Бой у острова Саво


Бой у острова Саво
Бой у острова Саво
Война на Тихом океане
USS Quincy CA-39 savo.jpg
Тяжёлый крейсер [1]
Дата

9 августа 1942 года

Место

У острова Саво, пролив Слот, Тихий океан
Координаты: 9°08′00″ ю. ш. 159°49′00″ в. д. / 9.133333° ю. ш. 159.816667° в. д. (G) (O)9°08′00″ ю. ш. 159°49′00″ в. д. / 9.133333° ю. ш. 159.816667° в. д. (G) (O)

Итог

Победа Японии

Стороны
Японская империя Япония Соединённые Штаты Америки США
Австралия Австралия
Командующие
Япония Гунъити Микава Соединённые Штаты Америки Ричмонд К. Тёрнер (ВМС США)
Великобритания Виктор Кратчли (RN)
Силы сторон
5 тяжёлых крейсеров,
2 лёгких крейсера,
1 эсминец[2]
6 тяжёлых крейсеров,
2 лёгких крейсера,
15 эсминцев[3]
Потери
3 крейсера получили повреждения средней тяжести,
58 погибших[4]
4 тяжёлых крейсера затонуло,
1 тяжёлый крейсер повреждён,
2 эсминца повреждены,
1,077 погибших[5]
 
Битва за Гуадалканал
Тулаги Саво Тенару ✯ Восточные Соломоны Хребет Эдсона Матаникау (2 & 3) Эсперанс Хендерсон-Филд ✯ Санта-Крус Матаникау (4) Коли Патруль Карлсона Гуадалканал Тассафаронга Гифу • Реннелл Операция Кэ


 
Кампания на Соломоновых островах
Тулаги (1) • Гуадалканал Блэкетт Операция "Месть" Нью-Джорджия • Кула Коломбангара Велья Хораниу Велья-Лавелья 1 • Велья-Лавелья 2 о-ва Трежери Шуазёль Бугенвиль Рабаул Сент-Джордж Зелёные острова

Бой у острова Саво (англ. Battle of Savo Island), также известный как Первый бой у острова Саво и, в японских источниках, Первый бой в Соломоновом море (яп. 第一次ソロモン海戦 Dai-ichi-ji Soromon Kaisen?) — Первое ночное морское сражение на Тихом океане у острова Гуадалканал, состоявшееся с 8 на 9 августа 1942 года, между японским соединением вице-адмирала Гунъити Микавы и американо-австралийскими группами прикрытия TG 62.2 и TG 62.3 десанта на остров, в рамках операции «Уотчтауэр» под командованием британского контр-адмирала Виктора Кратчли.

Адмирал Микава в Рабауле узнав о высадке союзных сил на остров, собрал соединение из 5 тяжелых и 2 легких крейсеров и 1 эсминца и повел его в атаку на союзные силы. Поскольку переход занял все дневное время 8 августа, то воздушная разведка союзников обнаружила японское соединение, в связи с чем, союзники подготовились к бою, однако так как они не были уверены, с какой именно стороны подойдут японцы, то разбили свои силы на три группы, чем и воспользовались японцы. Пройдя незамеченными эсминцы дозора они поочередно разгромили Южную (TG 62.2) и Северную (TG 62.3) группу прикрытия, обходя против часовой стрелки остров Саво, после чего без потерь в кораблях отошли.

Союзники в этом бою потеряли 4 тяжелых крейсера потопленными, еще один крейсер и один эсминец были тяжело повреждены. Битва у острова Саво закончилась полной победой японцев, однако они не смогли выполнить главную цель — уничтожить войска вторжения, что в конечном счете привело к поражению в Битве за Гуадалканал.

Содержание

Положение перед битвой

Боевые действия у Гуадалканала

7 августа 1942 года войска Союзников (главным образом, морская пехота США) высадились на Гаудалканале, Тулаги и Флоридских островах в восточной части архипелага Соломоновых островов. Десант имел задачу предотвратить использование этих островов японцами для военных баз. С восточных Соломоновых островов японские силы имели возможность наносить удары по коммуникациям между США и Австралией. Также Союзники планировали использовать острова как стартовую точку в операции по освообождению Соломоновых островов, изолировать или захватить крупную военно-морскую базу в Рабауле и поддержать свои войска в Новогвинейской кампании. Высадка положила начало шестимесячной Гуадалканальской кампании.[6]

Главнокомандующим всеми морскими силами Союзников в операциях на Гуадалканале и Тулаги был назначен вице-адмирал США Фрэнк Флетчер. Он также командовал авианосными группами, обеспечивающими прикрытие операции с воздуха. Контр-адмирал США Ричмонд К. Тёрнер командовал амфибийным флотом, который доставил 16 000 солдат Союзников на Гуадалканал и Тулаги.[7] Кроме того, под командованием Тёрнера была эскадра поддержки британского адмирала Виктора Кратчли из восьми крейсеров, пятнадцати эсминцев и пяти минных заградителей. Эти корабли должны были поддерживать суда Тёрнера и проводить артиллерийский обстрел сухопутных сил неприятеля. Под командованием Кратчли находились по большей части американские корабли, однако флагманом был австралийский тяжёлый крейсер [8]

Высадка Союзников стала для японцев неожиданностью. Союзники заняли Тулаги и ближайшие островки Гавуту и Танамбого, а также захватили строящийся на Гаудалканале аэродром ночью 8 августа.[9] 7 и 8 августа японские самолёты, базировавшиеся в Рабауле, атаковали несколько раз десантирующиеся войска, при этом был подожжён транспорт [10] В этих авианалётах японцы потеряли 36 самолётов, а США потеряли только 19, в том числе 14 истребителей с авианосцев.[11]

[12]

Некоторые историки отмечают, что ситуация с топливом у Флетчера была далека от критической, но Флетчер полагал, что эта проблима была достаточно серьёзна для того, чтобы отвести корабли с поля боя.[13] Биограф Флетчера отмечает, что Флетчер решил что высадка прошла успешно, а других важных задач, требующих авиационного прикрытия не было. Однако потеря в общей сложности 21 истребителя с авианосцев делала их лёгкой целью для торпедных и бомбовых атак авиации противника, а топливо было необходимо на случай битвы с основными силами японского флота, о чём он предварительно предупредил Тёрнера и Вандергрифта. Тёрнер, тем не менее, считал, что Флетчер должен был продолжать обеспечивать воздушное прикрытие, пока все транспорты не разгрузились 9 августа.[14]

Несмотря на то, что разгрузка шла медленнее, чем планировалось, Тёрнер решил, что без поддержки с воздуха он должен отвести свои корабли от Гуадалканала. Он планировал разгрузить как можно больше в течение ночи и отбыть на следующий день.[15]

Ответные действия Японии

Застигнутые врасплох десантом Союзников на Гуадалканале, японцы начали воздушные налёты на места высадки и сделали попытку перебросить подкрепления. Микава, командующий недавно сформированным 8-м Флотом со штаб-квартирой в Рабауле, погрузил 519 морских пехотинцев в два транспорта и отправил их на Гаудалканал 7 августа. Тем не менее, когда японское командование поняло, что силы Союзников на Гуадалканале в первых полученных отчётах сильно преуменьшено, транспорты были возвращены.[16]

Микава также объединил все доступные крупные большие корабли для атаки сил Альянса в районе Гаудалканала. В Рабауле находились тяжёлый крейсер эскадренный миноносец Кавьенга также шли четыре тяжёлых крейсера 6-го дивизиона крейсеров под командованием Аритомо Гото: [17]

Японский флот до войны интенсивно готовился к применению тактики ночного боя, этот факт был неизвестен командующим Союзников.[18] Микава рассчитывал встретить флот Союзников отойдёт у Гаудалканала и Тулаги в ночь с 8 по 9 августа, когда он сможет применить тактику ночного боя, избежав атак самолётов Союзников, которые не могли эффективно действовать ночью. Корабли Микавы встретились около мыса св. Георга вечером 7 августа и затем направились на юго-восток.[19]

Сражение

Перед боем

Предполагаемый маршрут эскадры Микавы из Рабаула и Кавьенга (вверху слева), объединившейся у восточного берега Бугенвиля (в центре) и затем отправившейся по проливу Слот для атаки флота Союзников у Гаудал канала и Тулаги (внизу справа)

Микава решил вести свою эскадру севернее острова Бука, а затем повернуть у восточного берега Бугенвиля. Флот остановился у Кьета на шесть часов утром 8 августа. (Это было связано с необходимостью избежать атак с воздуха во время последней части перехода к Гаудалканалу.)[20] Затем эскадра продолжила путь по узкому проливу, носившему название «Слот», надеясь, что разведывательные самолёты Союзников не обнаружат их в светлое время суток. Тем не менее, японский флот был обнаружен в проливе св. Георга, где он почти натолкнулся на подводную лодку [21]

С самого начала у Бугенвиля Микава распределил свои корабли на большом расстоянии, чтобы скрыть порядок своих сил и отправил четыре гидросамолёта с крейсеров на разведку местонахождения кораблей Союзников у восточных Соломоновых островов.

В 10:20 и 11:10 его корабли были обнаружены австралийским разведывательным самолётом Hudson, базировавшимся в заливе Милн в Новой Гвинее.[22] Первый Hudson неправильно идентифицировал корабли как «три крейсера, три эсминца и два гидроавианосца». (Примечание: Некоторые исследователи считают, что экипаж первого Hudson идентифицировал японские корабли правильно, но состав флота неприятеля был изменен в отчёте разведывательной службой в заливе Милн.) Экипаж Hudson предпринял попытку передать сообщение на радиостанцию Союзников в Фолл-Ривер, Новая Гвинея. Не получив ответа, самолёт вернулся в залив Милн в 12:42, чтобы обеспечить как можно более скорую доставку донесения. Второй Hudson также ошибся в отчёте, переданном по радио, но завершил патрулирование и приземлился в заливе Милн в 15:00. В его донесении значились «два тяжёлых крейсера, два лёгких крейсера и один неизвестного типа». По непонятным причинам эти донесения не были переданы флоту Союзников у Гаудалканала до 18:45 и 21:30 8 августа соответственно.[23]

Гидросамолёты Микавы вернулись около 12:00 и сообщили о двух группах кораблей Союзников, одной у Гуадалканала, второй у Тулаги. Он разъединил эскадру и отправился к Гуадалканалу, войдя в Слот у острова Шуазёль в 16:00 8 августа. Микава передал план будущего боя на свои корабли: «После входа направляемся к Ю. (югу) от острова Саво и торпедируем главные силы врага перед якорной стоянкой Гуадалканала; после чего поворачиваем к Тулаги, чтобы расстреливать и торпедировать врага. Затем возвращаемся к северу от острова Саво.»[24]

Эскадра Микавы двигалась вниз по проливу Слот, не обнаруживаемая Союзниками. Днём 8 августа Тёрнер запросил адмирала США Джона С. МакКейна, командующего ВВС Союзников в южной части Тихого океана, провести дополнительную разведку в проливе Слот. Однако по непонятным причинам МакКейн не отдавал приказа проводить такие разведывательные миссии и не позаботился о том, чтобы сообщить об этом Тёрнеру. Таким образом, Тёрнер ошибочно считал, что Слот весь день находился под наблюдением сил Союзников.[25]

Местонахождение кораблей Союзников ночью 8 августа.

Для защиты разгружающихся транспортов ночью Кратчли разбил корабли Союзников на три группы. «Южная» группа, в которую вошли австралийские крейсера Австралия и островом Саво для того, чтобы закрыть проход между островом Саво и мысом Эсперанс на Гуадалканале. «Северная» группа, состоящая из крейсеров [26] Кратчли расположил два оборудованных радарами эсминца к западу от острова Саво, задачей которых стало раннее обнаружение приближающихся японских кораблей. Эсминец Ральф Талбот патрулировал северный пролив, а эсминец Блю — южный пролив, расстояние между ними составляло 12—30 километров (8—20 миль). К сожалению, Союзники были в неведении относительно тех ограничений, которые ухудшали работу их примитивных радаров, в частности, эффективность радара резко падала, если вблизи находились большие участки суши.[27] Для защиты транспортных судов от потенциальных угроз японских подводных лодок Кратчли разместил семь оставшихся эсминцев в непосредственной близости от двух якорных стоянок.[28]

Экипажи кораблей альянса уже два дня находились в состоянии постоянной готовности и непосредственной поддержки высадки десанта, потому были утомлены. Кроме того, погода была чрезвычайно жаркой и влажной, что также способствовало накоплению усталости и, по словам Самуэля Элиота Моррисона, «приглашала уставших моряков расслабиться». Поэтому большая часть кораблей Кратчли находилась в состоянии «Готовность II» ночью 8 августа, которая предполагала нахождение на дежурстве только половины экипажа, причём член экипажа должен был быть или в койке, или на боевом посту.[29]

Вечером Тёрнер созвал совещание на флагманском корабле, где присутствовал Кратчли и генерал-майор морской пехоты Александр А. Вандегрифт, чтобы обсудить отход авианосцев Флетчера и график отхода транспортных судов. В 20:55 Кратчли покинул южную группу на Австралии, чтобы принять участие в совещании, оставив капитана Говарда Д. Боуда на Чикаго во главе южной группы. Кратчли не проинформировал командиров других крейсерских групп о своём отсутствии, создав предпосылки для последующих несогласованных действий. Боуд, проснувшийся в своей каюте, решил не менять положение своего корабля в ордере южной группы на обычное для флагманского корабля и вернулся спать. На совещании Тёрнер, Кратчли и Вандегрифт обсуждали донесения об «гидроавианосцах» от экипажей австралийских Hudson. Они пришли к выводу, что этой ночью нападения ожидать не стоит, так как гидроавианосцы не могут эффективно вести обычный морской бой. Вандегрифт сказал, что необходимо проинспектировать разгрузку транспортов на Тулаги до принятия решения о времени отхода транспортных судов, и они в полночь отправились проводить эту инспекцию. Кратчли предпочёл не возвращаться с Австралией к южной группе и расположил свой корабль рядом с якорной стоянкой Гуадалканала, не проинформировав других командиров кораблей о смене дислокации.[30]

Приход и отход кораблей Микавы с поля боя

Когда эскадра Микавы приблизилась к Гуадалканалу, японские корабли запустили три гидросамолёта для последней разведки местонахождения кораблей Союзников и обеспечения освещения кораблей противника во время предстоящей битвы. Несмотря на то, что некоторые корабли Союзников слышали и/или наблюдали один или несколько этих гидропланов начиная с 23:45 8 августа, никто из них не интерпретировал присутствие неизвестных самолётов как признак угрозы и никто не рапортовал о наблюдениях Кратчли или Тёрнеру.[31]

Эскадра Микавы прибыла трёхкилометровой колонной (около 2 миль) во главе с Токай, за которым следовали Аоба, Како, Кинугаса, Фурутака, Тэнрю, Юбари и Юнаги. Между 00:44 и 00:54 9 августа наблюдатели на кораблях Микавы увидели эсминец Блю в 9 километрах (5.5 миль) впереди японской колонны.[32]

Действия к югу от острова Саво

Пройдя мимо Блю, Микава изменил курс, чтобы пройти к северу от острова Саво.[33] Он также приказал кораблям замедлить ход до 22 узлов (41 км/ч), чтобы уменьшить волны, которые могли бы обнаружить корабли.[34] Четырьмя минутами позднее наблюдатели Микавы обнаружили второй миноносец Ральф Талбот в 16 километрах (10 миль) от них либо шхуну неизвестной принадлежности.[35][36] Японские корабли держаоли прежний курс, но более 50 пушек были направлены на Блю, готовые открыть огонь сразу, как Блю обнаружит их.[33] Когда Блю был менее чем в 2 километрах (1 миля) от сил Микавы, он внезапно изменил курс, достигнув конца маршрута патрулирования, и развернулся обратно, очевидно пропустив длинную колонну больших японских кораблей, проплывших мимо него.[37] Увидев, что его корабли до сих пор не обнаружены, Микава изменил курс на к югу от острова Саво и увеличил скорость сначала до 26 узлов (48 км/ч), а затем до 30 узлов (56 км/ч). В 01:25 приказал своим кораблям действовать независимо от флагмана, а в 01:31 приказал «Всем кораблям атаковать».[38]

Примерно в это время Юнаги развернулся в конце колонны и пошёл в обратном направлении, возможно из-за потери контакта с другими японскими кораблями впереди него, или возможно, имея приказ прикрыть тылы сил Микавы. Одной минутой позже японские наблюдатели увидели американский корабль. Это был эсминец Джэрвис, тяжело повреждённый днём ранее и ожидающий отправления на ремонт в Австралию. Джэрвис обнаружил японские корабли, но идентифицировать их не смог из-за поломки радара. Фурутака выпустил торпеды в Джэрвис, но они все прошли мимо.[39] Японские корабли прошли всего в 1 100 метрах от Джэрвиса, что было достаточно для офицеров Тэнрю, чтобы увидеть отсутствие активных перемещений команды на палубах эсминца. Если Джэрвис увидел корабли, проходящие мимо него, он не посчитал это достойным внимания.[40]

Спустя две минуты после обнаружения Джэрвиса японские наблюдатели обнаружили эсминцы и крейсера южной группы в 12 500 метрах, их силуэты были видны на фоне горящего Джорджа Ф. Эллиота.[41] Еще несколькими минутами позже, около 01:38, японские крейсера начали выпускать залпы торпед по южной группе кораблей Союзников.[42] В это же самое время наблюдатели на Токай заметили корабли северной группы на расстоянии 16 километров (10 миль).[43] Токай повернулся, чтобы встретить новую угрозу, в то время как остальные японские корабли, готовили артиллерию к встрече с южной группой Союзников.[44]

Экипаж Паттерсона находился в состоянии повышенной готовности, так как капитан эсминца серьёзно отнёсся к дневным донесениям о японских кораблях и появлению японских самолётов вечером и дал команду подчинённым быть готовыми к бою. В 01:43 Паттерсон заметил корабль, возможно Кинугасу, в 5 километрах впереди и немедленно передал сообщение по радио и семафором: «Внимание! Внимание! Неизвестные корабли входят в гавань!» Паттерсон увеличил скорость до максимума и сделал залп осветительными снарядами в направлении японской колонны. Капитан приказал произвести торпедную атаку, однако его приказ не был услышан из-за канонады орудий эсминца.[45]

В тот самый момент, когда Паттерсон обнаружил японские корабли и вступил в бой, японские гидропланы, которые кружились над кораблями Союзников, по приказу Микавы сбросили осветительные огни прямо над Канберрой и Чикаго.[46] Канберра ответила немедленно, капитан Фрэнк Геттинг приказал увеличить скорость, развернуть корабль, чтобы Канберра оказалась между японскими кораблями и разгружающимися транспортами Союзников, и начала всести огонь по всем целям, которые могла обнаружить.[47] Менее чем через минуту после того, как пушки Канберры начали вести огонь по японским кораблям, Токай и Фурутака открыли огонь по ней, добившись многочисленных попаданий в считанные секунды. Аоба и Како присоединились к канонаде и в следующие три минуты Канберра получила до 24 попаданий снарядов крупного калибра. Первые взрывы убили её артиллерийских офицеров, смертельно ранили Геттинга и разрушили обе котельные, обесточив корабль до того, как Канберра смогла бы выстрелить или передать информацию другим кораблям Союзников. Крейсер продолжил движение по инерции до остановки, горящий, не способный бороться с пожарами и откачивать воду вследствие отсутствия электроэнергии. После того, как Канберра получила повреждения от артиллерийского огня, возможно, одна или две торпеды попали в корабль.[48] Если бы торпеды не попали в Канберру с правой стороны, они должны были пройти мимо кораблей Союзников и в это время эсминец Бэгли был единственным кораблем со стороны австралийского крейсера и выпустил торпеды немного раньше.[49]

Вид с явонского крейсера Токай во время битвы, видны подсвеченные корабли южной группы.

Экипаж Чикаго, увидив подсветку над своим кораблём, установленную гидросамолётами, и резкий поворот Канберры прямо перед ним, подняли тревогу и разбудили капитана Боуда. Боуд приказал пятидюймовым (127 мм) орудиям открыть огонь осветительными снарядами в сторону японской колонны, но батареи не функционировали.[50] В 01:47 торпеда, возможно от Како, попала Чикаго в нос, в результате ударной волной было выведено управление главной батареей. Вторая торпеда, попавшая в крейсер, не взорвалась, но залп попал в грот-мачту, убив двух членов экипажа. Чикаго повернул на запад на 40 минут,[51] оставив транспорты без прикрытия. Крейсер вёл огонь орудиями второго калибра по японской колонне и, возможно, попал в Тенрю, причинив небольшие повреждения. Боуд не попытался принять командование над другими кораблями Союзников южной группы, несмотря на то, что технически он был их командиром. Еще худшие последствия принесло то, что Боуд не сделал попытки предупредить другие корабли Союзников у Гаудалканала, в то время как его корабль вышел из боя.[52]

В это же самое время Паттерсон вёл артиллерийскую дуэль с японской колонной. В Паттерсон попал снаряд, нанеся разрушения средней тяжести и убивший 10 членов экипажа. Паттерсон продолжил преследование и огонь по японским кораблям и, возможно, попал в Кинугасу, причинив ущерб средней тяжести.[53] Паттерсон затем потерял контакт с японской колонной и отправился на северо-восток вдоль восточного берега Саво.[54] Бэгли, команда которого обнаружила японские корабли сразу после Паттерсона и Канберры, полностью развернулся перед торпедным залпом по японской колонне; однако одна или две из этих торпед, предположительно, попали в Канберру. Бэгли более не принял активного участия в сражении.[55] Юнаги перевел огонь на безвредный Джэрвис перед тем как выйти из сражения к западу, с тем чтобы позднее присоединиться к японской колонне к северо-западу от острова Саво.[56]

В 01:44, когда корабли Микавы направились к северной группе Союзников, Тэнрю и Юбари откололись от основных японских сил и направились более западным курсом. Фурутака, скорее всего в связи с проблемами с управлением,[57] либо стремясь избежать столкновения с Канберрой, последовала за Юбари и Тэнрю. Таким образом, северная группа Союзников оказалась атакованной с двух сторон.[58]

Действия севернее острова Саво

Схема боевых действий к северо-востоку от острова Саво.

В то время, как корабли Микавы атаковали южную группу Союзников, капитаны всех трёх крейсеров северной группы спали, корабли при этом развивали скорость всего 10 узлов (18,5 км/ч).[59] Несмотря на то, что экипажи всех трёх кораблей видели артиллерийский огонь к югу от Саво или получили сообщение Паттерсона о вхождении неизвестных кораблей в гавань, прошло некоторое время, пока на кораблях не была объявлена боевая тревога.[60] В 01:44 японские крейсера начали выпускать торпеды по северной группе. В 01:50 они навели мощные прожектора на крейсера северной группы и открыли артиллерийский огонь.[53]

Общий сбор на Астории был поднят после того, как были замечены выстрелы орудий к югу от Саво, около 01:49. В 01:52, сразу после того, как корабли были освещены японскими прожекторами и снаряды стали летать вокруг, операторы пушек главного калибра Астории заметили японские крейсера и открыли огонь. Капитан Астории, проснувшийся и заставший свой корабль в бою, примчался на капитанский мостик и приказал прекратить огонь, опасаясь, что его корабль ведёт огонь по своим кораблям. Так как снаряды продолжили рваться вокруг корабля, капитан приказал продолжить вести огонь менее, чем минутой позже. Токай, тем не менее, пристрелялся, и Астория получила множество попаданий снарядов и загорелась.[61] Между 02:00 и 02:15 Аоба, Кинугаса и Како присоединились к Токаю в расстреле Астории, разрушив машинное отделение крейсера и выведя горящее судно из боя. В 02:16 одна из оставшихся пушек Астории выстрелила в прожектор Кинугасы, но промахнулась и попала в переднюю башню Токая, выведя её из строя, а также причинив средние повреждения кораблю.[62]

Куинси также увидел подсветку с самолётов над кораблями южной группы, получив предупреждение Паттерсона, и как только был объявлен общий сбор, прожекторы японской колонны осветили корабль. Капитан Куинси отдал приказ открыть огонь, но артиллеристы не были готовы. Через несколько минут Куинси попал в перекрёстный огонь Аобы, Фурутаки и Тэнрю, получил тяжёлые повреждения и загорелся. Капитан Куинси приказал крейсеру перенаправить огонь на восточную часть японской колонны, но после поворота корабля Квинси получил два торпедных попадания от Тэнрю, которые нанесли серьёзный ущерб. Куинси начал вести огонь главными батареями, один из снарядов попал в штабную рубку Токая в 6 метрах от адмирала Микавы и убил или ранил 36 человек, но Микава остался цел. В 02:10 снарядами убило или ранило всех на мостике Куинси, включая капитана. В 02:16 получил попадание торпедой от Аобы, и пушки корабля замолчали. Помощник артиллерийского офицера Куинси который отправился на мостик за приказами, описывал уведенное:

Когда я прибыл на мостик, я обнаружил горы мёртвых тел, только три или четыре человека ещё стояли. В рулевой рубке только один человек стоял, это был сигнальщик у штурвала который тщетно пытался повернуть судно на левый борт. Спросив его, я узнал, что капитан, который в это время лежал [sic] у штурвала, инструктировал его, чтобы он посадил корабль на мель, для чего нужно было направиться к острову Саво, до которого было около четырёх миль (6 км). Я направился к левой стороне рулевой рубки, чтобы найти направление на остров и отметил, что судно кренится на левый борт, погружаясь в воду носом. В это мгновение капитан поднялся и упал, очевино мёртвый, не издав никакого звука, кроме стона.

Куинси затонул носом вперёд в 02:38.[63]

Японский крейсер Юбари освещает прожектором северную группу Союзников прямо по курсу во время боя.

Как Куинси и Астория, Винсенс наблюдал воздушную засветку на юге, и к тому же действительно наблюдал артиллерийский огонь с южной стороны. В 01:50, когда американские крейсера были освещены японскими прожекторами, Винсенс медлил с открытием огня, опасаясь, что прожектора могут принадлежать дружественным кораблям. Немного позже Како открыл огонь по Винсенсу, который открыл артиллерийский огонь в ответ только в 01:53.[64] Так как Винсенс начал получать серьёзный урон от снарядов, его капитан Фредерик Л. Рифхолл приказал увеличить скорость до 25 узлов (46 км/ч), но вскоре, в 01:55, две торпеды от Токая попали в корабль, нанеся тяжёлые повреждения. Кинугаса теперь присоединился к Како в обстреле Винсенса. Винсенс смог попасть однажды по Кинугасе причиня средний ущерб её двигателям. Оставшиеся японские корабли также вели точный огонь по Винсенсу, количество попаданий достигло 74, а затем, в 02:03, вторая торпеда (в этот раз от Юбари) попала в корабль. После того, как была разрушена котельная, Винсенс остановился, охваченный огнём и накренившийся на левый борт. В 02:16 Рифхолл приказал команде покинуть корабль и Винсенс затонул в 02:50.[65]

Американские эсминцы Хельм и Вилсон также приняли участие в бою. Оба эсминца вели огонь по японским крейсерам, но не причинили ущерба и не получили попаданий сами.[66]

В 02:16 японская колонна прекратила огонь по северной группе Союзников, так как удалилась на большое расстояние к северу от острова Саво. Ральф Талбот обнаружил Фурутаку, Тэнрю и Юбари, когда они покидали воды острова Саво. Японские корабли направили на эсминец прожектора и добились нескольких попаданий, нанеся тяжёлый урон, но Ральф Талбот скрылся благодаря дождевому шквалу и японские корабли прошли мимо него.[67]

Решение Микавы

В 02:16 Микава провел совещание о том, стоит ли повернуть обратно и продолжить бой с уцелевшими кораблями Союзников и попытаться затопить транспорты Союзников на якорных стоянках. Несколько факторов повлияло на его окончательное решение. Его корабли были рассредоточены и понадобилось некоторое время на перегруппировку.[68] Его корабли должны были перезарядить торпедные аппараты, трудоёмкая работа заняла бы ещё некоторое время. Микава также не знал о количестве и местонахождении кораблей Союзников и его корабли потратили большую часть боезапаса.[69]

Еще более важным фактором было то, что Микава не имел прикрытия с воздуха и при этом считал, что американские авианосцы находятся поблизости. Микава знал, что у японского флота не было бы возможности восполнить потерю тяжёлых крейсеров, так как они в тот момент не производились на верфях, а на следующий день его корабли бы не успели отойти на достаточное нрасстояние, чтобы не попасть под атаки авиации, если бы он задержался у Гуадалканала.[70] Он не знал, что американские авианосцы ушли далеко от зоны боевых действий и не могли представлять угрозы на следующий день. Тем не менее, некоторые из офицеров Микавы были готовы атаковать транспорты Союзников, но большая часть всё же высказалась за отход с поля боя.[71] Далее, в 02:20 Микава приказал своим кораблям отступить.[72]

После боя

Американские эсминцы Блю и Паттерсон эвакуируют команду горящей Канберры

В 04:00 9 августа Паттерсон подошел бортом к Канберре, чтобы помочь крейсеру бороться с огнём. В 05:00 пожар практически уже был под контролем, но Тёрнер, который принял решение забрать все корабли Союзников до 06:30, приказал кораблю поторопиться, так как он должен был сопровождать флот. После эвакуации выживших эсминцы Сэлфридж и [73]

Позднее утром 9 августа генерал Вандегрифт сообщил адмиралу Тёрнеру, что ему нужно выгрузить больше снабжения до того, как транспорты уйдут. В связи с этим Тёрнер отложил отход транспортов на вторую половину дня. Тем временем экипаж Астории пытался спасти свой тонущий корабль. Пожары на Астории, тем не менее, в конечном счёте вышел из-под контроля и корабль затонул в 12:15.[74]

Утром 9 августа, автралийские береговые наблюдатели на Бугенвиле передали по радиосвязи предупреждение о налёте японской авиации из Рабаула. Экипажи транспортов Союзников на время приостановили выгрузку, но были озадачены, когда авианалёт не состоялся. Только после войны стало известро, что японские самолёты отбомбились по Джэрвису к югу от Гуадалканала, затопив его. Транспорты и военные корабли Союзников покинули зону Гуадалканала в вечерних сумерках 9 августа.[75]

Поздно вечером 9 августа Микава на Токай приказал черырём крейсерам из 6-го крейсерского дивизиона вернуться на базу в Кавьенг. В 08:10 10 августа Како был торпедирован подводной лодкой [76]

В нечение нескольких месяцев после сражения почти все подкрепления и снабжение Союзников попало на Гуадалканал транспортами меньшими конвоями, главным образом разгрузка проводилась днём, когда авиация Союзников с Новых Гебридов и авиабазы Хендерсон Филд, а также авианосцев, когда те находились рядом с островом, прикрывали высадку. За это время сухопутные силы Союзников на Гуадалканале получили достаточно вооружений и продовольствия, чтобы удержать несколько японских крупных операций по возврату островов.[77]

Несмотря на тактическое поражение в этом сражении, для Союзников в стратегическом плане бой сыграл позитивную роль (так как высадка десанта не была сорвана), и стал важным шагом на пути к окончательной победе над Японией. Вполне возможно, что если бы Микава принял решение рискнуть своими кораблями, но уничтожить транспорты Союзников утром 9 августа, он мог бы закончить Гуадалканальскую кампанию в её начале, и дальнейшая война в южной части Тихого океана пошла бы в совсем другом русле. Несмотря на то, что корабли Союзников у Гуадалканала были полностью разбиты в ночном бою, они выполнили свою миссию, защитив транспорты. Многие их этих транспортов быти многократно использованы для перевозки подкреплений и снабжения войскам Союзников на Гуадал канал в последующие месяцы. Решение Микавы не уничтожать транспорты Союзников, тогда, когда была для этого возможность, стало критической стратегической ошибкой для Японии.[78]

Японская иллюстрация военного времени, на которой изображено уничтожение трёх американских крейсеров японской эскадрой у острова Саво

Формальное руководство ВМФ США, известное как комиссия Хэпберна, впоследствии подготовило отчёт о бое. Комиссия допросила большинство старших офицеров Союзников в течение нескольких месяцев, начиная с декабря 1942 года.[79] Отчётом было рекомендовано официально осудить действия только одного офицера: капитана Говарда Д. Боуда. Отчёт также прекратил временные взыскания против других командиров Союзников, в том числе адмиралов Флетчера, Тёрнера, МакКейна и Кратчли, а также капитана Рифхолла. Карьеры Тёрнера, Кратчли и МакКейна практически не пострадали в связи с их ошибками, приведшими к поражению. Рифхолл, тем не менее, никогда более не командовал кораблями. Капитан Боуд, изучив отчёт, в котором особой критике подверглись именно его действия, застрелился в своём штабе в Бальбоа, Зона Панамского канала 19 апреля 1943, и умер на следующий день.[80] Кратчли был награждён орденом «Легион Почёта» (как главнокомандующий) в сентябре 1944 года. Адмирал Ямамото отправил поздравительное сообщение с победой Микаве, отметив, «Я ценю отважный и тяжёлый ратный труд каждого человека под его командованием. Я ожидаю, что вы приуножите своиподвиги в деле поддержки сухопутных сил Императорской армии которая ведёт сейчас отчаянную борьбу.» Позднее, однако, кода выяснилось, что Микава упустил возможность уничтожить транспорты Союзников, он был подвергнут жёсткой критике своими товарищами.[81] Адмирал Тёрнер позднее писал о том, почему его флот потерпел поражение в бою:

(Американский) Флот был все еще слишком уверен в собственном техническом и моральном превосходстве над врагом. Несмотря на достаточное количество доказательств возможностей противника большинство наших офицеров были слишком уверены, что они одержат победу при любых остоятельствах. Суммарным результатом этого была фатальная летаргия ума, которая привела к неготовности встречи с врагом и слепому использованию устаревших шаблонов мирного времени. Я считаю, что психологический фактор в причинах нашего поражения был гораздо сильнее эффекта внезапности.

Историк Ричард Б. Фрэнк добавляет, «Эта летаргия ума не могла бы полностью закончиться без нескольких ощутимых ударов по (американскому) Флоту у Гуадалканала, но после Саво Соединённые Штаты поднялись на палубу, готовые для самой ожесточённой битвы в своей истории.»[82]

Дэниэл Х. Галвин мл., спасшийся с тонущего Куинси, писал позднее об этом: «Около 40 лет моряки [с Куинси] должны были скрывать свою скорбь по гибели 389 служивших с ними товарищей, скрывая свой позор этой потери.» Тем не менее, с помощью акта о свободе информации историки смогли узнать правду о «бое у острова Саво.» Галвин писал, что в поражение внёс важный вклад Флетчер, который ушел из зоны и не оставив никого, кто бы его заменил. Кроме того, австралийские союзники, которые знали о приближении японских кораблей, не смогли передать информацию американцам.[83]

Литература

Ссылки

Примечания

  1. Frank, Guadalcanal, p. 306–307.
  2. Frank, Guadalcanal, p. 100.
  3. Frank, Guadalcanal, p. 100—101.
  4. Frank, Guadalcanal, p. 117. В том числе погибло на кораблях: Токай-34, Тэнрю-23 и Кинугаса-1. Кроме того, на Како затонувшем на следующий день (10 августа) до прихода в порт Кавьенг, погибло 71 человек, эти потери обычно учитываются в общей сумме потерь в бою у острова Саво. Все остальные японские крейсера были отремонтированы на месте.
  5. Frank, Guadalcanal, p. 121. В том числе погибло на кораблях: Куинси-389, Винсенс-342, Астория-235, Канберра-85, Ральф Талбот-14, Паттерсон-10 и Чикаго-2. Кроме того, Джарвис, затонувший позднее 9 августа, унёс жизни 233 членов экипажа, эти потери обычно учитывают суммарно как потери боя у острова Саво. Чикаго находился на ремонте до января 1943 года. Ральф Талбот ремонтировался в США до ноября 1942 года. Паттерсон был отремонтирован на месте.
  6. Hogue, Pearl Harbor to Guadalcanal, с. 235—236.
  7. Morison, Struggle for Guadalcanal, с. 14.
  8. Frank, Guadalcanal, сс. 621—624.
  9. Morison, Struggle for Guadalcanal, сс. 14-15.
  10. Loxton, Shame of Savo, сс. 90-103.
  11. Frank, Guadalcanal, с. 80.
  12. Hammel, Carrier Clash, с. 99.
  13. Loxton, Shame of Savo, сс. 104—105; Frank Guadalcanal с. 94 и Morison Struggle for Guadalcanal, с. 28.
  14. Lundstrom, Black Shoe Carrier Admiral, с. 368—385.
  15. Morison, Struggle for Guadalcanal, с. 59.
  16. Frank, с. 87; Loxton, с. 126. 8-й Флот также был известен в Флот внеших южных морей и включал 6-й и 18-й дивизионы эсминцев.
  17. Dull, Imperial Japanese Navy, сс. 193—194, Coombe, Derailing the Tokyo Express, с. 21. Позднее два транспорта были отозваны, один из них, Мейо Мару, затонул у мыса св. Георга, Бугенвиль в 21:25 8 августа в результате атаки подводной лодки ↑ Loxton, Shame of Savo, сс. 43-44. Японские приготовления к ночным боям включали интенсивную тренировку бдительности экипажей в ночных операциях, специально разработанные для ночного боя оптические приборы, торпеды дальнего радиуса действия (тип 93), использование гидропланов с линкоров и крейсеров для постановки освещения, а также частые ночные учения.
  18. Morison, Struggle for Guadalcanal, с. 19, Coombe, Derailing the Tokyo Express, с. 21.
  19. Loxton, Shame of Savo, с. 126.
  20. Toland, John, The Rising Sun: The Decline and Fall of the Japanese Empire 1936—1945, Random House, 1970, с. 355.
  21. Frank, Guadalcanal, с. 88. Гидросамолёты, отправленные Микавой, включали три Aichi E13A «Джейкс» и один Kawanishi E7K2 «Альф». Один Джэйк был сбит самолётом с авианосца Уосп, его экипаж погиб (Loxton, Shame of Savo, с. 129).
  22. Loxton, Shame of Savo, сс. 139—150. Неправильная идентификация двух крейсеров Микавы как гидроавианосцев первым Hudson могла произойти из-за большого рассеивания сил Микавы; кроме того, экипаж Hudson видел возвращение гидросамолётов. Первое донесение от Hudson не было получено по радио, так как станция в Фолл-Ривер не работала в это время из-за воздушной тревоги. Когда второй Hudson сообщал по радио о визуальном контакте с силами Микавы, Фолл-Ривер отказался получать донесение и упрекнул экипаж Hudson в нарушении радиомолчания. Локстон называет утверждения Моррисона, Далла, Ричарда Ньюкомба и других историков о том, что экипаж Hudson не сделал попыток передать донесение о контакте с противником по радио, рутинно и неторопливо закончив своё патрулирование, а затем «отправившись пить чай» до отправки донесения в заливе Милн «возмутительными слухами» и «клеветой», которую он обнаружил, проводя свои исследования.
  23. Morison, Struggle for Guadalcanal, с. 20.
  24. Frank, Guadalcanal, сс. 89-92.
  25. Dull, Imperial Japanese Navy, с. 195.
  26. Frank, Guadalcanal, с. 99.
  27. Loxton, Shame of Savo, сс. 80-81.
  28. Morison, Struggle for Guadalcanal, с. 32.
  29. Frank, Guadalcanal, сс. 96-97.
  30. Loxton, Shame of Savo, сс. 165—166.
  31. Dull, Imperial Japanese Navy, с. 197. Далл пишет, что время было 00:44, Локстон — 00:53 (Shame of Savo, с. 171), Моррисон — 00:54 (Struggle for Guadalcanal, с. 35), Фрэнк — 00:50 (Guadalcanal, с. 103).
  32. 1 2 Morison, Struggle for Guadalcanal, с. 36.
  33. Frank, Guadalcanal, с. 103.
  34. Loxton, Shame of Savo, с. 171.
  35. Frank, Guadalcanal, с. 103. Морррисон утверждает, что Блю позднее увидел «японскую вспомогательную шхуну» в том же месте, однако нет никаких убедительных объяснений, почему он или Блю считают, что шхуна была японской (Struggle for Guadalcanal, с. 55). Локстон констатирует, что Блю посчитал шхуну «безобидной» (Loxton, Shame of Savo, с. 216).
  36. Loxton, Shame of Savo, сс. 171—173.
  37. Dull, Imperial Japanese Navy, с. 197.
  38. Frank, Guadalcanal, сс. 103—104.
  39. Loxton, Shame of Savo, сс. 176—177.
  40. Loxton, Shame of Savo, с. 178.
  41. Morison, Struggle for Guadalcanal, сс. 36-37.
  42. Frank, Guadalcanal, с. 104.
  43. Loxton, Shame of Savo, сс. 179—180.
  44. Loxton, Shame of Savo, сс. 206—207.
  45. Morison, Struggle for Guadalcanal, с. 37.
  46. Loxton, Shame of Savo, сс. 180—184.
  47. Frank, Guadalcanal, с. 105. Фрэнк не верит, что японские торпеды попали в Канберру и не обсуждает возможности, что в корабль попали торпеды Союзников.
  48. Loxton, Shame of Savo, сс. 185—205. Локстон твёрдо уверен, что Канберра получила торпедное попадание от Бэгли, анализируя записи, отчёты и характер повреждений. Моррисон (Struggle for Guadalcanal, сс. 37-38.) отмечает, что Канберра получила попадания двух торпед, но считает, что это были японские торпеды.
  49. Morison, Struggle for Guadalcanal, с. 39.
  50. Loxton, Shame of Savo, с. 213.
  51. Frank, Guadalcanal, сс. 105—106.
  52. 1 2 Frank, Guadalcanal, с. 107.
  53. Loxton, Shame of Savo, с. 207.
  54. Morison, Struggle for Guadalcanal, сс. 38-39.
  55. Dull, Imperial Japanese Navy, с. 199. Экипаж Чикаго свидетельствует о артиллерийской дуэли между Джэрвисом и Юнаги (Loxton, Shame of Savo, с. 208).
  56. Loxton, Shame of Savo, с. 208.
  57. Frank, Guadalcanal, сс. 107—108.
  58. Morison, Struggle for Guadalcanal, сс. 40-47.
  59. Loxton, Shame of Savo, сс. 217—221.
  60. Morison, Struggle for Guadalcanal, сс. 41-44. Дословно капитан Астории после прибытия на мостик сказал, «Топпер, я думаю, что мы стреляем по собственным кораблям. Давайте не возбуждаться и не действовать поспешно! Прекратить огонь!» Артиллерийский офицер Астории повторил команду, добавив, «Ради Бога, дайте команду продолжить огонь!» Капитан, после того, как увидел четвёртый залп Токая по своему кораблю, сказал, «Наши корабли это или нет, но мы должны остановить их. Открыть огонь!» (Loxton, Shame of Savo, сс. 226—227.)
  61. Loxton, Shame of Savo, с. 231.
  62. Frank, Guadalcanal, сс. 111—113.
  63. Morison, Struggle for Guadalcanal, с. 47.
  64. Loxton, Shame of Savo, сс. 225—228.
  65. Frank, Guadalcanal, с. 114.
  66. Morison, Struggle for Guadalcanal, сс. 50-51.
  67. Frank, Guadalcanal, с. 115.
  68. Dull, Imperial Japanese Navy, с. 201.
  69. Toland, John, ibid, с. 362.
  70. Loxton, Shame of Savo, сс. 237—239.
  71. Morison, Struggle for Guadalcanal, с. 53.
  72. Frank, Guadalcanal, сс. 117—118.
  73. Morison, Struggle for Guadalcanal, сс. 57-59.
  74. Loxton, Shame of Savo, сс. 250—253. Джэрвис получил попадания двух японских самолётов, экипажи которых не вернулись на базу.
  75. Dull, Imperial Japanese Navy, с. 203.
  76. Murray, War to be Won, cc. 211—215.
  77. Frank, Guadalcanal, с. 121.
  78. Frank, Guadalcanal, с. 122.
  79. Shanks, Sandy, The Bode Testament: Author’s Interview, [1] and Hackett, CombinedFleet.com.
  80. Loxton, Shame of Savo, с. 267.
  81. 1 2 Frank, Guadalcanal, с 123.
  82. Guadalcanal Echoes, Spring 2010 Edition, с 14, (Publication of the Guadalcanal Campaign Veterans, [American veterans group])


Wikimedia Foundation. 2010.

Смотреть что такое "Бой у острова Саво" в других словарях:

  • Бой у острова Реннелл — Война на Тихом океане …   Википедия

  • Бой у острова Санта-Круз — Бой у островов Санта Крус (англ. Battle of the Santa Cruz Islands)  морской авианосный бой между японской и американской эскадрами, состоявшийся в ходе Второй мировой войны 25 27 октября 1942 года. Победу в бою одержали японцы. Содержание 1… …   Википедия

  • Бой у мыса Эсперанс — Вторая мировая война Японский крейсер Аоба …   Википедия

  • Саво (остров) — Не следует путать с Саво. Саво англ. Savo Island …   Википедия

  • Бой у Тассафаронга — Бой у Тассафаронга, Четвёртое сражение у острова Саво, Сражение у Лунга Поинт Вторая мировая война …   Википедия

  • Бой у реки Тенару — Война на Тихом океане …   Википедия

  • Бой у Лунга Пойнт — Бой у Тассафаронга, Четвёртое сражение у острова Саво, Сражение у Лунга Поинт Вторая мировая война Дата 30 ноября 1942 года Место мыс Тассафаронга, остров Гуадалканал, Соломоновы острова Итог Победа японцев …   Википедия

  • Бой у островов Санта-Крус — Вторая мировая война Тихоокеанский театр военных действий …   Википедия

  • Бой у мыса Коли — Война на Тихом океане …   Википедия

  • Бой у островов Санта-Круз — Бой у островов Санта Крус (англ. Battle of the Santa Cruz Islands)  морской авианосный бой между японской и американской эскадрами, состоявшийся в ходе Второй мировой войны 25 27 октября 1942 года. Победу в бою одержали японцы. Содержание 1… …   Википедия

Книги