«Педагогика для всех» и система общепедагогических идей С.Л.Соловейчика


«Педагогика для всех» и система общепедагогических идей С.Л.Соловейчика

Непосредственными предшественниками педагогических взглядов С.Л.Соловейчика можно считать Януша Корчака и Василия Сухомлинского.[1] Их объединяет общее ясное видение того единства этики и педагогики, на которое указывает известная формулировка Януша Корчака: «Одна из грубейших ошибок – считать, что педагогика является наукой о ребёнке, а не о человеке». Не способы воздействия на ребёнка должна обсуждать теория педагогики; её задача, прежде всего, представить картину становления человеческого духа, строительства внутреннего мира человека, природы нравственных отношений между людьми. Педагогика – это, прежде всего, практическая этика, а вовсе не система выводов из философии, социологии или психологии, как часто принято думать.[2]

Наиболее полно и последовательно выводы из такого понимания педагогики системы взглядов и были развёрнуты Соловейчиком в его главной книге – «Педагогика для всех».[3]

Содержание

История издания и структура книги

Книга была задумана автором в начале 1970-х годов и написана между 1977 и 1986 годами. Первое издание книги вышло в 1988 г. в издательстве «Детская литература», в 1989 – книга была переиздана. Уже после смерти С.Л.Соловейчика «Педагогика для всех» была переиздана в 2000 г. Фрагменты «Педагогики для всех» вошли в сборник работ Соловейчика в серии «Антология гуманной педагогики», редактируемой Шалвой Амонашвили.

Книга состоит из трёх глав, в каждой из которых три части.

Первая глава. Человек в человеке (Воспитание сердца. Воспитание духа. Воспитание ума).
Вторая глава. Человек для человека (Цели воспитания. Условия воспитания. Средства воспитания)
Третья глава. Человек и человек (Воспитание общением. Воспитание сотрудничеством. Воспитание сотворчеством).

Автор представляет подразделение книги на три главы как обращение к «трём слагаемым воспитания»: «первая глава о родителях, вторая – о детях, третья – об отношениях между родителями и детьми».

Аннотация к первому изданию: «Книга о семейном воспитании детей и подростков в новых, современных условиях, об одной из самых сокровенных тайн человечества – о том, как зарождаются и укрепляются в ребёнке высшие нравственные и духовные начала, об отношениях с детьми в семье, о том, как вырастить самостоятельных, добрых и честных людей».

Система общепедагогических идей, представленная в книге «Педагогика для всех»

Основа педагогики – этика

  • Педагогика и этика – явления определяющие друг друга, «две стороны одной медали». Педагогика требует фундаментального осмысления в духовных и нравственных категориях, а этика – педагогического обоснования.[4]
  • Главные смыслы как этики, так и педагогики, обнаруживаются человеком в родном языке. Потому верность живому многозначному языку – это не способ избавиться от жёсткой взаимной зависимости определяемых понятий, а условие этой зависимости.[5]

В «Педагогике для всех» отношение к языку как к главному источнику этических и педагогических смыслов предстанет методом организации теоретического мышления. Сама книга разворачивается через яркую демонстрацию того, как начальные «клеточки» теоретического мышления могут возникать, кристаллизоваться из ткани языка, входя друг с другом в устойчивые соответствия и противостояния.
Потому и теория педагогики не нуждается в наукообразии. Её нормальный понятийный язык – не терминологический, а живой, обычный, общепринятый. Этот факт хорошо известен и эмпирически (как бы его ни старались замалчивать): ни одно из великих педагогических открытий не вводило никакой особой системы терминологии, ни одна из великих педагогических книг не испытывает в ней нужды; все они написаны общепонятным литературным языком.

  • В качестве ключевых теоретических понятий педагогики необходимо использование «высоких слов». С их помощью возможно рассмотрение «ньютоновой механики» внутреннего мира – сил взаимодействия между полюсами духовной жизни.[6]

Соловейчик в качестве аппарата рабочих определений «призывает на помощь» в атеистическую эпоху те понятия, что прежде обладали теоретической значимостью только в богословской традиции:

…Идите сюда, слова несерьёзных, неделовых людей: совесть, правда, честь, свобода, сердце, радость, счастье, красота, добро, вера, надежда, любовь, справедливость, нравственность, долг, дух, душа и духовность. Без этих понятий нам не справиться с детьми…
В высоких словах может содержаться обман – а без них всё оборачивается обманом неминуемо. Без этих слов нам справиться с детьми.

К 1970-м годам Соловейчик в силу своей биографии был едва ли не самым осведомлённым знатоком педагогических и традиций, и новшеств на пространстве Советского Союза. Но в «Педагогике для всех» Соловейчик почти не пытается обобщать чей-то опыт или ссылаться на научные исследования. Его утверждения прямо выводятся из самой разворачивающейся картины взаимодействия противоречивых начал духовной жизни и соотносятся с обыденными житейскими ситуациями.

«Отчего в одинаковых условиях в одних семьях вырастают хорошие дети, а в других плохие?» –

Сформулировав такой вопрос в зачине «Педагогики для всех», Соловейчик и берётся за фундаментальное описание «ньютоновой механики» нормального внутреннего мира человека: того точного очерка тех сил, в вечном борении которых возникает духовная жизнь, которые расчерчивают своими лучами систему теоретических координат педагогики.

  • Признание непрерывного противоборства антиномий духовной жизни, которые неизбывны и не разрешимы никаким итоговым синтезом. Задача человека – научиться достойно жить, чувствуя и выдерживая как нравственную противоречивость внешнего мира, так и внутренние противоречия собственной духовной жизни.
…Если бы любовь и совесть, правда и долг, самостоятельность и душевная зависимость от родителей сами собой соединялись, то воспитание было бы не нужно. Но именно эти противоречия и делают необходимыми воспитание и педагогику.

С соответствующим «умением соединять противоречивые духовные движения в одно» связывает Соловейчик и представление о воспитательной силе человека.

  • В поисках решений педагогических задач «алгебра» должна сменить «арифметику». Поскольку главные «переменные» в формулах воспитания – уникальные духовные и душевные качества людей, то ни универсальные, ни даже типические рецепты воспитания невозможны. Но что возможно понять? – систему ориентиров, координат, соотношение переменных, меру возможного и невозможного.[7]
…К разочарованию многих, педагогика общения утверждает, что никакого «правильного» голоса, тона, способа, приёма нет… Что всё зависит от того, что за человек отец, насколько доверяет ему мальчик, как сложились их отношения...
Эту педагогику спрашивают: «Как сделать?», а она отвечает вопросом: «А что вы за человек?»

Духовные полюса внутреннего мира[8]

  • Детей воспитывают не по науке, а по вере. [9]
  • Любовь и совесть правят миром. Кто-то рядом с ребёнком должен в это верить – иначе воспитание невозможно. [10]
  • У воспитания есть две главных, необходимых и достаточных цели: помочь детям вырасти добрыми и совестливыми.
…Пока совесть не окрепла, дети нуждаются в повышенном уровне справедливости. Если назвать справедливость теплом, то, значит, детей надо растить в тепличных условиях.
…Не надо, чтобы он поступал честно – научится. Надо, чтобы мы поступали честно в его глазах. Чтобы он чувствовал наше стремление к правде, чтобы незаметно передавался ему дух правды и совести.
  • Правда – не добро и зло, а граница между ними. Правда в том, что граница между добром и злом есть.

Ребёнок получает правду с языком. Всякий, кто говорит хоть на каком-нибудь языке, обладает совестью.

  • Подобному учат подобным. Свободе учат свободой, ответственности – ответственностью, добру и совести – добром и совестью, а счастью – счастьем.
  • Найти счастье, прочно соединённое с правдой, то, в котором соединяются желанное и должное – это и означает найти своё дело в жизни, свою судьбу.

Воспитание желаний и обучение нравственным средствам [11]

  • Воспитание желаний – основа всякого успешного воспитания, это и есть воспитание души.

Принято считать, что желания – лишь одно из душевных движений человека. («Есть воля, есть ум, есть чувства, есть ещё что-то, и есть желания, которые непонятно откуда берутся – и потому непонятно, как их изучать и как на них воздействовать»). Соловейчик утверждает, что желания – не одно из проявлений личности, желания и есть сама личность: «потому что личности нет вне направленности на что-то, без «нужды – цели».
Желания человека, чувства, вера, надежда, любовь в их единстве и составляют человеческую душу («Можно говорить научным языком: «эмоционально-волевая сфера», но можно – душа, сердце»). Воспитывать можно только всю душу в целом – не «сначала желания, а потом что-то ещё – а всю душу – через воспитание желаний.

…Это чрезвычайно важно для воспитания – что душа понимается как цельное: душа болит, жаждет, хочет, страдает, принимает, радуется. У неё свои, характерные для неё свойства: в чистой душе не появится низкое желание, в слабой душонке редко благородное чувство.
Цельность души и делает невозможным воспитание по модели «сад-огород» – прививать какое-то одно чувство в отдельности.''
  • Воспитание желаний сталкивается с тем, что у ребёнка две одинаково важных потребности: потребность в безопасности и потребность в развитии.
  • Освобождая ребёнка от борьбы за безопасность (прежде всего, за безопасность его внутреннего мира), мы открываем простор для его потребности в развитии. Но само развитие человека имеет две программы: природную и культурную, противоречия между которыми неизбежны.[12]
  • Воспитание желаний неразрывно с возвышенным представлением о человеческом достоинстве.

Соловейчик обращается к знаменитой «формуле веры» Сухомлинского: «Желание быть хорошим – моя педагогическая вера. Я твёрдо верю в то, что воспитание лишь тогда становится ваянием человека, когда оно основано на культе человеческого достоинства. На том, чтобы человеку неприятно, мерзко было даже думать о себе как о плохом, чтобы ему хотелось быть хорошим, чтобы это было сокровенное, неискоренимое желание…»

Не в подавлении, а в возвышении – вот в чем разница, вот в чём сталкиваются две противоположные системы педагогических убеждений, вот выбор, который мы все делаем, воспитывая наших детей: подавление конечных желаний или возвышение их желаниями бесконечными?
Здесь водораздел между двумя главными педагогическими верами.
Не пресс, а свет! Не подавление, а высветление. Не мысль борется с дурным желанием, нет, оно само, даже если и появится, высветляется высоким стремлением к бесконечному и в таком высветленном виде поступает в сознание.''
  • Обучение нравственной жизни – это обучение нравственным средствам. Главная заповедь: добивайся своих целей, но за свой счёт, а не за счёт другого.
  • Человек должен жить не в границах между дозволенным и недозволенным, а бесконечно свободно, но с твёрдым основанием нравственности.[13] [14] [15]
  • Нравственное воспитание различается от культурного, и при необходимости выбора между ними следует выбирать нравственный ряд.[16]
…Главное – не замазывать противоречия, не говорить с серьёзным видом, что и то важно, и это.
…Культурно-гувернерское воспитание невозможно в полчаса, мы только зря тратим силы и нервы, зря ссоримся с детьми.
А нравственное, духовное воспитание возможно, потому что оно не требует никаких специальных педагогических действий. Нужна трата души, а не времени, души, а не одних только нервов. Педагогическая работа идет в душе отца, в душе матери, но дети от нее становятся лучше.

Главная формула воспитания

  • Духовное начало в человеке – это творческая воля к добру, правде и красоте. Главная формула воспитания: имей в себе дух и умей возбудить его в детях.[9]
Воспитание детей – это укрепление духа духом, а иного воспитания просто нет, ни хорошего, ни плохого. Так – получается, а так – не получается, вот и всё.
  • Духовное начало не принадлежит конкретному человеку; оно живёт и поддерживается человечеством в целом – подобно тому, как живёт язык: он один на весь народ, но он каждому представляется своим, личным.
…Дух не может взрасти изнутри человека, он живёт вне его, в народе, в обществе, в человечестве. Ребёнку дух должен быть передан, должен снизойти на него, если говорить старинным языком. Ребёнок должен быть осенён духом. Наделён духовностью. Воспитан как духовное существо. Поэтому-то люди и нуждаются в воспитании – в передаче им человеческого духа, человеческой сущности, человеческого стремления творить на земле правду, добро и красоту.
  • Главных вопросов о детях не множество, а всего лишь три: как воспитать стремление к правде, то есть совестливость; как воспитать стремление к добру, то есть любовь к людям; и как воспитать стремление к красивому в поступках и в искусстве.

Пути воспитания духовной жизни: установление отношений общения, сотрудничества, сотворчества с детьми [17] [18] [19]

  • Человек меняется не от манипуляций, которые с ним проделывают, не от воздействий, а только от собственных душевных движений, возникающих в его отношениях с людьми. Наши усилия и должны быть направлены не ребёнка и не на себя, а на отношения.
  • Стремления к добру, правде и красоте воспитываются в общении, сотрудничестве и сотворчестве. [20]
  • Главная черта педагогического таланта – в умении почувствовать в ребёнке равного себе душой, в способности к душевному общению. Для воспитания детей нужен не великий ум, а большое сердце. Оно делает возможным «воспитание без воспитания»«: один миг душевного контакта даёт для воспитания больше, чем целые часы поучений.[21]

Перемены в отношениях взрослых к детям – ключ к нравственному оздоровлению мира взрослых

  • Кто завел счёты с детьми, тот просчитается. Дети даны нам для нашего бескорыстия. Но самим этим правилом бескорыстия дети делают лучше и мир взрослых людей.
  • В том или ином характере перемен в отношениях «взрослого» мира с «младшим» скрыт ключ к перспективам самого мира взрослых: «Ведь воспитывается не тот, кто любим, а тот, кто любит…»
…Природа даёт нам детей, чтобы мы любили их, испытывали счастье любви и чтобы вместе с чувством любви к нашим детям развивалось у нас чувство всеобщей любви к людям, к жизни. Наша воспитательная сила прямо пропорциональна силе нашей любви к людям. Не к нашему ребёнку, а к людям!
Если бы не дети, мир давно бы погиб, и не оттого, что прервалась бы цепь рождений. нет, раньше – от бездуховности. Дети пробуждают наш дух и поддерживают его.

Особенности книги «Педагогика для всех»

  • «Книга для будущих родителей» – таким непривычным образом обозначен главный её адресат.
  • Фоном педагогических зарисовок служит обстановка интеллигентной жизни благоустроенного советского мегаполиса 70-х годов. Разговор о внутреннем мире человека выносится за пределы социальных напряжений, тяжестей быта, исторических катаклизмов. Тем противоречиям, которые у крупнейших педагогических писателей (в т.ч. у Януша Корчака, Антона Макаренко, Василия Сухомлинского) возникают из трагических или, по крайней мере, драматических обстоятельств жизни – Соловейчик придаёт значение сущностной неизбывной драмы на фоне вполне благополучной житейской обстановки.
  • В книге автор периодически обращается к двум планам рассмотрения темы, двум способам подхода к ней: к поэтическому языку Пушкина и к ситуациям собственных отношений с младшим сыном.
  • Язык пушкинской поэзии служит предметом своеобразного не литературоведческого, а этического исследования, материалом для наблюдения за тем, как «высокие слова» «живут» в этом наиболее точном для русского языка словоупотреблении: «…Ещё один верный источник важных сведений есть в нашем распоряжении: Пушкин. Поэт, никогда не поставивший рядом два случайных слова. В вопросах этики и психологии Пушкин настолько точен, что, я думаю, и вы, читатель, согласитесь с утверждением: как у Пушкина - так правильно».[22]
  • К тому моменту, когда был готов замысел книги, у Соловейчика (отца двух взрослых к тому времени детей) родился сын Матвей. По ходу написания книги, Матвей становился её активным действующим лицом, открывающим автору и читателям новые способы взгляда на вещи. («Педагогика от Матвея» - таков был и один из черновых вариантов названия книги)
  • При этом в «Педагогике для всех» жизненные ситуации с детьми не анализируются как проблемы, которым подбираются конкретные правильные решение, а предстают как притчи, позволяющие точнее увидеть подлинную суть важнейших противоречий воспитания.
  • Книга завершается неожиданным резюме: «педагогическим разбором» шести строк пушкинского стихотворения «Князю П.П.Вяземскому»:
«Душа моя Павел,
Держись моих правил:
Люби то-то, то-то,
Не делай того-то.
Кажись, это ясно.
Прощай, мой прекрасный».

Подробным обсуждением каждой строки автор и шутливо, и всерьёз пытается показать, что в этих шести строках - всё искусство воспитания.

Родительская публицистика Соловейчика и книга «Непрописные истины воспитания»

Система основных идей «Педагогики для всех» сложилась у Соловейчика к началу семидесятых годов. Параллельно написанию книги и вскоре после её выхода, Соловейчик опубликовал несколько десятков статей, созвучных тем или иным обсуждавшихся в книге проблемам. Большая часть этих публикаций прошли в газетах «Неделя», «Литературная газета», «Учительская газета», «Новое время», журнале «Семья и школа». Эти статьи сделали Соловейчика едва ли не самым знаменитым «писателем для родителей». Возникла даже особая категория людей – тех, кто считал, что воспитывает детей «по Соловейчику». (Подобно тому, как другие воспитывали по «доктору Споку»). Но «воспитание по Соловейчику» не укладывалось в систему рекомендаций – его статьи не инструктировали, а приоткрывали дорогу к какому-то более глубокому, целостному взгляду на вещи, на отношения людей, на мир детей, на себя самого.[23]

Статьи в газете «Неделя» [24]

Они выходили шестнадцать лет – первая в 1970-м, последняя – в 1986-м, со средним интервалом года в полтора. Но собранные вместе, они выглядят регулярной газетной рубрикой, объединённой общей интонацией, чаще всего сочетающей естественность и непринуждённость стиля с сокрушительной новизной общего смысла для советского читателя. Большинство из этих статей могло выступать поводом для маленьких революций в привычных правилах семейной жизни.
«Нередко мы воспитываем детей по принципу «так принято». Однако не всё «принятое» разумно. Вдруг оказалось, например, что малыша можно сначала учить плавать, а потом уже ходить… Кто мог ожидать такого поворота?» - подобным скромным образом мог начинать разговор Соловейчик, а потом «брал на себя смелость» ставить под сомнение, казалось бы, бесспорные истины: а надо ли учить детей вежливости? а действительно ли детей вредно баловать? а на самом ли деле «если просто любить, сердце не обманет?».
И приходил к выводам, выглядевшим тогда невероятными: детей баловать необходимо!
А вежливости учить – не обязательно.
А сердце ещё как может подвести… А значит…
Для многих читателей-родителей размышления над той или иной из этих статей стали переворотом в «домашнем» мировоззрении. И, видимо, потому полтора года паузы между статьями этой уникальной «рубрики» не казались таким уж большим интервалом.

Рубрика «Младший мир» в «Новом времени» [25]

Рубрику «Младший мир» Соловейчик вёл в «Новом времени» с 1988 по 1992 год. Если статьи «Недели» были семейным прологом «Педагогики для всех» в неторопливые семидесятые, то серия коротких статей в «Новом времени» обернули её жёсткими, афористичными публицистическими резюме эпохи непредсказуемых перемен. В последние годы перестройки бурлящему советскому обществу было совсем не до детских забот. Странички Соловейчика в «Новом времени» выглядели отчаянной попыткой не просто напомнить о пространстве взросло­детских отношений – но прочно увязать его, соотнести с теми противоречивыми сдвигами миропонимания, которые затрагивали каждого советского человека той эпохи, закрепить память о детстве в будущей системе общественных ценностей. Это было ещё одно «инобытие» смыслов, раскрытых в «Педагогике для всех» – но уже обращённое не только к родительскому, но и к общественному сознанию читателей.

Книга «Непрописные истины воспитания» [26]

Родительская публицистика Соловейчика семидесятых-восьмидесятых годов была собрана в книгу «Непрописные истины воспитания» (такое название носила серия публикаций фрагментов из «Педагогики для всех» в журнале «Семья и школа»). Книга была издана в 2011 издательством «Первое сентября».[27] Некоторые из статей вошли в книгу без изменений, другие с сокращениями; координаты исходных публикаций указаны в книге. Книга состоит из семи глав. (1. Воспитывать? Просто любить?.. 2. Душа не поддаётся управлению. 3. Очевидное-неочевидное. 4. Сердечный слух. 5. Прошу считать меня человеком. 6. Любимые не виноваты. 7. Дети и заповеди). Несмотря на разнообразие источников, книга статей Соловейчика сложилась как вполне цельная: хотя каждая статья была обращена к конкретной «трудной теме» в отношениях между взрослыми и детьми, из отдельных «смысловых узлов» проявляется узнаваемый каркас «Педагогики для всех». Но есть и принципиальное жанровое отличие: если «Педагогика для всех» разворачивается последовательно, шаг за шагом переходя от одних смысловых сцеплений к другим - то «Непрописные истины воспитания» показывают множество входов в это смысловое пространство. Её можно читать как книгу вступлений в «Педагогику для всех».

Литература

  • Соловейчик С.Л. Педагогика для всех: книга для будущих родителей - М.: Дет.лит., 1988.
  • Соловейчик С.Л. Педагогика для всех: книга для будущих родителей – 2-е изд. - М.: Первое сентября, 2000. ISBN 978-5-8246-0042-2
  • Соловейчик С.Л. Непрописные истины воспитания. - М.: Первое сентября, 2011. ISBN 978-5-8246-0158-9

Ссылки

  1. Оценку Соловейчиком работ Корчака и Сухомлинского см., в частности: -- в книге Соловейчик С.Л. Час ученичества. Жизнь замечательных учителей. - М.: Дет. лит., 1972. – С.237-250, -- в книге Сухомлинский В.А. о воспитании. Составитель, автор предисловия и вступительных очерков к разделам С.Соловейчик. - М.: Политиздат, 1973 г.; -- в послесловии к книге Корчак Я. Как любить ребёнка. – М.: Политиздат., 1990. – С. 476-485. -- в статье в газете «Первое сентября» в 1993 г. (повторная публикация – 2000 г.)
  2. А.Русаков. Соловейчик и Сухомлинский. Два решения «Педагогики для всех».
  3. Соловейчик С.Л. Педагогика для всех: книга для будущих родителей - М.: Дет.лит., 1987. Соловейчик С.Л. Педагогика для всех: книга для будущих родителей – 2-е изд. - М.: Первое сентября, 2000.
  4. Stephen Kerr. Obituary Simon Soliveichik.
  5. В.Агафонова. Актуальная педагогика: Симон Соловейчик.
  6. А.Русаков. Эпоха великих открытий в школе девяностых годов. – СПб.: Агентство образовательного сотрудничества, 2005. – С. 6-13, 17-18.
  7. «Какой учебник по педагогике написал бы Симон Соловейчик?», газета "Первое сентября" N 66/2004.
  8. В.Кольченко «Что сказал мне тот мальчишка в случайном разговоре?..», газета "Первое сентября" N 70/2000, «Особое значение книг Соловейчика в том и состоит, что он разглядел педагогического “слона” целиком, во всех его сложностях и противоречиях, не соблазнившись легкими ответами, – и поэтому оказался ближе других к правде» .
  9. 1 2 Н. Крыщук «Счастье существовать в полную силу», газета "Первое сентября" N 19/2010.
  10. В. Агафонова «Актуальная педагогика: Симон Соловейчик», журнал «Фома».
  11. Предисловие к книге: Соловейчик. - М. : Изд. Дом Шалвы Амонашвили: Моск. гор. пед. ун-т, 2007. - 223 с. - (Антол. гуман. педагогики). - Библиогр.: с. 222. - ISBN 5-89147-006-3.
  12. А.Русаков. Школа-всё-наоборот или урок развития противоречия., c разным отношением к этой позиции были связаны в 1980-х – 1990-х годах многие скрытые противоречия между «педагогикой сотрудничества» и «педагогикой развития».
  13. А.Лобок Черновики свободы, газета «Первое сентября», N 64, 2005.
  14. А. Адамский Аксиома внутренней свободы, газета «Первое сентября», N 67, 2002.
  15. Леонтьева О. Самоосвобождение, ценность, отметка... , газета «Первое сентября», N 34, 2001.
  16. А.Русаков. Ключи из младшего мира.
  17. Соловейчик С. Вечная радость: очерки жизни и школы. - М.: Педагогика, 1986.
  18. Соловейчик С. Воспитание школы. Статьи для своей газеты - М.: Первое сентября, 2002.
  19. Подборка статей «Открытие первооткрывателей» в газете «Первое сентября» №18, 2006.
  20. C.Соловейчик Последняя книга. – М.: Первое сентября, 1999. – гл. 53.
  21. Семинар Н.П.Крыщука «Азбука педагогического общения по С.Л.Соловейчику».
  22. C.Соловейчик Пушкинские проповеди. - М.: Первое сентября, 1999.
  23. Д.Ю.Шеваров. Освещённые солнцем. Добрые лица XX века. – М.: Московские учебники, 2004. – С. 292-295.
  24. «У нас с Леной радость такая…» Воспоминания Елены Мушкиной об истории публикаций Соловейчика в «Неделе».
  25. Подборка статей «Младший мир», собранных в газете «Первое сентября» в 2006 г..
  26. Соловейчик С.Л. Непрописные истины воспитания. - М.: Первое сентября, 2011. ISBN 978-5-8246-0158-9
  27. Рецензия Н.П.Крыщука книгу Симона Соловейчика «Непрописные истины воспитания».

Wikimedia Foundation. 2010.

Смотреть что такое "«Педагогика для всех» и система общепедагогических идей С.Л.Соловейчика" в других словарях:

  • Соловейчик, Симон Львович — Симон Львович Соловейчик Род деятельности: теоретик педагогики, журналист, писатель, общественный деятель, член Союза журналистов с 1965 года и Союза писателей с 1972 года Дата рождения: 1 октября 1930(1930 10 01) …   Википедия


We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.