Орловский базовый медицинский колледж

Орловский базовый медицинский колледж

Орловский базовый медицинский колледж

ОРЛОВСКИЙ БАЗОВЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ КОЛЛЕДЖ

Орловский Базовый Медицинский Колледж (ОБМК) - среднее специальное учебное заведение в городе Орле, Российская Федерация, готовящее медицинских специалистов среднего звена.

История ОБМК

ОБМК был основан в 1898 году по инициативе земского собрания Орловской губернии. Тогда ему было присвоено наименование "фельдшерско-акушерская школа". Во время Первой мировой войны при фельдшерско-акушерской школе были открыты курсы по ускоренной подготовке сестёр милосердия.

В 1918 году работа школы временно прекратилась. После окончательного утверждения в городе советской власти учебное заведение вновь заработало. К началу Второй мировой войны было подготовлено уже несколько выпусков фельдшеров и акушерок. Многие из выпускников принимали участие в Великой Отечественной войне.
После войны появилась проблема со зданием для учебного заведения. Важное событие в истории фельдшерско-акушерской школы произошло 1 сентября 1954 года, когда согласно приказу № 167 Орловского облздравотдела она получила название Орловского медицинского училища. Первым директором нового училища стал врач Борис Михайлович Маклаков, которого 20 августа 1955 г. сменил В.М. Николаевский, находившийся на этом посту до 23 марта 1957 года. Затем до 10 марта 1960 г. директором училища являлся И.Д. Колмогоров.

В 1959 г. медицинское училище посетил первый секретарь Орловского обкома КПСС, и вскоре после этого было выделено наконец новое здание на улице Е. Пугачева, № 2-а. В 1960 году училище полностью разместилось и своем новом помещении, в три раза превосходившем размерами прежнее, имевшем центральное отопление, водопровод, канализацию. Тем не менее и получение этого здания не могло полностью решить проблемы размещения учебных групп, и уже в 1965 г. директор училища В.М. Николаевский, находившийся на этой должности с 18 мая 1960 г. по июль 1969 г., вынужден был поднять вопрос о его расширении путем строительства соответствующей пристройки. Это положение не смог изменить и следовавший за В.М. Николаевским руководитель училища Б.П. Копнин, бывший директором с 1 июля 1969 г. по август 1972 г.

С 15 августа 1972 г. директором Орловского медицинского училища был назначен Анатолий Дмитриевич Некрасов. В сентябре 1983 года училище получило здание на улице Советской, 14, в котором оно и встретило свой 100-летний юбилей.

Здание, в котором находится в настоящее время Орловское медицинское училище, является историческим памятником. Это бывший дом Александры Григорьевны и Клавдии Александровны Томашевских, расположенный по ул. Советской (бывшей 2-й Никитской), в котором в 1909 (или в 1910) году было открыто мужское реальное училище. В 1914-1918 гг. здесь также размещалась Ловичская женская гимназия. В 1918 г. здание было муниципализировано. С 1983 г. в нем располагается медучилище.

В 2001 году Орловскому медицинскому училищу присвоен статус ОРЛОВСКОГО БАЗОВОГО МЕДИЦИНСКОГО КОЛЛЕДЖА. С 1997 года директором является Орлов Виктор Васильевич.


15 сентября 1898 года открылась Орловская губернская земская фельдшерская школа.

Устав ее, в соответствии с существовавшим тогда порядком, был утвержден 14 июля 1897 года. Таким образом, начало действовать учебное заведение, которое на постоянной основе стало готовить средний медицинский персонал.

Однако эта школа возникла не на пустом месте. У нее была своя предыстория, причем довольно длинная и неординарная. Отправным пунктом следует считать, очевидно, доклад ревизионной комиссии губернского земского собрания 1866 года. Затем, в конце 1867 года, в очередном отчете о состоянии губернской больницы В. И. Радулович указал на настоятельную необходимость организовать подготовку фельдшеров, поскольку в них ощущается большой недостаток. «...Следовало бы создать поэтому фельдшерскую школу, выпускники которой использовались бы как в губернской больнице, так и в уездных земских лечебных учреждениях. В школу предлагается принимать мальчиков — воспитанников сиротского дома, а также направляемых земскими органами из уездов. При недостатке таковых зачислять и посторонних мальчиков, получивших достаточное общее образование».

Комиссия по богоугодным заведениям, рассмотрев вопрос, также сочла полезным учредить фельдшерскую школу при губернской больнице. Земское собрание, которое прошло в декабре 1867 года, утвердило заключение комиссии и поручило управе «составить, по совещанию с врачами, проект такой школы».

Прошло два года. Управа за это время выполнила поручение и представила собранию соответствующий доклад. Основное содержание его сводилось к следующему:

«Управой составлен проект фельдшерской школы при богоугодных заведениях на следующих основаниях: в школу принимаются мальчики в возрасте от 11 до 13 лет. От поступающих требуется умение читать и писать и знание четырех правил арифметики. Курс школы проходится в 4 года и разделен на два класса, а каждый класс на два отделения. В первом классе проходятся общеобразовательные предметы (закон Божий, русский язык, арифметика, чистописание, география, латинский язык), к которым во втором отделении прибавляется анатомия, фармация и фармакогнозия; во втором классе преподаются специальные предметы и ведутся практические занятия в больнице под наблюдением врачей. По окончании курса производятся экзамены особою комиссией, причем выдержавшие успешно экзамен получают свидетельство на звание фельдшера. Губернское и каждое из уездных земств могут помещать в школу по два воспитанника через каждые два года».

Предполагаемый полный комплект школы — 52 ученика. Исходя из этого количества были определены расходы: «жалованье преподавателям — 1300 р., наем квартиры, отопление и освещение — 800 р., научные пособия —100 р. и содержание воспитанников (пища, одежда и проч.) — 2600 р., всего — 4800 р. Для покрытия этих расходов необходимо брать за содержание и ученье каждого воспитанника 90 р. 23 к. в год».

Казалось бы, все обосновано и предусмотрено, осталось только приступить к практическому осуществлению благих намерений. Однако... возникло препятствие. Обнаружились весьма серьезные противники создания школы. Это нашло отражение в протоколе губернского земского собрания:

«Комиссия текущих дел, находя, что в школе надобности не имеется, т.е. фельдера обучаются врачами больницы, что уездные земства не ходатайствуют об учреждении школы, что в Москве есть фельдшерские школы, в которых содержание воспитанников обходится дешевле, по 75 р. в год, и в то же время есть ручательство, что ученики в них получают более основательные знания, чем в школе Орловского земства, — полагала школы не открывать».

Доводы оказались для земцев достаточно убедительными, и, изменив свою позицию, «собрание согласилось с мнением комиссии». Тем самым создание фельдшерской школы откладывалось на неопределенный срок.

Между прочим, в заключении комиссии текущих дел, помимо противоречивых доводов, содержится примечательный факт, а именно: «фельдшера обучаются врачами больницы». Следовательно, потребность в этом звене медицинского персонала оказалась столь значительной, что врачи волей-неволей взяли на себя заботу о его подготовке. Применение такой формы обучения подтверждается материалами земского собрания за последующий период:

«Управа доложила, что в настоящее время 4 воспитанника сиротского дома подготовляются при богоугодных заведениях для занятий фельдшерством».

«При богоугодных заведениях в течение двух лет обучаются 10 воспитанников сиротского дома фельдшерскому искусству. Для подготовки к экзамену на звание фельдшера им необходимо еще изучение теоретических медицинских знаний. Обязанности по их подготовке принимают на себя врачи губернской больницы...»

«Губернской управе обратить особое внимание на развитие практикуемого ею способа образования фельдшеров... из воспитанников сиротского дома, которые для этой цели прикомандировываются к больнице богоугодного заведения...»

Но, видимо, такие половинчатые меры не спасали положения, и вопрос об организации специальной школы поднимался вновь и вновь. С ходатайствами об этом выступили и уездные земства — сначала Кромское, затем Орловское. Возражения последовали незамедлительно, причем исходили они от губернской земской управы, которая ранее занимала иную позицию:

«Во избежание значительных расходов, связанных с устройством фельдшерской школы, управа полагала, не учреждая особой школы, продолжать обучение фельдшеров при губернской больнице и предложить уездным земствам иметь при больнице своих стипендиатов с уплатой за их обучение и содержание».

Мнение управы поддержала все та же комиссия текущих дел, которая предложила еще более решительную формулировку: «...Ходатайство Орловского уездного земства об устройстве фельдшерской школы при губернской земской больнице отклонить».

Губернское собрание, словно бы оставляя надежду на то, что проблема все-таки будет решена, постановило этот пункт «оставить открытым до будущего очередного собрания».

Между тем в сметах расходов земства из года в год предусматривались определенные суммы на оплату «за обучение воспитанников сиротского дома фельдшерскому искусству», «на научные пособия», «на вознаграждение преподавателю естественных наук» и «священнику за преподавание латинского языка», наконец, «на вознаграждение врачей за выдержавших испытание фельдшерских учеников, ввиду выпуска семи фельдшеров».

Необычная сложилась ситуация.

Школа фактически существовала. Врачи проводили теоретические и специальные медицинские занятия. Ученики овладевали необходимыми знаниями и навыками, сдавали экзамены, получали диплом и приступали к практической работе.

Одновременно год за годом велись дебаты, составлялись доклады и постановления, производились финансовые расчеты. Дело, однако, не доходило до того, чтобы учредительные документы, как полагалось, были утверждены на правительственном уровне.

В докладе губернской земской управы за 1884 год о первоначальном этапе существования такой неполноправной школы говорится следующее:

«С 1873 года при земской губернской больнице была открыта фельдшерская школа, в которой обучались преимущественно воспитанники сиротского отделения. К 1 января 1875 года они оканчивали курс подготовительных предметов, а с этого года должны были приступить к теореическому изучению медицинских наук по программе, установленной на получение фельдшерского звания. Так как обязанности преподавания медицины добровольно были приняты на себя врачами больницы, причем за каждого вполне подготовленного воспитанника, выдержавшего экзамен во врачебном отделении и получившего диплом, определено вознаграждение 100 р., то управа испрашивала разрешение произвести этот расход из остатков сумм богоугодных заведений.

В 1875 году был произведен первый выпуск воспитанников, окончивших курс в фельдшерской школе. Из числа 10 воспитанников Александровского сиротского дома, обучавшихся в этой школе, 9 окончили курс и выдержали установленный экзамен во врачебном отделении губернского правления на звание фельдшера, а 1 не был допущен к экзамену и оставлен для продолжения своего образования. Из 5 вольноприходящих, обучавшихся в той же школе, двое окончили курс, а двое оставлены для продолжения дальнейшего образования и один вовсе уволен из школы. Все окончившие курс школы получили от врачебного отделения дипломы на звание фельдшера. Всего окончили курс и выдержали экзамен на звание фельдшера 28 воспитанников и 3 воспитанницы».

В 1886 году даже такую подготовку медицинского персонала пришлось прекратить. Объяснялось это «распоряжением Министерства внутренних дел, требующим от поступающих в фельдшерские школы больших знаний по общеобразовательным предметам».

Новый поворот в затянувшейся истории обозначился в 1894 году — через 27 лет после того, как впервые был поставлен вопрос об организации фельдшерской школы. На этот раз инициатором выступил санитарный совет земского собрания:

«Признав крайнюю неудовлетворительность медицинского образования огромного большинства фельдшеров и неумелость больничной прислуги, а также затруднительность иметь лучших, и ввиду указания многих членов на то, что фельдшера и сестры, вышедшие из бывшей при богоугодных заведениях школы, отличались знанием и умелостью, санитарный совет просит управу ходатайствовать перед собранием о создании новой школы, что потребует незначительных затрат, но даст хороший низший больничный персонал, составляющий существенный элемент успеха в деле организации врачебной помощи».

Нет, сразу это ходатайство не было рассмотрено. Нашлись причины опять сделать отсрочку.

Очередные доклады об устройстве фельдшерской школы обсуждались на губернском земском собрании в 1895 и в 1896 гг. Ходатайство санитарного совета пополнилось к тому времени новыми доводами. В частности, указывалось, что «земству приходится приглашать на службу ротных фельдшеров, мало сведущих, которых к тому же во время войны могут потребовать на службу».

Особо отмечалось, что к обучению следует привлекать лиц не только мужского, но и женского пола. Прилагались «составленные доктором Радуловичем историческое описание существовавшей при губернской больнице до 1886 года фельдшерской школы и программа преподавания».

«Представляя собранию проект устава школы, управа объяснила, что поместить школу предполагается в дом инвалидов при богоугодном заведении. Штат воспитанников предложен по проекту в 75 человек, причем 36 из них могут быть приняты на житье и полное содержание при богогодных заведениях за особую плату. Преимущественное помещение в общежитие должно быть представлено уездным земствам, по 3 стипендиата на уезд, а губернское земство имеет право обучать 4-х стипендиатов из детей сиротского дома. Для воспитанников отводятся 2-классное помещение и одна комната для ночлега пансионеров. Надзор за пансионерами возлагается на одного из фельдшеров, которому подчиняются и все ученики во время нахождения в помещении заведения.

За содержание каждого стипендиата уездные земства обязаны платить по 100 р. Оставшиеся вакансии управа может заполнить другими пансионерами с платой 100 р. за содержание и 10 р. в полугодие за обучение. В случае желания прийти в этом деле на помощь уездным земствам, губернское земство могло бы из 36 стипендиатов 12 человек содержать на губернский счет (по 4 в каждом классе). При организации всех трех классов фельдшерская школа будет обходиться земству 4224 р., не считая платы за учение вольноприходящих и пансионеров по 10 р. за полугодие, что может дать 700 р. в год».

В Министерство внутренних дел было направлено соответствующее ходатайство. После этого на протяжении трех лет велась деловая, а точнее бюрократическая переписка. В нее включились медицинский департамент министерства, земская управа во главе с ее председателем С. А. Хвостовым, орловский губернатор А. Н. Трубников. Утрясались, согласовывались, приводились в соответствие с действующими законами и положениями требования к по ступающим в фельдшерскую школу, программа обучения и его сроки, санитарные условия для воспитанников, испрашивалось «дозволение принимать в школу также лиц женского пола». Особое внимание уделялось отдельным положениям устава школы, которые поначалу не устраивали медицинский департамент министерства и он «просил о сообщении дополнительных сведений по сему предмету».

После согласований и внесения изменений устав был утвержден «за министра внутренних дел товарищем министра князем Оболенским». Фельдшерская школа наконец обрела право на существование.

С того времени старший врач губернской больницы В. И. Радулович, который являлся и директором школы, стал включать в свой ежегодный отчет, адресуемый земскому собранию, новый раздел — о фельдшерской школе. В первом таком отчете — за 1898 год — он прежде всего охарактеризовал так называемую «нормальную программу для фельдшерских школ, изданную 24 апреля 1897 года», которая была положена в основу учебного процесса:

«Она вполне соответствует тем требованиям, которые земство, из опыта и жизни, предъявляет к фельдшеру как ближайшему помощнику врача и, так сказать, оправдывает ту некоторую самостоятельность фельдшера, которую, по необходимости, допускает земство.

При обширности медицинских участков необходимо врачу иметь лиц, которые бы могли сознательно следить за санитарным состоянием народонаселения, за развитием эпидемий; нормальная программа отводит вольное место гигиене, заразительным болезням и знакомит с естественными науками, которые в настоящее время составляют твердый фундамент медицины и способствуют дальнейшему умственному развитию, начало которого положила народная школа».

В первый год официального существования в школу было зачислено 33 ученика, в том числе по одному стипендиату губернского земства от 8 уездов, 6 воспитанников сиротского дома, 11 своекоштных воспитанников и воспитанниц и 8 вольнослушательниц. В течение учебного года выбыли 8 воспитанников, одна вольнослушательница осталась в первом классе.

Вели занятия сам В. И. Радулович (химия с примечанием к фармакогнозии и фармации), два нештатных ординатора больницы: А. И. Зелькин (латинский язык, физика и зоология) и В. В. Мацнев (анатомия), провизор земской аптеки К. Ф. Гехт (фармакогнозия и фармация), а также военный врач В. С. Щербинский (ботаника). Наблюдателем и репетитором при стипендиатах уездных земств (его называли также надзирателем) состоял не штатный врач больницы С. Г. Ретинский.

«По окончании первого полугодия воспитанникам была произведена генеральная репетиция, такая же репетиция произведена была и по окончании второго семестра; а в июне месяце произведен годичный экзамен, который тянулся целый месяц, и таким образом воспитанники имели время приготовиться к экзаменам и повторить вновь курс; на главные предметы дано было 7 — 8 дней для подготовки. Экзамен не ограничивался ответами на вынутый билет, но преподаватели спрашивали и по другим вопросам курса, имеющим капитальное значение.

На экзамене всегда присутствовали, кроме старшего врача и ассистента, инспектор врачебного отделения М. Н. Феноменов или его помощник А. В. Шеляховский.

Результаты экзаменов были более чем удовлетворительны; средний балл для стипендиатов уездных земств— 4 1/2; для стипендиатов губернского земства и полустипендиаток — 3 5/7; для остальных — 3 1/2, одна не переведена в следующий класс; в общем около 4».

Оценивая итоги первого учебного года, ревизионная комиссия земского собрания обратила внимание «на прекрасную постановку преподавания в фельдшерской школе».

«Помещение школы в отчетном году было достаточное: для первого класса отведено довольно обширное помещение в здании больницы, для чего была переделана зала, служившая прежде для амбулаторных больных; размер класса — 24,2 квадратной сажени, классные столы сделаны согласно требованиям школьной гигиены.

В текущем году израсходовано на покупку мебели, учебных пособий, одежды и проч. 735 р. 37 к. и предстоит израсходовать на жалованье служащих 814 р. Весь этот расход, кроме пищи и белья для воспитанников, отнесены на остатки от сметы богоугодных заведений за 1898 год.

В 1899 году предстоят следующие расходы: директору школы — 300 р., преподавателям — 1815 р., преподавателю за исполнение обязанностей секретаря педагогического совета — 50 р., надзирателю — 400 р., служителю — 84 р., за учебные пособия — 350 р. и на приобретение мебели — 220 р.; всего — 3219 р.».

15 сентября 1900 года в фельдшерской школе начался новый учебный год. Он был примечателен тем, что первые воспитанники пришли на занятия уже в третий, т.е. выпускной класс. Всего в школе насчитывалось тогда 87 учеников.

«Согласно министерской программе, занятия в школе распределялись следующим образом: в первом классе преподавались главным образом естественные науки, анатомия, фармакогнозия и латинский язык, во втором — теоретические курсы специально медицинских предметов.

Преподавание всех предметов сопровождалось демонстрацией препаратов, карт, атласов, рисунков. По химии и физике всегда производились в классе опыты. Вообще преподавание носило, по возможности, наглядный характер. Во втором полугодии по детским, глазным, внутренним и хирургическим болезням учащиеся производили в присутствии преподавателей разбор больных».

С течением времени учебный процесс постепенно совершенствовался, вводились некоторые новшества; менялся состав преподавателей. Так, в отчете о деятельности школы за 1902 — 1903 учебный год отмечалось:

«Особенное внимание было обращено на практические занятия при постели больных, ввиду чего преподаватель В. Ф. Афанасьев со второго полугодия ученикам второго класса демонстрировал больных и даже назначал кураторства; В. С. Щербинский при преподавании глазных болезней демонстрировал больных...

Для преподавания математики приглашен старший врач Звенигородского полка М. Д. Аевитус; подача помощи обмершим и отравленным, а также уход за больными преподавал В. И. Радулович.

По окончании учебного года школа понесла тяжелую утрату со смертью доктора В. В. Мацнева. Покойный с самого основания школы состоял усердным и дельным преподавателем».

Между тем среди земских деятелей нарастало недовольство уровнем подготовки выпускников фельдшерской школы. При чинами такого положения признавались «неудовлетворительность программ», слишком юный возраст учеников, краткость курса обучения. В конце 1903 года на очередном губернском собрании был поставлен вопрос об изменении устава фельдшерской школы.

Педагогический совет признал недостаточность подготовки «лишь у известной части кончающих школу» и предложил следующие меры:

«1) Просить уездные управы назначать стипендиатами в школу лиц из лучших учеников не моложе 16 лет; 2) подвергать вступающих в школу поверочному экзамену в объеме двухклассного училища, если со времени окончания ими курса прошло более года; 3) предоставить педагогическому совету право подвергать земских стипендиатов, с ведома губернской управы, увольнению из школы за малоуспешность; 4) разделить выпускной экзамен на две части: весною по теоретическим курсам и осенью по практическим, причем к последней допускать лишь по представлении свидетельства о том, что ученик в течение трех летних месяцев работал практически при уездной больнице или на пункте, и удовлетворительного отзыва врача о практической подготовке работавшего у него ученика.

Управа предлагала: принять эти положения в дополнение к действующим правилам о земских стипендиатах.

Собрание постановило: 1) принять доклад управы; 2) передать на заключение санитарного совета постановку способа преподавания и программу фельдшерской школы».

Тем пока и ограничились. Реализация даже таких незначительных мер, как это не раз бывало, откладывалась. А в докладах на губернских собраниях отмечались все новые и новые недостатки:

«1905 г., марта 31. Доклад ревизионной комиссии о фельдшерской школе.

Комиссия нашла, что помещение школы содержится неопрятно, воздух в комнатах тяжелый; платье хранится в физическом кабинете, калоши и грязное белье — под кроватями воспитанников; учащиеся большую часть уроков остаются без занятий, т. к. преподаватели пропускают уроки; пища воспитанников неудовлетворительна.

Комиссия полагала: 1) для усиления надзора за учащимися, как живущими, так и приходящими, в помощь надзирателю дать помощника; 2) устроить отдельное помещение для хранения платья, обуви и белья живущих в школе воспитанников; 3) озаботиться улучшением пищи воспитанников и 4) усилить контроль занятий за воспитанниками 3-го класса, которые ходят на практические занятия в отделения больницы, так как замечено, что ученики нередко уходят из больницы в город под предлогом посещения палат.

Доклад утвержден, причем постановлено предложить управе исполнить постановление прежнего собрания относительно фельдшерской школы».

«1905 г., декабря 15. Ревизионная комиссия нашла, что школа в ее настоящем виде существовать не должна. Много учебного времени тратится вследствие отсутствия преподавателей; наличные преподаватели нередко манкируют уроки; практические занятия в аптеке ведутся совершенно неправильно. За последнее время волнения в интернате так участились, что педагогический совет школы вместе с управой и ревизионной комиссией постановил закрыть интернат впредь до пересмотра устава. Комиссия предлагала поручить управе принять меры к обеспечению школы постоянным преподавательским персоналом, а если этого достичь нельзя, то закрыть школу.

Собрание постановило: поручить управе, в случае нужды, закрыть школу; обратить внимание уездных земств на осмотрительный выбор кандидатов в фельдшерскую школу; в случае необходимости закрыть интернат; в случае закрытия интерната и продолжения учения в школе выдавать ученикам, бывшим в интернате, квартирные деньги; установление в этом случае внешкольного надзора отклонить».

В 1906 году, наконец, наметились некоторые сдвиги, что и было отмечено в очередном докладе. Но все-таки земцы остались верны себе и решение вопроса о серьезных преобразованиях опять отложили:

«С прошлого года возраст поступающих в школу повышен с 14 до 16 лет и часть выпускных экзаменов перенесена на осень. Интернат закрыт. Педагогический совет, собиравшийся раньше 4 раза в год, теперь собирается ежемесячно. Занятия ведутся правильно.

Комиссия признала желательным:

1) чтобы в школу принимались ученики с более высоким образовательным цензом;

2) чтобы каникулы использовались на занятия в губернской и уездных больницах, для чего следует все выпускные экзамены перенести на осень; 3) чтобы в связи с этим стипендиатам выдавалось по 15 р. в месяц также и за два летних месяца; 4) чтобы занятия в больницах начинались с первого класса и 5) чтобы для учениц, имеющих диплом 4-х классов гимназии, был установлен четвертый добавочный год для прохождения курса акушерства и женских болезней. Вместе с тем комиссия, указав на слишком большое число поступающих в школу в последние годы, полагала, что максимум поступающих должен быть ограничен 30 человеками. В заключение комиссия предлагала выразить большую благодарность всем преподавателям школы за хорошее отношение к делу.

Собрание постановило: заключение коиссии утвердить, оставив указания комиссии о желательных реформах школы открытыми».

«1907 г., мая 24. В докладе о преобразовании фельдшерской школы управа доложила, что ввиду желания собрания изменить постановку преподавания и воспитания в названной школе губернским санитарным советом избрана комиссия для разработки этого вопроса и выработаны временные меры, которые предложено ввести на один год».

Однако принимаемые меры для оздоровления школы не достигали намеченной цели. Губернская земская управа пришла к заключению, что только коренная реформа «в состоянии будет поставить ее на степень благоустроенного учебного заведения».

На губернское собрание в декабре 1907 году управа представила доклад «О реформе Орловской земской фельдшерской школы». Вот что в нем говорилось:

«Вопрос о реформе школы, поднятый в губернских собраниях 1903 и 1905 гг., вызван обнаружившимися крупными недостатками в постановке учебно-воспитательной части, в результате чего явилась засвидетельствованная земскими врачами и гласными непригодность многих воспитанников школы к фельдшерской деятельности — полное отсутствие воспитания, привычка к пьянству, грубость, самомнение, нелюбовь к делу и вместе с тем недостаток медицинских знаний, теоретичность их, отсутствие медицинской дисциплины и практической подготовки. Объяснение этому управа видит прежде всего в том, что школа является придатком богоугодного заведения, среди разнообразных задач которого интересы школы неизбежно должны были отойти на второй план. Постоянное общение учеников с больничным персоналом, прислугой, призреваемыми должно было иметь на них отрицательное влияние.

Старший врач больницы физически не мог уделять много времени на фельдшерскую школу. Врач-наблюдатель также должен был делить время между больницей и школой и, являясь лицом подчиненным, не имел должного авторитета в глазах учеников.

В интернат ученики поступали в возрасте от 16 лет со сложившимися нравственными основами. Многие ученики жили в городе, вне надзора и влияния воспитательского персонала. Состав учеников крайне разнороден — мальчики и девочки, с разной подготовкой, из разной среды. Лекционная система, приноровленная к уровню учениц, прошедших 6 классов гимназии, являлась непригодной для учеников, окончивших сельское двухклассное училище, не сознающих серьезности постоянной работы. С закрытием интерната вредное влияние городской жизни еще усилилось.

Вопрос о реформе школы разрабатывался особой комиссией, несколько раз обсуждался в губернском санитарном совете, который по многим вопросам выносил противоречивые решения; рассматривался в педагогическом совете школы, передавался на заключение уездных санитарных советов.

Приняв во внимание все высказанные пожелания, управа пришла к заключению о необходимости преобразования школы на следующих основаниях:

1) фельдшерская школа должна быть исключительно женская;

2) школа, кроме трех классов, дающих законченное фельдшерское образование, должна быть дополнена 4-м акушерско-гинекологическим, в который должны приниматься лучшие из учениц, окончивших общий курс школы, для получения звания фельдшериц-акушерок 1-го разряда;

3) школа должна быть учреждением самостоятельным, не зависящим от богоугодного заведения;

4) во главе ее должен быть директор-врач, которому должно быть поручено ведение учебно-административного дела в школе и который должен назначаться губернской управой; при этом должность директора должна быть несовместима ни с какой другой общественной или государственной службой;

5) в комиссию по производству экзаменов должны быть введены 3 врача из состава санитарного совета и 3 губернских гласных;

6) возраст поступающих должен быть не ниже 16 лет;

7) штат первых трех классов школы должен быть установлен в 90 человек, по 30 человек в классе;

8) для уездных стипендиаток должны быть установлены следующие правила: а) прием стипендиаток должен совершаться на основании общего конкурсного экзамена, б) право лишения стипендий должно быть предоставлено управе по представлению педагогического совета, в) обязательное лишение стипендии в случае оставления на второй год без уважительных причин, а при несогласии уездного земства на лишение стипендии в указанном случае — обязательное увольнение ученицы из школы; Комиссия нашла, что помещение школы содержится неопрятно, воздух в комнатах тяжелый; платье хранится в физическом кабинете, калоши и грязное белье — под кроватями воспитанников; учащиеся большую часть уроков остаются без занятий, т. к. преподаватели пропускают уроки; пища воспитанников неудовлетворительна.

Комиссия полагала: 1) для усиления надзора за учащимися, как живущими, так и приходящими, в помощь надзирателю дать помощника; 2) устроить отдельное помещение для хранения платья, обуви и белья живущих в школе воспитанников; 3) озаботиться улучшением пищи воспитанников и 4) усилить контроль занятий за воспитанниками 3-го класса, которые ходят на практические занятия в отделения больницы, так как замечено, что ученики нередко уходят из больницы в город под предлогом посещения палат.

Доклад утвержден, причем постановлено предложить управе исполнить постановление прежнего собрания относительно фельдшерской школы».

«1905 г., декабря 15. Ревизионная комиссия нашла, что школа в ее настоящем виде существовать не должна. Много учебного времени тратится вследствие отсутствия преподавателей; наличные преподаватели нередко манкируют уроки; практические занятия в аптеке ведутся совершенно неправильно. За последнее время волнения в интернате так участились, что педагогический совет школы вместе с управой и ревизионной комиссией постановил закрыть интернат впредь до пересмотра устава. Комиссия предлагала поручить управе принять меры к обеспечению школы постоянным преподавательским персоналом, а если этого достичь нельзя, то закрыть школу.

Собрание постановило: поручить управе, в случае нужды, закрыть школу; обратить внимание уездных земств на осмотрительный выбор кандидатов в фельдшерскую школу; в случае необходимости закрыть интернат; в случае закрытия интерната и продолжения учения в школе выдавать ученикам, бывшим в интернате, квартирные деньги; установление в этом случае внешкольного надзора отклонить».

В 1906 году, наконец, наметились некоторые сдвиги, что и было отмечено в очередном докладе. Но всетаки земцы остались верны себе и решение вопроса о серьезных преобразованиях опять отложили:

«С прошлого года возраст поступающих в школу повышен с 14 до 16 лет и часть выпускных экзаменов перенесена на осень. Интернат закрыт. Педагогический совет, собиравшийся раньше 4 раза в год, теперь собирается ежемесячно. Занятия ведутся правильно.

Комиссия признала желательным:

1) чтобы в школу принимались ученики с более высоким образовательным цензом;

2) чтобы каникулы использовались на занятия в губернской и уездных больницах, для чего следует все выпускные экзамены перенести на осень; 3) чтобы в связи с этим стипендиатам выдавалось по 15 р. в месяц также и за два летних месяца; 4) чтобы занятия в больницах начинались с первого класса и 5) чтобы для учениц, имеющих диплом 4-х классов гимназии, был установлен четвертый добавочный год для прохождения курса акушерства и женских болезней. Вместе с тем комиссия, указав на слишком большое число поступающих в школу в последние годы, полагала, что максимум поступающих должен быть ограничен 30 человеками. В заключение комиссия предлагала выразить большую благодарность всем преподавателям школы за хорошее отношение к делу.

Собрание постановило: заключение комиссии утвердить, оставив указания комиссии о желательных реформах школы открытыми».

«1907 г., мая 24. В докладе о преобразовании фельдшерской школы управа доложила, что ввиду желания собрания изменить постановку преподавания и воспитания в названной школе губернским санитарным советом избрана комиссия для разработки этого вопроса и выработаны временные меры, которые предложено ввести на один год».

Однако принимаемые меры для оздоровления школы не достигали намеченной цели. Губернская земская управа пришла к заключению, что только коренная реформа «в состоянии будет поставить ее на степень благоустроенного учебного заведения».

На губернское собрание в декабре 1907 году управа представила доклад «О реформе Орловской земской фельдшерской школы». Вот что в нем говорилось:

«Вопрос о реформе школы, поднятый в губернских собраниях 1903 и 1905 гг., вызван обнаружившимися крупными недостатками в постановке учебно-воспитательной части, в результате чего явилась засвидетельствованная земскими врачами и гласными непригодность многих воспитанников школы к фельдшерской деятельности — полное отсутствие воспитания, привычка к пьянству, грубость, самомнение, нелюбовь к делу и вместе с тем недостаток медицинских знаний, теоретичность их, отсутствие медицинской дисциплины и практической подготовки. Объяснение этому управа видит прежде всего в том, что школа является придатком богоугодного заведения, среди разнообразных задач которого интересы школы неизбежно должны были отойти на второй план. Постоянное общение учеников с больничным персоналом, прислугой, призреваемыми должно было иметь на них отрицательное влияние.

Старший врач больницы физически не мог уделять много времени на фельдшерскую школу. Врач-наблюдатель также должен был делить время между больницей и школой и, являясь лицом подчиненным, не имел должного авторитета в глазах учеников.

В интернат ученики поступали в возрасте от 16 лет со сложившимися нравственными основами. Многие ученики жили в городе, вне надзора и влияния воспитательского персонала. Состав учеников крайне разнороден — мальчики и девочки, с разной подготовкой, из разной среды. Лекционная система, приноровленная к уровню учениц, прошедших 6 классов гимназии, являлась непригодной для учеников, окончивших сельское двухклассное училище, не сознающих серьезности постоянной работы. С закрытием интерната вредное влияние городской жизни еще усилилось.

Вопрос о реформе школы разрабатывался особой комиссией, несколько раз обсуждался в губернском санитарном совете, который по многим вопросам выносил противоречивые решения; рассматривался в педагогическом совете школы, передавался на заключение уездных санитарных советов.

Приняв во внимание все высказанные пожелания, управа пришла к заключению о необходимости преобразования школы на следующих основаниях:

1) фельдшерская школа должна быть исключительно женская;

2) школа, кроме трех классов, дающих законченное фельдшерское образование, должна быть дополнена 4-м акушерско-гинекологическим, в который должны приниматься лучшие из учениц, окончивших общий курс школы, для получения звания фельдшериц-акушерок 1-го разряда;

3) школа должна быть учреждением самостоятельным, не зависящим от богоугодного заведения;

4) во главе ее должен быть директор-врач, которому должно быть поручено ведение учебно-административного дела в школе и который должен назначаться губернской управой; при этом должность директора должна быть несовместима ни с какой другой общественной или государственной службой;

5) в комиссию по производству экзаменов должны быть введены 3 врача из состава санитарного совета и 3 губернских гласных;

6) возраст поступающих должен быть не ниже 16 лет;

7) штат первых трех классов школы должен быть установлен в 90 человек, по 30 человек в классе;

8) для уездных стипендиаток должны быть установлены следующие правила: а) прием стипендиаток должен совершаться на основании общего конкурсного экзамена, б) право лишения стипендий должно быть предоставлено управе по представлению педагогического совета, в) обязательное лишение стипендии в случае оставления на второй год без уважительных причин, а при несогласии уездного земства на лишение стипендии в указанном случае — обязательное увольнение ученицы из школы;

9) установление приемного ценза не менее 6 классов гимназии и лишь в случае недостатка желающих до штатного числа — 4 классов гимназии;

10) прием по конкурсным экзаменам учениц с цензом 4-го класса;

11) предоставление педагогическому совету права входить с представлением о лишении стипендии и увольнении за малоуспешность и до истечения двухлетнего срока пребывания ученицы в одном классе;

12) введение обязательного месяца практических занятий летом.

Управа просила собрание поручить ей составить на указанных основаниях новый устав школы и представить его на утверждение, приняв нормальную программу фельдшерско-акушерских школ.

Управа считает очень важным устройство для школы особого здания. Постройка такого здания обойдется не менее 34000 р. Чтобы получить эту сумму без особого напряжения бюджета и вместе с тем пресечь преемственность передачи господствующего в школе тона и настроения среди учеников, управа предлагает приостановить прием новых учеников в школу до осени 1911 года, т. е. до того времени, когда находящиеся ныне в школе ученики ее окончат, и сделать перерыв в один год между последним выпуском из старой школы и первым приемом в новую.

С некоторыми изменениями доклад управы был утвержден собранием».

«1909 г., января 12. Принять к сведению доклад ревизионной комиссии по фельдшерской школе. Комиссия констатировала, что преподавание ведется по прежде установленному порядку и что общий порядок в школе в текущем году ничем не нарушался».

Работа школы «по прежде установленному порядку» продолжалась еще два года.

Как и предлагалось, губернская земская управа составила проект нового устава, он прошел через соответствующие обсуждения и согласования. После внесения некоторых изменений и дополнений 16 марта 1911 года Главное управление по делам местного хозяйства Министерства внутренних дел утвердило устав Орловской земской фельдшерско-акушерской школы.

Приведем несколько параграфов из этого документа:

«§1. Земская фельдшерско-акушерская школа имеет целью подготовление опытных и сведущих фельдшериц и фельдшериц-акушерок для службы в земских учреждениях.

§2. Школа учреждается независимо от Орловской губернской земской больницы и содержится за счет земства; губернская больница служит для практического образования воспитанниц школы.

§3. Школа состоит в ведении Орловской губернской земской управы. Высший надзор за учебной частью принадлежит Орловскому губернскому врачебному инспектору, непосредственное же заведывание ею поручается: по учебно-административной части — особому директору-врачу, назначаемому губернской земской управой, а по хозяйственной — члену губернской земской управы, заведующему медицинской частью. Должность директора не совместима ни с какой другой государственной или общественной службой.

§4. Определение и увольнение должностных лиц при школе производится губернской земской управой по представлению директора и по выслушании заключения по этому вопросу педагогического совета школы.

§5. Педагогический совет школы состоит, под председательством директора школы, из председателя или члена губернской земской управы, заведующего медицинской частью и преподавателей школы.

В экзаменационных комиссиях кроме директора в качестве председателя и преподавателей по назначению педагогического совета школы участвуют 3 губернских гласных по избранию губернского земского собрания и 3 врача из состава губернского санитарного совета. Отсутствие последних шести лиц не останавливает производства экзаменов.

В комиссии по производству выпускных экзаменов председательствует губернский врачебный инспектор или его помощник, которые при этом пользуются правами, предоставленными депутатам от попечителей учебных округов при производстве испытаний на аттестат зрелости в частных гимназиях.

§6. Педагогическому совету школы принадлежит: прием и выпуск из школы, перевод учениц из класса в класс, представление губернской земской управе об увольнении учениц за дурное поведение и за неуспешность, представление о лишении учениц стипендии в случае оставления их на второй год в классе без уважительных причин, представление об освобождении от платы за право учения и о назначении земских стипендий, представление заключений по вопросам о приглашении и увольнении должностных лиц школы, рассмотрение предлагаемых учебников и руководств и вообще рассмотрение вопросов, касающихся учебного дела в школе».

1911/12 учебный год стал первым годом самостоятельного существования фельдшерско-акушерской школы. В докладе ревизионной комиссии губернскому собранию в декабре 1911 года констатировалось:

«Новое здание школы — прекрасное. Школа открыта 1 сентября. Принято 30 учениц, из которых 12 окончили курс гимназии и епархиального училища, остальные окончили 4, 5, и 6 классов гимназии. Преподавание ведется не только старательно, но и с большим успехом. Заведующий школой толково, умело и серьезно поставил дело».

Заведующим (директором) был назначен В. С. Щербинский.

На протяжении почти 40 лет школа являлась подразделением губернской больницы. Теперь она приобрела полную самостоятельность. С этого времени старший врач больницы уже не включал в свой ежегодный отчет раздел о фельдшерской школе. В. С. Щербинский, руководитель учебного заведения, подведомственного земству, обязан был представлять отдельный отчет губернскому собранию. Первый такой отчет — за 1911 — 1912 учебный год — содержит ряд интересных подробностей.

«Школа помещается во вновь выстроенном здании в конце Свербеевского переулка, в саду, примыкающему к губернской земской больнице, на земле, занятой огородом психиатрической больницы. Школа вполне обособлена от учреждений земской больницы, но вместе с тем стоит настолько от нее близко, что в хозяйственном и учебно-практических отношениях это не представляет никаких затруднений. Здание школы двухэтажное, длиною в 28,13 метра, шириной 17,04 метра, высота комнат 4,26 метра в обоих этажах. Здание обращено фасадом на северо-восток; в 1-м этаже помещается квартира директора школы, состоящая из 6 комнат; одна классная комната; одна комната, разделенная перегородками на 4 меньших, для помещения надзирателя школы и одна комната для двух служителей. Во 2-м этаже: три классных комнаты, 1 комната для помещения учебных пособий, одна под канцелярию, одна преподавательская и одна уборная для учениц.

Под 1-й класс отведена самая большая комната, так как больше всего в этом классе приходится пользоваться пособиями, которые раскладываются по отдельным столам или подвешиваются на особые стойки.

Все здание освещается керосиновыми лампами, в будущем, когда будет введено в городе электрическое освещение улиц, желательно завести таковое и в школе. Отопление голландскими печами, топки со стороны коридоров; почти все печи снабжены мультипликаторами, что дает возможность утилизировать тепло уже во время топки». Согласно §§ 3 и 4 устава губернской земской управой определены в 1911 году следующие должностные лица школы:

1) В.С.Щербинский, врач, директор школы и он же преподаватель ботаники и рецептуры.

2) Отец Н.А.Покорский, священник богоугодных заведений, законоучитель.

3) С.С.Блохин, ординатор психиатрической больницы, преподаватель зоологии и ухода за больными.

4) С.И.Гольберг, провизор, управляющий аптекой губернской земской больницы, преподаватель фармации, фармацевтической химии и фармакогнозии; он же руководитель практическими занятиями учеиц в аптеке губернской больницы.

5) Н.А.Марченко, сверхштатный ординатор губернской земской больницы, преподаватель физики и геометрии.

6) И.В. оликарпов, преподаватель латинского языка; он же секретарь педагогического совета.

7) В.Е.Фарафонов, ординатор психиатрической больницы, преподаватель теореической и практической анатомии.

8) М.Ф.Рудин, фельдшер, письмоводитель и он же помогает врачу — преподавателю анатомии — производить вскрытие трупов».

В 1912 году губернское земское собрание сделало такое заключение: «Занятия ведутся хорошо».

Первая мировая война внесла свои коррективы в деятельность фельдшерской школы. Некоторые сведения об этом содержатся в «Отчете Орловского дамского комитета попечения о больных и раненых воинах, состоящего под августейшим Ее Императорского Величества государыни императрицы Александры Федоровны покровительством, за время с открытия его действий по 1 ноября 1914 г.»:

«Обстоятельства военного времени, наступившего вследствие войны России с Германией и Австро-Венгрией, выдвинули вопрос об организации помощи больным и раненым воинам».

В городе Орле инициатором такой организации явилась супруга г. губернатора Вера Николаевна Андреевская... Около средних чисел августа месяца 1914 года в доме у. губернатора состоялось общее собрание членов комитета, куда приглашены были г. губернатор, шталмейстер Двора Его Величества С. С. Андреевский, уполномоченный для Орловской губернии от Всероссийского земского союза С. Н. Маслов, старший врач губернского земства В. С. Чеботарев и другие.

Как выяснилось, г. Орел будет служить окружным эвакуационным пунктом, куда, следовательно, будет направляться значительное число раненых.

Это собрание совпало как раз с тем моментом, когда нужда в госпиталях оказалась особенно острой ввиду почти ежедневного прихода в Орел по нескольку санитарных поездов раненых.

Комитет озаботился устройством шестинедельных курсов для сестер милосердия. Курсы эти организованы были старшим врачом губернского земства Владимиром Сергеевичем Чеботаревым. Под его руководством происходило и чтение лекций в фельдшерско-акушерской школе, которое приняли на себя местные врачи. И. Н. Севастьянов, М. И. Товштейн, Р. Г. Гинзберг, В. С. Щербинский, Н. А. Марченко и С. И. Гольдберг. Практические занятия производились в больнице губернского земства.

Наплыв лиц, желавших прослушать эти курсы, был так велик, что уже через три дня по объявлению записи комитет вынужден был отказывать в дальнейшем приеме прошений; приняты же, были на курсы по преимуществу лица, получившие среднее образование. Число слушателей достигло 54 человек.

14 сентября текущего года в фельдшерско-акушерской школе в присутствии председательницы комитета В. Н. Андреевской состоялись экзамены лицам, прослушавшим курсы. Тот большой труд, который вложили в это дело лекторы, то желание принести помощь страждущему брату, которое проявили слушательницы курсов, дали благие результаты: все экзаменовавшиеся были на высоте предъявленных к ним требований. Почти все они теперь работают в местных госпиталях наравне с сестрами милосердия, с успехом оправдывая возложенные на них обязанности».

Фельдшерско-акушерская школа продолжала работать и в 20-х, и в 30-х годах.

Во время оккупации города немецко-фашистскими войсками школа фактически лишилась своей материальной базы и после освобождения Орла 5 августа 1943 года вынуждена была арендовать помещение в двухэтажном доме № 10 на улице Розы Люксембург, совершенно не приспособленном под учебное заведение. Нижний этаж этого дома занимали квартиры жильцов, что, естественно, мешало учебному процессу.

Занятия проходили в две смены, и следует отметить, что, несмотря на неблагоприятные условия, школа готовила квалифицированные кадры, ее выпускники успешно работали во многих населенных пунктах как Орловской, так и других областей, а также продолжали свое образование и становились врачами.

Приказом Орловского облздравотдела № 239 от 23 августа 1943 года директором школы была назначена А.В. Овсянникова, приступившая к исполнению своих обязанностей еще 11 августа, а 28 октября того же года ее сменила на этом посту Ц.Ф. Люботевская. В январе 1945 года директором школы становится врач Самуил Абрамович Збар, а с 19 января 1946 года - С.С. Орлов, также бывший врачом- пециалистом по нервным заболеваниям.

Преподавателями школы в это время являлись Львов (хирургия), Орлова (фармакология), Баскакова (математика, физика), Литвинцева (русский язык), Казанская (акушерство и гинекология). В 1947 году школу окончил 151 человек.

Важное событие в истории фельдшерско-акушерской школы произошло 1 сентября 1954 года, когда согласно приказу № 167 Орловского облздравотдела она получила название Орловского медицинского училища. Первым директором нового училища стал врач Борис Михайлович Маклаков, которого 20 августа 1955 г. сменил В.М. Николаевский, находившийся на этом посту до 23 марта 1957 года. Затем до 10 марта 1960 г. директором училища являлся И.Д. Колмогоров.

В 50-е годы уже ощущался острый недостаток помещений для проведения занятий, и училище было вынуждено арендовать для этой цели отдельные кабинеты в общеобразовательных школах, что представляло временный выход из создавшегося положения, но не решало главной проблемы. К концу десятилетия, несмотря на ежегодно проводимый ремонт, здание стало аварийным.

В 1959 г. медицинское училище посетил первый секретарь Орловского обкома КПСС, и вскоре после этого было выделено наконец новое здание на улице Е. Пугачева, № 2-а.

В 1960 году училище полностью разместилось и своем новом помещении, в три раза превосходившем размерами прежнее, имевшем центральное отопление, водопровод, канализацию.

Тем не менее и получение этого здания не могло полностью решить проблемы размещения учебных групп, и уже в 1965 г. директор училища В.М. Николаевский, находившийся на этой должности с 18 мая 1960 г. по июль1969 г., вынужден был поднять вопрос о его расширении путем строительства соответствующей пристройки.

Это положение не смог изменить и следовавший за В.М. Николаевским руководитель училища Б.П. Копнин, бывший директором с 1 июля 1969 г. по август 1972 г.

С 15 августа 1972 г. директором Орловского медицинского училища был назначен Анатолий Дмитриевич Некрасов.

В сентябре 1983 года училище получило здание на улице Советской, 14, в котором оно и встречает свой 100-летний юбилей.

Здание, в котором находится в настоящее время Орловское медицинское училище, является историческим памятником. Это бывший дом Александры Григорьевны и Клавдии Александровны Томашевских, расположенный по ул. Советской (бывшей 2-й Никитской), в котором в 1909 (или в 1910) году было открыто мужское реальное училище.

В 1914-1918 гг. здесь также размещалась Ловичская женская гимназия. В 1918 г. здание было муниципализировано. С 1983 г. в нем располагается медучилище.

В 2001 году Орловскому медицинскому училищу присвоен статус ОРЛОВСКОГО БАЗОВОГО МЕДИЦИНСКОГО КОЛЛЕДЖА.

Современное положение колледжа

Сейчас в колледже учится около 900 студентов. Выпускники ОБМК почти полностью обеспечивают потребность города и области в кадрах со средним медицинским образованием.

В колледже проводится обучение по специальностям: после девяти классов школы:

  • "Сестринское дело" - 3 года 10 месяцев;
  • "Фармация" - 3 года 10 месяцев;
  • "Лабораторная диагностика" - 3 года 10 месяцев;

после одиннадцати классов школы:

  • "Сестринское дело" - 2 года 10 месяцев;
  • "Акушерское дело" - 3 года 10 месяцев;
  • "Лечебное дело" - 3 года 10 месяцев.

В настоящее время колледж располагает основным зданием по ул.Советской, дом 14; зданием общежития (ул.Ломоносова, дом 3); базами практики во всех ЛПУ Орла и Орловской области.

Лучшей учебной группой колледжа в 2009 году является 41 м/с группа ОБМК 2010 года выпуска в составе студентов:

  • Александрова Анастасия;
  • Антонова Дарья;
  • Богданова Валентина;
  • Венедиктов Артём;
  • Галота Григорий;
  • Кирсикова Юлия;
  • Кондакова Кристина;
  • Копытина Елена;
  • Котюкова Елена;
  • Кочнева Мария;
  • Кузнецова Евгения;
  • Медведева Яна;
  • Новикова Евгения;
  • Неделенко Галина;
  • Павлова Александра (староста группы);
  • Патрина Дарья;
  • Першечкина Людмила;
  • Пичурина Кристина;
  • Полякова Елена;
  • Реунова Юлия;
  • Сазонова Оксана;
  • Смирнова Ирина;
  • Строева Анастасия;
  • Сургучёв Павел;
  • Целухина Яна;
  • Юрочкина Кристина;
  • Ямковая Ольга.

Лучшей бригадой в составе данной группы является I бригада в составе студентов:

  • Антонова Дарья;
  • Венедиктов Артём;
  • Галота Григорий;
  • Павлова Александра (староста группы);
  • Першечкина Людмила;
  • Полякова Елена;
  • Смирнова Ирина;
  • Строева Анастасия (бригадир);
  • Целухина Яна.

Лучшим студентом ОБМК в 2009 году является староста 41 м/с группы Павлова Александра Сергеевна.

Ссылки

Орловская область


Wikimedia Foundation. 2010.

Нужно сделать НИР?

Полезное


Смотреть что такое "Орловский базовый медицинский колледж" в других словарях:


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»