T-28


T-28
Экранированный Т-28, использовавшийся Финской армией, в экспозиции танкового музея в Пароле (Финляндия)
Т-28
Классификация средний танк
Боевая масса, т 25,4
Компоновочная схема классическая, трёхбашенная
Экипаж, чел. 6
История
Год(ы) производства 19331940
Год(ы) эксплуатации 19331944 (в СССР)
19401951 (в Финляндии)
Количество выпущенных, шт 503
Основные операторы Союз Советских Социалистических Республик Финляндия
Размеры
Длина корпуса, мм 7370
Ширина корпуса, мм 2870
Высота, мм 2625
Клиренс, мм 500
Бронирование
Тип брони стальная катаная гомогенная
Лоб корпуса (верх), мм/град. 30
Лоб корпуса (середина), мм/град. 15
Лоб корпуса (низ), мм/град. 30
Борт корпуса, мм/град. 20+10
Корма корпуса, мм/град. 18—20
Днище, мм 15—18
Крыша корпуса, мм 10
Лоб башни, мм/град. 20
Маска орудия, мм/град. 20
Борт башни, мм/град. 20
Корма башни, мм/град. 20
Крыша башни, мм 10—15
Вооружение
Калибр и марка пушки 76,2-мм КТ-28 обр. 1927/1932 года / 76,2-мм
Л-10 (с 1939 г.)
Тип пушки танковая
Длина ствола, калибров 16,5 (КТ-28) /
26 (Л-10)
Боекомплект пушки 69
Углы ВН, град. +25°/-5°
Углы ГН, град. 360° (главная башня)
165° (малая башня)
Прицелы телескопический ТОП обр. 1930 года, перископический ПТ-1 обр. 1932 года
Пулемёт(ы) 4—5 × 7,62-мм ДТ
Подвижность
Тип двигателя V-образный
12-цилиндровый карбюраторный жидкостного охлаждения
М-17Т
Мощность двигателя, л.с. 450
Скорость по шоссе, км/ч 42
Скорость по пересеченной местности, км/ч 20—25
Запас хода по шоссе, км 180—190
Запас хода по пересеченной местности, км 120—140
Удельная мощность, л.с./т 17,7
Тип подвески полностью сблокированная, на вертикальных пружинах
Ширина гусеницы, мм 380
Удельное давление на грунт, кг/см2 0,62
Преодолеваемый подъём, град. 37
Преодолеваемая стенка, м 1,0
Ширина преодолеваемого рва, м 3,5
Преодолеваемый брод, м 1,0

T-28 — трёхбашенный советский средний танк 1930-х годов. Первый в СССР средний танк, запущенный в массовое производство (выпущено более 500 шт.). Использовался в «Освободительном походе» на Западную Украину, Зимней войне и на начальном этапе Великой Отечественной.

Содержание

История создания

Один из прообразов Т-28 — британский средний танк «Виккерс 16-тонный», 1934 год

История Т-28 началась в 1930 году с визита в Великобританию советской закупочной комиссии во главе с С. Гинзбургом, в чью задачу входило приобретение наиболее современных образцов бронетехники и отправка их в СССР для изучения и использования при организации собственного бронетанкового производства. Одним из танков, особенно заинтересовавших комиссию, стал новейший в то время средний танк A6 фирмы «[1]:

  • Единовременный платёж в размере 20 000 фунтов стерлингов (порядка 200 000 рублей золотом) за ознакомление с конструкцией и развитием танков этого типа.
  • Заказ у фирмы «Виккерс» 10 танков этого типа по цене 16 000 фунтов стерлингов (160 000 рублей золотом) за танк без вооружения.
  • Дальнейший заказ у фирмы танкеток Карден-Ллойд Mk.VI и лёгких танков Виккерс Mk.E.

Такие условия советской делегацией были сочтены неприемлемыми, и было принято решение от приобретения A6 отказаться и вместо этого создать танк такого класса собственными силами с использованием опыта, полученного при изучении в Великобритании образца A6.[2]

Эскизное проектирование нового танка было поручено факультету моторизации и механизации Военно-технической академии им. Ф. Дзержинского, а также созданному 28 января 1931 года танко-тракторному конструкторскому бюро ВОАО. Оба проекта были готовы к июлю того же года. По результатам их сравнения, руководством Управления моторизации и механизации был выбран имевший индекс Т-28 проект конструкторского бюро ВОАО, основными разработчиками которого были начальник бюро С. Гинзбург, его заместитель В. Заславский и инженеры-конструкторы О. Иванов и А. Гаккель. В конструкции танка были использованы как данные, полученные при изучении A6, так и опыт, накопленный конструкторами в ходе советско-германского сотрудничества начала 1930-х годов (в частности, разработки танка ТГ и испытаний немецких танков на полигоне под Казанью). По первоначальному проекту, танк должен был сохранять общую компоновку A6, иметь вес около 16 тонн и нести вооружение из 45-мм пушки и пулемёта в главной башне и ещё двух пулемётов — в малых. Бронирование танка должно было составлять 20 мм в лобовой части корпуса и 16—17 мм на остальных вертикальных поверхностях, крыша должна была изготовляться из 10-мм, а днище — из 8-мм бронелистов. В качестве силовой установки был выбран авиационный двигатель М-5 мощностью 400 л. с., уже устанавливавшийся на танках БТ-2. Также в конструкции предполагалось широко использовать другие узлы и конструктивные решения уже находившихся в производстве БТ-2 и Т-26.[3]

28 сентября 1931 года Управление моторизации и механизации заключило с ВОАО договор на изготовление рабочих чертежей и сборку двух опытных образцов Т-28 к 1 мая 1932 года. Первый прототип танка, получивший наименование Т-28-1, из неброневой стали, был закончен в мае и совершил первый испытательный пробег 29 мая 1932 года. От изначального проекта прототип отличался установкой более мощного двигателя М-17, а также установкой 37-мм пушки ПС-2 вместо 45-мм, поскольку последняя всё ещё не была готова к тому времени. 11 июня 1932 года Т-28 был продемонстрирован командованию Управления моторизации и механизации РККА. Танк в целом получил положительную оценку, однако военные потребовали установки на него, начиная уже со второго опытного образца, дизельного двигателя ПГЕ, находившегося в то время в разработке, и 76-мм пушки ПС-3. С учётом этих замечаний, а также результатов испытаний первого прототипа, проект Т-28 был в августе-сентябре 1932 года кардинально переработан — в большей или меньшей степени изменены были почти все узлы и системы танка, за исключением лишь двигательной установки, поскольку указанный дизель так и не был доведён до приемлемого уровня. После этого, в конце октября 1932 года, даже не дожидаясь изготовления опытного образца, Советом труда и обороны СССР было принято решение о серийном производстве танка.[3]

Серийное производство

Прототип танка Т-28, 1932 год

Для организации серийного производства Т-28 был выбран ленинградский завод «Красный путиловец» (бывший Путиловский, впоследствии — Кировский). Это объяснялось в первую очередь тем, что по тем временам Т-28 был весьма сложной машиной, и «Красный путиловец» располагал достаточными для освоения его производства производственными мощностями и квалифицированными кадрами. Кроме того, у завода уже был опыт сооружения высокосложных механизмов, таких, как артиллерийские орудия, паровозы, портовые краны и т. п. Немаловажным был также тот факт, что с 1931 года завод выпускал детали подвески танков Т-26 (элементы коробки передач, бортовые редуктора и т. п.).[4] В конце ноября 1932 года на завод поступили рабочие чертежи танка и развёртывание производства было начато.

Однако почти сразу начались проблемы. Оборудование цеха МХ-2, выделенного под производство Т-28, было сильно изношено и плохо приспособлено для изготовления деталей танков, требовавших высокой культуры производства. Чтобы преодолеть эту проблему, были расконсервированы, модернизированы и пущены в работу станки времён Первой мировой войны.[4] Кроме того, по личному распоряжению С. М. Кирова на завод был доставлен ряд станков с других предприятий Ленинграда.[4]

Первая партия из 12 танков была готова к апрелю 1933 года, и уже 1 мая 10 из них прошли в составе парада по московской Красной площади.[4][5] Правда, эти танки были приняты условно, так как нуждались в доработках, не имели оптических прицелов, устройств внешней и внутренней связи и т. п. После парадов танки отправидись обратно на завод.

Но, несмотря на первые успехи, освоение Т-28 в производстве шло медленно и сталкивалось с большим количеством трудностей. Первый госзаказ Управления механизации и моторизации (УММ) РККА, выданный в 1933 году, предусматривал выпуск 90 танков Т-28. Завод же до конца года с большим трудом смог собрать 41 машину.[4] Для исправления ситуации была проведена капитальная модернизация цеха МХ-2, в котором собирались Т-28, необходимые станки и оборудование были заказаны за границей. Кроме того, осенью 1933 года на заводе было организовано специализированное танковое КБ, получившее название СКБ-2, первой задачей которого стала доработка Т-28 для ускорения его производства. Руководителем СКБ-2 в тот период был Олимпий Митрофанович Иванов.

Развернуть стабильное серийное производство удалось только в 1934 году, когда закончилась реконструкция цеха и были налажены прочные связи со всеми поставщиками комплектующих для танка. Однако окончательно чертежи и технология производства танков были отработаны только к началу 1936 года. К этому времени в конструкцию танка уже было внесено свыше 700 мелких изменений. Именно длительным освоением в производстве объясняется тот факт, что Т-28 выпуска 1933—1935 страдали многими «детским болезнями» бронетехники, из-за чего танки задерживались военной приёмкой, а в военные части, уже получившие танки Т-28, приходилось направлять заводские ремонтные бригады.

Положительную роль в разворачивании серийного роизводства сыграл также тот факт, что в 1936 году цех МХ-2 наконец освободили от посторонних заказов — до этого он, параллельно с Т-28, производил сборку 15- и 75-тонных кранов и прессов, что отвлекало и без того немногочисленные рабочие кадры.[6]

Сборка танков Т-28 в цехе Кировского завода. 1935 год

Производство комплектующих для Т-28, начиная с 1934 года, осуществляли следующие заводы[7]:

  • Бронекорпуса и башни — Ижорский завод (г. Колпино)
  • Двигатели М-17 — завод № 26 (г. Рыбинск)
  • КПП — завод «Красный Окртябрь» (г. Ленинград)
  • Топливные баки, воздушные фильтры, боеукладки — завод № 7 (г. Ленинград)
  • Подшипники — Государственный подщипниковый завод (г. Москва)
  • Приборы (манометры, термометры, спидометры, тахометры) — завод № 213 (г. Москва)
  • Радиостанции — завод № 203 (г. Москва)

На Кировском заводе осуществлялось изготовление остальных деталей и сборка танка.

Серийный выпуск танка осуществлялся в течение восьми лет, с 1933 по 1940.

Общее производство танков Т-28 по годам[8]:
Год 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 Всего
Годовой план, шт. 90 30 100  ? 90 135  —
Фактический выпуск, шт. 41 50 32 101 39 96 131 13 503
Заводской ремонт танков, шт.  —  ?  ?  ? 14 50 24 96*
Выпуск запасных частей
к танкам, тыс. рублей.**
 — 500 1000 2172 4000 8200 6530  —
* Указан только ремонт, без учёта экранировки танков
** Исходя из средней стоимости одного танка Т-28 (248—250 тыс. руб.), выпуск запчастей по затратам эквивалентен выпуску примерно 89 танков. Учитывая общее число изготовленных танкв, можно сделать вывод, что производство запчастей на Кировском заводе было довольно низким и не обеспечивало в полной мере нужд армии.

Из приведённой таблицы видно, что, начиная с 1934 года, Кировский завод, в большинстве случаев, не только следовал графику производства Т-28, но и несколько перевыполнял его. Резкое снижение объёмов выпуска танков в 1937 году объясняется планировавшимся принятием на вооружение танка Т-29 — колёсно-гусеничного варианта Т-28, однако проект Т-29 так и не вышел из стадии опытных образцов, и в 1938 году производство Т-28 было возобновлено в прежнем объёме.[9]

Ряд источников содержат указание на 523 машины, как на общее число иготовленных танков Т-28[10], однако большинство источников сходятся на 503 экземплярах.[7][11][12]

Помимо различных изменений конструкции базовой модели, в процессе серийного производства предпренимались неоднократные попытки модернизации танка. В частности, проводились работы по улучшению трансмиссии и бортовых редукторов, вылившиеся в создание танков Т-28А и Т-28А-2 (см. ниже).

Описание конструкции

Т-28 представлял собой средний танк классической трёхбашенной компоновки с двухъярусным расположением вооружения. Моторно-трансмиссионное отделение находилось в кормовой части танка, а отделение управления, совмещённое с боевым — в лобовой. Танк имел противопульное бронирование. Экипаж танка состоял из шести человек: механика-водителя; командира, выполнявшего также функции стрелка из башенного пулемёта и заряжающего пушки; радиста, выполнявшего также функции второго заряжающего; наводчика и двух стрелков пулемётных башен.

Броневой корпус

Проекции танка Т-28 образца 1935 года (с пушкой КТ-28 и поручневой антенной)
Проекции танка Т-28 образца 1938 года (с пушкой Л-10)

Корпус танка — коробчатой формы, полностью сварной (из гомогенной брони) или клёпано-сварной (из цементированной брони). Клёпано-сварные корпуса имели танки выпуска конца 1936-начала 1938 и 1939—1940 годов, в остальные годы выпускались танки с полностью сварными корпусами. В течение 1938 года выпускались танки с корпусами обоих типов. Корпус собирался из катаных бронелистов толщиной от 13 до 30 мм, сваренных между собой встык. Для увеличения обзора механика-водителя и уменьшения мёртвого пространства перед танком передняя часть корпуса была скошена. В целях увеличения защищённости стыки верхнего переднего наклонного, лобового вертикального и переднего листа днища прикрывались дополнительными наугольниками.

Функционально корпус делился на четыре отделения: управления, боевое, силовое и отделение силовой передачи. Боевое отделение отгораживалось от моторного перегородкой с люком для доступа к двигателю.

Сверху к переднему наклонному листу между пулемётных башен приваривались вертикальные стенки верхней части кабины механика-водителя. Спереди кабина прикрывалась откидной бронедверцей с открывающимся вверх лючком. Лючок имел смотровую щель, закрывавшуюся триплексом. Сверху кабина закрывалась ещё одним люком, облегчавшим посадку механика-водителя. В ходе Зимней войны на части танков передняя дверца механика-водителя усиливалась дополнительным 20-мм бронелистом, а вокруг самой кабины наваривалось ограждение, предохранявшее дверцу от заклинивания осколками снарядов при артобстреле.

Снаружи корпуса по обоим бортам напротив боевого отделения крепились ящики для приборов дымопуска. На танках разных годов выпуска ящики различались конфигурацией. Для доступа к приборам дымопуска изнутри боевого отделения в бортах корпуса имелись два круглых отверстия.

К днищу корпуса вдоль моторного отделения была приварена рама двигателя, первичной передачи вентилятора и КПП. Рама для прочности укреплялась двумя подкосами с каждой стороны, служившими одновременно опорой для радиаторов. Справа и слева от подмоторной рамы в отделении трансмиссии располагались вертикальные ниши для бензобаков.

На крыше моторного отделения имелся откидной люк с колпаком воздухозаборника посередине. Справа и слева от люка имелись жалюзи, обеспечивающие доступ воздуха к радиаторам. За моторным отделением на крыше устанавливался глушитель, прикрытый дополнительным бронещитком.

Над трансмиссионным отделением в съёмном бронелисте устанавливался вентилятор, прикрытый сверху бронеколпаком с жалюзи, конфигурация которых также различалась в зависимости от года выпуска танка.

В днище корпуса имелось 7 лючков для доступа к различным агрегатам двигателя и трансмиссии, а также люк экстренной эвакуации экипажа через днище.

Башни танка

Башни танка размещались в два яруса. На первом располагались две малые пулемётные башни, на втором — главная башня с пушечным вооружением.

Как и корпуса, главные башни выпускались двух типов — сварные и клёпано-сварные. По конструкции главная башня была идентична главной башне тяжёлого танка Т-35. Башня имела эллиптическую форму с развитой кормовой нишей и собиралась из катаных бронелистов толщиной 15—20 мм. Крыша башни была усилена рёбрами жёсткости, выполненными в форме выштамповок в виде большой звезды и двух полос с закруглёнными краями. Первоначально в крыше башни имелся один прямоугольный люк, который в 1936 году был заменён двумя — круглым люком наводчика с установкой под зенитную турель и прямоугольным люком командира. В передней части крыши башни имелось два отверстия для перископических приборов, защищённых бронеколпаками, в задней части справа — отверстие антенного ввода. Снаружи башни по бортам на восьми кронштейнах могла крепиться поручневая антенна. На правой и левой стенках башни имелись смотровые щели, закрытые триплексами и — под ними — амбразуры для стрельбы из личного оружия, закрываемые бронезадвижками. В передней части башни на цапфах устанавливалась 76,2-мм пушка, справа от неё в независимой шаровой установке помещался пулемёт ДТ (угол горизонтального обстрела ±30°, угол возвышения +30°, снижения — −20°). В задней стенке кормовой ниши башни имелась вертикальная щель для бугельной установки пулемёта, вместо которой с 1936 года была введена стандартная шаровая установка. Кроме того, на правой стенке ниши размещалась радиостанция. Для удобства экипажа главная башня снабжалась подвесным полом, приподнятым над днищем корпуса и закреплённым к погону башни четырьмя кронштейнами. Сверху пол был прикрыт резиновым рифлёным листом. Справа и слева от пушки устанавливались высокие сидения командира и наводчика (соответственно), имевшие на своих стойках вращающиеся боеукладки барабанного типа на 6 снарядов каждая. Между сидениями со сдвигом к передней части башни устанавливалась стойка на 8 снарядов (на танках первой серии — на 12 снарядов) и шесть магазинов к пулемётам. На задней стойке подвесного пола шарнирно крепилось откидное сидение радиста (он же заряжающий).

Башня имела круговое вращение. Механизм поворота башни оснащался электрическим и ручным приводами.

Последние 13 серийных танков, выпущенные в 1940 году, имели главные башни конической формы, также аналогичные по конструкции конической башне танка Т-35.

Малые пулемётные башни также были идентичны по конструкции пулемётным башням Т-35 (единственное отличие — отсутствие у башен Т-28 колец рымов[13]). Обе башни были одинаковы по своему устройству, круглые, с выступом в передней части для шаровой установки пулемёта, и различались только размещением смотровых щелей и амбразур для стрельбы из личного оружия. Вооружались башни одним пулемётом ДТ. Привод поворота башни — ручной. Каждая башня могла вращаться от упора в стенку кабины механика-водителя до упора в стенку корпуса танка, горизонтальный угол обстрела пулемёта при этом составлял 165°. Стрелок размещался на поворотном сидении регулируемой высоты, установленном на днище корпуса. Для посадки стрелка в крыше башни имелся один большой люк прямоугольной формы с закруглением вверху.

Экранирование танков

Схема экранировки танка Т-28, 1940 год.

Применение танков Т-28 в Зимней войне выявило недостаточность их бронирования, в результате чего была разработана схема дополнительного экранирования танка. Танки экранировались в заводских условиях методом приваривания дополнительных бронелистов толщиной 20—30 мм к корпусу танка и башням. Экранирование позволило довести толщину брони лобовых частей корпуса танка до 50—60 мм, а башен и верхней части бортов — до 40 мм. Это серьёзно повысило защищённость машины, хотя и отрицательно сказалось на её динамических характеристиках, поскольку масса танка возросла до 32 тонн. Экранирование танков производилось на Кировском заводе в 1940 году. Экранированные танки получали индекс Т-28Э («экранированный»). Планировалось произвести экранирование всех имевшихся в наличии машин (свыше 400), но, согласно документам, всего было заэкранировано 111 танков, из них 103 — полностью и 8 — частично.[14] Большинство экранированных машин поступало в части Ленинградского военного округа (около 80 %), 15 % машин — в Киевский ОВО, и лишь две машины — в Западный ОВО.[15]

Вооружение

Основным вооружением Т-28 являлась 76,2-мм танковая пушка. Изначально танки вооружались пушкой модели КТ-28 («Кировская танковая») образца 1927/32 года. Специально разработанная для Т-28, пушка использовала доработанную качающуюся часть 76-мм полковой пушки образца 1927 года со следующими изменениями:

  • укорочена длина отката с 1000 до 500 мм;
  • увеличено количество жидкости в накатнике с 3,6 до 4,8 л;
  • усилены салазки путём утолщения их стенок с 5 до 8 мм;
  • введён новый подъёмный механизм, ножной спуск и новые прицельные приспособления, удовлетворяющие условиям работы танкового экипажа.

Пушка КТ-28 имела длину ствола в 16,5 калибров. Начальная скорость 7-килограммового осколочно-фугасного снаряда составляла 262 м/с, 6,5-килограммового шрапнельного — 381 м/с.

Пушка устанавливалась в лобовой части главной башни в маске на цапфах. Максимальный угол возвышения пушки составлял +25°, склонения — −5°. Подъёмный механизм пушки — секторного типа, ручной.

Пушка КТ-28 предназначалась для борьбы с огневыми точками противника и небронированными целями, и вполне удовлетворяла возлагавшимся на неё задачам. Могущество же её бронебойного снаряда в силу невысокой начальной скорости было весьма низким. Надо сказать, что откровенная слабость пушки КТ-28 в борьбе с бронированными целями служила источником множества нареканий со стороны военных. Собственно, самими конструкторами танка пушка КТ-28 в качестве основного вооружения рассматривалась, как вре́менная мера — впоследствии танки планировалось вооружать 76,2-мм универсальной танковой пушкой ПС-3. Однако по ряду причин её так и не удалось доработать до приемлемого уровня и запустить в производство.

Начиная с 1938 года и вплоть до окончания производства в 1940 году Т-28 вооружались новой 76,2-мм танковой пушкой Л-10. Пушка Л-10 имела ствол длиной в 26 калибров и бо́льшую в сравнении с КТ-28 начальную скорость (555 м/с), что позволяло её бронебойному снаряду пробивать броню толщиной до 50 мм на расстоянии в 1000 м при угле встречи в 60° к нормали. Это существенно повысило боевые возможности танка, хотя по надёжности и удобству эксплуатации Л-10 ощутимо уступала КТ-28.[16] Кроме новопроизводившихся машин, пушкой Л-10 перевооружались танки, поступавшие на Кировский завод для ремонта. Точных данных об общем количестве танков, вооружённых пушками Л-10, нет, однако по имеющимся данным можно предположить, что к 1941 году пушкой Л-10 были вооружены около 300 танков Т-28 (из примерно 450, имевшихся в наличии).[16]

Для наведения орудия на цель использовались телескопический прицел ТОП образца 1930 года и перископический прицел ПТ-1 образца 1932 года.

Схема размещения боеукладок в танке Т-28

Боекомплект пушки составлял 69 унитарных выстрелов, размещавшихся в укладках на бортах корпуса (49 штук), в стойке на подвесном полике башни (8 шт.) и во вращающихся барабанных установках под сидениями командира и наводчика (по 6 шт.) (применение вращающейся боеукладки — характерная особенность танков Т-28 и Т-35). В боекомплект танков с пушками КТ-28 входили только осколочно-фугасные и шрапнельные снаряды, а в танках, оснащённых пушками Л-10 — также и бронебойные.

Вспомогательное вооружение Т-28 состояло из четырёх 7,62-мм пулемётов ДТ, расположенных в шаровых установках. Один из них размещался в лобовой части главной башни в автономной установке, справа от пушки, другой размещался в кормовой нише. Изначально кормовой пулемёт не имел своей установки, а был съёмным (на бугельной установке) и вёл огонь через закрывавшуюся броневой крышкой вертикальную амбразуру. Начиная с 1936 года, в кормовой нише башни устанавливалась стандартная шаровая установка. По одному пулемёту устанавливалось в малых башенках, каждая из которых имела горизонтальный сектор наводки 165°. На танках последних серий на люке наводчика устанавливалась также зенитная турельная установка П-40 с пулемётом ДТ, снабжённым для стрельбы по воздушным целям коллиматорным прицелом (таким образом, общее количество пулемётов танка доводилось до пяти).

Боекомплект пулемётов составлял 7938 патронов в 126 барабанных магазинах по 63 патрона каждый. Магазины для пулемётов главной башни укладывались в стеллажах на бортах корпуса и в кормовой нише. Оригинально была решена укладка магазинов для пулемётов малых башен — по обе стороны от механика-водителя на правом и левом бортах находилось по одному вращающемуся в вертикальной плоскости барабану, в каждом из которых было уложено по 40 магазинов к пулемётам (8 секторов по 5 магазинов).

Двигатель и трансмиссия

Двигатель танка — V-образный авиационный карбюраторный М-17Т водяного охлаждения, эксплуатационной мощностью 450 л. с. при 1400 об./мин. Максимальная мощность составляла 500 л. с. при 1450 об./мин (попытки установки на танк дизельного двигателя успеха не имели). Степень сжатия — 5,3, сухая масса двигателя — 553 кг. Карбюраторов — два, типа КД-1 (на каждую группу цилиндров). Водяное охлаждение двигателей осуществлялось при помощи радиаторов общей ёмкостью 100 л. На машинах первой серии радиаторы имели разное число секций. Два бензобака ёмкостью 330 л каждый располагались вдоль бортов в трансмиссионном отделении. Подача топлива — под давлением, бензопомпой. В качестве топлива использовался бензин марок Б-70 и КБ-70. Масляный насос — шестерёнчатый (на танках первой серии — поршневой). Зажигание — от магнето. На танках первой серии использовались магнето «Сцинтилла», на последующих — магнето «Электрозавод».

Трансмиссия состояла из главного фрикциона сухого трения, пятискоростной коробки перемены передач (пять передач вперёд, одна назад), многодисковых сухих бортовых фрикционов и двухрядных бортовых передач с ленточными тормозами. Коробка передач имела блокировочное устройство, предотвращавшим переключение передач при невыключенном главном фрикционе.

Ходовая часть

Тележка ходовой части танка Т-28, 1934.

Подвеска была разработана в основном по типу танка фирмы «

Ходовая часть применительно к одному борту состояла из 12 парных опорных катков малого диаметра, сблокированных при помощи балансиров в 6 кареток с пружинным подрессориванием. Каретки, в свою очередь, сблокированы в две тележки, подвешенные к корпусу на двух точках.

Наружный диаметр опорного катка — 350 мм. Изначально все опорные катки имели резиновые бандажи. Начиная с 1936 года на две каретки в самой загруженной части танка (4-ю и 5-ю) стали устанавливать цельнометаллические катки без бандажей. Также имелись 4 обрезиненных поддерживающих ролика диаметром 280 мм. Ведущие колеса — цевочного зацепления с диаметром делительной окружности 720 мм и 17-ю зубьями, заднего расположения. Зубчатые венцы — съёмные. Направляющие колеса — литые со стальным штампованным ободом и резиновым бандажом. Наружный диаметр колеса — 780 мм. Натяжное приспособление — винтовое, с помощью кривошипа. Мелкозвенчатая гусеничная цепь длиной 15800 мм состояла из 121 стального литого трака. Ширина трака — 380 мм, длина — 170 мм, шаг гусеничной цепи — 130 мм.

Электрооборудование

На машинах первой партии устанавливалось импортное электрооборудование напряжением 12 В, но затем, с конца 1933 года, перешли на отечественное оборудование, напряжением 24 В.

Мощность генератора — 1000 Вт.

Внутреннее освещение и электрооборудование машины включало: 3 лампочки щитка водителя, 2 переносных лампочки, 6 штепсельных розеток (3 в главной башне, по одной — в малых и одна в отделении трансмиссии), 4 плафона (2 в главной башне и по одному — в малых).

Для освещения дороги в ночное время танк имел две складные фары, снабжённые броневыми кожухами (аналогичны использовавшимся на Т-26). На корме танка на надгусеничных полках размещалось два задних габаритных фонаря с откидными крышками. Также на ряд танков устанавливались две фары-прожектора для ночной стрельбы (так называемые «фары боевого света»), размещавшиеся на маске орудия, либо непосредственно над его стволом, либо по обе стороны от него.

Для подачи звуковых сигналов имелся гудок «ЗЕТ» вибраторного типа.

Средства наблюдения и связи

Средства наблюдения на Т-28 представляли собой простые смотровые щели, закрытые с внутренней стороны сменным триплексным стеклоблоком, обеспечивавшим защиту от пуль, осколков снарядов и брызг свинца при обстреле бронебойными пулями. По одной смотровой щели располагалось по бортам главной башни, по внешним бортам пулемётных башен и в крышке люка механика-водителя. Кроме этого, командир танка располагал перископическим панорамным прибором наблюдения ПТК, защищённым бронеколпаком.

Для внешней связи все танки Т-28 оснащались радиостанциями. На танки ранних выпусков устанавливалась радиостанция 71-ТК, обеспечивавшая связь на дистанцию в 18—20 км. С 1935 года на танк стали устанавливать радиостанцию 71-ТК-2 с увеличенной до 40—60 км дальностью связи, но из-за ненадёжности (радиостанция постоянно перегревалась) её уже с 1936 года заменили более совершенной 71-ТК-3, ставшей наиболее массовой танковой радиостанцией довоенных лет. 71-ТК-3 — приёмо-передающая, телефонно-телеграфная, симплексная радиостанция с амплитудной модуляцией, работающая в диапазоне частот 4—5,625 МГц и обеспечивающая дальность связи телефоном на ходу до 15 км и на стоянке до 30 км, а телеграфом на стоянке — до 50 км. Масса радиостанции без антенны — 80 кг.

На машинах выпуска 1933—1935 годов были проблемы с экранировкой электрооборудования, вследствие чего возникали сильные радиопомехи. Позднее благодаря блокировке электросхемы с помощью конденсаторов от помех удалось избавиться.

Большинство Т-28 оборудовалось антенной поручневого типа, лишь на танках выпуска 19391940 года стали устанавливаться штыревые антенны.

Для внутренней связи Т-28 оснащались танковым переговорным устройством (танкофоном) ТПУ-6 на всех шестерых членов экипажа. На машинах первой серии устанавливался прибор типа «Сафар».

Дополнительное оборудование

Противопожарное оборудование включало в себя стационарный огнетушитель с четырёххлористым углеродом ёмкостью 3 л, установленный под правым радиатором и приводившийся в действие специальной кнопкой с места механика-водителя или командира танка. Кроме того, имелось два ручных огнетушителя.

Танк оборудовался двумя приборами дымопуска ТДП-3, установленными на бортах в специальных ящиках.

ЗИП

Снаружи к корпусу крепился ЗИП в составе двух 15-тонных домкратов, двух лопат, топора, двуручной пилы, двух ломов, специального стального бруска для снятия катков, буксирных тросов, брезента, запасных катков и запасной каретки нижней подвески. Схема укладки ЗИП существенно различалась в зависимости от года выпуска. На часть танков монтировалась специальная решётка для укладки брезента.

Основные серийные модификации

  • Т-28-1 — предсерийный образец (1932). Вооружение: 45-мм пушка образца 1932 и три пулемёта ДТ.
  • Т-28 образца 1933 — первый серийный образец производства 1933—1934 годов. Вооружение: 76,2-мм пушка КТ-28 и 4 пулемёта ДТ. Выпущена 41 машина.
  • Т-28 образца 1934 — основной серийный образец производства 1934—1938 годов. Вооружение: 76,2-мм пушка КТ-28 и 4—5 пулемётов ДТ. Выпущено 266 машин.
  • Т-28 образца 1938 — основной серийный образец производства 1938—1940 годов. Вооружение: 76,2-мм пушка Л-10 и 5 пулемётов ДТ. Выпущена 131 машина.
  • Т-28 образца 1940 — танк с конической главной башней производства 1940 года. Вооружение: 76,2-мм пушка Л-10 и 5 пулемётов ДТ. Выпущено 13 экземпляров.
  • Т-28Э — экранированный вариант танка Т-28. Экранировка ранее построенных машин производилась в 1940 году. Всего заэкранировано 111 танков.
  • Т-28А — «скоростной» танк Т-28. За счёт переконструирования бортового редуктора и коробки передач удалось поднять скорость танка до 56 км/ч по шоссе и 46 км/ч по рокаде. С июня по декабрь 1936 года в рамках изготовления серийных танков было изготовлено 52 машины. Дальнейшее производство танков этой модификации было свёрнуто ввиду планировавшегося принятия на вооружение танка Т-29.

Экспериментальные образцы танка Т-28

  • Т-28А-2 — один из «скоростных» танков Т-28А, в опытном порядке оснащённый трансмиссией изменённой конструкции, что позволило достичь скорости в 65 км/ч по шоссе. Выпущен осенью 1936 года.
Танк Т-28ПХ на испытаниях, сентябрь 1937 года
  • Т-28ПХ (Т-28 подводного хождения) — серийный танк, на который в опытном порядке было установлено оборудование для преодоления по дну водных преград глубиной до 4,5 м (1937).

В целях обеспечения возможности подводного хождения, корпус танка Т-28ПХ и его вооружение герметизировалось, а для питания двигателя воздухом и отвода выхлопных газов под водой устанавливались специальные приспособления. Оборудование было изготовлено в мастерских НИБТ Полигона в Кубинке. Испытания танка проводились в августе-декабре 1937 года в естественных водоёмах Московской области. Экипаж работал в лёгких водолазных аппаратах типа ИПА-2 и ИПА-3. Всего было произведено 27 заездов на различную глубину. Общая продолжительность подводного хождения танка составила 6 ч 35 мин, из них 4 ч 44 мин — с работающим двигателем. При этом длительность единичного погружения была доведена до 60 минут, а непрерывная работа двигателя под водой — до 27.

Однако не обошлось без ЧП. 4 сентября 1937 года на 18-й минуте четвёртого заезда, на глубине 2780 мм, двигатель, работавший до этого нормально, при 1000—1100 об./мин, стал давать перебои, самопроизвольно меняя число оборотов. Через 40—50 секунд в моторном отделении танка произошёл взрыв. От резкого перепада давления были вырваны крепления люков водителя, правой малой башни, люка наводчика главной башни и подмоторного люка, а также нарушена герметизация ряда уплотнений жалюзи. В итоге танк залило водой. К счастью, обошлось без жертв — экипаж сумел покинуть машину.

По результатам испытаний был сделан вывод, что в данном виде оборудование подводного хода имеет ряд конструктивных недостатков и в целом не в полной мере соответствует предъявленным тактико-техническим требованиям. В то же время даже при самом поверхностном устранении выявленных дефектов подводное хождение Т-28 признавалось вполне возможным. При устранении всех недостатков Т-28ПХ мог успешно использоваться при форсировании водных преград глубиной до 4 м и шириной до 1 км при максимальной скорости течения до 1 м/с.

Комиссией, проводившей испытания, было признано необходимым изготовить эталонный образец Т-28ПХ в заводских условиях. Однако никакой информации о последующих разработках по Т-28ПХ нет.[17]

Машины, созданные на базе Т-28

  • Т-29 — экспериментальный средний колёсно-гусеничный танк, созданный по аналогичной с Т-28 компоновочной схеме и с использованием его узлов и агрегатов. Вооружение: 76,2-мм пушка КТ-28 (ПС-3 или Л-10) и 4—5 пулемётов ДТ. Выпущено несколько опытных образцов.[18]
Мостовой танк ИТ-28 на испытаниях. НИБТ Полигон в Кубинке, июнь 1940 года.
  • ИТ-28 — инженерный танк-мостоукладчик, спроектированный в 1936—1940 годах. Весной 1940 года Т-28 № 1638 в опытном порядке был переделан в ИТ-28. Вместо башен и подбашенной коробки устанавливалась восьмигранная рубка, на которую устанавливался двухколейный мост длиной 13,3 м с мостовым приводом и рычагами наводки. По итогам испытаний было установлено, что время наводки моста составляет 3—5 минут, а прочность механизмов привода и самого моста достаточны для прохождения танков массой до 50 т. Собственный вес машины составлял 24 тонны, вооружение состояло из 2 пулемётов ДТ. Машина была оценена военными в принципе положительно, но выявленные недостатки требовали доработки, которая так и не была проведена. Все дальнейшие работы по ИТ-28 были свёрнуты.[19]
  • СУ-8 — опытная зенитная самоходная артиллерийская установка на базе танка Т-28 (1935). Вооружение: 76,2-мм зенитная пушка образца 1931 и пулемёт ДТ. Выпущен опытный образец.[9]
  • 152,4-мм самоходная мортира — опытная самоходная артиллерийская установка (1932). Использовалось шасси танка Т-28. Вооружение: 152,4-мм мортира образца 1931 и два пулемёта ДТ.[9]
  • 152,4-мм самоходная береговая пушка — опытная самоходная артиллерийская установка (1933). Использовалось шасси танка Т-28. Вооружение: 152,4-мм морская пушка Б-10.[9]
  • Су-14 и Су-14-1 — самоходные артиллерийские установки (1935, 1936 годы). Созданы с использованием узлов и агрегатов танков Т-28 и Т-35. Вооружение: 203-мм гаубица Б-4 или 152,4-мм морская пушка Б-10. Выпущены опытные образцы.[9]
  • Танк-электротральщик на базе Т-28 — экспериментальный электротральщик для создания проходов в минных заграждениях (1940). На танке вместо главной башни устанавливалась рубка с генератором и другим оборудованием. Генератор создавал перед танком электромагнитное поле ультравысокой частоты, позволявшее подрывать мины с электродетонаторами. 14 апреля 1940 года электротральщик прошёл успешные испытания, но по ряду причин не был запущен в серийное производство. Позже аналогичная машина проектировалась на базе танка КВ-1.[19]
  • МБВ — моторный броневой вагон. Создан на основе использования агрегатов, узлов и орудийных башен танка Т-28. Вооружение: три 76,2-мм пушки КТ-28 (или Л-11, которые в период Великой Отечественной войны были заменены на Ф-34), 8 пулемётов ДТ и 4 пулемёта «Максим». Выпущено 2 экземпляра.[9]
  • Т-112 — опытный средний танк, представлявший собой Т-28 с подвеской по типу тяжёлого танка Т-35. Разработан КБ Кировского завода под руководством Ж. Котина в 1938 году. Не вышел из стадии чертежей.[20]

Кроме того, башни танков Т-28 использовались для вооружения бронекатеров проекта 1124.[21]

Вооружение, испытывавшееся на базе Т-28

  • 76,2-мм пушка Л-11 — создана в КБ Кировского завода в начале 1938 года для замены пушки Л-10 в качестве основного вооружения Т-28, а также для оснащения перспективных тяжёлых и средних танков. Испытывалась на танке Т-28 в 1939 году параллельно с созданной для тех же целей пушкой Ф-32, показав примерно схожие с последней результаты. Однако, из-за большей сложности и стоимости, на вооружение принята не была.[22]
  • 76,2-мм пушка Ф-32 — создана в ОКБ-92 Горьковского артиллерийского завода № 92 под руководством В.Г. Грабина. Предназначалась для тех же целей, что и Л-11 и использовала в конструкции качающуюся часть 76,2-мм дивизионной пушки Ф-22. Испытывалась на Т-28 параллельно с Л-11 в 1939 году и показала примерно сопоставимые с ней результаты. Благодаря меньшей стоимости и большей технологичности производства, по результатам испытаний выбор был сделан в пользу Ф-32, и в январе 1940 года пушка была принята на вооружение РККА. Однако планировавшееся перевооружение Т-28 так и не было произведено.[22]
  • 85-мм пушка Ф-30 — разработана под руководством В. Грабина в начале 1939 года как танковое орудие большой мощности. В начале лета 1939 года образец орудия проходил испытания возкой и на искуственном откате на танке Т-28 (орудие устанавливалось в башню). Испытания стрельбой было решено не проводить, поскольку при использовании орудия расчётная реакция отдачи на погон превышала допустимую.[23]
  • 95-мм пушка Ф-39 — разработана в ОКБ-92 Горьковского артиллерийского завода № 92 на базе 85-мм орудия Ф-30 в начале 1940 года. Осенью 1940 года испытывалась возкой и на искуственном откате в башне танка Т-28 (по-видимому, того же, что использовался для испытания пушек Ф-32 и Ф-30).[24]

Оборудование, испытывавшееся на базе Т-28

  • Катковый минный трал нажимного действия — испытывался на Т-28 в мае-июле 1939 года. Трал проделывал два прохода перед гусеницами танка шириной по 600 мм. В ходе испытаний выяснилось, что каждая каретка катков в состоянии подорвать 2—3 противотанковые мины типа ТМ-35, снаряжённые 2600—2800 г тола, после чего она нуждалась в восстановлении. Скорость траления достигала 10— 12 км/ч. Для установки трала на танк требовалось 1 ч 40 мин. Габаритные размеры танка с тралом составили: длина — 8160 мм, ширина — 3216 мм. Масса трала — 2110 кг. По результатам испытаний был сделан вывод, что, несмотря на ряд положительных качеств трала, его конструкцию необходимо улучшить, чтобы добиться большей живучести (10—15 взрывов под кареткой) и маневренности. Было признано необходимым изготовить 2—3 образца для полигонных испытаний и провести их в 1940 году в летних и зимних условиях, однако дальнейшие испытания не проводились.[25]
  • Бойковый минный трал ТР-28 — испытывался на Т-28 в июле-августе 1940 года. Трал был разработан инженерами Белогуровым и Колоевым по опыту Зимней войны и предназначался для обеспечения проходов шириной 3,5 м в минных полях. Трал состоял из барабана, к которому крепились тросы с грузиками на концах, и цепной передачи с приводом от ленивца танка. Вращаясь, тросы с грузами ударяли по земле и вызывали детонацию мин. Испытания показали, что конструкция трала в принципе удачна, но нуждается в доработке.[25]
  • Торсионная подвеска — испытывалась в феврале-марте 1939 года в рамках проектных и конструкторских работ СКБ-2 по танку СМК. Для испытаний на серийном Т-28 (заводской номер 1552) была демонтирована штатная подвеска и установлена торсионная. Торсионные валы размещались непосредственно под днищем машины, а для ограничения хода балансиров были установлены стальные упоры с резиновыми демпферами. В ходе испытаний танк прошёл 1851 км. Были опробованы три типа опорных катков, различавшиеся диаметром, массой и типом упругого элемента. Испытания показали общую надёжность работы торсионной подвески, которая в доработанном виде была применена на экспериментальных танках СМК и КВ. Кроме того, торсионная подвеска была рекомендована для применения при постройке новых Т-28, однако в производстве Т-28 с торсионной подвеской по ряду причин так и не были освоены.[26]

Операторы

Эксплуатация и боевое применение

Т-28 в РККА

Схема организации ттбр РККА образца 1936 года

В 1933 году первые 10 танков Т-28 поступили на вооружение 2-го отдельного танкового полка Ленинградского военного округа, затем в 1-й, 3-й и 4-й танковые полки. 12 декабря 1935 года приказом Наркома обороны танковые полки были развёрнуты в отдельные тяжёлые танковые бригады (сокращённо ттбр или тб). В соответствии с этим приказом, ттбр состояла из трёх линейных танковых батальонов, учебного батальона, батальона боевого обеспечения и других подразделений. В своём составе ттбр имела 54 танка Т-28, 16 танков БТ, 18 танков Т-26 и 3 огнемётных танка БХМ-3, а также многочисленные автомобили. Личный состав бригады составлял 1400 человек.

Всего было сформировано 4 ттбр — 1-я, 4-я, 5-я и 6-я (на базе 1-го, 3-го, 4-го и 2-го отдельных танковых полков соответственно). 1-я ттбр дислоцировалась в Смоленске (Белорусский военный округ), 4-я ттбр — в Киеве (Киевский военный округ), 5-я ттбр — в Харькове (Харьковский военный округ) и 6—я ттбр им. С. М. Кирова — в Слуцке (Ленинградский военный округ). При этом интересно, что на вооружении 5-й ттбр помимо Т-28 состояли тяжёлые танки Т-35.

Приказом Наркома обороны от 21 мая 1936 года тяжёлые танковые бригады были выделены в резерв Главного Командования (РГК). Основное предназначение этих частей определялось как «качественное усиление стрелковых и танковых соединений при прорыве укреплённых позиций противника». В соответствии с этим предназначением была разработана программа, по которой готовили личный состав ттбр. Подготовка танкистов на Т-28 осуществлялась во 2-й запасной танковой бригаде ЛВО, Орловском бронетанковом училище, а также на Ленинградских бронетанковых курсах улучшения комсостава.

В соответствии с Уставом РККА, расчёт боевого экипажа танка Т-28 по состоянию на январь 1936 года выглядел следующим образом (сохранена орфография и пунктуация оригинала)[28]:

Командир танка (лейтенант) — помещается в главной башне № 1 справа от орудия у перископа. Ведёт огонь из ДТ, заряжает с помощью радиста орудие, командует танком.

Техник танковый младший (воентехник 2 ранга) — помещается в передней части танка в отделении управления. Непосредственно управляет движением танка, отвечает за его техническое состояние. Вне боя руководит подготовкой механиков-водителей и моториста.

Механик-водитель (старшина) — помещается в башне № 2 (левая пулемётная), ведёт огонь из пулемёта, обеспечивает уход за мотором.

Командир артиллерийской башни (младший командир взвода) — помещается в башне № 1 слева, ведёт огонь из 76 мм орудия. Отвечает за состояние вооружения танка. Вне боя руководит подготовкой пулемётчиков.

Командир пулемётной башни № 3 (отделённый командир) — помещается в башне № 3 (правая пулемётная), ведёт огонь из пулемёта. Обеспечивает уход за ходовой частью танка.

Радиотелеграфист (отделённый командир) — помещается в башне № 1, обслуживает радиостанцию, в бою помогает заряжать орудие.

Механик-водитель младший (младший командир взвода) — находится вне танка. Обеспечивает постоянный уход, чистку и смазку трансмиссии и ходовой части в предбоевой обстановке и после боя.

Моторист (младший технический состав) — находится вне танка. Обеспечивает постоянный уход за мотором, его чистку и смазку.

Танки Т-28 образца 1936 года проходят в составе парада по Красной площади. Москва, 7 ноября 1939 года.

В 1939 году тяжёлые танковые бригады были переведены на новый штат, а также сменили нумерацию: 5-я ттбр стала 14-й, 4-я ттбр — 10-й, 1-я ттбр — 21-й, а 6-я ттбр — 20-й им. Кирова.

До 1939 года Т-28 не применялись в боевых действиях, однако неоднократно участвовали в войсковых манёврах и учениях (впервые — в январе 1934 года). При этом нередко имели место положительные отзывы о тактико-технических характеристиках танков, а вот к качеству и надёжности машин были претензии.

Кроме того, с 1933 года и вплоть до начала Великой Отечественной войны Т-28 регулярно принимали участие в военных парадах 1 мая и 7 ноября в Москве (Красная площадь, около 20 машин), Ленинграде (Дворцовая площадь, 10—12 машин) и Киеве (Крещатик, 10—12 машин).

В сентябре 1939 года 10-я и 21-я танковые бригады (98 и 105 танков Т-28 соответственно) участвовали в «Освободительном походе» на Западную Украину. 10 тб действовала в составе Украинского фронта, 21 тб — в составе Белорусского. Несмотря на то, что боевых столкновений с противником во время похода практически не было, танки Т-28 очень хорошо показали себя, пройдя на марше 350—400 км и продемонстрировав при этом весьма удовлетворительную надёжность.

Какие бы то ни было сложные схемы камуфляжа в окраске находившихся в ттбр танков Т-28 практически не применялись. Как правило, танки окрашивались стандартной для бронетехники РККА оливковой краской 4БО. В зимнее время наносился временный камуфляж смываемой белой краской.[9]

Т-28 в Зимней войне

Колонна танков Т-28 из состава 20-й ттбр движется к Карельскому перешейку. Впереди — ледяной ад Зимней войны. Декабрь 1939 года.
Т-28 на огневом рубеже. Карелия, январь 1940 года.
Т-28, уничтоженный во время боёв за высоту 65,5 в районе Выборга. Январь 1940 года.

Двадцатая тяжёлая танковая бригада имени С. М. Кирова, вооружённая танками Т-28, участвовала в боевых действиях на Карельском перешейке во время Советско-Финской войны 1939—1940 годов (данные об участии в боевых действиях в Карелии 10 тб не соответствуют действительности). В составе бригады насчитывалось 105 танков Т-28, а также лёгкие танки БТ-5 (8 шт.), БТ-7 (21 шт.), огнемётные танки БХМ-3 (11 шт.), 20 бронеавтомобилей, многочисленные грузовые машины и 2926 человек личного состава.

В ходе боёв на «Линии Маннергейма» танки Т-28 использовались по своему прямому назначению — поддержке пехоты при прорыве укреплённых позиций противника. При этом, несмотря на то, что Т-28 создавался по требованиям начала 1930-х годов, их применение в целом было весьма успешным, особенно в сравнении с танками Т-26 и БТ. В частности, Т-28 легко двигались по снегу глубиной 80—90 см, хорошо преодолевали рвы, эскарпы и прочие противотанковые заграждения, огневой мощи пушек вполне хватало для эффективной борьбы с ДЗОТами и даже небольшими ДОТами, а множество пулемётов позволяло создавать настоящий ливень свинца. Однако вместе с тем бронирование танков не позволяло им эффективно противостоять огню противотанковой артиллерии, в частности, 37-мм пушек «Бофорс».

Роль 20-й тб в прорыве «Линии Маннергейма» трудно переоценить.[29] Благодаря умелому и энергичному руководству, бригада сражалась гораздо эффективнее других частей. При этом удалось организовать хорошую координацию действий танковой бригады с другими родами войск, правда, в её техническом осуществлении были проблемы, что порой служило причиной высоких потерь. Всего за период с 30 ноября 1939 года по 13 марта 1940 года 20-я тб потеряла 482 танка, из них 155 были подбиты артогнём, 77 подорвалось на минах, 30 сгорело, 21 утонул в болотах или озёрах, 2 захватили финны и 197 танков вышли из строя по техническим причинам.[29]

Однако из 482 потерянных Т-28 в ходе боёв было восстановлено и вернулось в строй 386 танков, то есть свыше 80 %. Такой высокий процент восстановленных машин объясняется хорошей работой ремонтно-эвакуационной службы бригады, хорошим снабжением запчастями и близостью Кировского завода — производителя Т-28. При этом всего в боях в Карелии участвовали 172 танка Т-28 (105 в составе 20 тб на начало войны и ещё 67 новых танков было получено бригадой в процессе боевых действий). То есть, в среднем каждый участвовавший в войне Т-28 выходил из строя, восстанавливался и возвращался в строй минимум по два раза (отдельные танки — до пяти раз). Безвозвратные (не подлежащие восстановлению) потери танков Т-28 по итогам войны составили 32 машины (30 сгоревших и 2 захваченных).[29]

В общем, применение Т-28 в Зимней войне показало, что при условии грамотного использования и хорошего снабжения запчастями, эти танки являются мощной, надёжной и ремонтопригодной машиной, несмотря на сложные климатические условия, артобстрелы и минные поля. Также был сделан вывод о недостаточной защищённости танков Т-28, что послужило поводом к разработке схемы их экранирования.[30]

Т-28 в Великой Отечественной войне

Экранированный Т-28, брошенный экипажем. Украина, июль 1941 года.
Экранированный Т-28 с пушкой Л-11, подбитый немецкой противотанковой артиллерией. Северо-Западный фронт, август 1941 года.

К лету 1941 года Т-28 с точки зрения конструкторской мысли уже морально устарел (особенно в сравнении с новым советским средним танком Т-34), однако по вооружению танк превосходил все машины, имевшиеся в то время в распоряжении вермахта, а по броневой защите незначительно уступал только PzKpfw IV (экранированные Т-28Э превосходили по бронированию все имеющиеся у вермахта образцы бронетехники).

Вместе с тем, далеко не все имевшиеся в наличии Т-28 были в боеготовом состоянии — сказывалась изношенность большинства машин и хроническая нехватка запчастей к ним, которых Кировский завод в связи с переходом на выпуск других машин выпускал все меньше.

К началу Великой Отечественной войны большинство танков Т-28 находилось в западных военных округах. Танки активно использовались на начальном периоде войны, однако практически все они были потеряны в первые месяцы боевых действий. Причинами были, наравне с неграмотным использованием и общей дезорганизацией частей РККА, недостаток горючего, а также частые поломки машин и отсутствие запчастей к ним. Кроме того, сказывалось полное воздушное господство люфтваффе — многие Т-28 были уничтожены при атаках с воздуха.

Вместе с тем, практика показывала, что при грамотном использовании Т-28 (в особенности экранированные Т-28Э) способны эффективно бороться со всеми типами бронетехники противника и противостоять огню малокалиберной противотанковой артиллерии и противотанковых ружей. Т-28 были отмечены и единичными актами героизма советских танкистов. Например, 29 июня Т-28, которым управлял старшина Д. Малько (других членов экипажа не было), несколько часов на предельной скорости носился по уже захваченному немцами Минску, тараня вражеские грузовики и сбивая пехоту. Лишь позднее, на восточной окраине города, немцы все же подбили дерзкого рейдера. Водитель был ранен, но сумел покинуть танк и пробраться через линию фронта к своим.[31]

Осенью-зимой 1941 года уцелевшие Т-28 продолжали эпизодически встречаться на фронтах. Небольшое количество этих машин участвовало в Битве за Москву. К весне 1942 года Т-28 имелись только в Ленинградском военном округе (порядка 20 машин). Относительное «долголетие» Т-28 в ЛВО объясняется, в первую очередь, близостью Кировского завода, на котором всё ещё оставался запас запчастей к ним, а, во-вторых, тем, что в составе частей ЛВО находились в основном экранированные танки Т-28Э, представлявшие для немецких танков и ПТО серьёзную проблему. Т-28 активно использовались в обороне Ленинграда (в том числе и как неподвижные огневые точки). Последнее же их боевое применение в составе РККА было зафиксировано зимой 1944 года — в операции по снятию блокады Ленинграда.[32]

Трофейные Т-28 в войсках Финляндии и в вермахте

Экранированный Т-28 с маркировкой войск вермахта, осень 1941 года.

Трофейные Т-28 применялись финской армией. Во время Зимней войны финны захватили две практически исправные машины (из состава 20 тб), а в августе 1941 года — ещё 10 (из состава 107 отб). Из этих машин семь были отремонтированы и введены в строй. Одна из машин имела советскую экранировку, остальные были экранированы финнами, при этом финская схема экранировки местами существенно отличалась от советской. В частности, была усилена бронезащита маски пушки (кроме того, имели место попытки перевооружения Т-28 укороченными трофейными советскими пушками Ф-22, впрочем, безрезультатные). Семёрка Т-28 находилась на вооружении единственной финской танковой бригады, в составе которой участвовала в боевых действиях в Карелии в 1941—1944 годах, в частности, при обороне финнами Выборга. Уже после выхода Финляндии из войны, в 1945 году, один Т-28 был переделан в ремонтно-эвакуационную машину. На вооружении финской армии танки Т-28 стояли до 1951 года.[33]

Данные о применении трофейных Т-28 вермахтом практически отсутствуют. Несколько сохранившихся фотографий позволяют предположить, что, если эти танки и использовались немецкой армией в боевых действиях, то в количестве не более 10 экземпляров (вероятнее всего 3—4 машины). По ряду данных, в вермахте танк получил обозначение Panzerkampfwagen T-28 746 (r).[34] Кроме того, достоверно известно, что один технически исправный трофейный Т-28 был доставлен немцами на танковый полигон в Куммерсдорфе и тщательно изучен. Дальнейшую судьбу этой машины установить не удалось.[35]

По меньшей мере один Т-28 был захвачен венгерскими войсками и использовался ими летом 1941 года.[27] Встречающаяся в некоторых источниках информация о продаже двух танков Т-28 Турции не имеет каких-либо подтверждений и скорее всего не соответствует действительности.[36]

Оценка машины

Танк Т-28 на войсковых манёврах. Белорусский военный округ, 1936 год.

Т-28 в целом был удачной машиной, достаточно совершенной для своего времени. Несмотря на тупиковость многобашенной компоновки, состав и расположение вооружения Т-28 можно считать оптимальными. Три башни, размещённые в два яруса, при независимости их управления, способны были обеспечить эффективное сопровождение пехоты массированным огнём. При этом важным является тот факт, что командир имел возможность эффективно управлять огнём и корректировать его, что, к примеру, было нереализуемо на Т-35, управлять пятью башнями которого в бою один командир физически не мог.[9]

Вместе с тем, для своего времени танк Т-28 был весьма сложной машиной и имел существенные недостатки, особенно в системах двигателя и трансмиссии. Ходовая часть также быстро изнашивалась: лопались рессоры, выходили из строя детали подвески, ломались шестерни бортовых передач. Танки с трудом проходили приёмо-сдаточный пробег, а затем на завод начинал поступать поток рекламаций из войск.[37] В особенности указанными недостатками страдали «недоведённые» машины первых серий, выпуска 1933—1935 годов. Благодаря ряду переделок и улучшений, внесённых в конструкцию машины по ходу её производства (в частности, усиление амортизаторов ходовых тележек, применение опорных катков с внутренней амортизацией, постоянное совершенствование агрегатов двигателя и трансмиссии), недостатки танка были существенно снижены, но устранить их полностью так и не удалось. Во многом это было связано как со скудной агрегатной базой, так и с достаточно низкой технологией и культурой производства. Да и сами войска не всегда были готовы к приёму и эксплуатации столь сложных боевых машин.[38]

Тем не менее, по сочетанию основных оценочных параметров — подвижности, вооружению и бронезащите — в 1930-е годы танк Т-28 был сильнейшим средним танком в мире. Важно также иметь в виду, что на момент начала производства Т-28 серийных аналогов ему практически не существовало — к примеру, танковые части Франции в то время были укомплектованы практически исключительно лёгкими танками FT-17, а немецкие бронетанковые войска вообще ещё не существовали. Серийные танки, сравнимые с Т-28, в других странах начали выпускаться лишь через несколько лет.

При умелом применении и хорошем снабжении танк демонстрировал высокую эффективность даже в сложных условиях эксплуатации и ведения боевых действий, что было лишний раз подтверждено в ходе Зимней войны.[29] Однако возрастание мощи противотанковой артиллерии создавало необходимость увеличения толщины брони танка. Это заводило идею многобашенной компоновки в тупик, из которого ей уже не суждено было выбраться. Проводившиеся попытки разработки танка, подобного Т-28, с противоснарядным бронированием, наглядно иллюстрировали этот факт — резко возрастали масса и габариты танка.[9] Экранирование готовых танков, частично решавшее проблему снарядостойкости, также приводило к снижению подвижности машин. Последние советские многобашенные танки — СМК и Т-100 — также наглядно продемонстрировали эти минусы, а появившиеся в 1940 году Т-34 и КВ-1 окончательно похоронили идею многобашенной компоновки.

Сохранившиеся экземпляры

Т-28 в экспозиции Центрального музея Вооружённых Сил в Москве

До наших дней сохранилось 4 экземпляра танка Т-28[39], из них:

  • в России — 1 машина (Т-28 образца 1936 года), в экспозиции под открытым небом Центрального музея Вооружённых Сил в Москве.
  • в Финляндии — 3 машины (танки образца 1938 года, экранированные), из них две (с оригинальной и финской экранировками) в экспозиции танкового музея в Пароле и одна (финская экранировка) на территории воинской части в Миккели.

Кроме того, остатки ещё одного Т-28 (груда обломков) сохранились на одном из военных полигонов в районе Хямеэнлинны — видимо, танк использовался в качестве артиллерийской мишени.[39]

По состоянию на 2009 год, сообщения о других сохранившихся машинах отсутствуют.

Т-28 в сувенирной и игровой индустрии

Модели танка

Пластиковая модель-копия танка Т-28 образца 1938 года в масштабе 1:35 выпуска фирмы Alanger

Сборные пластиковые модели-копии танка Т-28 в масштабе 1:35 в разное время выпускались фирмами «ICM» (Украина) и «Alanger» (Россия), однако на сегодняшний день модели не производятся. Надо отметить, что эти модели, отлитые по одним и тем же пресс-формам, отличались высоким качеством изготовления (вплоть до проработки интерьера машин). При этом достоверность моделей также можно оценить на достаточно высоком уровне (присутствует ряд мелких ошибок, таких, как нетипичное отображение воздухозаборников на крыше моторного отделения, неверное расположение креплений поручневой антенны, лишние рёбра жёсткости возле установки кормового пулемёта и т. д.). Выпускаемые модели варьировались вооружением (КТ-28 или Л-10), антеннами (поручневая или штыревая) и рядом других параметров, что позволяло, при желании и некоторой доработке, собрать танк конкретного года выпуска.

Помимо Т-28, фирмы «ICM» и «Alanger» осуществляли также выпуск моделей инженерного танка ИТ-28 на базе Т-28 (см. выше). Модель в масштабе 1:35 представляла собой набор деталей корпуса и ходовой части, аналогичный базовому, и дополнительные элементы рубки и конструкции моста.

Кроме того, в конце 1990-х Т-28 в масштабе 1:35 выпускались фирмой «AER Moldova». Данная модель отличалась от продукции «ICM» и «Alanger». Качество и деталировка модели были несколько ниже приведённых ранее аналогов. На сегодняшний день модели этой фирмы также не производятся.

В масштабе 1:87 танки Т-28 выпускались в уже собранном виде китайским предприятием «Kamo» в середине 1990-х годов.

Кроме того, бумажная модель Т-28 в масштабе 1:35 выпускалась в серии самоделок из картона «Умная бумага» (№ 073 по каталогу).[40]

Танк в компьютерных играх

В игровой индустрии танк Т-28 встречается нечасто. К примеру, основные его модификации представлены в пошаговой тактической игре «Steel Panthers».

Также танк присутствует в игре «Блицкриг II», появлялся он и в первом «Блицкриге» (в дополнении «Блицкриг. Восточный фронт»). Подвижность и огневая мощь танков в этих играх показана достаточно реалистично, а вот показатели бронирования машин явно завышены в сравнении с другой техникой. Хотя можно предположить, что разработчики имели в виду экранированный вариант танка Т-28Э — в этом случае сильное бронирование относительно оправданно. Общим недочётом является достаточно большое количество этих танков в игре, в частности, в главе «Битва за Москву», в то время как в реальности уже к осени 1941 года бо́льшая часть танков Т-28 была потеряна, и встречались они в танковых частях лишь эпизодически.

Несколько более правдоподобным является отображение танка в созданной на платформе первого «Блицкрига» игре «Talvisota: Ледяной ад», посвящённой Советско-финской войне 1939—1940 годов. Показатели бронирования танков в этой игре вполне соответствуют историческим реалиям, особенно учитывая факт отсутствия на момент Зимней войны экранированных танков Т-28Э.

Примечания

  1. 1 2 3 М. Коломиец, И. Мощанский. Указ. соч. — С. 3.
  2. М. Коломиец, И. Мощанский. Указ. соч. — С. 4.
  3. 1 2 М. Коломиец, И. Мощанский. Указ. соч. — С. 5.
  4. 1 2 3 4 5 М. Коломиец, И. Мощанский. Указ. соч. — С. 10.
  5. Холявский Г. Л. Указ. соч. — С. 130.
  6. М. Коломиец, И. Мощанский. Указ. соч. — С. 14.
  7. 1 2 М. Коломиец, И. Мощанский. Указ. соч. — С. 13.
  8. М. Коломиец, И. Мощанский. Указ. соч. — С. 23.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Холявский Г. Л. Указ. соч. — С. 132.
  10. Холявский Г. Л. Указ. соч. — С. 133.
  11. Шнуков В.Н. Указ. соч. — С. 185-186.
  12. Свирин М.Н. Танковая мощь СССР. — С. 136.
  13. На основе чертежей и фотографий
  14. М. Коломиец. Многобашенные танки РККА. Указ. соч. — С. 63.
  15. М. Коломиец. Многобашенные танки РККА. Указ. соч. — С. 58, 63.
  16. 1 2 М. Коломиец, И. Мощанский. Указ. соч. — С. 11.
  17. М. Коломиец, И. Мощанский. Указ. соч. — С. 26.
  18. М. Коломиец. Многобашенные танки РККА. Указ. соч. — С. 38—39.
  19. 1 2 М. Коломиец. Многобашенные танки РККА. Указ. соч. — С. 37.
  20. М. Свирин. Броневой щит Сталина. Указ. соч. — С. 94—95.
  21. http://mk-armour.narod.ru/2001/01/06.htm
  22. 1 2 М. Свирин. Танковая мощь СССР. Указ. соч. — С. 260-261.
  23. М. Свирин. Танковая мощь СССР. Указ. соч. — С. 262.
  24. М. Свирин. Танковая мощь СССР. Указ. соч. — С. 263.
  25. 1 2 М. Коломиец. Многобашенные танки РККА. Указ. соч. — С. 36.
  26. М. Свирин. Броневой щит Сталина. Указ. соч. — С. 95—96.
  27. 1 2 S. J. Zaloga, J. Kinnear, A. Aksenov, A. Koschchavtsev. Soviet Tanks in Combat 1941—1945. The T-28, T-34, T-34-85 and T-44 Medium Tanks. — Tsuen Wan: Concord Publications, 1997. — P. 11. — 72 p. — (Armor at War № 11 (7011)). — ISBN 9-62361-615-5
  28. М. Коломиец. Многобашенные танки РККА. Указ. соч. — С. 40—41.
  29. 1 2 3 4 М. Коломиец. Многобашенные танки РККА. Указ. соч. — С. 53.
  30. М. Коломиец. Многобашенные танки РККА. Указ. соч. — С. 56.
  31. М. Коломиец. Многобашенные танки РККА. Указ. соч. — С. 66.
  32. М. Коломиец. Многобашенные танки РККА. Указ. соч. — С. 73—74.
  33. М. Коломиец. Многобашенные танки РККА. Указ. соч. — С. 74.
  34. Captured Tanks. Soviet (англ.).
  35. М. Коломиец. Многобашенные танки РККА. Указ. соч. — С. 74—75.
  36. М. Коломиец. Многобашенные танки РККА. Указ. соч. — С. 75.
  37. Попов Н. С. и др. Указ. соч. — С. 40—41.
  38. М. Коломиец. Многобашенные танки РККА. Указ. соч. — С. 57.
  39. 1 2 М. Коломиец. Многобашенные танки РККА. Указ. соч. — С. 76.
  40. http://www.umbum.ru/index.php?productID=583

Литература

  • М. Коломиец. Многобашенные танки РККА, часть 1. — М.: Статегия КМ, 2000. — 80 с. — (Фронтовая иллюстрация № 4 / 2000). — 1500 экз. — ISBN 5-901266-01-3
  • М. Коломиец, И. Мощанский. Средний танк Т-28 / М. Б. Барятинский. — М.: Моделист-конструктор, 2001. — 32 с. — (Бронеколлекция № 1 (34) / 2001). — 4500 экз.
  • М. Коломиец. Средний танк Т-28. Трёхглавый монстр Сталина. — М.: Эксмо, 2007. — 112 с. — (Война и мы. Танковая коллекция). — 4500 экз. — ISBN 978-5-699-20928-6
  • Г. Холявский. Энциклопедия танков. — Минск: Харвест, 1998. — 576 с. — 5000 экз. — ISBN 985-13-8603-0
  • М. Свирин. Броня крепка. История советского танка. 1919—1937. — М.: Яуза, Эксмо, 2007. — 384 с. — 3000 (доп.) экз. — ISBN 978-5-699-13809-8
  • М. Свирин. Броневой щит Сталина. История советского танка. 1937—1943. — М.: Яуза, Эксмо, 2006. — 448 с. — 3000 (доп.) экз. — ISBN 5-699-16243-7
  • М. Свирин. Танковая мощь СССР. — М.: Яуза, Эксмо, 2009. — 640 с. — 3500 экз. — ISBN 978-5-699-31700-4
  • В. Шнуков. Красная армия. — М.: АСТ, 2003. — 352 с. — 4000 экз. — ISBN 5-17-008860-4
  • Н. Попов, М. Ашик, И. Бах и др. Конструктор боевых машин [О Ж. Я. Котине]. — Л.: Лениздат, 1988. — 382 с. — 3000 экз.

Ссылки

Видео

Wikimedia Foundation. 2010.


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.