История Индонезии

История Индонезии
Индонезия

История Индонезии — история Республики Индонезии, а также существовавших ранее на территории этой страны других государственных образований, колониальных владений и иных человеческих общностей.

В доисторическое время на территории Индонезии находились одни из самых ранних ареалов расселения древних людей. Её заселение человеком разумным началось около 45 000 лет назад, в последующем имело место несколько крупных миграционных волн из континентальной части Азии.

Формирование государственных образований началось в I—III веках н. э. Крупнейшими средневековыми государствами были Шривиджая (VII—XIII века) и Маджапахит (XIII—XVI века), распространявшие свой контроль на значительную часть Малайского архипелага. В XVI веке началось проникновение голландских колонизаторов, которые к концу XIX века объединили под своей властью бо́льшую часть территории современной Индонезии в составе владения Нидерландская Ост-Индия.

Независимость страны провозглашена 17 августа 1945 года после её трёхлетней оккупации вооружёнными силами Японии. Становление суверенного государства сопровождалось длительной вооружённой борьбой с голландцами, пытавшимися восстановить свой контроль над бывшей колонией. Важнейшими этапными пунктами современной истории был политический кризис 1965 года, завершившийся установлением в стране военного режима, и масштабные либерально-демократические преобразования конца 1990-х — начала 2000-х годов.

Содержание

Доисторический период

Графическое изображение костных останков питекантропа, обнаруженных Эженом Дюбуа в 1891 году

На территории Индонезии находятся одни из наиболее ранних ареалов расселения древних людей. В частности здесь, в центральной части острова Ява, было сделано одно из самых значимых палео-антропологических открытий — обнаружение ископаемых останков питекантропа, также известного как яванский обезьяночеловек, представляющего один из подвидов человека прямоходящего. Находки, сделанные в начале 1890-х годов нидерландским исследователем Эженом Дюбуа, относятся к периоду раннего палеолита, их приблизительная датировка — от 2 миллионов до 500 тысяч лет назад[1][2][3]. Позднее на Яве и других островах были обнаружены останки представителей иных подвидов человека прямоходящего[4].

Особое место среди представителей древних гоминид, обитавших на индонезийской территории, занимает флоресский человек, останки которого, обнаруженные в 2003 году международной научной экспедицией на острове Флорес, датируются периодом от 95 до 17 тысяч лет назад. По состоянию на 2012 год вопрос о классификации этого вида остаётся открытым: бо́льшая часть исследователей относит его, как и питекантропа, к человеку прямоходящему, однако некоторыми учеными он рассматривается как ранний подвид человека разумного[5][6][7].

Заселение территории Индонезии человеком разумным началось около 45 000 лет назад[8]. В рамках этого процесса выделяется несколько крупных миграционных волн, в ходе которых на острова Малайского архипелага с континентальной части Юго-Восточной Азии происходило перемещение представителей различных этнических групп. Наиболее ранние переселенцы принадлежали к негроидной расе. Они впоследствии составили основу этногенеза таких народов Индонезии, как кубу и папуасы. Во втором тысячелетии до нашей эры началось проникновение монголоидных народностей, принёсших с собой высокую неолитическую культуру. Первую крупную волну монголоидов сформировали так называемые протомалайцы[ru], ставшие предками таких народов, как гайо, ниасы, сасаки, тораджи. В результате второй, более масштабной волны, относящейся к середине первого тысячелетия до нашей эры, произошло расселение так называемых дейтеромалайцев[ru]. Дейтеромалайцы, принесшие с собой высокоразвитую культуры бронзы и широко распространившие на значительной части территории архипелага земледелие, стали предками большей части современных индонезийцев, в том числе таких многочисленных народов, как яванцы, сунды, мадурцы[9][10][11]. Переход к бронзе на основной территории страны завершился к началу нашей эры, примерно в это же время в прибрежных районах начался переход к культуре железа[12].

Доколониальный период (I—XVI века)

Образование государств, распространение индуизма и буддизма

Прасасти c фрагментом летописи государства Тарума

Время начала процесса политогенеза было весьма различным для разных регионов Индонезии (в ряде мест, в частности, в глубинных районах Новой Гвинеи, он вообще не начинался). Наиболее ранние его свидетельства, обнаруженные в западной части архипелага, относятся к рубежу новой эры: с I по III век н. э. на Суматре, Яве, Калимантане существовало несколько — либо даже несколько десятков — государственных образований. Их материальное наследие сохранилось в минимальном объёме и с большим трудом поддается научной интерпретации, соответствующие сведения в индийских, китайских, римских и прочих экстерриториальных источниках отрывочны и скудны[13]. Наиболее древние из них, вероятно располагались на южном и восточном побережьях Суматры, однако неустановленными остаются не только их самоназвания, но даже сколь-либо точное географическое положение[13].

Существование первых государственных образований, названия и расположение которых науке доподлинно известны, относится к несколько более позднему периоду — середине IV века: это Кутай[ru], располагавшийся на восточном Калимантане у низовий реки Махакам, и Тарума, образовавшееся на западной оконечности Явы[12][14]. Если история Кутая изучена крайне слабо и даже примерные сроки его существования остаются неизвестными, то развитие Тарумы прослеживается достаточно обстоятельно вплоть до её гибели в конце VII века. Тарума, очевидно, отличалась более сложной административной системой и развитыми общественными отношениями, более разнообразной материальной культурой и была в большей степени вовлечена во внешнеторговые и культурные обмены. При этом общим и для Тарумы, и для Кутая является существенное индийское культурное влияние, выражавшееся, в частности, в распространении индуизма, формировании сословной иерархии, сходной в системой варн в Древней Индии. Влияние китайской цивилизации, также прослеживаемое в их развитии, было намного менее значительным. Важнейшими источниками информации по истории того и другого являются праса́сти (индон. prasasti) — каменные стелы и таблицы с надписями на санскрите, служившем в обоих государствах языком богослужения и летописей[15].

Укрупнение государственных образований, распространение ислама

Шривиджая в период максимального могущества (VIII век). Стрелочками обозначены направления основных военных экспедиций
Маджапахит в период максимального могущества (XIV век). Розовым обозначена собственная территория государства, жёлтым — его вассальных владений

Первым древнеиндонезийским государством, территория которого распространилась на несколько островов, стала Шривиджая, первые достоверные сведения о которой приходятся на конец VII века, притом, что возникновение предположительно относится к более раннему периоду — IV—V векам<[16]. Основанная на южной Суматре в долине реки Муси[ru], Шривиджая на этапе своего максимального могущества (конец VIII века) контролировала всю территорию Суматры, бо́льшую часть Явы и Малаккского полуострова. Просуществовавшая до конца XIV века, она обладала весьма разветвлёнными внешнеторговыми связями и предпринимала масштабные военные экспедициии в сопредельные районы. Многочисленные упоминания о ней сохранились в китайских, индийских, ближневосточных исторических источниках. Господствующей религией был тантрический буддизм, однако в различные периоды прослеживается и существенное влияние индуизма[10][17][18]. В другом крупном средневековом индонезийском государстве — Матараме, располагавшемся в VIII—XI веках на восточной и центральной Яве и ведшем ожесточенную борьбу с Шривиджаей за влияние в регионе, буддизм и индуизм также сосуществовали и несколько раз чередовались в качестве государственных религий[10][12][19].

К числу наиболее значительных государств, также существовавших на индонезийской территории одновременно с Шривиджаей, относятся Сунда[ru] (западная Ява, VII—XVI века, возникшее после раскола Тарумы), Кедири (центральная и восточная Ява, XI—XIII века, возникшее после раскола Матарама), Сингасари[ru] (центральная и восточная Ява, XIII век, возникшее после военного поражения Кедири).

К концу XIII века относится формирование самого крупного, могущественного и развитого в социально-экономическом отношении государства доколониального периода — империи Маджапахит. Его образование произошло в условии внутренней дестабилизации и ослабления Сингасари, усугубявшихся внешним давлением со стороны Монгольской империи. Монгольское вторжение на Яву, произошедшее в 1292 году, спровоцировало мятеж одного из удельных сингасарских правителей против верховного властителя Картанегары, завершившийся гибелью последнего и распадом этого государства. Присутствие монголов на Яве оказалось недолгим: зять Кертанегары[ru] Радэн Виджая[ru], первоначально заключивший с захватчиками союз, уже в 1293 году нанес их войскам ошутимый удар и принудил их к эвакуации. Фактически сразу после изгнания монголов Раденом Виджаей было провозглашено создание государства Маджапахит с одноименной столицей на восточной Яве в районе современной Сурабаи.

Уже в течение первых десятилетий своего существования Маджапахит контролировал всю территорию бывшего Сингасари, а позднее развернул активную экспансию практически во все части Малайского архипелага. Пик могущества этой талассократии пришёлся на вторую половину XIV века — период царствования правителя Хаяма Вурука[ru] и успешных завоевательных походов его верховного министра и полководца Гаджа Мады. К концу правления Хаяма Вурука (1389 год) собственная территория и вассальные владения Маджапахита включали в себя бо́льшую часть территории нынешней Индонезии. Так, основной источник информации об этом этапе развития Маджапахита, эпос Нагаракертагама[ru], свидетельствует о 98 различных государственных и племенных образованиях от Суматры до Новой Гвинеи, признававших суверенитет Хаяма Вурука. Вместе с тем, степень контроля центральных властей над периферией была, очевидно, не всегда высокой, а зависимость многих из вассальных владений носила достаточно символический характер[20]. Важной особенностью духовной жизни Маджапахита была свобода вероисповедания: в государстве свободно исповедовались буддизм, шиваизм и особая рановидность местного языческого культа, при этом тот же Хаям Вурук официально являлся покровителем всех этих религий.

Свойственный Маджапахиту невысокий уровень государственной централизации, облегчавший территориальную экспансию, в конечном счёте оказался губительным для империи. Развитие и автономизация ряда её яванских и суматранских областей привели в XV веке к её поэтапному распаду: вассальные владения провозглашали независимость от империи либо фактически переходили к полному самоуправлению — иногда этот процесс проходил мирно, иногда сопровождался военными действиями. В 1527 году столица Маджапахита была захвачена союзными войсками нескольких яванских новообразованных государств и империя перестала существовать[21].

В XIII веке на территории Индонезии началось активное распространение ислама[ru], проникавшего главным образом с Малаккского полуострова и с восточного побережья Индии. Первым мусульманским государством в XIV веке стало княжество Пасай, находившееся на северной оконечности Суматры[18]. Немного позднее ислам распространился в значительной части Маджапахита, его в качестве государственной религии приняли государственные образования, образовавшиеся в XV — XVI веках на территории Маджапахита: второй Матарам, Бантам, Демак и др. (известно, что именно приверженность новой вере была в немалой степени объединяющим началов в их борьбе с маджапахитскими правителями)[12][22]. Главы этих государств носили, как правило, титул султана, сами они, соответственно, назывались султанатами. К концу XVI века ислам стал господствующей религией на большей части территории Индонезии, хотя во многих регионах сохранялись очаги буддизма и индуизма, а также традиционных местных верований, носители которых, как правило, вполне бесконфликтно сосуществовали с мусульманами[18].

Колониальный период (XVI век — 1942)

Проникновение европейцев (1512—1602)

Проникновение европейских колонизаторов на территорию Индонезии, начавшееся в первой половине XVI века, было вызвано высоким спросом на специи и пряности, в изобилии произраставшие в восточной части Малайского архипелага — на Сулавеси, Молуккских и Малых Зондских островах — именно этот регион представлял основной интерес для европейцев. Первыми к его освоению приступили португальцы: в 1512 году сюда была направлена экспедиция под командованием Антониу ди Абреу, часть которой во главе с Франсишку Серраном обосновалась на острове Тернате и наладила поставки местных пряностей в Португалию[18][23]. На Молукках португальцам пришлось вступить в соперничество с испанцами, закрепившимися в 1526 на острове Тидоре, однако их противостояние было недолгим: В 1534 году между Мадридом и Лиссабоном было заключено соглашение о разграничении сфер влияния в Тихом океане, по которому все азиатские территории, кроме Филиппин, отводились Португалии[24].

Экспедиция Корнелиса де Хутмана. Гравюра работы неизвестного мастера XVII века

Основные колонизаторские услилия португальцев были соосредоточены на богатых пряностями островах — Тидоре, Тернате, Амбоне и Тиморе. Вместе с тем, стремясь обеспечить перевалочные пункты для морского сообщения с новообретенными колониями, они приступили к освоению прибрежных участков и в западной части архипелага, в частности, на Яве. В этих целях было заключено соглашение с королевством Сунда, по которому последнее предоставляло португальцам в пользование несколько портов на Яванском море. Появление португальцев в этом районе натолкнулось на противодействие ряда мусульманских правителей Явы и Суматры, вылившееся в серию вооружённых конфликтов. В частности, в 1527 году бантамскому князю Фатахилла́ху удалось изгнать португальский флот из гавани Сунда-Келапа[ru], находящейся на территории нынешней столицы Индонезии Джакарты[22].

В последней четверти XVI века к освоению архипелага приступили другие европейские державы — Великобритания и Нидерланды. Первым из британцев здесь оказался Фрэнсис Дрейк, побывавший на Молукках в 1579 году в ходе своего кругосветного плавания и доставивший оттуда в Лондон партию пряностей. До конца XVI века сюда направлялось несколько британских военно-морских экспедиций, не только вывозивших пряности, но и занимавшихся в водах архипелага каперством[25]. Голландцы оказались на территории Индонезии немного позднее (экспедиция Корнелиса де Хаутмана, 1596—1597), однако приступили к её освению гораздо интенсивнее, по количеству и составу экспедиций уже в первые годы превзойдя британцев[26]. На рубеже XVI—XVII веков Португалия, оказавшаяся к тому времени в унии с Испанией, Нидерланды и Великобритания вступили в открытое противоборство за контроль над островами, заключая экономические соглашения и военные союзы с различными местными правителями. В различных районах архипелага происходили боевые столкновения европейских экспедиций и гарнизонов — в основном небольшие по масштабу. Для консолидации усилий по освоению колоний предпринимателями вовлеченных стран создавались специальные объединения, заручавшиеся государственной поддержкой: в 1600 году была учреждена Британская Ост-Индская компания, в 1602 году — Нидерландская Ост-Индская компания[27].

Нидерландская Ост-Индская компания (1602—1798)

Ян Питерзон Кун, четвёртый генерал-губернатор Нидерландской Ост-Индии, значительно укрепивший позиции НОИК. Основатель Батавии — будущей столицы Индонезии Джакарты. Портрет XVII века

Нидерландская Ост-Индская компания (НОИК), значительно превосходя по финансово-экономическому и потенциалу своих британских и португальских конкурентов, уже в первом десятилетии XVII века приступила к созданию сети опорных пунктов как в восточной, так и в западной части архипелага. При этом ею не только создавались соответствующие концессии и военно-оборонительные сооружения: на островах размещались колонии голландских поселенцев. В 1610 году НОИК была создана административная структура, призванная на месте осуществлять управление колониями, получившими обобщающее название «Нидерландская Ост-Индия». Первым её руководителем — генерал-губернатором — стал Питер Бот. Помимо соответствующего чиновного аппарата, в распоряжение генерал-губернатора отводились внушительные вооруженные силы. Изначально административный центр Нидерландской Ост-Индии располагался на Молукках, однако в 1619 году он переместился в Батавию (нидерл. Batavia) — крепость, заложенную голландцами на месте сунданского поселения Джаякерта (индон. Jayakerta), которое, в свою очередь, было ранее создано на месте Сунда-Келапы, упоминавшейся в подразделе «Проникновение европейцев»[28].

К началу 1720-х годов НОИК удалось вытеснить с архипелага португальцев — единственным владением, которое удалось удержать Лиссабону, была восточная часть острова Тимор. В 1527 году, после серии военных столкновений с голландцами, последних владений здесь лишились британцы (освоение ими северной части Калимантана и Сингапура началось значительно позднее, в XIX веке)[29].

Добившись фактической монополии на колонизацию территории Индонезии, голландцы постепенно расширяли свои владения. Первоочередному освоению подверглись Молукки и Ява. При этом в непосредственную собственность НОИК изначально аннексирвались относительно небольшие участки прибрежных территорий. Основным методом контроля было косвенное управление: Компания подчиняла формально независимые государственные образования архипелага, заключая с ними в той или иной форме неравноправные соглашения. К туземным правителям, как правило, прикомандировывались колониальные чиновники — так называемые резиденты[ru], имевшие полномочия контролировать их внешние сношения, а также основную хозяйственную деятельность на соответствующих территориях[12].

Основными методами эксплуатации колонии в этот период стали введение дополнительных форм налогообложения и принудительное производство сельскохозяйственной продукции. В силу того, что ещё до конца конца XVII века спрос на специи и пряности в Европе значительно понизился, голландцам пришлось существенно диверсифицировать соответствующую аграрную номенклатуру. На Яве, Суматре, Сулавеси и Молукках было разбито большое количество плантаций кофе, сахарного тростника, табака, индиго, тикового дерева)[12].

Проявления сопротивления со стороны местных правителей и народные волнения подавлялись силовым путем. Техническое и организационное превосходство голландцев обеспечивало им, как правило быструю победу над противником при относительно незначительных потерях. Наиболее масштабными конфликтами, потребовавшими от НОИК задействования значительных военных сил и серьёзных финансовых затрат, стали восстания под руководством Труноджойо и Сурапати, произошедшие на Яве, соответственно, в 1674—1679 и 1684—1706 годах[12].

Систематически практиковалась тактика вмешательства в войны или внутренние смуты местных государств с целью их ослабления и последующего подчинения. Наиболее масштабные операции подобного рода были проведены в середине XVIII века в отношении крупнейшегого из этих государств — яванского султаната Матарам. Вмешавшись в междоусобицу представителей местной правящей династии, Компания в 1755 году добилась расчленения султаната. По условиям Гиянтского соглашения значительная часть Матарама присоединялась к владениям НОИК, а на остальной его территории образовывались два новых, зависимых от НОИК султаната: Джокьякарта и Суракарта[ru]. При этом, стремясь сохранить лояльность местной феодальной знати, голландцы достаточно редко подвергали репрессиям даже тех её представителей, которые выступали против них с оружием в руках, предпочитая, по возможности, принуждать противника к капитуляции на почетных условиях. Так, не признавший условия Гиянтского соглашения Раден Мас Саид после своего военного поражения получил в наследственное управление княжество Мангкунега́ра I[ru], территория которого была отторгнута от Суракарты[12][30].

Несмотря на успехи колонизаторской деятельности НОИК, последняя четверть XVIII века стала периодом резкого ухудшения её финансово-экономического положения. Под воздействием последствий неудачной для Нидерландов англо-голландской войны 1780—84 годов и изменений международной экономической конъюнктуры Компания оказалась в глубоком кризисе, который стал для неё губительным: в 1796 году управление переживавшей банкротство НОИК было передано нидерландскому правительственному комитету по ост-индским делам. В 1798 году Батавская республика приняла на себя все соглашения, долги и обязательства Компании, а в 1800 году она была окончательно ликвидирована[12][30].

Прямая зависимость от Нидерландов (1798—1942)

Период наполеоновских войн и британской оккупации (1798—1824)

Томас Стэмфорд Раффлз. Портрет работы Дж. Ф. Джозефа. 1817

Зависимость от НОИК сменилась аналогичными отношениями колонии непосредственно с Нидерландами, причём подобная трансформация не подразумевала сколь-либо существенных изменений системы колониального управления — администрацией Ост-Индии по-прежнему руководил генерал-губернатор, представлявший уже не НОИК, а непосредственно нидерландское правительство. В то же время, с учётом подчинения в этот период Нидерландов наполеоновской Францией, очередной генерал-губернатор, Герман Виллем Дендельс, прибывший на Яву в 1808 году, получил это назначение от Людовика I Бонапарта и, соответственно, проводил курс на обеспечение именно французских интересов, заключавшихся, прежде всего, в защите территории Нидерландской Ост-Индии от британцев. Последние, находясь в состоянии войны как с французами, так и с их сателлитами — голландцами, уже предприняли к этому времени ряд вторжений в периферийные районы колонии, захватив, в частности, острова Банда и Тернате. Сосредоточив усилия на обороне Явы как главного острова нидерландских владений, Дендельс не только проводил масштабные мобилизационные работы и приступил к ускореноому развитию военной инфраструктуры, но и повел курс на централизацию системы гражданской администрации и резкое ограничение власти туземных правителей. Всё это происходило в тяжелых социально-экономических условиях: осуществлявшейся британским флотом морская блокада колонии свела к минимуму её внешнеторговые связи[18][30][31].

В августе 1811 года британские войска высадились на Яве. Преемник Дендельса на посту генерал-губернатора Ян Виллем Янсенс, сохранивший верность Людовику Бонапарту, в течение нескольких недель оказывал сопротивление при опоре на голландские, французские и туземные подразделения, однако после серии поражений был пленён англичанами и капитулировал. На Яве была учреждена британская администрация во главе с вице-губернатором ост-индских владений Великобритании Томасом Стэмфордом Раффлзом. Её фактический контроль практически не распространялся за пределы острова, однако правители государственных образований Суматры, Бали, Мадуры, южного Калимантана признали суверенитет британцев, заключив с их администрацией соответствующие договоры[32].

Под руководством Раффлза в короткие сроки был проведён ряд существенных административных и экономических преобразований, причём новые методы управления и хозяйствования, как правило, значительно превосходили по эффективности нидерландские. Кроме того, в период британской оккупации административный центр колонии был перенесён из Батавии в Бейтензорг (ранее, с 1746 года, там находилась только летняя резиденция голландского генерал-губернатора)[33][34][35].

В августе 1816 года Ост-Индия была возвращена Великобританией освобождённым от Наполеона Нидерландам по условиям англо-голландской конвенции, подписанной в Лондоне 13 августа 1814 года[12]. В течение нескольких лет администрация Британской Ост-Индской компании пыталась удержать за собой отдельные районы Суматры и Калимантана, однако новое межгосударственное соглашение, подписанное 17 марта 1824 года в Лондоне, зафиксировало отказ англичан от каких-либо территориальных претензий к голландцам[36].

Восстановление нидерландской администрации, расширение её владений (1824 — начало XX века)

После восстановления нидерландской колониальной администрации осуществлённые британцами административные и хозяйственные преобразования подверглись существенному пересмотру. При этом изначально голландцы попытались в целом продолжить линию на ускоренную модернизацию системы управления и экономической эксплуатации колонии. Этих целей предполагалось достичь, в частности, за счёт встраивания местной феодальной верхушки в административную структуру, стимулирования саморазвивающегося товарного производства на основе системы земельной ренты-налога, расширения практики товарно-денежных отношений. Однако проект реформ был реализован лишь в незначительной степени, и в итоге голландская колонизационная модель не претепела принципиальных изменений. Так, туземные правители остались практически не интегрироваными в управленческую вертикаль: взаимодействие с ними по-прежнему осуществлялось через прикомандированных голландских чиновников-резидентов, формально находившихся в статусе советников, но в реальности во всё большей степени состедотачивавших в своих руках управление соответствующими государственными и родо-племенными образованиями[37].

Раден Салех. Пленение Дипонегоро. 1857

Усилия голландцев по укреплению своей власти натолкнулись на серьёзное сопротивление со стороны местного населения, в том числе, части знати: 1820-е — 1830-е годы были ознаменованы чередой мощных антиколониальных выступлений. Самым крупным конфликтом подобного рода за всю историю голландского владычества в Индонезии стала Яванская война 1825—1830 годов — восстание под руководством Дипонегоро, побочного сына правителя Джокьякарты. В течение короткого времени Дипонегоро, выступившему под лозунгами создания независимого исламского государства, удалось мобилизовать хорошо организованное ополчение, начитывавщее десятки тысяч человек, и нанести несколько чувствительных ударов голландцам. В 1826—1828 годах восставшие контролировали значительную часть центральной Явы, и только после существенного увеличения численности нидерландских войск и возведения колонизаторами в конфликтных районах развитой системы фортификационных сооружений они были вынуждены перейти к оборонительной тактике. В марте 1830 года после серии поражений остатки армии Дипонегоро были блокированы в районе города Магеланг[ru] после чего сам он был захвачен в плен[38]. За подавлением восстания Дипонегоро последовало ужесточение контроля над яванскими государствами: в сентябре 1830 года представителями Джокьякарты, Суракарты и голландской администрации было подписано соглашение, окончательно оформившее зависимость обоих султанатов от Гааги в качестве протекторатов и вписавшее их в административную систему Нидерландской Ост-Индии. Монархическая форма правления в обоих случаях сохранялась, однако полномочия султанов приобретали в основном церемониальный характер, в то время, как реальная власть переходила в руки резидентов[39].

Другими масштабными выступлениями в этот период стали восстание 1817 года под руководством Паттимуры на южных Молукках и война Падри[ru] (1821—1837) на западной Суматре. Для их подавления голландцам также потребовалась переброска в проблемные регионы крупных войсковых подразделений и создания там усиленной военной инфраструктуры. Так же, как и на Яве, за поражением восставших последовало резкое ужесточение колониального контроля на местах[40].

Карта, отображающая расширение границ нидерландских владений на территории Индонезии

Упомянутые восстания не помешали голландцам планомерно расширять географические рамки своего влияния на архипелаге и максимальное ограничивать автономию формально независимых местных государств. Если в начале 1830-х годов к их непосредственным владениям относились территории Явы, Мадуры, южных Молукк, южной оконечности Суматры и северо-восточной оконечности Сулавеси, то к началу 1860-х годов под полный контроль были взяты почти вся Суматра, северные Молукки и обширные территории на юге Калимантана, суверенитет Нидерландов признали князья Бали. Вне этих территорий была создана сеть концессий и опорных пунктов, формально независимым правителям навязывались неравноправные политические и экономические соглашения. В 1906 году после многолетних военных действий на севере Суматры в состав Голландской Ост-Индии был включён султанат Аче, в 1920 году — западная часть острова Новая Гвинея — таким образом, под властью Нидерландов завершилось объединение всей территории нынешней Индонезии[12][41].

Методы экономической эксплуатации колонии изменялись по мере экономического развития самих Нидерландов: на смену системе принудительных культур во второй половине XIX века пришло плантационное хозяйство, на Суматре, Калимантане и, в меньшей степени, на Яве и Молукках получила развитие горнодобывающая промышленность[42]. Всё большее значение приобретала реализация на местном рынке голландских товаров. С начала XX века к активному участию в освоении Нидерландской Ост-Индии Гаагой были допущены монополии других европейских стран и США[12].

Становление национально-освободительного движения (начало ХХ века — 1942)

Наиболее значимым моментом развития Нидерландской Ост-Индии в начале XX века стало становление институциализированного национально-освободительного движения. Созданию соответствующих общественно-политических структур предшествовал достаточно длительный процесс формирования национальной индонезийской интеллигенции и её идеологической фрагментации. Первыми организациями, провозгласившими своей конечной целью достижение государственной независимости, были созданная в 1908 году «Буди утомо[ru]» и учреждённый в 1911 году «Сарекат Ислам[ru]» — первая выступала под светскими, вторая — под мусульманскими лозунгами. Вскоре под воздействием процессов, происходивших в Европе, сформировалось весьма активное левое крыло движения: в 1914 году была создана первая социал-демократическая ячейка, в 1920 году оформилась Коммунистическая партия Индонезии. В 1927 году была создана Национальная партия во главе с Сукарно — будущим президентом страны. В начале 1930-х годов Сукарно были сформулированы принципы мархаэнизма — доктрины, предусматривающей независимое развитие Индонезии по социалистическому пути с национальной спецификой, ставшее идеологией наиболее мощного течения в рамках национально-освободительного движения[12].

Стремясь сбить волну освободительного движения, голландцы искали пути взаимодействия с частью формировавшейся национальной индонезийской общественно-политической элиты. Так, в 1918 году был сформирован первый в истории Ост-Индии представительный орган — Народный совет (нидерл. Volksraad), в состав которого входили заседатели, представлявшие как нидерландскую колониальную администрацию, так и коренное население Ост-Индии, а также многочисленную и влиятельную китайскую общину. Изначально совет наделялся исключительно совещательными функциями: в частности, генерал-губернатору предписывалось «консультироваться» с ним по финансовым вопросам. В 1925 году совет получил право законодательной инициативы, однако все его решения подлежали утверждению генерал-губернатором[43].

В начале Второй мировой войны в силу нейтралитета Нидерландов Индонезия не была вовлечена в военные действия или приготовления. Однако после оккупации Нидерландов в мае 1940 года гитлеровской Германией нидерландское правительство, перебравшееся в Лондон, объявило об участии своих вооружённых сил, остававшихся в колониях, в войне на стороне Антигитлеровской коалиции[44].

Период японской оккупации (1942—1945 годы)

Индонезия в период японской оккупации, разграниченная на зоны ответственности 16-й армии, 25-й армии и 2-го флота

В феврале — марте 1942 года после непродолжительного сопротивления дислоцировавшихся там американо-британо-голландско-австралийских сил Нидерландская Ост-Индия была оккупирована войсками Японии. С учётом размеров территории её оккупационное управление было децентрализовано и осуществлялось через соответствующие структуры различных соединений японских вооружённых сил: Ява и Мадура отводились в зону оккупации 16-й армии, Суматра и ряд прилегающих островов — в зону оккупации 25-й армии, остальная территория — в зону оккупации 2-го флота[44].

Как и на других завоёванных территориях Юго-Восточной Азии, японская оккупационная администрация, стремясь заручиться максимальной поддержкой местного населения, проводила в Индонезии курс на стимулирование националистических, антиевропейских настроений, подчёркивая этническую и культурную близость между индонезийцами и японцами. Освобождённые из тюрем осуждённые до войны голландцами лидеры национально-освободительного движения (в том числе Сукарно) привлекались к сотрудничеству: под контролем японских властей им разрешалось создание общественно-политических организаций националистического толка. Кроме того, в сотрудничестве с рядом местных деятелей японцами было сформировано индонезийское военное ополчение ПЕТА[ru] (индон. PETA, Pembela Tanah Air — «Защитники родины»).

Подобная политика имела определённый успех: к сотрудничеству с японцами в начальный период оккупации склонились бо́льшая часть национальной элиты страны и достаточно широкие общественные слои. Однако поддержка японской администрации среди индонезийцев значительно ослабла после проведённой оккупантами масштабной мобилизации местного населения на принудительные работы и насильственного изъятия продовольствия. В 1943—1945 годах в различных районах Индонезии происходили антияпонские выступления, в том числе с участием формирований ПЕТА, которые, как правило, жёстко подавлялись[44].

В 1945 году, пытаясь сохранить поддержку среди индонезийских националистов, японская администрация объявила о начале практической подготовки к предоставлению Индонезии государственной независимости. С этой целью в марте 1945 года был сформирован Исследовательский комитет по подготовке индонезийской независимости (индон. Badan Penyelidik Usaha Persiapan Kemerdekaan Indonesia, BPUPKI) в составе нескольких десятков активистов местного национально-освободительного движения (в их числе — Сукарно и будущий вице-президент страны Мохаммад Хатта). Исследовательским комитетом был подготовлен проект индонезийской конституции; на одном из его заседаний 1 июня 1945 года Сукарно провозгласил принципы Панча Сила, ставшие впоследствии основой государственной идеологии Индонезии. В августе 1945 года для рассмотрения наработок Исследовательского комитета была сформирована Комиссия по подготовке независимости Индонезии, КПНИ (индон. Panitia Persiapan Kemerdekaan Indonesia, PPKI), председателем которой был избран Сукарно[45][46].

Формально японская оккупация Индонезии завершилась 15 августа 1945 года после официального объявления японским правительством о капитуляции. Однако японские войска продолжали оставаться на индонезийской территории ещё в течение нескольких недель до их разоружения и вывоза силами союзников[44].

Примечания

  1. Pope, GG (1988), "«Recent advances in far eastern paleoanthropology»", Annual Review of Anthropology Т. 17: 43–77, DOI 10.1146/annurev.an.17.100188.000355  cited in Whitten T The Ecology of Java and Bali. — Hong Kong: Periplus Editions, 1996. — P. 309–12.
  2. Pope, GG (15 August 1983), "«Evidence on the Age of the Asian Hominidae»", Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America Т. 80 (16): 4988–92, PMID 6410399, doi:10.1073/pnas.80.16.4988, <http://www.pnas.org/cgi/content/abstract/80/16/4988>  cited in Whitten T The Ecology of Java and Bali. — Hong Kong: Periplus Editions, 1996. — P. 309.
  3. de Vos, JP (9 December 1994), "«Dating hominid sites in Indonesia»", Science Magazine Т. 266 (16): 4988–92, doi:10.1126/science.7992059, <http://www.sciencemag.org/cgi/reprint/266/5191/1726.pdf>  cited in Whitten T The Ecology of Java and Bali. — Hong Kong: Periplus Editions, 1996. — P. 309.
  4. Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 3
  5. Paul Rincon 'Hobbit' stirs scientific clash  (англ.). BBC (19 мая 2006 года). Архивировано из первоисточника 21 августа 2011. Проверено 21 июня 2011 года.
  6. В. Покровский Homo floresiensis – метр с кепкой. Независимая газета (электронная версия) (10 октября 2004 года). Архивировано из первоисточника 21 августа 2011. Проверено 21 июня 2011 года.
  7. М. Морвуд, Т. Сутикна, Р. Робертс Находка на острове Флорес. National Geographic (апрель 2005 года). — Из апрельского номера (2005) National Geographic-Россия. Архивировано из первоисточника 21 августа 2011. Проверено 21 июня 2011 года.
  8. (July 2008) «The Great Human Migration» (Smithsonian).
  9. Второе нашествие монголоидов. Архивировано из первоисточника 21 августа 2011. Проверено 25 июня 2011 года.
  10. 1 2 3 Taylor, Jean Gelman (2003), «Indonesia», New Haven and London: Yale University Press, ISBN 0-300-10518-5 
  11. Ю. В. Маретин Индонезийцы. — Советская историческая энциклопедия. Под редакцией Е. М. Жукова, 1973—1982 (электронная версия). Архивировано из первоисточника 2 февраля 2012. Проверено 17 июня 2011 года.
  12. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 БСЭ, 1972, с. 241—245
  13. 1 2 Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 15
  14. Kutai Kingdom  (индон.). Архивировано из первоисточника 21 августа 2011. Проверено 17 июня 2011 года.
  15. Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 24—30
  16. Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 40
  17. Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 41—47
  18. 1 2 3 4 5 Ricklefs, 1993
  19. Taylor Jean Gelman Indonesia: Peoples and Histories. — New Haven and London: Yale University Press, 2003. — ISBN 0-300-10518-5, pp. 3, 9—11, 13—5, 18—20, 22—3; Vickers Adrian A History of Modern Indonesia. — Cambridge University Press, 2005. — ISBN 0-521-54262-6, pp. 18—20, 60, 133—4
  20. Peter Lewis (1982). «The next great empire». Futures 14 (1): 47–61. DOI:10.1016/0016-3287(82)90071-4.
  21. Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 155—157
  22. 1 2 Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 166
  23. Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 163
  24. Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 164
  25. Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 169
  26. Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 169—170
  27. Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 169—172
  28. Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 178
  29. Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 180
  30. 1 2 3 History of Indonesia 1670 – 1800  (англ.). Архивировано из первоисточника 2 февраля 2012. Проверено 8 декабря 2011 года.
  31. Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 223—226
  32. Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 227—229
  33. Cerita perjalanan  (индон.). Архивировано из первоисточника 20 августа 2011. Проверено 16 апреля 2012.
  34. RAFFLES, Thomas Stamford. The History of Java  (англ.). Архивировано из первоисточника 20 августа 2011. Проверено 16 апреля 2012.
  35. Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 229—232
  36. Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 234—235
  37. Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 233—239
  38. Perang Jawa-3; 1825–1830 Perjuangan Islam Melawan Penjajah  (англ.). Архивировано из первоисточника 3 июня 2012. Проверено 8 июня 2011 года.
  39. Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 251
  40. Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 239—243
  41. Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 265—269
  42. Бандиленко и др., 1992—1993, ч. 1, с. 265
  43. Sejarah  (индон.). Sekretariat Jenderal Dewan Perwakilan Rakyat. — Официальный сайт Совета народных представителей. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011. Проверено 17 апреля 2012 года.
  44. 1 2 3 4 Всемирная история, 1965, т. 10
  45. Ricklefs, 1982, pp. 197, 272
  46. «Indonesia: World War II and the Struggle For Independence, 1942–50; The Japanese Occupation, 1942–45», Library of Congress, 1992, <http://lcweb2.loc.gov/cgi-bin/query/r?frd/cstdy:@field(DOCID+id0029)> 

Литература

  • Индонезия // Большая советская энциклопедия. — М., 1972. — Т. 10. — С. 539—556.
  • Всемирная история. — М., 1956. — Т. 2. — С. 588—590.
  • Всемирная история. — М., 1957. — Т. 3. — С. 564—566.
  • Всемирная история. — М., 1958. — Т. 4. — С. 650—658.
  • Всемирная история. — М., 1958. — Т. 5. — С. 326—345.
  • Всемирная история. — М., 1960. — Т. 7. — С. 374—380.
  • Всемирная история. — М., 1961. — Т. 8. — С. 444—448.
  • Всемирная история. — М., 1962. — Т. 9. — С. 131—135, 261—263, 459—460.
  • Всемирная история. — М., 1965. — Т. 10. — С. 167—171, 515—519.
  • Бандиленко Г. Г., Гневушева Е. И., Деопик Д. В., Цыганов В. А. История Индонезии: в 3 ч. — М., 1992—1993.
  • Дёмин Л. М., Другов А. Ю., Чуфрин Г. И. Индонезия. Закономерности, тенденции, перспективы развития. — М., 1987.
  • Другов А. Ю. Политическая власть и эволюция политической системы Индонезии. — М., 1988.
  • Другов А. Ю. Индонезия: политическая культура и политический режим. — М., 1997.
  • Другов А. Ю., Резников А. Б. Индонезия в период «направляемой демократии». — М., 1969.
  • Плеханов Ю. А. Общественно-политическая реформа в Индонезии (1945—1975). — М., 1980.
  • Юрьев А. Ю. Индонезия после событий 1965 года. — М., 1973.
  • Crouch, Harold. The Army and Politics in Indonesia. — Revised edition. — L.: Equinox Publishing, 2007. — 388 p. — ISBN 979-3780509
  • Evans, Kevin Raymond. The History of Political Parties & General Elections in Indonesia. — Jakarta: Arise Consultancies, 2003. — ISBN 979-97445-0-4
  • Fatah, Eep Saefuloh. Bangsa Saya Yang Mengyebalkan. Catatan tentang Kekuasaan yang Pongah. — Jakarta, 1998.
  • Friend, Theodore. Indonesian Destinies. — Belknap Press, 2005. — 640 p. — ISBN 0-974-01137-6
  • Hughes, John. The End of Sukarno — A Coup that Misfired: A Purge that Ran Wild. — Archipelago Press, 2002. — ISBN 981-4068-65-9
  • Indrayana, Denny. Indonesian Constitutional Reform 1999—2002: An Evaluation of Constitution-Making in Transition. — Jakarta: Kompas, 2008. — ISBN 979-9251-43-5
  • Jenkins, David. Suharto and his Generals. Indonesian Military Politics 1975-1983. — Ithaca and New York, 2010. — 332 p. — ISBN 6028397490
  • Kahin, George McTurnan. The End of Sukarno — A Coup that Misfired: A Purge that Ran Wild. — Didier Millet, 2003. — 312 p. — ISBN 978-9814068659
  • Ricklefs, Merle Calvin. A History of Modern Indonesia. — Macmillan Southeast Asian [reprint], 1982. — 378 p. — ISBN 0-333-24380-3
  • Ricklefs, Merle Calvin. A History of Modern Indonesia since c. 1300. — 2nd edition. — Stanford University Press, 1993. — 378 p. — ISBN 978-0804721950
  • Schwarz, Adam. A Nation in Waiting: Indonesia in the 1990s. — 2nd edition. — Allen & Unwin, 1994. — 384 p. — ISBN 978-1863736350
  • Sonata, Thamrin. Undang-Undang Politik. Buah Reformasi Setengah Hati. — Jakarta: Yayasan Pariba, 1999. — ISBN 979-95572-1-6

П:  Индонезия П:  История


Wikimedia Foundation. 2010.

Смотреть что такое "История Индонезии" в других словарях:

  • История Явы — Боробудур общий вид Остров Ява был важнейшим культурным, политическим, религиозным и торговым центром средневековой Индонезии. В частности, именно …   Википедия

  • История Нидерландов — Древние времена Доисторические Нидерланды …   Википедия

  • История Голландии — История Нидерландов Древние времена Германские племена Римская эра Великое переселение народов Средневековье …   Википедия

  • История Австралии — История Австралии …   Википедия

  • История конкурса исполнителей "Новая волна" — Международный конкурс молодых исполнителей популярной музыки Новая волна в Юрмале проводится с 2002 года. Это совершенно новый международный проект, а не реанимация старого фестиваля‑конкурса Юрмала , который имеет многолетнюю историю и который… …   Энциклопедия ньюсмейкеров

  • История почты и почтовых марок Папуа — Новой Гвинеи — История почты и почтовых марок Папуа  Новой Гвинеи связана с периодами колониального раздела, управления Австралией восточной частью острова Новая Гвинея и независимости этой территории, обретённой ею в 1975 году. Содержание 1 Краткий обзор …   Википедия

  • История Амстердама — История Амстердама, столицы Нидерландов, берёт свое начало в XIII веке, с момента появления небольшой рыбацкой деревни, которая расположилась на территории дамб, построенных на обоих берегах реки Амстел в нижней её части. В связи с тем, что… …   Википедия

  • История Южной Африки — характеризуется миграциями и этническими конфликтами. Содержание 1 Палеолит 2 Голландцы и коса 3 Британское владычество …   Википедия

  • История Восточного Тимора — Демонстрации против индонезийской оккупации, 10 сентября. 1999 года …   Википедия

  • История Брунея — В этой статье отсутствует вступление. Пожалуйста, допишите вводную секцию, кратко раскрывающую тему статьи. Основная статья: Бруней Содержание …   Википедия

Книги

Другие книги по запросу «История Индонезии» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.