Махди Амель

Махди Амель

Махди Амель (араб. مهدي عامل‎‎, Mahdi 'Amel; 1936—1987) — ливанский философ-марксист и поэт.

Махди Амель родился в 1936 году на юге Ливана. Закончил аспирантуру по философии в 1967 году во Франции.

Его работы были распространены в арабском мире и переиздавались несколько раз.

Махди Амель являлся активным членом Ливанской коммунистической партии (КПЛ), в которую он вступил в 1960 году. В 1987 год он был избран членом Центрального Комитета КПЛ.

Амель погиб в мае 1987 года в результате покушения на его жизнь, совершенного религиозно-конфессиональными силами, выступавшими в союзе с националистическими силами, действовавшими в Ливане и стремившимися тогда остановить процесс преобразования политической конфессиональной системы в стране и вытеснить ливанскую компартию из движения сопротивления против израильской оккупации.

Содержание

«О колониальном способе производства»

Посредством своей книги «О колониальном способе производства» Махди Амель пытается раскрыть специфику объективных закономерностей развития зависимого капитализма, взятого им в его органической связи с империалистическим капитализмом.

Оригинальность подхода Махди Амеля состоит в том, что он исследует отношение между зависимой стороной и империалистической стороной в качестве производственного отношения, в рамках которого производится и воспроизводится отличие одной стороны от другой при господстве империалистической стороны. Это позволяет ему выявить некоторые закономерные специфические черты зависимого капитализма.

Первая часть его работы, представляющая собой основу его концепции, вышла в двух больших статьях под названиями «Колониализм» и «Отсталость», которые были опубликованы в теоретическом журнале Ливанской компартии «Аль Тарик» (№ 8 1968 и № 5 1969).

Вторая часть, в которой Амель раскрывает специфику классовой борьбы капиталистического зависимого общества, вышла в 1975 году, хотя работа над ней была завершена ещё летом 1972 года. Вторая часть не публиковалась отдельно. Начиная с первого издания и заканчивая последним — шестым, эти две части публиковались вместе под общим названием «О колониальном способе производства». В предисловии Амель предупреждал читателя о необходимости начинать чтение книги с первой части.

Кроме того, сам труд «О колониальном способе производства» издавался вместе с ещё одним трудом Амеля — «О противоречии». Ливанский философ считал, что последний есть методологическая основа первого. К ним он собирался присоединить третий, под названием «Периодизация истории», однако не закончил его.

С началом гражданской войны в Ливане главным предметом исследования Амеля стали причины этой войны, критика конфессиональной идеологии и конфессиональной политической системы и др. Одна из его работ — «О конфессиональном государстве» — была переведена на французский язык и издана во Франции.

1. Методологическая критика марксистского догматизма по вопросу о зависимом капитализме

Прежде чем приступить к позитивному изложению своей концепции, Махди Амель подверг критике метод, лежащий в основе господствовавших тогда в арабском коммунистическом движении, и не только в нём, представлений о закономерностях развития зависимых капиталистических стран. По мнению Амеля, этот метод является идеалистическим и опирается на гегелевское понимание противоречия. Согласно этим представлениям, главная цель национально-освободительной борьбы народов зависимых капиталистических стран состоит в завоевании своей независимости. Зависимый капитализм рассматривался как некий этап развития капитализма, тот этап, когда промышленность недостаточно развита, когда крупная промышленность ещё не возникла, либо уже возникла, но не господствует. В соответствии с таким представлением, главная причина, препятствующая переходу от зависимого капитализма к развитому капитализму, к крупнопромышленному капитализму, считающемуся независимым капитализмом, есть империализм или господство империализма. Поэтому как основная задача выступало освобождение от господства империализма с целью утверждения независимого капитализма, то есть (согласно этим взглядам) крупнопромышленного капитализма.

Фактически это означало, что историческое движение зависимого капитализма повторяет движение западного капитализма, повторяет движение становления и формирования последнего, и более того, освобождение от зависимости позволяет перейти к развитому капитализму.

По сути дела, вышеизложенные представления отождествляли закономерности зависимого капитализма и развитого западного капитализма. Противоположные стороны (зависимые страны — империалистические страны) выступали, по существу как сходные. Различие между этими сторонами сводилось к некому количественному отставанию одной стороны от другой. А главная задача сводилась к устранению этого различия, что приводило бы к полному тождеству этих двух сторон. Зависимые страны становились бы крупнокапиталистическими странами.

Эти взгляды лежали в основе политических программ и практики большинства арабских, и не только арабских, коммунистических партий. Они безраздельно господствовали в арабском коммунистическом движении до 1968 года. Ситуация стала меняться после II-го съезда Ливанской коммунистической партии (1968) и выхода в свет работ Махди Амеля «О противоречии» и «Колониальный способ производства» (1968—1972). Несмотря на дискуссии, которые шли внутри арабского коммунистического движения по вопросам специфики развития капитализма в зависимых странах, вышеизложенные взгляды продолжали до последнего времени служить руководящим стержнем для большинства арабских коммунистических партий.

На основе этих представлений были определены главные задачи борьбы этих партий на том или ином этапе. Главной задачей национально-освободительного этапа выступает освобождение от зависимости и победа независимого развитого капитализма. Национально-освободительная борьба понималась как борьба против империализма, выступающего как нечто извне проникающее в «слаборазвитые» страны и создающее в этих странах соответственно своим интересам некие экономические и политические структуры. Та часть зависимого общества, которая заняла ведущие позиции в этих структурах, была воспринята как круги, представляющие интересы империализма внутри страны. Поэтому национально-освободительная борьба была направлена и против этих кругов.

Поскольку это борьба за создание и утверждение независимого капитализма, постольку руководящей силой национально-освободительной борьбы является так называемая «национальная буржуазия». Роль рабочего класса и других трудящихся состоит в поддержке национальной буржуазии и всех слоев общества, заинтересованных в создании независимого капитализма. Представлялось, что на данном этапе (этап освобождения от зависимости) имеется союз всех классов и слоев общества за исключением некоторых кругов, интересы которых в основном совпадают с интересами этого капитала.

Борьба за социализм наступает с созданием и утверждением независимого крупнопромышленного капитализма. Это и представляет собой второй этап борьбы трудящихся и части интеллигенции зависимых стран. На этом этапе и именно на этом этапе ведется классовая борьба. Иначе говоря, именно на этом этапе классовая борьба приобретает первостепенную важность в развитии общества. Она охватывает все сферы общества, тогда как на первом этапе она не охватывает главные сферы зависимого общества (ограничивается некоторыми экономическими и политическими требованиями, касающимися рабочего дня, зарплаты, демократических прав и т. д.).

Первый, обнаруженный Махди Амелем, методологический недостаток во взглядах большинства арабских коммунистических партий, это преобладание сходства противоположных сторон противоречия. Зависимый капитализм повторяет в своём историческом движении движение западного развитого капитализма, подчиняясь тем же самым закономерностям. Такое понимание противоречия не является марксистским, а есть гегелевское понимание противоречия, считает ливанский философ. В чём же состоит марксово понимание противоречия и каково его отличие от гегелевского?

Отношение между сторонами противоречия не представляет собой отношение тождества, где стороны отличаются друг от друга лишь своим местом в этом противоречивом отношении и где каждая сторона становится другой, занимая её место. В марксовом противоречии отношение между сторонами есть отношение различия, и это различие есть основа борьбы между ними. Поэтому та или иная сторона не становится другой, занимая место этой последней, а остается различенной от неё.

Данное понимание марксового противоречия и позволяет нам понять коренное отличие между буржуазной революцией и пролетарской революцией, или между классовым характером буржуазной власти и классовым характером пролетарской власти. Если первая стремится увековечить свое классовое господство, тем самым, увековечивая классовое общество, то вторая стремится ликвидировать классы и себя в качестве господствующего класса путем перехода общества к коммунизму.

[1]:10

Таким образом, главное отличие марксового противоречия от гегелевского заключается в том, что в марксовом противоречии отношение между противоположными сторонами есть отношение различия, тогда как в гегелевском противоречии отношение между сторонами есть отношение тождества.

При гегелевском понимании противоречия между зависимыми капиталистическими странами и развитыми капиталистическими странами освобождение зависимых стран от своей зависимости есть переход к другой противоположной стороне, к развитому независимому капитализму. Иными словами, разрешение противоречия между этими сторонами противоречия есть полное отождествление первой стороны (зависимые страны) со второй стороной (развитые капиталистические страны).

Из марксового понимания противоречия (как его излагает Махди Амель) вытекает, что разрешение противоречия между зависимыми странами и развитыми капиталистическими странами есть переход первых к иному укладу общественного развития, нежели капиталистический. И это разрешение имеет место, поскольку отношение между противоположными сторонами есть отношение различия. Отсюда вытекала задача раскрытия специфических закономерностей развития зависимого капитализма и определения социального содержания подлинного освобождения от зависимости.

«В свете такого понимания противоречия сформировалась концепция колониального способа производства, главной функцией которой является понимание структурного различия между колониальными обществами и империалистическими обществами, взятыми в их единстве в рамках мировой капиталистической системы»

Ливанский мыслитель показывает, что опора на гегелевское противоречие у большинства арабских компартий при рассмотрении исторических закономерностей развития зависимых стран не является случайностью.

Дело в том, как считает ливанский философ, что во имя верности марксизму при рассмотрении этого вопроса многие идеологи арабского мирового коммунистического движения исходили из марксизма как данности и в таком виде применяли его для объяснения развития зависимых капиталистических стран. Фактически это привело к тому, что новую действительность подгоняли под марксистскую теорию. Они пытались сконструировать ход развития зависимых капиталистических стран так, чтобы это соответствовало раскрытым Марксом законам развития капиталистического общества.

По сути дела такое применение марксизма является одновременно идеалистическим и эмпирическим методом, так как он предполагает тождество мышления и действительности и не различает действительность в различное время и в различном месте.

[1]:371 Махди Амель подчеркивает, что критикуемый им метод применения Маркса находится в прямой противоположности с одним из важнейших принципов марксизма — принципом «специфицированного существования универсального».[1]:373 Кроме того, на основании этого метода нельзя правильно понять один из важнейших законов марксизма, позволяющий выявить отношение между универсальным и специфическим при исследовании закономерностей развития зависимых капиталистических стран. Речь идет о законе неравномерного развития.

Было бы ошибочно понять неравномерность развития как количественно неравномерное движение, при котором некоторые части целого: «отстающие» — следуют за другими его частями — «передовыми» — в рамках единой логики их качественного тождества. Разделение мира на «развитые» страны и «отстающие» страны во многом основывается на этом ошибочном понимании этого универсального закона. Неравномерность развития с необходимостью порождает специфичность, поскольку в своей основе она есть одновременно качественная и количественная неравномерность, то есть структурная неравномерность, где части целого связываются друг с другом, различаясь друг от друга в процессе их взаимодействия внутри этого целого, предстающего как структура связанных структур этих частей.

[1]:373

Таковы основные моменты методологической критики господствующего «марксистского догматизма» по вопросу о зависимом капитализме. Вместе с тем собственная трактовка Амеля марксового противоречия, принцип единства универсального и специфичного и закон неравномерного развития служат главными методологическими предпосылками концепции «колониального способа производства», к изложению которой мы переходим.

2. Колониальное отношение как производственное отношение

Для научного исследования зависимого капитализма в качестве определённой специфической формы капитализма «необходимо исходить из колониального отношения в качестве основного производственного отношения между двумя способами производства, представляющего собой отношение господства между двумя различными по своей структуре странами».

Выявление специфических закономерностей зависимого капитализма начинается у Махди Амеля с рассмотрения отношения между зависимыми странами и империалистическими странами. Первые страны занимают зависимо-подчиненное положение в этом отношении, тогда как другие страны (империалистические) занимают господствующее положение. Это отношение называется Махди Амелем «колониальным отношением».

Кроме того, и это главное, Махди Амель рассматривает колониальное отношение в качестве производственного отношения между двумя способами производства в широком смысле, как процессами производства целостной общественной структуры. Ливанский философ рассматривает колониальное отношение как отношение, в рамках которого производится и воспроизводится различие общественных структур империалистических и зависимых стран, и как отношение, в рамках которого производится и воспроизводится господство первых над вторыми. 2. Колониальное отношение как производственное отношениеДля научного исследования зависимого капитализма в качестве определённой специфической формы капитализма «необходимо исходить из колониального отношения в качестве основного производственного отношения между двумя способами производства, представляющего собой отношение господства между двумя различными по своей структуре странами».

Выявление специфических закономерностей зависимого капитализма начинается у Махди Амеля с рассмотрения отношения между зависимыми странами и империалистическими странами. Первые страны занимают зависимо-подчиненное положение в этом отношении, тогда как другие страны (империалистические) занимают господствующее положение. Это отношение называется Махди Амелем «колониальным отношением».

Кроме того, и это главное, Махди Амель рассматривает колониальное отношение в качестве производственного отношения между двумя способами производства в широком смысле, как процессами производства целостной общественной структуры. Ливанский философ рассматривает колониальное отношение как отношение, в рамках которого производится и воспроизводится различие общественных структур империалистических и зависимых стран, и как отношение, в рамках которого производится и воспроизводится господство первых над вторыми.

С чего начать исследование этого колониального производственного отношения? Как последовательный марксист, Махди Амель начинает с определяющей сферы общественного развития, со сферы материального производства.

Разрушая местную рабочую силу на иностранных рынках, машинное производство преобразует соответственно себе эти рынки. Так, например, Ост. Индия была вынуждена производить для Великобритании хлопок, шерсть,… и т. д….. Главные крупные промышленные центры диктуют новое международное разделение труда, превращающее одну часть земного шара в область земледельческого производства для другой части земного шара, ставшей таким образом областью промышленного производства.

[2]:131-132 Интерпретируя вышеприведённую цитату из «Капитала» Карла Маркса, Махди Амель выдвигает некоторые общие положения, касающиеся колониального отношения. Первое положение, непосредственно вытекающие из марксовой цитаты состоит «в полной экономической зависимости колониальных стран от капиталистических колонизаторских стран».[1]:378 Сама эта полная экономическая зависимость, которую Махди считает общеизвестной, предстает как полное подчинение колониальных стран международному разделению труда, диктуемому и определяемому крупными промышленными центрами капиталистического мира. Иными словами, место и роль зависимых стран в международном разделении труда определяется другими странами, империалистическими, представляющими собой крупные промышленные центры. При этом подчиненная сторона предстает как область производства сырья для промышленности господствующей стороны. Второе положение относится к капиталистической системе как единой системе:

Разделение труда в качестве международного разделения предполагает существование мира как некой органической целостности, части которой взаимодействуют и взаимопроникают друг в друга при их различии и отличии. Так что судьба каждой части этого целого определяется этим целым и в свою очередь определяет его. Это с одной стороны.

[1]:379

Капиталистический мир, капиталистическая система является органической целостностью, основанной на международном разделении труда. Этим не исчерпывается второе выдвинутое положение при интерпретации марксового текста, служащего опорой исследователю при изучении колониального отношения.

Амель продолжает:

С другой стороны, необходимо заметить, что данное единство, предстающее как исходная основа развития колониального отношения, есть на самом деле исторический результат этого отношения в качестве производственного отношения, то есть исторический результат движения развития капитализма. Это западный капитализм превратил в единое как мир, так и его историю, посредством превращения самого внешнего рынка, как рынка его промышленной продукции, в нечто единое.

[1]:379

Исходная основа развития колониального отношения — международное разделение труда, о котором шла речь выше — есть одновременно исторический результат этого отношения в качестве производственного отношения. Кроме того, нетрудно заметить из цитаты, что исторический результат колониального отношения в качестве производственного и исторический результат превращения внешнего рынка как рынка промышленной продукции развитого западного капитализма в нечто единое — есть одно и то же.

Амель поясняет:

Капитализм делает мир единым через развитие внешней торговли, а расширение внешней торговли капиталистического производства есть не что иное, как колонизация мира и его включение в определённое отношение с этим производством, которое и есть колониальное отношение.

[1]:381

Таким образом, по Амелю, процесс расширения внешней торговли есть процесс колонизации мира, процесс включения остальных отстающих от капиталистического развития стран в колониальное отношение.

Речь идет здесь об историческом процессе становления колониального отношения в качестве производственного отношения и мирового рынка в качестве рынка промышленной продукции развитого капитализма.

Амель подчеркивает, что внешняя торговля, о которой речь шла выше (посредством которой осуществляется колонизация мира и его включение в колониальное отношение), — это торговля, которая уже диктуется внутренними потребностями развитого капиталистического производства, то есть «когда капиталистический способ производства окончательно определился и стал развиваться на своей собственной основе, подчиняясь своим внутренним закономерностям».[1]:382 Только при выполнении такого исторического условия можно говорить о колониальном отношении в качестве производственного отношения, считает ливанский философ.

На этом этапе исследования перед Амелем встал вопрос о дальнейшем способе исследования колониального отношения и связанной с ним внешней торговли. Их можно исследовать в процессе их исторического становления, вместе с тем к ним можно подходить как к уже ставшим явлениям и рассматривать их взаимодействие, по словам Амеля, их «структурное взаимодействие». Амель идет по второму пути:

Мы рассматривали марксов текст с точки зрения структурного аспекта, а не исторического аспекта, потому что то, что нас интересует в попытке понимания колониального отношения, — его структура, а не его история, несмотря на важное значение познания этой истории.

[1]:383

Итак, Амель подходит к колониальному отношению и связанному с ним мировому рынку как уже ставшим. Колониальное отношение выступало у Амеля как полное подчинение определённому международному разделению труда, определяемому или диктуемому крупнопромышленными капиталистическими странами. Подчиненные зависимые страны производят сырье для промышленности господствующих развитых капиталистических стран. Эти два типа стран связываются мировой торговлей. Каким образом взаимодействуют эти страны между собой в рамках мировой торговли?

Махди Амель переходит к изучению этого вопроса, считая его вопросом огромного значения, решение которого раскрывает основное содержание экономической зависимости «отстающих» стран.

Для решения этого вопроса Махди Амель опять опирается на Маркса, давая свою интерпретацию марксового текста.

По Марксу же,

Капиталы, вложенные во внешнюю торговлю, могут давать более высокую норму прибыли, так как, во-первых, здесь имеет место конкуренция с товарами, которые производятся другими странами при менее благоприятных условиях производства, так что страна более развитая продает свои товары выше их стоимости, хотя и дешевле конкурирующих стран. Норма прибыли повышается, поскольку труд более развитой страны оценивается как труд более высокого удельного веса, поскольку этот труд, не оплачиваемый как труд более высокого качества, продается как таковой… может, в частности, оказаться, что такая страна отдает овеществленного труда in natura больше, чем получает, и что все-таки получает при этом товары дешевле, чем могла бы сама их производить… С другой стороны, что касается капиталов, вложенных в колониях и т. д., то они могут давать более высокие нормы прибыли, так как там вследствие низкого уровня развития норма прибыли выше вообще, а в связи с применением рабов, кули и т. п. выше и степень эксплуатации труда…. Страна, находящаяся в благоприятных условиях, при обмене получает больше труда за меньшее количество труда, хотя эта разница, этот избыток, как вообще это бывает при обмене между трудом и капиталом, прикарманивается одним определённым классом. Следовательно, более высокая норма прибыли, потому что она вообще выше в колонии, при благоприятных естественных условиях может идти рука об руку с низкими товарными ценами. Выравнивание происходит, но это не выравнивание по старому уровню, как полагает Рикардо. Но та же самая внешняя торговля развивает в стране, вывозящей товары, капиталистический способ производства и, следовательно, ведет к уменьшению переменного капитала по отношению к постоянному; с другой стороны, она создает перепроизводство по отношению к загранице и потому в дальнейшем оказывает опять-таки противодействующее влияние.

[2]:250-251

Основное экономическое содержание колониального отношения, отношения капиталистической зависимости, есть сверхэксплуатация колониальной зависимой страны со стороны развитой капиталистической страны, подчеркивает ливанский марксист. Причина этого состоит, по его мнению, в том, что данное отношение есть отношение между двумя неравномерно развитыми странами. Так что менее развитая страна даёт большее количество труда (в виде товаров), чем то количество труда, которое она получает взамен от более развитой страны.

Такое положение дел имеет место и в случае инвестиции иностранного капитала, пишет ливанский марксист, однако не раскрывает эту мысль. Таким образом, главное экономическое содержание колониального отношения в качестве производственного отношения «… есть на самом деле неэквивалентный обмен всегда в пользу более развитой капиталистической страны, поскольку он есть обмен между двумя неравными количествами труда. И разница между ними определяет норму сверхэксплуатации „отстающей“ страны».

Амеля интересует выявление специфических черт зависимого капитализма, его отличия от развитого империалистического капитализма. Но неэквивалентный обмен предполагает существование товарного производства как в первом, так и во втором. Поэтому следующий шаг в движении мысли Амеля есть переход к раскрытию специфики товарного производства в зависимых странах.

Продолжая интерпретацию второй марксовой цитаты Амеля, обратим внимание на то, что разница в обмене неравного количества труда прикарманивается буржуазным классом развитой капиталистической страны, однако, как Маркс утверждает, «она выступает в пользу капиталистической страны в целом, поскольку она содействует развитию и укреплению капитализма в этой стране».18 Таково воздействие неэквивалентного обмена на господствующую сторону колониального отношения. Каково его воздействие на другую сторону этого отношения, на подчиненную, зависимую страну?

Для ответа на этот вопрос Амель сосредоточивает внимание на мысли Маркса о том, что при неэквивалентном обмене менее развитая страна «получает товары дешевле, чем могла бы их производить». То есть, выясняет Махди Амель, «стоимость одного и того же товара в качестве импортируемого меньше, чем его стоимость как произведенного. Будто бы колониальное отношение как производственное отношение выступает не только в пользу капиталистической страны, а также в пользу колонизируемой страны. Это так на самом деле?»19 Ответ на этот последний вопрос, и, следовательно, на поставленный выше вопрос о воздействии неэквивалентного обмена на зависимую страну, представляет собой, по мнению автора «колониального способа производства», целостный анализ структуры «отсталого» зависимого капитализма. Вместе с тем Махди Амель вынужден, как он сам считает, дать краткий первоначальный ответ на эти поставленные выше вопросы. «Верно то, что говорит Маркс по поводу товара, но это совсем не означает, что колониальное отношение в пользу колонизируемой страны, или в пользу развития ее производства. Наоборот, оно блокирует всякую перспективу развития производства в этой стране, поскольку оно ставит это производство в постоянное положение структурного недостатка, при котором зависимая страна не в состоянии конкурировать с капиталистическими продукциями. Более того, оно останавливает всякую конкурентную борьбу и всякую борьбу за создание собственного производства. Поскольку результат этой борьбы заранее известен, этот результат с неизбежностью выступает в пользу развитого способа производства, пока имеет место колониальное отношение».20 Далее ливанский мыслитель продолжает: «Можно сказать, что колониальное отношение предстает как историческая сила, парализующая всякое движение к развитию колониального производства. Поэтому можно утверждать, что развитие производства в колонизируемой или „отстающей“ стране с необходимостью проходит через прерывание колониального отношения».

Таким образом, при первоначальном рассмотрении воздействия неэквивалентного обмена на зависимую страну, оказывается, что неэквивалентный обмен есть историческая сила, не только тормозящая, но и парализующая производство в этой стране. Забегая чуть вперед, чтобы снять возможные недоразумения у некоторых читателей, отметим, что когда Амель говорит о колониальном отношении как о парализующей силе развития производства в зависимой стране, то он имеет в виду главным образом парализующее действие колониального отношения на переход производства зависимой страны в крупнопромышленное производство, поскольку неэквивалентный обмен есть обмен сырьевого продукта на промышленную продукцию.

Важно отметить, что при таком понимании воздействия неэквивалентного обмена, или колониального отношения, на производство зависимых стран, отставание производства зависимых стран уже не выступает как результат исторической недоразвитости этих стран, а производится самим колониальным отношением, самим отношением эксплуатации этих стран со стороны империалистических стран. Кроме того, не только отставание зависимых стран производится колониальным отношением, отношением неэквивалентного обмена, а прогресс империалистических стран также производится и воспроизводится им. «Мы не извратим истину, если скажем, что развитие Западной Европы, и вообще развитие западного капитализма в рамках колониального производства является историческим результатом отставания колонизируемых стран, то есть страны Азии, Африки и Латинской Америки, как и само это отставание, есть исторический результат развития западного капитализма».

Обобщая последние мысли, Амель пишет: «Мы подходим к основному моменту. Он состоит в том, что данное производственное отношение постоянно стремится к объединению двух различных по структуре производств в исторически противоречивом единстве, где каждое производство зависит от другого в своём движении…. Так что имеется взаимная зависимость между этими двумя производствами. Однако эта взаимозависимость имеет различную форму и различные последствия у разных сторон колониального отношения. Она сильно развивает производительные силы в стране колонизатора и ограничивает и даже парализует это развитие в колонизируемой стране».23 Колониальное отношение предстает как отношение, связывающее два различных по структуре производства. Структура первого есть та структура развитого производства, где крупная промышленность господствует. Структура второго есть та структура слаборазвитого производства, где крупная промышленность либо не возникла, либо возникла, но не господствует. Более того, колониальное отношение есть отношение, развивающее производительные силы капиталистического общества и парализующее их развитие в зависимом обществе. При этом развитие производительных сил первого есть необходимое условие и результат их отставания у второго, и отставание производительных сил второго есть необходимое условие и результат развития у первого. Стороны взаимопредполагают и взаимопорождают друг друга.

Поскольку отображение взаимодействия противоположных сторон находится на таком уровне, поскольку уровень отображения их взаимодействия не включает то, как эти стороны взаимоотрицают друг друга, постольку их взаимодействие — колониальное отношение — выступает как некое повторяющееся, в основном не изменяющееся отношение или взаимодействие. И это не случайность, а вытекает из того, что колониальное отношение охарактеризовано главным образом в сфере обмена, пусть и неэквивалентного. Сам Амель в соответствии с данным уровнем развития его исследования характеризует отношение между колониальным производством (зависимый капитализм) и развитым капиталистическим производством (империалистический капитализм) следующим образом: "Отношение между этими двумя производствами есть с необходимостью кругооборачивающее, замыкающее на себя отношение, предстающее в своём развитии как постоянно повторяющееся отношение. Пока колониальное отношение имеет место между ними, пока нет возможности преодоления того или другого, переходя к новому способу производства, колониальное отношение представляет внутренний предел развития каждого из этих двух производств. Существование этого предела обеспечивает сохранение основ этого развития без каких-либо изменений, или, иначе говоря, изменение проявлений этих основ происходит в рамках данного предела, существование которого их сохраняет. Не представляет ли это то, что называется «порочным кругом» «отсталости» по отношению к колониальным странам?"24 И заключает ливанский мыслитель: «Забегая вперед и делая из того, что изложено, вывод, к которому мы обязательно еще вернемся, скажем следующее: преодоление колониального и капиталистического производства с необходимостью проходит через прерывание колониального отношения. То есть переход к социализму как в „отстающих“ странах, так и в капиталистических странах, с неизбежностью проходит через прерывание этого отношения, через его революционное упразднение. Революция против колониализма есть единственный путь к освобождению человека».

Имея в виду вышесказанное и в связи с изложенными в начале статьи господствующими в арабском коммунистическом движении представлениями о ходе развития зависимого капитализма и о природе национально-освободительной борьбы, можно сказать, что выводы Амеля уже расходятся с этими представлениями, поскольку колониальное отношение ускоренно развивает производительные силы господствующей империалистической стороны и парализует, как пишет Амель, развитие производительных сил зависимой, подчиненной стороны, поскольку в рамках колониального отношения не имеется исторической возможности перехода к крупнопромышленному капитализму, подобному развитому капитализму. Следовательно, переход к независимому капитализму, о котором говорили большинство компартий Арабского мира есть иллюзия. Кроме того, освобождение от зависимой подчиненности развитым капиталистическим странам представляет собой процесс отрицания капитализма в зависимых странах, это есть переход к социализму. Следовательно, национально-освободительная борьба есть классовая борьба. Более того, вопреки широко распространенным тогда в мировом коммунистическом движении представлениям о том, что национально-освободительное движение есть часть мирового движения за социализм в силу его антиимпериалистического характера, у Амеля национально-освободительное движение есть органическая часть мирового движения за социализм, поскольку по сути дела оно (освободительное движение) есть освобождение от капитализма и переход к социализму. Возвращаясь к изложению концепции «колониального способа производства» ливанского философа, отметим, что Махди Амель прав, считая свой последний вывод определённым забеганием вперед по отношению к ходу исследования, так как колониальное отношение выступает на данном уровне развития его исследования как «кругообращающее, замыкающее на себя» отношение. Следовательно, ещё не раскрывались глубокие противоречия, обусловливающие внутреннюю необходимость отрицания этого отношения. Раскрытие этих глубоких противоречий необходимо требует перехода в исследовании колониального отношения от сферы обмена к сфере собственно производства.

3. Специфическая черта генезиса зависимого капитализма

Вслед за «Капиталом» Карла Маркса Махди Амель считает, что развитие товарного производства в колониальных странах прошло два этапа. Первый этап есть этап распространения товарного производства, когда докапиталистическое производство переходит к производству товаров. Второй этап есть этап превращения возникшего на основе докапиталистического производства товарного производства в капиталистическое производство. Это этап «капитализации» колониальных стран, как его называет Амель, который формулирует проблему дальнейшего исследования следующим образом: «Какую историческую форму принимает „капитализация“ производства колониальной страны?»26. Одна из отличительных черт капиталистических отношений в колониальных зависимых странах состоит, по мнению Махди Амеля, в том, что эти отношения не возникли в силу объективной логики развития докапиталистических способов производства, существующих в колониях. Иначе говоря, переход зависимых стран «от способа производства, предшествующего колонизации к колониальному способу производства не подчинялся исторической необходимости первого, а был результатом внутреннего преобразования структуры этой необходимости, то есть ее деформации под воздействием внешней силы, выступавшей в качестве движущей силы этого процесса. Важность данного исторического феномена состоит в следующем: революция в марксистском понимании, то есть в научном понимании, есть переход от одного способа производства к другому, то есть от одной общественной структуры к другой. Однако то, что произошло в колониальных странах при переходе к колониальному способу производства нельзя считать революцией в подлинном смысле этого слова, поскольку революция есть сила, освобождающая историю и реализующая находящиеся внутри нее реальные возможности».27 Таким образом, генезис капитализма в колониальных странах происходил под воздействием внешней, по отношению к историческому ходу развития этих стран, силы. Преобразование структур предшествующих капитализму способов производства определялось и диктовалось внешней необходимостю, по отношению к внутренней логике развития этих способов. Генезис капитализма в зависимых странах не представлял собой реализацию исторических возможностей, таящихся в докапиталистических укладах производства, существовавших в этих странах до их колонизации. Поэтому возникновение и формирование капитализма в зависимых странах не представляет собой революционный процесс, не носит революционный характер, как отмечает автор «Колониального способа производства». Махди Амель даёт множество фактов, относящихся к историческому развитию разных арабских стран (Алжир, Египет, Ливан, …) и свидетельствующих о насильственном внедрении колониально-капиталистической частной собственности на землю — главное средство производства в докапиталистических способах производства, по Амелю, в колониальных странах. При этом новые частные собственники — колониально-капиталистические собственники — это бывшие главы общин и племен и бывшие феодалы. Они преимущественно относятся к господствующим частям — сословиям или классам — докапиталистических обществ. Махди Амель не анализирует эти факты. Он их приводит лишь в качестве примеров, подтверждающих ту специфику генезиса и формирования зависимого капитализма, о которой шла речь выше. Он лишь отмечает, что земля остается при колониальном способе производства главным средством производства, а частная собственность на неё не является феодальной, а есть колониальная собственность, на основе которой производятся товары для экспорта.

4. Характеристика колониальной промышленности

Если выделенная выше специфика относится к историческому становлению зависимого капитализма, то вторая его специфическая черта, к изложению которой мы переходим, относится к уже ставшему зависимому капитализму. Она представляет собой существенный момент в концепции Махди Амеля о зависимом колониальном капитализме.

Как было показано при рассмотрении неэквивалентного обмена, ливанский мыслитель считает, что колониальное отношение приводит к отставанию производительных сил, и особенно промышленности, в зависимой стране и порождает его. Он даже писал о «параличе» развития этих стран. Амель конкретизирует в определённой степени свое понимание отставания производительных сил зависимой капиталистической страны. «Мы можем утверждать, что развитие производительных сил в рамках колониального отношения никогда не может быть подобным их развитию в капиталистическом производстве, так чтобы осуществить промышленную революцию, необходимую для их освобождения».28 Паралич, отставание производительных сил зависимого капитализма состоит, по Амелю, в невозможности совершения промышленной революции так, как это произошло в историческом развитии западного капитализма, где промышленная революция выступила как освобождавшая производительные силы и создавшая базу для развития капитализма на своей собственной основе.

Махди Амель не отрицает существования промышленности в зависимых странах, однако, он её характеризует как «отсталую» промышленность. «Промышленность в наших странах имеет больше ремесленный характер, чем крупный характер, который мы видим при капитализме. Она является, как часто говорят, легкой промышленностью, то есть потребительной промышленностью. Так как она ограничивается производством средств потребления, и абсолютно не в состоянии производить средства производства. Этим она характеризуется в качестве „отсталой“ промышленности. И если мы сравним эту „отсталую“ промышленность только с капиталистической потребительной промышленностью, то количественное и качественное различие между ними встает в явном виде. Она предстает намного слабее второй и менее концентрированная, что её сближает с ремесленной деятельностью. Даже её передовые сектора предстают очень слабыми по сравнению с развитыми капиталистическими потребительными секторами. Так что оценка „отсталой“ промышленности не должна быть дана в замкнутой среде, а на основе промышленного развития в мире, и особенно в свете развития капиталистической промышленности».

Одна из важных сторон отставания производительных сил зависимого капитализма состоит в отмеченном Амелем характере промышленности в зависимых странах. Промышленность в этих странах направлена на производство предметов непосредственного потребления. Она абсолютно не в состоянии производить средства производства, и поэтому она является «отсталой» промышленностью. Это легкая промышленность, имеющая по преимуществу ремесленный характер.

Заметим, что преимущественно ремесленный характер данной промышленности выявляется Махди при её сравнении с потребительной развитой капиталистической промышленностью. То есть ремесленный характер «отсталой» промышленности имеет относительный смысл у Амеля. Каково отношение «отсталой» промышленности к зависимому капиталистическому развитию?

С одной стороны, «отсталая» капиталистическая промышленность имеет стремление развиваться в крупную промышленность, перейти к более развитому уровню. Но господство в экономике зависимых стран производства сырья, его экспорта, и импорта промышленной империалистической продукции закрывает ей такой путь и делает его невозможным, подчеркивает Махди Амель. Поэтому имеется противоречие между ними. С другой стороны, ливанский марксист отмечает, что «развитие потребительной промышленности совместимо с колониализмом в его новой форме. Оно может служить базой для развития этого колониализма и его проникновения в „отсталую“ страну. Эта новая форма колониального отношения определяется как новое международное разделение труда, где страны, производящие сырьевые материалы имеют возможность производить только предметы потребления, тогда как промышленные страны производят средства производства предметов потребления. Это новое разделение труда есть на самом деле разделение промышленного труда в рамках общего международного разделения труда».29 То есть новое разделение труда, о котором Махди Амель говорит, не снимает старое международное разделение труда, при котором зависимые страны предстают как область земледельческого производства, производящая сырье для промышленности развитых капиталистических стран, выступающих как крупнопромышленные центры в этом международном разделении труда. Новое разделение труда, как промышленное разделение труда, содержится в рамках старого, не преобразуя его существенным образом. Поэтому Махди Амель, продолжая определять отношение «отсталой» промышленности зависимых стран к капиталистическому развитию, утверждает следующее: «Это значит, что колониальная структура „отсталой“ страны и определяет промышленность в этой стране как потребительную промышленность, развитие этой промышленности в рамках колониального отношения определяет, в свою очередь, колониальный характер „отсталой“ страны, и сохраняет её „отсталость“ вместо её снятия. Развитие промышленности в „отсталой“ стране в качестве потребительной промышленности усиливает и укрепляет структурную связь между колониальным производством и колонизаторским капиталистическим производством, так что постоянным образом одно становится основой другого, а другое становится последствием первого».30 Таким образом, с одной стороны, капиталистическая «отсталая» промышленность имеет стремление развиваться в крупную промышленность, в господствующую крупную промышленность и поэтому она находится в противоречии с зависимым капитализмом, основанным на господстве земледельческого производства — производства сырьевого материала. С другой же стороны, существование этой «отсталой» промышленности основывается на новой, по словам Амеля, форме колониального отношения, представляющей собой промышленное разделение труда в рамках общего международного разделения труда (земледелие — промышленность), где развитые капиталистические страны господствуют, подчиняя себе «слаборазвитые» страны. С этой точки зрения, «отсталая» промышленность зависимого капитализма не находится в отношении противоречия с зависимостью развития, а в отношении совместимости с ним, поскольку она (зависимость) предстает как основа её («отсталой» промышленности) существования.

Более того, «отсталая» промышленность не в состоянии снять, коренным образом преобразовать ту основу, на которой она существует, наоборот, она укрепляет эту основу. Так что они обусловливают друг друга и не отрицают друг друга. Иными словами, господствует вторая сторона этого двойного положения «отсталой» промышленности зависимого капитализма по отношению к зависимости капиталистического развития. Таким образом, Амель обосновывает невозможность промышленной революции в зависимых странах, создающей базу для перехода к независимому развитому капитализму, развивающемуся на своей собственной основе.

По мнению Амеля, данное последнее положение остается верным даже при возникновении тяжелой промышленности в зависимых странах, даже при возникновении производства средств производства.

Сразу встает вопрос, как может Махди Амель говорить о существовании тяжелой промышленности и производства средств производства в зависимой стране, когда только что он отрицал такую возможность? На самом деле такая противоречивость имеет место у Махди Амеля. Однако, по нашему мнению, она относится к процессу углубления его исследования.

Дело в том, что в ходе рассмотрения классов зависимого капиталистического общества, а именно при рассмотрении отношения между империалистической буржуазией и колониальной буржуазией — господствующего, по Амелю, класса зависимого капитализма — Амель сталкивается с фактом существования тяжелой промышленности или производства средств производства в некоторых зависимых странах, таких как Бразилия и Индия.

Каким образом объясняется данный факт, не соответствующий некоторым выводам или положениям, выдвинутым выше Амелем? Амель отмечает, и лишь отмечает, то есть специально не изучает, следующее: «Современное развитие империализма в явном виде стремится к осуществлению иного международного разделения труда основывающегося на существовании в империалистических странах, и только в них, таких видов промышленности, при которых производительность труда достигает очень высокого уровня, и которые опираются на огромное развитие науки и техники, являющееся никогда не достижимым для промышленности колониальных стран, отличающейся тем самым низкой производительностью труда. … Историческое развитие структуры колониальных производственных отношений не полагает с необходимостью отсутствие промышленного развития, несмотря на то что оно это и полагало в первый период развития империализма, однако данное промышленное развитие, осуществляющееся в рамках этой структуры, остается задержанным, в том виде, в котором капиталистическое империалистическое развитие определяет его количественно и качественно, и еще в том виде, в котором оно определяется зависимостью от этого империалистического развития. Последнее положение имеет место, поскольку промышленное развитие колониальной страны осуществляется постоянным образом в рамках структуры колониальных производственных отношений без того, чтобы данный вид промышленности стал препятствием определённости этой структуры в качестве колониальной, даже если оно достигает того, что называется тяжелой промышленностью, то есть производство самих средств производства, как это, например, имеет место в Индии или в Бразилии».31

Мы специально привели эту большую цитату, чтобы читатель имел четкие представления о направленности мысли Махди Амеля. На самом деле мысль Амеля углубляется, поскольку она переходит от одной формы международного разделения труда к другой, более сложной и более развитой форме. И следовательно она переходит от одной формы колониального отношения, от одной формы зависимого капитализма к другой более развитой форме. Однако, поскольку Амель не изучает эту новую форму, поскольку он ограничивается лишь указанием на её возникновение, постольку данный вопрос остается у него на уровне (и даже в не совсем отчетливом виде) постановки проблемы. Мы не будем анализировать очень важное, на наш взгляд, значение поставленной проблемы как для понимания противоречия развития мысли Амеля, так и для — и это самое главное — понимания специфических закономерностей зависимого капитализма. Мы оставляем эту задачу для другой работы и следим пока за реализацией главной цели данной статьи — изложением основных моментов концепции «колониального способа производства».

С точки зрения этой цели необходимо подчеркнуть то, что в последней приведённой цитате ливанский философ считает, что возникновение и развитие тяжелой промышленности в зависимых капиталистических странах происходит не вопреки зависимой структуре этих стран, а в рамках и в соответствии с ней и углубляя её. Данное промышленное развитие выступает как задержанное развитие, поскольку оно определяется, с одной стороны, этой уже ставшей колониальной зависимой структурой, а с другой стороны, оно качественно и количественно определяется империалистическим развитием. Отсюда вытекает, что положение, выдвинутое Амелем о невозможности совершения промышленной революции в зависимых капиталистических странах, создающей базу для развития этого капитализма на своей собственной основе и позволяющей таким образом перейти к независимому капитализму, остается в силе, поскольку не только легкая потребительная промышленность задержана в своём развитии, но и сама тяжелая промышленность. Эта вторая выделенная специфическая черта развития зависимого капитализма вместе со всем проведённым анализом позволяет нам подойти к важнейшему выводу концепции «колониального способа производства».

5. Закон ограниченного расширения колониального капитала и воспроизведение докапиталистических производственных отношений

Поскольку в колониальной, зависимой стране не имеется возможности промышленной революции, приводящей к господству крупной независимой капиталистической промышленности, подчиняющей себе другие отрасли производства, освобождая их от колониальной зависимости, создающей соответственно себе единый внутренний рынок и выводящий страну на позиции эквивалентного обмена, поскольку промышленное развитие задержанное, а земледельческое сырьевое производство занимает главенствующее положение, а торговля направлена главным образом на внешний рынок, постольку колониальный зависимый капитал, состоящий из земледельческого, торгового и промышленного капиталов, имеет существенную черту, отличающую его коренным образом от капиталистического империалистического капитала. А именно, «вопреки воспроизводству империалистического капитала, воспроизводство колониального капитала не подчиняется тенденции безграничного расширения, а наоборот, оно подчиняется тенденции ограниченного расширения, ограниченного с необходимостью структурным зависимым отношением постоянно подчиняющим колониальный капитал господству империалистического капитала, препятствующего ему (колониальному капиталу) таким образом совершить в своём развитии то, что империалистический капитал совершил при своем расширении, упраздняя предшествующие капитализму способы производства. Поэтому мы видим, что колониальное производство, основывающееся в своём развитии на исключении его становления капиталистическим производством, то есть основывающееся на ограниченном расширении по своей структуре, сохраняет эти способы производства в форме, запрещающей им перейти в своём внутреннем развитии к капиталистическому способу производства. В свою очередь, эти способы в своём постоянном возобновлении, имеющем само колониальное производство в качестве исторического условия своего существования, запрещает ему перейти в своём внутреннем развитии к капиталистическому развитию».32 Махди Амель считает, что вышеизложенное об ограниченном расширении колониального производства и о соотношении колониального зависимого производства с докапиталистическими способами производства есть один из основных законов развития зависимого капитализма, отличающего его существенным образом от империалистического капитализма, упраздняющего докапиталистический способ производства. При этом он подчеркивает, что сохранение и воспроизводство докапиталистических способов производства колониальным производством нельзя понимать так, что эти элементы, то есть колониальный способ производства и докапиталистические способы производства, внешни друг другу или рядоположенны, наоборот, они проникают друг в друга, воспроизводя друг друга. Амель не изучает механизмы этого воспроизведения. Он лишь отмечает, что данное воспроизведение не повторяется в абсолютно том же самом виде, поскольку имеется определённое ограниченное и частичное упразднение докапиталистических способов производства. По мнению ливанского философа, раскрытый им характер взаимодействия колониального зависимого капитализма и докапиталистических способов производства есть материальная основа воспроизведения и постоянного возобновления в сфере общественного сознания зависимого общества докапиталистических форм сознания, таких как общинное сознание. Кроме того, это есть материальная основа, обусловливающая место и роль религиозного сознания в политической жизни зависимых обществ.

6. Классовая структура зависимого капиталистического общества и историческая роль рабочего класса

Махди Амель начинает характеристику классовой структуры зависимого капиталистического общества с господствующего класса, называя его колониальной буржуазией. Колониальная буржуазия выступает прежде всего как класс, владеющий капиталом в сфере земледельческого производства, создающего сырье для промышленности империалистических стран, и в сфере внешней торговли, в сфере обмена сырья на промышленную продукцию развитых капиталистических стран, империалистических стран. «Это означает, что колониальная буржуазия предстает как единый класс, составленный из двух различных социальных слоев: слоя торговцев, имеются в виду городские торговцы, и слоя земледельческих собственников, направляющих их земледельческое производство в русло колониальной торговли». 33 Подобно тому, как генезис и формирование зависимого капитализма не представляли собой революцию, колониальная буржуазия никогда не являлась, по мнению Амеля, революционным классом в полном смысле этого слова. То есть она не являлась тем господствующим классом, носящим в своём развитии внутри способа производства, где он образовался, новый способ производства, выходящий из прежнего путем его революционного преобразования. Отсюда следует, что «колониальная буржуазия не имела антагонистического противоречия с классом, господствующим в прежнем способе производства, как это имело место между европейской буржуазий и феодалами».34 Амель приводит разные исторические факты, свидетельствующие о том, что большая часть классов, господствующих в докапиталистических способах производства или часть глав общин перешли в колониальную буржуазию.

Продолжим характеристику классов зависимого общества. При международном разделении труда на земледельческие страны и промышленные страны, колониальный капитал не в состоянии, по Амелю, порождать промышленный капитал, так что промышленный слой не относится к господствующей колониальной буржуазии. Промышленный слой, собственник капитала в легкой «отсталой» промышленности относится, как считает Амель, к производительной части мелкобуржуазного класса зависимого капиталистического общества. И в силу двоякого положения этой промышленности в зависимом капитализме (стремится к развитию в крупную капиталистическую и существует на основе определённого колониального международного разделения труда), отмечает Махди Амель, «„отсталая“ промышленность не имеет возможность развиваться подобно капиталистической промышленности, так как классовое существование колониальной буржуазии закрывает ей путь капиталистического развития, поэтому с необходимостью существует противоречие между промышленной частью мелкой буржуазии и колониальной буржуазией. Но оно не является главным движущим противоречием социальной „отсталой“ структуры, а второстепенным, которое развивается в рамках классового союза между колониальной буржуазией и этой частью мелкобуржуазного класса».35 Соответственно выше охарактеризованные классы, земледельческие рабочие, крестьяне и рабочие легкой промышленности, предстают в качестве главной эксплуатируемой силы, или, по мнению Амеля, сверхэксплуатируемой силой зависимого капиталистического общества. При международном разделении труда, где империалистические страны владеют промышленностью с высоким уровнем производительности труда и опирающейся на огромное научно-техническое развитие, а зависимые страны имеют в той или иной степени тяжелую промышленность, часть колониального капитала становится промышленным, и, следовательно, колониальная буржуазия становится классом, состоящим из торговцев, ведущей деятельностью которых является внешняя торговля, из крупных частных земельных собственников и из промышленного слоя, возникшего на основе владения задержанной в своём развитии промышленности. Соответственно этому изменению в колониальной буржуазии к рабочему классу присоединится слой рабочих тяжелой промышленности. К выше названным классам и слоям общества необходимо добавить остальные части мелкобуржуазного класса (ремесленники, мелкие земледельческие собственники, работники сферы услуг…). Махди Амель считает, что главное противоречие — это противоречие между колониальной буржуазией и рабочим классом. Вместе с тем он замечает особое отличие классовой структуры зависимого общества по сравнению с развитым капиталистическим обществом. Если в этом последнем имеется тенденция превращения мелкобуржуазного класса в наемную рабочую силу, вследствие неограниченного расширения капиталистического производства, то в зависимом капитализме (поскольку действует закон ограниченного расширения колониального капитала и воспроизведение докапиталистических производственных отношений) мелкобуржуазный класс сохраняет свое классовое положение в качестве такового, так что момент превращения его части в работников наемного труда подчиняется общей закономерной тенденции постоянства и стабильности его классового положения. В свете проанализированной выше структуры колониальных производственных отношений и классов зависимого общества Махди Амель заключает: «Национально-освободительная борьба есть в своей исторической и теоретической реальности процесс освобождения от структуры колониальных производственных отношений, поскольку действительное существование империалистического господства состоит в существовании данной структуры производственных отношений, то есть данная структура представляет собой материальную базу империалистического господства и его постоянного возобновления».36 Национально-освободительная борьба как борьба, направленная на освобождение от господства империализма, есть на самом деле процесс коренного преобразования колониальных производственных отношений. Следовательно, национально-освободительная борьба есть борьба между определёнными общественными силами зависимого капиталистического общества, стремящимися коренным образом преобразовать колониальные зависимые производственные отношения, и другими общественными силами, стремящимися сохранить и увековечить эти производственные отношения. Это есть борьба между колониальной буржуазией с её союзниками и рабочим классом с его союзниками. Было доказано, что преобразование зависимых капиталистических отношений в независимые капиталистические отношения исторически невозможно. Отсюда следует, что освобождение от господства империализма и есть освобождение от самого капитализма, а не освобождение капитализма от своей зависимости. Национально-освободительная борьба есть борьба за социализм. «В свете проведённого анализа четко определяется роль рабочего класса в классовой борьбе внутри этой структуры производственных отношений. Сказать, что эта роль состоит в осуществлении социалистической революции, упраздняющей капиталистические производственные отношения, не есть теоретическое определение, а повторение определённого универсального закона без определения его специфического существования. Повторение универсального закона не содержит обогащение познания, ведь обогащение состоит в определении формы специфичности в действительном историческом существовании единого закона, имеющего место в социальной действительности в качестве специфицированного…. И специфическая форма существования этого универсального закона в социальной колониальной структуре есть то, что рабочему классу необходимо — по причине специфичности логики колониального производства — осуществить три революции, представляющих собой на самом деле одну революцию: буржуазную революцию, национально-освободительную революцию и социалистическую революцию».37 При первой революции он (рабочий класс) упраздняет предшествующие капитализму производственные отношения. При второй революции рабочий класс должен освободить страну от господства империализма, а при третьей революции рабочий класс выполняет вою собственную историческую миссию, осуществляя переход к социализму. Таков заключительный вывод «Колониального способа производства», представляющий собой исходный пункт третьей, недописанной Амелем работы «О периодизации истории», где он намечает задачу периодизации классовой борьбы колониального общества.38

Заключение. Со времени написания «Колониального способа производства» прошло почти 40 лет. Сама эта концепция была предложена, по словам её автора, в качестве теоретической гипотезы. По нашему мнению, в данной концепции содержатся многие рациональные моменты, сохраняющие свое значение в настоящее время. Выявить их в рамках заключения какой-то статьи невозможно. Кроме того, выявление глубоких рациональных моментов всякой научной концепции происходит в процессе развития этой концепции, в процессе её диалектического снятия. В данном заключении мы хотели очень кратко обратить внимание на определённую исследовательскую направленность к развитию теории о зависимом капитализме как органической части мировой капиталистической системы. На наш взгляд, Амель правильно ставит вопрос о необходимости рассмотрения отношения между империалистическим капитализмом и зависимым капитализмом в качестве производственного отношения. Этим он пытался изучить сущность этого отношения и выявить объективный его характер. В этом смысле можно сказать, что Амель преодолевает, в определённой степени, господствующий в мировой литературе подход к вопросу об отношении империализма к зависимым странам, либо сводящий это отношение к непосредственным его сторонам, к взаимодействию экономической политики первой стороны с экономической политикой другой стороны, либо смешивающий непосредственные стороны этого отношения с существенными сторонами.

Вместе с тем мы уже отметили, что колониальное отношение у Амеля преимущественно основанное на международном разделении труда (земледелие — промышленность) и на неэквивалентном обмене, предстает в его концепции как нечто «повторяющееся, на себя замыкающееся». Отвлекаясь от анализа глубоких причин, приводящих его к этому, отметим, что новая форма колониального отношения, форма, при которой зависимые страны переходят к производству средств производства, выступает извне по отношению к ходу его мысли, она им отмечается, но внутренне не включается в его концепцию, её новизна не раскрывается. Она интерпретируется им в свете старой формы, что означает определённое сведение новой формы к старой.

Однако эта новая форма колониального отношения есть та форма, при которой обобществление мирового производства достигает такого уровня, что производство одного и того же товара осуществляется производственными процессами, находящимися в разных частях земного шара, и находящимися под влиянием одного и того же собственника — транснационального капитала. Отсюда следует, что объяснение новых форм капиталистической зависимости, возникших на новом этапе развития мирового капитализма, является недостаточным. Возвращаясь к началу нашей статьи, мы ещё раз подчеркиваем важность задачи исследования разных форм капиталистической зависимости, их взаимосвязи и их историческое развитие. Такая задача может быть решена с позиций коренного освобождения народов «третьего мира» от капиталистической системы, с позиций коренного преобразования не только капиталистических отношений в этих странах, но и докапиталистических, с позиций перехода к новому типу развития человечества, к подлинному человеческому обществу, где свободное развитие каждой части человеческого общества есть необходимое условие свободного развития всего человечества.


== Ссылки ==
  • Махди Амель. Мукадимат Назариа. «О противоречии» (1) «Колониальный способ производства» (2). Бейрут. Изд. Ал Фараби 1986. 5-е издание. с. 10.
  • Махди Амель. «Теории на политической практике. Исследование причин гражданской войны в Ливане». Бейрут. Изд. Ал Фараби 1979..
  • Махди Амель. «Критика конфессиональной идеологии». Бейрут. Изд. Ал Фараби. Первое издание, 1980. «О конфессиональном государстве». Бейрут. Изд. Ал Фараби. Первое издание 1986 года

Примечания


Wikimedia Foundation. 2010.

Книги

  • Махди Амель, Джесси Рассел. Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand. High Quality Content by WIKIPEDIA articles! Махди Амель (араб. ???? ??????, Mahdi'Amel; 1936—1987) —… Подробнее  Купить за 1125 руб


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.