Политическая ситуация в России в 1917—1918 годах


Политическая ситуация в России в 1917—1918 годах
Смена власти в России в 1917—1918 годах
Patrol of the October revolution.jpg
Народная милиция арестовывает переодетых полицейских, февраль 1917 года
Страна

Россия Россия, город Петроград, также Москва (см. Октябрьское вооружённое восстание в Москве (1917)).

Дата

февраль 1917 года — июль 1918 года

Причина

Обострение внутренних противоречий Российской Империи вследствие Первой мировой войны

Основная цель

Борьба альтернатив развития России

Итог

Установление однопартийной системы, начало Гражданской войны


Политическая ситуация в России в 1917—1918 годах — ключевые события в истории России, произошедшие в 1917 году, главным образом, в Петрограде. Во время этих событий в феврале 1917 года была свергнута российская монархия, которую сменило слабое и нерешительное Временное правительство, в свою очередь в ходе Октябрьской революции свергнутое радикальными социалистами, большевистской фракцией социал-демократической партии, которые отделились и сформировали «Российскую коммунистическую партию (большевиков)». К лету 1918 года окончательно сформировалось однопартийное правительство, и началась активная фаза Гражданской войны в России, наступившая в результате восстания Чехословацкого корпуса.


Зима 1916/1917 годов. Предпосылки Февральской революции

К началу 1917 года затянувшаяся Первая мировая война сильно накалила обстановку в Петрограде. Военная гиперинфляция привела к тому, что производители начали в массовом порядке придерживать хлеб, надеясь на ещё большее увеличение цен. Как указывает исследователь Нефёдов С. А., к концу 1916 года традиционная рыночная система снабжения городов начала разваливаться, царское правительство начало предпринимать первые попытки организовать продразвёрстку. 8 сентября 1916 года Николай II утвердил положение Совета министров об уголовной ответственности торговцев и промышленников «за возвышение или понижение цен на предметы продовольствия или необходимой потребности»[1].

Военная инфляция 19141916[2]
Период Денежная масса
в обращении (млн. руб.)
Рост денежной
массы (%%)
Рост цен (%%) Соотношение цен
к денежной массе
1914, первая половина 2370 100 100 0,00
1914, вторая половина 2520 106 101 −1,05
1915, первая половина 3472 146 115 −1,27
1915, вторая половина 4725 199 141 −1,41
1916, первая половина 6157 259 238 −1,08
1916, вторая половина 7972 336 398 +1,18

Историк-исследователь Февраля 1917 года, современник событий С. П. Мельгунов в своем исследовании утверждает, что постулат о голоде как причине революции предположительно является нежизненным и несостоятельным[3]. С другой стороны, исследователь Нефёдов С. А. утверждает противоположное и проводит подробный экономический анализ механизма возникновения перебоев в снабжении[4] вследствие военной гиперинфляции.

Сами же власти Петрограда, в лице генерала Хабалова С. С. и градоначальника Балка А. П., оценивали запасы хлеба в Петрограде на момент начала революции как достаточные. Исследователь Ричард Пайпс присоединяется к этой оценке, однако также указывает на военную гиперинфляцию и перебои в снабжении Петрограда топливом[5].

Председатель Госдумы Родзянко М. В. за три месяца до революции приводит следующее свидетельство:

С продовольствием стало совсем плохо, города голодали, в деревнях сидели без сапог и при этом все чувствовали, что в России всего вдоволь, но что нельзя ничего достать из-за полного развала тыла. Москва и Петроград сидели без мяса, а в то же время в газетах писали, что в Сибири на станциях лежат битые туши и что весь этот запас в полмиллиона пудов сгниет при первой же оттепели. Все попытки земских организаций и отдельных лиц разбивались о преступное равнодушие или полное неумение что-нибудь сделать со стороны властей. Каждый министр и каждый начальник сваливал на кого-нибудь другого, и виноватых никогда нельзя было найти. Ничего, кроме временной остановки пассажирского движения для улучшения продовольствия, правительство не могло придумать. Но и тут получился скандал. Во время одной из таких остановок паровозы оказались испорченными: из них забыли выпустить воду, ударили морозы, трубы полопались, и вместо улучшения только ухудшили движение. На попытки земских и торговых организаций устроить съезды для обсуждения продовольственных вопросов правительство отвечало отказом, и съезды не разрешались. Приезжавшие с мест заведовавшие продовольствием, толкавшиеся без результата из министерства в министерство, несли свое горе председателю Государственной думы, который в отсутствие Думы изображал своей персоной народное представительство[6].

К 1917 году потери Российской империи в Первой мировой войне дошли до 2,5 млн погибших солдат (убитых в бою, пропавших без вести, умерших от ран и болезней, умерших в плену) и до 1 млн мирных жителей (см. Потери в Первой мировой войне). Война сильно обесценила человеческую жизнь, сделав привычной гибель миллионов людей. За всю историю России впервые была набрана по мобилизации огромная армия, через которую прошли до 15 млн человек из 175-миллионного населения. 80-90 % мобилизованных солдат составили крестьяне, в том числе пришедшие в армию со своими представлениями о «земле и воле». Часть армии составили кадровые заводские рабочие, мобилизованные в 1914—1916 годах и заменённые на заводах выходцами из деревень.

Один из немногих офицеров, во время Февральской революции активно выступивших в поддержку царя, генерал от кавалерии Келлер Ф. А., командующий 3-м конным корпусом. Получив известие об отречении, направил отрекшемуся царю телеграмму поддержки с просьбой не оставлять Престол, отказался приводить корпус к присяге «временщикам». После вынужденной отставки уехал в Харьков, затем в Киев. После краха режима гетмана Скоропадского в декабре 1918 года был убит в спину петлюровцами. 3-й конный корпус ждала сложная судьба: в августе он под командованием генерала Крымова фактически принял участие в корниловском выступлении, в октябре Керенский пытался использовать тот же корпус, уже под командованием генерала Краснова, для подавления большевистского восстания.

В октябре 1916 года директор Департамента полиции министерства внутренних дел А. Т. Васильев представил доклад о настроениях населения на местах, указывающий, что «основной причиной озлобления называется чудовищно растущая дороговизна», в обеих столицах «оппозиционность настроений» намного превосходит уровень 1905 года, что может привести к вспышке в столицах «крупных беспорядков чисто стихийного характера». В то же время начальник Кронштадтского гарнизона докладывает, что в случае беспорядков на войска рассчитывать нельзя вследствие их ненадёжности[4].

Ричард Пайпс указывает, что

Понять случившееся [в феврале 1917 года] невозможно, не приняв во внимание состав и условия содержания Петроградского гарнизона. Гарнизон состоял, собственно, из новобранцев и отставников, зачисленных в пополнение ушедших на фронт запасных батальонов гвардейских полков, квартировавшихся в мирное время в Петрограде. Перед отправкой на фронт им предстояло в течение нескольких недель проходить общую военную подготовку. Численность сформированных с этой целью учебных частей превосходила всякую допустимую норму: в некоторых резервных ротах было более 1000 солдат, а встречались батальоны по 12-15 тыс. человек; в общей сложности 160 тыс. солдат были втиснуты в казармы, рассчитанные на 20 тыс.

Солдаты подвергались ряду унизительных ограничений: им разрешалось передвигаться в трамваях только на подножках, в театрах не разрешалось сидеть рядом с офицерами. С 1915 года в армии восстановлены телесные наказания[7] в виде порки розгами, среди офицеров было распространено обращение на «ты» к солдатам и рукоприкладство.

Генерал Дубенский Д. Н., в феврале 1917 года находившийся в царской свите в качестве официального историографа, отмечал, что «были такие батальоны, которые имели по 12 — 15 тысяч. Все это помещалось в скученном виде в казармах, где люди располагались для спанья в два-три и четыре яруса. Наблюдать за такими частями становилось трудно, не хватало офицеров, и возможность пропаганды существовала полная. В сущности эти запасные батальоны вовсе не были преображенцы, семеновцы, егеря и т. д. Никто из молодых солдат не был ещё в полках, а только обучался, чтобы потом попасть в ряды того или другого гвардейского полка и получить дух, физиономию части и впитать её традиции. Многие из солдат запасных батальонов не были даже приведены к присяге. Вот почему этот молодой контингент так называемых гвардейских солдат не мог быть стоек и, выйдя 24, 25 и 26 февраля на усмирение беспорядков, зашатался и затем начался бессмысленный и беспощадный солдатский бунт»[8].

Кроме того, часть солдат и матросов составляли мобилизованные рабочие, в том числе ранее участвовавшие в революционной деятельности; в первую очередь это относилось к Кронштадтской военно-морской базе, а также к военно-морской базе в Гельсингфорсе. Условия военной службы в Кронштадте были тяжёлыми и сопровождались рядом унизительных ограничений для нижних чинов, например, матросам запрещалось ходить по восточной стороне главной улицы, у входа на Екатеринский бульвар помещалась надпись, запрещающая вход «собакам, солдатам и матросам»[9].

Волнения в войсках и на флоте начинаются задолго до 1917 года: так, 19 октября 1915 года взбунтовался стоявший на гельсингфорсском рейде линкор «Гангут», 2 мая 1916 года отмечен первый случай отказа казаков разгонять толпу. Как отмечает исследователь С. А. Нефёдов, в октябре 1916 года происходят бунты солдат на распределительных пунктах в Гомеле и Кременчуге, 17 октября солдаты 181-го полка присоединяются к толпе рабочих Выборгского района Петрограда, 29 октября 1916 года вызванные для разгона забастовки солдаты вместо рабочих открывают огонь по полиции. Французский посол в Петрограде Морис Палеолог в своём рапорте французскому внешнеполитическому ведомству отмечает этот инцидент, как «очень показательный», и заявляет, что «…в случае восстания нельзя рассчитывать на армию…мы должны уже теперь предвидеть банкротство нашей союзницы [России] и сделать из этого все необходимые выводы».

Последней каплей стало закрытие 21-22 февраля властями крупнейшего в Петрограде Путиловского завода — рабочие попытались поднять забастовку, несмотря на то, что завод с началом войны был национализирован, а забастовки на казённых военных заводах запрещались. Этот шаг выбросил на улицы 36 тыс. озлобленных рабочих. Настроение петроградских рабочих было самым взрывоопасным; так, 8 февраля путиловские рабочие забросали полицию железными обломками и кусками шлака.

Правомонархический думский депутат Шульгин В. В., один из свидетелей отречения Николая II от власти. По своим политическим убеждениям был антисемитом и сторонником конституционной монархии во главе с одним из великих князей

.

В конце февраля перебои с поставками продовольствия в Петроград вынудили городские власти принять решение о введении карточек на хлеб с нормой один фунт на человека в день. Это решение вызвало панику и стремление запастись хлебом, произошло несколько погромов булочных. По мере нарастания кризиса снабжения в Петрограде учащаются забастовки. Бастующие рабочие часто «снимают» соседние заводы, силой вынуждая их присоединяться к забастовке. С началом восстания Петроградского гарнизона тот же метод начинают широко применять восставшие солдаты.

Исследователь Нефёдов С. А. отмечает, что царское правительство в полной мере осознавало приближение революции, в январе 1917 года начав подготовку к её подавлению. Слабость этих планов заключалась в том, что они, как отмечает Спиридович А. И., не предусматривали восстания запасных батальонов в Петрограде. Вместе с тем предполагалось опереться не на всех мобилизованных солдат, а в первую очередь — на учебные команды. Однако и эти расчёты оказались неверными — учебные команды первыми присоединились к революции. Единственной лояльной царю силой оказались полицейские, которых в Петрограде насчитывалось всего около 3,5 тыс. Надежды на лояльность гвардейских частей также оказались сильно преувеличены; все гвардейские части, во время революции находившиеся в Петрограде, присоединились к восстанию, включая одну сотню Собственного Его Императорского Величества Конвоя. К тому же к 1917 году уже до 70 % довоенного состава гвардии успели погибнуть на фронте и были (иногда и не один раз) заменены мобилизованными.

Великий князь Николай Михайлович, по своим политическим убеждениям наиболее радикальный из великих князей, из-за чего заслужил прозвище «Филипп Эгалите». Безуспешно пытался склонить царя к введению в России «ответственного министерства», участник «великокняжеской фронды» в конце 1916 года.

Ричард Пайпс комментирует положение царского правительства в последние дни его существования следующим образом:

Ничто лучше не иллюстрирует отстраненность правительства от реальности, чем решение царя в этот напряженнейший и сложнейший момент отправиться в Могилев. Он намеревался провести там неделю для совещаний с генералом Алексеевым, только что возвратившимся в Ставку после лечения в Крыму. У Протопопова это решение не вызвало никаких сомнений. Вечером 21 февраля он уверял государя, что беспокоиться не о чём и он может ехать со спокойным сердцем в уверенности, что тыл в надежных руках. К вечеру следующего дня царь уехал. А две недели спустя он уже вернулся как частное лицо — «Николай Романов», и под конвоем. Безопасность столицы была вверена весьма некомпетентным людям: военному министру генералу М. А. Беляеву, поднявшемуся на эту высоту по ступенькам военной бюрократической лестницы и получившему среди коллег прозвище «мертвая голова», и командующему округом генералу Хабалову, профессиональный опыт которого не выходил за рамки канцелярий и военных академий.

Последний царский министр внутренних дел Протопопов А. Д. увлекался мистикой[10][11], и некоторые современники высказывали сомнения в его психической нормальности[12][13]. После революции Протопопов был арестован и какое-то время содержался под охраной в психбольнице.

Сам царь на первые панические телеграммы председателя Госдумы, камергера Родзянко М. В., о начале революции ответил: «опять этот толстяк Родзянко мне пишет всякий вздор», царица сообщает, что «мальчишки и девчонки бегают и кричат, что нет хлеба». С другой стороны, обязанности Николая II как Верховного Главнокомандующего требовали его нахождения в Ставке; за несколько дней до отбытия с просьбой приехать в Ставку к нему обращались генералы Алексеев и Гурко, а также великий князь Михаил Александрович[14]. По воспоминаниям британского посла Дж. Бьюкенена, «император, над которым как бы тяготел рок, проведя январь и февраль в Царском и сознавая невозможность дальнейшего отсутствия в ставке, в четверг 8 марта возвратился в Могилев»[15].

Ричард Пайпс оценивает положение Николая II на конец 1916 года следующим образом:

Труп Распутина Г. Е., убитого в ночь на 17 декабря 1916 года князем Юсуповым Ф. Ф., крайне правым монархическим думским депутатом Пуришкевичем В. М. и великим князем Дмитрием Павловичем.

К концу 1916 года все политические партии и группировки объединились в оппозицию к монархии. Впрочем, это было их единственной точкой соприкосновения — ни в чём другом они не сходились. Крайне левых не устраивало что-либо меньшее, чем радикальное преобразование политического, социального и экономического устройства России. Либералы и либерал-консерваторы удовольствовались бы парламентской демократией. И те и другие, при всем их различии, вели речь об институтах власти. Крайне правые, теперь тоже примкнувшие к оппозиции, напротив, сосредоточили внимание на личностях политических деятелей. По их мнению, в российском кризисе повинен был не сам режим, а люди, стоявшие у кормила власти, а именно императрица-немка и Распутин. И стоит убрать их с политической арены, считали они, как все пойдет хорошо.

Во время революции Николая II отказываются поддержать даже его ближайшие родственники — великие князья. На февраль 1917 года в России насчитывалось 15 великих князей[16]. Из них фактически никто не поддержал царя. По крайней мере, трое великих князей, Николай Михайлович, Николай Николаевич и Георгий Михайлович, в конце 1916 года безуспешно пытаются склонить к царя к введению «ответственного министерства» (то есть фактически к введению парламентарной конституционной монархии). Наиболее влиятельный из них, великий князь Николай Николаевич, во время событий агитирует Николая II за отречение, наиболее вероятный преемник, Михаил Александрович, отказывается принять власть. Великий князь Кирилл Владимирович 1 марта переходит на сторону революции. Кроме того, несколько великих князей — Павел Александрович, Кирилл Владимирович и Дмитрий Константинович — во время революции составляют собственный проект манифеста об отречении («великокняжеский манифест»).

Февральская революция

Спиридович А. И. так описывает атмосферу в предреволюционном Петрограде, 20 февраля 1917 года:

Повидав кое-кого из Охранного Отделения понял, что они смотрели на положение дел — безнадежно. Надвигается катастрофа, а министр видимо не понимает обстановки и должные меры не принимаются. Будет беда. Убийство Распутина положило начало какому-то хаосу, какой-то анархии. Все ждут какого-то переворота. Кто его сделает, где, как, когда — никто ничего не знает. А все говорят и все ждут. Попав же на квартиру одного приятеля, серьёзного информатора, знающего всё и вся, соприкасающегося и с политическими общественными кругами, и с прессой и миром охраны, получил как бы синтез об общем натиске на правительство, на Верховную Власть. Царицу ненавидят, Государя больше не хотят. За пять месяцев моего отсутствия как бы всё переродилось. Об уходе Государя говорили как бы о смене неугодного министра. О том, что скоро убьют Царицу и Вырубову говорили так же просто, как о какой-то госпитальной операции. Называли офицеров, которые, якобы, готовы на выступление, называли некоторые полки, говорили о заговоре Великих Князей, чуть не все называли В. К. Михаила Александровича будущим Регентом.

Восстание Петроградского гарнизона, февраль 1917 года[17]
Время Восставших солдат
Утро 27 февраля 10 тыс.
День 27 февраля 26 тыс.
Вечер 27 февраля 67 тыс.
28 февраля 127 тыс.
1 марта 170 тыс.

23 февраля (8 марта) 1917 года, в Международный женский рабочий день, в Петрограде начинаются демонстрации женщин-работниц Невской ниточной мануфактуры, требовавших устранить перебои в снабжении Петрограда хлебом и вернуть с фронта мужей. Судя по всему, забастовка возникла стихийно; большевик Каюров В. Н., непосредственно курировавший эту мануфактуру, в своих воспоминаниях сообщает, что 22 февраля «посоветовал» воздержаться от забастовки, так как для неё «не было повода»[18]. К демонстрациям присоединяются рабочие Путиловского завода, 22 февраля все поголовно в составе 36 тыс. чел. уволенные за забастовку. Толпа заполняет Сампсониевский проспект. Благодаря «снятию» соседних фабрик и заводов забастовка разрастается[18], к 24 февраля до 170 тыс. рабочих, к 28 февраля до 240 тыс.[19]

Уличные бои в Петрограде, февраль 1917 года

24 февраля командующий Петроградским военным округом генерал Хабалов С. С. заявляет, что «За последние дни отпуск муки в пекарни для выпечки хлеба в Петрограде производится в том же объёме, что и прежде. Недостатка хлеба в продаже не должно быть. Если же в некоторых лавках хлеба иным не хватило, то потому, что многие, опасаясь недостатка хлеба, покупали его в запас на сухари. Ржаная мука имеется в Петрограде в достаточном количестве. Подвоз этой муки идёт непрерывно». Однако после этого демонстрации на убыль не пошли: на Невском проспекте, Литейном проспекте, Садовой улице и Знаменской площади появляются огромные толпы, в 12 часов дня петроградский градоначальник Балк сообщает генералу Хабалову, что полиция «не в состоянии остановить движение и скопление народа».

По всей видимости, первой жертвой революции становится пристав Крылов, убитый казаком[20] 25 февраля в три часа дня при попытке разогнать революционную толпу, собравшуюся на Знаменской площади на большой митинг у памятника Александру III. Исследователь Г. Катков указывает, что пристав Крылов пытался протолкаться сквозь толпу, чтобы сорвать красный флаг, однако казак нанёс ему несколько сабельных ударов, а демонстранты добили Крылова лопатой. Катков также указывает, что в Крылова стреляли из казачьей винтовки, однако при вскрытии огнестрельных ранений не обнаружено.

На Выборгской стороне появляются баррикады из телеграфных столбов и трамвайных вагонов. В тот же день генерал Хабалов получает приказ царя «незамедлительно прекратить беспорядки, недопустимые в тяжёлое время войны с Германией и Австрией». Руководствуясь этим приказом, генерал Хабалов требует от рабочих в срок до 28 февраля окончить забастовки, угрожая в противном случае отправкой их на фронт. В ночь с 25 на 26 февраля полиция проводит массовые аресты социалистов, до ста человек, но на события это никак не повлияло.

25 февраля в 2200 генерал Хабалов отдаёт приказ:

Господа! Государь приказал завтра же прекратить беспорядки. Вот последнее средство, оно должно быть применено… Поэтому, если толпа малая, если она не агрессивная, не с флагами, то вам в каждом участке дан кавалерийский отряд, — пользуйтесь кава­лерией и разгоняйте толпу. Раз толпа агрессивная, с флагами, то действуйте по уставу, то есть предупреждайте троекратным сигналом, а после троекратного сигнала — открывайте огонь.

26 февраля взбунтовалась 4-я рота запасного батальона лейб-гвардии Павловского полка, участвовавшего в разгонах демонстраций. Произошла перестрелка солдат Павловского полка с полицией, и с собственными офицерами[21]. Бунт был подавлен силами Преображенского полка. Комендант Петропавловской крепости отказывается принять всех участвовавших в мятеже солдат, заявив, что у него недостаточно места. Арестованы только 19 зачинщиков. Из числа солдат полка 21 человек дезертировал с оружием в руках.

«Всенародные похороны жертв, павших за свободу» 23 марта 1917 года, Петроград. Погибшие в ходе Февральской революции были похоронены на Марсовом поле.

В тот же день, 26 февраля, царское правительство собирается на заседание, на котором обсуждает сложившуюся в столице ситуацию, и постановляет ввести в Петрограде осадное положение. Однако властям не удалось даже расклеить в городе уведомления об осадном положении, так как они немедленно срывались революционерами. Вечером 26 февраля председатель Госдумы Родзянко М. В. получает царский указ о роспуске Госдумы с 26 февраля; указ официально опубликовывается 27 февраля.

27 февраля взбунтовалась также участвовавшая в разгонах учебная команда запасного батальона лейб-гвардии Волынского полка. Во время разгонов демонстраций эта команда находилась под мощным давлением рабочих, в том числе женщин, уговаривавших «не стрелять в своих». Основным «зачинщиком» бунта фактически стал унтер-офицер (сержант), старший фельдфебель Кирпичников Т. И., отозванный в Петроград с фронта после ранения[22]. По словам самого Кирпичникова, «Публика окружила нас сзади, идущие на нас кричат: „Солдатики, не стреляйте“….Я в то время, что называется, обалдел. Думаю: стрелять — погиб, не стрелять — погиб». Взбунтовавшаяся учебная команда убивает своего командира, капитана Лашкевича; бунт распространяется на весь полк, восставшие солдаты по образцу бастующих рабочих начинают «снимать» соседние части, вынуждая их также присоединиться к восстанию: Преображенский полк, Литовский полк, Сапёрный батальон и др. Толпа революционных солдат Волынского, Преображенского и Литовского полков продвигается по Кирочной улице, разгромив казармы жандармского дивизиона и школу прапорщиков инженерных войск.

Популярная легенда утверждает, что фельдфебель Кирпичников предположительно лично убил собственного командира, штабс-капитана Лашкевича. Сам же Кирпичников в своих воспоминаниях утверждал, что Лашкевич был убит выстрелом неизвестного солдата с чердака. Как указывает исследователь Г. Катков, «командир внезапно широко раскинул руки и упал лицом в снег во дворе казармы. Он был убит метко пущенной случайной пулей!»[18].

Происходят перестрелки в расположении Московского полка. К полудню восставшие подавляют сопротивление 4-й роты этого полка, пытавшейся блокировать пулемётами Литейный мост. Революционная толпа громит полицейские участки, берёт штурмом тюрьму «Кресты» и освобождает арестованных. Подожжено здание Окружного суда на Литейном проспекте. Прибывшие на тушение пожарные заблокированы толпой.

Один из немногих офицеров, активно выступивших в поддержку царя в феврале, — командующий Гвардейским кавалерийским корпусом генерал-адъютант хан Нахичеванский. После получения известия об отречении направил царю телеграмму поддержки, но никакого выступления в его защиту так и не произошло.

Как указывает исследователь Г. Катков, сопротивление революционерам также попытался оказать Самокатный батальон, располагавшийся на Сампсониевском проспекте. Командир батальона полковник Балкашин прекратил сопротивление утром 28 февраля под угрозой разрушения своих казарм артиллерией и попытался обратиться к революционной толпе, но был убит.

27 февраля премьер-министр князь Голицын Н. Д. обращается к царю с прошением об отставке, роспуске правительства и назначении «ответственного министерства», однако она царём не принимается со словами «относительно перемены в личном составе при данных обстоятельствах считаю их недопустимыми». Правительство отправляет в отставку министра внутренних дел Протопопова, как вызывавшего особое раздражение восставших. Военный министр генерал Беляев М. А. обнаруживает, что командующий войсковой охраной и гвардейскими запасными частями Петрограда генерал Чебыкин с января находится в отпуске по болезни, а заменивший его полковник Павленков также заболел. Генерал Беляев заменяет полковника Павленкова на полковника Михайличенко, кроме того, собирается заменить генерала Хабалова, как «проявившего растерянность», на генерала Занкевича.

По оценке Спиридовича А. И.,

Беляев лишь теперь, благодаря военным бунтам, понявший, что происходит нечто серьёзное, поехал в градоначальство, где был как бы штаб Хабалова. Там царили сутолока и растерянность. Командир всех запасных батальонов полковник Павленков объявился больным. Его должен был заменить Московского полка полковник Михайличенко. Беляев впервые увидел воочию, что нет начальника, который бы фактически командовал войсками. Только теперь военный министр увидел то, что уехавший в отпуск генерал Чебыкин не был заменен соответствующим старшим начальником!

В течение нескольких дней мятеж распространяется практически на весь Петроградский гарнизон. Толпа солдат и рабочих осаждает, с выражением поддержки, Государственную думу IV созыва, продолжавшую заседать, несмотря на то, что 26 февраля император объявил её распущенной. Правомонархический депутат Шульгин В. В. иронически замечает, что революционные солдаты украли из буфета Таврического дворца все серебряные ложки: «Это было начало: так революционный народ ознаменовал зарю своего освобождения… Пулеметов — вот чего мне хотелось. Ибо я чувствовал, что только язык пулеметов доступен этой уличной толпе и что только он, свинец, может загнать обратно в его берлогу вырвавшегося на свободу страшного зверя… Увы, этот зверь был — его величество русский народ».

Один из немногих офицеров, активно выступивших в поддержку царя во время Февральской революции, полковник (с ноября 1918 — генерал-майор) Кутепов А. П.. Сформировал отряд численностью около 1 тыс. чел.[13] для подавления восстания, однако в силу огромного численного превосходства революционного Петроградского гарнизона потерпел поражение. Во время Гражданской войны полковник Кутепов, по некоторым источникам, лично приказал расстрелять подпрапорщика (в феврале 1917 — старший фельдфебель) Кирпичникова Т. И., который фактически и начал Февральскую революцию.

Попытка подавить восстание 27 февраля силами отряда полковника Кутепова А. П. в составе до 1 тыс. чел. при 15 пулемётах проваливается; по оценке Спиридовича А. И., отряд Кутепова «рассосался» среди огромной толпы революционных солдат и рабочих. Сам полковник Кутепов сообщил генералу Хабалову, что блокирован на Кирочной и Спасской улицах. Остатки лояльных царю сил численностью до 2 тыс. чел. группируются в Адмиралтействе, откуда впоследствии вынуждены отступить под угрозой обстрела артиллерией Петропавловской крепости. Начинается массовое избиение полицейских, армейские офицеры частью присоединяются к революции, частью разбегаются. По свидетельству очевидца событий, председателя Госдумы Родзянко М. В., «Вспыхнул неожиданно для всех нас такой солдатский бунт, которому подобных я ещё не видел и которые, конечно, не солдаты, а просто взятые от сохи мужики и которые все свои мужицкие требования нашли полезным теперь же заявить. Только слышно было в толпе: „Земли и воли“, „Долой династию“, „Долой Романовых“, „Долой офицеров“, и началось во многих частях избиение офицеров. К этому присоединились рабочие, и анархия дошла до своего апогея».

С 27 февраля начинает отмечаться участие в событиях радикальных партий: большевиков, анархистов и радикальной социал-демократической фракции межрайонцев. Однако лидер межрайонцев Троцкий Л. Д. в это время находился в эмиграции, и вместо него фактическим главой фракции был Юренев К. К.. Восставшие по образцу революции 1905 года образуют Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов. Впервые с такой идеей выступает 25 февраля меньшевик-«оборонец» (сторонник продолжения войны) Череванин Ф. А., однако все участники совещания были арестованы полицией.

Совет впоследствии выпускает Приказ № 1. Большинство в первом составе Петросовета принадлежит партиям эсеров и меньшевиков.

С 27 февраля восстание начинает перекидываться на пригороды Петрограда. 27 февраля восстал Первый пулемётный запасной полк в Ораниенбауме и, убив 12 своих офицеров, выдвинулся в Петроград через Мартышкино, Петергоф и Стрельну, присоединив к себе по дороге ряд частей: батарея тяжёлой артиллерии, школы прапорщиков и т. д.[23] 28 февраля начинается восстание части Царскосельского гарнизона.

1 марта, по ряду свидетельств, на сторону революции переходит двоюродный брат Николая II, великий князь Кирилл Владимирович, с красным бантом на груди приведший к Государственной думе Гвардейский экипаж. Ричард Пайпс сообщает, что к Госдуме явилась даже жандармская рота, прошествовавшая с красными флагами под звуки «Марсельезы», и указывает, что

Резкая перемена настроений части наиболее нелиберального слоя петроградского общества — офицеров правых взглядов, жандармов, полицейских, всего несколько дней назад бывших опорой монархии, можно объяснить только одним — страхом. Шульгин, вращавшийся в гуще событий, был твердо уверен, что офицеры, в частности, были парализованы страхом и искали у Думы защиты от взбунтовавшихся солдат.

Сама Госдума с началом событий оказывается в сложной ситуации; многие думские лидеры, включая и её председателя Родзянко М. В. оказываются застигнуты врасплох революцией и на первых порах опасаются предполагаемой «карательной экспедиции» лояльных царю войск в столицу. С другой стороны, Таврический дворец оказывается осаждён революционной толпой, пришедшей к Думе как к центру оппозиции. В итоге Дума принимает решение, формально подчинившись царскому указу о собственном роспуске, собираться лишь «в порядке частных совещаний» и образовать с 27 февраля Временный комитет «для водворения порядка в столице и для сношений с общественными организациями и учреждениями».

Также 1 марта взбунтовалась Кронштадтская военно-морская база, 3 марта военно-морская база в Гельсингфорсе, начинается массовое истребление морских офицеров. Убиты командующий Балтийским флотом адмирал Непенин А. И., военный губернатор Кронштадта адмирал Вирен Р. Н. и начальник его штаба адмирал Бутаков А. Г.. Ряд исследователей указывают, что львиную долю погибших составили офицеры, убитые «за шпионаж» только из-за немецкого звучания своих фамилий.

2 марта Николай II отрекается от престола в пользу своего младшего брата, великого князя Михаила Александровича. Отречение происходит под давлением генералитета, в первую очередь начальника штаба Ставки генерала Алексеева и командующих фронтами, единогласно ответивших согласием на телеграммы Алексеева о желательности отречения. Троцкий Л. Д. впоследствии ехидно комментирует их действия так: «генералы почтительно приставили семь револьверных дул к вискам обожаемого монарха». Действия высшего генералитета впоследствии становятся поводом для обвинения ряда царских генералов в «масонском заговоре» так называемой «Великой ложи». В любом случае, если такой заговор действительно существовал (что до сих пор является дискуссионным вопросом), мотивы предполагаемых заговорщиков очевидны — спасение монархии через замену императора по образцу дворцовых переворотов XVIII века.

Однако 3 марта отрекается и великий князь Михаил Александрович: представители Госдумы Родзянко, Шульгин и Керенский заявляют ему, что «не гарантируют безопасность», так что ему в случае принятия престола следует опасаться самосуда со стороны восставших. Присутствовавший при этой беседе депутат Милюков возражает против отказа Михаила Александровича от власти, Керенский «умоляет» великого князя «принести жертву во имя России» и заявляет, что «сейчас резкое недовольство направлено именно против монархии… именно этот вопрос будет причиной кровавого разлада». После откровенного разговора великого князя с председателем Госдумы Родзянко М. В. наедине последний прямо заявляет, что Госдума не может гарантировать Михаилу Александровичу безопасность, и великий князь передаёт вопрос о государственном устройстве России на рассмотрение будущего Учредительного собрания.

Первые шаги новой власти

Формирование Временного правительства

Генерал Алексеев М. В., в начале 1917 года — начальник штаба Верховного Главнокомандующего. Сыграл значимую роль во время Февральской революции, разослав командующим фронтами и флотами телеграммы с вопросом о желательности отречения. Эти телеграммы сильно повлияли на Николая II, убедив его принять решение отречься от престола. С 1 апреля 1917 года — Верховный Главнокомандующий. Негативно отнёсся к Приказу № 1 и солдатским комитетам, безуспешно пытался остановить процесс «демократизации армии», в связи с чем Временное правительство заменяет его на более сговорчивого генерала Брусилова А. А. После прихода к власти большевиков уезжает на Дон, где продолжает дело формирования «Алексеевской организации», в январе 1918 года ставшей ядром белогвардейской Добровольческой армии. Сам генерал Алексеев умирает 8 октября 1918 года от воспаления лёгких[источник не указан 623 дня].

В этих условиях единственной властью остаётся Государственная Дума IV созыва. В ходе революции Николай II распускает Госдуму 25 февраля 1917 года, однако она отказывается распускаться, собираясь в частном порядке. 27 февраля представители Госдумы формируют Временный комитет Государственной думы, фактически ставший новой властью. После того, как 2 марта стало известно об отречении царя, Временный комитет до предполагаемого созыва Учредительного собрания формирует Временное правительство России во главе с князем Львовым Г. Е.. В новом правительстве доминирует центристская партия кадетов, по составу представлявшая собой главным образом интеллигенцию. Идеалом кадетов являлось установление в стране конституционной монархии по образцу Великобритании.

9 марта Керенский А. Ф. и князь Львов Г. Е. ведут переговоры с британским правительством о предоставлении свергнутому царю с семьёй политического убежища. Однако эти переговоры стали известны Исполкому Петросовета, который постановил арестовать Николая и занять революционными войсками Царское Село, станции Тосно и Званка.

Великий князь Николай Николаевич во время отречения Николая II был им назначен на должность Верховного Главнокомандующего, однако уже 9 марта Временное правительство под давлением Совета[источник не указан 623 дня] отправляет его в отставку, приказ войскам о вступлении в должность так опубликован и не был, также как и прощальный приказ войскам Николая II. Глава Временного правительства, князь Львов заявляет великому князю: «народное мнение решительно и настойчиво высказывается против занятия членами дома Романовых каких-либо государственных должностей. Временное правительство не считает себя вправе оставаться безучастным к голосу народа, пренебрежение которым могло бы привести к самым серьезным осложнениям. Временное правительство убеждено, что Вы, во имя блага родины, пойдете навстречу требованиям положения и сложите с себя ещё до приезда Вашего в Ставку звание Верховного главнокомандующего»[24].

Новая власть отменяет смертную казнь (12 марта), освобождает политических заключённых; в рамках амнистии, объявленной 6 марта, освобождено 10 тыс. чел. 18 марта объявлена амнистия уголовникам, освобождено до 15 тыс. чел., многие из которых вскоре снова оказались в тюрьме. В общей сложности амнистируется до 90 тыс. чел. Правительство отменяет цензуру, проводит реформы рабочего законодательства, отменяет монархические символы и знаки отличия. В числе прочих мер проходит предоставление женщинам полных политических прав и отмена «черты еврейской оседлости» в рамках мер по отмене всех сословных, вероисповедных и национальных ограничений. К августу 1917 года отменяется обер-прокурорский надзор за Священным Синодом. Распускается полиция, заменяемая «народной милицией». В ходе революции многие полицейские были арестованы. Затем они были освобождены Временным правительством и отправлены на фронт[17]. Заменившая их «народная милиция» была, в отличие от полиции, децентрализована и подчинялась органам местного самоуправления[25], начальник милиции назначался и увольнялся властью городской или уездной земской управы, и отчитывался перед городской думой или уездным собранием[26].

Распускаются ряд непопулярных органов старой власти: полиция, жандармерия и Управление по печати. Учреждаются новые министерства: Министерство труда, Министерство продовольствия, Министерство государственного призрения. Фактически конфискованы у бывшей императорской фамилии кабинетские (см. Кабинет Его Императорского Величества) и удельные земли, объявленные государственной собственностью. В связи с фактическим уничтожением монархии распускается Министерство Императорского Двора; с образованием Временного правительства назначения соответствующих министров прекратились, однако формального распоряжения о ликвидации ведомства так и не последовало[27].

Первый глава Временного правительства, князь Львов Г. Е., в 19151917 —председатель Земгора

Временное правительство отказывается ввести восьмичасовой рабочий день, но он вводится революционными рабочими явочным порядком. 10 марта заключено соглашение между Петроградским обществом фабрикантов и Петроградским советом о введении 8-часового рабочего дня[28].

Одним из первых шагов новой власти стало также образование Чрезвычайной следственной комиссии для расследования деятельности ряда высших чиновников и генералов до революции. 1 марта 1917 года арестован бывший военный министр Сухомлинов В. А., вызывавший сильное раздражение общества провалами на фронте в 1914—1915 годах. 20 сентября 1917 года приговорён к каторге.

4 марта 1917 года председатель Временного правительства князь Львов отправляет в отставку всех губернаторов, их обязанности начинают исполнять председатели губернских земских управ, получивших наименование «комиссаров Временного правительства». Одной из слабостей Временного правительства стала неспособность контролировать власть на местах. Назначаемые им комиссары Временного правительства на местах зачастую фактически не смогли получить контроль над местными органами МВД и находились под постоянным давлением местных Советов, по своему усмотрению снимавших их с должностей.

На Марсовом поле проводятся торжественные похороны жертв революции. Последний начальник Петроградского охранного отделения Глобачёв К. И. ехидно комментирует их следующим образом:

По моему глубокому убеждению, если этих жертв и набрали до 200 человек; то это были все случайно убитые неосторожные прохожие или [убитые] свои своими же. Мне доподлинно известно, что в числе набранных жертв были умершие в больницах бродячие китайцы и даже два убитых филёра Охранного отделения, которых можно, конечно, назвать жертвами революции, но с другой стороны.

— Глобачёв К.И. Правда о русской революции.[29]

Во внешней политике Временное правительство придерживается курса на продолжение «войны до победного конца».

Март 1917 года. Формирование Советов и режим «двоевластия»

Весна 1917 года. Соотношение сил среди основных политических партий

Апрель

Май. Прибытие Троцкого из эмиграции

Март-июль. «Демократизация армии»

Март — август. Царь после ареста

Апрель-июль. Пик популярности Керенского

Керенский в изображении Исаака Бродского

Взлёт Керенского А. Ф. к власти начинается уже во время Февральской революции, когда он оказывается одновременно в двух противостоящих органах власти: в первом составе Временного правительства в качестве министра юстиции и в первом составе Петросовета в качестве товарища (заместителя) председателя.

К 1917 году он уже был довольно известным политиком: возглавлял фракцию «трудовиков» в Госдуме IV созыва, завоевал определённую популярность среди либералов и социалистов своим участием в качестве адвоката в ряде громких дел. В своей думской речи 16 декабря 1916 года он фактически призывает к свержению самодержавия, после чего императрица Александра Фёдоровна заявила, что «Керенского следует повесить» (по другим источникам — «Керенского следует повесить вместе с Гучковым»).

До революции Керенский был под наблюдением Охранного отделения под кличкой «Скорый» из-за привычки бегать по улицам, на ходу запрыгивая в трамвай и спрыгивая обратно. Для слежки за ним полиции приходилось нанимать извозчика[30]. Французский посол в Петрограде Морис Палеолог в записи от 2 (15) марта 1917 года характеризует Керенского следующим образом: «Молодой депутат Керенский, создавший себе, как адвокат, репутацию на политических процессах, оказывается наиболее деятельным и наиболее решительным из организаторов нового режима»[31].

Во время Февральской революции вступает в партию эсеров, принимает участие в работе революционного Временного комитета Госдумы. 3 марта в составе думской делегации содействует отказу от власти великого князя Михаила Александровича.

Пик популярности Керенского начинается с назначением его военным министром после апрельского кризиса. Газеты именуют Керенского в таких выражениях: «рыцарь революции», «львиное сердце», «первая любовь революции», «народный трибун», «гений русской свободы», «солнце свободы России», «народный вождь», «спаситель Отечества», «пророк и герой революции», «добрый гений русской революции», «первый народный главнокомандующий» и т. д.[32] Современники описывают «мартовскую» истерию вокруг личности Керенского в таких выражениях:

Тернист путь Керенского, но автомобиль его увит розами. Женщины бросают ему ландыши и ветки сирени, другие берут эти цветы из его рук и делят между собою как талисманы и амулеты. <…> Его несут на руках. И я сам видел, как юноша с восторженными глазами молитвенно тянулся к рукаву его платья, чтобы только прикоснуться. Так тянутся к источнику жизни и света! <…> Керенский — это символ правды, это залог успеха; Керенский — это тот маяк, тот светоч, к которому тянутся руки выбившихся из сил пловцов, и от его огня, от его слов и призывов получают приток новых и новых сил для тяжелой борьбы.

В мае 1917 года петроградские газеты даже всерьёз рассматривают вопрос об учреждении «Фонда имени Друга Человечества А. Ф. Керенского»[33].

Керенский старается поддерживать аскетический имидж «народного вождя», нося полувоенный френч и короткую стрижку.

В молодости Керенский подумывал о карьере оперного певца и даже брал уроки актёрского мастерства. Набоков В. Д. так описывает его выступления: «„Я говорю, товарищи, от всей души… из глубины сердца, и если нужно доказать это… если вы мне не доверяете… Я тут же, на ваших глазах… готов умереть…“. Увлекшись, он проиллюстрировал „готовность умереть“ неожиданным, отчаянным жестом». Уже в старости Керенский с сожалением замечает, что «если бы тогда было телевидение, никто бы меня не смог победить!». Керенскому удаётся «очаровать» даже свергнутого царя: в июле Николай записывает в своём дневнике о Керенском «Этот человек положительно на своем месте в нынешнюю минуту; чем больше у него власти, тем лучше».

Во время Февральской революции Керенский вместе с князем Львовым Г. Е. ведут переговоры о возможном предоставлении политического убежища свергнутому царю. В ходе событий генерал Алексеев М. В. по поручению Николая II передаёт князю Львову требование о предоставлении гарантий, в том числе беспрепятственного проезда в город Романов-на-Мурмане (в настоящее время Мурманск), на рейде которого стояли британские военные корабли. Однако эти переговоры были заблокированы Петросоветом, 6 марта 1917 года принявшего решение об аресте царя. Впоследствии Керенский приезжает к арестованному в Царском Селе Николаю три раза. Во время первого приезда, 21 марта Николай замечает: «Я прочёл в газетах, что вы отменили смертную казнь. Если вы сделали это для моего спасения — то напрасно. Государство не может так воевать».

Получив назначение на пост военного министра, Керенский начинает активно подготавливать июньское наступление, которое, по его замыслу, должно было поднять сильно упавший боевой дух армии. Он активно объезжает части, стремясь воодушевить их, после чего получает прозвище «главноуговаривающего». Новый военный министр назначает на ключевые должности в армии малоизвестных, но приближенных к нему генералов, получивших прозвище «младотурков». 22 мая 1917 года Керенский назначает на должность верховного главнокомандующего генерала Брусилова вместо консервативно настроенного генерала Алексеева.

Провал первого крупного политического проекта Керенского — июньского наступления 1917 года становится первым заметным ударом по его популярности. Продолжающиеся экономические проблемы, провал политики продразвёрстки, инициированной ещё царским правительством в конце 1916 года, продолжающийся развал действующей армии всё сильнее дискредитируют Керенского.

Как министр Временного правительства, Керенский переселяется в Зимний дворец. Со временем в Петрограде появляются слухи о том, что он якобы спит на бывшей кровати императрицы Александры Фёдоровны, а самого Александра Керенского начинают иронически называть «Александром IV» (последний российский царь с именем Александр был Александром III). Советский поэт Маяковский высмеивает жизнь бывшего присяжного поверенного Керенского во дворце:

« Царям дворец построил Растрелли.

Цари рождались, жили, старели.

Дворец не думал о вертлявом постреле,

не гадал, что в кровати, царицам вверенной,

раскинется какой-то присяжный поверенный.

Забывши и классы и партии,

идет на дежурную речь.

Глаза у него бонапартьи

и цвета защитного френч.

»

В августе 1917 года Керенский пытается восстановить пошатнувшуюся популярность своими двусмысленными действиями во время «корниловского мятежа», однако только отталкивает от себя армейское офицерство и казаков. В результате в ноябре практически не остаётся достаточной военной силы, на которую Керенский смог бы опереться. Кроме того, во время борьбы с Корниловым Керенский вынужден обращаться к большевикам, как к наиболее активным левым, тем самым только приближая события ноября 1917 года. По выражению Ричарда Пайпса, «вчерашние поджигатели стали пожарной командой».

Нерешительные попытки Керенского избавиться от наиболее ненадёжных частей Петроградского гарнизона приводят только к тому, что они дрейфуют «влево» и переходят на сторону большевиков. Также на сторону большевиков постепенно переходят и части, присланные в Петроград с фронта в июле. Нарастающему хаосу содействовал также роспуск после Февральской революции непопулярной полиции. Заменившая её «народная милиция» оказалась неспособна выполнять её функции.

По выражению британского писателя Сомерсета Моэма, с августа по ноябрь 1917 года находившегося в Петрограде,

Керенский… произносил бесконечные речи. Был момент, когда возникла опасность того, что немцы двинутся на Петроград. Керенский произносил речи. Нехватка продовольствия становилась все более угрожающей, приближалась зима и не было топлива. Керенский произносил речи. Ленин скрывался в Петрограде, говорили, что Керенский знает, где он находится, но не осмеливается его арестовать. Он произносил речи.

Один из деятелей кадетской партии Иван Куторга в своей книге «Ораторы и массы» так характеризует Керенского: «…Керенский был подлинным олицетворением Февраля со всем его подъемом, порывом, добрыми намерениями, со всей его обреченностью и частой политической детской нелепостью и государственной преступностью. Ненависть лично к Керенскому объясняется, по-моему, не только его бесспорно огромными политическими ошибками, не только тем, что „керенщина“ (слово, ставшее употребительным на всех европейских языках) не сумела оказать серьёзного сопротивления большевизму, а, наоборот, расчистила ему почву, но и другими, более широкими и общими причинами».

Июнь-июль

Попытка наступления на фронте

В июне 1917 года военный министр Керенский выступает с инициативой начала нового широкого наступления на фронте. Он разъезжает по частям, ведя среди них много агитации, за что заслуживает прозвище «главноуговаривающего».

Товарищи солдаты, матросы и офицеры. Вас я зову вместе со мной на тяжелый, страшный подвиг: буду вашим последовательным слугой, но важно, чтобы вашим именем я мог показать перед всем миром, что русская армия и русский флот — не рассыпавшаяся храмина, что это не собрание людей, которые не хотят ничего делать, что это сила, которая своей народной мощью и величием духа в отношении тех, кто не захотел бы нас слушать, сумеет показать, что свободная Россия — это не Россия самодержавных проходимцев, это Россия, которая заставит уважать всех и каждого во имя свободной русской республики.[34]

18 июня (1 июля) 1917 года Россия начинает попытку крупного наступления на фронте. Наступление началось ударами 7-й и 11-й армий Юго-Западного фронта по направлению на Львов.

Однако процессы разложения в армии, начатые в марте приказом № 1, к июню зашли уже слишком далеко. Части Юго-западного фронта начали в массовом порядке митинговать и отказываться идти в наступление, резко возрастает дезертирство. Уже 20 июня (3 июля) наступление 7-й и 11-й армий прекращается. 23 июня (6 июля) 8-я армия наносит по германским позициям вспомогательный удар, к 30 июня (13 июля) выходит к реке Ломница.

6 (19) июля германо-австрийские части наносят контрудар в направлении Тарнополя[35], начинается отход русских 7-й, 8-й и 11-й армий.

9 (22) июля начинается наступление частей менее разложенного Румынского фронта силами 2-й и 4-й армий. Оно оказалось успешным, но, вследствия поражения на севере, это наступление развития не получило и остановлено 14 (27) июля по приказу Керенского.

Также 9 (22) июля предпринята попытка наступления на Северном фронте силами 5-й армии в направлении Вильно и 10 (23) июля на Западном фронте силами 10-й армии в направлении Ковно, однако она целиком проваливается.

Конфликт из-за дачи Дурново

I Съезд советов рабочих и солдатских депутатов

Июльское выступление большевиков

Вторая попытка захвата власти предпринимается большевиками в июле 1917 года. Первый Всероссийский съезд рабочих и солдатских депутатов, собравшийся 3—24 июня, лишний раз подтверждает, что большевики по своему влиянию были на тот момент лишь третьими из социалистов. Делегаты съезда отвергли курс большевиков на прекращение войны и уничтожение системы «двоевластия», за что получили от Ленина название «соглашателей».

В конце июня Временное правительство пытается отправить из Петрограда на фронт ряд частей, наиболее сильно подвергшихся большевистской агитации. В первую очередь это относилось к Первому пулёмётному полку — самой большой части гарнизона, развёрнутой до 11 300 солдат и 300 офицеров. По численности он фактически соответствовал дивизии. Во время Февральской революции три батальона этого полка самовольно переселились из Ораниенбаума в Петроград, привлечённые решением о невыводе частей Петроградского гарнизона на фронт.

Полк находился на Выборгской стороне среди заводов. По выражению современника, французского журналиста Клода Анэ, сказанного про Выборгскую сторону в июле 1917 года, «Ленин и Троцкий царят здесь, как господа». В силу многочисленных контактов с петроградскими рабочими полк постоянно подвергался социалистической агитации. Кроме того, дача Дурново находилась непосредственно вблизи заводов Металлический и Промет, что способствовало распространению на них пропаганды анархистов. Полк первоначально был сформирован, как одна большая учебная команда[36], раз в неделю отправляющая на фронт маршевую роту, поэтому солдаты полка особенно болезненно относились к возможной отправке на фронт. С началом июньского наступления Ставка приказала полку отправить на фронт сразу 30 пулемётных команд, в ответ на что 21 июня полковой комитет постановил маршевые роты не отправлять, «пока война не примет революционный характер».

Сильное беспокойство Временного правительства вызывала также Кронштадтская военно-морская база, находившаяся под влиянием большевиков и анархистов. Кронштадтский совет с 12 мая фактически стал единственной властью в этом городе. Важную роль в переходе кронштадтских матросов на сторону большевиков сыграл заместитель председателя Кронштадтского совета Раскольников Ф. Ф., а Первого пулемётного полка — Семашко Н. А..

Британский посол в Петрограде Дж. Бьюкенен. В начале 1917 года поддерживал лозунги «ответственного министерства» и перехода к конституционной монархии. 17 апреля в беседе с Милюковым настаивал на аресте Ленина[37]. В июне активно поддерживал наступление на фронте. В июле осудил большевистское выступление, в августе поддержал выступление Корнилова. В октябре выразил негативное отношение к большевистскому вооружённому восстанию, 23 октября потребовал немедленного ареста Троцкого. Деятельность Бьюкенена породила по крайней мере две теории заговора: первая, что он якобы организовал Февральскую революцию, с целью повысить боеготовность России, и вторая, что он якобы активно содействовал Корнилову из тех же соображений. В своём дневнике Бьюкенен записал: «хотя все мои симпатии были на стороне Корнилова, однако я всё время старался изо всех сил бороться с идеей воен. переворота»[37].

2—3 июля в расположении 1-го Пулемётного полка появляются большевистские и анархистские агитаторы, причём никакого конкретного плана выступления у них не было; по выражению анархистов, «цель укажет улица». Анархист Ярчук прибыл в Кронштадт, где заявил, что «Там уже льется кровь, а кронштадтцы сидят и занимаются чтением лекций».

3—4 июля у особняка Кшесинской начали сосредотачиваться восставшие солдаты семи полков Петроградского гарнизона, кронштадтские матросы, рабочие Путиловского завода и Выборгской стороны. Июльское выступление по сравнению с последующим октябрьским было организовано очень плохо: большевики заявили толпе, собравшейся у особняка Кшесинской: «идите к Таврическому, возьмите власть» , не давая более никаких конкретных указаний. Анархисты выдвигают лозунги «Долой Временное правительство!», «Безвластие и самоустройство». Фактически никем не управляемая вооружённая демонстрация в составе до 500 тыс. чел. движется к Таврическому дворцу, произошли перестрелки с лояльными Временными правительству частями на Невском и Литейном проспектах. Происходят также перестрелки с правыми организациями полувоенного типа: «Военная лига», «Национальный клуб» и т. д.[36] Очевидец событий, исполняющий должность начальника контрразведки Петроградского военного округа капитан Никитин Б. В. так характеризует происходящее: «Нас окружала тесным поясом лавина в несколько десят­ков тысяч человек. Большевики действительно постарались нагнать возможно больше народа, но именно такое число уча­стников обрекло их сегодня на неудачу….они потеря­ли друг друга, сами потерялись в этой чудовищной толпе из бесчисленных голов. Большевики прежде всего завязли. По мере того как прибывали новые люди, они теряли управление. Уже к полудню было заметно, как рвались цепочки и исчеза­ло оцепление. А во вторую половину дня технические средства управления были окончательно раздавлены массой, что было видно по всем её бестолковым передвижениям»[38].

Выступление большевиков оказывается неудачным, в чём сыграли определённую роль сообщения о предполагаемых их связях с германскими спецслужбами. В разгар событий Сталин обращается в Исполком Петросовета с требованием «пресечь распространение клеветнической информации», но благодаря активным действиям министра юстиции Временного правительства Переверзева в газете «Живое слово» всё же появляется статья «Ленин, Ганецкий и К0 — шпионы», копии из которой расклеиваются по всему городу.

Комментируя обвинения Ленина в финансировании со стороны немцев, американский историк Адам Улам отметил:

Сейчас нет сомнения — как это можно видеть на основе соответствующих документов — что суть обвинений была верной, но не их интерпретация. Ленин брал деньги у немцев, как он взял бы их для революции где угодно, включая Российский Двор Его Императорского Величества, но он не был «немецким агентом».

Глава французской военной миссии в России генерал Ниссель в своём докладе французскому правительству от 11 декабря 1917 года охарактеризовал Ленина следующим образом: «Всегда полностью поглощён тем, чтобы быть „самым левым“ в мире…фанатик, мало озабоченный средствами, которыми он достигает своей цели: мировой социальной революции».

Опубликованные в газете «Живое слово» данные имели очень сомнительную достоверность и основывались на показаниях перебежчика, прапорщика Ермоленко С. Д., опубликованных при содействии скандального политика Алексинского Г. А., социал-демократа, колебавшегося между большевиками, меньшевиками и с.-д. фракцией «Единство» Плеханова. Сами эти показания были противоречивы, Ермоленко путался в датах, и, кроме того, его личность вызывала недоверие, так как он сам служил в контрразведке, откуда был уволен за неблаговидные поступки. Сама газета «Живое слово» при этом имела репутацию бульварной газеты самого низкого пошиба.

Троцкий Л. Д. так прокомментировал показания прапорщика Ермоленко:

Теперь мы, по крайней мере, знаем, как поступал немецкий генеральный штаб в отношении шпионов. Когда он находил безвестного и малограмотного прапорщика в качестве кандидата в шпионы, он, вместо того чтоб поручить его наблюдению поручика из немецкой разведки, связывал его с «руководящими немецкими деятелями», тут же сообщал ему всю систему германской агентуры и перечислял ему даже банки — не один банк, а все банки, через которые идут тайные немецкие фонды. Как угодно, но нельзя отделаться от впечатления, что немецкий штаб действовал до последней степени глупо.

Не менее негативно Троцкий отозвался о Алексинском Г. А., которому впоследствии был приписан «троцкизм». Сам же Троцкий описывает Алексинского в выражениях вроде: «клеймённый клеветник», «профессионал клеветы», «неофициальный чиновник особых (то есть особо гнусных) поручений при контрразведке»[39] и т. д.

Тем не менее, эти сообщения повлияли на колеблющихся солдат. По утверждению Церетели, Ленину «пришлось просить защиты у Исполкома»; Троцкий сообщает, что Ленин заявил ему, что «теперь они нас перестреляют, самый подходящий для них момент». 6 июля Ленин и десять его ближайших соратников объявляются вне закона в связи с обвинениями в государственной измене. Ленин вместе с Зиновьевым и рабочим Емельяновым Н. А. бежал в Финляндию. В августе — сентябре Ленин пишет теоретический труд «Государство и революция». По некоторым источникам, приказ об аресте Ленина подписывает будущий Прокурор СССР Вышинский А. Я., бывший в 1917 году меньшевиком.

По воспоминаниям генерала Половцева, «Офицер, отправляющийся в Териоки с надеждой поймать Ленина, меня спрашивает, желаю ли я получить этого господина в цельном виде или разобранном?», на что генерал Половцев, по его словам, «с усмешкой» отвечает, что «арестованные часто делают попытки к побегу».

Сталин на заседании ЦК комментирует положение Ленина словами: «юнкера до тюрьмы не довезут, убьют по дороге». 26 июля 1917 года VI Съезд РСДРП(б) одобряет решение Ленина о неявке в суд. После своего бегства Ленин передаёт Каменеву Л. Б. записку с просьбой издать работу «Государство и революция» в случае своей гибели.

4 июля ВЦИК вызывает Волынский полк для защиты Таврического дворца от предполагаемого нападения большевиков, в ночь с 4 на 5 июля ВЦИК объявил военное положение.

Британский авантюрист, писатель и тайный агент Сомерсет Моэм, выполнявший секретные задания MI5 в Женеве и Петрограде. В своих мемуарах пишет о том, что прибыл в Петроград в августе 1917 года с целью «предотвратить большевистскую революцию и выход России из войны»[40], однако сумел выйти только на Бориса Савинкова и потерпел поражение своей миссии.

Основные переговоры между большевиками и меньшевистско-эсеровским ВЦИК во время июльских событий шли через Сталина, который тогда имел среди меньшевиков репутацию «умеренного». Этим объясняется и то, что Сталин не попал в список большевиков, подлежавших аресту, хотя он и входил в ЦК РСДРП(б). Кроме того, председатель исполкома Петросовета Чхеидзе Н. С. был, так же как и Сталин, грузином, что облегчало им общение.

После бегства Ленина в Финляндию основная связь большевиков со своим вождём вплоть до его возвращения идёт также через Сталина. В то же время Сталин в целом в 1917 году играл только второстепенную роль в событиях; по выражению меньшевика Суханова Н. Н., «за время своей скромной деятельности в Совете он производил на меня (не на одного меня) впечатление серого пятна, всегда маячившего тускло и бесследно. Больше о нём, собственно, нечего сказать». По выражению Троцкого Л. Д., «работа Сталина развертывается в закрытом сосуде, неведомая для масс, незаметная для врагов». Сталин со своим стилем «вопросов и ответов» мог быть эффективен в качестве «газетного оратора», но в 1917 году он, со своим акцентом, старался избегать митингов[41].

5 июля Сталин возобновляет переговоры, однако, по его словам, «ЦИК ни одного своего обязательства не выполнил».

6 июля в Петроград начинают прибывать вызванные с фронта части, которые, впрочем, насчитывали всего 10 тыс. чел., во много раз уступая Петроградскому гарнизону. Сталин по приказу ЦК ведёт переговоры с гарнизоном Петропавловской крепости. В ходе июльских событий Петропавловская крепость была фактически захвачена анархистской 16-й ротой Первого пулемётного полка, после долгих переговоров сдавшейся силам Временного правительства[36].

Лев Троцкий (на тот момент формально ещё не присоединившийся к большевикам) на 40 дней оказывается в тюрьме. По сравнению с Лениным и Зиновьевым, во время событий бежавшими в Финляндию, действия Троцкого отличаются значительной дерзостью: он один выступает перед толпой практически никем не контролируемых кронштадтских матросов, к тому времени уже ограбивших в Петрограде до трёхсот «буржуев», и отбивает у них министра земледелия Чернова. В ходе событий Временное правительство пытается арестовать Троцкого, однако Чернов в качестве благодарности «продавливает» через Совет отмену этого ареста и лично предупреждает Троцкого. После этого Троцкий сам начинает требовать его арестовать в знак солидарности с большевиками.

В ходе событий осадившая Таврический дворец и слабо поддававшаяся какому-либо контролю толпа кронштадтских революционных матросов и петроградских рабочих собирается арестовать министра юстиции Переверзева, но вместо него хватает министра земледелия Временного правительства, правого эсера Чернова В. М..

Ленин в гриме во время подполья, июль-октябрь 1917 года

Чернов безуспешно пытается объяснить толпе преимущества своей земельной программы[38], но его игнорируют; кронштадтские матросы потащили его в автомобиль, порвав пиджак, и заявили, что не отпустят, «пока Совет не возьмёт власть», а неизвестный рабочий, поднеся к лицу министра кулак, заорал: «ну бери власть, коли дают!». Министра Чернова отбивает от толпы Троцкий[38], заявивший: «Товарищи кронштадтцы, краса и гордость русской революции! Я убежден, что никто не омрачит нашего сегодняшнего праздника, нашего торжественного смотра сил революции, ненужными арестами. Кто тут за насилие, пусть поднимет руку!».

Согласно приказу Временного правительства, аресту подлежали: Ленин, Луначарский, Зиновьев, Коллонтай, Козловский, Суменсон (двоюродная сестра Ганецкого Суменсон Евгения Маврикиевна), Семашко, Парвус, Ганецкий, Раскольников, Рошаль. 7 июля был проведён обыск на квартире сестры Ленина Елизаровой, где жила Крупская, через несколько дней была предпринята неудачная попытка арестовать Каменева. Всего арестовано около 800 большевиков, разогнана редакция газеты «Правда» и штаб большевиков в особняке Ксешинской. В ходе событий казачьим патрулём был убит на Шпалерной улице корреспондент «Правды» Воинов И. А.

Ряд большевистских газет вскоре снова начали выходить под другими названиями: «Правда» переименовалась в «Рабочий и солдат», «Голос правды» (Кронштадт) в «Пролетарское дело», «Утро правды» (Таллин) в «Звезда», «Прибой» (Гельсингфорс) в «Волна», «Борьба» (Царицын) в «Листок борьбы»[42].

Разгром июльского выступления привёл к росту антисемитских настроений, 7-го июля агрессивно настроенные военные попытались разгромить дом Стеклова Ю. М. (Нахамкиса), который в то время был меньшевиком и не имел никакого отношения к июльскому выступлению, однако прославился громкими и агрессивными обличениями «контрреволюционеров», в первую очередь — офицеров. 10 июля юнкера арестовали Стеклова и освободили только после вмешательства Керенского. По выражению Петросовета, «какие-то банды ломятся на квартиру Нахамкеса? Мы посылаем на его защиту три бро­невика».

Репрессии также распространяются на Центробалт. Во время событий он был разогнан Временным правительством[43], Дыбенко П. Е. избит юнкерами и на 45 дней заключён в «Кресты».

Большая часть Первого пулемётного полка была расформирована или отправлена на фронт[44]. При этом часть солдат дезертировали, захватив с собой 30 пулемётов.

В то же время Петросовет фактически проигнорировал обвинения Ленина в государственной измене, а эсеро-меньшевистский ВЦИК назвал большевиков «заблуждающимися, но честными борцами». Меньшевик Дан заявил, что «сегодня изобличен большевистский комитет, завтра под подозрение возьмут Совет рабочих депутатов, а там и война с революцией будет объявлена священной».

Июльские события на какое-то время фактически привели к сворачиванию режима «двоевластия»: благодаря своим жёстким методам в июле Временному правительству удалось на несколько месяцев оттеснить Совет. В результате в августе, после провала июльского выступления, Ленин снимает лозунг «Вся власть Советам». Сталин комментирует это решение так: «рассчитывать на мирный переход власти в руки рабочего класса путём давления на Советы мы не можем. Как марксисты, мы должны сказать: дело не в учреждениях, а в том, политику какого класса проводит это учреждение. Мы, безусловно, за те Советы, где наше большинство. И такие Советы мы постараемся создать. Передавать же власть Советам, заключающим союз с контрреволюцией, мы не можем». Однако уже в сентябре, с началом активной «большевизации Советов», лозунг «Вся власть Советам» возвращается.

Июльское выступление большевиков в советской историографии

Июльские события в Петрограде в 1917 году в советской историографии упоминаются как «июльские дни». События изображаются, как стихийное восстание рабочих и солдат, которое большевики безуспешно пытались сдержать[45], считая преждевременным.

О публикации в газете «Живое слово», объявившей Ленина немецким шпионом, в советской историографии не упоминается. Начало такой точки зрения было положено, судя по всему, ещё Троцким задолго до потери им власти; сам Троцкий основной причиной провала июльского выступления называет прибытие в Петроград лояльного Временному Правительству Волынского полка.

Ряд большевиков после провала восстания были допрошены комиссией Временного Правительства. Раскольников Ф. утверждал, что он пытался удержать кронштадтских матросов от выступления, заявив им, что «Временное правительство не может быть свергнуто, как было свергнуто правительство царя. Как бы плохо, как бы противонародно ни было Временное правительство, оно все же пользуется поддержкой большинства революционной демократии. Мы до сих пор, к несчастью для революции, находимся в меньшинстве….мы должны действовать с другого конца — надо путем настойчивой, длительной агитации раскрывать массам глаза…», однако матросы были увлечены анархистским Первым пулемётным полком. Рошаль заявил следователю, что «считал выступление в это время нецелесообразным», а оружие было взято лишь с целью самообороны от «буржуазной части общества».

Июльский правительственный кризис

В июле 1917 года, в самый разгар политического кризиса в Петрограде, курс на провозглашение независимости принимается Финляндией. Финские власти требуют вывода из своей страны российских войск, нахождение которых, по их мнению, нарушает Конституцию Финляндии. В связи со значительным обесцениванием российского рубля в военное время, Финляндия также отказывает Временному правительству в валютном займе в 350 миллионов финских марок на содержание российских войск в Финляндии. Временное правительство в ответ распускает финский Сейм.

По окончанию июльского политического кризиса формируется второе коалиционное правительство, в котором преобладают социалисты. Князь Львов подаёт в отставку, председателем правительства становится Керенский. Были уволены сыгравшие активную роль в подавлении выступления министр юстиции Переверзев, командующий Петроградским военным округом генерал Половцев, начальник контрразведки капитан Никитин. 7 июля в должность премьер-министра вступает Керенский, заменив князя Львова. 10 июля Керенский назначает Верховным Главнокомандующим генерала Корнилова и принимает проект по отправке на фронт частей, принимавших участие в попытке восстания. 11 июля «соглашательский» ВЦИК признал Временное правительство «правительством спасения революции».

Гарнизон предполагается сократить до 100 тыс. чел. Кроме того, опасаясь возобновления беспорядков, на этот раз уже не большевистских, а монархических, Керенский приказывает эвакуировать свергнутого царя с семьёй в Тобольск. Этот город не имел железной дороги, из-за чего Николаю было бы труднее оттуда бежать. Впоследствии из-за отсутствия железной дороги Тобольск долго был изолирован от революционных событий. Новости доходили туда с большим трудом, и сам Николай узнал о свержении Временного правительства с задержкой на две недели.

Сами же большевики вспомнили о свергнутом царе только весной 1918 года.

Пытаясь остановить разложение армии, Временное правительство России восстанавливает в июле смертную казнь на фронте, запрещает братание с солдатами противника также под страхом смертной казни, однако эти меры оказываются запоздалыми.

№ 130. Постановление Временного Правительства о введении военно-революционных судов от 12 июля 1917 года.

Позорное поведение некоторых войсковых частей, как в тылу, так и на фронте, забывших свой долг перед родиной, поставив Россию и революцию на край гибели, вынуждает Временное Правительство принять чрезвычайные меры для восстановления в рядах армии порядка и дисциплины.

В полном сознании тяжести лежащей на нём ответственности за судьбы родины, Временное Правительство признает необходимым:

1) восстановить смертную казнь на время войны для военнослужащих за некоторые тягчайшие преступления;

2) учредить для немедленного суждения за те же преступления военно-революционные суды из солдат и офицеров.

В соответствии с сим, Временное Правительство постановляет: I. Установить в отношении военнослужащих на театре военных действий смертную казнь через расстреляние, как высшее наказание за нижеследующие преступления: военную и государственную измену…побег к неприятелю, бегство с поля сражения, самовольное оставление своего места во время боя и уклонение от участия в бою…, подстрекательство или возбуждение к сдаче, бегству или уклонению от сопротивления противнику …сдачу в плен без сопротивления …отлучку в виду неприятеля …насильственные действия против начальников из офицеров и из солдат …сопротивление исполнению боевых приказаний и распоряжений начальника, явное восстание и подстрекательство к ним …нападение на часового или военный караул, вооруженное им сопротивление и умышленное убийство часового … а за умышленное убийство, изнасилование, разбой и грабеж … — лишь в войсковом районе армии. Тому же наказанию подлежат и неприятельские шпионы…

Август

Активизация правых сил

В мае-августе 1917 года наблюдается усиление активности правых сил, начавших объединяться вокруг генерала Корнилова Л. Г., с 19 июля назначенного Верховным главнокомандующим. Генерал Корнилов сам являлся активным участником Февральской революции; 5 марта он, в качестве Командующего войсками Петроградского военного округа, по приказу Временного правительства лично арестовал в Царском Селе императрицу Александру Фёдоровну.

Генерал Корнилов требует усиления дисциплины на фронте, восстановления смертной казни за дезертирство. 12 августа в Москве проходит Государственное совещание, ставшее трибуной для правых сил. На этом совещании генерал Корнилов выступил с обширной «Корниловской военной программой» по укреплению дисциплины в армии, потребовал запрета большевистской агитации в войсках. Атаман донских казаков генерал Каледин А. М. пошёл ещё дальше, потребовав роспуска Советов, а также солдатских комитетов выше полкового уровня, запретить митинги в войсках[46], «вождям армии должна быть предоставлена полная мощь». Большевики объявили Государственное совещание «контрреволюционным», рабочие провели забастовки протеста в Петрограде, Москве, Нижнем Новгороде и Киеве.

На стороне генерала Корнилова выступают разнообразные офицерские организации (Военная лига, Союз офицеров армии и флота, Союз воинского долга), к тому времени установившие контакты друг с другом и начавшие первые попытки создать единые координирующие органы. Корниловская программа формировалась постепенно, и её можно свести примерно к следующим пунктам[47]:

  • Восстановление смертной казни в армии;
  • Расформирование всех революционных частей с помещением их солдат в концлагеря;
  • «Фильтрация» армии путём демобилизации до четырёх миллионов человек;
  • Восстановление принципа единоначалия: дополнение Декларации прав солдата также Декларацией обязанностей солдата, роспуск солдатских комитетов;
  • Объявление железных дорог и военных заводов на военном положении;
  • Создание государственного земельного фонда для наделения землёй солдат, «беспорочно и доблестно прошедших военную службу»;
  • Упразднение Советов, профсоюзов и фабзавкомов;
  • По вопросу об Учредительном собрании предполагалось его либо не созывать до конца войны, либо разогнать в случае несогласия его с принятыми решениями.

Сам генерал Корнилов сформулировал свою программу, как программу «формирования трёх армий — на фронте, на железной дороге, и в тылу».

Корниловское выступление

26 августа генерал Корнилов предпринимает попытку взять на себя всю полноту власти для борьбы с «безответственными организациями». Роль Керенского в Корниловском выступлении остаётся двусмысленной: сторонники генерала Корнилова считают его действия полностью санкционированными председателем правительства Керенским, затем отказавшимся от своих слов. Правые во главе с генералом Корниловым планировали разогнать не только большевиков, но и вообще Советы. Керенскому навряд ли удалось бы сохранить власть в случае предполагаемой победы генерала Корнилова. По популярной легенде, генерал Корнилов пообещал «повесить на первом столбе Ленина, а на втором — Керенского»[48].

Арестованные генералы — участники Корниловского выступления («Быховские сидельцы»)
Я не контрреволюционер. Я ненавидел старый режим, который тяжко отразился на моих близких. Возврата к старому нет и не может быть. Но нам нужна власть, которая действительно спасла бы Россию, которая дала бы возможность с честью закончить войну и довела бы Россию до Учредительного собрания.

Уже 27 августа Керенский объявляет действия генерала Корнилова мятежом, объявляет о его снятии с должности и назначает Верховным Главнокомандующим себя. Более того, Керенский разрешает выдачу оружия большевистской Красной гвардии для борьбы с корниловцами. ВЦИК формирует Комитет народной борьбы с контрреволюцией, который мобилизует на борьбу с корниловцами до 60 тыс. человек, навстречу наступающим солдатам высылаются большевистские агитаторы. На стороне большевиков выступают также железнодорожники.

В своём ответном воззвании генерал Корнилов назвал выступление министра-председателя ложью и заявил, что

Вынужденный выступить открыто, я, генерал Корнилов, заявляю, что Временное правительство под давлением большевистского большинства Советов действует в полном согласии с планами германского Генерального штаба и, одновременно с предстоящей высадкой вражеских сил на Рижском побережье, убивает армию и потрясает страну внутри.

Августовский правительственный кризис

Во время событий кадеты в знак солидарности с генералом Корниловым подают в отставку, вызвав очередной правительственный кризис. Итогом его становится учреждение 1 сентября 1917 года Директории («Деловой кабинет») из пяти человек во главе с Керенским, роспуск Госдумы, как «контрреволюционной», и объявление России республикой. В течение сентября 1917 появляются также и другие новые органы власти: Демократическое совещание и Предпарламент. К 26 сентября формируется третье коалиционное правительство.

К концу сентября корниловцы терпят окончательное поражение. Процессы разложения бывшей царской армии к этому времени уже успели зайти слишком далеко, и немногие силы, на которые пытался опереться Корнилов, были «разагитированы» большевиками. Многие офицеры и генералы были сбиты с толку тем, что Керенский объявил генерала Корнилова мятежником.

Генерал Крымов А. М. в августе получил приказ самого же Керенского выдвинуть свой 3-й кавалерийский корпус в Лугу, однако с началом «Корниловского мятежа» был обвинён Керенским в государственной измене и застрелился. Это событие негативно сказалось на самом Керенском, когда он через несколько месяцев попытался двинуть тот же самый 3-й кавалерийский корпус (уже под командованием генерала Краснова) на Петроград для подавления вооружённого восстания большевиков.

30 августа Временное правительство амнистирует большевиков. 3 сентября из «Крестов» выпускают Троцкого.

Открытие Поместного собора Русской православной церкви

Февральская революция затронула и крупнейшую российскую конфессию, Русскую православную церковь. Церковь увидела в крушении монархии возможность избавиться от синодального контроля, учреждённого Петром I. В соответствии с духом времени, РПЦ собрала Поместный собор из выборных представителей епархий и крупнейших монастырей, семинарий, государственной думы и т. д.

В состав Собора вошло 564 человека: 80 архиереев, 129 лиц в пресвитерском сане, 10 диаконов из белого (женатого) духовенства, 26 псаломщиков, 20 монашествующих (архимандритов, игуменов и иеромонахов) и 299 мирян. Сам Поместный Собор воспринимался современниками как церковное Учредительное Собрание[49].

15 (28) августа Поместный Собор открыл свою деятельность, практически немедленно начав обсуждать вопрос о восстановлении в Церкви патриаршества. Дискуссии продолжались вплоть до большевистского восстания 25 октября 1917 года, когда Собор наконец принимает решение о восстановлении патриаршества, избрав патриарха Тихона.

В общей сложности деятельность Собора растянулась до сентября 1918 года, затронув ряд ключевых событий. В январе 1918 года Собор осудил декрет Совнаркома «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». После расстрела царской семьи в июле 1918 года Собор постановил отслужить панихиды «об упокоении бывшего императора Николая II», причём при голосовании из 143 присутствовавших на заседании против проголосовали 28 и 3 воздержались.

Вместе с тем Собор состоялся против воли свергнутого царя, до революции неоднократно высказывавшегося против его созыва. За всё время своей работы Собор никак не упоминал об аресте царской семьи и никак не протестовал против этого ареста. В то же время Собор заявлял протесты по поводу арестов большевиками епископа Камчатского и Петропавловского Нестора (Анисимова) 16 февраля (1 марта) 1918 года и архиепископа Пермского Андроника (Никольского) в ночь на 17 июня 1918 года[49]. Во время Октябрьского вооружённого восстания в Петрограде Собор заявил протест по поводу ареста министра исповеданий Временного правительства Карташёва А. В.

Сентябрь-октябрь

Апрель-ноябрь. Земельный вопрос

Ноябрь

Вооружённое восстание большевиков

Подготовка к восстанию, образование ВРК

Заявление ЦИК I Съезда советов крестьянских депутатов

Ко всем крестьянам, солдатам и рабочим. Вся власть - Учредительному Собранию!

Против воли представителей всероссийского крестьянства и представителей армий, власть захвачена Петроградским советом рабочих и Солдатских Депутатов. Захват власти за три недели до Учредительного Собрания есть захват прав всего народа. Петроградский совет

рабочих и солдатских депутатов начал братоубийственную войну. Враг стоит у ворот столицы. Армии вновь нанесен удар в спину, сопротивляемость ее ослабляется. Петроградский совет обещает мир, хлеб и землю, - это ложь. Он даст междоусобие, монархию и рабство. Временное Правительство объявило об окончательной разработке закона о передаче земли в распоряжение земельных комитетов и решительных мер в деле приближения мира. Пусть знает армия и крестьянство, что, идя за Петроградским советом, они лишаются земли и воли и сделают невозможным созыв Учредительного Собрания.

Исполнительный комитет Всероссийского совета крестьянских депутатов, стоя на страже интересов крестьянства, призывает не верить Петроградскому совету рабочих и солдатских депутатов и органам, им поставленным. Ни на минуту не останавливайте выборов в Учредительное собрание. Снабжайте хлебом армию. Теснее сплотитесь вокруг своих крестьянских организаций и решительно подавляйте всякие попытки к грабежам и разбоям.

Вся власть Учредительному собранию, ни одного дня отсрочки!

Исполнительный комитет Всероссийского совета крестьянских депутатов

Крену колеблющихся солдат влево, помимо большевистской агитации, также способствовала предполагаемая переброска особенно разложившихся частей из Петрограда на фронт. 5 октября глава Временного правительства приказывает комиссару правительства на Северном фронте Войтынскому перебросить из столицы наиболее ненадёжные части, заменив их фронтовыми, в тот же день отдан соответствующий приказ командующему Петроградским военным округом Полковникову. Однако командующий Северным фронтом генерал Черемисов высказался против такой инициативы, заявив Войтынскому, что «таких частей уже достаточно на фронте».

Эта мера вызвала в гарнизоне сильное недовольство. Множество частей, например, Егерский полк, 2-й Балтийский флотский экипаж и многие другие, на своих собраниях принимают резолюции, осуждающие предполагаемый вывод войск. Армейские солдатские комитеты Северного фронта высказали раздражение этой позицией гарнизона, призвав их «выполнить революционный долг». На совещании во Пскове 17 октября представители солдат-фронтовиков с возмущением заявили, что солдаты гарнизона «с комфортом живут в тылу», в ответ на что представители Петроградского гарнизона возразили, что они «понесли значительные жертвы во имя революции».

12 октября 1917 года большевистский Петросовет по запросу Троцкого формирует Военно-революционный комитет, который начинает активную подготовку к вооружённому восстанию. Эсеро-меньшевистское меньшинство Петросовета протестует против создания ВРК, как органа, параллельного штабу Петроградского военного округа; они характеризуют ВРК, как орган «военного двоевластия». Для отвода глаз[50] председателем ВРК был назначен второстепенный деятель революции, левый эсер Лазимир П. Е. В реальности основными лидерами ВРК были фактически Троцкий, Подвойский и Антонов-Овсеенко. По замыслу Троцкого, восстание было приурочено ко Второму съезду советов, который уже должен был встать перед фактом уничтожения системы «двоевластия».

16 октября по приказу председателя Петросовета Троцкого выдано 5000 винтовок красногвардейцам.

Создание ВРК проходит на фоне наступления немцев на Балтийском море. Ещё 20 августа немцы заняли Ригу. 3 октября был отдан приказ об эвакуации Ревеля (Таллина). К 8 октября Германия овладела стратегически важными островами Эзель и Моон у входа в Рижский залив, а также островом Даго у входа в Финский залив, что создавало серьёзную угрозу наступления на Петроград. Начальник штаба Верховного Главнокомандующего генерал Духонин заявил, что «с потерей этих островов, являвшихся для нас в полном смысле слова ключами к Балтике, мы фактически возвращаемся как бы к эпохе царя Алексея Михайловича, наши морские пути ставятся под контроль Германии». Керенский обвиняет балтийских матросов в трусости.

Планы Временного правительства по эвакуации («разгрузке») Петрограда вызывают протесты социалистов, обвинивших Керенского в намерении «буржуазии сдать красный Петроград немцам», покинув «столицу революции». Масла в огонь подливает двусмысленное заявление Родзянко, хотя и потерявшего к этому времени всякое влияние, что «Опасаются, что в Петрограде погибнут центральные учреждения. На это я возразил, что очень рад буду, если все эти учреждения погибнут, потому что, кроме зла, они ничего не дали России».

В таких условиях большевики приступают к созданию ВРК под предлогом организации обороны города. Антонов-Овсеенко называет ВРК «хорошим прикрытием для боевой работы партии». Большевики учли июльский опыт: вместо «вооружённой демонстрации» слабо контролируемой толпы тактикой восстания становятся хорошо организованные удары по стратегическим точкам города: мосты через Неву, телефонные станции, типографии и т. д.

Перед восстанием Каменев и Зиновьев выступают против него, опасаясь повторения июльского поражения, на что Ленин возразил: «Ждать до Учредительного собрания, которое явно будет не с нами, бессмысленно, ибо это значит усложнять нашу задачу». По оценке самих Каменева и Зиновьева, большевики собирались набрать на выборах в Учредительное собрание около трети мест. Впервые Зиновьев выступает против восстания ещё в августе в своей работе «Что не делать».

Конфликт выходит за пределы ЦК: Каменев и Зиновьев рассылают в партийные организации закрытое письмо, в котором выступают против восстания. Взбешённый Ленин ставит перед ЦК вопрос об исключении Каменева и Зиновьева из партии, как предавших гласности подготовку к восстанию, и назвал их «штрейкбрехерами». ЦК отказывается удовлетворить это требование, ограничившись требованием не выступать с заявлениями против линии партии. В это время восстание фактически уже началось. Впоследствии, в своём «завещании», Ленин заявляет, что «октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева, конечно, не являлся случайностью».

В целом большевистские лидеры по вопросу о восстании разделяются на три основные группы: «правые» (Зиновьев и Каменев) настаивали на отказе от восстания, Ленин требовал начать восстание немедленно, «умеренные» во главе с Троцким предлагали перенести восстание, приурочив его к открытию II Всероссийского съезда советов рабочих и солдатских депутатов.

Смольный дворец, резиденция ВРК во время восстания

Вместе с тем подготовка большевиков к восстанию становится очевидной для Временного правительства, по крайней мере, с 12—16 октября, с образованием ВРК. Слухи начинают просачиваться уже с исторического заседания ЦК РСДРП(б) 10 октября, на котором было принято решение о восстании; по иронии судьбы, заседание прошло на квартире Суханова Н. Н., хотя и в его отсутствие. Сам Суханов оценивает, что подготовка большевиков к восстанию стала очевидной, уже после демарша 7 октября, когда большевистская фракция Предпарламента во главе с Троцким Л. Д. демонстративно покинула зал заседаний. Меньшевик Дан оценил этот шаг, как «открытый призыв к восстанию».

18 октября Троцкому пришлось прямо отвечать на заседании Петросовета на вопрос, готовят ли большевики вооружённое восстание. Этот ответ выглядел двуссмысленно: «Мы ничего не скрываем. Я заявляю от имени Совета: никаких вооруженных выступлений нами не было назначено…Если бы по ходу вещей Совет был принужден назначить выступление, — рабочие и солдаты, как один человек, выступили бы по его зову…Нужно постоянно ожидать нападения со стороны контрреволюции. Но при первой попытке с её стороны сорвать Съезд советов, при первой попытке наступления мы ответим контрнаступлением, которое будет беспощадным и которое мы доведем до конца». Строго говоря, этот ответ не являлся ложью: Петросовет, как и заявил Троцкий, действительно никаких выступлений не назначал, их назначал ЦК РСДРП(б). Как отмечает исследователь Юрий Емельянов, двусмысленное заявление Троцкого в Петросовете было полностью поддержано Лениным, который в своём письме, адресованном ЦК РСДРП(б), заявил: «…неужели трудно понять, что Троцкий не мог, не имел права, не должен перед врагами говорить больше, чем он сказал».

18 октября со своей статьёй выступает Максим Горький, заявивший, что «всё настойчивее распространяются слухи о выступлении большевиков». 20 октября министр юстиции выпускает приказ об аресте Ленина, к тому времени уже прибывшего в Петроград, что вынуждает его продолжать скрываться на конспиративной квартире. 21 октября кадетская газета «Речь» заявляет, что «если большевики рискнут выступить, то будут раздавлены тут же, и без труда»[30].

21—22 октября большевики проводят в Петрограде ряд митингов с целью склонить колеблющихся на свою сторону. К выступлениям присоединяется в том числе Каменев, проигнорировавший запрет ЦК выступать. Троцкий 21 октября выступает в Народном доме, заявив, что «Советская власть уничтожит окопную страду. Она даст землю и уврачует внутреннюю разруху. Советская власть отдаст все, что есть в стране, бедноте и окопникам. У тебя, буржуй, две шубы — отдай одну солдату… У тебя есть теплые сапоги? Посиди дома. Твои сапоги нужны рабочему». По свидетельству меньшевика Суханова Н. Н.,

Зал был почти в экстазе. Казалось, что толпа запоет сейчас без всякого сговора какой-нибудь революционный гимн… Предлагается резолюция: за рабоче-крестьянское дело стоять до последней капли крови… Кто за? Тысячная толпа, как один человек, вздернула руки. Пусть ваш голос будет вашей клятвой поддерживать всеми силами и со всей самоотверженностью Совет, который взял на себя великое бремя довести победу революции до конца и дать людям землю, хлеб и мир.

— Суханов Н.Н. Записки о революции.[51]

Последние защитники Зимнего дворца, женский «батальон смерти»

На сторону большевиков переходят также многие части, переброшенные в столицу в июле, в частности, 4-й Донской казачий полк. Также на их сторону переходит экипаж крейсера «Аврора», завершавшего ремонт в верфи. Командование пытается вывести крейсер из Петрограда, приказав выйти в море для пробы машин, однако по требованию ВРК Центробалт отменяет этот приказ.

22 октября большевистский ВРК объявляет, что приказы штаба Петроградского военного округа являются недействительными без согласования с ВРК.

23 октября Троцкий выступает перед последней колеблющейся частью в Петрограде — гарнизоном Петропавловской крепости и «разагититрует» и её, убедив принести «клятву верности Советам». До этого момента настроения гарнизона крепости вызывали у большевиков подозрения, а Антонов-Овсеенко даже подготовил план её штурма.

24 октября Сталин пишет для большевистской газеты «Рабочий путь» редакционную статью «Что нам нужно?», в которой призвал к свержению Временного правительства, заявив, что «…в правительстве сидят враги народа… нужно нынешнее самозванное правительство, народом не избранное и перед народом не ответственное, заменить правительством, народом признанным, избранным представителями рабочих, солдат и крестьян, ответственным перед этими представителями».

Заявление партии еврейских социалистов Бунд на II Съезде советов рабочих и солдатских депутатов

События, происходящие в настоящий момент в Петрограде, являются величайшим несчастьем! Группа Бунд присоединяется к декларации меньшевиков и социалистов-революционеров и покидает съезд! Наш долг перед русским пролетариатом не позволяет нам остаться здесь и принять на себя ответственность за это преступление. Так как обстрел Зимнего дворца не прекращается, то городская дума вместе с меньшевиками, эсерами и исполнительным комитетом крестьянских Советов постановила погибнуть вместе с Временным правительством. Мы присоединяемся к ним! Безоружные, мы открываем свою грудь пулемётам террористов… Мы призываем всех делегатов съезда...[далее неразборчиво][52]

«Наступление» Керенского

Ответные шаги Керенского отличаются нерешительностью: он не может обратиться за помощью к военным, понимая, что в случае своего выступления они уничтожат вместе с большевиками и его самого. По собственному выражению Керенского, Временное правительство оказалось «между молотом корниловцев и наковальней большевиков»[53]. Ещё в мае 1917 года Керенский выразил сожаление, что не умер два месяца назад, «пока революция ещё была молода», и заявил, что «Неужели русское свободное государство — это государство взбунтовавшихся рабов?»[54]

Буквально накануне восстания, 24 октября (6 ноября) 1917 года, умеренные социалисты предпринимают последнюю попытку спастись: по инициативе эсеровской и меньшевистской фракций Предпарламент принимает резолюцию с призывом к Временному правительству немедленно передать землю крестьянским земельным комитетам, а также немедленно начать переговоры о мире. По мнению исследователя Ганелина Р. Ш., подобная «формула перехода», «перехватывающая» лозунги большевиков, была предложена представителями США Робинсоном Р. и Томпсоном У. Б. Однако глава Временного правительства отказался следовать этой резолюции. Кроме того, лидер самих же эсеров Чернов В. М. охарактеризовал «формулу перехода», как запоздалую: «уж если не удержался за гриву — за хвост и подавно не удержаться»[55].

С утра 24 октября штаб округа предпринял слабые полумеры: выставил охрану Зимнего дворца, отключил связь Смольному, закрыл типографии двух большевистских газет, «Солдат» и «Рабочий путь» (одно из названий «Правды»), и развёл мосты над Невой. Силы, которые предполагалось перебросить в столицу с фронта, остановились, не дойдя до неё, а к самому Зимнему дворцу удалось стянуть не более 3 тыс. человек, что было значительно меньше сил, которыми располагал большевистский ВРК. Командование Петроградского военного округа запрещает покидать казармы без особого разрешения, а Керенский в 1100 выступает на заседании Предпарламента, пытаясь склонить его на свою сторону, после чего отправляется в штаб Петроградского военного округа лично руководить действиями юнкеров.

Большевики … открывают фронт русского государства перед бронированным кулаком Вильгельма и его друзей… я квалифицирую такие действия русской политической партии как предательство и измену Российскому государству … Известная часть населения Петербурга находится в состоянии восстания … Это есть попытка поднять чернь против существующего порядка … сорвать Учредительное собрание и раскрыть фронт перед сплоченными полками железного кулака Вильгельма!
Крейсер «Аврора» на «вечной стоянке» на Большой Невке — притоке Невы.

Однако на заседании в 1900 24 октября Предпарламент отказался предоставлять Керенскому чрезвычайные полномочия для подавления большевистского выступления, левый эсер Камков позднее отмечает, что Керенский «требовал полномочий, чтобы подавить большевистское восстание, не сознавая того факта, что некому подавлять это восстание, какие бы санкции он ни получил». В своём выступлении в Предпарламенте 24 октября он заявляет, что «Когда председатель Совета министров приходит сюда и объявляет, что поднимается какая-то чернь, и требует от нашего собрания санкцию для расправы с нею, то, быть может, подавляющая часть эту санкцию даст. Но я не знаю, даст ли её русский народ, революционная армия и трудовое крестьянство. Не будем играть в прятки. Разве есть сейчас кто-нибудь, кто бы доверял этому правительству?.. Оно не опирается на революционную армию или пролетариат, и против него сейчас идет не чернь, а как раз самые сознательные элементы революционной демократии. Если мы хотим серьезно уничтожить почву, на которой назревают ужасы гражданской войны, мы должны открыто сказать, что единственный выход из положения — создание единородной, революционной демократической власти, в которой не будет элементов, устраивающих демонстрации в честь Корнилова».

Меньшевик Мартов также заявляет протест высказыванию Керенского про «взбунтовавшуюся чернь».

Обращение ВРК «К гражданам России»

К гражданам России!

Временное правительство низложено. Государственная власть перешла в руки органа Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов — Военно-революционного комитета, стоящего во главе петроградского пролетариата и гарнизона.

Дело, за которое боролся парод: немедленное предложение демократического мира, отмена помещичьей собственности на землю, рабочий контроль над производством, создание Советского правительства — это дело обеспечено.

Да здравствует революция рабочих, солдат и крестьян!

Военно-революционный комитет при Петроградском совете рабочих и солдатских депутатов, 25 октября (7 ноября) 1917 года.

«Контрнаступление» ВРК

Уже утром 24 октября большевистский ЦК собирается на заседание в составе Каменева, Свердлова, Дзержинского, Бубнова, Милютина, Троцкого, Иоффе, Урицкого, Ломова, Ногина и Берзина, на котором обсуждает шаги, предпринятые Временным правительством. Каменев констатирует, что разгромом «Правды» («Рабочего пути») действовавший в то время эсеро-меньшевистский ВЦИК I Съезда советов нарушил договорённости с большевиками, и «разрыв с ЦИК должен произойти именно на этой почве».

24 октября ВРК выпускает воззвание, в котором заявляет, что выступление большевиков является «защитой демократии от контрреволюции».

24 октября в 1700 солдаты захватывают Центральный телеграф, в 1800 отряд матросов — Петроградское телеграфное агентство, в 1900 взято под контроль Особое присутствие по продовольствию.

Ленин обращается, минуя ЦК, к Петроградскому и районным комитетам партии с воззванием о том, что «Правительство колеблется. Надо добить его во что бы то ни стало! Промедление в наступлении смерти подобно!».

Написав воззвание к партии «…Промедление в наступлении смерти подобно!», Ленин в гриме, поздно вечером 24 октября, направляется из конспиративной квартиры в Смольный в сопровождении финского социалиста Эйно Рахья. На Шпалерной улице им приходится прятаться от конного патруля юнкеров. Подозрения Ленина вызывают сообщения о предполагаемых переговорах ВРК со штабом округа («Что они трусят? Тут они всё время говорили, что тот полк — наш, тот — наш … а есть у них 100 человек солдат, 50 человек? Мне не надо полк»). Однако, всё-таки попав в Смольный, он лично убеждается, что восстание идёт полным ходом. По воспоминаниям Троцкого, прорвавшийся в Смольный Ленин (которого не хотела пускать охрана из-за смены пропусков), прочитав в газетах о предполагаемых переговорах ВРК со штабом округа, «весьма яростно был настроен против нас». Троцкий «успокаивает» Ленина, заявив, что сообщения о переговорах были дезинформацией, которую ВРК пустил в порядке «военной хитрости».

Большевистский ВРК, в том числе под давлением Ленина, переходит к решительным действиям. Ночью и утром силы ВРК занимают Центральную телефонную станцию, почтамт, Николаевский вокзал, Петроградскую электростанцию, Госбанк, в 330 ночи 25 октября крейсер «Аврора» входит в фарватер Невы.

По приказу ВРК в Петроград из Гельсингфорса выехали три эшелона с революционными матросами, также из Гельсингфорса направлена в Петроград флотилия из патрульного катера и пяти эсминцев. Несколько кораблей направляются в Петроград из Кронштадта. Современники описывают происходящее частушкой «из-за острова Кронштадта на простор Невы-реки выплывает много лодок, в них сидят большевики».

К 11 утра 25 октября большевики устранили последствия шагов Керенского, в том числе, мосты были вновь сведены. Измайловский гвардейский полк, вызванный в июле для подавления большевистского выступления, теперь также перешёл на их сторону и занял Балтийский вокзал после получения сообщения о предполагаемом прибытии лояльных Временному правительству войск. Возобновилась работа большевистских газет. Сталин лично руководит освобождением от юнкеров и возобновлением деятельности газеты «Правда» (в тот момент выходившей под названием «Рабочий путь»). Соответствующее распоряжение ВРК вышло за подписью Подвойского и секретаря Антонова[56].

Утром 25 октября Керенский обращается с воззванием 1-му, 4-му и 14-му казачьему полкам «выступить на помощь … революционной демократии … для спасения гибнущей России», однако казаки отказались «служить живыми мишенями». Около 200 человек из 14-го полка всё-таки прибывают к Зимнему дворцу. Они покидают дворец одними из первых, заявив попытавшемуся их остановить поручику Александру Синегубу, что «Когда мы шли сюда, нам сказок наговорили, что здесь чуть ли не весь город…русский-то народ там, с Лениным, остался. А вас тут даже Керенский, не к ночи будь помянут, оставил одних».

В 10 утра 25 октября Ленин пишет воззвание «к гражданам России» о переходе власти от Временного правительства Керенского к ВРК, надеясь поставить перед фактом II Съезд советов, заседание которого должно было начаться через несколько часов. В 11 утра Керенский бежит из Петрограда, в 12 часов большевики блокируют Мариинский дворец, в котором заседал Предпарламент.

В 1435 25 октября Троцкий выступает в Смольном на заседании Петросовета, где объявляет, что «Власть Временного Правительства, возглавлявшегося Керенским, была мертва и ожидала удара метлы истории, которая должна была её смести». В ответ на возражения одного из делегатов, что «Вы предрешаете волю Всероссийского съезда советов», Троцкий ледяным тоном возразил: «Воля Всероссийского съезда советов предрешена огромным фактом восстания петроградских рабочих и солдат, происшедшего в ночь на сегодня. Теперь нам остается лишь развивать нашу победу».

По иронии судьбы, Октябрьское вооружённое восстание в Петрограде происходит в день рождения фактического главы ВРК Троцкого Л. Д., родившегося 25 октября (7 ноября).

После Троцкого под аплодисменты появляется Ленин и объявляет Петроградскому совету рабочих и солдатских депутатов, что «Товарищи! Рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой все время говорили большевики, совершилась».

Как указывает исследователь Восленский М. С., известная до распада СССР картина Серова В. А. содержит фактические ошибки: изображённое на ней выступление Ленина, на котором он произнёс историческую фразу «Товарищи! Рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой все время говорили большевики, совершилась», имело место не на II Всероссийском съезде советов рабочих и солдатских депутатов, а на заседании Петроградского совета, к тому же в это время Ленин, в целях конспирации, был бритым, без бороды.

II Съезд советов рабочих и солдатских депутатов

25 октября (7 ноября) в 22:40 меньшевик Дан открывает Второй всероссийский съезд советов рабочих и солдатских депутатов. По иронии судьбы, именно Каменеву, незадолго до того выступавшему против восстания, пришлось сообщать съезду о его победе. На заседании ЦК РСДРП(б) Каменев замечает, что «ну что же, если сделали глупость и взяли власть, то надо составлять министерство».

Точный состав съезда неизвестен, по оценкам большевистско-левоэсеровская коалиция получила на нём около двух третей голосов. На момент открытия съезда большевики уже контролировали весь Петроград, но Зимний дворец ещё не был взят.

Логотип Викитеки
В Викитеке есть полный текст Декрета о мире

25 октября в 1830 защитникам Зимнего дворца был предъявлен ультиматум под угрозой обстрела с крейсера «Аврора» и Петропавловской крепости. «Аврора» произвела один холостой выстрел в 2140, в 2300 был проведён неприцельный обстрел с Петропавловской крепости.

Логотип Викитеки
В Викитеке есть полный текст Декрета о земле

Ночью большинство защитников дворца разошлись, и он был занят революционными солдатами и матросами, которые попытались совершить самосуд над свергнутыми министрами, потребовав «приколоть их». В 210 ночи арестованные Антоновым-Овсеенко В. А. министры Временного правительства были доставлены в Петропавловскую крепость. По дороге, в районе Троицкого моста, окружившая министров толпа потребовала «отрубить им головы и бросить в Неву».

Логотип Викитеки
В Викитеке есть полный текст Декрета о печати

Открытие Второго съезда советов под председательством Каменева Л. Б. сопровождалось ожесточённой политической борьбой, в которой сторону большевиков представлял Троцкий. Крестьянские советы и все солдатские комитеты уровня армий отказались участвовать в деятельности съезда. Меньшевики и эсеры осудили выступление большевиков, как «незаконный переворот». Оппоненты большевиков обвиняют их в многочисленных махинациях при подборе делегатов съезда. 25 октября старый состав ВЦИК также осудил большевиков, заявив, что

Центральный исполнительный комитет считает II Съезд несостоявшимся и рассматривает его как частное совещание делегатов-большевиков. Решения этого съезда, как незаконные, Центральный исполнительный комитет объявляет необязательными для местных Советов и всех армейских комитетов. Центральный исполнительный комитет призывает Советы и армейские организации сплотиться вокруг него для защиты революции. Центральный исполнительный комитет созовет новый съезд советов, как только создадутся условия для правильного его созыва.

ЦК меньшевистской партии осудил Октябрьское выступление, назвав его «захват власти большевиками путем военного заговора насилием над волей демократии и узурпацией прав народа». Меньшевик Мартов констатирует двусмысленность положения, в котором оказалась его партия: с одной стороны, «власть, созданная методом вооружённого солдатского восстания, власть одной партии не может быть признана страной и демократией», с другой «если большевики будут побеждены силой оружия, то победитель явится третьей силой, которая раздавит всех нас»[57].

По выражению Мартова, большевики демонстрируют «аракчеевское понимание социализма, и пугачёвское понимание классовой борьбы». Меньшевик Либер на экстренном съезде меньшевиков 30 ноября заявляет, что «если же мы взяли бы власть, нас штурмовали бы и справа, и слева, и удержать власть можно было бы лишь методами большевиков. И так как мы не авантюристы, нам пришлось бы оставить власть».

Столь же резкой была и реакция эсеров. Так, центральный печатный орган партии эсеров[58], газета «Дело народа», осудила большевистское выступление, заявив, что «наш долг — разоблачить этих предателей рабочего класса. Наш долг — мобилизовать все силы и встать на защиту дела революции».

Предпарламент в своём последнем обращении назвал новую власть «врагом народа и революции» и осудил арест большевиками в числе министров Временного правительства, а также и министров-социалистов. В свою очередь, Троцкий на первом заседании II Съезда заявил, что «восстание народных масс не нуждается в оправдании; то, что произошло, это не заговор, а восстание. Мы закаляли революционную энергию петроградских рабочих и солдат, мы открыто ковали волю масс на восстание, а не на заговор», и назвал уход со съезда меньшевиков и эсеров «преступной попыткой сорвать полномочное всероссийское представительство рабочих и солдатских масс в тот момент, когда авангард этих масс с оружием в руках защищает съезд и революцию от натиска контрреволюции».

Во время заседания до делегатов доносится грохот артиллерии; по свидетельству очевидцев, меньшевик Мартов вздрогнул и объявил: «Гражданская война началась, товарищи! Первым нашим вопросом должно быть мирное разрешение кризиса….вопрос о власти решается путём военного заговора, организованного одной из революционных партий…». В 310 ночи Каменев объявляет о падении Зимнего дворца и аресте министров, в 6 утра закрывает заседание. На втором заседании в 2040 Ленин, встреченный бурными аплодисментами, зачитывает съезду декреты о мире и о земле. Далее Ленин предлагает съезду распустить старый состав ВЦИК, выбрав вместо него новый состав ВЦИК и Совет народных комиссаров.

Согласно воспоминаниям Троцкого, автором термина «народный комиссар» являлся именно он; впоследствии это авторство было приписано Антонову-Овсеенко. На заседании ЦК большевиков утром 25 октября, первом после захвата власти, собираются Ленин В. И., Троцкий Л. Д., Сталин И. В., Смилга И. Т., Милютин В. П., Зиновьев Г. Е., Каменев Л. Б., Берзин Я. А.. По воспоминаниям Троцкого,

Власть в Петербурге завоевана. Надо формировать правительство.

— Как назвать его? — рассуждал вслух Ленин.- Только не министрами: это гнусное, истрепанное название.

— Можно бы — комиссарами,- предложил я,- но только теперь слишком много комиссаров. Может быть, верховные комиссары?.. Нет, «верховные» звучит плохо. Нельзя ли «народные»?

— Народные комиссары? Что ж, это, пожалуй, подойдет. А правительство в целом?

— Совет народных комиссаров?

— Совет народных комиссаров,- подхватил Ленин,- это превосходно: пахнет революцией.

Избран новый состав ВЦИК под председательством Каменева, в котором большевики занимают 70 мест из 100.

На втором заседании II Съезда советов левый эсер Камков объявил, что фракция левых эсеров не собирается покидать съезд вслед за меньшевиками и правыми эсерами, однако отметил, что «крестьянство не с большевиками, а крестьянство — это пехота революции, без которой революция должна погибнуть».

27 октября (9 ноября) 1917 года все арестованные министры — социалисты Временного правительства были отпущены под честное слово. Некоторые из освобождённых вскоре занялись антибольшевистской деятельностью; так, министр продовольствия Прокопович С. Н. был освобождён ещё 25 октября, однако немедленно вступил в антибольшевистский Комитет спасения Родины и революции и стал одним из основных организаторов демонстрации протеста гласных (депутатов) Петроградской городской думы.

Уже в первые дни после прихода к власти большевики заявляют о своей решимости применять любые меры для разгрома своих политических конкурентов. По выражению Ленина, «В Париже гильотинировали, а мы лишь лишим продовольственных карточек…Пускай вопят об арестах. Тверской делегат на съезде советов сказал: „всех их арестуйте“, — вот это я понимаю; вот он имеет понимание того, что такое диктатура пролетариата». Троцкий же заявляет, что «Мелкобуржуазная масса ищет силы, которой она должна подчиняться…Нельзя, говорят, сидеть на штыках. Но и без штыков нельзя. Нам нужен штык там, чтобы сидеть здесь». Высказывание Троцкого фактически перефразировало императрицу Александру Фёдоровну, в 1916 году заявившую Николаю II, что «Россия любит кнут»: «Дай им теперь почувствовать твой кулак… Нам нужен кнут… Такова славянская натура — великая твердость, даже жестокость и вместе с тем горячая любовь».

По воспоминаниям британского посла Дж. Бьюкенена,

…большевики составляли компактное меньшинство решительных людей, которые знали, чего они хотели и как этого достигнуть. Кроме того, на их стороне было превосходство ума, а с помощью своих германских покровителей они проявили организационный талант, которого у них сначала не предполагали. Как ни велико мое отвращение к их террористическим методам, и как ни оплакиваю я разрушение и нищету, в которую они ввергли свою страну, однако я охотно соглашаюсь с тем, что и Ленин и Троцкий — необыкновенные люди. Министры, в руки которых Россия отдала свою судьбу, оказались все слабыми и неспособными, а теперь, в силу какого-то жестокого поворота судьбы, единственные два действительно сильные человека, которых она создала в течение войны, были предназначены для того, чтобы довершить её разорение. Однако, когда они пришли к власти, то они были ещё неизвестными величинами, и никто не ожидал, что они долго продержатся на своих постах. Перспективы были столь темны, что можно было только пробираться ощупью, во тьме.

II Съезд советов крестьянских депутатов

Первый состав Совнаркома

Первый состав Совнаркома был сформирован постановлением II Съезда советов и в тексте постановления именовался также «Временным Рабочим и Крестьянским правительством». Согласно Конституции 1918 года, разработанной в январе—июле 1918 года, было окончательно закреплено название «Совет народных комиссаров».

Первый состав правительства на 100 % состоял большевиков, так как остальные социалистические партии в знак протеста против Октябрьского вооружённого восстания в Петрограде отказались составлять с большевиками коалицию. В Совнаркоме насчитывалось 14 наркоматов, причём управление наркоматом по военно-морским делам было коллегиальным, в составе комитета (Антонов-Овсеенко, Крыленко, Дыбенко). К апрелю 1918 года этот комитет фактически прекращает свою деятельность.

По воспоминаниям первого наркома просвещения Луначарского А. В., первый состав Совнаркома был во многом случаен, а обсуждение списка сопровождалось комментариями Ленина: «если окажутся негодными — сумеем переменить». Как писал первый нарком юстиции, большевик Ломов (Оппоков Г. И.), его познания в юстиции включали себя главным образом детальные познания о царских тюрьмах с особенностями режима, «мы знали — где бьют, как бьют, где и как сажают в карцер, но мы не умели управлять государством».

Социальный состав

Исследователь Восленский М. С. в своей фундаментальной работе «Номенклатура» отмечает, что «социальное происхождение» первого состава Совнаркома мало подходило для большевистской партии, объявившей себя «авангардом рабочего класса». На самом деле первый состав Совнаркома был практически поголовно интеллигентским, а собственно рабочих в нём насчитывалось из 16 человек всего двое: Шляпников А. Г. и Ногин В. П. Кроме того, в первом составе Совнаркома насчитывалось три дворянина: Ленин (Ульянов) В. И., Луначарский А. В. и Оппоков (Ломов) Г. И. Отец Троцкого был, по советской классификации, «кулаком», а Сталина — ремесленником, то есть они оба принадлежали, в советской классификации, к «мелкобуржуазным элементам». Подобное положение дел создало почву для появления в конце Гражданской войны так называемой «рабочей оппозиции», выражавшей в том числе раздражение, что рабочими фактически правят от их имени интеллигенты; оппозиционеры выдвигают обвинения в «перерождении партийных верхов» и их «отрыве от партийных масс»[59] (см. также Махаевщина). На X Съезде РКП(б) «рабочая оппозиция» была обвинена в том, что:

«Рабочая оппозиция» занимается интеллигентоедством в том смысле, что все зло она видит в наших руководящих органах и в том, что везде и всюду сидят интеллигенты[60].

Национальный состав

Из политических соображений большевики ввели в первый состав Совнаркома только одного еврея, Троцкого Л. Д., занявшего должность наркоминдела. Национальный состав Совнаркома до сих пор является предметом спекуляций: Андрей Дикий в своей работе «Евреи в России и СССР» утверждает, что состав СНК якобы был следующим:

Совет народных комиссаров (Совнарком, СНК) 1918 г.:

Ленин — председатель, Чичерин — иностранные дела, русский; Луначарский — просвещение, еврей; Джугашвили (Сталин) — народности, грузин; Протиан — земледелие, армянин; Ларин (Лурье) — экономический совет, еврей; Шлихтер — снабжение, еврей; Троцкий (Бронштейн) — армия и флот, еврей; Ландер — госконтроль, еврей; Кауфман — государственные имущества, еврей; В. Шмидт — труд, еврей; Лилина (Книгиссен) — народное здравие, еврейка; Шпицберг — культы, еврей; Зиновьев (Апфельбаум) — внутренние дела, еврей; Анвельт — гигиена, еврей; Исидор Гуковский — финансы, еврей; Володарский — печать, еврей; Урицкий— выборы, еврей; И. Стейнберг — юстиция, еврей; Фенгстейн — беженцы, еврей.

Итого, из 20-ти наркомов — один русский, один грузин, один армянин и 17 евреев.

Юрий Емельянов в своей работе «Троцкий. Мифы и личность» приводит анализ этого списка. Анализ показывает, что «еврейский» характер Совнаркома получен путём махинаций: упомянут не первый состав Совнаркома, опубликованный в декрете II Съезда советов, а из много раз менявшихся составов СНК выдернуты только те наркоматы, во главе которых когда-либо находились евреи. Так, в качестве наркома по военным и морским делам упомянут Троцкий Л. Д., назначенный на этот пост 8 апреля 1918 года, а в качестве наркома по продовольствию (здесь: «снабжение») указан Шлихтер А. Г., который действительно занимал этот пост, но только до 25 февраля 1918 года. На момент, когда наркомвоенмором действительно стал Троцкий, наркомпродом уже стал вместо Шлихтера великиросс Цюрупа А. Д.

Другим методом махинаций является изобретение ряда никогда не существовавших наркоматов[61]. Так, Андреем Диким в списке наркоматов упомянуты никогда не существовавшие наркоматы по культам, по выборам, по беженцам, по гигиене. Володарский упомянут как нарком печати; на самом деле он действительно был комиссаром печати, пропаганды и агитации, но не народным комиссаром, членом СНК (то есть фактически правительства), а комиссаром Союза северных коммун[62](областного объединения Советов[63][64]), активным проводником большевистского Декрета о печати[65].

И, наоборот, в списке отсутствуют, например, реально существовавшие наркомат путей сообщения и наркомат почт и телеграфов. В итоге у Андрея Дикого не сходится даже количество наркоматов: он упоминает число 20, хотя в первом составе насчитывалось 14 человек, в 1918 году количество увеличено до 18.

Некоторые должности указаны с ошибками. Так, председатель Петросовета Зиновьев Г. Е. упомянут как наркомвнудел, хотя он никогда не занимал эту должность. Наркому почт и телеграфов Прошьяну (здесь — «Протиан») приписано руководство «земледелием».

Ряду лиц произвольно приписано еврейство, например, русскому дворянину Луначарскому А. В., эстонцу Анвельту Я. Я., обрусевшим немцам Шмидту В. В. и Ландеру К. И. и т. д. Происхождение Шлихтера А. Г. не вполне ясно, скорее всего, он является обрусевшим (точнее, обукраинившимся) немцем.

Некоторые лица вообще вымышлены: Шпицберг (возможно, имеется в виду следователь VIII ликвидационного отдела Наркомюста Шпицберг И. А., прославившийся своей агрессивной атеистической позицией[66][67]), Лилина-Книгиссен (возможно, имеется в виду актриса Лилина М. П., в правительство никогда не входившая, или Лилина (Бернштейн) З. И., в СНК также не входившая, но работавшая завотделом народного образования при исполкоме Петросовета), Кауфман (возможно, имеется в виду кадет Кауфман А. А., по некоторым источникам, привлекавшийся большевиками как эксперт при разработке земельной реформы, но в Совнарком никогда не входивший).

Также в списке упомянуты два левых эсера, чей небольшевизм никак не указывается: нарком юстиции Штейнберг И. З. (упомянутый, как «И. Стейнберг») и нарком почт и телеграфов Прошьян П. П., упомянутый, как «Протиан-земледелие». Оба политика относились к послеоктябрьской большевистской политике крайне негативно. Гуковский И. Э. до революции относился к меньшевикам-«ликвидаторам» и пост наркома финансов принял только под давлением Ленина.

Демарш Петроградской городской думы

Выступление Керенского-Краснова

25 октября (7 ноября) Керенский бежит из Зимнего дворца в расположение штаба Северного фронта во Пскове. Псковский совет заявляет о своей поддержке большевиков. Командующий Северным фронтом генерал Черемисов В. А. отказывается снимать с фронта части для подавления большевистского восстания.

26 октября Керенский безуспешно пытается организовать подавление большевиков с помощью 3-го кавалерийского корпуса генерала Краснова. Однако казаки не испытывали особого желания воевать за уже успевшего себя дискредитировать Керенского. В выступлении приняла участие лишь часть корпуса (около десяти сотен), 27 октября занявшие Гатчину, 28 октября — Царское Село. Основные силы «мятежников» группировались в Гатчине, из-за чего в советских источниках выступление иногда называлось «гатчинским мятежом».

26 октября ВРК предписывает железнодорожникам заблокировать передвижение корпуса, 27 октября ВРК стягивает к Красному Селу и Пулкову красногвардейцев и кронштадтских матросов, Центробалт направляет на Неву боевые корабли, с тем чтобы прикрыть революционные силы артиллерией[68]. 29 октября ВРК направляет около 20 тыс. человек на рытьё оборонительного рубежа «Залив-Нева». Основное руководство этой деятельностью осуществляют Подвойский, Антонов-Овсеенко. Войска, направленные на подавление выступления Керенского-Краснова, возглавляет левый эсер Муравьёв М. А., позднее, в июле 1918 года, сам поднявший мятеж против большевиков.

Ленин и Троцкий лично руководят подавлением выступления. 28 октября Ленин прибывает в штаб Петроградского военного округа, лично разрабатывает план расстановки военных кораблей на Неве. 29 октября Ленин и Троцкий прибывают на Путиловский завод для проверки подготовки артиллерийских орудий и бронепоезда. 30 октября Троцкий прибыл в Пулково, где состоялось решающее столкновение с силами генерала Краснова. На месте событий находился также глава Центробалта Дыбенко П. Е. После переговоров Дыбенко с казаками Керенский бежит.

29 октября меньшевистко-правоэсеровский Комитет спасения Родины и революции поднимает мятеж в Петрограде. Центром восстания стал Инженерный замок, а основной вооружённой силой — размещавшиеся в нём юнкера Николаевского инженерного училища. Смещённый большевиками командующий Петроградским военным округом Полковников Г. П. объявил себя командующим «войсками спасения» и своим приказом запретил частям округа исполнять приказы ВРК. На какое-то время восставшим удалось захватить телефонную станцию и отключить Смольный, арестовать часть комиссаров ВРК и начать разоружение красногвардейцев. Однако основная масса войск Петроградского гарнизона к восстанию не присоединилась. Уже к 1100 29 октября силы ВРК отбили телефонную станцию и превосходящими силами окружили Инженерный замок. Окончательно выступление было подавлено к утру 30 октября.

Также утром 30 октября силы генерала Краснова вступают в бой на Пулковских высотах с кронштадтскими матросами и красногвардейцами, имеющими десятикратное преимущество в численности. 31 октября в 210 ночи Троцкий, на тот момент лично находившийся в Пулково, от имени Совнаркома отправляет в Петроград телеграмму о победе. 1 (14) ноября революционные войска входят в Гатчину, окончательно подавив «мятеж». Сам генерал Краснов П. Н. 1 ноября сдался большевикам под «честное слово офицера, что не будет более бороться против советской власти», однако вскоре уезжает на Дон, где с марта 1918 активно участвует в такой борьбе. Во время Второй мировой войны генерал Краснов присоединился к сотрудничавшим с Германией казачьим формированиям, по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР повешен 16 января 1947 года.

Керенский бежит на Дон и в двадцатых числах ноября прибывает в Новочеркасск, однако атаман Каледин А. М. отказывается с ним сотрудничать. Керенский окончательно эмигрирует из России только в июне 1918 года, в январе тайно посетив Петроград. Он собирается неожиданно выступить на заседании Учредительного собрания (куда он был избран от Саратовского избирательного округа, см. Список членов Учредительного собрания), однако ЦК партии эсеров запрещает ему этот шаг. В мае 1918 года Керенский безуспешно пытается примкнуть к московскому отделению эсеровского Союза возрождения России, а после чехословацкого мятежа — к правительству Комуча в Самаре[69], однако ЦК партии эсеров запрещает ему и это.

Восстание в Москве

Похороны жертв уличных боёв в Москве, 10 ноября 1917 года.

25 октября (7 ноября) вслед за победой в Петрограде большевики решают организовать ВРК в составе 37 человек и в Москве. Однако здесь поддержка большевиков среди населения была меньше, чем в Петрограде. Кроме того, в состав ВРК были включены и меньшевики, по выражению Ленина — «по старой привычке». В отсутствие Ленина, находившегося в это время в Петрограде, действия московского ВРК, к тому же частично меньшевистского, отличались нерешительностью. Сами же московские меньшевики объяснили своё участие в ВРК стремлением «смягчить губительные последствия» деятельности большевиков.

Неблагоприятным для большевиков фактором было и то, что в Москве скопились значительные силы (по некоторым оценкам — до 20 тыс. чел.) юнкеров, настроенных резко антибольшевистски. Сторонники разогнанного в Петрограде Временного правительства решают взять реванш в Москве, и организовывают Комитет общественной безопасности во главе с правым эсером Рудневым В. В. При поддержке командующего Московским военным округом Рябцева А. И. Комитет решает опереться на юнкеров. Со своей стороны, ВРК опирался на часть большевистских войск (193-й полк, 56-й запасной пехотный полк, самокатный батальон и др.) и начал вооружение рабочих-красногвардейцев. На сторону большевиков переходят «двинцы» — солдаты, арестованные летом 1917 года в Двинске за отказ идти в наступление. 25 октября были освобождены и стали самой агрессивной частью большевистских сил в Москве.

Последствия октябрьских боёв в Москве

К 26 октября силы ВРК блокировали Алексеевское военное училище, 6-ю школу прапорщиков и кадетские корпуса в Лефортове, заняли почтамт, центральный телеграф и международную телефонную станцию. В свою очередь, силы КОБ контролировали центр Москвы, блокировав Кремль, гарнизон которого был настроен большевистски. Действия ВРК стали затруднены, так как КОБ блокировал в том числе Центральный арсенал в Кремле. Вечером 26 октября проходят переговоры между двумя сторонами, прерванные по требованию московской партийной организации большевиков.

27 октября произошли первые боевые столкновения. Произошла перестрелка между юнкерами и 120 солдатами — «двинцами», также юнкера обстреляли здание Моссовета. ВРК потерял телефонное сообщение со своими сторонниками, в ночь на 28 октября юнкера заняли Кремль и расстреляли 300 (по другим источникам — 50) революционных солдат, посадив под арест 3000. Некоторые исследователи считают расстрелянных солдат первыми жертвами белого террора. В ходе боёв большевики обстреляли Московский Кремль артиллерией. 29 октября было установлено перемирие, причём обе стороны тянули время, надеясь на подход к Москве лояльных частей. В тот же день эсеры поднимают мятеж в Петрограде, ожидая подхода сил Керенского-Краснова. В ход событий вмешивается исполком профсоюза железнодорожников Викжель, потребовавший от обеих сторон перемирия и формирования «однородного социалистического правительства» из представителей всех социалистов, угрожая в случае нарушения перемирия одной из сторон пропустить в Москву войска другой стороны.

Донесение КОБ, 2 ноября 1917 года, Москва:

Доношу, что за сегодняшний день нашим отрядом, занимающим театр «Унион», захвачены дома на углу Малой Никитской и Малой Бронной, в общем в числе трех. На занятие этих домов израсходовано 30 человек убитыми и ранеными 2. Прошу распоряжения о высылке подкрепления в числе 30 человек ударников и юнкеров. Считаю занятую нами позицию очень важной. Количество неприятеля по сообщению разведчиков значительно. На углу Б.Никитской и Тверского бульвара захвачено нами в плен 3 вооружённых неприятеля. Штабс-капитан Доманский.

К 3 ноября бои в Москве заканчиваются — лояльные Временному правительству и КОБ войска были либо блокированы, либо «разагитированы» на подступах к Москве, в частности, казаки, прибывшие на Брянский вокзал 2 ноября. В то же время на помощь Московскому ВРК с 30 октября начали прибывать революционные части из Балтийского флота, Петрограда, Иваново-Вознесенска и др. Подавление восстания в Москве стало образцом для «триумфального шествия советской власти» во всей стране и получило название так называемой «эшелонной войны»: лояльные большевикам части подтягивались по железным дорогам. 2 ноября Луначарский заявил Ленину протест по поводу произошедшего в этот день особенно активного артобстрела Кремля и безуспешно попытался подать в отставку, которая была не принята. Ходившие в это время в Петрограде слухи о разрушениях в Москве были сильно преувеличены; так, утверждалось, что якобы от артобстрелов пострадал не только Кремль, а и Собор Василия Блаженного, а Успенский собор Московского Кремля во время артобстрела самого Кремля якобы сгорел. Непосредственный очевидец боёв, епископ камчатский Нестор, описывает разрушения следующим образом:

Успенский собор расстрелян. В главный его купол попал снаряд…пробоина в главном куполе размером в 3 аршина…Снаружи вся алтарная стена собора испещрена мелкими выбоинами от пуль и осколков снарядов. Таких следов на белокаменной облицовке насчитывается свыше 70. Да на северной стене 54 выбоины…Одних только стекол перебито в соборе на 25.000 руб. Внутри Успенского собора разбросаны осколки разорвавшегося там шестидюймового снаряда…

Чудов монастырь: фасад с южной стороны пробит шестью тяжелыми снарядами. В стенах глубокие разрывы и трещины; … Двумя снарядами пробиты стены митрополичьих покоев…
Колокольня Ивана Великого повреждена снарядами с восточной и юго-восточной стороны, и по стенам видно много выбоин и пулевых ран.
Николо-Гостунский собор в алтарное окно… влетел снаряд…разорвался в самом алтаре…
Благовещенский собор крыльцо Лоджетты…разрушено орудийным снарядом…
Архангельский собор…изъязвлен ударами снарядов…Между Архангельским и Благовещенским соборами видны громадные лужи крови…несколько пуль попало в иконы…
Патриаршая ризница…превращена в груду мусора, где в кучах песка и щебня, обломках стен и разбитых стекол от витрин раскапываются бриллианты и жемчуга…От осколков снарядов пострадало Евангелие XII века …предметы драгоценных украшений …все это выброшено из разбитых витрин на пол и вбито в щебень и мусор…
Собор 12 Апостолов расстрелян весь. Изборожденная снарядами, изрытая, развороченная восточная часть зияет дырами, пропастями и трещинами, она производит впечатление живой развалины, которая держится каким-то чудом. На наружной стене этого храма более тяжелых и, так сказать, болезненных ран виднеется 16 орудийных, 96 осколочных и множество ружейных…Один из снарядов попал в окно так называемых Петровских Палат, где спасался от стрельцов Петр Великий, разбил оконный простенок и разорвался внутри Палаты. В настоящее время в этих Палатах все разрушено.
Малый Дворец … сильно пострадал от орудийного погрома. Снаружи видны громадные сквозные пробоины. Внутри все тоже разрушено…расхищено много ценных икон…
Здание Судебных Установлений …пробит снарядом купол… Безумцы натолкнулись в комнатах судебной экспертизы или у следователей на горшки с вещественными доказательствами, то есть с препаратами отравленных желудков, мертвых выкидышей и проч, и пожрали эти «маринады», благо они были налиты спиртом…

Башни: …угловая, Беклемишевская, сбита и стоит без вершины… Как Никольская башня, так и Никольские ворота совершенно изрыты снарядами, пулеметами, ручными гранатами и ружейными пулями….Спасская башня пробита и расстреляна. Знаменитые часы с музыкальным боем разбиты и остановились. Остановилась и стрелка часов в ту роковую минуту, когда ворвался тяжелый снаряд в стены Кремля…

— Нестор. Расстрел Московского Кремля[70]

Советский писатель Вересаев В. В. прокомментировал октябрьские бои в Москве следующим образом: «…смешно вспомнить: как мы, интеллигенты, были тогда мягкосердечны, как боялись пролить лишнюю каплю крови, как стыдились всякого лишнего орудийного выстрела, чтобы, упаси Боже, не задеть Василия Блаженного или Ивана Великого. А солдатам нашим это было совершенно непонятно, и они, конечно, были правы… …нужно это для революции? Нужно. И нечего тогда разговаривать… Казнь так казнь, шпион так шпион, удушение свободы, так удушение. Провокация нужна? И перед провокацией не остановимся. А эксцессы… эксцессы мы очень бы рады и сами искоренить…ведь большинство у нас, люди деклассированные, развращенные империалистической войной, отвыкшие от труда, привыкшие к грабежу и крови, притом раздетые и голодные. Сразу их не перевоспитаешь».

Во время уличных боёв в Москве впервые за историю гражданской войны использован термин «белая гвардия», применявшийся вооружённым отрядом студентов, сторонников КОБ.

Ликвидация Ставки Верховного Главнокомандующего

Разгон милиции Временного правительства

Одним из шагов новой власти стал роспуск «народной милиции» Временного правительства, заменённой на «рабочую милицию». 28 октября (10 ноября) 1917 года НКВД принимает постановление «О рабочей милиции»[71]; эта дата в настоящее время отмечается в России как День милиции. 2 декабря 1917 года распускаются центральные органы старой милиции.

Первоначально большевистская милиция задумывалась, как самодеятельные добровольческие отряды, в соответствии с курсом на замену постоянной армии и полиции «всеобщим вооружением народа»; постоянные организационно-штатные формы милиции никак не были зафиксированы. Управление милицией первоначально также было децентрализованным; милиция на местах подчинялась местным Советам. В том или ином городе иногда параллельно существовали фактически дублировавшие друг друга рабочая милиция и Красная гвардия, иногда только рабочая милиция или только Красная гвардия.

Организационное оформление милиции произошло в 1918 году. Уже в октябре 1918 года милиция окончательно оформилась в постоянную централизованную структуру, действующую на профессиональной основе и по своему статусу фактически ничем не отличающуюся от царской полиции[72].

Интронизация патриарха Тихона

В августе 1917 года открылся Поместный собор РПЦ, во время Октябрьского вооружённого восстания в Петрограде всё ещё продолжавший свою работу. Практически сразу после своего открытия Собор начал обсуждать вопрос о замене синодального устройства Церкви на патриаршее. Приход к власти большевиков окончил колебания.

5 ноября избран Патриарх, 8 ноября принято «Определение о правах и обязанностях святейшего патриарха Московского и всея России», в котором утверждался «долг печалования пред государственной властью».

21 ноября 1917 года происходит интронизация патриарха Тихона (Беллавина). В своей речи, произнесённой в Успенском соборе Московского Кремля, только что избранный Патриарх сказал:

Патриаршество восстанавливается на Руси в грозные дни, среди огня и орудийной смертоносной пальбы.

— Цветков В.Ж. Церковь и власть в годы «Русской смуты».[73]

Октябрь—ноябрь. Выборы в Учредительное собрание

Практически немедленно после прихода к власти, уже 27 октября, большевистский Совнарком принимает постановление о проведении 12 ноября выборов в Учредительное собрание. В ноябре Крыленко Н. В., назначенный большевиками Верховным Главнокомандующим, заявляет, что «Мы всеми силами стремимся к созыву Учредительного собрания, ибо только оно может успокоить разоренную империалистической войной страну. Да, мы свергли Временное правительство. Но свергли потому, что оно не хотело созывать именно это Учредительное собрание… мы хотим, мы требуем от вас, товарищи солдаты, чтобы вы поддержали нас, чтобы вы утвердили лозунг „Вся власть Советам до дня созыва Учредительного собрания“».

Результат выборов наглядно показал расстановку симпатий избирателей в стране. В Петрограде и Москве большевики получили относительное большинство голосов (45 % и 48 % соответственно), в больших промышленных городах — в среднем 53,1 %. В Северном и Западном фронтах, на Балтийском флоте большевики также набрали абсолютное большинство голосов (56 %, 67 % и 58,2 % соответственно). В то же время в целом по стране эсеры (правые и центристы) набрали абсолютное большинство в 51,7 % голосов. Большевистско-левоэсеровская коалиция набрала 38,5 % мандатов.

Сами большевики объясняли такой результат тем, что избирательные списки составлялись ещё до раскола партии эсеров фактически на три разные партии (левых, правых и центристов), и на выборах все эсеры шли единым списком. Положение большевиков осложнялось и тем, что им не удалось получить контроль над Комиссией по проведению выборов в Учредительное Собрание; Комиссия объявила, что считает Октябрьское восстание незаконным и не признаёт власти большевистского Совнаркома.

Меньшевики терпят на выборах сокрушительное поражение, набрав только 3 % голосов, львиная доля которых представлена Закавказьем. Впоследствии меньшевики приходят к власти в Грузии.

Партийный состав
Учредительного собрания
Партия Мест
Эсеры (правые и центристы) 370
Большевики 175
Национальные партии 86
Левые эсеры 40
Кадеты 17
Меньшевики 15

Ричард Пайпс в своей работе «Большевики в борьбе за власть» обращает внимание на значительные, по его мнению, успехи партии кадетов на этих выборах: к концу 1917 года все правые партии прекратили свою деятельность, и кадеты начали притягивать все голоса правых вплоть до сторонников восстановления самодержавной монархии. В Петрограде и Москве они получают второе место за большевиками, набрав 26,2 % и 34,2 % голосов соответственно, и обходят большевиков в 11 из 38 губернских городов. Вместе с тем кадеты в целом получили в Учредительном собрании всего 4,5 % мест.

26 ноября большевистский Совнарком выпускает постановление, согласно которому для деятельности Собрания требуется кворум в 400 делегатов.

28 ноября в Петрограде собираются 60 делегатов, в основном — правых эсеров, которые пытаются начать работу Собрания. В тот же день Ленин объявляет вне закона партию кадетов, выпустив декрет «Об аресте вождей гражданской войны против революции». Закрывается кадетская газета «Речь», которая через две недели вновь открывается под названием «Наш век».

29 ноября большевистский Совнарком запрещает «частные совещания» делегатов Учредительного Собрания. Тогда же правые эсеры формируют «Союз защиты Учредительного собрания».

Ноябрь-декабрь

Коалиция с левыми эсерами. Однородное социалистическое правительство

Госслужащие бойкотируют новую власть

Декрет о печати

Уже 27 октября 1917 года Совнарком принимает Декрет о печати, объявивший вне закона «контрреволюционные газеты». Были закрыты правые газеты «Новое время» и «Биржевые ведомости», кадетская газета «Речь» и меньшевистская «День»; некоторые газеты начали выходить снова под другими названиями. Так, газета старого состава ВЦИК «Голос солдата» переименовалась в «Солдатский голос». В дальнейшем эта газета также меняет своё название на «Искра», «Солдатский крик», «Мира, хлеба и свободы», «За свободу», «За свободу народа», «Революционный набат», «Набат революции».

Основная газета самих большевиков, «Правда», после июльского поражения переименовавшаяся в «Рабочий путь», возвращает себе старое название.

Декрет вызвал сильное негодование: 21 ноября большевистский ВРК в Москве отменил его действие, 26 ноября Союз русских писателей выпустил одноразовую «газету-протест». Против декрета высказываются 3.Н. Гиппиус, Е. И. Замятин, В. И. Засулич, В. Г. Короленко, Д. С. Мережковский, А. Н. Потресов, Ф. К. Сологуб, П. А. Сорокин[74].

Левоэсеровская фракция ВЦИК также заявила протест, однако благодаря своему большинству большевикам удалось забаллотировать резолюцию об отмене Декрета о печати 34 голосами против 24 при одном воздержавшемся. Левые эсеры в знак протеста отказываются сотрудничать с большевиками и покидают свои посты. К протестам присоединяется также ряд самих большевиков: Ногин, Милютин, Рыков, Теодорович, Ларин, Шляпников[74].

В рамках Декрета о печати в течение 1917—18 годов было закрыто до 337 газет. Стремясь лишить оппозиционные газеты экономической основы, большевики 8 ноября 1917 года вводят государственную монополию на объявления в газетах[75]. В январе 1918 года цензуре придан более регулярный характер с образованием революционного трибунала печати.

Одним из наиболее активных проводников новой цензуры в Петрограде стал комиссар печати Северного союза коммун В. Володарский[76]. В этом качестве он развил бурную деятельность, за несколько месяцев закрыв до 150 газет общим тиражом до двух миллионнов экземпляров, причём, например, при закрытии газеты «Новый вечерний час» он обвинил издание в том, что оно распространяло «лживые, провокационные слухи» под видом опечаток[65].

Окончание «демократизации армии»

В декабре 1917 года большевики доводят до логического завершения процесс «демократизации армии», начатый в марте Приказом № 1 Петросовета. 16 декабря 1917 года принимаются совместные декреты ВЦИК и СНК «О выборном начале и организации власти в армии» и «Об уравнении в правах всех военнослужащих».

Декрет «О выборном начале и организации власти в армии» окончательно объявил единственной властью в армии не командиров, а соответствующие солдатские комитеты, советы и съезды, введя также принцип выборности командиров[77].

Декрет «Об уравнении в правах всех военнослужащих» упразднил в армии все воинские звания и все знаки отличия, введя для всех поголовно военнослужащих звание «солдат революционной армии»[78].

Эти два декрета фактически поставили точку на окончательном разрушении бывшей царской армии. Уже 15 января 1918 года совместный декрет ВЦИК и СНК провозгласил основание РККА.

Дипломатическая изоляция большевистского правительства

Провал большевизации Киева

Сразу после захвата власти в Петрограде большевики начали подготовку к захвату власти в Киеве. Центром восстания стала Военная организация Киевского комитета РСДРП(б) во главе с Пятаковым Л. Л., родным братом советского политика Пятакова Г. Л. Однако, в отличие от Петрограда, соотношение сил в Киеве с самого начала было не в пользу большевиков: в городе насчитывалось до 7 тыс. бойцов революционных отрядов, в том числе до 3 тыс. красногвардейцев, в то время, как штаб Киевского военного округа выставил до 12 тыс. чел.[79] Кроме того, собственными («украинизированными») войсками располагало правительство Центральной Рады.

27 октября (9 ноября) Киевский совет принял резолюцию о поддержке большевистского выступления в Петрограде и объявил себя единственной властью в Киеве. 29 октября началось восстание, поддержанное начавшейся 30 октября забастовкой до 20 тыс. рабочих. К 31 октября большевики заняли штаб Киевского военного округа, командование которого 1 ноября бежало из города. Однако восстание закончилось провалом: Центральная рада стянула в Киев лояльные части, в том числе перебросив войска с фронта. В течение нескольких дней большевики были выбиты из города, 7 (20) ноября Центральная рада объявила об основании Украинской Народной Республики.

Однако на этом борьба за власть над Киевом не закончилась. По инициативе большевиков начата подготовка к созыву I Всеукраинского съезда советов, однако получить на съезде большинство им не удалось. По советской историографии, «Рада…пыталась сорвать созыв 1-го Всеукраинского съезда советов, собрав в Киев многочисленных представителей кулацких „спилок“ („союзов“) и войсковых рад, не имевших ничего общего с Советами. Самозванные „делегаты“ оказались на съезде в большинстве». Большевики отказались признавать законность съезда, образовав из своих сторонников параллельный съезд, прошедший 11—12 (24—25) декабря 1917 года в Харькове.

Действия большевиков приводят фактически к расколу Украины: съезд в Харькове провозглашает Украинскую народную республику советов и избирает Народный секретариат (правительство), в то время как в Киеве сохранятся власть Центральной Рады и её исполнительного органа — Генерального секретариата.

Пятаков Л. Л. 25 декабря был арестован неизвестными гайдамаками, его тело со следами пыток обнаружено 15 января 1918 года[80] близ Поста-Волынского (Киев).

Провал большевизации Дона

17(30) июня войсковым атаманом Всевеликого Войска Донского на войсковом круге избран генерал Каледин А. М., встретивший Февральскую революцию крайне отрицательно. 31 августа (13 сентября) Временное правительство смещает его с поста в связи с поддержкой корниловского выступления[81], но казаки фактически отказались исполнять это распоряжение.

Не признал большевистское правительство и уже 26 октября (8 ноября) начал ликвидировать существовавшие на Дону Советы. В ноябре 1917 года в контролируемой Калединым Донской области начато образование Алексеевской организации, ставшей ядром белогвардейской Добровольческой армии.

В конце декабря 1917 года большевики усилили нажим на Донскую область, склонив на свою сторону неказачье крестьянское население («иногородних»), рабочих Таганрога и Ростова-на-Дону. В январе 1918 года власть в Донской области перешла к большевистскому ВРК, генерал Каледин 29 января (11 февраля) 1918 года сложил с себя полномочия атамана и застрелился.

Однако уже в марте—апреле 1918 года казаки начинают поднимать массовые мятежи, в результате которых Донская советская республика рушится, 3 (16) мая 1918 года Кругом спасения Дона образовано правительство во главе с генералом Красновым П.Н. В дальнейшем генерал Краснов входит в конфликт с основной массой Белого движения из-за своей прогерманской ориентации и в 1919 году под давлением генерала Деникина вынужден уйти в отставку.

Первые конфликты большевиков с РПЦ

На момент прихода большевиков к власти в Петрограде в Москве уже несколько месяцев шла первая сессия Поместного собора РПЦ. Деятельность Собора, который современники рассматривали, как церковный аналог Учредительного Собрания, закончилась только в сентябре 1918 года, причём большевики никак не вмешивались в его деятельность.

Октябрьское вооружённое восстание 1917 года в Петрограде окончило колебания духовенства, подтолкнув его принять решение о восстановлении патриаршества; по выражению епископа Астраханского Митрофана, «Россия горит, всё гибнет. И разве можно теперь долго рассуждать, что нам нужно орудие для собирания, для объединения Руси? Когда идёт война, нужен единый вождь».

Первый конфликт Церкви с новой властью, судя по всему, произошёл уже в ноябре 1917 года и был связан с арестом в числе других министров Временного правительства также и министра исповеданий Карташёва А. В. 24 ноября 1917 года Поместный собор потребовал от большевиков его освобождения, заявив, что

В Петропавловской крепости вместе с другими членами Временного Правительства доныне находится в заключении Министр Исповеданий А. В. Карташев. Государственная деятельность его за 7 месяцев пребывания его в составе Правительства протекла на глазах всего русского общества и запечетлена была неизменною верностью тем началам, которые положены в основу нового государственного строя России. А. В. Карташев вышел из простой крестьянской семьи и никогда не стремился к широкой общественной или государственной деятельности. Привлечение его к участию в составе Правительства было для него неожиданным и до некоторой степени случайным, так как только уступая настойчивым просьбам общественных деятелей, стоявших у власти в первые дни революции, он согласился вступить в состав Правительства сначала на правах Товарища Обер-Прокурора, затем Обер-Прокурора и, наконец, Министра Исповеданий. Для Православной Церкви деятельность А. В. Карташева была в высшей степени благотворною и отмечена неизменно сочувственным его отношением ко всем её нуждам. При его, между прочим, деятельном участии мог состояться тот Церковный Собор, о котором давно мечтали лучшие сыны Церкви Христовой, и которого не могла дать Церкви власть старого порядка. Выражая твердую уверенность, что в деятельности А. В. Карташева не было ничего, что могло бы явиться предметом общественного суда и запятнать его доброе имя, и имея ввиду, что многие товарищи его по комитету, одинаково ответственные за деятельность Правительства в его целом, давно уже получили свободу. Всероссийский Церковный Собор настаивает на незамедлительном освобождении А. В. Карташева из Петропавловской крепости.[82]

В декабре 1917 года Собор принимает документ «О правовом положении Российской православной церкви», потребовавший, в том числе, чтобы «глава Российского Государства, Министр Исповеданий и Министр Народного Просвещения и Товарищи их должны быть православными» в то время, как все большевистские лидеры считали себя атеистами.

Параллельно в Тобольске, где в это время находилась в ссылке царская семья, разгорается конфликт вокруг епископа Тобольского и Сибирского Гермогена. Уже 25 декабря 1917 года в Покровском храме диакон Евдокимов в присутствии царской семьи провозгласил им «многая лета», обратившись к ним с использованием полных титулов, от «государя императора» до «великих княжон». После этого он был арестован, причём настоятель храма протоиерей Васильев заявил на допросе, что не признаёт власти советов «рачьих и собачьих депутатов»[83], а сам Евдокимов, что «придет скоро защита царская, погодите ещё немного, получите свое сполна». Несмотря на произошедший в 1912 году острый конфликт с Григорием Распутиным (в частности, Гермоген назвал Распутина «мошенником и развратником») и с царём лично, епископ Гермоген в ответ на происшествие заявил большевикам, что «Россия юридически не есть республика, никто Её таковой не объявлял и объявить не правомочен, кроме предполагаемого Учредительного Собрания…в действиях причта Покровского храма ничего предосудительного не усмотрел и не вижу». Самих же арестованных Гермоген смог вытащить из-под ареста и отправить в монастырь.

Сам Николай комментирует этот конфликт записью в своём дневнике:

Узнали с негодованием, что нашего доброго о. Алексея привлекают к следствию и он сидит под домашним арестом. Это случилось потому, что за молебном диакон помянул нас с титулом, в церкве было много стрелков 2-го полка, как всегда, оттуда и загорелся сыр-бор.

Деятельность епископа Гермогена приводит к усиленным подозрениям в предполагаемой организации им побега царя из Тобольска и связях с белогвардейской тобольской организацией «Союз фронтовиков» во главе с бывшим царским штабс-капитаном Василием Лепилиным. По ходившим в городе слухам, Гермоген якобы даже подготовил для побега шхуну «Святая Мария», стоящую на причале на Иртыше[84]. Некоторые источники даже приписывают ему инициативу ссылки царя именно в Тобольск[85]. В апреле 1918 года большевики арестовывают епископа и расстреливают его в июне.

Январь-июль 1918 года. Формирование однопартийной системы

Приход к власти большевиков 25 октября (7 ноября) 1917 года проложил дорогу к формированию в России однопартийного государства, по всей видимости, первого в истории. Большинство современных исследователей сходятся на том, что создание именно такой модели государства большевиками изначально не планировалось и стало чистой импровизацией в условиях жёсткой борьбы за власть.

После прихода к власти перед большевиками встали несколько альтернатив дальнейшего государственного строительства: власть Советов с образованием в них «однородного социалистического правительства» из разных социалистических партий, растворение Советов в партийной организации с передачей государственной власти непосредственно партии, сохранение Советов с подчинением их партии. Был избран третий вариант, и центр принятия решений перемещается из советских органов в партийные, из ВЦИК и СНК в ЦК РСДРП(б).

Ричард Пайпс указывает, что для коммунистов с 1918 года фактически стало неприменимо слово «партия», как обозначающее по-латыни «часть», так как они стали единственной партией. По его мнению, лучше бы им подошло слово «орден», а для государства как такового — термин «двухсоставное государство».

Январь 1918

Разгон Учредительного собрания

После выборов Учредительного собрания стало ясно, что оно будет эсеровским по своему составу. Кроме того, в состав Собрания были избраны такие политики, как Керенский, атаманы Дутов и Каледин, украинский националист Петлюра (см. Список членов Учредительного собрания).

Курс большевиков на радикальные преобразования оказался под угрозой. Кроме того, эсеры были сторонниками продолжения «войны до победного конца» («революционное оборончество»), что склонило к разгону Собрания колеблющихся солдат и матросов. Коалиция большевиков и левых эсеров принимает решение разогнать собрание как «контрреволюционное». Сразу резко против Собрания был настроен Ленин; комиссар пропаганды, печати и агитации Северной области Володарский заявляет, что «массы в России никогда не страдали парламентским кретинизмом», и «если массы ошибутся с избирательными бюллетенями, им придётся взяться за другое оружие».

При обсуждении Каменев, Рыков, Милютин выступают с «проучредиловских» позиций. Наркомнац Сталин 20 ноября предлагает отстрочить созыв Собрания. Наркоминдел Троцкий и сопредседатель большевистской фракции в Учредительном Собрании Бухарин предлагают созвать «революционый конвент» из большевистской и левоэсеровской фракций, по аналогии с событиями Французской революции[86]. Эту точку зрения поддерживает также левый эсер Натансон.

По воспоминаниям Троцкого,

Незадолго до созыва «Учредилки» к нам зашёл Марк Натансон, старейший член ЦК партии левых эсеров и с первых слов сказал: — ведь придется, пожалуй, разогнать Учредительное собрание силой…

— Браво! — воскликнул Ленин. — Что верно, то верно! А пойдут ли на это ваши?

— У нас некоторые колебания, но я думаю, что в конце концов согласятся.

23 ноября 1917 года большевики под руководством Сталина и Петровского силой занимают уже выполнившую свою работу Комиссию по выборам в Учредительное собрание, назначив в ней новым комиссаром Урицкого М. С. 26 ноября Предсовнаркома Ленин подписывает декрет «К открытию Учредительного собрания», потребовавший для его открытия кворума в 400 человек, причём открывать Собрание должно было, согласно декрету, лицо, уполномоченное Совнаркомом, то есть большевик. Таким образом, большевикам удалось отсрочить открытие Собрания до момента, когда в Петрограде соберутся его 400 делегатов.

28 ноября Предсовнаркома Ленин объявляет вне закона партию кадетов. Сталин комментирует это решение словами: «мы определенно должны добить кадетов, или они нас добьют». Левые эсеры, в целом приветствуя этот шаг, выражают недовольство тем, что подобное решение было принято большевиками без согласования со своими союзниками. Резко против выступает левый эсер Штейнберг И. З., который, назвав кадетов «контрреволюционерами», выступил при этом против ареста в данном случае целой партии поголовно.

В целом внутрипартийная дискуссия заканчивается победой Ленина. 11 декабря он добивается переизбрания бюро большевистской фракции в Учредительном Собрании, часть членов которого высказалась против разгона. 12 декабря 1917 Ленин составляет «Тезисы об Учредительном собрании», в которых заявляет, что «…Всякая попытка, прямая или косвенная, рассматривать вопрос об Учредительном собрании с формальной юридической стороны, в рамках обычной буржуазной демократии, вне учета классовой борьбы и гражданской войны является изменой делу пролетариата и переходом на точку зрения буржуазии», а лозунг «Вся власть Учредительному собранию» был объявлен лозунгом «калединцев». 22 декабря Зиновьев заявляет, что под этим лозунгом «кроется лозунг 'Долой Советы'».

20 декабря Совнарком принимает решение открыть работу Собрания 5 января. 22 декабря постановление Совнаркома утверждается ВЦИК. В противовес Учредительному собранию большевики и левые эсеры готовятся созвать III Всероссийский съезд советов в январе 1918 года. 23 декабря в Петрограде вводится военное положение.

Уже 1 января 1918 происходит первое неудачное покушение на Ленина, в котором был ранен Фриц Платтен. Через несколько лет находившийся в эмиграции князь Шаховской И. Д. объявляет, что организатором покушения был он и выделил на эти цели полмиллиона рублей[87]. Исследователь Ричард Пайпс также указывает, что в этом покушении оказался замешан один из бывших министров Временного правительства, кадет Некрасов Н. В., однако был «прощён» и впоследствии перешёл на сторону большевиков под фамилией «Голгофский».

В середине января срывается второе покушение на Ленина: на приём к Бонч-Бруевичу М. Д. является с повинной солдат Спиридонов, заявивший, что он участвует в заговоре «Союза георгиевских кавалеров» и получил задание ликвидировать Ленина. В ночь на 22 января ВЧК арестовывает заговорщиков в доме 14 на Захарьевской улице, в квартире «гражданки Саловой», однако затем их всех по личной просьбе отправляют на фронт[88][89]. По крайней мере двое из заговорщиков, Зинкевич и Некрасов, впоследствии присоединяются к «белым» армиям[88].

Один из авантюристов[90] революции и Гражданской войны, балтийский матрос Дыбенко П. Е.. Пользовался огромной популярностью среди революционных матросов. Сыграл ключевую роль в событиях октября 1917 года, склонив на сторону большевиков слабо поддававшихся какому-либо контролю моряков Балтийского флота.

На заседании 5 января 1918 представитель большевиков Яков Свердлов предлагает собранию принять составленную Лениным Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа. Один из пунктов Декларации признавал Россию «Республикой Советов», тем самым признавая законность разгона Временного правительства. Также Свердлов предлагает признать, что задачи Учредительного Собрания «исчерпываются общей разработкой коренных оснований социалистического переустройства общества». Ленин через большевика Скворцова-Степанова предлагает Собранию пропеть «Интернационал», что и выполняют все присутствовавшие социалисты, от большевиков до резко оппозиционных им правых эсеров. Собрание избирает своим председателем правоэсеровского лидера Чернова и большинством в 237 голосов против 146 отказывается даже обсуждать большевистскую Декларацию.

Во время второй части заседания, в третьем часу ночи, представитель большевиков Фёдор Раскольников заявляет, что коалиция в знак протеста против непринятия Декларации покидает заседание. От имени большевиков он заявляет, что «не желая ни минуты прикрывать преступления врагов народа, мы заявляем, что покидаем Учредительное собрание с тем, чтобы передать советской власти депутатов окончательное решение вопроса об отношении к контрреволюционной части Учредительного собрания».

По свидетельству большевика Мещерякова, после ухода фракции многие охранявшие Собрание солдаты караула «взяли винтовки наизготовку», один даже «прицелился в толпу делегатов — эсеров», а Ленин лично заявил, что уход большевистской фракции Собрания «так подействует на держащих караул солдат и матросов, что они тут же перестреляют всех оставшихся эсеров и меньшевиков». Один из современников, Вишняк М. В. комментирует обстановку в зале заседаний следующим образом:

Спустившись с помоста, я пошёл посмотреть, что делается на хорах. … Отдельные группы продолжают «митинговать», спорить. Кое-кто из депутатов пытается убедить солдат в правоте собрания и преступности большевиков. Проносится: «И Ленину пуля, если обманет!»[86]

Вслед за большевиками в четыре часа утра Собрание покидает левоэсеровская фракция, заявившая через своего представителя Карелина, что «Учредительное собрание не является ни в коем случае отражением настроения и воли трудящихся масс…мы уходим, удаляемся из этого Собрания…мы идем для того, чтобы наши силы, нашу энергию принести в советские учреждения, в Центральный Исполнительный Комитет».

В пятом часу утра начальник охраны Таврического дворца анархист Железняков А. Г. заявил председательствующему правому эсеру Чернову, что «Я получил инструкцию, чтобы довести до вашего сведения, чтобы все присутствующие покинули зал заседаний, потому что караул устал». 6 января в 4-40 утра делегаты расходятся, постановив собраться в тот же день в 17-00. Председатель Совнаркома Ленин приказывает охране Таврического дворца «не допускать никаких насилий по отношению к контрреволюционной части Учредительного собрания и, свободно выпускать всех из Таврического дворца, никого не впускать в него без особых приказов».

Комиссар Дыбенко заявляет начальнику охраны Железнякову, что требуется разогнать Собрание силой немедленно, не дожидаясь окончания заседания, согласно приказу Ленина («приказ Ленина отменяю. Учредилку разгоните, а завтра разберемся»).

Сам Дыбенко был также избран в Учредительное собрание от Балтийского флота; на заседании он послал в президиум записку с шуточным предложением «избрать Керенского и Корнилова секретарями».

5 января 60-тысячная демонстрация в поддержку Учредительного собрания была расстреляна революционными солдатами и матросами на углу Невского и Литейного проспектов. Сторонники Собрания не решились применить оружие в защиту своих интересов; по ехидному выражению Троцкого, они пришли в Таврический дворец со свечами на случай, если большевики отключат свет, и с бутербродами на случай, если лишат продовольствия, но винтовок с собой они не взяли.

6 января 1918 года газета «Правда» объявляет, что

Прислужники банкиров, капиталистов и помещиков, союзники Каледина, Дутова, холопы Американского доллара, убийцы из-за угла правые эсеры требуют в учр. собрании всей власти себе и своим хозяевам — врагам народа.

На словах будто бы присоединяясь к народным требованиям: земли, мира и контроля, на деле пытаются захлестнуть петлю на шее социалистической власти и революции.

Но рабочие, крестьяне и солдаты не попадутся на приманку лживых слов злейших врагов социализма, во имя социалистической революции и социалистической советской республики они сметут всех её явных и скрытых убийц.

18 января Совнарком принимает декрет, предписывающий устранить из действующих законов все ссылки на Учредительное Собрание.

III Съезд советов

Украинский авантюрист Гражданской войны, бывший штабс-капитан царской армии и георгиевский кавалер, атаман Григорьев Н. А. Отличался значительными колебаниями: в 1917 году поддержал Центральную раду, в 1918 году взбунтовался против режима гетмана Скоропадского и поддержал Петлюру. Однако в феврале 1919 года поднял мятеж и против него, перейдя вместе со своим отрядом на сторону коммунистов. Уже в мае 1919 года Григорьев поднял очередной мятеж, на этот раз против коммунистов. Действия Григорьева сорвали предполагаемый заграничный поход Красной Армии на помощь Венгерской советской республике, которая в результате уже в августе терпит крах. В июне 1919 года Григорьев соединился с силами Нестора Махно, однако уже в июле вошёл с ним в конфликт и был застрелен самим Махно лично.

8 января собирается III Всероссийский съезд советов, который 18 января одобряет разгон Учредительного собрания. Этот съезд был по своему составу уже практически поголовно большевистским: большевики и левые эсеры получили в нём 94 % мандатов. Ричард Пайпс обращает внимание на то, что, судя по результатам выборов в Учредительное собрание, количество мест большевиков на II съезде превышало их реальную популярность в два раза, на III съезде — уже в три раза.

Так как Съезд рабочих и солдатских депутатов и Съезд крестьянских депутатов, в 1917 году созывавшиеся раздельно, в январе 1918 года проходят в одно время, они объединяются в III Съезд рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Все дальнейшие съезды также проходят совместно.

III съезд встречает аплодисментами матроса Железняка, который заявляет съезду от имени революционных матросов: «Мы готовы расстрелять не единицы, а сотни и тысячи, ежели понадобится миллион, то и миллион». Максим Горький комментирует такое заявление словами:

Я не считаю это заявление хвастовством и хотя решительно не признаю таких обстоятельств, которые смогли бы оправдать массовые убийства, но — думаю — что миллион «свободных граждан» у нас могут убить. И больше могут. Почему не убивать? <…> Вот чем грозят России упрощенные переводы анархо-коммунистических лозунгов на язык родных осин.

III Съезд принимает решение начать подготовку Конституции, которая принимается V Съездом в июле 1918 года.

Январское восстание в Киеве

Потерпев неудачу в большевизации Киева в ноябре—декабре, большевики предпринимают повторную попытку уже в январе 1918 года, подняв в городе восстание. Его основной опорой становятся рабочие киевского завода «Арсенал», настроенные в основном пробольшевистски. Январское восстание также заканчивается провалом, как и ноябрьское: к 22 января (4 февраля) выступление было подавлено национальными украинскими частями (гайдамаки, «вольное казачество», сечевые стрельцы и т. д.).

Восстание проходит на фоне конфликта между большевистским правительством в Петрограде и правительством Центральной Рады в Киеве: в январе 1918 года большевистский Совнарком предъявляет Киеву ультиматум о запрете пропускать через украинскую территорию казаков и бывших царских офицеров, следующих на Дон. Центральная Рада отказывается принять этот ультиматум, в ответ окончательно провозгласив независимость (IV универсал).

Отказ принять ультиматум приводит к началу восстания и одновременно — вооружённым столкновениям с красноармейцами. Активное участие в войне с отрядами УНР принимает левый эсер Муравьёв М. А., фактически ставший одним из изобретателей «эшелонной войны».

26 января (8 февраля) 1918 года советские войска занимают Киев. На территории Украины образуется ряд советских республик: Украинская народная республика советов, Донецко-Криворожская советская республика, Одесская советская республика. В марте—апреле 1918 года все они были ликвидированы в ходе немецкого наступления.

Отмена юлианского календаря

Переход России с устаревшего юлианского календаря на более точный григорианский был произведён большевистским Совнаркомом Декретом «О введении в Российской республике западноевропейского календаря» от 26.01.1918. Этот декрет никак не коснулся РПЦ, которая отказалась признавать новый календарь и в настоящее время продолжает пользоваться юлианским календарём. Разница между двумя календарями с 14 марта 1900 года по 14 марта 2100 года составляет 13 дней, с 15 марта 2100 года разница составит 14 дней.

Отделение церкви от государства

В январе 1918 года Совнарком издаёт Декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». Заседавший в это время Поместный Собор осудил декрет, своим постановлением обвинив большевиков в «злостном покушении на весь строй жизни православной церкви» и пригрозив участвующим в издании и применении декрета отлучением от церкви. В постановлении Священного Синода № 65 указывалось, что «в случае нападения грабителей и захватчиков на церковное достояние, следует призывать православный народ на защиту Церкви, ударяя в набат, рассылая гонцов и т. п.»[73]

Обострение конфликтов с РПЦ

С открытием 20 января 1918 года второй сессии Поместного собора начинается обострение отношений новой власти с Церковью, в первую очередь — вокруг декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», в том числе объявившего имущество церкви «народным достоянием».

Принятие декрета проходит на фоне ряда эксцессов на местах. Так, в Петрограде 13—21 января большевики попытались реквизировать помещения Александро-Невской Лавры; в ходе столкновений революционных матросов с верующими погиб протоиерей Скипетров П. И. 25 января, после взятия Киева войсками левого эсера Муравьёва М. А., погиб митрополит Киевский и Галицкий Владимир, в порядке самосуда убитый революционными матросами с целью грабежа.

19 января патриарх Тихон в своём воззвании осудил «безумцев, творящих кровавые расправы», хотя в тексте большевики и не упоминались прямо. Поместный Собор в своих постановлениях от 25 и 27 января резко осудил Декрет, заявив, в том числе, что «…люди, ставшие у власти и назвавшие себя народными комиссарами, сами чуждые христианской, а некоторые из них и всякой веры, издали декрет (закон), названный „о свободе совести“, а на самом деле устанавливающий полное насилие над совестью верующих».

В феврале 1918 года происходят очередные эксцессы, на этот раз в Омске. 2 февраля большевики, в соответствии с Декретом, попытались реквизировать часть церковного имущества, потребовав от епископа Омского и Павлодарского Сильвестра передать в их распоряжение здания Духовной консистории и Архиерейский дом[91]. Слухи сильно преувеличили предъявленные требования; так, в них говорилось, что большевики якобы собрались реквизировать Омский кафедральный собор для устройства в нём лазарета.

Епископ Сильвестр в знак протеста организовывает 4 февраля демонстративный крестный ход, распространяются воззвания о том, что якобы «Омский Совет народных комиссаров решил, согласно декрета из Петрограда, изданного под председательством Иоселя Абрамовича Троцкого — Бронштейна, отобрать Омский кафедральный собор и ваш Омский Никольский казачий собор». На самом деле Троцкий, на тот момент бывший наркомом иностранных дел, к Декрету «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» никакого отношения не имел, и его подписи на Декрете не значится.

В ночь с 5 на 6 февраля 1918 года красногвардейцы арестовывают епископа, причём погибает его эконом Цикура. Инцидент приводит к массовым беспорядкам в Омске; патриарх Тихон фактически становится на сторону епископа Сильвестра, 12 апреля произведя его в архиепископы.

Октябрь 1917 — август 1918. Обострение конфликта с правыми эсерами

Председатель Петроградской ЧК и комиссар внутренних дел Северной области Урицкий М. С.

Ещё до 1917 года, в эмиграции в Швейцарии, эсер Чернов В. М. заявляет Ленину: «Приди вы к власти, вы на следующий день меньшевиков вешать станете», на что Ленин, «прищурившись», в шутку отвечает, что «Первого меньшевика мы повесим после последнего эсера»[92]. Сталин в своей статье «Лондонский съезд РСДРП» (1907 год) выразился ещё грубее: «Статистика показала, что большинство меньшевистской фракции составляют евреи (не считая, конечно, бундовцев), далее идут грузины, потом русские. Зато громадное большинство большевистской фракции составляют русские, далее идут евреи (не считая, конечно, поляков и латышей), затем грузины и т. д. По этому поводу кто-то из большевиков заметил шутя (кажется, тов. Алексинский), что меньшевики — еврейская фракция, большевики — истинно — русская, стало быть, не мешало бы нам, большевикам, устроить в партии погром»[93].

Распустив Учредительное собрание, большевики окончательно взяли власть в Петрограде, но взятие власти в стране в целом ещё не было закончено. Если большевики к осени 1917 года заняли большинство в местных Советах крупных промышленных городов, то в Советах более мелких городов и в деревнях большинство, как правило, было эсеровским. Распространение власти большевиков в советской историографии именовалось «триумфальным шествием советской власти» в связи с тем, что в 69 из 84 губернских городов власть была передана мирно.

Установление власти большевиков в Москве произошло ещё в октябре 1917 в ходе ожесточённых боёв. В Нижнем Новгороде, Казани, Туле, Калуге, Севастополе и ряде других городов влияние большевиков в местных Советах было минимальным. Опираясь на отряды Красной гвардии и местные гарнизоны, настроенные в основном пробольшевистски, большевики добиваются переизбрания либо роспуска местных Советов, передавая власть либо большевистским фракциям Советов, либо невыборным ВРК и ревкомам.

Покушение на Ленина (кадр из фильма «Ленин в 1918 году»)

24 ноября 1917 года Совнарком принимает декрет «О праве отзыва», декларировавший право избирателей отзывать своих выборных представителей. Положения этого декрета широко использовались большевиками для организации перевыборов тех органов власти, большинство которых оказывалось эсеро-меньшевистским. В некоторых случаях перевыборы одного и того же органа могли проводиться по 4—5 раз подряд.

В апреле—мае 1918 проходят выборы в местные Советы; в ряде городов побеждают меньшевики и эсеры. В Тамбове вновь избранный Совет попытался приступить к выполнению своих обязанностей в мае 1918 года, когда в зале появился отряд большевиков. На вопрос председательствующего, есть ли у большевиков мандат, командир отряда вытащил маузер и заявил: «Вот мой мандат».

Известный эсеровский террорист Борис Савинков в марте 1918 года пытается организовать антибольшевистский переворот в Москве, однако к концу мая этот заговор был раскрыт ВЧК. Тем не менее, в июле 1918 руководимой Савинковым террористической организации «Союз защиты Родины и Свободы» удаётся организовать восстание в Ярославле. Кроме того, начинаются восстания в Муроме и Рыбинске, которые, однако, были подавлены большевиками через несколько часов.

Леонид Каннегисер в форме юнкера Михайловского артиллерийского училища. В октябре 1917 года защищал Временное правительство, в августе 1918 по собственной инициативе застрелил Урицкого из мести за смерть друга

К лету 1918 года эсеры и меньшевики окончательно приходят к выводу, что политическая конкуренция с большевиками мирными методами является невозможной, так как большевики разгоняют выборные органы силой. 8 июня 1918 года в Самаре формируется эсеровский Комитет членов Учредительного собрания.

В борьбе с большевиками эсеры прибегают к методу, испытанному ещё до революции — индивидуальному террору. 20 июня 1918 года эсер Сергеев убивает Володарского. Причиной того, что мишенью был избран именно Володарский, стала развёрнутая им в Петрограде бурная деятельность по преследованию «контрреволюционных» газет, в соответствии с большевистским Декретом о печати. За несколько месяцев Володарский успел закрыть 150 газет общим тиражом до 2 милллионов; с другой стороны, советская историография расценивает это количество как «незначительное» по сравнению с общим количеством газет, издававшихся в Петрограде и Москве.

Как указывает исследователь Ричард Пайпс в своей фундаментальной работе «Большевики в борьбе за власть», после переезда Совнаркома из Петрограда в Москву весной 1918 года за ним также последовала часть Боевой организации партии с.-р. Следуя дореволюционной тактике, эсеровские боевики решили детально изучить перемещения большевистских вождей, наметив основной целью для теракта Троцкого. Однако вскоре они выяснили, что Троцкий непрерывно и хаотично перемещается между столицей и фронтом, поэтому, по выражению эсеровского террориста Семёнова, «по техническим причинам» было решено сначала ликвидировать Ленина. В процессе подготовки теракта Семёнов обнаруживает, что независимо от него такое же покушение готовит Каплан, которую он охарактеризовал, как «непоколебимого революционного террориста».

30 августа 1918 года эсерка Фанни Каплан неудачно покушается на Ленина, в тот же день Леонид Каннегисер из мести за бессудный расстрел друга убивает председателя петроградской ВЧК Урицкого.

По признанию самой Фанни Каплан, она решила убить Ленина в феврале 1918 года, в качестве мести за разгон Учредительного собрания и в порядке борьбы против подписания Брестского мира.

Я застрелила Ленина, потому что я считаю его предателем. Из-за того, что он долго живёт, наступление социализма откладывается на десятилетия.

Ответом большевиков на эсеровский индивидуальный террор стал встречный Красный террор, уже массовый и лучше организованный. Кроме того, 14 июня 1918 года большевики исключают декретом ВЦИК правых эсеров из состава этого органа и предлагают Советам всех уровней также исключить правых эсеров.

В августе 1918 года бывшие фронтовики, солдаты и офицеры-заводчане, а также меньшевики и правые эсеры поднимают восстание рабочих Ижевско-Воткинских заводов в Западном Приуралье.

Февраль 1918

Аннулирование царских займов

21 января (3 февраля) 1918 года контролируемый большевиками ВЦИК своим декретом аннулирует внешний и внутренний государственный долг России по договорам и облигациям царского и Временного правительства. К концу 1917 года госдолг вырос до 60 млрд руб., из них 14 млрд внешнего госдолга и 44 млрд внутреннего.

1. Все государственные займы, заключенные правительствами российских помещиков и российской буржуазии, аннулируются (уничтожаются) с декабря 1917 года.

2. Равным образом аннулируются все гарантии, данные правительствами по займам различных предприятий и учреждений.

3. Безусловно, и без всяких исключений аннулируются все иностранные займы.[94]

Вскоре после этого большинство европейских государств заявляют протесты. Как указывает исследователь Косторниченко В. Н., представители союзных и нейтральных стран объявили подобные декреты «как бы несуществующими» и заявили, что оставляют за собой право «настоятельно потребовать удовлетворения и возмещения всего ущерба и всех убытков»[95]. Особенно сильно пострадал от Декрета самый крупный из иностранных кредиторов царского правительства — Франция, в которой на 1914 год насчитывалось до 1,6 млн держателей царских займов на сумму до 12 млрд франков золотом.

Финальная фаза мирных переговоров

С приходом к власти большевики уже 26 октября 1917 провозглашают Декрет о мире, предлагавшем всем воюющим народам немедленно заключить «справедливый демократический мир без аннексий и контрибуций». 9 декабря 1917 года начинаются переговоры с Германией о немедленном мире, с 20 декабря российскую делегацию возглавляет наркоминдел Троцкий Л. Д. Прибыв в Брест-Литовск, Троцкий начинает раздавать пропагандистские листовки среди германских солдат, охранявших железнодорожные пути.

Член германской делегации генерал Макс Гофман иронически описал состав советской делегации в таком ключе: «Я никогда не забуду первого обеда с русскими. Я сидел между Иоффе и Сокольниковым, тогдашним комиссаром финансов. Напротив меня сидел рабочий, которому, по-видимому, множество приборов и посуды доставляло большое неудобство. Он хватался то за одно, то за другое, но вилку использовал исключительно для чистки своих зубов. Наискосок от меня рядом с князем Хоенлое сидела террористка Бизенко [так в тексте], с другой стороны от неё — крестьянин, настоящее русское явление с длинными седыми локонами и заросшей, как лес, бородой. Он вызывал у персонала некую улыбку, когда на вопрос, красное или белое вино предпочитает он к обеду, отвечал: „Более крепкое“.»

Наркоминдел Троцкий, в свою очередь, ехидно комментирует уже самого Гофмана следующим образом: «Генерал Гоффманн … привнес свежую ноту в конференцию. Он показывал, что ему не симпатичны закулисные хитрости дипломатии, и несколько раз ставил свой солдатский сапог на стол переговоров. Мы сразу поняли, что единственная реальность, которую действительно следует воспринимать всерьез при этих бесполезных разговорах, это сапог Гоффманна».

Так как остальные воюющие державы проигнорировали большевистский Декрет о мире, речь шла о сепаратном мире России с Германией. Условия, выдвинутые немцами, были позорными для России и включали в себя отторжение обширных национальных окраин на западе бывшей Российской империи, выплату репараций Германии и компенсаций лицам немецкой национальности, пострадавшим в ходе революционных событий. Кроме того, Германия фактически вела переговоры с Украиной отдельно, как с независимой державой. С точки зрения германской делегации, отторжение западных национальных окраин не считалось нарушением принципа «мира без аннексий», так как, по мнению немцев, народы западных национальных окраин бывшей Российской империи выбрали для себя государственную самостоятельность, в соответствии с принципом «самоопределение вплоть до полного отделения». Советская делегация с негодованием заявила, что «о каком мире без аннексий можно говорить, если от России отторгают чуть ли не 18 губерний».

На зиму 1917/1918 годов уже было очевидно, что бывшая царская армия к этому времени окончательно развалилась, полностью потеряла боеготовность и была абсолютно неспособна остановить предполагаемое наступление немцев в случае ультиматума. Как утверждал Троцкий в своей работе «Моя жизнь», «когда я в первый раз проезжал через линию фронта на пути в Брест-Литовск, наши единомышленники в окопах не могли уже подготовить сколько-нибудь значительной манифестации протеста против чудовищных требований Германии: окопы были почти пусты». К февралю—марту 1918 года количество дезертиров в России доходит до 3 млн чел.

Очередной вспышке дезертирства способствует как стремление солдат успеть в свои деревни к разделу земли, так и развал снабжения армии. 2 декабря 1917 года по сообщениям с Западного фронта «длительное недоедание перешло в голод». На Северный фронт в декабре ежедневно прибывает 31 вагон муки при норме в 92, а на Западный — даже 8 при норме в 122. В декабре 1917 года начальник штаба пехотного корпуса Северного фронта полковник Беловский свидетельствовал, что «никакой армии нет; товарищи спят, едят, играют в карты, ничьих приказов и распоряжений не исполняют; средства связи брошены, телеграфные и телефонные линии свалились, и даже полки не соединены со штабом дивизии; орудия брошены на позициях, заплыли грязью, занесены снегом, тут же валяются снаряды со снятыми колпачками (перелиты в ложки, подстаканники и т. п.). Немцам все это отлично известно, так как они под видом покупок забираются в наш тыл верст на 35-40 от фронта».

Показательна Сводка сведений о настроении в частях Юго-Западного фронта с 1 по 8 ноября, содержащая[96] подобные пассажи:

Особая армия. 31-й корпус: отношение к боевой службе в 83-й дивизии переменное, в 130-й дивизии удовлетворительное, занятия и работы производятся мало. Отношение к офицерам в 83-й дивизии недоверчивое и враждебное, в 130-й — удовлетворительное. Части обеих дивизий ждут мира…Общее настроение в связи с событиями ухудшается. Боеспособность частей корпуса сомнительная, в последнее время все ухудшается…

39-й корпус. …Во всех дивизиях, кроме резервных частей и 53-й дивизии, занятия не ведутся. Работы в частях корпуса или вовсе не ведутся или выполняются плохо. Отношение к офицерам в большинстве частей недоверчивое и враждебное, удовлетворительное лишь в 498-м и 500-м полках и терпимое в 486-м, в 487-м и 488-м полках. Отношение к войне отрицательное, солдаты ждут мира….

1-й Туркестанский стрелковый корпус: отношение к боевой службе в 1-й Туркестанской дивизии безразличное, во 2-й дивизии неудовлетворительное, в 113-й пехотной дивизии боевая служба несется исправно….Отношение к офицерам в Туркестанских дивизиях недоверчивое и злобное, в 113-й дивизии удовлетворительное, отношение к войне всюду отрицательное, все ждут мира. 1-й Туркестанский полк, обставляясь мерами предосторожности, братается по всему фронту, выменивая у немцев сигары и ром…

34-й корпус. …3 ноября на объединённом собрании корпусных, дивизионных и полковых рад один из украинцев сказал следующее: «Россия теперь — разлагающийся труп, который своим трупным ядом может заразить Украину». На это группой делегатов неукраинцев была вынесена резолюция с протестом против такого определения.

3-й Кавказский корпус. Стремление к скорейшему заключению мира и пораженческое настроение парализует всю работу офицеров к подъему боевого значения частей. Плохая пища и недостаток обмундирования делают солдат безразличными даже к судьбе родины ….

К моменту германского наступления в феврале 1918 года фронт фактически прекращает своё существование.

Наркоминдел Троцкий Л. Д. предлагает неожиданную формулу «ни мира, ни войны», состоявшую в искусственном затягивании переговоров в надежде на скорую революцию в самой Германии. На заседании ЦК РСДРП(б) большинство (9 голосов против 7) высказываются за предложение Троцкого. 27 января германская делегация официально потребовала от советской стороны немедленно прекратить затягивание переговоров и дать ответ на свои условия мира. 28 января Троцкий оглашает на заседании делегаций декларацию, провозглашающую, в соответствии с решением большинства ЦК, формулу «войну прекращаем, армию демобилизуем, но мира не подписываем», на какое-то время сбившую немцев с толку. Эта формула, хотя и соответствовала мнению большинства ЦК, шла вразрез с требованием Ленина подписывать мир немедленно на германских условиях. Троцкий успевает передать Верховному Главнокомандующему Крыленко Н. В. распоряжение о демобилизации армии, которое Ленин отменяет уже через 6 часов. С другой стороны, позиция Троцкого уже 14 февраля была одобрена на заседании ВЦИК.

По выражению Покровского М. Н.

Он наивно воображал, что стоит только перенести цирк «Модерн» в Брест — и дело будет в шляпе. Что из его брестских речей до германского рабочего дойдет только то, что разрешит напечатать военная цензура Вильгельма II, это ускользнуло от его соображения.

В начале 1918 года многим предложения Троцкого казались правильными: экономическое положение Германии и Австро-Венгрии из-за затянувшейся войны было ненамного лучше российского. Уже к весне 1917 года германское правительство приблизилось к исчерпанию мобилизационных ресурсов, весьма ограниченных, в отличие от Антанты с её огромными колониальными владениями. Практически вся германская промышленность к 1917 году была переведена на военные рельсы, причём правительство было вынуждено вернуть с фронта 125 тыс. рабочих. Распространились разнообразные суррогаты («эрзац»), а уже зима 1916/1917 годов вошла в германскую историю, как «брюквенная зима», в ходе которой, по некоторым источникам, умерло от голода до 700 тыс. чел.

К зиме 1917/1918 годов положение Центральных держав стало ещё хуже. Нормы по карточкам составляли: неделю картофеля — 3 килограмма 300 граммов, хлеба — кило восемьсот, мяса — 240 граммов, жиров — 70-90 граммов[97]. Под влиянием нарастающего экономического и, в первую очередь, продовольственного, краха в Германии и Австро-Венгрии резко возросло забастовочное движение, в Австро-Венгрии прошла всеобщая забастовка, начали появляться первые Советы по российскому образцу. 15 января в Берлине в забастовках участвовало до полумиллиона рабочих. По выражению Троцкого, «не нужно ли попытаться поставить немецкий рабочий класс и немецкую армию перед испытанием: с одной стороны — рабочая революция, объявляющая войну прекращенной; с другой стороны — гогенцоллернское правительство, приказывающее на эту революцию наступать»[98].

Троцкий в Красной Армии

Общая усталость от войны распространялась также и на державы Антанты: так, во французской армии отказались идти в наступление до ста полков. Мятеж был подавлен самыми жёсткими методами.

8 января 1918 года президент США Вудро Вильсон выступает с мирной инициативой, выдвинув Четырнадцать пунктов Вильсона.

Однако стратегия Троцкого провалилась; забастовочное движение в Германии в целом было подавлено к 9 февраля с помощью жёстких репрессий. На настроение немцев повлиял в том числе разгон большевиками Учредительного собрания, которое, как предполагалось, встанет на позиции «революционного оборончества». По заявлению главы советской делегации наркоминдела Троцкого, «разгон же Учредительного Собрания означал для немцев нашу очевидную готовность к прекращению войны какой угодно ценой. Тон Кюльмана [главы германской делегации статс-секретаря германского МИД Рихарда фон Кюльмана] стал заметно наглее»[99]. Сам Рихард Кюльман также высказался о Троцком без особой симпатии, отметив, что «не очень большие, острые и насквозь пронизывающие глаза за резкими стеклами очков смотрели на его визави сверлящим и критическим взглядом. Выражение его лица ясно указывало на то, что он [Троцкий] лучше бы завершил малосимпатичные для него переговоры парой гранат, швырнув их через зелёный стол, если бы это хоть как-то было согласовано с общей политической линией». Кроме того, фон Кюльман выражает сомнение, что Троцкий вообще собирался заключать какой-либо, выгодный или невыгодный для России, мирный договор: «иногда я спрашивал себя, прибыл ли он вообще с намерением заключить мир, или ему была нужна трибуна, с которой он мог бы пропагандировать большевистские взгляды».

9 февраля 1918 года немцы перехватили в Берлине воззвание к германским солдатам, призывающее их «убить императора и генералов и побрататься с советскими войсками», после чего германская делегация в Брест-Литовске по приказу кайзера Вильгельма II предъявляет большевикам первый ультиматум.

По заявлению кайзера Вильгельма II, сделанному 9 февраля 1918 года:

Сегодня большевистское правительство напрямую обратилось к моим войскам с открытым радиообращением, призывающим к восстанию и неповиновению своим высшим командирам. Ни я, ни фельдмаршал фон Гинденбург больше не можем терпеть такое положение вещей. Троцкий должен к завтрашнему вечеру … подписать мир с отдачей Прибалтики до линии Нарва — Плескау — Дюнабург включительно…верховное главнокомандование армий Восточного фронта должно вывести войска на указанную линию.

16 февраля Германия уведомляет советскую сторону о возобновлении военных действий 18 февраля в 1200. 21 февраля немецкой стороной предъявлен второй, более жёсткий ультиматум. В тот же день Совнарком принимает декрет «Социалистическое Отечество в опасности!», начинает массовый набор в Красную Армию. Согласно советской историографии, 23 февраля происходят первые столкновения Красной Армии с наступающими немецкими частями. По итогам этих столкновений, комиссар Дыбенко бежал из Петрограда, был арестован большевиками и отдан под трибунал. Троцкий потребовал для Дыбенко смертной казни за дезертирство, однако революционные матросы Балтийского флота предъявили «Ленину и Троцкому» ультиматум: «Если в течение 48 часов Дыбенко не будет освобожден, мы откроем артиллерийский огонь по Кремлю и начнем репрессии против отдельных лиц»[90][100], после чего Дыбенко был всего лишь исключён из партии. Восстановлен в партии в 1922 году.

25 февраля 1918 года Ленин в статье в «Правде» заявляет по поводу сдачи немцам Нарвы: «Эта неделя является для партии и всего советского народа горьким, обидным, тяжелым, но необходимым, полезным, благодетельным уроком». Также Ленин заявил, что большевики «с 25 октября 1917 года» стали «революционными оборонцами».

Начало немецкого наступления в феврале 1918 года стало окончательным крахом предложенной Троцким формулы «ни мира, ни войны». 22 февраля Троцкий подаёт в отставку с поста наркоминдела и полностью присоединяется к Ленину, требовавшему заключать мир немедленно на германских условиях.

Март 1918

Подписание Брестского мира

Бывший штабс-капитан царской армии и полный георгиевский кавалер, красный сибирский партизан Щетинкин П. Е. В 1919 году распространял среди крестьян фантастические прокламации следующего содержания: «В Москве Великий князь Михаил Александрович торжественно венчался на царствование. Да здравствует Государь Император Михаил Александрович! Председателем Правительства Государь Император назначил Владимира Ильича Ленина. Вся Россия признала Государя Императора Михаила Александровича и Председателя Правительства Владимира Ленина, только один Колчак не хочет его признавать. Все на борьбу с Колчаком!»[101]

23 февраля ЦК РСДРП(б) под давлением Ленина всё-таки принимает решение о принятии германского ультиматума. 24 февраля Московское бюро РСДРП(б) принимает резолюцию о недоверии ЦК и заявляет, что «существование советской власти является теперь чисто формальным делом и что в интересах международной революции целесообразно пойти на утрату власти Советов»[102]. Ленин называет это решение «странным и чудовищным». В своей статье «Тяжёлый, но необходимый урок» в «Правде» 25 февраля 1918 года Ленин обвиняет «левых коммунистов» в «шапкозакидательстве», заявив, что они приняли забастовки в Германии и Австрии за революцию.

Свою позицию Ленин сформулировал ещё на заседании ЦК РСДРП(б) 11 (24) января 1918 года: «для революционной войны нужна армия, а у нас армии нет ….Несомненно, мир, который мы вынуждены заключать сейчас, — мир похабный, но если начнется война, то наше правительство будет сметено и мир будет заключен другим правительством».

Заключение мира на условиях Ленина сопровождается острой внутрипартийной борьбой, которая едва не закончилась для самой партии её расколом. Против германских условий выступает ряд большевистских лидеров: Бухарин Н. И., Дзержинский Ф. Э., Урицкий М. С., Бубнов А. С., Радек К. Б.[103], Иоффе А. А., Крестинский Н. Н.

23 февраля 1918 года проходит историческое заседание ЦК РСДРП(б), которое протекало уже в условиях 48-часового германского ультиматума. Ленин требует заключения мира на германских условиях, пригрозив в противном случае подать в отставку. Троцкий, несмотря на своё отрицательное отношение к мирному договору, отказывается участвовать в дискуссии, выразив свою солидарность по этому вопросу с Лениным.

Позиция Троцкого заставила заколебаться также ряд других членов ЦК и в конечном итоге обеспечила Ленину большинство. Дзержинский на этом заседании заявляет, что «передышки не будет, наше подписание [мира], наоборот, будет усилением германского империализма. Подписав условия, мы не гарантируем себя от новых ультиматумов. Подписывая этот мир, мы ничего не спасём. Но согласен с Троцким, что если бы партия была достаточно сильна, чтобы вынести развал и отставку Ленина, тогда можно было бы принять решения [против мира], теперь — нет». В ходе голосования Троцкий, Дзержинский, Иоффе и Крестинский воздержались, что позволило большинством в 7 голосов против 4 при 4 воздержавшихся принять историческое решение о подписании Брестского мира. Вместе с тем ЦК единогласно постановляет «готовить немедленную революционную войну».

Дзержинский, Иоффе и Крестинский объясняют свою позицию, зачитав на этом заседании ЦК следующее своё заявление:

Как и 17 февраля, мы считаем невозможным подписывать сейчас мир с Германией. Но мы полагаем, что с теми огромными задачами, которые встали перед пролетарской революцией в России после германского наступления и встанут особенно после отклонения германского ультиматума, может справиться только объединённая большевистская партия. Если же произойдёт раскол, ультимативно заявленный Лениным, и нам придётся вести революционную войну против германского империализма, русской буржуазии и части пролетариата во главе с Лениным, то положение для русской революции создастся ещё более опасное, чем при подписании мира. Поэтому, не желая своим голосованием против подписания мира способствовать созданию такого положения и не будучи в состоянии голосовать за мир, мы воздерживаемся от голосования по этому вопросу.

Урицкий от лица «левых коммунистов» также зачитывает заявление, гласящее: «мы, не желая нести ответственности за принятое решение [Брестский мир на германских условиях], которое мы считаем глубоко ошибочным и губительным для русской и международной революций, тем более, что решение это принято меньшинством ЦК, так как 4 воздержавшихся, как явствует из их мотивировки, стоят на нашей позиции, мы заявляем, что уходим из всех ответственных партийных и советских постов, оставляя за собой полную свободу агитации как внутри партии, так и вне её, за положения, которые мы считаем единственно правильными».

24 февраля мир с огромным трудом продавливается Лениным через ВЦИК 116 голосами против 85. Несмотря на постановление большевистской фракции ВЦИК о том, что все члены фракции в порядке партийной дисциплины должны голосовать за мир, Бухарин и Рязанов голосуют против, а Луначарский колеблется. Фракция левых эсеров обязывает своих членов, наоборот, голосовать против мира, однако за мир всё равно голосуют Спиридонова и Малкин.

3 марта 1918 года мир был официально подписан советской делегацией в Брест-Литовске.

По условиям мирного договора, от России отторгались ряд западных и, частично, южных в пользу Турции, национальных окраин, площадью до 780 тыс. км² и населением до 56 млн чел., Россия также обязывалась признать независимость Украины в лице правительства Центральной рады, провести полную демобилизацию армии и флота и уплатить контрибуцию в размере 6 млрд марок.

Позорные условия Брестского мира вызвали правительственный кризис: среди большевиков значительно усиливается радикальная фракция «левых коммунистов» во главе с Бухариным Н. И., требовавшая отказа от мира на таких условиях. Левые эсеры, составлявшие с большевиками правительственную коалицию, заявляют протест и выходят из состава Совнаркома. Левый эсер Штейнберг И. З. резко возражает против мирного договора, отметив, что «Брестский мир, начав с капитуляции вовне, вынужден будет переходить к капитуляции внутренней, к сдаче социальных позиций октябрьской революции и внутри страны». Отчасти такое мнение Штейнберга оправдывается с переходом в 1921 году к режиму НЭПа, который определённая часть современников воспринимала, как «экономический Брест».

По заявлению же Бухарина,

Наше единственное спасение заключается в том, что массы познают на опыте, в процессе самой борьбы, что такое германское нашествие, когда у крестьян будут отбирать коров и сапоги, когда рабочих будут заставлять работать по 14 часов, когда будут увозить их в Германию, когда будет железное кольцо вставлено в ноздри, тогда, поверьте, товарищи, тогда мы получим настоящую священную войну.

VII съезд РСДРП(б) (на этом съезде переименованной в РКП(б)), работавший 6—8 марта 1918 года в составе 46 делегатов, принимает резолюцию, одобряющую заключение мира (30 голосов за, 12 против, 4 воздержалось). 15 марта Брестский мир был ратифицирован на IV Съезде советов, 22 марта ратифицирован германским Рейхстагом.

VII съезд РСДРП(б), Резолюция о войне и мире, 8 марта 1918 года.

Съезд признает необходимым утвердить подписанный советской властью тягчайший, унизительнейший мирный договор с Германией, ввиду неимения нами армии, ввиду крайне болезненного состояния деморализованных фронтовых частей, ввиду необходимости воспользоваться всякой, хотя бы даже малейшей, возможностью передышки перед наступлением империализма на Советскую социалистическую республику.

…съезд заявляет, что первейшей и основной задачей и нашей партии, и всего авангарда сознательного пролетариата, и советской власти съезд признает принятие самых энергичных, беспощадно решительных и драконовских мер для повышения са­модисциплины и дисциплины рабочих и крестьян России, для разъяснения неизбежности исторического приближения России к освободительной, отечественной, социалистической войне, для создания везде и по­всюду строжайше связанных и железной единой волей скрепленных организаций масс, организаций, способных на сплоченное и самоотверженное действие как в будничные, так и особенно в критические моменты жизни народа, — наконец, для всестороннего, систематического, всеобщего обучения взрослого населения, без различия пола, воен­ным знаниям и военным операциям.

В убеждении, что рабочая революция неуклонно зреет во всех воюющих странах, готовя неизбежное и полное поражение империализма, съезд заявляет, что социалистический пролетариат России будет всеми силами и всеми находящимися в его распоряжении средствами поддерживать братское революционное движение пролетариата всех стран. [104]

Заключение мирного договора встречает единодушное осуждение у всех без исключения политических сил в стране. Даже в среде самих большевиков по вопросу о мире фактически происходит раскол примерно поровну. Оппоненты Ленина, от левых эсеров до генерала Деникина А. И., в своих выступлениях возражают против его аргументов о невозможности остановить германское наступление вследствие окончательного развала армии и предлагают вместо этого склонить народ к массовому восстанию против германо-австрийских оккупационных войск. С резким осуждением мира 5 (18) марта 1918 года выступает патриарх Тихон, заявивший, что «отторгаются от нас целые области, населенные православным народом, и отдаются на волю чужого по вере врага…мир, отдающий наш народ и русскую землю в тяжкую кабалу, — такой мир не даст народу желанного отдыха и успокоения».

Троцкий в знак протеста против заключения Брестского мира подаёт в отставку с поста наркоминдела. 8 апреля он получает новое назначение, на пост наркомвоенмора. Председатель Совнаркома Ленин назвал заключённый мир «несчастным», а председатель Петросовета Зиновьев заявил, что «все строение, возводимое ныне германскими империалистами в несчастном договоре, — есть не что иное, как легкий дощатый забор, который в самом непродолжительном времени будет беспощадно сметен историей». Отношения Германии с большевиками с самого начала были не идеальными. С апреля 1918 года советский посол Иоффе занялся активной революционной пропагандой уже в самой Германии, что заканчивается Ноябрьской революцией. Немцы, со своей стороны, последовательно ликвидируют советскую власть в Прибалтике и Украине, оказывают помощь «белофиннам» и активно содействуют формированию очага Белого движения на Дону.

Державы Антанты воспринимают заключённый сепаратный мир враждебно. 6 марта в Мурманске высаживается британский десант. 15 марта Антанта заявляет о непризнании Брестского мира, 5 апреля высаживается японский десант во Владивостоке, 2 августа — британский в Архангельске.

«Войска завесы»

После заключения Брестского мира большевики, начиная с 3 марта 1918 года, начинают формировать вдоль демаркационной линии так называемые «войска завесы» численностью до 11 пехотных дивизий[105]. Система «завесы» состояла из подвижных отрядов, формируемых на добровольческих началах, и разделялась на Северный и Западный участки[106], к которым летом 1918 года добавился Южный участок[106], осенью 1918 года окончательно преобразованный в регулярные войска и переименованный во фронт. Для службы в отрядах «завесы» активно привлекались бывшие царские офицеры, пришедшие в эти отряды под влиянием патриотических лозунгов борьбы с Германией[107].

Мнение Дзержинского о том, что «подписав условия, мы не гарантируем себя от новых ультиматумов», высказанное им на заседании ЦК РСДРП(б) 23 февраля 1918 года, в какой-то мере оправдалось. Германские войска продвинулись за пределы оккупационной зоны, предусмотренной договором, так что демаркационную линию фактически пришлось передвигать: 22 апреля немцы заняли Симферополь, 1 мая Таганрог, 8 мая Ростов-на-Дону.

Окончательно продвижение немцев останавливается к июню 1918 года на линии Батайск — Дон — Северский Донец — Дёгтево — Осиновка — Новобелая — Валуйки — Грушевка — Белгород — Рыльск[108].

Переименование большевистской партии в «коммунистическую»

6—8 марта 1918 года проходит VII съезд большевиков, на котором принято решение переименовать партию в «коммунистическую» в честь Парижской коммуны. Ленин зачитывает на съезде Доклад «О пересмотре программы и изменении названия партии», в котором заявляет:

Один из авантюристов революции и гражданской войны, Котовский Г. И. К 1916 году за Котовским числился целый букет уголовных преступлений — многочисленные эпизоды краж и разбойных нападений, также уклонение от призыва и дезертирство. В 1917 году присоединяется к левым эсерам, в 1920 году — к коммунистам. Начиная с 1919 года, сделал карьеру в Красной армии, побывав последовательно командиром бригады, дивизии и корпуса. Убит в 1925 году уголовником Мейером Зайдером по кличке Майорик.
Центральный Комитет предлагает вам переменить название нашей партии, назвав её Российской коммунистической пар­тией, в скобках — большевиков…название «социал-демократическая партия» научно неправильно…Мы пришли к тому типу демократии, который в Западной Европе нигде не суще­ствовал. Он имел свой прообраз только в Парижской Коммуне…

…важнейшим доводом за перемену названия партии является то, что до сих пор старые официальные социалистические партии во всех передовых стра­нах Европы не отделались от того угара социал-шовинизма и социал-патриотизма, ко­торый привел к полному краху европейского социализма…почти все официальные социалистические партии являлись настоящим тормозом рабочего революционного социалистического движе­ния, настоящей помехой ему…

В наших Советах ещё масса грубого, недоделанного, это не подлежит сомне­нию, это ясно всякому, кто присматривался к их работе, но что в них важно, что исто­рически ценно, что представляет шаг вперед во всемирном развитии социализма — это то, что здесь создан новый тип государства. В Парижской Коммуне это было на не­сколько недель, в одном городе, без сознания того, что делали. Коммуны не понимали те, кто её творил, они творили гениальным чутьем проснувшихся масс, и ни одна фрак­ция французских социалистов не сознавала, что она делает. Мы находимся в условиях, когда, благодаря тому, что мы стоим на плечах Парижской Коммуны и многолетнего развития немецкой социал-демократии, мы можем ясно видеть, что мы делаем, созда­вая советскую власть. Народными массами, несмотря на всю ту грубость, недисципли­нированность, что есть в Советах, что есть пережиток мелкобуржуазного характера нашей страны, — несмотря на все это, новый тип государства создан.

— В.И. Ленин. ПСС. Доклад о пересмотре программы и изменении названия партии.[109]

Впервые Ленин предлагает переименовать партию в коммунистическую на VII партийной конференции (апрель 1917), но тогда это предложение было отвергнуто.

Переименование стало итогом начавшейся ещё с апреля 1917 года внутрипартийной дискуссии. Замена названия «социал-демократическая» на «коммунистическая» окончательно оформило разрыв большевиков, как крайне левого, радикального движения, с умеренными социалистическими партиями.

Перенос столицы в Москву

11 марта 1918 года большевики переносят столицу из Петрограда в Москву, опасаясь предполагаемого наступления немцев. 12 марта Троцкий публикует в «Правде» заявление, гласящее:

Граждане Петрограда! Совет Народных Комиссаров, Центр. Исп. Комитет выехали в Москву на Всероссийский съезд советов. Уже сейчас можно почти с полной уверенностью сказать, что на этом съезде будет решено перенести временно столицу из Петрограда в Москву. Этого требуют интересы всей страны. Германские империалисты, навязав нам свой аннексионный мир, остаются смертельными врагами Советской власти. Сейчас они открывают поход против революционной Финляндии. При этих условиях Совету Народных комиссаров невозможно больше оставаться и работать в Петрограде на расстоянии двухдневного перехода от расположения германских войск.

[110]

Перенос столицы стал одним из проявлений прагматизма большевиков: тот же самый Троцкий ещё осенью 1917 года резко возражал против планов Керенского «разгрузить» Петроград перед лицом предполагаемого германского наступления, назвав такие планы «дезертирством с ответственнейшего боевого поста».

Вместе с тем часть большевистких лидеров продолжает придерживаться прежней точки зрения и резко возражает против переезда. Принятие решения о переносе столицы сопровождается острой внутрипартийной дискуссией: Бонч-Бруевич М. Д. настаивает на переносе в связи с усилением военной активности Германии в Балтийском море и Финляндии, председатель Петросовета Зиновьев Г. Е. и нарком просвещения Луначарский А. В. выступали против оставления Смольного, как «символа революции». Председатель Совнаркома Ленин соглашается с доводами Бонч-Бруевича и «продавливает» решение о переносе столицы через Совнарком и ЦК.

Переезд правительства в Москву проходил в сложных условиях; на 11 марта всё ещё не был окончательно сломлен саботаж железнодорожников. Для отвода глаз о переезде было объявлено 11 марта, однако фактически переезд начался на один день раньше, 10 марта в 2145, и проходил под охраной латышских стрелков под командованием Березиня О.

По пути следования поезд с Лениным столкнулся со следовавшим с фронта эшелоном с вооружёнными дезертирами. На станции Малая Вишера произошло столкновение дезертиров силами до 400 матросов и 200 солдат с численно превосходящими их латышскими стрелками. Латыши разоружили дезертиров и заблокировали «анархистский поезд»[111].

IV Всероссийский съезд советов

В марте собирается Чрезвычайный IV съезд советов, который ратифицирует Брестский мир. Правящая большевистско-левоэсеровская коалиция получила на съезде 1079 мандатов из 1204. Подавляющим большинством голосов мирный договор был ратифицирован, также съезд одобрил постановление ВЦИК о переносе в Москву.

Меньшевики и эсеры участвуют в деятельности съезда, безуспешно пытаясь протестовать против Брестского мира.

Август 1917 — апрель 1918. Ссылка царя в Тобольске

Апрель 1918

Генерал-адъютант Брусилов А. А., в 1916 году разработавший новый стратегический приём, брусиловский прорыв. В феврале 1917 года — Командующий войсками Юго-Западного фронта, поддержал отречение Николая II. После смещения генерала Алексеева 22 мая 1917 года назначен новым Верховным Главнокомандующим. В целом поддерживал процесс «демократизации армии», с другой стороны, активно продвигая движение «ударных» частей («революционных» частей, «частей смерти»). С началом польского вторжения на Украину в 1920 году (см. Советско-польская война) из патриотических соображений[112] вступил в Красную армию. В качестве Председателя Особого совещания при Главнокомандующем выпустил воззвание «Ко всем бывшим офицерам, где бы они ни находились» с призывом вступать в Красную армию для борьбы с польскими интервентами[113]. При этом до конца жизни генерал Брусилов так и не принял большевизм, сравнив его с «тяжёлой формой кори» и заявив, что «они [большевики] сгинут, а Россия останется»[114].

К весне 1918 года большевикам удаётся в целом разгромить умеренных политических противников — кадетов, меньшевиков и часть эсеров. Однако к этому времени деятельность большевистского правительства начинает вызывать раздражение уже не умеренных, а других радикальных партий. После захвата государственной власти большевикам фактически приходится бороться с хаосом, разрастанию которого они сами способствовали до ноября 1917 года: развалившаяся армия перед лицом германских войск, подошедших вплотную к столице страны, крах экономики, развал продовольственного снабжения городов и армии, дезорганизация промышленности и железных дорог.

С декабря 1917 года большевики принимают курс на огосударствление экономики, для управления которой 2 декабря 1917 года основан ВСНХ. Начинается массовая национализация. Исследователь Восленский М. С. в своей фундаментальной работе «Номенклатура» отмечает, что «не под влиянием социалистических утопий, и уж тем более не из осознанного желания возродить „азиатский способ производства“, а из чисто практических соображений, но ленинцы встали на путь тотального огосударствления».

7 декабря 1917 года основана ВЧК. С февраля 1918 года ВЧК приступает к активным действиям, хотя полномасштабный террор начинается только с июля 1918 года, после покушений эсеров на Володарского, Урицкого и Ленина.

С февраля—марта 1918 года большевики начинают сворачивать рабочий контроль в промышленности, который был введён самими же большевиками на 67 % предприятий 14 ноября 1917 года постановлением ВЦИК «О рабочем контроле», однако вызвал лишь дезорганизацию. В ряде случаев рабочие, получив контроль над фабриками и заводами, проявили некомпетентность в технических и управлеченских вопросах, так что большевикам пришлось в некоторых случаях поддержать возвращение на заводы непопулярных инженеров и владельцев, изгнанных годом ранее. Попытки большевиков восстановить в промышленности принцип единоначалия наталкиваются на упорное сопротивление левых радикалов; по оценке Ричарда Пайпса, на 1919 год единоначалие было восстановлено лишь на 10,8 % предприятий, но благодаря энергичным мерам в 19201921 годах традиционное единоначалие было восстановлено уже на 90,7 % предприятий. Как указывает исследователь Восленский М. С., Ленин позднее охарактеризовал рабочий контроль, как «шаг противоречивый, шаг неполный».

В декабре 1917 года большевики вводят в бывшей царской армии выборность командиров, отменяют воинские звания и знаки отличия. Уже в январе-феврале начато образование РККА на началах выборности командиров, отказа от принудительных мобилизаций, воинских званий и знаков отличия. Кроме того, в РККА вплоть до 1919 года даже отсутствовала единая форма одежды[115].

Однако в силу отказа от принудительных мобилизаций новая армия стала слишком малочисленной, а из-за выборности командиров и негативного отношения к привлечению бывших царских офицеров, как «контрреволюционеров» — в целом небоеготовной и слабо поддающейся централизованному контролю. В дальнейшем советские лидеры описывают РККА в первые месяцы её существования, как «партизанщину». Кроме того, отказ от знаков отличия породил неудобства на повседневном уровне.

Уже 19 марта 1918 года Совнарком постановляет начать широкое привлечение в РККА бывших царских офицеров в качестве «военспецов», 26 марта отменяется выборность командиров. Эти меры дошли до логического завершения с переходом к принудительным мобилизациям летом 1918 года, и, наконец, учреждению единой формы одежды, знаков различия и де-факто воинских званий (вместо которых использовались названия должностей) в январе 1919 года.

Фактически начавшийся переход к постоянной армии, построенной на принципах единоначалия командиров (хотя и поставленных под контроль комиссаров), противоречил теоретической работе Ленина 1917 года «Государство и революция», в которой провозглашалась замена постоянной армии «всеобщим вооружением народа».

3 марта 1918 года большевики заключают крайне непопулярный Брестский мир, единодушно осуждённый всеми без исключения политическими силами в стране, от сторонников восстановления самодержавной монархии до социалистов, и едва не вызвавший раскол среди самих большевиков. Также в марте 1918 года перед лицом германского вторжения переносят столицу из Петрограда в Москву, хотя в 1917 году поддерживали протесты, когда Керенский планировал «разгрузить» Петроград из тех же соображений.

Одной из острейших проблем, с которой столкнулись большевики после прихода к власти, стал продолжавшийся развал системы поставок в города хлеба, фактически начавшийся ещё в 19151916 годах в связи с развалом традиционной рыночной системы снабжения. Отношения города и деревни начинают принимать характер войны, что ранее в России было полностью неизвестно. Воплощение на практике «чёрного передела» земли в соответствии с большевистским Декретом о земле приводит к массовому разрушению немногих наиболее передовых хозяйств, которые велись помещиками и купцами в соответствии с европейскими методиками и были ориентированы, в первую очередь, на поставки хлеба на рынок. Такие хозяйства начинают приходить упадок ещё с 1914 года в связи с нехваткой рабочих рук из-за массовых мобилизаций и сокращают посевные площади наиболее активно. К весне 1918 года подобные хозяйства фактически прекращают своё существование. В результате товарность сельского хозяйства резко падает. Крестьяне-общинники всё сильнее тяготеют к замкнутому натуральному хозяйству, со временем видя всё меньше смысла вообще в существовании городов как таковых.

Большевики продолжают политику продразвёрстки («хлебная монополия», «продовольственная диктатура»), которую впервые попыталось инициировать ещё царское правительство в конце 1916 года. Переход к полномасштабной «продовольственной диктатуре» с формированием продотрядов и целых продармий происходит также только летом 1918 года.

Самый высокопоставленный «военспец», Каменев С. С. (не путать с большевистским лидером Каменевым Л. Б.), в 1919—1924 годах Главнокомандующий.

Таким образом, большевики после прихода к власти ведут себя крайне прагматично, идя на нарушение даже собственных программных документов: раз уж бывшая Российская Императорская армия развалилась, а новая армия ещё находится в зародыше, никаких сил для сопротивления требованиям Германии у России нет, и мир придётся заключить на немецких условиях. Раз уж новая армия, построенная на началах всеобщего равенства, оказалась небоеготовой, значит, армию придётся строить на более традиционных началах. Раз уж традиционная система снабжения городов с 19151916 годов начала разваливаться, необходимо прибегнуть к принудительной продразвёрстке, которую ранее безуспешно пытались применить царское правительство и Временное правительство. Наконец, раз уж рабочий контроль привёл к развалу в промышленности и железных дорогах, необходимо отменить его.

Все эти меры приводят к тому, что радикальные партии (анархисты, левые эсеры, эсеры-максималисты) начинают обвинять уже самих большевиков в «оппортунизме», «недостаточной революционности», «предательстве интересов масс». Эти обвинения обостряются после заключения в марте 1918 года Брестского мира. В политической борьбе у большевиков также имелись конкурентные преимущества перед этими партиями: в борьбе против анархистов они могли опереться на создаваемую ими новую государственную машину, необходимость которой анархисты отрицали в принципе. Что же касается левых эсеров, они, в отличие от большевиков, опирались не на рабочих, а на крестьян, менее дисциплинированных и хуже организованных. Опора на рабочих дала в руки большевикам крупные промышленные города Центральной России, тогда как их противники могли рассчитывать, как правило, только на мелкие города и распыленные по всей стране деревни.

Разгром большевиками анархистов в Москве

Российские анархисты в целом поддерживали большевиков в их борьбе за власть в 1917 году, выступали их союзниками в июльском выступлении 1917 года. Анархисты имели определённое влияние среди заводских рабочих, частично среди крестьян. Особенно заметно было влияние анархистов в Кронштадтской военно-морской базе. Анархистом являлся матрос Железняк, разогнавший Учредительное собрание. Анархисты также в целом поддержали Октябрьское вооружённое восстание, выдвинув лозунг «бить вместе [с большевиками], идти порознь».

К весне 1918 года отношения между союзниками начали портиться. Большевиков особенно раздражала деятельность анархистской организации в Москве, самовольно захватывающей особняки «буржуазии» и организующей собственные боевые отряды, «Чёрную гвардию». Беспокойство большевиков вызывает и то, что захваченные особняки располагались в стратегически важных точках Москвы[116], в частности, вокруг Кремля, и могли быть использованы в случае предполагаемого анархистского вооружённого восстания. 9 апреля 1918 года стали распространяться слухи об анархистском выступлении, которое якобы должно было произойти в ближайшие дни, «анархистские» особняки объявляются на осадном положении.

Большевики обвиняют анархистское движение в перерождении в «анархо-бандитизм» вследствие засорения уголовными элементами, обвиняют анархистов в массовом переходе к грабежам населения. Зампред ВЧК Петерс Я. Х. утверждал, что московские анархисты[117] «представляли собой как бы вторую параллельную советской власти власть: они выдавали ордера, имели чёрную гвардию и т.д….мы убедились, что громадное большинство членов этих коммун — обыкновенные бандиты, ничего общего с идейным анархизмом не имеющие». Большевики обвиняют московских анархистов во многих конкретных случаях грабежей. Так, Московская федерация анархистских групп изъяла у частной конторы «Кавказ и Меркурий» 82 килограмма опиума, якобы для того, чтобы уничтожить его, как вредный продукт, однако опиум анархисты не уничтожили, а продали спекулянтам, передав деньги анархисту Мамонту Дальскому[118]. Уголовник Кэбурье после ограбления большого склада бывшего Всероссийского земского союза скрылся в одном из «анархистских» особняков, а Федерация анархистских групп отказалась его выдавать, настаивая на его «идейности».

С другой стороны, анархисты негативно восприняли переход большевиков к построению централизованного государства и огосударствлению экономики, важным шагом на пути к этом стало создание в декабре 1917 года ВСНХ. Противники государства как такового, анархисты всё больше начинают склоняться к лозунгу «третьей революции», которая должна была уничтожить создаваемую большевиками новую государственную машину.

В ночь с 11 на 12 апреля 1918 года ВЧК проводит разгром московской организации анархистов, неожиданно атаковав с использованием пулемётов 25 особняков, захваченных анархистами. Во время штурма Дома «Анархия» на Малой Дмитровке, 25 (здание бывшего Купеческого клуба) ВЧК использовала артиллерию. Со своей стороны анархисты использовали одну горную пушку.

12 апреля Совнарком Москвы публикует заявление, в котором отмечает:

Целые группы контрреволюционеров входят в вооружённые отряды анархистов, чтобы использовать их имя для выступления, к которому они неоднократно уже призывали как в печати, так и на собраниях. Уголовные преступники после целого ряда убийств и грабежей находили себе убежище в захваченных анархистами особняках. Не проходило дня без нескольких ограблений и убийств, совершенных под флагом анархизма. Особняки, реквизируемые анархистами, по уверениям их идейных вождей, для культурно-просветительских нужд, ограблялись; обстановка их и ценности продавались в частные руки и служили средствами для обогащения отдельных лиц, а отнюдь не для удовлетворения общественных потребностей, а сами особняки становились приютами для уголовных преступников….
Несколько сот вооружённых людей, оказавших сопротивление и потом сдавшихся, арестованы…
При разоружении отобрана масса оружия: бомб, ручных гранат, несколько десятков пулеметов и бомбометов, огромное количество винтовок, револьверов и патронов. Эта масса оружия в руках явных контрреволюционеров и уголовных бандитов была угрозой всему населению.

— А.В. Дубовик. Разгром московских анархистов. 12 апреля 1918 года.[117]

По официальным данным, опубликованным в газете «Известия ВЦИК», при операции было убито и ранено около 30 анархистов и около 10 сотрудников ВЧК.

15 апреля 1918 фракция «анархистов-коммунистов» на заседании ВЦИК заявляет протест против проведённой операции, после чего получает заверения Якова Свердлова, что «когда советская власть решила покончить здесь с бандитизмом, она имела в виду именно бандитизм, а не идейных анархистов». В общей сложности в ходе операции было арестовано около 400 человек, из которых было отпущено около пяти процентов.

Вслед за разоружением анархистов в Москве происходит аналогичная операция в Петрограде 23 апреля, арестовано около 500 человек. Проведены операции в Витебске, Курске, Воронеже, Таганроге. В июне 1918 года закрыта газета «Анархия».

Перемещение отрекшегося царя из Тобольска в Екатеринбург

Формирование антибольшевистского очага в Забайкалье

8 апреля 1918 года в Забайкалье вошли войска казачьего атамана Семёнова Г. М., 1 марта выбитого большевиками в Маньчжурию. Бои продолжаются до 28 августа, когда казакам удалось взять Читу.

Май-июль 1918. Разгром движения фабричных уполномоченных

Июль 1918

Мятеж левых эсеров.

Лидер левых эсеров, террористка Спиридонова М. А. Большинство современников описывают Спиридонову, как фанатика. В 1906 году ликвидировала царского чиновника Луженовского. После ареста была изнасилована двумя жандармами, которые затем были ликвидированы эсерами в качестве мести[119]. Приговорена к каторге, освобождена только после Февральской революции. После провала левоэсеровского мятежа пять раз арестовывалась коммунистами. Арестована в последний раз в 1937 году, расстреляна 11 сентября 1941 года.

Противоречия внутри правительственной коалиции большевиков и левых эсеров обостряются в марте 1918 года, с подписанием Брестского мирного договора, в знак протеста левые эсеры покидают Совнарком. Они игнорируют аргументы большевиков, что Россия не может более воевать ввиду окончательного развала действующей армии. Мстиславский С. Д. выдвигает лозунг «Не война, так восстание!», призывая «массы» к «восстанию» против германо-австрийских оккупационных войск, обвиняет большевиков в том, что у них «государство заслоняет класс», в отходе «от чистых позиций революционного социализма на путь оппортунистического служения Молоху государства».

Новый всплеск напряжённости был связан с нарастанием активности большевиков на селе, которая настороженно воспринималась эсерами, традиционно считавшими себя крестьянской партией. Левые эсеры восприняли негативно разворачивание системы продразвёрстки («продовольственная диктатура»). В деревнях зажиточные крестьяне и середняки голосуют в основном за эсеров, в то время как деревенская беднота — как правило, за большевиков. Стремясь выбить почву из под ног своих политических конкурентов, большевики учреждают в деревнях комбеды (декрет ВЦИК «О комитетах бедноты» от 11 июня 1918 года) стремясь сделать их основным центром силы вместо местных Советов.

В начале июля проходит III съезд партии левых эсеров, в своей Резолюции по текущему моменту резко осудивший политику большевиков. 5 июля на V Съезде советов левые эсеры активно выступают против большевистской политики, осуждая Брестский мир, продразвёрстку и комбеды. Одним из их требований являлось также устранение непропорционального представительства на выборах Советов: если делегат от рабочих выбирался один от 25 тыс. чел., то от крестьян — один от 100—150 тыс.

Однако они оказались в меньшинстве, и склонить съезд к принятию своих требований левым эсерам не удалось. 6 июля левые эсеры, входившие наравне с большевиками в состав ВЧК, поднимают мятеж. Стремясь спровоцировать Германию на нарушение условий Брестского мира, левоэсеровские террористы Блюмкин и Андреев ликвидируют немецкого посла в Москве графа Мирбаха.

Незадолго до своей гибели, 25 июня 1918 года Мирбах сообщает своему начальнику, статс-секретарю МИД Германии Кюльману, о глубоком политическом кризисе большевистского правительства: «Сегодня, после более чем 2-месячного внимательного наблюдения, я не могу более поставить благоприятного диагноза большевизму: мы, бесспорно, находимся у постели тяжелобольного; и хотя возможны моменты кажущегося улучшения, но в конечном счете он обречен». В мае он телеграфировал в Берлин о том, что «Антанта предположительно тратит огромные суммы, чтобы привести к власти правое крыло партии эсеров и возобновить войну…Матросы на кораблях…вероятно, полностью подкуплены, также как и бывший Преображенский полк, запасы оружия…с оружейного завода в руках социал-революционеров».

30 июля левые эсеры ликвидируют в Киеве командующего оккупационными войсками генерала Эйхгорна.

Узнав о начале мятежа, Троцкий иронически замечает Ленину, что «да, на монотонность жизни мы пожаловаться никак не можем».

Один из авантюристов революции и гражданской войны, левый эсер Яков Блюмкин. Лично ликвидировал посла Германии графа Мирбаха, стремясь спровоцировать войну. В 1919 году переходит на сторону большевиков и разворачивает активную деятельность в качестве агента ВЧК.

В ходе событий Дзержинский лично явился в штаб левоэсеровского отряда ВЧК под командованием Попова и потребовал выдачи убийц Мирбаха. Однако он сам был арестован и взят левыми эсерами в заложники. В общей сложности, во время мятежа левые эсеры берут в заложники 27 большевистских функционеров. Также они захватывают Главпочтамт и начинают рассылать антибольшевистские воззвания. Одно из таких воззваний заявляло, что «…убит палач Мирбах…Немецкие шпионы и провокаторы, которые наводнили Москву и частью вооружены, требуют смерти левым социалистам-революционерам. Властвующая часть большевиков, испугавшись возможных последствий, как и до сих пор, исполняют приказы германских палачей…Вперед, работницы, рабочие и красноармейцы, на защиту трудового народа, против всех палачей, против всех шпионов и провокационного империализма».

Кроме того, левые эсеры занимают штаб-квартиру ВЧК на Лубянке, что создаёт у Ленина ощущение, что взбунтовалась вся ВЧК. По свидетельству Бонч-Бруевича, Ленин при этом известии «даже не побледнел, а побелел». Из всех частей Московского гарнизона большевики смогли опереться только на латышских стрелков — все остальные части либо перешли на сторону мятежников, либо объявили о своём нейтралитете.

Однако левые эсеры не предпринимают никаких попыток арестовать большевистское правительство, хотя, как отмечает Ричард Пайпс, у них даже имелись пропуска, позволяющие беспрепятственно проходить в Кремль. Кроме того, мятежники не стали арестовывать большевистских делегатов V Съезда советов. Никак не пытаясь захватить власть, они объявляют большевиков «агентами германского империализма», установившими режим «комиссародержавия», а всех остальных социалистов «контрреволюционерами». Исследователь В. Шамбаров обращает внимание на пассивность военных частей, перешедших на сторону мятежников.

Нерешительность левых эсеров привела их к провалу. Они были исключены из состава ВЧК, левоэсеровские делегаты V съезда были арестованы. 11 июля партия левых эсеров была объявлена большевиками вне закона. Активно участвовавший в мятеже зампред ВЧК левый эсер Александрович был расстрелян большевиками вместе с 12 сотрудниками ВЧК — левыми эсерами из отряда Попова.

Однако в целом расправа с левыми эсерами оказалась неожиданно мягкой: их лидер Мария Спиридонова была осуждена всего лишь на год лишения свободы, однако уже в апреле 1919 была похищена своими соратниками из тюрьмы. Непосредственные исполнители ликвидации Мирбаха, Блюмкин и Андреев, бежали на Украину и были заочно приговорены всего лишь к трём годам тюрьмы. Андреев умер на Украине от тифа, Яков Блюмкин в мае 1919 «раскаялся» и был принят в Коммунистическую партию, после чего служил в охране Троцкого.

8 июля 1918 года официально было объявлено об аресте большевиками в разных городах 650 левых эсеров, из которых 200 человек, включая и Марию Спиридонову, якобы были расстреляны. Появляются также ошибочные сообщения о якобы расстреле Камкова Б. Д. (на самом деле погиб только в 1938 году), Саблина и т. д.

Положение большевиков в это время сильно осложнилось с началом мятежа Чехословацкого корпуса и эсеро-белогвардейскими восстаниями в Ярославле, Муроме и Рыбинске. Согласно советской историографии, в Ярославле восставшими впервые в истории Гражданской войны была использована баржа смерти, на которую посадили 82 большевика. 10—11 июля в Симбирске поднял мятеж командующий Восточным фронтом Красной армии, левый эсер Муравьёв М. А. Уже 11 июля мятеж Муравьёва был подавлен, он сам оказал вооружённое сопротивление аресту и был застрелен.

Один из основных организаторов подавления левоэсеровского мятежа, большевик Подвойский Н. И., участник захвата особняка Кшесинской в феврале 1917 года, участник штурма Зимнего дворца и подавления выступления Керенского-Краснова. Один из основателей регулярной Красной армии.

Попытка левых эсеров спровоцировать немцев на возобновление войны также не удалась. Германия никак не отреагировала на убийство своего посла графа Мирбаха, хотя новый посол Рицлер потребовал разорвать дипломатические отношения. Рицлер потребовал от Ленина лично явиться в посольство и принести извинения. Кроме того, 31 июля Рицлер заявил протест против убийства генерала Эйхгорна.

Тем не менее советско-германские отношения после убийства Мирбаха испортились, чему также способствовала бурная революционная деятельность, развёрнутая в Берлине советским полпредом Иоффе. Германия требует разрешения на ввод в Москву одного батальона под предлогом охраны своего посольства, однако Ленин отвергает такое требование, заявив, что «подобное требование мы ни в коем случае и ни при каких условиях удовлетворить не можем, ибо это было бы объективно началом оккупации России чужеземными войсками».

После мятежа в Москве 6 июля часть рядовых левых эсеров заявляют о своём отмеживании от этой акции, объявляют себя «независимыми левыми эсерами», «революционными коммунистами», «народниками-коммунистами». До двухсот левоэсеровских делегатов V Съезда советов возвращаются на съезд, заявив о своём несогласии с политикой своей партии.

В августе — октябре 1918 года оставшееся руководство партии принимает решение об окончательном уходе в подполье. Один из делегатов IV съезда партии левых эсеров характеризует мятеж следующими словами:

Революционер перед взрывом, который он решил совершить, обдумывает все, подготавливает, рассчитывает каждую мелочь, прежде чем взорвать. Ребёнок же в страшном нетерпении сделать поскорее садится и топает ножкой.

Подавление половинчатого мятежа левых эсеров приводит к окончательному переходу России к однопартийному коммунистическому правительству на ближайшие 73 года. Однако однопартийная система полностью завершает своё оформление только после окончания Гражданской войны, некоторые меньшевистские и эсеровские фракции легально (иногда с перерывами) действуют вплоть до 1921 года.

Принятие Конституции

V Съезд советов принимает Конституцию 1918 года. Конституция окончательно зафиксировала, что единственной властью в России являются Советы. Система Советов была унифицирована, также окончательно закреплено лишение избирательных прав бывших «цензовых элементов», круг которых был определён следующим образом:

  • лица, прибегающие к наемному труду с целью извлечения прибыли;
  • лица, живущие на нетрудовой доход, как-то проценты с капитала, доходы с предприятий, поступления с имущества и т. п.;
  • частные торговцы, торговые и коммерческие посредники;
  • монахи и духовные служители церквей и религиозных культов;
  • служащие и агенты бывшей полиции, особого корпуса жандармов и охранных отделений, а также члены царствовавшего в России дома;

Также избирательных прав были лишены

  • лица, признанные в установленном порядке душевнобольными или умалишёнными, а равно лица, состоящие под опекой:
  • лица, осужденные за корыстные и порочащие преступления на срок, установленный законом или судебным приговором.

В общей сложности избирательных прав было лишено около пяти миллионов человек.

См. также

Примечания

  1. Журнал «Родина»: 1917. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 12 января 2011.
  2. Сидоров А. Л. Финансовое положение России в годы первой мировой войны, 1914—1917 гг. М., 1960. С. 147. Из суммы на первую половину 1914 года 1633 млн рублей были в бумажных дензнаках, остальные — в разменной монете. Цитируется по: Ричард Пайпс, Большевики в борьбе за власть.
  3. Мельгунов, С. П. Мартовские дни 1917 года / С. П. Мельгунов; предисловие Ю. Н. Емельянова. — М.: Айрис-пресс, 2008. — 688 с.+вкл. 8 с. — (Белая Россия). ISBN 978-5-8112-2933-8, стр. 40
  4. 1 2 Нефёдов С.А. Первая мировая война и февральская революция 1917 года. Механизм брейкдауна в условиях войны. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 12 января 2011.
  5. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок PIPESTZAR не указан текст
  6. Головин Н.Н. Военные усилия России в Мировой войне. Глава 9. Транспорт. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 12 января 2011.
  7. Деникин А.И. Очерки русской смуты. Глава 2. Старая армия перед революцией. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 12 января 2011.
  8. Отречение Николая II. Воспоминания очевидцев. Проверено 3 февраля 2011.
  9. История Кронштадтской крепости. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 12 января 2011.
  10. Масси Роберт Николай и Александра, стр. 125. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 12 января 2011.
  11. Александр Блок Последние Дни Императорской Власти. Глава I. Состояние власти. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 12 января 2011.
  12. Спиридович А.И. Великая Война и Февральская Революция 1914—1917 гг., гл. 24. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 12 января 2011.
  13. 1 2 Александр Блок Последние Дни Императорской Власти. Глава III. Переворот. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 12 января 2011.
  14. Мультатули П.В. Господь да благословит решение мое…. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 12 января 2011.
  15. Бьюкенен Дж. Мемуары дипломата. Глава XXII. 1917. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 3 февраля 2011.
  16. Словарь. Что такое «великий князь»?. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 12 января 2011.
  17. 1 2 В.А.Федоров. История России 1861—1917. Февральская революция 1917 г. Причины и характер Февральской революции. Восстание в Петрограде 27 февраля 1917 года. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 14 января 2011.
  18. 1 2 3 Георгий Катков Февральская революция. Часть III. Глава 10. Петроградское восстание. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 4 февраля 2011.
  19. Георгий Катков Февральская революция. Часть 3, глава 10. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 14 января 2011.
  20. Спиридович А.И. Великая война и февральская революция. Книга 3, глава 31. Архивировано из первоисточника 7 августа 2012. Проверено 14 января 2011.
  21. Курлов П.Г. Гибель Императорской России. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 3 февраля 2011.
  22. Передача «Культурный слой». Восемь дней в феврале. Площадь Восстания. Архивировано из первоисточника 8 июня 2012. Проверено 14 января 2011.
  23. Ораниенбаумское восстание 1917 город Санкт-Петербург. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 15 января 2011.
  24. Деникин А.И. Очерки русской смуты. Глава 7. Впечатления от Петрограда в конце марта 1917 года. Архивировано из первоисточника 19 июня 2012. Проверено 12 января 2011.
  25. Некоторые вопросы организации народной милиции Временного правительства и милиции антибольшевистских правительства на Урале и в Сибири(1917-1919 гг.). Архивировано из первоисточника 19 июня 2012. Проверено 12 января 2011.
  26. Ярковой А. Милиция Временного правительства.(недоступная ссылка — история) Проверено 12 января 2011.
  27. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок SHEPELEV1 не указан текст
  28. В.А.Федоров. История России 1861—1917. Образование Временного правительства. Архивировано из первоисточника 19 июня 2012. Проверено 12 января 2010.
  29. И. Глобачев Правда О Русской Революции. Воспоминания Бывшего Начальника Петроградского Охранного Отделения. Часть Первая. Архивировано из первоисточника 19 июня 2012. Проверено 12 января 2011.
  30. 1 2 Суханов. Записки о революции
  31. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок az.lib.ru не указан текст
  32. В.Люлечник Феномен Керенского.. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011. Проверено 27 января 2011.
  33. Владимир Федюк Керенский. Часть третья «Первая любовь революции». Архивировано из первоисточника 22 августа 2011. Проверено 27 января 2011.
  34. Игорь Архипов А.Ф.Керенский: Пьеро из революционной сказки. Архивировано из первоисточника 19 июня 2012. Проверено 12 января 2010.
  35. БСЭ Июньское наступление. Архивировано из первоисточника 19 июня 2012. Проверено 12 января 2010.
  36. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок azarov.net не указан текст
  37. 1 2 Проект Хроно Бьюкенен Джордж Уильям. Биография. Архивировано из первоисточника 1 марта 2012. Проверено 25 января 2011.
  38. 1 2 3 Б.В.Никитин. Роковые годы. Глава 12. Июльское восстание. Архивировано из первоисточника 19 июня 2012. Проверено 25 января 2011.
  39. Л.Троцкий. Историческое подготовления Октября. Алексинский - Малюков. Архивировано из первоисточника 5 июня 2012. Проверено 25 января 2011.
  40. Сергей Дёмкин Тайный агент Сомерсет Моэм. Архивировано из первоисточника 1 марта 2012. Проверено 25 января 2011.
  41. Ласло Белади, Томаш Краус. Сталин в 1917 году. Архивировано из первоисточника 19 июня 2012. Проверено 3 февраля 2011.
  42. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок autogenerated7 не указан текст
  43. БСЭ Центробалт. Архивировано из первоисточника 1 марта 2012. Проверено 25 января 2011.
  44. Энциклопедия Санкт-Петербурга Первый Пулемётный запасный полк. Архивировано из первоисточника 1 марта 2012. Проверено 25 января 2011.
  45. БСЭ Июльские дни 1917. Архивировано из первоисточника 19 июня 2012. Проверено 3 февраля 2011.
  46. Каледин А.М. Из выступления на Государственном совещании (14 августа 1917 г.). Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 26 января 2011.
  47. Энциклопедия Кирилла и Мефодия Корниловский Мятеж. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 26 января 2011.
  48. Корниловщина.(недоступная ссылка — история) Проверено 3 февраля 2011.
  49. 1 2 Михаил Бабкин Поместный Собор 1917—18 годов и «послереволюционная» судьба Николая II. Архивировано из первоисточника 19 июня 2012. Проверено 3 февраля 2011.
  50. Троцкий Л.Д. История русской революции. Военно-Революционный Комитет. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 3 февраля 2011.
  51. Александр Рабинович Волнения в гарнизоне и Военно-революционный комитет. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 26 января 2011.
  52. Джон Рид 10 дней, которые потрясли мир. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 3 февраля 2011.
  53. Керенский А. Ф. Гатчина
  54. Би-би-си Керенский. Герой «улыбающейся» революции. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 26 января 2011.
  55. Павел Волобуев 1917 год: была ли альтернатива?. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 26 января 2011.
  56. Л. Троцкий Историческое подготовление Октября.. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 8 февраля 2011.
  57. Ненароков А.П. Политические партии России: история и современность. Глава XV. Политическое поражение меньшевиков. Архивировано из первоисточника 2 июня 2012. Проверено 26 января 2011.
  58. БСЭ Газета «Дело народа». Архивировано из первоисточника 2 июня 2012. Проверено 26 января 2011.
  59. БСЭ Рабочая оппозиция. Архивировано из первоисточника 15 февраля 2012. Проверено 11 февраля 2011.
  60. Материалы X Съезда РКП(б). Архивировано из первоисточника 15 февраля 2012. Проверено 11 февраля 2011.
  61. Юрий Емельянов. Троцкий. Мифы и личность.
  62. Проект Хроно Володарский В. (Гольдштейн М. М.). Архивировано из первоисточника 15 февраля 2012. Проверено 26 января 2011.
  63. Энциклопедия Санкт-Петербурга Союз коммун Северной области. Проверено 26 января 2011.
  64. Ведомственная геральдика. Архивировано из первоисточника 15 февраля 2012. Проверено 26 января 2011.
  65. 1 2 ВОЛОДАРСКИЙ В. (1891—1918). Архивировано из первоисточника 15 февраля 2012. Проверено 26 января 2011.
  66. Константин Ковалев-Случевский Возвращение преподобного Саввы. Архивировано из первоисточника 15 февраля 2012. Проверено 21 января 2011.
  67. Протоиерей Владислав Цыпин РПЦ в годы Гражданской войны. Архивировано из первоисточника 15 февраля 2012. Проверено 21 января 2011.
  68. БСЭ Мятеж Керенского-Краснова. Архивировано из первоисточника 4 марта 2012. Проверено 12 января 2010.
  69. Самин Д. К. Самые знаменитые эмигранты России. Александр Керенский. Биография. Архивировано из первоисточника 4 марта 2012. Проверено 22 января 2011.
  70. Епископ Нестор Камчатский Расстрел Московского Кремля. Архивировано из первоисточника 7 августа 2012. Проверено 12 января 2011.
  71. Праздник 10 ноября. День милиции. День работника милиции. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 21 января 2011.
  72. Милиция в Российской Федерации. Комментарий к закону «О милиции».. Проверено 21 января 2011.
  73. 1 2 Цветков В.Ж. Церковь и власть в годы «Русской смуты». (Отношение Святейшего Патриарха Тихона к антибольшевистскому движению в 1917-1920 гг.). Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 21 января 2011.
  74. 1 2 История цензуры в России. Советская цензура периода комиссародержавия 1917–1919 гг.. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 26 января 2011.
  75. История книги. 19.1. Книгоиздание в России В первые годы советской власти. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 26 января 2011.
  76. Коммерсантъ. Главный редактор страны советов. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 26 января 2011.
  77. ДЕКРЕТ СНК РСФСР от 16.12.1917 «О ВЫБОРНОМЪ НАЧАЛЕ И ОБЪ ОРГАНИЗАЦIИ ВЛАСТИ ВЪ АРМIИ». Архивировано из первоисточника 26 августа 2011. Проверено 26 января 2011.
  78. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок autogenerated1 не указан текст
  79. Киевские вооружённые восстания 1917 и 1918. Архивировано из первоисточника 22 ноября 2012. Проверено 26 октября 2012.
  80. Леонид Леонидович Пятаков. Биография.. Архивировано из первоисточника 19 июня 2012. Проверено 12 января 2010.
  81. Проект Хроно Каледин Алексей Максимович. Биографический указатель. Архивировано из первоисточника 19 июня 2012. Проверено 3 февраля 2011.
  82. Новомученики и исповедники РПЦ XX века. Карташов Антон Владимирович. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 26 января 2011.
  83. Игумен Дамаскин Священномученик Гермоген, епископ Тобольский и Сибирский и иже с ним убиенный иерей Петр Карелин. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 26 января 2011.
  84. Николай II в Тобольске. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 3 февраля 2011.
  85. Лев Аннинский, Владимир Соловьёв, журнал «Достоинство» "Вынуждены Вас расстрелять...". Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 26 января 2011.
  86. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок KONSYS7 не указан текст
  87. Аргументы и факты № 11 (47) от 03.06.2004 На мушке — вечно живой. Архивировано из первоисточника 23 августа 2011. Проверено 27 января 2011.
  88. 1 2 Борис Сопельняк В прорези прицела — глава правительства. Архивировано из первоисточника 23 августа 2011. Проверено 27 января 2011.
  89. Николай Зенькович Покушения и инсценировки: От Ленина до Ельцина. Архивировано из первоисточника 23 августа 2011. Проверено 27 января 2011.
  90. 1 2 Савченко В. А. Авантюристы Гражданской войны. Нарком Дыбенко — мятежник и каратель. Архивировано из первоисточника 19 июня 2012. Проверено 3 февраля 2011.
  91. Наталья Лебедева История омских храмов. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 23 января 2011.
  92. Георгий Чернявский. Мартов — Дон Кихот русской революции. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 27 января 2011.
  93. И. Сталин. Лондонский съезд РСДРП. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 27 января 2011.
  94. Декрет ВЦИК об аннулировании государственных займов (21 января (3 февраля) 1918 г.). Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 11 февраля 2011.
  95. Косторниченко В. Н. К вопросу о национализации отечественной нефтяной промышленности в 1918 г.. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 11 февраля 2011.
  96. Сб. Октябрьская революция и армия, №75. 10 ноября. — Сводка сведений о настроении в частях Юго-Западного фронта с 1 по 8 ноября. Архивировано из первоисточника 26 августа 2011. Проверено 27 января 2011.
  97. Иванов Егор. Честь и долг.
  98. Юрий Фельштинский Крушение мировой революции. Брестский мир. Архивировано из первоисточника 26 августа 2011. Проверено 27 января 2011.
  99. Л. Троцкий. Советская республика и капиталистический мир. Речь на III Всероссийском съезде советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Архивировано из первоисточника 26 августа 2011. Проверено 27 января 2011.
  100. Сергей Ченнык Павел Дыбенко. Герой или палач?. Архивировано из первоисточника 19 июня 2012. Проверено 27 января 2011.
  101. Варварская энциклопедия. Великий князь Михаил Александрович. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 29 марта 2011.
  102. История России, XX век. Лекция IV пункт 2. Архивировано из первоисточника 26 августа 2011. Проверено 28 января 2011.
  103. Энциклопедический словарь Левые Коммунисты. Архивировано из первоисточника 26 августа 2011. Проверено 28 января 2011.
  104. Проект Хроно VII экстренный съезд РКП(б), Резолюция о войне и мире (8 марта 1918 года). Архивировано из первоисточника 26 августа 2011. Проверено 28 января 2011.
  105. Центральный государственный архив Советской армии. Войска завесы. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 26 января 2011.
  106. 1 2 БСЭ Завеса. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 3 февраля 2011.
  107. Сергей Волков Трагедия русского офицерства. Бывшие офицеры на службе у большевиков. Методы привлечения. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 3 февраля 2011.
  108. Гражданская война 1917-1923. Первый этап. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 26 января 2011.
  109. Ленин В.И. Доклад о пересмотре программы и изменении названия партии. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 26 января 2006.
  110. Перенос столицы: как это было в 1918 году. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 13 января 2010.
  111. Александр Никольский Литерные. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 13 января 2011.
  112. Алексей Алексеевич Брусилов: Суди меня Бог и Россия. Архивировано из первоисточника 19 июня 2012. Проверено 30 января 2011.
  113. Владимир Рогоза Генерал Брусилов. Архивировано из первоисточника 19 июня 2012. Проверено 30 января 2011.
  114. Александров Б.Ю. «Они сгинут, а Россия останется…». Генерал Брусилов А.А. на службе в Красной Армии. Архивировано из первоисточника 19 июня 2012. Проверено 30 января 2011.
  115. О Знаках Различия В Красной Армии. Архивировано из первоисточника 19 июня 2012. Проверено 30 января 2011.
  116. Шубин А. В. 10 мифов советской страны
  117. 1 2 Дубовик А.В. Российские социалисты и анархисты после октября 1917 года. Архивировано из первоисточника 19 августа 2011. Проверено 26 января 2011.
  118. Проект Хроно Дальский (Неелов) Мамонт Викторович. Биография. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 26 января 2011.
  119. Юрий Безелянский Возлюбленная террора: 120 лет назад родилась Мария Спиридонова. Архивировано из первоисточника 25 марта 2012. Проверено 3 февраля 2011.

Литература

Ссылки


Wikimedia Foundation. 2010.

Смотреть что такое "Политическая ситуация в России в 1917—1918 годах" в других словарях:

  • Россия в 1917-1922 годах — Запрос «Советская история» перенаправляется сюда. См. также статью о фильме «Советская история‎» (2008).  История России …   Википедия

  • Политическая революция — Революция (от позднелат. revolutio поворот, переворот, превращение, обращение)  глобальное качественное изменение в развитии природы, общества или познания, сопряжённое с открытым разрывом с предыдущим состоянием. Первоначально термин revolution… …   Википедия

  • Революция 1917 года в России — См. также: Революция 1905 1907 годов в России Смена власти в России в 1917 1918 годах …   Википедия

  • Предпосылки Февральской революции 1917 года — в России  сложный комплекс взаимосвязанных внутренних и внешних экономических, политических и социальных процессов, приведших к Февральской революции 1917 года в России. Некоторые из предпосылок были сформулированы еще до начала Первой… …   Википедия

  • Предпосылки революции 1917 года в России — сложный комплекс экономических, политических, социальных и организационных причин, вызвавший революцию 1917 года в России. Революция 1917 года в России …   Википедия

  • Украинская революция 1917—1921 — История Украины …   Википедия

  • Преступность в России — это система совершавшихся и совершающихся на территории Российской Федерации преступлений, характеризующаяся показателями уровня (количества совершаемых преступлений), структуры и динамики. Преступность в России также может рассматриваться в… …   Википедия

  • Государственный академический Малый театр России — У этого термина существуют и другие значения, см. Малый театр (значения). Государственный академический Малый театр России Малый театр Прежние названия Императорский Московский Малый театр, Академический …   Википедия

  • Борьба Эстонии за независимость (1917-1920) — Основная статья: Эстония Содержание 1 Доисторический период 2 Средневековье 3 XVII XX века …   Википедия

  • Разгон Верховного Совета России — Разгон Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации …   Википедия


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.