Верхне-Днепровская группа говоров


Верхне-Днепровская группа говоров
Верхне-Днепровская группа говоров на карте западных южнорусских говоров[1][2][3].

Ве́рхне-Днепро́вская гру́ппа го́воров — южнорусские говоры, распространённые на территории восточной части Смоленской области и юго-западной части Тверской области[4][5][6].

Вместе с говорами Западной и Верхне-Деснинской групп верхне-днепровские говоры являются частью общности западных южнорусских говоров[7]. Данные говоры размещаются в западных частях ареалов южнорусского наречия и южной диалектной зоны, в южной части ареала западной диалектной зоны и центральной части ареала юго-западной диалектной зоны. В характеристику западных южнорусских говоров соответственно включаются все диалектные черты южного наречия, южной и западной диалектных зон, а также большинство черт юго-западной диалектной зоны[7][8]. Верхне-Днепровская группа в числе остальных западных южнорусских говоров противопоставляется Рязанской группе, в которой западные и юго-западные черты неизвестны, но распространены черты юго-восточной диалектной зоны[9]. В то же время говоры Верхне-Днепровской группы сближаются с говорами Курско-Орловской группы южнорусского наречия и Псковской группы среднерусских говоров, для которых черты западной и юго-западной диалектных зон характерны[10].

Содержание

Вопросы классификации

Северо-западная часть территории современных верхне-днепровских говоров на диалектологической карте русского языка 1914 (или 1915 года) входила в северо-восточную группу белорусских говоров, а юго-восточная часть территории относилась к переходным говорам от белорусских к южновеликорусским[2][11]. На карте, опубликованной в издании «Народы Европейской части СССР» 1964 года[12], где на взятой за основу карте 1914 года отделена территория русского языка по границе РСФСР с Белорусской и Украинской ССР, верхне-днепровские говоры были разделены между западной группой южнорусского наречия (западная часть говоров) и «говорами на стыке западной, южной и тульской групп» (восточная часть современных верхне-днепровских говоров). На карте диалектного членения русского языка, составленной в 1964 (и опубликованной в 1965 году) была выделена самостоятельная Верхне-Днепровская группа в составе южного наречия русского языка.

От других южнорусских групп говоров западной локализации Верхне-Днепровская группа отличается отсутствием некоторых языковых черт, входящих в языковой комплекс II пучка (наиболее западного) юго-западной диалектной зоны, и наличием ряда черт юго-восточной диалектной зоны, окраинные части ареалов которых находятся в крайне западной части зоны[7]. Отсутствие на всей территории Верхне-Днепровской группы большинства языковых черт юго-восточной диалектной зоны обособляет верхне-днепровские в числе говоров западной локализации от остальных групп говоров южного наречия. В то же время наличие языковых черт юго-западной диалектной зоны (прежде всего I пучка) объединяет верхне-днепровские говоры с межзональными говорами А и курско-орловскими говорами, расположенными к востоку от группы, в пределах южнорусского наречия, а также с говорами Псковской группы, расположенными к северо-западу от группы, в пределах среднерусских говоров.

Для верхне-днепровских говоров характерны общие диалектные черты с близкими им говорами Западной и Верхне-Деснинской групп южнорусского наречия. Ряд диалектных черт верхне-днепровские говоры разделяют с соседними с ними межзональными говорами А, представляющими собой переходные говоры к центральному южнорусскому диалектному ареалу (к говорам Курско-Орловской группы), а также с самими курско-орловскими говорами. На территории Верхне-Днепровской группы распространены также некоторые черты, известные к северу от группы, в селигеро-торжковских говорах, включая такую черту севернорусского наречия, как произношение с в соответствии ст на конце слова[13].

Область распространения

Верхне-Днепровская группа говоров размещается в юго-западной части ареала распространения русских диалектов раннего формирования на территории восточной части Смоленской и юго-западной части Тверской области, а также в северо-западных районах Калужской области, сопредельных с юго-восточными районами Смоленской области.

С северо-запада говоры Верхне-Днепровской группы граничат с говорами Псковской группы, с севера и северо-востока — с селигеро-торжковскими говорами, с востока — с говорами отдела А восточных среднерусских говоров, с юго-востока — с переходными межзональными говорами А южного наречия, с юга — с говорами Верхне-Деснинской группы, с запада — с говорами Западной группы[1].

Особенности говоров

Языковой комплекс, характерный для Верхне-Днепровской группы, включает все диалектные явления южного наречия:

К ним относятся такие черты, как аканье[14][15][16]; фрикативное образование звонкой задненёбной фонемы /ү/ и её чередование с /х/ в конце слова и слога[17][18][19]; наличие /j/ в интервокальном положении, отсутствие случаев выпадения /j/ и стяжения в возникающих при этом сочетаниях гласных[6][20]; распространение сочетания бм[21][22][23]; наличие у существительных женского рода с окончанием и твёрдой основой в форме родительного пад. ед. числа окончания ; различение форм существительных и прилагательных во мн. числе для дательного и творительного пад.[24]; распространение слов зе́лени, зеленя́, зе́ль (всходы ржи); паха́ть[25]; лю́лька (подвешиваемая к потолку колыбель)[5]; коре́ц, ко́рчик (в значении ковш); дежа́, де́жка (посуда для приготовления теста)[26]; гре́бовать (в значении брезговать); слова с корнем чап (цап) для обозначения приспособления для вынимания сковороды из печи[5]; пого́да (в значении — хорошая погода) и др.

Помимо южнорусских диалектных черт, в языковой комплекс группы входят черты южной и западной диалектных зон, а также черты ареалов I и II пучков изоглосс юго-западной диалектной зоны, общие черты с другими западными южнорусскими говорами, а также присущие именно для данной группы говоров местные диалектные черты:

Местные диалектные черты Верхне-Днепровской группы

  1. Диссимилятивно-умеренное яканье[27][28][29], сочетающее принцип диссимилятивности с принципом умеренного яканья[30] (перед твёрдым согласным — диссимилятивное яканье, перед мягким — произношение [и])[31]. Особенностью вокализма говоров Верхне-Днепровской группы является произношение [а] перед группами согласных, из которых конечный согласный мягок: к с’[а]стрê, п’[а]кли́ и т. п.
  2. Севернорусское явление, изоглосса которого наиболее удалена на юг, охватывая территорию Верхне-Днепровской группы, самой северной по географическому расположению в южнорусском наречии — произношение с в соответствии сочетанию ст на конце слова: мос (мост), хвос (хвост) и т. п.
  3. Распространение форм существительных женского рода с окончанием как с твёрдой, так и с мягкой основой в творительном пад. ед. числа с безударным окончанием -уй: ба́б[уй], дере́вн’[у]й и т. п.
  4. Склонение слова мышь, относящегося в литературном языке к женскому роду, по типу существительных мужского рода: мыш, мыша́, мышу́ и т. д. Данное явление, известное также в соседних селигеро-торжковских говорах и в межзональных говорах Б, распространено только в восточной части группы.
  5. Наличие форм дательного — предложного падежей существительных женского рода с окончанием и основой на твёрдый согласный и предложного пад. существительных мужского рода, оканчивающихся на твёрдый согласный, с безударным окончанием : к ма́м’[а], в колхо́з’[а] и т. п. Подобные формы распространены также в говорах Курско-Орловской группы, в елецких и оскольских говорах.
  6. Произношение с гласным [о] слов л’[о́]жа, од’[о́]жа, д’[о́]шево, леп’[о́]шка как и в литературном языке, отличающее в пределах западных южнорусских говоров верхне-днепровские от говоров Западной и Верхне-Деснинской групп, в которых отмечается произношение данных слов с гласным [е] (л[е́]жа, од[е́]жа, д[е́]шево, леп[е́]шка), характерное для ареала II пучка изоглосс юго-западной диалектной зоны.
  7. Распространение глагольной формы быть в настоящем времени — есть, в отличие от глагольных форм, характерных для юго-западной диалектной зоны — йос’, йос’т’, отмечаемых в других западных южнорусских говорах.
  8. Употребление местоимения что в вопросительных предложениях, как и в литературном языке, в отличие от употребления местоимения кто вместо что в предложениях типа «Кого ты накопал?» (явление ареала II пучка изоглосс юго-западной диалектной зоны), распространённого в остальных западных южнорусских говорах.
  9. Распространение следующих слов: стрига́н и ле́тошник — «жеребенок на втором году»; куру́ха, куру́шка и куры́шка — «наседка»; мя́вкать — «мяукать» (о кошке) и т. д.[13]

Диалектные черты западных южнорусских говоров

Диалектные черты, распространённые на территориях Западной, Верхне-Днепровской и Верхне-Деснинской групп:

  1. Диссимилятивное аканье жиздринского (белорусского) типа[14][15][32]. Совпадение гласных /о/ и /а/ в первом предударном слоге после парных твёрдых согласных в гласном [а] перед ударными [и], [у], [о], [е] и в гласном [ъ] перед ударным [а]: в[а]ды́, в[а]ди́чка, под в[а]до́й, по в[а]де́, но в[ъ]дá[33].
  2. Распространение форм деепричастия прошедшего времени с суффиксом -мши и гласным [о] под ударением: покур’[о́]мши[34]. Данные формы известны также в межзональных говорах А и частично в говорах Курско-Орловской группы.
  3. Распространение слова бура́к — «свекла».

Диалектные черты, распространённые на территориях Верхне-Днепровской и Западной групп:

Мура́шки — название муравьёв, распространённое в говорах Верхне-Днепровской и Западной групп[35].
  1. Возможность лабиализации гласных /о/ и /а/ во втором предударном слоге: пр[у]вали́лс’а, б[у]лтуно́в, п[у]боле́л и т. п.
  2. Возможность произношения гласных [у] или [ъ], [а] в соответствии фонеме /и/ в словах ш[у]ро́кий, ж[у]во́т; б[ъ]ла́ (была), ж[ъ]во́т; б[а]ла́, ж[а]во́т и т. п.
  3. Случаи редукции гласного /у/ и совпадение его с [ъ] в заударных слогах: о́к[ъ]н’ (окунь), го́л[ъ]б’ (голубь), за́м[ъ]ж (замуж) и т. п. Данная черта является также характерной особенностью Псковской группы говоров.
  4. Словоформа свекро́ва в именительном пад. ед. числа, отмечаемая также в юго-западной части селигеро-торжковских говоров.
  5. Распространение слов — названий ягод, образованных с суффиксом -иц-: земляни́ца, брусни́ца и др.
  6. Распространение личных форм глагола мочь, образованных от основы с задненёбным согласным: мо[г]у́, мо[г]е́ш, мо[г’]о́ш, мо[г]у́т; или мо[г]у́, мо[г]е́ш, мо[г’]о́ш, мо́[г]ут; или мо[г]у́, мо́[г]еш, мо́[г]ут.
  7. Распространение конструкции пойти́ в я́годы — с объектно-целевым значением. Такая конструкция также встречается в говорах Псковской группы.
  8. Распространение слова мура́шки — «муравьи».

Диалектные черты, распространённые на территориях Верхне-Днепровской группы и северной части Западной группы:

  1. Окончания -ей, -йей, -уй, реже -йуй в творительном пад. ед. числа существительных женского рода, оканчивающихся в основе на мягкий согласный: гр’а́з[ей], гр’а́з’[йей], гр’а́з’[уй], гр’а́з’[йуй]. Окончания -ей, -уй в данных формах существительных известны также в южных говорах Псковской группы.
  2. Образование форм дательного и предложного пад. мн. числа с окончаниями -ом, -ох от существительных мужского и женского рода, оканчивающихся на мягкий согласный, и некоторых существительных pluralia tantum (лошадь, гость, путь, лапоть, грудь, сани, сени, люди и некоторые другие): лошад’о́м, лошад’о́х; сан’о́м, сан’о́х и т. п.
  3. Распространение слова напа́лок, напо́лок — «палица сохи».

Диалектные черты, распространённые на территориях Верхне-Днепровской и Верхне-Деснинской групп:

  1. Наличие гласного [а] в первом предударном слоге в случаях типа [а]ржи́, [а]л’ну́ и т. п.
  2. Отсутствие начального гласного в слове огурцы: гурцы́.
  3. Формы сравнительной степени прилагательных, образованных с суффиксом -êйше: добрêйше (добрее), веселêйше (веселее) и т. п. В отличие от говоров Верхне-Деснинской группы данные формы распространены на территории верхне-днепровских говоров непоследовательно[13].

Диалектные черты, характерные для западной диалектной зоны

Территория Верхне-Деснинской группы говоров входит в южную часть ареала западной диалектной зоны и разделяет её диалектные черты, включая:

  1. Наличие /j/ в основе в формах указательных местоимений: [та́йа] (та) — [ту́йу] (ту), [то́йе] (то), [ты́йи] (те)[36].
  2. Образование существительных с суффиксом -ак: сêд[а́к] (седок), ход[а́к] (ходок) и т. п.[5]
  3. Употребление личных местоимений 3-го лица с начальным j: [йон], [йона́], [йоно́], [йоны́], распространённое непоследовательно на территории группы[5].
  4. Ударение на первом слоге у прилагательных седьмой ([с’о́]мой) и шестой ([шо́]стой).
  5. Распространение конструкции с предлогом с или з в случаях типа прие́хал з го́рода, вы́лез с я́мы в соответствии с предлогом из[5] и другие диалектные черты[37].

Диалектные черты, характерные для южной диалектной зоны

  1. Употребление таких типов глагольных парадигм I спряжения, в которых всегда или преимущественно под ударением произносится гласный е: нес[е́]ш, нес[е́]т, нес'[о́]м, нес[е́]те и т. п.
  2. Распространение окончания -ого у прилагательных и местоимений родительного пад. ед. числа мужского рода: но́вого, мойего́ и т. п.
  3. Произношение слов дыра, дырявый с мягким начальным д’: [ди]ра́, [ди]р’а́вой.
  4. Наличие местоимения 3-го лица женского рода в винительном пад. ед. числа йейе́ и другие диалектные черты[38].

Диалектные черты, характерные для юго-восточной диалектной зоны

Данные языковые черты, изоглоссы которых наиболее удалены к северо-западу диалектной зоны, выделяют Верхне-Днепровскую группу среди остальных групп западных южнорусских говоров, которым черты юго-восточной диалектной зоны неизвестны[7]:

  1. Произношение гласного [о] под ударением в слове п’[о́]тна в форме именительного пад. мн. числа.
  2. Распространение форм именительного пад. мн. числа с окончанием у существительных женского рода: деревн’а́, площад’а́, матер’а́, дочер’а́ и т. п. Кроме говоров юго-восточной диалектной зоны данные формы распространены также в говорах Псковской и Гдовской групп.
  3. Распространение деепричастий прошедшего времени, образованных суффиксом -мши[9].

См. также

Примечания

Комментарии
Источники
  1. 1 2 Захарова, Орлова, 2004, Диалектологическая карта русского языка (1964 г.).
  2. 1 2 Касаткин Л. Л. Русские диалекты. Карты // Русские. Монография Института этнологии и антропологии РАН. — М.: Наука, 1999. — С. 96. (Проверено 4 января 2012)
  3. Федеральная целевая программа Русский язык. Региональный центр НИТ ПетрГУ. — Территориально-диалектное членение русского языка. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. (Проверено 4 января 2012)
  4. Касаткин Л. Л. Русские диалекты. Лингвистическая география // Русские. Монография Института этнологии и антропологии РАН. — М.: Наука, 1999. — С. 90—95. (Проверено 4 января 2012)
  5. 1 2 3 4 5 6 Говоры русского языка. — статья из Энциклопедии русского языка (Проверено 4 января 2012)
  6. 1 2 Южное наречие. — статья из Российского гуманитарного энциклопедического словаря (Проверено 4 января 2012)
  7. 1 2 3 4 Захарова, Орлова, 2004, с. 126.
  8. Язык русской деревни. Диалектологический атлас. — О диалектном членении русского языка: наречия и диалектные зоны. Архивировано из первоисточника 20 февраля 2012. (Проверено 4 января 2012)
  9. 1 2 Захарова, Орлова, 2004, с. 102—108.
  10. Захарова, Орлова, 2004, с. 96—102.
  11. Дурново Н. Н., Соколов Н. Н., Ушаков Д. Н. Опыт диалектологической карты русского языка в Европе. — М., 1915.
  12. Народы Европейской части СССР. Этнографические очерки: В 2-х т. / Под общ. ред. С. П. Толстова. — М.: Наука, 1964. — С. 149. (Проверено 4 января 2012)
  13. 1 2 3 Захарова, Орлова, 2004, с. 126—128.
  14. 1 2 Учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ. — Карта. Различение или совпадение гласных на месте о и а в первом предударном слоге после твёрдых согласных. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. (Проверено 4 января 2012)
  15. 1 2 Учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ. — Легенда карты. Различение или совпадение гласных на месте о и а в первом предударном слоге после твёрдых согласных. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012.
  16. Язык русской деревни. Диалектологический атлас. — Карта 12. Различение или совпадение о и а в предударных слогах после твёрдых согласных (оканье и аканье). Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012. (Проверено 4 января 2012)
  17. Учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ. — Карта. Звонкая задненёбная согласная фонема в сильной и слабой позициях. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012.
  18. Учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ. — Легенда карты. Звонкая задненёбная согласная фонема в сильной и слабой позициях. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012.
  19. Язык русской деревни. Диалектологический атлас. — Карта 14. Звуки на месте буквы г. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012.
  20. Учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ. — Консонантизм: Диалектные различия. Среднеязычный <j>. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012.
  21. Учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ. — Карта. Диалектные соответствия сочетаниям дн, дн’ и бм, бм’. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012.
  22. Учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ. — Легенда карты. Диалектные соответствия сочетаниям дн, дн’ и бм, бм’. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012.
  23. Язык русской деревни. Диалектологический атлас. — Карта 17. Диалектное произношение сочетаний дн и бм. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012.
  24. Язык русской деревни. Диалектологический атлас. — Карта 20. Форма творительного падежа множественного числа I и II склонения. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012.
  25. Язык русской деревни. Диалектологический атлас. — Карта 2. Глаголы со значением «пахать». Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012.
  26. Язык русской деревни. Диалектологический атлас. — Карта 5. Названия деревянной посуды для теста из ржаной муки. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012.
  27. Учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ. — Карта. Типы различения или совпадения гласных неверхнего подъёма в первом предударном слоге после мягких согласных. Архивировано из первоисточника 31 августа 2012.
  28. Учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ. — Легенда карты. Типы различения или совпадения гласных неверхнего подъёма в первом предударном слоге после мягких согласных. Архивировано из первоисточника 18 июня 2012.
  29. Язык русской деревни. Диалектологический атлас. — Карта 13. Различение и неразличение гласных в 1-м предударном слоге после мягких согласных (иканье, яканье). Архивировано из первоисточника 18 июня 2012.
  30. Учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ. — Безударный вокализм. Гласные без ударения. Гласные первого предударного слога после парных твёрдых согласных: акающие говоры. Разновидности яканья.
  31. Учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ. — Безударный вокализм. Гласные без ударения. Гласные первого предударного слога после парных твёрдых согласных: акающие говоры. Разновидности яканья. Виды диссимилятивного яканья. Ассимилятивно-диссимилятивное яканье.
  32. Учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ. — Безударный вокализм. Гласные без ударения. Гласные первого предударного слога после парных твёрдых согласных. Типы аканья: диссимилятивное и недиссимилятивное.
  33. Учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ. — Безударный вокализм. Гласные без ударения. Гласные первого предударного слога после парных твёрдых согласных. Типы аканья: диссимилятивное и недиссимилятивное. Разновидности диссимилятивного аканья: жиздринское, архаическое, донское.
  34. Язык русской деревни. Диалектологический атлас. — Карта 24. Перфект в русских говорах. Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012.
  35. Захарова, Орлова, 2004, с. 128.
  36. Язык русской деревни. Диалектологический атлас. — Карта 21. Указательное местоимение единственного числа женского рода в именительном падеже (та, тая). Архивировано из первоисточника 1 февраля 2012.
  37. Захарова, Орлова, 2004, с. 83—85.
  38. Захарова, Орлова, 2004, с. 94—96.

Ссылки

Литература

  1. Аванесов Р. И., Бромлей С. В., Булатова Л. Н., Захарова К. Ф., Кузьмина И. Б., Мораховская О. Н., Немченко Е. В., Орлова В. Г., Строганова Т. Г. Русская диалектология / Под ред. Р. И. Аванесова и В. Г. Орловой. — 2-е изд. — М.: Наука, 1965.
  2. Захарова К. Ф., Орлова В. Г. Диалектное членение русского языка. — 2-е изд. — М.: Едиториал УРСС, 2004. — ISBN 5-354-00917-0
  3. Диалектологический атлас русского языка. Центр Европейской части СССР. Выпуск I: Фонетика / Под ред. Р. И. Аванесова и С. В. Бромлей. — М.: Наука, 1986.
  4. Диалектологический атлас русского языка. Центр Европейской части СССР. Выпуск II: Морфология / Под ред. С. В. Бромлей. — М.: Наука, 1989.
  5. Диалектологический атлас русского языка. Центр Европейской части СССР. Выпуск III: Синтаксис. Лексика / Под ред. О. Н. Мораховской. — М.: Наука, 1996.
  6. Бромлей С. В., Булатова Л. Н., Захарова К. Ф. и др. Русская диалектология / Под ред. Л. Л. Касаткина. — 2-е изд., перераб. — М.: Просвещение, 1989. — ISBN 5-09-000870-1

Wikimedia Foundation. 2010.

Смотреть что такое "Верхне-Днепровская группа говоров" в других словарях:


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.