заряд живой энергии: аудитория была поражена, потому что «…никогда прежде белая певица не вела себя таки образом на сцене и не использовала так возможности своего голоса». [7] Её выступление с «Ball and Chain» стало центральным эпизодом фильма Пенебейкера «Monterey Pop», который по сей день считается образцом качественной рок-документалистики.[2]

Импрессарио Билл Грэхэм вспоминал, что Дженис и её группа на фестивале прозвучали «дико и яростно».

Не думаю, что Дженис сознательно старалась «быть чёрной». Мне кажется, она пела именно как девушка, прибывшая из Техаса и пообтёршаяся в Сан-Франциско: это был её собственный голос, её собственная интерпретация песен. Она пела блюз, и очень по-своему… Знаете, когда человек создает свой собственный стиль, очень трудно делать сравнения… Я все время возвращаюсь к Хендриксу. Хендрикс был новатором гитары, и трудно его скопировать. Так же и Дженис была новатором в новом стиле, носительницей гигантского, оригинального, созидательного таланта, и подражать ей было невозможно. — Билл Грэхэм[9]

31 октября Big Brother подписали контракт с новым менеджером Албертом Гроссманом, который вел также дела Боба Дилана и The Byrds. [20] Приход Гроссмана, как объяснял Эндрю, был во многом предопределен исходом жарких споров внутри группы относительно того, следует ли им сниматься у Пеннебейкера (Grateful Dead, например, от этого отказались). Гроссман настоятельно советовал музыкантам согласиться на съёмку. «Задним числом стало ясно, что это бы верный шаг. В каком-то смысле, те, кто не попал в фильм, оказались <в историческом смысле> и вне фестиваля. В наши дни никто не помнит о том, что там выступали Grateful Dead и Electric Flag», — признавал Эндрю.[18] Гроссман, как позже утверждал Альбин, ни в грош не ставил группу, но боготоворил Джоплин, которую рассматривал как «новую Билли Холлидей», а в перспективе — как лидера некой блюзовой супергруппы (с Тадж-Махалом и др.). [13]

Еще важнее было то, что группой заинтересовался Клайв Дэвис, руководитель Columbia Records. Немедленно подписав с Big Brother контракт на выпуск трёх студийных альбомов[20], он тут же присоединился к Гроссману в спешных попытках освободиться от старого контракта. [18] Летом 1967 года на Mainstream Records всё же вышел залежалый (но при этом не вполне доработанный) дебют Big Brother & the Holding Company, который в августе 1967 года поднялся до #60 в списках Биллборда (позже Columbia выкупила права на пластинку и сделала её хитом).

1968—1970

16 февраля 1968 года группа начала свое первое турне по Восточному побережью, а на следующий день впервые выступила в Нью-Йорке, в Anderson Theatre. Концерт получил восторженные рецензии в прессе, а обозреватель Village Voice писал:

Дженис не назовешь красавицей в привычном смысле слова, но она, несомненно, — секс-символ, пусть и в несколько неожиданной «упаковке». В её голосе соединились душа Бесси Смит, блеск Ареты Фрэнклин, драйв Джеймса Брауна… Взмывая к небесам, этот голос не знает границ и словно бы порождает в себе божественную многоголосицу. [22]

Почти сразу же Big Brother & the Holding Company (при посредничестве Гроссмана) подписал контракт с Columbia Records на выпуск трёх альбомов и продолжили гастроли — в Бостоне, Кембридже, Провиденсе и Чикаго. 1 марта концерт группы в детройтском зале Grande Ballroom был записан на плёнку и позже включен в концертный сборник Janis Live.

Cheap Thrills

В марте 1968 года группа (которую стали называть в афишах Janis Joplin and Big Brother & the Holding Company) приступила с продюсером Джоном Саймоном к работе над новым альбомом в нью-йоркской Studio E. Первоначальный вариант заголовка: «Dope, Sex and Cheap Thrills» по цензурным причинам пришлось сократить. Здесь впервые в коллективе возникли трения: музыканты чувствовали, что Джоплин становится суперзвездой, а сами они превращаются просто в аккомпанирующий состав. С другой стороны, и певица все чаще слышала со стороны, что группа не соответствует её уровню исполнительского мастерства. [12] Cheap Thrills изначально рассматривался как концертный альбом. Группа трижды отыграла детройтском Grande Ballroom где ее записали Эллиот Мазур и Джон Саймон, приглашенный Гроссманом продюсер. «Получилось неважно, поэтому мы попытались добиться „живого“ звучания в студии сведя количество наложений к минимуму», — вспоминал Альбин. В конечном итоге в студийную запись был просто вмикширован звук зрительного зала и вступление Билла Грэхема.[13]

Тем временем турне продолжалось: 7 апреля Big Brother & the Holding Company закончили его большим концертом в Нью-Йорке памяти Мартина Лютера Кинга, где также выступили Джими Хендрикс, Бадди Гай, Ричи Хэвенс, Пол Баттерфилд и Алвин Бишоп. В ходе турне (12-13 апреля) в зале Winterland Ballroom был записан (выпущенный позже) концертный Live at Winterland '68.

Выпуск студийного альбома задерживался: продюсер отверг почти весь материал (около 200 боббин), предложенный группой. Но предварительные заявки на пластинку оказались таковы, что она получил золотой статус еще до выпуска. Президент «Колумбии» Клайв Дэвис потребовал немедленного релиза, и Cheap Thrills, обложку которого оформил знаменитый в андеграунде карикатурист Роберт Крамб, вышел в августе 1968 года, как раз к моменту выступления группы на фолк-фестивале в Ньюпорте (Род-Айленд), где 18-тысячная аудитория устроила группе овацию и не отпускала о сцены до часу ночи. [11]

Освободившись от поп-конформизма, навязывавшегося Бобби Шедом, группа создала в Cheap Thrills (как писал в 1994 году обозреватель Джон Макдермотт), свой «…шедевр: эклектическую коллекцию бурных студийных и концертных экспериментов, которые явились сильным артистическим заявлением и в полной мере отразили мощь ансамбля». «После прихода Дженис нам потребовался примерно год концертной деятельности, чтобы понять, кто мы такие, — говорил Сэм Эндрю. — Перед началом работы над Cheap Thrills у нас было время отточить репертуар на гастролях, это и решило всё дело». [18].

Кроме того, как и большинство блюзовых исполнителей своего времени, Джоплин была сильна, скорее в интерпретациях готового материала, нежели в авторском искусстве. Однако, как раз в этот момент, будучи на пике вдохновения, она написала несколько сильных песен. Сэм Эндрю говорил:

Дженис обладала ярко выраженным авторским талантом, особенно это касалось текстов. Сделала она немало, но всё же именно «Turtle Blues» стала вещью, знаковой для всего её творчества. Вообще, авторское творчество в Big Brother было процессом очень демократическим. У кого-то возникала идея, остальные её комментировали. Я обычно нёс группе более или менее законченную композицию. Потом, отыграв её в течение нескольких месяцев, мы расписывали аранжировку. Это касалось всех песен, включая «Piece of My Heart», которую мы получили от Джека Кэссиди, который принёс её нам, услышав исполнение Ирмы Франклин. Мы сделали её совершенно иначе: там было такое изящество! — а мы записали маниакальную, яростную версию белого парня. Другой пример того же рода — «Summertime», над которой мы работали очень долго. [18]

Уже через месяц после выхода альбом разошёлся миллионным тиражом, 12 октября возглавил списки «Piece Of My Heart (второй сорокапяткой вышел «Summertime»).[20] Однако, рецензии на альбом в США были сдержанными: многие отметили, что Джоплин, совершенно затмила своим исполнением группу, особенно в «Ball & Chain» и «Summertime». [12]

В числе тех, кто встал на защиту Big Brother, был Ричард Голдстейн, обозреватель Village Voice:

Да, стало принято высмеивать музыкантов группы, которые <будто бы> не соответствуют её магии, но они не столь уж беспомощны. Её голос настолько безграничен, что забить способен любой аккомпанимент, за исключением, разве что, базуки, но когда за ней Big Brother… разница между вокалом и музыкой стирается, остаётся общее звучание. Если вы называете это «звучанием Джанис Джоплин», значит су́дите об огне по дыму, потому что видите сначала его. [19]

Распад Big Brother

Несмотря на огромный успеха альбома, постоянные гастроли и нервное перенапряжение тормозили развитие группы. Вырванные из плодородной почвы сан-францисской сцены, Big Brother (как отмечал Дж. Макдермотт), «с трудом удерживались на плаву». Ещё недавно казавшаяся неиссякаемой энергия группы из-за наркотиков и мелких дрязг стала стремительно испаряться. Постепенно личные и творческие связи в составе начали распадаться. При этом становилось всё более очевидно, что из всех участников коллектива одна только Джоплин после его распада могла бы не только выжить, но и добиться успеха как сольная исполнительница. Гроссман, лучше других понимая это, не делал ничего, чтобы предотвратить распад.

В сентябре 1968 года (едва только альбом уступил место на вершине Electric Ladyland Джими Хендрикса) менеджер объявил о «дружеском расставании» Дженис Джоплин и Big Brother. 15 ноября Джоплин дала со старым составом свой последний концерт — в манхэттенском Колледже Хантера (Hunter College). Гроссман защитил Джоплин от агрессии извне, но распадом группы были возмущены все в Сан-Франциско: многие открыто говорили, что менеджер уничтожил группу, чтобы переманить певицу к себе.[18]

Спустя 25 лет Сэм Эндрю признавал, что общественность, скорее всего, переоценивала влияние Гроссмана: «Big Brother погрязли в проблемах, запустили бизнес… Хотя, конечно, было ошибкой для нее уходить в такой момент. Мы были на самом пике, альбом вышешел на первое место, — нельзя было этот успех так растранжиривать». При этом решение Джоплин никого не застало врасплох: оно назревало в течение нескольких месяцев, и сам Эндрю признавал, что Дженис о своих намерениях уйти из группы ему «прожужжала уши».

…Более того, я и сам советовал ей подыскать гитариста получше мне на замену. Рекомендовал пообщаться на этот счёт с Джерри Миллером из Moby Grape. Но в конечном итоге я сам последовал за ней. Для меня-то <её уход> сюрпризом не стал, а вот остальные участники группы, особенно Питер Альбин, испытали шок. [18]

Cама Джоплин тяжело переживала свой уход из группы. «Я любила этих парней больше всего на свете, но понимала: если я серьезно отношусь к музыки, нужно уходить… Мы в течение двух лет работали по шесть дней в неделю, играя одни и те же песни, в них вложили себя полностью и попросту истощили себя», — вспоминала она в сентябре 1970 года. [23]

Kozmic Blues Band

За формирование нового состава (костяк которого составили Джоплин и Эндрю) взялись Гроссман и призванные им на помощь Майк Блумфилд и Ник Грэйвнайтс. 18 декабря 1968 года музыканты впервые собрались на репетицию и из многих вариантов названий (Janis Joplin & the Joplinaires, Janis Joplin Review) выбрали — Kozmic Blues Band. В состав группы, кроме Джоплин и Эндрю, вошли саксофонист Терри Клементс (Тerry Clements), барабанщик Рой Марковиц, трубач Терри Хенсли, органист Ричард Кермод, бас-гитарист Кейт Черри (экс-Pauper), которого позже сменил Брэд Кемпбелл.[24]

Первое выступление новой, плохо сыгранной группы, состоялось в шоу «Yuletide Thing». 21 декабря Kozmic Blues Band выступили в мемфисском Mid South Coliseum вместе с несколькими высокопрофессиональными соул-группами и были приняты очень прохладно. Февральский отчет в Rolling Stone («Memphis Debut», Стэнли Бут) был в какой-то мере сочувственным, но большая статья от 15 марта 1969 года, вышедшая под заголовком: «Дженис: Джуди Гарланд в роке?» (автор — Пол Нелсон) оказался почти разгромным. Газета San Francisco Chronicle предложила Дженис вернуться в Big Brother («…если только они захотят принять её»). [12]

Успешнее оказался последовавший затем европейский тур. После концертов во Франкфурте (заснятых германским ТВ), Стокгольме, Амстердаме, Копенгагене и Париже группа выступила 21 апреля 1969 года в лондонском Ройал Альберт-холле и получила восторженные оценки в Disc, Melody Maker, Dayly Telegraph и других изданиях.[12] Тем не менее, в целом новая группа разочаровала специалистов и фэнов.

По мнению Сэма Эндрю проблема состояла в том, что если Big Brother были были группой единомышленниокв, которые жили одной семьёй, Kozmic Blues Band был аккомпанирующей группой, участники которой служили «наемными работниками, не более того».

При том, что по отдельности музыканты Kozmic Blues Band были сильнее участников Big Brother, они не могли даже приблизиться к созидательной мощи последних. Первые были профессиональными музыкантами из ночных клубов, вторые — художниками и артистами… Были моменты, особенно на гастролях в Европе, когда мы хорошо проводили время, но в основном царила полная неразбериха, никто ничего не понимал: ни Дженис, ни ансамбль. — Сэм Эндрю

В июне 1969 года группа приступила к работе над альбомом в Hollywood Studios с продюсером Габриэль Меклером, более всего известным по работам со [18]

Не прекращая работы в студии, группа сыграла на трехдневном Ньюпортском поп-фестивале (Devonshire Downs в Нортридже, Калифорния) и на поп-фестивале в Атланте. Выступление в Вудстоке 16 августа оказалось последним для Сэма Эндрю: его заменил Джон Тилл (John Till).

Альбом I Got Dem Ol' Kozmic Blues Again Mama! в октябре 1969 года поднялся до #5 в «Billboard 200» и вскоре стал золотым. В американской прессе он был встречен прохладно (европейская, напротив, отреагировала почти восторженно). [20] Многие рецензенты отмечали, что местами материал альбома не дотягивает до уровня Джоплин, местами сама она вытягивает его до своего уровня.

Суперзвезда способна поднять спасти безнадежные вещи, в то время посредственный певец убивает лучшие… «One Good Man» — всего лишь неплохая песня, но суперзвезда Дженис Джоплин поднимает ее до своего уровня, голос ее звучит словно набат в джунглях эмоций. Еще более яркий пример — классика Роджерса и Харта «Little Girl Blue». Многие поколения равнодушных исполнителей затерли её до дыр, так что мы перестали и ждать от неё чего-то, и вот стало ясно, насколько хороша эта вещь! — Питер Райли, Stereo Review, 1 января 1970 года. [25]

27 ноября Дженис Джоплин выступила с Тиной Тернер и Rolling Stones в Мэдисон Сквер Гарден. Там же, на концерте 19 декабря с ней на сцену вышли Джонни Уинтер и Пол Баттерфилд. Концерт 21 декабря 1969 года в Мэдисон Сквер Гарден оказался для Kozmic Blues Band последним: в январе 1970 года группа распалась.[12]

The Full Tilt Boogie Band

Оставшись без ансамбля, Джоплин в марте 1970 года с Paul Butterfield Blues Band и продюсером Тоддом Рандгреном записала «One Night Stand» в студии фирмы Columbia в Лос-Анджелесе. Песня оставалась невыпущенной до 1982 года (когда была наконец включена в сборник Farewell Song; альтернативная версия также вошла в сборник Janis). В апреле 1970 года Джоплин временно вернулась в Big Brother & the Holding Company и вышла с группой на сцену Fillmore West. Неделю спустя они вновь выступили вместе в Уинтерленде. Лучшие фрагменты этих концертов были включены в Joplin In Concert (1972).[18]

К началу лета 1970 года Дженис Джоплин собрала новую группу Full Tilt Boogie Band, в состав которой вошли канадские музыканты: бас-гитарист Джон Кемпбелл (экс-Pauper), гитарист Джон Тилл, пианист Ричард Белл, органист Кен Пирсон, ударник Кларк Пирсон. В апреле группа собралась на первую репетицию, а в мае дала свои первые выступления (в Сан-Рафаэле, Калифорния). [26] В мае Full Tilt Boogie Band дали свой первый концерт — в одной программе с Big Brother и их новым фронтменом Ником Грэйвнайтсом (концерт вышел под заголовком Be a Brother).

Летом 1970 года Джоплин и The Full Tilt Boogie Band приняли участие в суперзвездном канадском турне [27] вместе с The Band и The Grateful Dead. Из-за финансовых неурядиц гастроли пришлось приостановить. Документальные кинокадры выступлений Джоплин были обнародованы лишь спустя тридцать лет после её смерти. Последними концертами Джоплин стали два выступления в программе The Dick Cavett Show 25 июня и 3 августа. [10]

8 июля Джоплин выступила на Гавайах, в Honolulu International Center Arena, где 7 тысяч зрителей провожали ее овацией стоя. По словам обозревателя Уэйна Харады, Джоплин (выступавшая в сопровождении сан-францисской группы Day Blindness) «…ослепила всех эклектичным набором песен и диким одеянием, которое состояло из трусиков с блестками, десятков браслетов и ожерелий, а также оранжевых перьев». [28]

В сентябре уже с Full Tilt Boogie Band Дженис Джоплин иприступили в Лос-Анджелесе к работе над альбомом, пригласив продюсера Пола А. Ротшильда, известного по работе с The Doors. Последний принял приглашение не без сомнений, но вскоре от своей новой подопечной пришёл в полный восторг:

После этой неразберихи с Kozmic Blues Band, который, на мой взгляд, едва не разрушил ее карьеру, я поговорил с Дженис, удостоверился в том, что она действительно здорова и согласился сопровождать группу на гастролях, чтобы посмотреть, как она выглядит на сцене. Дженис была великолепна![18]

Группа приступила к работе в студии Sunset Sound — той самой, где Ротшильд незадолго до этого записал два альбома The Doors. Джоплин присутствовала на каждой сессии, глубоко вникала в ход работы и явно получала от неё удовольствие. Создание более творческой, восприимчивой атмосферы, как считал Ротшильд, обещало стать залогом успеха альбома. Со своей стороны он обговорил с Columbia наилучшие студийные условия и собрал огромное количество песенного материала, из которого было отобрано лишь самое наилучшее и органично вписывающееся в стиль певицы.

Никогда ещё я не видел её такой счастливой, как во время этих сессий. Она была на пике формы и радовалась жизни. Снова и снова она говорила о том, как хорошо ей в студии. Ведь до сих пор процесс звукозаписи ассоциировался у нее лишь с трениями и ссорами… — Пол А. Ротшильд[18]

3 октября она прослушала инструментальную версию заключительного трека: композицию Ника Грэйвнайтса «Buried Alive In The Blues» (буквально: «заживо похороненная в блюзе»). Записывать вокальную партию предстояло на следующий день.

4 октября 1970 года

Утром 4 октября 1970 года Дженис Джоплин была найдена в номере 105 отеля «Лэндмарк» (Франклин-авеню, 7047) — полулежащей, с разбитым (судя по всему, во время падения) лицом, сжимающей четыре доллара в кулаке. [10] Несмотря на то, что аутопсия выявила большое количество опиатов в ее организме, в ходе первого обыска в ее номере отеля наркотиков найдено не было. [9] Это послужило причиной слухов о возможном самоубийстве (страховая компания по этой причине сначала отказалась выплатить деньги семье покойной) или даже убийстве. [29] Сэм Эндрю утверждал, что разговоры о самоубийстве не имеют под собой оснований. По его словам, она «… была очень довольна тем, как шли дела с записью нового альбома, знала, что он получится превосходным, прекрасно ладила с музыкантами…». Эндрю считал, что Джоплин «скорее всего просто получила исключительно сильный, очищенный героин… известно ведь, что в тот уик-энд в Лос-Анджелесе было несколько смертельных передозировок».[29]

Той же точки зрения придерживалась сестра певицы. Лора Джоплин рассказывала: дилер Джордж, у которого Дженис покупала продукт, всегда заранее тестировал последний у местного фармацевта. В тот роковой вечер фармацевта на месте не оказалось, и Джоплин получила героин почти в 10 раз сильнее обычного. «Я считаю её смерть ужасной ошибкой. У нее не было ни депрессии, ни фрустраций. Она строила планы и с надеждой смотрела в будущее. Она даже сделала себе наконец-то прическу!» — вспоминала Лора Джоплин. [21]

Сэм Эндрю считал, что Дженис стала жертвой безудержной страсти к наркотикам.[29] Тим Аппело (в 1992 году) высказал иную точку зрения: он писал, что погубила Джоплин не столько жажда наслаждений, сколько трудоголизм («Только героин позволял ей на следующий день сохранять свежесть, а это для неё было главное».)[30]

Как писал впоследствии Артур Купер (Newsweek, 1973), смерть Джоплин могла показаться жестокой шуткой судьбы, ведь произошла она в тот момент, когда прежде беспорядочная жизнь певицы начала налаживаться: она собиралась замуж (за Сета Моргана), и в течение пяти месяцев не употребляла героин. [31] Однако известно, что Джоплин по-прежнему чувствовала себя одинокой (в ночь её гибели Морган развлекался в биллиардной стрип-клуба в Сан-Франциско). [30] Новообретенное благополучие Джоплин было кажущимся, она не раз признавалась друзьям, что несчастлива. «Лучше мне не становится, — признавалась она Крису Кристоферсону. — Наверняка я снова сяду на иглу». Допуская, что смерть Джоплин явилась результатом несчастного случая, биограф Майра Фридман считает, что слово «случай» здесь следует понимать лишь в самом общем его смысле, и что здесь имело место «неосознанное самоубийство». [31]

Сразу после смерти Дженис Джоплин журнал Rolling Stone посвятил её памяти специальный выпуск. Гитарист Grateful Dead Джерри Гарсия писал:

Она выбрала для гибели самое лучшее время. Есть люди, которые способны жить только на взлёте, и Дженис была как раз такой девчонкой-ракетой… Если предположить, что у человека есть возможность расписывать сценарий своей жизни, то, я бы сказал, у нее получился хороший сценарий, с правильным концом. [9]

Останки Джоплин были кремированы на кладбище Мемориального парка в Вествуд-виллидж, штат Калифорния. Её прах был рассеян над водами Тихого океана вдоль калифорнийского побережья. [2] Её последними записями стали «Mercedes Benz» и аудиопоздравление Джону Леннону с днем рождения от 1 октября, которое, как он позже говорил Дику Каветту, было доставлено к нему на квартиру в Нью-Йорк уже после её смерти.[10]

Pearl

Известие о смерти Дженис Джоплин явилось для всех, кто участвовал в работе над пластинкой, страшным ударом. Альбом был почти завершен, и Ротшильд оказался перед дилеммой: довести работу до конца самостоятельно, или издать пластинку как незаконченный документ. Клайв Дэвис доверил продюсеру право на окончательное решение. Тот в конечном итоге решил закончить альбом, эту свою работу посвятив памяти певицы. «Это был бескорыстный, эмоционально иссушающий труд. Но я благодарен судьбе за то, что мы решили альбом завершить. Я очень горжусь этой пластинкой», — говорил он.[18]

Выпущенный в феврале 1971 года, Pearl по мнению большинства критиков стал самой сбалансированной и органичной работой Дженис Джоплин. Он отразил её возросшее вокальное мастерство, соединив в отточенных аранжировках прежнюю эмоциональность и эффективную сдержанность. Песню Ника Грэйвнайтса «Buried Alive In The Blues», к которой Джоплин так и не успела записать вокальную партию, было решено включить в альбом инструментальным треком.[18]

27 февраля 1971 года альбом возглавил Billboard 200 и продержался на вершине 9 недель. Отсюда же вышел и единственный чарт-топпер Дженис Джоплин в Billboard Hot 100 — композиция Криса Кристоферсона «Me and Bobby McGee». «Mercedes Benz» (остроумная социальная зарисовка, которую Дженис написала с бит-поэтом Майклом Маклюром) [10] и акустическая версия «Me And Bobby McGee» (две песни, которые, как пишет Макдермотт, «приоткрыли перед нами новую — ранимую и хрупкую Дженис Джоплин») были впоследствии включены в сборник Janis.[18]

Внешность и имидж

Известно, что Дженис Джоплин с ранней юности крайне критично относилась к своей внешности и считала себя «уродливой».[10] В действительности на сцене и в жизни она выглядела по-разному и на людей, общавшихся с нею, производила неизменно самое благоприятное впечатление. Майкл Томас (в журнале Ramparts Magazine) называя Джоплин на сцене «рок-н-ролльной банши́» и отмечая её «психопатический» стиль исполнения, замечал: «Она <на сцене> была — нельзя сказать, чтобы красива, но предельно, вызывающе эротична». [32] При этом свои впечатления от внешности Джоплин после личной встречи он описывал так:

У неё бледное, как мел, лицо, но выглядит она так, будто много времени проводит на воздухе. Слегка наморщенный лоб, полные щёки, копна растрепанных волос — на такое лицо обратит внимание всякий, кто возьмется рисовать «сиротку Энни». Вот только взгляд у Дженис блуждающий, временами жёсткий. С этими своими связками бус она выглядит как очаровательная барменша…[32]

«У Дженис была дружеская теплая улыбка, такая редкая в наши дни, и она всем щедро дарила ее», — вспоминала Йоко Оно.[33]

По словам сестры, Дженис которая страстно стремилась к звездности, едва достигнув её, испытала разочарование в ней, а главное — в собственном имидже «распаленной женщины, прожигающей жизнь и поющей блюз». «Она считала свой сценический имидж дешёвой оберткой на продажу», — утвержала Лора Джоплин. [32]

Особенности характера

Близкий друг Чет Хелмс считал, что характер Дженис Джоплин был во многом предопределён её детскими переживаниями и конфликтами. При этом детство в техасской глубинке, считал он, не только больно травмировало психику Джоплин, но и сформировало сильный, творческий характер:

В 60-х годах моральный гнет в Техасе был таким, что чтобы спастись вам приходилось создавать яркий внутренний мир. Поэтому именно из Техаса выходят сильные личности с ярким воображением, действительно творческие люди, которые сумели вырваться из этого царства реакции и не сойти при этом с ума. Я всегда буду ощущать прочную духовную связь с людьми, которым удалось сбежать из Техаса. — Чет Хелмс [13]

Сестра певицы Лора Джоплин считала, что вызывающий имидж находился в прямом конфликте с реальным характером Дженис: она была интеллигентной, застенчивой и чувствительной женщиной. [10] При этом ей (как утверждала сестра) не была свойственна агрессивность. «Принято воспринимать Дженис как трагическую фигуру, она ведь стала жертвой наркотиков. Но все забывают, как весело было находиться рядом с ней. Она была очень жизнерадостным, живым человеком», — говорила Лора. [21] Автор статьи в «Тайм» (1968) отмечал, что даже "алкоголизм Джоплин был жизнерадостным: она всегда улыбалась с бутылкой Southern Comfort и шутила: «Наверное, когда-нибудь я стану владельцем компании!» [11]

Скулатти и Шэй в своей книге отмечают, что у Джоплин были периоды удивительного умиротворения: например, когда группа поселилась в Лагунитесе, в доме стоявшем в конце шоссе у самого леса. «Дженис выделили солнечную комнату, которую она украсила множеством растений. Как и её комната, она в эти дни стала необычайно спокойна и красива», — вспоминал Дэвид Гетц.[13]

Фридман признает: за поверхностной агрессивностью скрывалась одинокая, чувствительная и ранимая женщина. По её мнению, внутреннюю пустоту, вызванную одиночеством, певица пыталась восполнить алкоголем и наркотиками.[31] Косвенно это подтверждала сама Джоплин, когда говорила: «На сцене я занимаюсь любовью с 25,000 человек, а потом… ухожу домой в одиночестве». [34]

Об опасной несбалансированности личности Джоплин писал Пол Нельсон в статье, озаглавленной «The Judy Garland of Rock?» (Rolling Stone, 1969). В качестве главной особенности характера певицы он отмечал её странную неуверенность в себе. «Трудно представить себе Дилана или Леннона которые во время интервью нервно бы убеждали себя: Эй, правда, я спел здорово? Как думаешь, я стал петь лучше? Ну, клянусь Иисусом, я правда стал петь лучше, ты уж мне поверь!..»

Нельсон делает вывод:

Дженис — тот редкий тип, который совершенно лишен способности дистанцироваться от репортера во имя самозащиты, способности, которая певица ее уровня просто не может позволить себе не иметь… Возникает тревожное ощущение, что — если жизнь Джоплин до такой степени связана с успехом на музыкальной сцене, — ей необходима толика честного цинизма: только с её помощью сможет она выстоять в этой давке, нагнетаемой масс-медиа. Если и есть в ней этот цинизм, то он скрыт слишком глубоко под чрезвычано привлекательной, но опасной наивностью, которая граничит с недопустимым отсутствием уверенности в себе. [24]

То же подтверждала Грейс Слик: «Дженис… была открыта и спонтанна и из-за этого по её сердцу топтались…», — вспоминала вокалистка Jefferson Airplane. При этом она отмечала деликатность Дженис: «…Она временами словно бы придерживала при себе нечто — то, что, как ей наверное казалось, мне не хотелось бы слышать — как это делают взрослые с детьми…» Слик говорила, что Дженис всегда была готова помочь советом и относилась к ней как «мудрая бабушка». Патти Смит также рассказывала, как Дженис поддерживала её в творческих начинаниях: «Ты обязательно должна продолжать; нам нужны поэты, миру нужны поэты!» — говорила она. Дебора Харри, работавшая официанткой в клубе Max’s Kansas City, однажды принесла Джоплин бифштекс. «Она была очень тихой и вежливой. Бифштекс свой не съела, но оставила пять долларов чаевых», — вспоминала вокалистка [33]

Жизненная философия

В противостоянии враждебной среде Джоплин выработала жизненную философию, близкую к философии битников. «Хиппи верят в то, что мир может стать лучше. Битники знают, что лучше ничего не станет и говорят — да пошел он этот мир к черту, будем отрываться и хорошо проводить время», — говорила она. [31] Отчасти эта философия воплотилась в её сценическом имидже.

Что бы ни пела Джоплин, блюз, ритм-энд-блюз или оригинальные композиции группы (такие как «Harry» Дэйва Гетца или эпический йодль «Gutra’s Garden»), она всё сводила к эмоциональным крайностям своим грубым, хриплым голосом… Склонившаяся над микрофоном, сцепив пальцы, с волосами, закрывавшими лицо, она явно выбивалась из «цветочной утопии» психоделической сцены. В её голосе чувствовалась какая-то роковая напряженность. — Джин Скулатти и Дэвид Шэй, San Francisco Nights: The Psychedelic Music Trip 1965—1968. [13]

Биограф Майра Фридман считала, что в основе характера Джоплин крылся сексуальный конфликт, и что певица «сознательно вывела себя на роль Афродиты», наполнив свои выступления грубым эротизмом в сочетании с запредельно «мужским лексиконом». Фридман утверждала, что и вне сцены она была столь же сексуально агрессивной: «преследовала каждого мужчину (да и женщину тоже), к которым могла воспылать страстью… Она стала возбуждающей Землей-матерью для целого поколения нежных мечтателей».[31]

Между тем, по мнению сестры Лоры, Дженис не столько позиционировала себя высшим существом (хотя, «секс-богиней» называли её многие, в частности, гастрольный менеджер), сколько посредством музыки общалась с высшими силами.

«Она всегда вспоминала, что бог-в-ней говорит с богом-в-тебе. Духовное качество блюза позволяло ей <установить такую связь>. Музыка обладает потенциалом освобождать человеческий дух и Дженис обнаружила, что с ней происходит именно это». [8]

Люди, близко знавшие певицу, отмечали, что основной идеей жизненной философии Джоплин был приоритет чувств над мыслями. «Интеллектуальный подход создает вопросы и не дает ответов. Можно наполнить свою жизнь идеями и все равно возвращаться домой в одиночестве. Единственнное, что имеет значение, это чувства», — говорила она сама. [35] Прямым следствием такого подхода к жизни был безудержный гедонизм. Как отмечал корреспондент «Тайм», единственное ограничение, которое позволяла себе Джоплин, состояло в отказе от холодного пива перед концертом. Когда друзья просили её поберечь голос, она говорила: «Зачем мне сейчас сдерживаться и быть посредственной? Лучше я не буду сдерживаться сейчас, а посредственной стану через 20 лет». [11]

Сэм Эндрю так говорил об этом:

Она обладала зверским аппетитом ко всему: жизни, удовольствиям — всему вообще. Если речь шла о еде, она хотела чтобы все в комнате получили как можно больше все самое лучшее. Если речь шла о веселье, она должна была повеселиться сполна. У нее был аппетит к наркотикам, а деньги и возможности позволяли ей иметь их в неограниченном количестве. Может быть, будь у нее поменьше аппетит, было бы лучше. Иногда ей не хватало осмотрительности. [29]

Лора Джоплин возражала против такой трактовки, считая её упрощённой. По её словам, Дженис руководствовалась в своем отношении к жизни высокими мотивами: «Она <и её музыканты> считали, что разбивая социальные и психологические барьеры, тем самым познают себя. Они думали, что если этим займется достаточно много людей, общество изменится: станет более открытым и восприимчивым». Дженис верила: «…Кто бы вы ни были, вне зависимости от расы, происхождения или наличия прыщей на лице, — вы в равной степени заслуживаете уважения и любви. И сейчас, сытые по горло материализмом 80-х, мы именно через эту идею ищем связь с идеями 60-х годов», — говорила Лора Джоплин в 1992 году.[8]

Другим важным аспектом мировоззрения Джоплин было стремление до конца оставаться верной себе и своим убеждениям.

«Успех не заставил меня изменить принципам, которые я выработала еще в Техасе: быть честной перед собой, быть той, кто я есть на самом деле. Я и стараюсь — не дурачить ни себя ни других. Быть настоящей, понимаете?.. Наверное, я не слишком ещё поварилась в шоу-бизнесе, чтобы беспокоиться о том, какую надеть маску… Поэтому всегда говорю то, что думаю». - Дженис Джоплин [34]

Посмертные издания и трибьюты

Джон Макдермотт считает лучшим посмертным релизом саундтрек «Janis» (1975), для которого были найдены (по его словам) «сырые, но бесценные» записи выступлений певицы 1963—1964 годов. [18] [36] Сам фильм, снятый режиссёром Ховардом Элком (при участии Альберта Гроссмана) вышел за год до этого: сюда вошли выступления Джоплин в Шоу Дика Калверта 1970 года, её концерт в Вудстоке (1969), телефрагмент 1967 года, а также съемки сделанные в ходе европейских гастролей 1969 года.[37]

В 1979 году Бетт Мидлер сыграла певицу в фильме «Роза» и была номинирована на «Оскара» за лучшую женскую роль. [10]

В 1992 году вышла книга младшей сестры Лоры Джоплин «Love, Janis» (Villard), [38], в котором «Дженис-скромная провинциалка и Дженис-суперзвезда оказались словно бы выведены по разные стороны одной монеты». [8] В конце 1990 годов был поставлен мюзикл по книге «Love, Janis», который с успехом прошел на Бродвее. В главной роли были задействованы многие известные исполнительницы, в том числе Лора Браниган и Бет Харт. [10]

В 2007 году Пенелопи Сфирис начала работу над биопиком «Gospel According to Janis» («Евангелие от Дженис») с Зои Дешанель в главной роли. [10] Работа была приостановлена, релиз отложен до 2010 года. [39][40]

Елена Фролова посвятила Дженис Джоплин песню, которая называлась «Блюз (к Джанис Джоплин)».

Дискография

Janis Joplin & Jorma Kaukonen

  • The Typewriter Tape (1964)

Big Brother and the Holding Company

  • Big Brother & the Holding Company (1967)
  • Cheap Thrills (1968)
  • Live at Winterland '68 (1968)

Kozmic Blues Band

  • I Got Dem Ol' Kozmic Blues Again Mama! (1969)
  • Pearl (1971, посмертно)
  • In Concert (1972)

Сборники

  • Janis Joplin’s Greatest Hits (1972)
  • Janis (1975, двойной альбом)
  • Anthology (1980)
  • Farewell Song (1982)
  • Cheaper Thrills (1984)
  • Janis (1993)
  • 18 Essential Songs (1995)
  • The Collection (1995)
  • Live at Woodstock: August 19, 1969 (1999)
  • Box of Pearls (1999)
  • Super Hits (2000)

Ссылки

  1. 1 2 3 Janis Lyn Joplin: Texas handbook Online
  2. 1 2 3 4 www.classicbands.com
  3. www.rollingstone.com: The Immortals. Розанн Кэш о Дженис Джоплин
  4. http://www.rollingstone.com/news/story/5939214/the_immortals_the_first_fifty
  5. http://www.rollingstone.com/news/coverstory/24161972/page/28
  6. 1 2 Лора Джоплин: интервью
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 BBC2: Janis Joplin Documentary
  8. 1 2 3 4 5 6 Piece Of Her Heart: Laura Joplin Makes Peace With Her Sister’s Tragic Life by Stephen Foehr, Chicago Tribune October 18, 1992
  9. 1 2 3 4 5 Janis: A look at a jet age red hot mama on the second anniversary of her death. International Times. October 1, 1972
  10. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 janisjoplin.net Биография
  11. 1 2 3 4 5 janisjoplin.net: Passionate and Sloppy. Time magazine, August 9, 1968
  12. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 janisjoplin.net Chronology
  13. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 San Francisco Nights: The Psychedelic Music Trip 1965—1968. Gene Sculatti and Davin Seay, St. Martins Press (New York) January 1, 1985
  14. Mark Paytress, 1994: «Janis Joplin. Mark Paytress assesses Columbia’s three-CD 'Janis' retrospective», Record Collector 175: 140—141
  15. Going Down With Janis, Peggy Caserta, Dell Publishing, 1980
  16. www.janisjoplin.net: Биография
  17. Friedman, Myra. Buried Alive: The Biography of Janis Joplin. Crown Publishing Group. ISBN 0517586509
  18. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 Janis Joplin Considered 25 Years Later. John McDermott, Relix. August 1, 1994
  19. 1 2 3 Next Year In San Francisco by Richard Goldstein, The Village Voice January 1, 1968
  20. 1 2 3 4 5 Janis Joplin Bio — OfficialJanis.com
  21. 1 2 3 Janis Joplin: Voodoo Lady of Rock by Michael Thomas — Ramparts Magazine August 1, 1968
  22. Village Voice, 22 февраля, 1968
  23. Comments From Janis Hit Parader September 1, 1970
  24. 1 2 Janis: The Judy Garland of Rock? by Paul Nelson — Rolling Stone March 15, 1969
  25. The Double-Edged Soul of Janis Joplin by Peter Reilly — Stereo Review Magazine January 1, 1970
  26. www.autofacts.ca: Full Tilt Boogie Band
  27. Festival Express video.google.com
  28. Janis Joplin: Day Blindness by Wayne Harada, Billboard Magazine July 25, 1970
  29. 1 2 3 4 Bandmate recalls Janis Joplin’s 'big appetite' in TV doc By GlennGarvin — MiamiHerald.com November 6, 2007
  30. 1 2 Death Of A Blueswoman by Tim Appelo, Entertainment October 2, 1992
  31. 1 2 3 4 5 Aphrodite’s Landslide by Arthur Cooper, Newsweek Magazine August 20, 1973
  32. 1 2 3 Janis Joplin: Voodoo Lady of Rock by Michael Thomas — Ramparts Magazine August 1, 1968
  33. 1 2 Janis Joplin — Kozmic Blues Отзывы и воспоминания
  34. 1 2 FAQ FORUM CONTACT life : quotes
  35. Janis by Hubert Saar, Newsweek Magazine, Music section February 24, 1969
  36. www.allmusic.com Janis (soundtrack)
  37. Janis
  38. www.amazon.com Love Janis
  39. www.imdb.com The Gospel According to Janis
  40. www.vh1.com Zooey Deschanel Says Janis Joplin Biopic Is 'On Hold' — For Now

Источники


Wikimedia Foundation. 2010.

Смотреть что такое "Джоплин Д." в других словарях:

  • ДЖОПЛИН — (Joplin) Дженис (1943 1970), американская эстрадная певица. С 1966 выступала и гастролировала с несколькими рок группами, став кумиром движения хиппи. Отличалась эмоционально страстной исполнительской манерой (включающей такие приемы, как визг,… …   Современная энциклопедия

  • ДЖОПЛИН — Скотт (1868 1917), американский пианист и композитор. Как автор и исполнитель культивировал жанр регтайма (около 50 произведений), оказавший влияние на стилистику музыки его балета Танцевальный рег (1902), оперы Тримониша (1911), мюзикла Если… …   Современная энциклопедия

  • Джоплин С. — Скотт Джоплин Скотт Джоплин (англ. Scott Joplin; родился между июнем 1867 и январём 1868, вост. Техас  умер 1 апреля 1917)  американский чернокожий композитор и пианист, автор многочисленных рэгтаймов. Считается крупнейшим из авторов рэгтаймов,… …   Википедия

  • Джоплин — Джоплин (англ. Joplin)  английская фамилия, а также несколько топонимов. Известные носители: Джоплин, Дженис (1943 1970)  знаменитая американская блюзовая и рок певица. Джоплин, Скотт (1867 или 1868 1917)  американский… …   Википедия

  • Джоплин Д. Л. — ДЖÓПЛИН (Joplin) Дженис Лин (1943–1970), амер. эстрадная певица, композитор. Выдающаяся представительница рок музыки 60 х гг., прославилась также как исполнительница блюзов (что является редким случаем среди белых музыкантов). О Д. создан ф …   Биографический словарь

  • Джоплин С. — ДЖÓПЛИН Скотт (1868–1917), амер. пианист, композитор. Основоположник жанра регтайма: Кленовый лист , Отборные синкопы , Пальмовый лист и др. (ок. 50). Завоевал огромную популярность в кон. 1890 х гг.; интерес к его творчеству возродился в… …   Биографический словарь

  • ДЖОПЛИН Дженис — (Janis Lyn Joplin) (р. 19 января 1943, Порт Артур, шт. Техас 4 октября 1970, Лос Анджелес), американская соул (см. СОУЛ) певица, а также исполнительница блюзов (см. БЛЮЗ). В детстве увлеклась блюзовой музыкой. Училась в Техасском университете,… …   Энциклопедический словарь

  • ДЖОПЛИН (Joplin) Скотт — (1868 1917) американский пианист, композитор, аранжировщик, один из первых авторов рэгтаймов. Руководил музыкальными коллективами. Всего было опубликовано 33 регтайма (в т. ч. Original Rags , Maple Leaf Rag (1899), около 25 песен, вальсов и… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Джоплин, Дженис — ДЖОПЛИН (Joplin) Дженис (1943 1970), американская эстрадная певица. С 1966 выступала и гастролировала с несколькими рок группами, став кумиром движения хиппи. Отличалась эмоционально страстной исполнительской манерой (включающей такие приемы, как …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • Джоплин, Скотт — ДЖОПЛИН Скотт (1868 1917), американский пианист и композитор. Как автор и исполнитель культивировал жанр регтайма (около 50 произведений), оказавший влияние на стилистику музыки его балета “Танцевальный рег” (1902), оперы “Тримониша” (1911),… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

Книги

Другие книги по запросу «Джоплин Д.» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.