Наундорф, Карл-Вильгельм

Наундорф, Карл-Вильгельм
Карл-Вильгельм Наундорф
Karl-Wilhelm Naundorff
Naundorff.jpg
Дата рождения:

ок. 1785

Дата смерти:

10 августа 1845(1845-08-10)

Место смерти:

Делфт

Ка́рл-Ви́льгельм На́ундорф (нем. Karl-Wilhelm Naundorff, ок. 1785 — 10 августа 1845, Делфт) — берлинский часовщик, выдававший себя за Людовика XVII, вопреки официальным заявлениям не умершего, а бежавшего из тюрьмы Тампль.

Содержание

Введение

Людовик XVII

Луи-Шарль Бурбон, второй сын Людовика XVI и Марии-Антуанетты, был объявлен дофином Франции после смерти в 1789 году старшего брата Луи-Ксавье-Франсуа. После неудавшегося бегства королевской семьи в Варенн был вместе с матерью и старшей сестрой заключён в тюрьму Тампль. Историки сходятся в том, что эта мера была направлена против возможности похищения дофина монархически настроеными эмигрантами. Власти рассматривали королеву (а после её казни, дофина и его сестру), как «драгоценных заложников», жизнь и свобода которых напрямую зависела от нейтралитета или наоборот, враждебных действий против Франции, основных европейских держав.

Глава коммуны Шометт на одном из заседаний Конвента выдвинул предложение отдать дофина в семью сапожника Антуана Симона[fr]. «Я хочу, — сказал он, — чтобы ему (дофину) дали некоторое образование, я удалю его из семьи, чтобы он забыл о своем ранге». В какой-то мере, это удалось. В ряде исследований показано, что Симон по-своему любил своего подопечного. Сохранились счета за игрушки, цветы и птиц, купленных для него Симоном[1]. Сам Луи-Шарль также с достаточным увлечением предавался новой для него жизни. По воспоминаниям сестры, юный король «пел революционные песни» и (наверняка, с чужих слов) нещадно ругал прежний строй[2]. 3 января 1794 года (14 нивоза) Генеральный совет Коммуны из-за постоянного отсутствия на заседаниях многих своих членов вынес решение запретить им занимать любую оплачиваемую должность в административных органах. Предложение сделать исключение для Симона было отвергнуто, и сапожник вместе с женой покидают Тампль.

После этого начинаются работы по «изоляции» дофина и его сестры от внешнего мира. Количество свидетелей, видевших его в последующее время, неуклонно сокращается — что принимается эвазионистами (сторонниками теории бегства, от фр. efsion — бегство) как доказательство потенциальной возможности похищения ребёнка.

По официальным данным Луи-Шарль умер 8 июня 1795 года от золотухи и туберкулеза. Теми же заболеваниями страдал и его старший брат. Однако никакие усилия властей не могли окончательно подавить слухи о подмене и бегстве дофина из тюрьмы.

Шарль-Луи Бурбон. С прижизненного портрета

Слухи

Слухи о подмене наследника престола появились и упорно удерживались с момента бегства королевской семьи в Варенн. Уверяли, что настоящий дофин ещё до революции (а может быть, во время одной из прогулок, разрешённых Марии-Антуанетте с детьми, во время их вынужденного нахождения в Париже во дворце Тюильри) был отдан на попечение адвокату Оэку, по происхождению канадцу. Оэк якобы увёз дофина с собой за океан, а Мария-Антуанетта вернулась с прогулки с неким мальчиком по фамилии Ларош, уроженцем Тулузы.

Говорили, что Коммуна собирается тайно передать Шарля-Луи австрийцам, что дофин уже переведён в военный лагерь в Медон, или во дворец Сен-Клу. Слухи попадали и на страницы газет, и Робеспьер вынужден был официально опровергать их с трибуны Конвента. Однако, это опровержение никого не убедило.

«Смерть сына Людовика XVI породила различные слухи, басни одна нелепее другой. Одни утверждают, что дофин вполне здоров и будет передан иностранным державам, другие — что он был отравлен… Смерть отняла у Франции „драгоценного заложника“», — писала «Газетт франсез» 12 июня 1795 года

Европейские державы, возможно, из политических соображений, предпочли «не поверить» в естественную смерть Шарля-Луи. Один из деятелей эмиграции Шаретт прямо обвинял термидорианское правительство в убийстве (отравлении) Людовика XVII и его лечащего врача Десо, который действительно умер за несколько дней до своего пациента, видимо, из-за свирепствовавшей в госпитале эпидемии.[1] Не слишком известный, но очень плодовитый писатель Реньо-Варенн, вероятно, решив воспользоваться животрепещущей темой написал роман «Кладбище Мадлен», из которого читатель узнает, как некие монархически настроенные заговорщики сумели вынести ребёнка из Тампля в корзине для белья, и посадили его на корабль, отплывающий в Америку. Корабль этот, однако же, был перехвачен французским фрегатом и ребёнок возвращён в тюрьму, где и умер.

Полиция арестовала рукопись, и автору довольно долго пришлось испрашивать разрешение на опубликование, ссылаясь на беллестристический характер своего произведения и полную вымышленность фактов. Так или иначе, противоречивые слухи и ожидания, будоражившие умы французов, подготовили почву для самозванцев, и те не замедлили объявиться.

Самозванцы

Один из претендентов, Дж. Дж. Одборн

Количество самозванцев, появившихся после реставрации монархии во Франции и выдававших себя за чудом спасшегося дофина перевалило за сотню. Истории их были довольно однообразны — так один из них, Жан-Мари Эрваго, указывал на то, что его мать Николь до замужества носила фамилию Биго (Bigot) и в то же время некий Реми Биго подписал свидетельство о смерти дофина в Тампле. Из этого претендент пытался сделать вывод, что семья Биго подменила дофина (его самого) собственным ребёнком, но отец, устроившись в Тампль не терял сына из виду до самого конца и т. д.

Эрваго пользовался покровительством министра наполеоновской полиции Фуше, который, видимо, собирался использовать его в своих политических играх, но затем оставил эту мысль.

Другой претендент, «барон Ришмон» доказывал, что жёна Симона, жалея ребёнка, тайно подменила его неким немым мальчиком. Стоит заменить, что в отчете Барраса, одного из последних, видевшего дофина живым, действительно говорилось, что ребёнок, которого он видел в Тампле «послушно выполнял все команды, но несмотря ни на какие усилия, из него нельзя было вытянуть ни слова». Впрочем, в более поздние времена Ришмон был арестован за мошенничество и приговорён к 12 годам тюрьмы.

Дофин объявился и за океаном. Им оказался Элеазар Уильямс, миссионер из Висконсина. По словам этого претендента, из-за перенесенных испытаний, детские годы полностью выпали у него из памяти. Он якобы помнил себя только с 13 лет, когда жил и воспитывался в Америке. Он стал миссионером и проповедовал среди индейских племен, когда его якобы разыскал сын Луи-Филиппа и показал некие документы, подтверждавшие его будущие притязания.

Ещё одним заокеанским претендентом выступил натуралист Дж. Дж. Одборн, уроженец Гаити.

Рано или поздно, каждого из самозванцев удавалось разоблачить, указать его подлинное имя и происхождение. С годами «Людовики XVII» деградировали все больше и больше, оказывались в большинстве случаев мошенниками, и появление очередного «единственного, законного» претендента на престол начинало вызывать откровенные насмешки. Дошло то того, что после смерти в 1812 году одного из претендентов, Эрваго, явился «претендент в претенденты» Жак Демазо, выдававший себя за умершего.

Как известно, окончательно опустившийся представитель клана «Людовиков» встречается даже в романе Марка Твена «Приключения Гекльберри Финна».

Биография

Карл-Вильгельм Наундорф оказался единственным из претендентов, чьи притязания до сих пор не удается опровергуть с полной убедительностью. Его появление в роли пропавшего дофина приходится на 1825 год когда он оказался замешанным в мошенничестве при продаже дома, и попал на скамью подсудимых. При проверке документов оказалось, что в Веймаре, откуда он якобы был родом, никогда не родился и не проживал человек с таким именем, то есть прусские власти сознательно выдали ему фальшивый паспорт.

Могила Карла Наундорфа в городе Делфте

По собственным словам претендента, он явился к полицей-президенту Пруссии Лекоку в 1810 году и показал ему свои подлинные документы. Тот взял их для передачи прусскому королю и выдал взамен паспорт на имя Наундорфа.

Конечно же, судебные власти не поверили рассказам Наундорфа о его «королевском происхождении» и претендент был заключён на три года в тюрьму. В дальнейшем он бежал из Пруссии, и объявился в Париже, где его сразу «узнали» Жоли, последний министр юстиции при Людовике XVI и гувернантка дофина мадам Рамбо. Е. Ф. Черняк справедливо сомневается в том, насколько ценно это «узнавание» в 50-летнем человеке пятилетнего ребёнка, виденного к тому же много лет назад.

Сестра Шарля-Луи, Мария-Тереза наотрез отказывалась видеться с претендентом и обсуждать детские воспоминания, которые он выдвигал в доказательство своей «подлинности». Впрочем, этот факт мало о чём говорит, так как после смерти Людовика XVIII шансы Марии-Терезы стать королевой Франции напрямую зависели от того, жив или мертв её брат (она была женой своего двоюродного брата Людовика Ангулемского, который стоял следующим на очереди к престолу после Людовика XVIII и своего отца Карла X).

По утверждениям претендента, на него не раз совершались покушения в Париже, и позже в Лондоне, куда он перебрался после вынужденного отъезда из Франции. Последние полгода жизни претендент провел в Голландии в городе Делфт, где король предоставил ему и его потомкам право носить фамилию Бурбон. Работал в Пиротехнической мастерской при голландской армии, причем и здесь не обошлось без загадок. Созданная им «бомба Бурбона» около 60 лет стояла на вооружении. Однако же сумма, выплаченная изобретателю — 72 тыс. флоринов, а после доработки 1 млн флоринов, в то время была просто фантастической. По словам голландского архивиста Остебана «этот документ напоминает не деловое соглашение, а галлюцинации из романов Гофмана».

Карл Наундорф скончался в 1845 году и был похоронен под именем Людовика XVII. В отличие от большинства известных истории самозванцев, Наундорф передал свои претензии потомкам, которые выступали с громкими заявлениями в 1919 году (в разгар мирной конференции в Версале) и активны и в наше время.

«Очерк истории несчастий дофина, сына Людовика XVI»

Тюрьма Тампль. Рис. начала XVIII века. Хорошо видна Большая Башня, место заключения королевской семьи

Так были озаглавлены мемуары претендента, впервые появившиеся в Лондоне в 1834 году, затем переизданные в 1836 году адвокатом Грюо де ла Баром. По словам академика Мориса Гарсона, «он рассказывал совершенно фантастическую историю, которая ни с чем не совмещалась и не допускала никакой проверки. Неизвестно, ни кто вмешался в его судьбу, ни каким образом этот неизвестный смог проникнуть в Тампль… Далее следовала цепь загадочных приключений, ни одно из которых не могло быть увязано с каким-либо известным фактом…»[3]

Позже, подредактировав свои «воспоминания», претендент включил в них конкретные факты, однако, критикой справедливо замечено, что факты эти либо совпадали с уже изложенными в мемуарах других участников событий, либо опять же не поддавались проверке. Сам претендент объяснял это необходимостью хранить молчание, избегая угрозы для жизни. В коротких словах, его история звучала следующим образом:

Тампль

Некие неизвестные доброжелатели подменили ребёнка вначале манекеном. Истинного дофина спрятали в тайнике на четвёртом этаже, где он провел довольно долгое время. Затем манекен заменили немым мальчиком (которого и видел Баррас), а ещё позже — рахитичным ребёнком, в конце концов умершим и похороненным. Затем труп был перенесен в тайник, а претендента, усыпив большой дозой опиума положили в гроб. (Интересно, что после ареста Робеспьера у него были найдены в бумагах пометки «Назначить повара. Арестовать старого. Опиум. Врач.» которые сторонники Наундорфа поспешили объявить инструкцией по похищению дофина из Тампля. Якобы предполагалось арестовать повара Гарнье, последнего из старых слуг, хорошо знавшего наследника. Затем для собственно похищения дать ребёнку опиум, при процедуре должен был присутствовать врач.)

Так или иначе, ребёнка положили в гроб, который вынесли наружу некие мнимые огородники. Далее Шарля-Луи спрятали в повозке, набив гроб старыми газетами, чтобы сохранить прежний вес.

Швейцария, зимний пейзаж в деревне Сент, в восточном кантоне Граубюнден

Швейцария

Спасшегося ребёнка поручили заботам некоей гувернантки, он начал говорить по-немецки, забыв свой родной язык. Именно этим «фактом» Наундорф объяснял, почему почти не говорит по-французски. Далее, в одну из ночей дом, где скрывался дофин, подвергся нападению. Некие неизвестные связав юношу, отвезли его в какой-то замок, где вынуждали подписать бумаги об отречении от престола. Получив отказ, его заперли в темнице. Некто опять же неизвестный, сумел тайно вывести его и вместе с ним отправиться в новое укрытие, где дофин был поручен заботам девушки по имени Мария.

Через океан в Соединённые Штаты

Американская прерия. Лето

Затем претендент рассказывал о том, как был переправлен в Северную Америку, отдан в обучение к часовщику, обручился с Марией, был вынужден бежать из Соединённых Штатов, после того, как неизвестные преследователи вышли вновь на его след и заминированный дом, куда Мария и дофин должны были вернуться, взлетел на воздух. Беглецы скрывались в пещере, затем сели на корабль, но преследователи настигли их и здесь. Мария и её отец были отравлены, дофин и его друг «охотник», егерь Жан, как позже выясняется, носивший фамилию Монморен, схвачены, и препровождены под конвоем во Францию. Вновь в заброшенном замке трое неизвестных требовали от него отречения от престола, затем некто четвёртый приказал изуродовать юношу, исколов ему лицо шипастым инструментом. Этим фактом претендент объяснял своё неполное сходство с сохранившимися портретами дофина. Далее оказывается, что «егерь Жан», втершись в доверие преследователей, обманул их, и во время переезда пленника в другой замок, сумел опрокинуть карету и бежать вместе с претендентом. Ещё несколько раз дофина ловили и заключали в тюрьмы, откуда он снова и снова бежал. Единственное имя, которое при этом называется (и опять же эпизод не подтвержден ничем) — герцог Энгиенский, позже расстрелянный Наполеоном, и якобы поклявшийся вернуть претенденту престол.

Берлин. Бранденбургские ворота

Германия

Далее, по словам претендента, на границе с Чехией он вступил в отряд немецих вольных стрелков, воевал на стороне Германии, был тяжело ранен в одном из боев, взят в плен французами и отправлен в каторжную тюрьму под Тулоном. В очередной раз ему удалось бежать. Снова неизвестный человек пришёл ему на помощь и вручил претенденту паспорт на имя Наундорфа, что позволило тому наконец-то оторваться от преследователей и поселиться в Берлине под видом часовщика. Именно тогда, утверждал претендент, он явился к полицай-президенту Лекоку и вручил ему свои подлинные документы для передачи их прусскому королю. (хотя вслед за М. Гарсоном, трудно поверить, что документы могли уцелеть в стольких злоключениях). Документы исчезли без следа, и Наундорф был окончательно лишён возможности доказать свои слова.

Исторические исследования вопроса

За и против

Вопрос о том, был или не был Наундорф Людовиком XVII, давно потерял политическое значение, но продолжает будоражить умы как профессионалов так и любителей исторической науки.

Могильная плита Наундорфа в Делфте. Надпись гласит: «Здесь покоится Людовик XVII, король Франции и Наварры, герцог Нормандский»

Обычные доводы «за» (собранные французским исследователем А.Луиго)[4]

  • Появлявшиеся в то же время «Людовики XVII» в большинстве своем были откровенными мошенниками. Уже современники задавались вопросом — не были они (в целом или в большинстве) платными полицейскими агентами, призванными скомпрометировать подлинного принца?
  • Для Наундорфа, единственного из претендентов, не удалось выяснить ни его подлинного имени, ни места рождения. Имя, которое осталось за ним в истории, как доказано, не соответствует реальности.
  • Эвазионисты находили у Наундорфа «бросающиеся в глаза фамильные черты Бурбонов».
  • Возраст. Медицинское освидетельствование останков претендента, выполненное в 1950 году доктором Хулстом (Германия) убедительно доказывает, что в момент смерти Наундорфу было не больше 60 лет, так же как и дофину, родившемуся в 1785 году
  • Специальное изучение источников, выполненное Х.Рошем, доказало, что цвет глаз, рубцы и следы прививок в большинстве своем совпадали у дофина и единственного из претендентов — Наундорфа.
  • Незнание французского языка, долго считавшееся абсолютным доказательством ложности претензий Наундорфа, вполне объяснимо как одно из последствий жестокого нервного потрясения. Такие случаи медицине известны.
  • Тем же нервным шоком объяснима и путаница и определённая бессвязность воспоминаний, при всей несуразности они не производят впечатления сознательной выдумки.
  • Существует свидетельство герцогини Беррийской, что её отец, убитый при довольно тёмных обстоятельствах, поддерживал претензии берлинского часовщика. Об этом же неоднократно заявлял и сам претендент.
  • Герцогиня Ангулемская (старшая сестра дофина), как следует из её писем, опубликованных уже в XIX веке, не верила в смерть брата в Тампле.

Доводы «против» (вслед за академиком М. Гарсоном)[3]

  • Бросающаяся в глаза несуразица в тексте т. н. «воспоминаний». Наундорф рассказывает, что в Тампле у него была гувернантка, что противоречит всем имеющимся документам.
  • Совершенно неясно, кем и как было произведено похищение.
  • Сам текст мемуаров, «колеблющийся между абсурдным и невозможным» (А. Кастело).
  • Невозможность проверки имеющихся сведений. Наундорф не называет имен, руководствуясь темными намеками, при том, что совершенно неясны причины, заставлявшие его скрывать подлинные сведения чуть ли не пятьдесят лет спустя.
  • Во всех странах, где происходили бесконечные похищения и побеги, была действующая полицейская и судебная система. Трудно поверить, что ни в одном архиве ни осталось ни малейшего следа происходившего.
  • Отказ сестры дофина герцогини Ангулемской встречаться или обсуждать что-либо с претендентом.
  • Многие из свидетелей произошедшего (начиная с тюремных сторожей дофина Гомена и Лана) были живы, но никто из них не поддержал претензий Наундорфа.
  • Действительно, вследствие нервного шока человек может забыть свой родной язык. Но никакая экспертиза не в состоянии установить, знал ли он этот язык действительно или только утверждает это.
  • Как было уже сказано, «узнавания» мало что доказывают, из психологии хорошо известно, что люди, готовые к чуду, узнают кого угодно. Это подтверждает хотя бы история Анны Андерсон. Так же мало стоит мнение герцого Беррийского — это лишь доказывает, что герцог мог поддерживать претендента по неким политическим причинам, или быть введенным в обман.

Неудавшееся отождествление

Ж.Мантейе, и вслед за ним другие исследователи постарались доказать тождество Наундорфа с Карлом Вергом[5], дезертиром из прусской армии — однако же, предположение во многом не оправдалось. Так в паспорте, выданном на имя Верга в 1812 г. указывалось, что у него чёрные глаза и волосы — что никак не совпадает с сохранившимися портретами Наундорфа. Также Верг служил в полку герцога Брауншвейгского, куда, если верить сохранившимся документам, не принимали солдат ниже 1.76 м роста. Рост Наундорфа был около 1.68 м. Как было указано также, возраст Наундорфа в момент смерти был равен приблизительно 60 годам. Верг был старше, в 1845 г. ему исполнилось бы 68 лет. Стоит, впрочем, заметить, что паспорт на имя Верга был выдан тем же полицмейстером Лекоком, что выписал откровенно фальшивый паспорт на имя Наундорфа[1].

Сердце Людовика XVII в базилике Сен-Дени

Ранние экспертизы

Первая

В 1943 году стараниями французского историка А.Кастело была произведена экспертиза волос Наундорфа и дофина (сохранившихся в его деле). Экспертиза выполнялась в полицейской лаборатории города Лиона, Франция, по последнему слову тогдашней науки. В основу сравнения были положены микрофотографии волос, безусловно принадлежавших дофину и пряди волос претендента. Было установлено, что особенности внутреннего канала совершенно идентичны в обоих случаях, что дало возможность полицейскому, профессору Локарду категорично утверждать, что волосы принадлежат одному и тому же лицу. Кастело поспешил сообщить об этом в своей книге, немедленно ставшей сенсацией[6].

Вторая

Впрочем, как подлинный исследователь Кастело настоял на второй экспертизе. Она должна была сравнить прядь волос ребёнка, умершего в Тампле (были срезаны дежурным комиссаром Дамоном) и сохранившиеся волосы претендента. На сей раз оказалось, что они принадлежат разным людям. Кастело пришлось выпустить второе издание своей книги и опубликовать статью в известном журнале «Фигаро», где объявлялось, что Наундорф — самозванец.[7]

Не стоит забывать, что в данный момент времени экспертиза волос является одним из самых трудных разделов медико-криминалистической теории.

Новейшие исследования

Уже в наше время было сделано генетическое сравнение тканей сердца дофина (оно сохранилось и находится в специальном саркофаге в усыпальнице французских королей, базилике Сен-Дени). В качестве первого шага было доказано, что сердце безусловно принадлежит ребёнку из семьи Бурбонов, выделенная ДНК во многом совпала с ДНК ныне здравствующих представителей этого семейства. Немедленно последовало возражение — нет никаких доказательств, что сердце не принадлежит «старшему дофину» умершему ещё до революции.

Сравнение тканей сердца и ДНК Наундорфа, показало, что последний вряд ли имеет родственные связи с Бурбонами. Опять же, последовало возражение — нет никаких доказательств, что взятые как образец ткани принадлежат Наундорфу, но не были заменены или попросту перепутаны.

См. также

Примечания

  1. 1 2 3 Е. Б. Черняк «Пять столетий тайной войны»
  2. Воспоминания Марии-Терезы Французской о пребывании ее семьи в Тампле  (фр.)
  3. 1 2 M.Garçon Louis XVII ou la fausse Énigme, Paris, Hachette, 1968.
  4. Louigot, André — Le Sphinx de Potsdam La Pensée universelle, 1974
  5. Manteyer, Georges de.- Les faux Louis XVII. Le roman de Naundorff et la vie de Carl Werg. Recueil de sept cents documents tirés des Archives d’Allemagne et de France (1774—1920). Paris, Librairie Universitaire J. Gamber, 1926
  6. Castelot André, Louis XVII, l'énigme résolue, Chabassol, 1947
  7. Castelot André, «Non, Naundorff n'était pas Louis XVII», Le Figaro Littéraire, 16 juin 1951

Литература

  • Е. Б. Черняк Времен минувших заговоры, Международные отношения, ISBN 5-7133-0625-9 М.
  • Е. Б. Черняк «Пять столетий тайной войны»
  • Сайт потомков Наундорфа, продолжающих упорствовать в своих притязаниях [1] (на фр. яз.)
  • Manteyer, Georges de.- Les faux Louis XVII. Le roman de Naundorff et la vie de Carl Werg. Recueil de sept cents documents tirés des Archives d’Allemagne et de France (1774—1920). Paris, Librairie Universitaire J. Gamber, 1926.
  • Воспоминания Марии-Терезы Французской о пребывании её семьи в Тампле (на фр. яз.) [2]
  • Louigot, André — Le Sphinx de Potsdam La Pensée universelle, 1974
  • Castelot André, Louis XVII, l'énigme résolue, Chabassol, 1947.
  • Castelot André, «Non, Naundorff n'était pas Louis XVII», Le Figaro Littéraire, 16 juin 1951.

Wikimedia Foundation. 2010.

Смотреть что такое "Наундорф, Карл-Вильгельм" в других словарях:

  • Наундорф, Карл Вильгельм — Карл Вильгельм Наундорф Karl Wilhelm Naundorff …   Википедия

  • Наундорф Карл-Вильгельм — Карл Вильгельм Наундорф Karl Wilhelm Naundorff Дата рождения: ок. 1785 Дата смерти: 10 августа 1845 …   Википедия

  • Самозванец — Лжедмитрий I  самый успешный из русских самозванцев, портрет начала XVII в. Самозванец  человек, выдающий себя за лицо, которым он не является, обычно в корыстных (мошенничество …   Википедия

  • Эрваго, Жан-Мари — Дофин в возрасте четырёх лет. Портрет работы Элизабет Виже Лебрен Жан Мари Эрваго  (фр. Jean Marie Hervagault, 20 сентября 1781 г.  8 мая 1812 г.)  первый по времени из …   Википедия

  • Брюно, Матюрен — У этого термина существуют и другие значения, см. Брюно. Людовик XVII в Тампле (в одежде мальчика ремесленника). Скульптура Анн Шардонне Матюр …   Википедия

  • Эбер, Анри Этельберт Луи Виктор — Шарль Луи Бурбон. С прижизненного портрета. В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Эбер. Анри Этельбе …   Википедия

  • Брюно Матюрен — Людовик XVII в Тампле (в одежде мальчика ремесленника). Скульптура Анн Шардонне Матюрен Брюно (фр. Mathurin Bruneau, 10 мая 1784 г.  1825 г.) самозванец, выдававший себя за дофина Луи Шарля Бурбона, сумевшего спастись из Тампля во время… …   Википедия

  • Матюрен Брюно — Людовик XVII в Тампле (в одежде мальчика ремесленника). Скульптура Анн Шардонне Матюрен Брюно (фр. Mathurin Bruneau, 10 мая 1784 г.  1825 г.) самозванец, выдававший себя за дофина Луи Шарля Бурбона, сумевшего спастись из Тампля во время… …   Википедия

  • Эрваго Жан-Мари — Дофин в возрасте четырёх лет. Портрет работы Элизабет Виже Лебрен Жан Мари Эрваго  (фр. Jean Marie Hervagault, 20 сентября 1781 г.  8 мая 1812 г.)  первый по времени из самозванцев, выдававших себя за Людовика XVII, чудом спасшегося из крепости… …   Википедия

  • Эрваго — Эрваго, Жан Мари Дофин в возрасте четырёх лет. Портрет работы Элизабет Виже Лебрен Жан Мари Эрваго  (фр. Jean Marie Hervagault, 20 сентября 1781 г.  8 мая 1812 г.)  первый по времени из самозванцев, выдававши …   Википедия

Книги

  • Наундорф, Карл-Вильгельм, Jesse Russell. Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. Внимание! Книга представляет собой набор материалов из Википедии и/или других online-источников.… Подробнее  Купить за 998 руб
  • Журнал «Дилетант» № 06/2014, Отсутствует. «Дилетант» – это ежемесячный исторический журнал для семейного чтения. Он создан для тех, кто любит историю и хочет знать о ней как можно больше. Это простой способвойти в увлекательнейший… Подробнее  Купить за 50 руб электронная книга


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.