Куммолово


Куммолово
Упразднённый посёлок
Куммолово
Страна
Россия
Область
Ленинградская
Район
Сельское поселение
Координаты
Первое упоминание
Прежние названия
Кумоловская, Кумолова, Кумолово, Куммулово
Этнохороним
ку́ммоловцы, ку́ммоловец
Часовой пояс
Телефонный код
81376
Автомобильный код
47
Куммолово (Россия)
Red pog.png
Куммолово (Ленинградская область)
Red pog.png
Куммолово (Ломоносовский район (Ленинградская область))
Red pog.png

Ку́ммолово — упразднённый посёлок на территории Копорского сельского поселения Ломоносовского района Ленинградской области. Ныне нежилой и исключен из реестра населённых пунктов России.

На территории Куммолова расположено четыре кирпичных двухэтажных двухподъездных сгоревших здания, здание недостроенного детского сада, бывшая усадьба Куммолово.

С востока примыкает аэродром «Куммолово».

Также недалеко находится платформа Куммолово.

Площадь — 18 га.

Содержание

История

На карте Ингерманландии А. И. Бергенгейма, составленной по шведским материалам 1676 года, упомянуты мыза и деревня швед. Kumolowa[1].

На шведской «Генеральной карте провинции Ингерманландии» 1704 года, обозначена только мыза швед. Cumelovahof[2].

Мыза Куммолово с деревнями Климотино, Воронкино, Нарядово, Ананьино, Шейкино были пожалованы Петром I Ивану Лаврентьевичу Блюментросту, «е. и. в. архиатеру и президенту канцелярии медицинской и всего медицинского факультета», то есть управляющему всеми медицинскими делами Российской империи.

Он и его брат продолжили дело отца — личного врача царя Алексея Михайловича. Младший из братьев, Лаврентий Лаврентьевич стал лейб-медиком Петра I и его сестры царевны Натальи Алексеевны, первым президентом Академии наук. Как пишет М. И. Пыляев: «Лаврентий Блюментрост был одним из учёнейших врачей своего времени, ему мы обязаны открытием железных вод в Олонецкой губернии и под Петербургом, в Полюстрове».

После смерти Натальи Алексеевны Петр I пожаловал Ивану Лаврентьевичу мызу Гатчину, где к тому времени уже была небольшая усадьба. Блюментрост распоряжался имением лишь в течение 13 лет. С воцарением Анны Иоанновны ему пришлось уйти в отставку, а Гатчина отошла казне.

Для своей усадьбы он выбрал возвышенное место у дороги, ведущей в Копорье. Усадьба была характерной для того времени и в ней преобладало утилитарное начало, подтверждением чему служат винокуренный завод, устроенный на берегу ручья Безымянного, и копаные пруды, в которых разводили форель. Окрестности усадьбы изобиловали речками и ручьями.

В 1756 году, после смерти Блюментроста, имение унаследовала его дочь Мария Ивановна (1748—1775). Её мужем был выходец из лифляндских дворян Фридрих-Иоганн фон Герсдорф (1735—1805). С этого времени, в течение 125 лет, Куммолово принадлежало представителям этой фамилии. Как и большинство выходцев из Прибалтики, Ф.-И. Герсдорф служил России на военном поприще и в чине бригадира участвовал в русско-турецкой войне 1768—1774 гг. Он умер в 1805 году, пережив свою жену на тридцать лет.

Владельцем поместья стал сын Федор (Фридрих) Федорович Герсдорф, бригадир, кавалер Мальтийского ордена. Он был женат на Анне (Иоганне) Карловне Кридинер, принадлежавшей к весьма разветвленному лифляндскому дворянскому роду, оставившему след в русской истории благодаря Алексею Ивановичу Кридинеру — русскому посланнику в Варшаве, Венеции, Копенгагене и Берлине. Не менее прославилась и его жена Варвара (Юлия), проповедница мистического суеверия, которой покровительствовал Александр I.

Имя Федора Герсдорфа мелькает на страницах воспоминаний А. О. Смирновой-Россет, но характеризует она его весьма отрицательно:

Старик Герсдорф был игрок и курил толстую сигару… красноносый Герсдорф подцепил во Франкфурте какую-то шлюху, преуродливую.

Это красноречиво говорит о безнравственном поведении старого игрока и волокиты. Очевидно, из-за этого и произошел разлад в семье, ставший причиной потери имения.

Скорее всего, из-за карточных долгов имение перекочевало в 1807 году к родственнику Анны Карловны, майору Павлу Андреевичу Кридинеру по закладной, составленной 16 декабря 1807 года в палате С.Петербургского окружного суда, согласно которой Павел Андреевич заложил имение «с 480 душами, с детьми, женами, землей, лесом, строениями, винокуренным заводом» за 165 000 рублей. Уплату долга, как и предполагалось, он просрочил, и имение в 1812 году вновь вернулось к Анне Карловне.

На карте Санкт-Петербургской губернии Я. Ф. Шмита 1770 года упоминается деревня Кумоловская[3].

КУМОЛОВА — мыза принадлежит Дворянке Герздорф, число жителей по ревизии: 14 м. п.
при ней деревни:
Кумолова — число жителей по ревизии: 134 м. п., 125 ж. п.
Климаншино — число жителей по ревизии: 160 м. п., 150 ж. п.
Шелкина — число жителей по ревизии: 18 м. п., 20 ж. п.
Ананьина — число жителей по ревизии: 19 м. п., 23 ж. п.
Воронкина — число жителей по ревизии: 64 м. п., 70 ж. п.
Нарядова — число жителей по ревизии: 88 м. п., 91 ж. п. (1838 год)[4]

На этнографической карте Санкт-Петербургской губернии П. И. Кёппена 1849 года, упомянута как деревня «Kumolowa», населённая ингерманландцами-савакотами[5].

КУМОЛОВА — деревня Генерал-Майора Герздорфа, по просёлочной дороге, число дворов — 14, число душ — 45 м. п. (1856 год)[6]

В 1860 году деревня Куммолово насчитывала 13 дворов.

КУМОЛОВО — мыза владельческая при ключах на Копорском просёлочном тракте по правую сторону этого тракта, в 66 верстах от Петергофа, число дворов — 1, число жителей: 15 м. п., 14 ж. п.; Завод винокуренный.
КУМОЛОВО — деревня владельческая при ключах, там же, число дворов — 17, число жителей: 59 м. п., 56 ж. п.; (1862 год)[7]

В XIX — начале XX века, деревня административно относилась ко 2-му стану Петергофского уезда Санкт-Петербургской губернии.

По административным данным 1933 года, деревня называлась Куммулово и входила в состав Ламаховского сельсовета Ораниенбаумского района[8].

Архитектура

Ей принадлежит честь создания в 1820-е годах весьма примечательной усадьбы. Живописное место, избранное Блюментростом, большие запасы плиты — хорошего строительного материала, — расположенные неподалеку, позволили ей построить основательные усадебные здания.

Когда устройство усадьбы было закончено, в 1829 году составили ее план, который дает чёткое представление о планировке усадьбы, расположенной, как и прежде, у тракта из Копорья. Её центр был ориентирован точно по оси дороги, проложенной от усадьбы в деревню Шейкину, идущую к тракту под прямым углом. Она шла среди необозримых полей, где были поставлены рига и сенной сарай. Отсюда открывалась перспектива на господский дом в центре парадного двора, образованного стоящими у дороги амбаром и конюшнями с каретником. Зелёный партер перед домом подчеркивал торжественность главного фасада усадебного дома. Его центр оформлен величественным шестиколонным портиком большого ордера, охватывающим два этажа, и завершён фронтоном. Плоскости стен по его сторонам в первом этаже прорезаны широкими тройными окнами, разделенными колонками, и полуциркульными — во втором этаже. С первого взгляда на уцелевший остов здания видно, что это произведение большого мастера 1820-х годах.

До сих пор автор усадебного комплекса в усадьбе Куммоловой не был известен, но сейчас есть основания считать его работой Беретти, В. И.. Итальянец по происхождению, он жил в России, учился в Академии художеств у Тома де Томона и А. А. Захарова. В 18201830-е гг. его основная деятельность была связана с Комитетом городских строений, строительством городских сооружений различного назначения и храмов, но одновременно он много работал по частным заказам. В своём прошении в Совет Академии художеств о присвоении ему звания профессора архитектуры в 1831 году он перечислил все свои работы. Помимо усадебных ансамблей в Богословке, Осиновой Роще и Гревовой он указал дачные комплексы «с оранжереями, жилыми и нежилыми строениями, украшениями в саду, мостами» в окрестностях столицы для гофмаршала П. М. Ласунского, обер-егермейстера В. А. Пашкова, графини Мамоновой, купцов Зверкова, Свечина и Циркова. Усадьба Куммолова в списке не названа, как и её владельцы, но, очевидно, она входила в графу «для разных помещиков несколько господских домов со службами, скотными дворами, строениями для сельских заведений и разные садовые украшения». Утверждать это позволяют два момента. Во-первых, усадьбы Тревова и Куммолова строятся одновременно, расположены они всего в 7 верстах друг от друга. И хотя В. Н. Зиновьев и А. К. Герсдорф вряд ли были друзьями, но уездная жизнь, а, тем более, близкое соседство сближает. Общие заботы о хозяйстве, урожаях и пр. сглаживают разницу в положении и возрасте.

Вторым подтверждением служит сравнение куммоловского дома с другими работами Беретти, прежде всего с домом купца Антропова на Сенной площади. В 1820-е годы он оформлял фасады всех зданий, выходящих на площадь, и использовал для этого весь арсенал классических средств. Некоторые из них до сих пор сохранили фасады, отвечающие проектам Беретти, например, «дом купца Денежкина» (в 1999 году — магазин «Океан»). Напротив него, на углу площади и Садовой улицы, стоял «дом купца Антропова», полностью перестроенный в конце XIX века.

Поразительно, но оформление фасада этого дома, а именно его двух этажей — копия фасада усадебного дома в Куммолово хотя и в другом масштабе. Тот же дорический шестиколонный портик, охватывающий два этажа в центре, та же композиция по его сторонам — тройные окна в первом ярусе и полуциркульные во втором. Укрупнённый масштаб по сравнению с купеческим домом придал усадебному куммоловскому дому торжественность и представительность. В его решении ощущается рука ученика Тома де Томона.

Использование ранее найденных удачных композиционных приемов, варьирование их в разных сочетаниях было характерно для Беретти. Это видно при сравнении дворцов в Богословке и Осиновой Роще, дома садовника в усадьбе Гревовой.

Так случилось и с господским домом в Куммолово. Здесь впервые, в отличие от других усадебных домов, Беретти строит дом городского типа, потому что небольшая площадь усадьбы не позволяла использовать трёхчастную композицию широко раскинувшегося дома с боковыми флигелями, соединенными с центральным корпусом переходами. Да и наличие плитняка — дешевого строительного материала, диктовало возведение из камня не только хозяйственных и служебных построек, но и усадебного дома, по своим размерам соответствующего масштабу всей усадьбы.

За домом был разбит партер, полого спускающийся к западу, и на его склоне вырыт пруд с вытекающим из него ручьём, питаемым родниковыми водами. Они оживляли вид из дома со стороны сада. За прудом раскинулся пейзажный парк, прорезанный косыми дорожками. В тени его деревьев разместились три каменных одноэтажных жилых флигеля, каменные и деревянные службы. К юго-восточной границе усадебного участка примыкал обширный скотный двор в форме каре.

К северу от дома и пейзажного парка разбили фруктовый сад и огороды, разделенные дорожками на прямоугольники; на западной оконечности усадьбы, на берегу пруда, наполняемого родниковой водой, стояли винокуренный завод и мельница, а за ними протекал ручей, который и был западной границей усадьбы.

По своему характеру усадьба Куммолово типична для помещиков средней руки. Она вмещала на небольшой площади всё: пейзажный парк и регулярный сад, парадные, служебные, хозяйственные и промышленные постройки. Отличительной чертой было наличие множества каменных зданий, не столь частое явление в русских усадьбах.

В 1827 году Анна Карловна Герсдорф передала права на управление имением старшему сыну поручику лейб-гвардии Уланского полка Федору Федоровичу. Он сразу же вышел в отставку, поселился в имении и занялся хозяйством. При нём и было сделано межевание имения, в 1829 году составлен план усадьбы. Тогда она занимала с винокуренным заводом, мельницей, домом, службами, садом, парком и прудами 7 десятин 1600 саж2, плитные ломки — 1 десятину 1500 саж2, кладбище — 1200 саж2, на котором, возможно, была похоронена Анна Карловна, умершая в 1848 году.

В том же году братья Фёдор, Александр и Арист Федоровичи составили раздельный акт, по которому имение перешло в единственное владение Ариста Федоровича Герсдорфа, в то время полковника лейб-гвардии Гусарского полка, в котором он служил одновременно с М. Ю. Лермонтовым. Кроме того, Арист Федорович встречался с поэтом в салоне Карамзиных, куда его приглашали в качестве «семейного танцора».

А. Ф. Герсдорф прожил долгую жизнь. Его жена Анисья Егоровна Жадемировская, дочь коммерции советника, принесла ему богатое приданое, что позволяло поддерживать усадьбу на должном уровне. После смерти Ариста Федоровича дочери-наследницы продали имение тайному советнику Якову Яковлевичу Шмидту, тотчас сдавшему его в аренду.

В 1902 году поместье в отличном состоянии купил Константин Константинович Веймарн. Сведения о поместье он мог получить у губернского предводителя дворянства, владельца соседней усадьбы Гревовой, Александра Дмитриевича Зиновьева, мать которого Софья Александровна, урожд. Веймарн, приходилась Константину Константиновичу теткой.

Хотя К. К. Веймарн занимал высокую должность директора канцелярии Министерства внутренних дел, но денег, очевидно, не хватало, и он заложил имение в банке, да это было и очень выгодно. В описании усадьбы отмечалось: «Много рек и речек, берега высокие, виды живописные. В южной части имения с давних пор устроены искусственные пруды для развода форели. Господский дом и другие строения каменные, прочные, большие по размеру». Усадьба занимала 6 десятин 1720 кв. саж., из них под строениями 2 десятины 1720 саж2, под фруктовым и ягодным садом и огородом 2 десятины 1200 саж2, под парком 1 десятина 1200 саж2. К описанию приложен план, который точно совпадает с планом 1829 года, а это значит, что к 1902 году все сооружения были в полной сохранности. Среди них перечислены: господский каменный двухэтажный дом размером 12 х 7 х 5 саж., каменные конюшни с каретником, деревянный сарай, каменные рига, амбар, скотный двор, три жилых каменных одноэтажных дома размерами 12 х 4 х 1, 5 саж., 17 х 6 х 1, 5 саж., 16×7×1,5 саж., баня, кладовка и ледник каменные, водяная мельница и винокуренный завод. А всего 15 строений.

Современное состояние

Сегодня от них мало что осталось. От усадебного дома остался остов. Сохранились жилой флигель, каменный амбар и баня. На месте скотного двора дома современного посёлка.

Парк зарос, водная система не действует, протоки безводны, пруды заболотились. Среди старых посадок лип, вязов, ясеней, клёнов видны россыпи камней и валунов, указывающие место прежних строений. Во фруктовом саду изредка ещё встречаются яблони-дички, сливы, вишни, ягодные кустарники, но его территория отдана под пастбище.

Усадьба сохранилась в своих исторических границах, но она настолько запущена, что потребуется немало усилий для её восстановления. Имя архитектора В. И. Беретти позволяет причислить её к памятникам архитектуры и садово-паркового искусства и поставить под охрану государства.

Литература

  • Н. В. Мурашова и Л. П. Мыслина, «Дворянские усадьбы Санкт-Петербургской губернии, Ломоносовский район.» — СПб.: Блиц, 1999.

Примечания



Wikimedia Foundation. 2010.

Смотреть что такое "Куммолово" в других словарях:


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.