Дискриминация лиц


Дискриминация лиц

Дискриминация лиц, страдающих психическими расстройствами

Дискриминация лиц, страдающих психическими расстройствами, — негативно пристрастное отношение к людям, нарушение их прав или ограничение возможностей на основании наличия у них психического расстройства или психиатрического диагноза. Факт, что психиатрический диагноз является стигмой, затрудняющей социальную адаптацию и реализацию предусмотренных законом прав, признан Всемирной психиатрической ассоциацией[1]. Дискриминация человека на основании имеющегося у него психиатрического диагноза периодически наблюдается в многих странах мира, причём нередко вопреки основным законам этих стран.

Содержание

Виды и способы дискриминации

Основными видами дискриминации лиц с психическими расстройствами и психиатрическими диагнозами являются институциональная дискриминация и бытовая.

Бытовая дискриминация

Понятие, подразумевающее негативно пристрастное отношение к представителям того или иного меньшинства со стороны отдельно взятых лиц или малых общественных групп.

Бытовая дискриминация и стигматизация людей с психическими расстройствами и психиатрическими диагнозами в России и странах Западной Европы зачастую носят масштабный характер; они нередко приводят к развитию у человека комплекса неполноценности, ущербности, к социальной изоляции его семьи, чувству неловкости близких перед окружающими за его расстройство[2][3].

Психическое расстройство часто путают с психическим дефектом[4]. По данным социологического опроса, проводившегося в Орловской области, большинство респондентов, обнаруживая недостаточную компетентность в вопросах, касающихся клиники психических расстройств, демонстрировали высокую степень социального дистанцирования от душевнобольных, которая увеличивалась в тем большей мере, чем выраженней была субъективная значимость предполагаемого контакта и личная вовлечённость респондента в него. Опрос людей с психическими расстройствами показал, что многие из них стремятся скрывать факт наличия у них расстройства, испытывают неловкость, избегают общения с прежними знакомыми; в результате усиливается межличностная отгороженность и бытовая, семейная, трудовая дезадаптация, которые могут приводить к хронификации расстройства, частым рецидивам, злоупотреблению психоактивными веществами и т. п.[5] Сходные результаты показали и многочисленные обследования, проводившиеся в Великобритании и США[4][6]. Выделяют также понятие самостигматизации — заниженной самооценки под влиянием негативных представлений о психической болезни, вследствие которой лица с психическими расстройствами вживаются в роль инвалидов, становятся более зависимыми от помощи других людей[3][2].

Институциональная дискриминация

Этот термин подразумевает дискриминацию, имеющую место со стороны большой группы, общества, организации или социального института по отношению к представителям того или иного меньшинства. Институциональная дискриминация может происходить в системе образования, коммерческих и производственных организациях, правовой, судебной системе и т. п.[7]

Наиболее частые способы институциональной дискриминации людей с психическими расстройствами и психиатрическими диагнозами:

  • Игнорирование мнения пациента по тем или иным вопросам, связанным с его лечением: неоправданные случаи недобровольной госпитализации[8]; несоблюдение права на информированное согласие (на обсуждение предлагаемых и альтернативных методов терапии и их возможных последствий, а также на отказ от лечения)[9]; отказ в выписке из больницы по желанию пациента (зачастую даже при добровольной госпитализации)[10] или в переводе в другой психиатрический стационар, невзирая на просьбы пациента и согласие представителей «принимающей» клиники[11].
  • Излишняя медикализация немедицинской, непсихиатрической проблематики, связанной с поведением человека, например при социально-бытовых конфликтах[10].
  • Унизительное и жестокое обращение при недобровольном лечении[12].
  • Лишение права иметь достойную работу, в том числе в государственных учреждениях, предприятиях и организациях[13][14]; нередко значительные проблемы с трудоустройством[15][4][6][16][2].
  • Неправомерное увольнение человека с работы по причине его пребывания в психиатрическом стационаре[16][12].
  • Отказ в приёме документов при поступлении в учебные заведения на основании наличия у человека психиатрического диагноза[16][12].
  • Трудности в получении жилья (отсюда большой процент людей с психическими расстройствами среди бездомных)[2][4][6].
  • Лишение права распоряжаться собственным имуществом, в частности недвижимостью[17][12][18].
  • Трудности в получении адекватной медицинской помощи при соматических заболеваниях как в психиатрических учреждениях, так и в общей системе оказания медицинской помощи[19][6][4]; в некоторых психиатрических учреждениях (например, психоневрологических интернатах) — лишение права на здоровое питание, минимально приемлемые жилищные условия, оплачиваемый труд[19].
  • Предоставление сведений, составляющих врачебную тайну (в случае участия человека с психическим расстройством в каком-либо уголовном процессе), тем или иным участникам уголовного судопроизводства, широкое освещение этих сведений в прессе и т. п.[20]
  • Игнорирование права на юридическую помощь: невозможность обратиться к адвокату при недобровольной госпитализации; отказ органов суда и следствия рассматривать жалобы граждан, состоящих, по информации психоневрологических диспансеров, на учёте, невзирая на то, что по законодательству диспансеры имеют право предоставлять такую информацию лишь в случае нахождения человека с психиатрическим диагнозом под следствием[16][12][17]; трудности в возбуждении уголовного дела, если против лица с психиатрическим диагнозом совершено преступление[17].
  • Нарушение презумпции невиновности в процессуальной практике: вывод о совершении человеком преступления и назначение принудительных мер медицинского характера только на основании эаключения судебно-психиатрической экспертизы о невменяемости — порой даже в тех случаях, когда следствием ещё не собраны доказательства и когда не вынесено судебное решение относительно виновности или невиновности[21][22].
  • Нарушения политических прав (манипулирования голосами лиц с психическими расстройствами)[12].
  • Сложности с получением водительских удостоверений всех категорий.

Основные поводы к дискриминации и её причины

Основными поводами к дискриминации являются:

  • Распространённое утверждение, что лица, страдающие психическими расстройствами, обычно имеют низкий интеллект и чаще всего неспособны эффективно заниматься трудовой деятельностью.
  • Распространённое утверждение, что психически больные люди не в состоянии контролировать свои действия и отвечать за них, что поступки их непредсказуемы и опасны.

Абсолютизация этих тезисов (распространение их на самые различные случаи психических расстройств и психиатрических диагнозов) является предрассудком[2]. В частности, история знает немало случаев, когда люди, страдающие психическими расстройствами, показывали интеллект выше среднего и высокую работоспособность[23]. Согласно результатам исследований (Anthony et al., 1995), социальная изоляция лиц с психическими расстройствами не может быть объяснена неспособностью работать: диагноз психического заболевания не является надёжным предиктором такой неспособности[4].

Основными причинами дискриминации и стигматизации, по-видимому, являются стереотипы восприятия «безумия», выработанные в детстве; недостаточная осведомлённость общества в области психиатрии; подсознательный страх, подкрепляемый «журналистскими бомбами» — избирательными и мелодраматическими сообщениями в средствах массовой информации практически обо всех случаях насилия, совершаемых душевнобольными[4][6][24][2][25]; в связи с чем общественность плохо представляет себе характер и частоту таких случаев[6]; злоупотребление понятием «шизофрения», ставшим в массовом сознании своего рода стигматизирующим ярлыком, содержание которого значительно расширено по сравнению с употреблением этого термина в психиатрии; широкое бытование в социуме уничижительно-экспрессивных слов, означающих лиц с различными психическими расстройствами («псих» и т. п.). При этом в действительности лица с расстройствами совершают насилие нечасто. Так, исследования, проведённые в Германии Беккером и Хефнером, показали, что количество психически больных людей, привлекающихся к уголовной ответственности, приблизительно соответствует частоте встречаемости психических расстройств среди взрослого населения[2]. Исходя из статистики исследований, американский учёный Д. Монахан сделал выводы, что на основании клинических данных нельзя осуществить точный прогноз насильственного поведения (в частности, дискуссионной является связь с риском насилия диагноза «шизофрения»)[26]. Другие исследования отмечают возрастающий риск агрессивного поведения у лиц с психическими расстройствами преимущественно при десоциализации и социальной изоляции, наличии криминального анамнеза, тюремном заключении, отсутствии трудоустройства и определенного места жительства, злоупотреблении алкоголем и наркотиками, неблагоприятных обстоятельствах в детстве (неблагополучной семейной обстановке, отсутствии родительского внимания, нарушении развития); делается вывод, что опасность психически больных людей предопределяют социальные, а не клинические факторы[27][28].

Распространено ошибочное отождествление психического расстройства и вины, психического расстройства и когнитивной/нравственной несостоятельности, а также наследственных факторов, для которых не существует адекватного лечения[6].

Можно назвать и другие причины, являющиеся общими для любого рода дискриминации представителей тех или иных меньшинств: эволюционная причина (этологические корни), заставляющая видеть во всём чуждом неприемлемое для себя; социальные факторы, т. е. поощрение обществом любых форм стигматизации и дискриминации с целью навязать более низкий статус тем или иным группам[29][30]. Стигматизирующие, если их самооценка низка и если в повседневной жизни они подвергаются угрозам, неудачам и фрустрациям, бессознательно получают психологическую пользу от наличия стигматизируемого, повышая тем самым свою самооценку и усиливая чувство благополучия[31].

История дискриминации

В Европе времён Средневековья и эпохи раннего Возрождения наличие психических расстройств приписывалось одержимости человека бесами[32]. Отношение к душевнобольным определялось позицией церкви. Известный общественный деятель Мартин Лютер писал:

По моему мнению, все умалишенные повреждены в рассудке чёртом. Если же врачи приписывают такого рода болезни причинам естественным, то происходит это потому, что они не понимают, до какой степени могуч и силен чёрт.

Во времена правления английской королевы Елизаветы I был принят закон, запрещающий «идиотам» и «безумцам» занимать места в английском парламенте[33].

Подобные законы были приняты и в России. Русский царь Федор Алексеевич в 1677 году принял специальный закон, по которому глухие, слепые, немые, пьяные и «глупые» не имели юридических прав[34].

В СССР отсутствовали какие бы то ни было законодательные гарантии прав лиц с психическими расстройствами, в связи с чем любой психиатрический пациент мог быть недобровольно госпитализирован без судебной процедуры по просьбе его родственников, начальника на работе или по указаниям районного психиатра. Это создало предпосылки для массовых злоупотреблений в области психиатрии, в том числе для подавления несогласных с политическим режимом[35]. Чтобы исключить возможность злоупотреблений и нарушений прав лиц с психическими расстройствами, в 1992 году в Российской Федерации был принят Закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», определяющий условия недобровольной госпитализации, порядок стационирования и судебного рассмотрения вопроса о госпитализации[36]. Тем не менее, отсутствие чёткого определения понятия «тяжёлое психическое расстройство», служащего одним из необходимых критериев недобровольного стационирования, и отсутствие доказательной процедуры при проведении судебного разбирательства приводят к фактической возможности недобровольной госпитализации любого человека, страдающего психическим расстройством, либо же просто лица с аномальным поведением[37].

В настоящее время многие общественные деятели Западной Европы поднимают вопрос о недопустимости дискриминации по признаку принадлежности к той или иной социальной группе. В Италии, в результате принятия знаменитого Закона 180, люди с психическими расстройствами значительно реже подвергаются институциональной дискриминации, чем в других странах мира.

Законодательные гарантии прав лиц с психическими расстройствами и этические принципы в сфере психиатрии

В основных законах многих стран мира и международных актах отмечается право лиц с психическими расстройствами пользоваться основными гражданскими правами[38][39]. Этические принципы в сфере психиатрии определяются, в частности, «Гавайской декларацией» (принятой в 1977 году и пересмотренной в 1983 году Всемирной психиатрической ассоциацией), «Принципами защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи» (принятыми Генеральной Ассамблеей ООН в резолюции 46/119 от 17 декабря 1991 года), Кодексом профессиональной этики психиатра (принятым на Пленуме Правления Российского общества психиатров в 1994 году), декларирующими гуманное, уважительное отношение врача к пациенту, отсутствие тех или иных проявлений дискриминации, взаимное согласие при терапевтическом вмешательстве, соблюдение принципа информированного согласия, применение недобровольного лечения лишь в строго оговорённых случаях, недопустимость нанесения морального, физического или материального ущерба[40][41][42]. Право пациентов на информированное согласие при недобровольной госпитализации также специально оговорено стандартами Европейского комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания, согласно которым «принудительное помещение лица в психиатрическое учреждение не должно истолковываться как разрешение на проведение лечения без его согласия. Из этого следует, что любому вменяемому пациенту, добровольному или недобровольному, должна быть предоставлена возможность отказаться от лечения или какого-либо другого медицинского вмешательства. Любое отступление от этого фундаментального принципа должно иметь законные основания и применяться только в ясно и чётко определённых исключительных обстоятельствах»[43].

По российским законам распоряжаться своей судьбой не способны лишь лица, признанные недееспособными. Все остальные граждане России наделены одинаковыми правами и обязанностями, определёнными в Конституции и федеральных законах РФ[44].

Конституция Российской Федерации гарантирует всем дееспособным гражданам России:

  • Право на охрану здоровья и медицинскую помощь[45].
  • Право на получение образования[46].
  • Право на свободный оплачиваемый труд[47].
  • Право самостоятельно выбирать место проживания[48].
  • Право на судебную защиту своих прав и свобод[49].
  • Право на юридическую помощь[50].

В российских СМИ и документах правозащитных организаций регулярно публикуется информация на тему нарушения этих и других прав.

Публикации на тему нарушения прав в психиатрических учреждениях

В документе Европейской конференции ВОЗ «Охрана психического здоровья: проблемы и пути их решения» (2005) отмечалось:

«Лица с психическими расстройствами подвергаются целому ряду нарушений прав человека как в условиях медицинских учреждений, так и вне их. Такие нарушения нередко имеют место в психиатрических учреждениях в результате применения неадекватных, унижающих достоинство и опасных методов лечения и обращения, а также антисанитарных и антигуманных условий жизни. Вопросы, связанные с получением согласия на госпитализацию и лечение, нередко игнорируются; эти лица считаются неспособными принимать решения в отношении их госпитализации и лечения, поскольку независимая оценка их дееспособности не проводится. Это означает, что эти люди могут подвергаться изоляции на длительные периоды времени, испытывать ограничения в отношении автономности и свободы передвижения и исключаться из общественной жизни. Это, в свою очередь, усиливает стигматизацию, сопутствующую психическим заболеваниям. Мифы и заблуждения, связанные с психическими расстройствами, также могут отрицательно влиять на повседневную жизнь лиц, страдающих такими нарушениями, приводя к их дискриминации и лишению даже самых основных прав. В результате стигматизации лица с психическими нарушениями подвергаются ограничениям в отношении трудоустройства, образования и жилищных условий. Это, в свою очередь, оказывает влияние на возможности получения ими доступа к надлежащему лечению, участия в общественной жизни и восстановления здоровья»[8].

Нарушения прав в психиатрических стационарах

В профессиональном сообществе распространены представления, в соответствии с которыми психиатрические больницы должны являться «режимными» учреждениями, где обязаны существовать правила, отличающие их от соматических стационаров. Подобные стереотипы зачастую приводят к жёстким ограничениям, которые распространяются на всех пациентов, в том числе и находящихся в психиатрических стационарах добровольно: невозможность отказа от лечения, невозможность выйти на прогулку без сопровождения персонала, отказ в праве пользоваться телефоном, в том числе и собственным мобильным, запрет на встречи с друзьями, цензура при переписке и т. п. Ещё одно дискриминирующее следствие этих взглядов: запрет всем пациентам психиатрических стационаров (равно как и бывшим пациентам) просмотра медицинской документации и ознакомления с историей своей болезни, а также получения выписок из неё[51][52].

Во многих психиатрических больницах отмечается дефицит продуктов, вплоть до одноразового питания и до вынужденного голодания пациентов; нехватка одежды, постельного белья, медицинского оборудования. От нехватки продуктов порой вынуждены страдать и дети; в 1999 году в СМИ получил широкую известность случай, когда в детском учреждении у большинства детей был выявлен большой дефицит веса (в частности, девятилетняя девочка весила 6,4 кг, потеряв за три года свыше 11 кг)[12]. Жизненное пространство в некоторых стационарах составляет 2—2,5 м2[52]. Из-за недостатка финансирования у пациентов порой развиваются тяжёлые соматические заболевания, такие как туберкулёз. Отмечаются нарушения санитарно-гигиенических норм, приводившие к распространению педикулёза, дизентерии. Некоторые больницы переполнены; число пациентов в некоторых стационарах превышает количество койко-мест. По причине нехватки новейших психотропных препаратов, а также корректоров многие больные, принимающие антипсихотики, страдают от экстрапирамидных расстройств.

Предусмотренная законодательством служба защиты прав пациентов, находящихся в психиатрических стационарах, не существует; пациенты зачастую лишены возможности обращаться к адвокату, вести свои дела в суде, а также иным образом отстаивать свои права[12]. Отсутствует также возможность реализации права пациента на независимое психиатрическое заключение, обозначенного в Принципе 18 «Принципов защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи»[44].

В некоторых регионах России происходят грубейшие нарушения прав при недобровольном освидетельствовании, постановке на диспансерное наблюдение, госпитализации лиц с психическими расстройствами в психиатрические больницы: освидетельствование после госпитализации проводится в сроки, превышающие 48 часов; нарушаются сроки направления заключения комиссии врачей в суд для решения вопроса о дальнейшем недобровольном лечении; не приобщаются к делу документы о результатах освидетельствования; нарушается предусмотренный законодательством срок рассмотрения судами заявлений о недобровольной госпитализации, в результате чего пациенты порой находятся в стационаре свыше месяца без санкции суда.

В жалобах и обращениях со стороны пациентов, рассматривавшихся уполномоченным по правам человека в Российской Федерации О. О. Мироновым, нередко говорилось о неправомерных случаях недобровольной госпитализации, применении неоправданно тяжёлых методов лечения, произволе и жестоком обращении со стороны медицинского персонала[12].

Заявления о недобровольной госпитализации граждан обычно рассматриваются судами поверхностно — в отсутствие адвоката, а порой и самого госпитализированного лица, в упрощённом и ускоренном порядке, «конвейерным методом»[17][53][54]; свидетелей со стороны пациента в суд не вызывают[52]. Зачастую с первого же дня пребывания в стационаре пациенту вводятся тяжело переносимые психотропные препараты, поэтому, если он всё же предстаёт перед судом, усомниться в тяжести его психического состояния бывает сложно[18][22]. Субъективной нередко является и оценка степени опасности, выступающей в качестве повода для недобровольной госпитализации[22].

В ряде стран Западной и Центральной Европы, благодаря наличию государственных и независимых служб, осуществляющих защиту прав психиатрических пациентов, характерные для российских стационаров нарушения прав и ограничительные меры встречаются значительно реже[55].

Нарушения прав в психоневрологических интернатах

В феврале 2009 года на сайте Независимой психиатрической ассоциации России была помещена статья по поводу широко освещавшейся в прессе ситуации с массовой стерилизацией женщин, проживающих в психоневрологических интернатах Пермского края и признанных недееспособными. Цитата из статьи:

Приказ Минздрава РФ от 28.12.93 № 303 утверждает Перечень медицинских показаний для проведения медицинской стерилизации (среди них — психические расстройства и умственная отсталость) и инструкцию о порядке разрешения операций медицинской стерилизации граждан. Согласно Инструкции, «медицинская стерилизация граждан, страдающих психическими заболеваниями, если они признаны недееспособными, осуществляется только на основании судебного решения». С правовой точки зрения, администрация интерната должна была подать в суд заявление о разрешении на стерилизацию. Тогда вопрос о каждой женщине решался бы в индивидуальном порядке, с привлечением специалистов других учреждений, в процессе судебного разбирательства и т. п., на основе анализа всей имеющейся информации, включая медицинскую, и с обязательным учетом психического здоровья женщины, его прогностической оценки. Однако путь это долгий и хлопотный, да и кому в голову придет, что в отношении недееспособных нужно получать еще какое-то дополнительное разрешение, если опекун — а это администрация интерната — согласен. С точки зрения администрации, медицинская стерилизация проводилась как бы добровольно. А мотивация — «чтобы психов не рожали» — как указано в докладе Уполномоченного, говорит сама за себя. Недееспособные в России не имеют права ни на что. Между тем, кто-то из этих женщин может со временем восстановить свою дееспособность, а способность к деторождению утеряна уже навсегда[56].

Наиболее полно ситуация с нарушением прав лиц, проживающих в психоневрологических интернатах Пермского края, освещена в докладе уполномоченного по правам человека в Пермском крае Т. Марголиной. Так, в нём отмечалось, что люди в психоневрологических интернатах зачастую не получают адекватной медицинской помощи, в результате чего зафиксированы смерти от тяжёлых соматических заболеваний (перитонит, миокардит, пневмония, менингит); в четырёх интернатах не было организовано диетическое питание для пациентов с хронической патологией желудочно-кишечного тракта; характерна однообразность питания и нехватка в рационе некоторых продуктов, таких как мясо, свежие фрукты, яйцо. В докладе глубоко проанализована ситуация с насильственной стерилизацией, отмечены грубые нарушения норм трудового законодательства при организации труда (отсутствие денежного вознаграждения), несоответствие жилищных помещений санитарным и техническим требованиям, отсутствие личного жизненного пространства, неприкосновенности и приватности жилища, а также другие существенные нарушения прав проживающих[19].

Дискриминация по отношению к людям, пребывающим в психоневрологических интернатах, отмечалась и в других публикациях. Зачастую там содержатся пациенты, которые могли бы находиться в домах-интернатах общего типа, а порой и быть вовлечёнными в общественно полезный труд.

По сведениям Общества родственников душевнобольных «Поддержка», в московском психоневрологическом интернате № 23 пациентам запрещается иметь какие бы то ни было вещи, включая карандаши и книги. В палатах, закрывающихся металлическими дверями с окошками тюремного типа, отсутствуют даже тумбочки и стулья. В подмосковном интернате «Денежково» отмечались случаи, когда пациенты падали в голодные обмороки[12].

Нарушения прав в детских домах

В аналитических публикациях по поводу освещавшейся в СМИ ситуации с неправомерным помещением сирот, проживающих в детских домах, в психиатрические больницы и применением к ним тяжёлых антипсихотических препаратов, таких как аминазин[57][58], шла речь об отсутствии адекватного воспитательного подхода к сиротам с поведенческими нарушениями, возникающими зачастую вследствие психологических травм и педагогической запущенности, об отсутствии серьёзной психологической помощи, неумении рассматривать те или иные трудности в поведении детей как педагогическую, а не медицинскую проблему, об излишней закрытости российских сиротских учреждений, изолированности их от общества и независимого общественного контроля, о применении в качестве воспитательных мер запугивания, а также других значительных нарушениях прав[59][60][61].

См. также

Примечания

  1. Stuart H. (October 2008). «Fighting the stigma caused by mental disorders: past perspectives, present activities, and future directions». World Psychiatry 7 (3): 185–188. PMID 18836546.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Новиков Е. Об отношении общества к психически больным (Этический анализ).
  3. 1 2 Гурович И. Я., Кирьянова Е. М. (1999). О программе борьбы со стигмой, связанной с шизофренией. Социальная и клиническая психиатрия: 3: 5—8.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 Sayce L, Measey L. (1999). "Strategies to reduce social exclusion for people with mental health problems". Psychiatric Bulletin: 23, 65-67. Перевод: Стратегии уменьшения социальной изоляции лиц с психическими расстройствами
  5. Некрасов М. А. Научное обоснование совершенствования региональной службы психического здоровья (Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук). Москва, 2008.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 Lawrie SM. (1999). "Stigmatisation of psychiatric disorder". Psychiatric Bulletin: 23, 129-131. Перевод: Стигматизация психического расстройства
  7. Мацумото Д., Голубева О. Психология и культура: современные исследования. Психологическая энциклопедия. 3-е международное издание. — С. 88—89.
  8. 1 2 Законодательство в области психического здоровья / Европейская конференция ВОЗ на уровне министров по охране психического здоровья. Проблемы и пути их решения. Хельсинки, Финляндия, 12–15 января 2005.
  9. Визит делегации Международной хельсинкской федерации в Московскую психиатрическую больницу № 1 им. Н.А.Алексеева // Независимый Психиатрический Журнал. — 2004. — № 1.
  10. 1 2 Суатбаев Н.Р. Психиатрия социальная или манипулятивная? // Независимый Психиатрический Журнал. — 2006. — № 2.
  11. Казеннов Д. Заповедь врача и права пациента
  12. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Специальный доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации О. Миронова о соблюдении прав граждан, страдающих психическими расстройствами (16 июня 1999 года)
  13. Комментарий к статье 6 «Закона о психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании».
  14. Справки от психиатра
  15. Stuart H (September 2006). «Mental illness and employment discrimination». Curr Opin Psychiatry 19 (5): 522–6. DOI:10.1097/01.yco.0000238482.27270.5d. PMID 16874128.
  16. 1 2 3 4 Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации [В. П. Лукина] за 2005 год: начало, окончание.
  17. 1 2 3 4 Карательная психиатрия в России: Доклад о нарушениях прав человека в Российской Федерации при оказании психиатрической помощи. — М.: Международная хельсинкская федерация по правам человека, 2004.
  18. 1 2 Сычев Д. Лечить нельзя помиловать // Правозащитный альманах «Terra Incognita.spb.ru», № 2(6)февраль, 2002.
  19. 1 2 3 Марголина Т. Соблюдение прав лиц, постоянно проживающих в психоневрологических домах-интернатах Пермского края: Специальный доклад. — Пермь, 2008.
  20. Соловьева Г. Что поддерживает карательную психиатрию // Независимый психиатрический журнал № 2, 2008.
  21. Конструктивное сотрудничество психиатров, юристов и правозащитников Екатеринбурга и Свердловской области // Независимый Психиатрический Журнал. — 2006. — № 2.
  22. 1 2 3 "Как сводят с ума. Фатальные ошибки российских психиатров исчисляются сотнями". Версия, 23.07.2006.
  23. В книге И. Лагуна «Причинность шизофрении (Конспект-анализ проблемы)» отмечается: «Помимо научных изысков, результаты которых говорят об эволюционной целесообразности шизоидии и шизофрении, есть огромный патографический материал, свидетельствующий о том же. Я имею в виду целое созвездие имен ученых, мыслителей, великих творцов искусства, создателей шедевров мировой культуры. Жизнеописания многих из них переплетены с указаниями на психические аномалии и клинические расстройства, явно и косвенно отражающие наличие у них шизоидной конституции и шизофренического процесса, связь болезненных отклонений и творчества. Здесь философы Гегель и Фридрих Ницше, писатели Н. В. Гоголь и Ференц Кафка, драматурги Август Стринберг и Михаил Булгаков, поэты Велимир Хлебников, Фридрих Гёльдерлин и Райнер Рильке, художники Поль Гоген и Михаил Врубель, художник и композитор Микалоюс Чюрленис, композитор и светомузыкант Александр Скрябин, создатель теории относительности Альберт Эйнштейн, выдающиеся психиатры В. Х. Кандинский, Карл Густав Юнг, В. А. Гиляровский и мн. др.».
  24. Lilley D. Stop Stigma (The Expressway to Mental Health).
  25. Ястребов В. С., Балабанова В. В., Серебрийская Л. Я., Михайлова И. И., Степанова А. Ф. "Вопросы психического здоровья в материалах российской прессы".
  26. Monahan J. Risk Assessment of Violence Among the Mentally Disordered: Generating Useful Knowledge // International Journal of Law and Psychiatry. — 1988. — № 11. — С. 250-251. См.: Полубинская С.В. Опасность лиц, страдающих психическими расстройствами, в исследованиях и практике // Независимый Психиатрический Журнал. — 2008. — № 1.
  27. Mullen PE Schizophrenia and violence: from correlations to preventive strategies // Advances in Psychiatric Treatment. — 2006. — № 12. — С. 239–248.  Перевод: Шизофрения и агрессия: от статистических корреляций к методам профилактики
  28. Полубинская С.В. Опасность лиц, страдающих психическими расстройствами, в исследованиях и практике // Независимый Психиатрический Журнал. — 2008. — № 1.
  29. Мацумото Д., Голубева О. Психология и культура: современные исследования. Психологическая энциклопедия. 3-е международное издание. — С. 89—90.
  30. Crisp A (March 2001). «The tendency to stigmatise». Br J Psychiatry 178: 197–9. PMID 11230028. Перевод: Склонность стигматизировать
  31. Haghighat R (2001). "A unitary theory of stigmatisation. Pursuit of self-interest and routes to destigmatisation". The British Journal of Psychiatry 178: 207-215. Перевод: "Унитарная теория стигматизации. Преследование собственных интересов и пути к устранению стигматизации"
  32. Александр Подрабинек «Карательная медицина»
  33. http://lenta.ru/news/2008/07/20/lunatic/
  34. Гирич И. В. «Психиатрия — „философия“ насилия: Глобальная идеология нетерпимости и подавления личности»
  35. Лапшин О.В. Недобровольная госпитализация психически больных в законодательстве России и Соединенных Штатов // Независимый Психиатрический Журнал. — 2003. — № 4.
  36. Закон Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». Независимая психиатрическая ассоциация России (1992).
  37. Ромек Е.А. Психотерапия: теоретическое основание и социальное становление. — Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 2002. — С. 108—131. — 376 с.
  38. В ст. 4 Рекомендации Комитета Министров Совета Европы R e c(2004)10 сказано: «Любые ограничения на осуществление гражданских и политических прав не должно быть основано на самом факте того, что лицо имеет психическое расстройство». См. «Права человека и психиатрическая помощь: сборник документов». Вводная статья Д. Г. Бартенева, адвоката, кандидата юридических наук, юридического советника международной неправительственной организации «Психиатрический правозащитный центр» (MDAC).
  39. Согласно Комитету ООН по экономическим, социальным и культурным правам, недискриминационный перечень статьи 2 (2) Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах безусловно распространяется на лиц с умственными или психическими недостатками (COMMITTEE ON ECONOMIC, SOCIAL AND CULTURAL RIGHTS, General Comment No. 5 Persons with disabilities, Eleventh session (1994), § 5, in UNITED NATIONS, Compilation of general commentaries and general recommendations adopted by human rights treaty bodies, HRI/GEN/1/Rev.5, 26 April 2001). См. Карательная психиатрия в России: Доклад о нарушениях прав человека в Российской Федерации при оказании психиатрической помощи. — М.: Международная хельсинкская федерация по правам человека, 2004.
  40. «Принципы защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи».
  41. Гавайская декларация II. (Одобрена Генеральной ассамблеей ВПА, Вена, Австрия, 10 июля 1983 г.)
  42. Кодекс профессиональной этики психиатра.
  43. Европейский Комитет по предупреждению пыток, 8-й доклад, 1998. (Извлечение, касающееся принудительного помещения в психиатрические учреждения)
  44. 1 2 Аргунова Ю.Н. Права граждан с психическими расстройствами. Изд. 2-е, перераб. и доп. – М: ФОЛИУМ, 2007.
  45. В статье 41 (пункт 1) Конституции РФ говорится: «Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений».
  46. В статье 43 (пункты 1, 2, 3) говорится:
    «1. Каждый имеет право на образование.
    2. Гарантируются общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях.
    3. Каждый вправе на конкурсной основе бесплатно получить высшее образование в государственном или муниципальном образовательном учреждении и на предприятии»
  47. В статье 37 (пункты 1, 2, 3) говорится:
    «1. Труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.
    2. Принудительный труд запрещен.
    3. Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы»
  48. В статье 27 (пункт 1) говорится: «Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства»
  49. В статье 48 (пункт 1) сказано: «1. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.
    2. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд».
  50. В статье 46 (пункт 1) сказано: «Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно».
  51. «Права человека и психиатрическая помощь: сборник документов». Вводная статья Д. Г. Бартенева, адвоката, кандидата юридических наук, юридического советника международной неправительственной организации «Психиатрический правозащитный центр» (MDAC).
  52. 1 2 3 Савенко Ю.С. Защита прав пациентов психиатрических учреждений // Независимый Психиатрический Журнал. — 2005. — № 4.
  53. Деменева А. Правовая помощь пациентам психиатрических клиник - роскошь или средство выживания? — Уральский правозащитный центр (Сайт Союза правозащитных организаций Свердловской области).
  54. Виноградова Л. Неужели антипсихиатры правы? // Независимый психиатрический журнал № 3, 2007. С. 80.
  55. Казаковцев Б.А. Защита прав пациентов психиатрических учреждений в европейских странах // Независимый Психиатрический Журнал. — 2006. — № 4.
  56. Виноградова Л.Н. Медицинская стерилизация сегодня
  57. Карательная психиатрия в России жива и действует против детей
  58. Все ссылки в сюжете «Карательная психиатрия в России»
  59. Татьяна Тульчинская «Детская "карательная психиатрия" в России достаточно распространена»
  60. Людмила Петрановская «Дисциплинарная психиатрия»
  61. Наталья Степина «Карательная психиатрия в сиротских учреждениях — результат репрессивной педагогики»

Ссылки


Wikimedia Foundation. 2010.

Смотреть что такое "Дискриминация лиц" в других словарях:

  • Дискриминация лиц, страдающих психическими расстройствами — Часть серии статей о дискриминации Основные формы Расизм · Сексизм …   Википедия

  • Дискриминация наркоманов — Содержание 1 Стигмы 2 Причины 3 Проявления …   Википедия

  • Дискриминация в области занятости — Часть серии статей о дискриминации Основные формы Расизм · Сексизм …   Википедия

  • Дискриминация в международных отношениях — Часть серии статей о дискриминации Основные формы Расизм · Сексизм …   Википедия

  • Дискриминация буракуминов — 1990 год. Демонстрация движений по защите прав бураку Дискриминация буракуминов  одной из групп населения Японии  официально не признаётся в современной Японии, что, однако, не мешает сущест …   Википедия

  • Дискриминация русских на постсоветском пространстве — Часть серии статей о дискриминации Основные формы Расизм · Сексизм …   Википедия

  • Дискриминация — Часть серии статей о дискриминации Основные формы Расизм · Сексизм …   Википедия

  • Дискриминация по возрасту — Часть серии статей о дискриминации Основные формы Расизм · Сексизм …   Википедия

  • Дискриминация — (discrimination) Незаконная практика обращения с некоторыми людьми хуже, чем с другими, из за различий пола (половая дискриминация (sexual discrimination), расы (расовая дискриминация (racial discrimination) или религии (религиозная дискриминация …   Словарь бизнес-терминов

  • дискриминация — и, ж. discrimination f.<лат. discriminatio разделение. 1. Намеренное ограничение или лишение прав, преимуществ каких л. лиц, организаций или государств по признакам расы, национальности, государственной принадлежности, имущественного положения …   Исторический словарь галлицизмов русского языка