НИКОЛАЙ КОЧАНОВ


НИКОЛАЙ КОЧАНОВ

Новгородский, Христа ради юродивый (ск. 27.07.1392), сын богатых новгородских горожан Максима и Иулиании. Мать вложила в сердце сына любовь к Богу и ближнему, научила его молитве. В детстве он не любил играть, а став взрослым, избегал общества своих веселых сверстников. Благочестивого юношу многие стали почитать. Но этого он больше всего боялся, что заставило его взять на себя крест юродства Христа ради. Он стал жить на улице, в бедной одежде, босой, притворялся потерявшим рассудок. Многие оскорбляли его, но блаженный все терпеливо сносил. Больше всего он любил бывать в церкви, поучал горожан спасению, заблудших вразумлял, а печальных утешал. Жил Николай на Софийской стороне, а на Торговой стороне жил другой Христа ради юродивый — блж. Феодор Новгородский. Обе стороны враждовали между собой. Однажды блж. Феодор появился на Софийской стороне и тут же на него напал блж. Николай. «Как ты смеешь приходить на эту сторону?» — закричал он Феодору. Спасаясь от него, тот бросился бежать к Волхову и побежал прямо по воде. Наконец Николай остановился и бросил вдогонку св. Феодору кочан капусты. Феодор подхватил его, а Николай кричал: «Феодор! Отдай кочан, он мой, не твой!» Случай с кочаном повторялся не раз, и блж. Николая прозвали Кочановым. Скончался он в 1392, в один год со своим сподвижником блж. Феодором. Похоронили св. Николая в храме Св. вмч. Пантелеймона, переименованном потом в Николо-Кочановский. С могилы его стали брать песок и воду, освящаемую в великие праздники. Память блж. Николаю отмечается 27 июля/9 августа. НИКОЛАЙ ЧУДОТВОРЕЦ МИРЛИКИЙСКИЙ
архиепископ, чудотворец (ск. ок. 345). Нет в нашей стране ни одного храма, ни одной благочестивой семьи, где на почетном месте не оказалось бы иконы свт. Николая. Провинциальный архиерей из Малой Азии так тронул таинственную славянскую душу, что стал отцом-покровителем далекой необъятной России. Удивительно откликнулось русскому слуху название г. Миры, в котором святитель епископствовал. Здесь и миро — свящ. благовоние, крестопомазанием которого сообщаются благодатные дары Св. Духа выходящему из купели крещения христианину, царю, венчаемому на царство, престолам и антиминсам храмов; и душистое миро, истекающее от чудотворных икон или мощей прославленных святых; это и мир как состояние души, и мир как вселенная; здесь и производное мирянин — человек, не имеющий сана, но мирно, по церковным законам живущий в миру... Родился будущий святитель в г. Патары. Назидаемый благочестивыми родителями, достойно провел детские годы, с юных лет посвятил себя Церкви и стал архиепископом Мир Ликийских. Он отличался скромностью и простотой; трудился, постился, молился; помогал всем — богатым и бедным, старым и юным, больным и здоровым и, самое главное, — исцелял страждущих от греховных язв. В глубокой старости мирно отошел ко Господу, но не оставил своим попечением весь христианский мир. Ему молятся о воспитании детей, о мире в семье, об избавлении от нищеты и бедности, об отвращении блудных помыслов или посягательств, о паломниках, моряках, путешествующих, об избавлении от уз или от смерти, об укреплении и чистоте православной веры... Нет такой ситуации, в которой Николай Чудотворец не помог бы страждущим. Погребен был св. Николай в г. Мирах Ликийских, на юге Малой Азии (отсюда и его наименование — Мирликийский). Но в посл. четв. XI в., когда турки-мусульмане часто стали опустошать эти области Византии, угроза нависла и над великой общехристианской святыней — мощами св. Николая. И вот купцы из Италии, среди которых было много греков, в 1087 решили спасти св. мощи от неминуемой гибели. Они даже пошли на насилие над монахами, оберегавшими мощи святителя: завернув благоухавшие миром мощи, купцы отнесли их на свой корабль. Среди купцов-похитителей почти все были из г. Бари (на юго-востоке Италии), куда они и привезли святыню. Мощи торжественно были помещены в храме св. Стефана, а через год для них был построен специальный храм, где они находятся и по сей день, собирая к себе множество паломников — как католиков, так и православных со всего мира.
О степени почитания русским народом свт. Николая можно судить по тому, что Русская Церковь положила ему по четвергам и каждую неделю особую службу наряду с апостолами. До Крещения Руси четверг считался днем главного языческого бога Перуна, в который ему поклонялись и приносили жертвы. После принятия христианства многие праздники и торжественные дни, во время которых почитался Перун, были вытеснены почитанием святых, и прежде всего св. Николая Чудотворца. Этим в значительной степени и объясняется, почему русские люди издревле с особенным усердием чествовали св. Николая и чаще, чем к другим святым, обращались к нему с молитвою. В Ипатьевской летописи под 1227 о галицком кн. Данииле читаем: «Еха Данил в Жидичин кланятися и молитися св. Николе, и зва и Ярослава к Лучьску; и реша ему бояре его: приими Луческ, где ими князя их; оному же отвещавшу: яко приходих зде молитву створити». Или в другом месте: «Нача посылати Михаил и Изяслав грозыча: дай нашу братью, или придем на тя войною. Данилови же молящюся Богу и св. архиерею Николе, иже каза чюдо свое». Древние наши калики перехожие в одном из своих стихов поют про св. чудотворца Николая, что он, чудотворец, Богом силен, он всем помощник. Подобным образом и нынешние малороссийские старцы поют в своих стихах о св. Николае Чудотворце:
Ой! Хто, хто Николая любит,
Ой! Хто, хто Николаю служит,
Тому святый Николае
На всякий час помогае.
В «Сказании о святых» свт. Николаю приводится особая молитва о заступлении от всяких бед и несчастий. Исстари ни одному угоднику в православной Руси не воздвигалось столько храмов и приделов, как св. Николаю Чудотворцу. Александр Гуагнин Веронский, путешествовавший по России в XVI в., замечал, что русские, между святыми особенно почитая св. Николая, едва не воздают ему божеского поклонения; во имя его воздвигают они особенные храмы и рассказывают о нем много чудесного. Иностранный путешественник говорил, что у русских св. Николай считается патроном их отечества, и, между прочим, прибавлял, что русский люд даже верит, будто св. Николай Чудотворец мог бы быть Богом, но не захотел этой чести, и, во всяком случае, после Бога заступает первое место. Русский народ исстари привязан к самому имени св. Николая; оно составляет доселе одно из употребительнейших имен, какими только привыкли называть себя русские. Образ св. Николая можно встретить почти во всех православных русских домах. Пред ним русский человек молился о помощи во всех более или менее трудных обстоятельствах своей жизни. Русские крестьяне говорили о св. чудотворце Николае: «Нет на нас поборника супротив Николы», «Попроси Николу, и он скажет Спасу», «Всем богам по сапогам, а Николе боле, что ходит боле», или: «От Холмогора до Колы тридцать три Николы», или еще: «Благому чудотворцу Николаю два праздника в году, а Касьяну немилостивому один в четыре года», «Что криво и слепо, то Николе свету» и т.д.
Всеобщее поклонение Николаю Чудотворцу среди русских людей в значительной степени объяснялось его душевными качествами, в которых наши предки находили много сходного с народным русским характером. Это открытое заявление Николая Чудотворца в защиту угнетаемой невинности, это решительное и смелое заступничество за неправедно осуждаемых и гонимых, каким отличался свт. Мирликийский во время своей жизни, особенно как-то идут к характеру открытой, смелой и доброй русской натуры. Такие особенности личного характера чудотворца, без всякого сомнения, делали образ этого угодника Божия особенно привлекательным и достойным уважения в глазах русского народа: они-то, между прочим, кажется, и дали возможность стать русскому люду в особенно короткие отношения к этому святителю. Насколько в этом последнем случае русский человек представляется простодушным и чистосердечным в обращении с Николаем Чудотворцем, лучшим доказательством тому служат (кроме вышесказанных уже нами народных пословиц) народные легенды об этом угоднике, как, например, легенда о купце Садко и св. Николае Можайском, повесть о покровительстве одному крестьянину св. чудотворцем Николаем и о его соперничестве в этом деле со св. Илиею Пророком и т.д. Свт. Николай почитался в России не только вообще заступником от всех бед и несчастий, но еще, в частности, хранителем на водах, и в «Сказании о святых» ему полагалась особая молитва об охранении на водах. Русские мореходы почти всегда имели икону этого угодника и в случае опасности выносили ее на палубу, умоляя его об избавлении от кораблекрушения и бури.
Очевидно, что основанием для этого верования послужили чудеса св. Николая, которыми прославился этот угодник на море. Четьи-Минеи о св. чудотворце Николае повествуют так: однажды случилось, что корабль, на котором плыл в Палестину св. Николай для поклонения св. местам, подвергался опасности от бурных волн на море. Но когда св. Николай помолился о спасении, буря укротилась, и корабль благополучно прибыл к месту своего следования. Исполнив свой обет в Палестине, св. Николай на том же корабле намерен был отправиться на родину, но корабельщики, обещавшие привести его в Ликию, обманули и направили свой корабль в другую сторону. Вдруг по молитве св. Николая поднялась буря, и корабль, вопреки всем усилиям корабельщиков, принесло к берегам Ликии. В другой раз какой-то корабль на пути в ликийские страны застигнут был сильною бурею, которая угрожала кораблекрушением. Корабельщики только по слуху о св. Николае как помощнике всем несчастным на водах воспомянули вел. свт. Николая, и он, явившись сам на корабль, стал править рулем и запретил бушевать ветру по морю. В прологе XVII в. в числе чудес чудотворца Николая повествуется «о чуде чудотворца Христова Николая, бывшем в Кыеве месте, в церкви св. Софии». Чудо состояло в том, что утопшее дитя св. Николай сохранил живым. «Так раб Господень, — говорится в Нинеях, — морю и ветрам повелеваше и послушливы ему бываху». На этом основании Русская Церковь в своих песнопениях в честь св. Николая величает его спутником путешествующих и на море сущим правителем. Ко дню 6 декабря в честь св. Николая приурочены были в старину так называемые братнины. О братчинах встречаем весьма частые упоминания в летописях и других древних наших памятниках, и братчины, совершавшиеся на празднике св. Николая, получили название Николыцины.
С особою торжественностью в старину совершались Николыцины во время храмового праздника в честь св. Николая. Тогда наши предки собирались в церковь, служили св. Николаю молебны, ставили сообща этому угоднику большую свечу и затем заключали свои собрания угощениями и веселием. В сельскохозяйственном быту день свт. Николая служил сроком для разного рода сделок, платежей и других хозяйственных договоров. Наконец, русские крестьяне с днем св. Николая связывали следующие, основанные на наблюдении приметы о погоде и состоянии зимы: «Никола загвоздит, что Егорий намостит». — «Хвали зиму после Николина дня». — «Первые морозы Никольские». — «Перед Николой иней — овсы хороши будут». — «Иней на Николу — к урожаю». — «Цены на хлеб строит Николин торг». — «Никольский обоз для боярской казны — дороже золота».
Празднование памяти свт. Николая Чудотворца совершается 6/19 декабря и 9/22 мая (перенесение мощей в 1087).
И.П. Калинский НИКОЛАЙ ЯПОНСКИЙ
равноапостольный, архиепископ (1.08.1836-3.02.1912). Прославления в лике равноапостолов удостаиваются подвижники, просветившие светом Христовым целые страны и народы. Св. Николай (в миру — Иван Дмитриевич Касаткин) стал апостолом Японии. Родился он в Смоленской губернии, в семье диакона. Биография его начиналась обычно для сына бедного сельского священнослужителя: уездное духовное училище, Смоленская семинария и Санкт-Петербургская Духовная академия, в стенах которой св. Николай и принял монашеский постриг. Промыслительно, что пострижен он был в академическом храме, освященном в честь 12-ти апостолов, в сан иеродиакона посвящен в праздник первоверховных апп. Петра и Павла, а в сан иеромонаха — в день памяти 12-ти апостолов. Сам Господь как бы указывал св. Николаю путь, которым ему следовало идти. По собственному желанию молодой монах был назначен в Японию настоятелем консульского храма в г. Хакодате (1860). Восемь лет ушло на изучение страны, народа, языка, нравов и обычаев. Японцы в то время относились к иностранцам и к христианству резко враждебно. Несмотря на это, свт. Николай начал строительство церквей, школ, духовных училищ, перевел на японский язык необходимые богослужебные книги, составил православный богословский словарь. В 1880 архим. Николай был хиротонисан во епископа. К 1911, через полвека апостольской деятельности, в 266 общинах насчитывалось 33017 христиан, 2 архиерея, 35 священников, 116 проповедников-катехизаторов. В 1970 архиепископ Николай причтен к лику святых Поместной Русской и Автономной Японской Православных Церквей.
Память равноап. Николаю отмечается 3/16 февраля. НИКОЛАЙ I ПАВЛОВИЧ
(15.06.1796-18.02.1855), российский император (с 1825), третий сын Павла I. Вступление на престол имп. Николая Павловича омрачилось событием исключительной важности — бунтом декабристов. Александр I скончался 19 ноября 1825. Сразу по получении этого известия поиска принесли присягу Константину Павловичу как законному наследнику, т. к. в Петербурге никому не было известно о его отречении от престола. Сам Константин Павлович принес присягу своему младшему брату — Николаю Павловичу. В результате создалось неопределенное положение, продолжавшееся 22 дня. Когда 14 декабря должна была состояться присяга Санкт-Петербургского гарнизона имп. Николаю Павловичу, два гвардейских полка, обманутые своими офицерами, подняли восстание и вышли на Сенатскую площадь. Граф Милорадович, пытавшийся убедить восставших в их заблуждении, был убит, так же как и командир гренадерского полка полковник Штурлер. Тогда пришлось дать артиллерийский залп по бунтующим, чем бунт и был прекращен.
Причины «декабрьского» бунта были гораздо глубже, чем это казалось тогдашнему русскому обществу и благороднейшему рыцарю имп. Николаю Павловичу. В 1820 в России существовало 32 масонских ложи, насчитывавших в своей среде 1700 членов, почти всех принадлежащих к высшему обществу. Когда тайные общества были запрещены, далеко не все подчинились указу и ряд лож продолжал существовать. Эти ложи находились в связи с «карбонариями» Италии, немецким «Тугенбундом» и французскими «Друзьями Свободы» через посредство англичан Хейнама и Буля, проживавших в России. Все участники декабрьского бунта входили в «Северную» или «Южную» масонские лиги, и цели заговора шли гораздо дальше, чем установление «конституции». Среди ставших впоследствии известными «целей» было уничтожение всех членов династии. Смерть Александра I застала заговорщиков врасплох и заставила, под давлением Рылеева, «Северную лигу» действовать за свой счет, поставив «Южную» перед совершившимся фактом. Они решили убить Николая Павловича, арестовать всех прочих членов императорской фамилии и объявить диктатором кн. Трубецкого.
Суд приговорил к смертной казни 36 человек, но государь помиловал значительное большинство и казнены были только пятеро: Пестель, Рылеев, Каховский, Бестужев-Рюмин и Сергей Муравьев-Апостол.
Во всей своей внешней политике имп. Николай Павлович был вынужден выполнять договоры, подписанные во время предыдущего царствования. Граф Нессельроде, австриец по отцу и еврей по матери, затем граф Бруннов из Курляндии играли большую роль в дипломатии.
В 1827 произошла война против Турции, как и все почти войны, которые Россия вела на Юге, для защиты христиан. В 1829 генерал Дибич взял Апдрианополь, а граф Паскевич — Карс и Эрзерум. Была провозглашена независимость Греции и автономия Сербии, Молдавии и Валахии. Но в 1830 началось кровавое восстание в Польше, которое хотя и было подавлено этими же генералами, по сильно ослабило результаты Турецкой войны. Польское восстание, так же как и европейские революции 1848, снова заставили отложить освобождение крестьян. В 1850 произошло присоединение к России Приамурского края графом Муравьевым-Амурским и вскоре затем Уссурийского края и Северного Сахалина. В 1853 снова началась война против Турции и произошел знаменитый Синопский бой адмирала Нахимова, но Франция и Англия объявили нам войну и высадили свои войска в Крыму. Началась осада Севастополя, продлившаяся 11 месяцев, в которой погибли адмиралы Корнилов, Нахимов и Истомин.
Во время Севастопольской обороны скончался имп. Николай Павлович.
Во внутренней жизни страны царствование Николая I было полным поворотом на чисто национальный русский путь. Дворянство, после бунта декабристов, потеряло свое значение и доверие царя. Сперанский составил «Свод Законов» и привел в порядок законодательство. Генерал Канкрин — упорядочил финансовое ведомство. Граф Киселев ввел для государственных крестьян «сельские общества» и «сходы». Граф Уваров значительно увеличил число школ и установил формулировку русской государственности: Самодержавие. Православие. Народность.
Глубокая и искренняя православность имп. Николая Павловича весьма благотворно отразилась на положении Церкви. Общее религиозное настроение населения подтверждается бесчисленным множеством чудес, совершавшихся перед иконами Божией Матеря. Однако никаких существенных реформ в духовном ведомстве совершено не было.
В 1833 скончался один из самых замечательных подвижников Божиих — прп. Серафим Саровский. Его огромное благодетельное влияние на русский народ можно сравнить с влиянием св. Антония Печерского и св. Сергия Радонежского. Прославленный и причтенный к лику Святых, в земле Российской Просиявших, в 1903, св. Серафим является последним прославленным угодником Божиим до революции 1917.
Н. Сахновский НИКОЛАЙ II
(Николай Александрович Романов) (19.05.1868-17.07.1918), русский царь, российский император, мученик, сын царя Александра III. Воспитание и образование Николай II получил под личным руководством своего отца, на традиционной религиозной основе, в спартанских условиях. Преподавание предметов велось выдающимися русскими учеными К. П. Победоносцевым, Н. Н. Бекетовым, Н. Н. Обручевым, М. И. Драгомировым и др. Большое внимание было уделено военной подготовке будущего царя.
На престол Николай II взошел в 26 лет, раньше чем ожидалось, в результате преждевременной смерти отца. Николай II сумел достаточно быстро оправиться от первоначальной растерянности и стал проводить самостоятельную политику, чем вызвал недовольство части своего окружения, рассчитывавшей влиять на молодого царя. Основой государственной политики Николая II стало продолжение стремления его отца «придать России больше внутреннего единства путем утверждения русских элементов страны».
В своем первом обращении к народу Николай Александрович возвестил, что «отныне Он, проникшись заветами усопшего родителя своего, приемлет священный обет пред лицом Всевышнего всегда иметь единой целью мирное преуспеяние, могущество и славу дорогой России и устроение счастья всех Его верноподданных». В обращении к иностранным государствам Николай II заявлял, что «посвятит все свои заботы развитию внутреннего благосостояния России и ни в чем не уклонится от вполне миролюбивой, твердой и прямодушной политики, столь мощно содействовавшей всеобщему успокоению, причем Россия будет по-прежнему усматривать в уважении права и законного порядка наилучший залог безопасности государства».
Образцом правителя для Николая II был царь Алексей Михайлович, бережно хранивший традиции старины.
Однако время, в которое выпало царствовать Николаю II, сильно отличалось от эпохи первых Романовых. Если тогда народные основы и традиции служили объединяющим знаменем общества, которое почитали и простой народ, и правящий слой, то к н. XX в. российские основы и традиции становятся объектом отрицания со стороны образованного общества. Значительная часть правящего слоя и интеллигенции отвергает путь следования российским основам, традициям и идеалам, многие из которых они считают отжившими и невежественными. Не признается право России на собственный путь. Делаются попытки навязать ей чужую модель развития — либо западноевропейского либерализма, либо западноевропейского марксизма.
Трагедия жизни Николая II состояла в неразрешимом противоречии между его глубочайшим убеждением хранить основы и традиции России и нигилистическими попытками значительной части образованных слоев страны разрушить их. И речь шла не только о сохранении традиционных форм управления страной, а о спасении русской национальной культуры, которая, как он чувствовал, была в смертельной опасности. События последних восьмидесяти лет показали, насколько был прав российский император. Всю свою жизнь Николай II чувствовал на себе психологическое давление этих объединившихся враждебных российской культуре сил. Как видно из его дневников и переписки, все это причиняло ему страшные моральные страдания. Твердая убежденность хранить основы и традиции России в сочетании с чувством глубокой ответственности за ее судьбу делала имп. Николая II подвижником идеи, за которую он отдал свою жизнь.
«Вера в Бога и в свой долг Царского служения, — пишет историк С. С. Ольденбург, — были основой всех взглядов императора Николая II. Он считал, что ответственность за судьбы России лежит на нем, что он отвечает за них перед Престолом Всевышнего. Другие могут советовать, другие могут Ему мешать, но ответ за Россию перед Богом лежит на нем. Из этого вытекало и отношение к ограничению власти — которое Он считал переложением ответственности на других, не призванных, и к отдельным министрам, претендовавших, по Его мнению, на слишком большое влияние в государстве. «Они напортят — а отвечать мне».
Воспитатель наследника Престола Жильяр отмечал сдержанность и самообладание Николая Александровича, его умение управлять своими чувствами. Даже по отношению к неприятным для него людям император старался держать себя как можно корректней. Однажды министр иностранных дел С. Д. Сазонов высказал свое удивление по поводу спокойной реакции императора в отношении малопривлекательного в нравственном отношении человека, отсутствия всякого личного раздражения к нему. И вот что сказал ему император: «Эту струну личного раздражения мне удалось уже давно заставить в себе совершенно замолкнуть. Раздражительностью ничему не поможешь, да к тому же от меня резкое слово звучало бы обиднее, чем от кого-нибудь другого».
«Что бы ни происходило в душе Государя, — вспоминает С. Д. Сазонов, — он никогда не менялся в своих отношениях к окружающим его лицам. Мне пришлось видеть его близко в минуту страшной тревоги за жизнь единственного сына, на котором сосредоточивалась вся его нежность, и, кроме некоторой молчаливости и еще большей сдержанности, в нем ничем не сказывались пережитые им страдания».
«Во внешности Николая II, — писала жена английского посла Бьюкенена, — было истинное благородство и обаяние, которое, по всей вероятности, скорей таилось в его серьезных, голубых глазах, чем в живости и веселости характера».
Характеризуя личность Николая II, немецкий дипломат граф Рекс считал царя человеком духовно одаренным, благородного образа мыслей, осмотрительным и тактичным. «Его манеры, — писал дипломат, — настолько скромны и он так мало проявляет внешней решимости, что легко прийти к выводу об отсутствии у него сильной воли; но люди, его окружающие, заверяют, что у него весьма определенная воля, которую он умеет проводить в жизнь самым спокойным образом». Упорную и неутомимую волю в осуществлении своих планов отмечает большинство знавших царя людей. До тех пор, пока план не был осуществлен, царь постоянно возвращался к нему, добиваясь своего. Уже упомянутый историк Ольденбург замечает, что у «государя, поверх железной руки, была бархатная перчатка. Воля его была подобна не громовому удару. Она проявлялась не взрывами и не бурными столкновениями; она скорее напоминала неуклонный бег ручья с горной высоты к равнине океана. Он огибает препятствия, отклоняется в сторону, но в конце концов с неизменным постоянством близится к своей цели».
Долгое время было принято считать, что царь подчинял свою волю царице, поскольку она обладала более твердым характером, духовно руководила им. Это неправильный и очень поверхностный взгляд на их взаимоотношения. Можно привести множество примеров, в их письмах они встречаются часто, как государь неуклонно проводил свою волю, если чувствовал правильность своего решения. Но его можно было убедить отменить свое решение, если он обнаруживал свою ошибку и справедливость утверждений царицы. Государыня не давила на супруга, а действовала убеждением. И если она чем-то и влияла на него, то добротой и любовью. Царь был очень отзывчив на эти чувства, так как среди многих родственников и придворных он чаще всего ощущал фальшь и обман. Читая царские письма, убеждаемся, с какой настойчивостью Николай II проводил свои планы и отвергал предложения любимой им жены, если считал их ошибочными.
Кроме твердой воли и блестящего образования Николай обладал всеми природными качествами, необходимыми для государственной деятельности, прежде всего, огромной трудоспособностью. В случае необходимости он мог работать с утра до поздней ночи, изучая многочисленные документы и материалы, поступавшие на его имя. (Кстати говоря, он охотно занимался и физическим трудом — пилил дрова, убирал снег и т. п.) Обладая живым умом и широким кругозором, царь быстро схватывал существо рассматриваемых вопросов. Царь имел исключительную память на лица и события. Он помнил в лицо большую часть людей, с которыми ему приходилось сталкиваться, а таких людей были тысячи.
Имп. Николай II, отмечал Ольденбург, да и многие другие историки и государственные деятели России, обладал совершенно исключительным личным обаянием. Он не любил торжеств, громких речей, этикет ему был в тягость. Ему было не по душе все показное, искусственное, всякая широковещательная реклама. В тесном кругу, в разговоре с глазу на глаз, он умел обворожить собеседников, будь то высшие сановники или рабочие посещаемой им мастерской. Его большие серые лучистые глаза дополняли речь, глядели прямо в душу. Эти природные данные еще более подчеркивались тщательным воспитанием. «Я в своей жизни не встречал человека более воспитанного, нежели ныне царствующий император Николай II», — писал граф Витте уже в ту пору, когда он, по существу, являлся личным врагом императора.
Царствование Николая II — самый динамичный период в росте численности русского народа за всю его историю. Менее чем за четверть века население России увеличилось на 62 млн. человек. Быстрыми темпами росла экономика. За 1885 — 1913 промышленная продукция выросла в пять раз, превысив темпы промышленного роста наиболее развитых стран мира. Была построена Великая Сибирская магистраль, кроме того, ежегодно строилось 2 тыс. км железных дорог. Народный доход России, по самым преуменьшенным расчетам, вырос с 8 млрд. руб. в 1894 до 22 — 24 млрд. в 1914, т. е. почти в три раза. Среднедушевой доход русских людей удвоился. Особенно высокими темпами росли доходы рабочих в промышленности. За четверть века они выросли не менее чем в три раза. Общие расходы на долю народного образования и культуры выросли в 8 раз, более чем в два раза опережая затраты на образование во Франции и в полтора раза — в Англии.
Личность Николая II играла огромную роль в церковной жизни России, гораздо большую, чем роль его царственных предшественников. Глубокая вера царя, его постоянные паломничества к православным святыням сближали его с коренным русским народом. В царствование Николая II было прославлено больше святых, чем за весь XIX в. И, прежде всего, канонизирован св. Серафим Саровский. Были построены тысячи новых церквей. Число монастырей увеличилось с 774 в начале царствования до 1005 в 1912.
Время Николая II — это не только период национального подъема, но и время энергичной организации антирусских сил, проникновения их во многие жизненно важные центры России. Воспользовавшись навязанной России войной и трудностями, связанными с нею, внутренние враги России совершили государственный переворот. Царь был принужден отречься от престола и попал в заточение. Содержался сначала в Царском Селе, затем в Тобольске и Екатеринбурге, где был вместе с семьей злодейски убит еврейскими большевиками. Как видно из материалов следствия, проведенного по указанию А. В. Колчака следователем Н. А. Соколовым, убийство последнего русского царя носило ритуальный характер и имело для его организаторов мистический смысл как особое действие в акте разрушения Русского Православного государства.
О. Платонов НИКОЛО-БАБАЕВСКИЙ мужской монастырь
название получил от «бабаек» — больших весел, употреблявшихся вместо руля при сплаве леса по Волге. Когда лесопромышленники заводили плоты в устье Солоницы, бабайки, или весла, были им не нужны, и их складывали в пользу монастыря. На такой бабайке и явилась древняя чудотворная икона свт. Николая Чудотворца — главная святыня обители.
Местоположение его весьма красиво: обитель стоит на возвышенном правом берегу Волги, при впадении в нее реки Солоницы, на полпути от Костромы к Ярославлю. В весенний разлив вода доходит до самых стен монастыря, и тогда здания его кажутся стоящими на воде или на острове.
Красота здешних мест поразила монахов московского Николо-Угрешского монастыря, владевших расположенными неподалеку соляными варницами, и они в конце XIV столетия заложили новый монастырь. Первый храм во имя св. Николая Чудотворца был освящен в 1375 самим прп. Сергием Радонежским, во имя которого позднее в нем был устроен придел. В 1650 построили существовавший в обители вплоть до 1930-х соборный храм Свт. Николая. Над Святыми вратами помещался храм Успения Пресвятой Богородицы. Множество знаменитых русских боярских родов: князья Сицкие, Хилковы, Львовы, Голенищевы-Кутузовы, Салтыковы, Хитрово, Чоглоковы и др. — благотворили монастырю, также цари и патриархи были его вкладчиками.
Среди святынь обители находилась самая крупная в России частица мощей св. Николая Чудотворца, чудотворные иконы святителя, Казанской и Иверской Божией матери (1596). В честь последней проживавшим на покое в монастыре свт. Игнатием Брянчаниновым на средства его и его брата в сер. XIX в. был выстроен грандиозный Иверский собор (взорван в 1930-х).
Огромно значение монастыря для русской духовной культуры. Известные русские духовные писатели именно здесь испытывали особое вдохновение и трудились над своими сочинениями. Свт. Игнатий (Брянчанинов), живя в монастыре в 1847 — 48 и с 1861 по 30 апреля 1867, умерший и погребенный здесь, написал в Николо-Бабаевской обители «Приношение современному монашеству», «Отечник», множество назидательных писем.
Здесь же свою первую книгу пророчеств о судьбе России, «мудрую и премудрую», закончил прозорливый монах Авель (1757 — 1841). В 1906 шесть месяцев провел в монастыре известный русский духовный писатель С.А. Нилус. Здесь в 1908 состоялась встреча его с «дорогим Батюшкой», св. прав. Иоанном Кронштадтским, чудотворцем, благословившим его на занятия духовными сочинениями. Здесь же произошла встреча Нилуса с будущим его духовным цензором, тоже духовным писателем, известным редактором Троицких листков, епископом Вологодским Никоном (Рождественским).
В 1920-х монастырь был закрыт и разорен. В годы войны 1941—45 в нем был расквартирован госпиталь, позднее в монастырских зданиях размещались дом престарелых и детский дом.
И. Попов НИКОЛО-БЕСЕДНЫЙ мужской монастырь
Новгородская еп., в окрестностях Тихвина. Основан в 1510 вел. кн. Василием Иоанновичем, на месте явления Божией Матери со свт. Николаем клирику Георгию. В монастыре находилась древнего письма изображающая это чудесное событие «Беседная» икона «Явление Божией Матери клирику Георгию». В часовне монастыря хранился весьма чтимый крест, сделанный из колоды, на которой сидела Божия Матерь при явлении Георгию; здесь же находилась икона Господа Саваофа, написанная на доске из той же колоды. День явления Богоматери Георгию, 14 августа, праздновался в монастыре с особенной торжественностью.
С. В. Булгаков НИКОЛО-ВОЛОСОВ женский монастырь
Владимирская еп., при д. Велисовой. Упоминается в XV в. В сер. XVIII в. был упразднен; в 1775 восстановлен; с 1877 был приписан к Боголюбову монастырю. Он был мужским, но в 1909 обращен в женский. НИКОЛО-ПЕШНОШСКИЙ МЕФОДИЕВ мужской монастырь
Московская еп., в окрестностях Дмитрова, при впадении речки Пешноши в Яхрому. Основан в 1361 учеником прп. Сергия Радонежского прп. Мефодием Пешношским (ск. 1392), бывшим здесь первым игуменом. В церкви прп. Сергия над почивающими здесь под спудом мощами прп. Мефодия устроена медная вызолоченная рака; при ней хранился его игуменский посох. В монастыре хранился также деревянный потир, употреблявшийся им при совершении таинства, и находилась чудотворная икона Божией Матери, именуемая Прежде Рождества и по Рождестве Дева.
С. В. Булгаков НИКОЛО-СТОЛПЕНСКАЯ пустынь
Тверская еп., в окрестностях Вышнего Волочка, на левом берегу р. Творцы. Основана до 1581. Здесь находилась древняя чудотворная икона св. Николая Чудотворца. НИКОЛО-УГРЕШСКИЙ мужской монастырь
Московская еп., на берегу Москвы-реки, в окрестностях г. Люберцы. Основан в 1380 вел. кн. Димитрием Донским, на месте явления ему иконы св. Николая Чудотворца во время стоянки здесь с войсками пред походом против Мамая. Обрадованный проявлением благословения Божия и оживленный надеждою, вел. князь воскликнул: «Сия вся угреша (согрело) сердце мое», и дал обет создать на этом месте монастырь, который и был назван Угрешским. В древнем Николаевском соборе находилась явленная икона свт. Николая, прославленная чудесами. В церкви Успения находилась особо чтимая чудотворная икона Божией Матери, древнего письма, именуемая Взыграние, явившаяся в 1795.
С.В. Булгаков НИКОЛО-УЛЕЙМИНСКИЙ мужской монастырь
Ярославская еп., в окрестностях Углича, при слиянии речек Улеймы и Воржехоти. Основан в 1406. Разоренный в 1609 и 1619 литовцами, он был возобновлен в 1624. В монастырском соборном Николаевском храме находился чудотворный образ св. Николая Мирликийского, сохранившийся в монастыре со времени его основания, с частицею мощей свт. Николая, принесенной из г. Бари Петром I.
С.В. Булгаков НИКОЛЬСК
1. город в Вологодской обл., центр Никольского р-на. Расположен на склонах Северных Увалов, пристань на р. Юг (приток Сухоны). Население 9,2 тыс. чел.
Возник в XV в. как пристань под названием Никольский погост (Никольская слобода).
2. город в Пензенской обл., центр Никольского р-на. Расположен в центральной части Приволжской возвышенности, на р. Вырган.
Город образован на месте сёл Никольского (изв. с 1668) и Пестровки (изв. с 1680-х). С 1761 с. Николо-Пестровка. НИКОН
(Никита Минов) (1605-17.08.1681), патриарх Московский и всея Руси (1652 — 67).
Святейший патр. Никон, во св. крещении Никита, родился в с. Вельманове Княгининского у. Нижегородской губ. Рано лишившись матери и вытерпев много горя от злой мачехи, смышленый мальчик сумел выучиться грамоте, а приобщившись через чтение и личное благочестие к дарам церковной благодати, возревновал об иноческом служении.
Двенадцати лет от роду он тайно ушел в Троицкий Макарьев Желтоводский монастырь и восемь лет пробыл там послушником, готовясь принять монашеский постриг. За это время отрок хорошо изучил церковные службы, в монастырской библиотеке приобрел обширные познания, набрался духовного опыта, удивляя братию силой своего характера и строгостью жизни.
Тем не менее Никите пришлось покинуть обитель, уступая просьбам родственников, он вернулся домой и женился. Вскоре его пригласили священником в соседнее село, где с молодым умным пастырем познакомились московские купцы, приезжавшие на знаменитую Макарьевскую ярмарку. Они же уговорили его перейти на священническое место в Москву, где отец Никита и прослужил около десяти лет. Когда прижитые в браке дети умерли, он убедил жену принять постриг, а сам удалился в Анзерский скит Соловецкого монастыря.
Постригшись там с именем Никона, он предался суровым подвигам благочестия. Со временем переселившись в Кожеозерский Богоявленский монастырь, в 1643 был избран там игуменом. Будучи тремя годами позже в Москве по монастырским делам, Никон впервые встретился с царем Алексеем. Величественная наружность игумена, его умные речи и широкое образование произвели на молодого, искренне прилежавшего Церкви государя неизгладимое впечатление. С того времени началось их сближение, перешедшее вскоре в тесную дружбу.
Желая иметь своего «собинного» друга возле себя, царь повелел перевести его архимандритом московского Новоспасского монастыря, где была родовая усыпальница Романовых. Алексей Михайлович часто приезжал в обитель молиться за упокой своих предков. В свою очередь Никон должен был каждую пятницу являться к государю для доклада о нуждах бедных, обиженных и угнетенных. Совместная благотворительность сближала их еще сильнее.
В 1648 Никону было определено стать митрополитом Новгородским. От царя он получил особые полномочия — наблюдать за всем управлением и освобождать, по своему усмотрению, узников из темниц. На втором году его архиерейства в городе вспыхнул бунт: народ по незнанию принял хлеб, вывозимый в Швецию (в счет выкупа за православных беглецов, искавших у России защиты), за признак боярской измены. Владыка бесстрашно вышел к мятежникам, вразумляя бунтовавших сперва кротко, а затем со всей силой митрополичьей власти и архипастырского дерзновения. Чернь избила его до полусмерти. Очнувшись, Никон собрал последние силы, отслужил литургию в Софийском соборе и крестным ходом пошел на бунтующих. Пораженные его твердостью, они смирились, просили прощения и ходатайства Никона перед царем.
«О, крепкий воине и страдальче Царя Небесного, о, возлюбленный мой любимче и сослужебниче, святый владыко, — писал Никону царь двумя годами позже, приглашая его в Москву принять участие в выборах нового патриарха взамен почившего Иосифа. — Возвращайся, Господа ради, поскорее к нам... а без тебя отнюдь ни за что не примемся». Влияние Никона росло, несмотря на боярское недовольство, и на соборе в Москве он был назван в числе «двоюнадесяти духовных мужей», которые по велению царя были представлены духовенством в качестве кандидатов «ко избранию на патриарший престол».
22 июля съехавшемуся на собор священству было предложено возвести достойнейшего из них — «мужа благоговейного и преподобного» на патриарший престол. Митр. Казанский Корнилий известил царя об избрании Никона, но согласие последнего последовало далеко не сразу. Разумея тяготы предстоящего служения, зная о враждебном отношении к нему со стороны боярства, Никон долго отказывался. Даже приведенный против воли в Успенский собор Кремля, он не соглашался и там.
Лишь тогда, когда царь и все присутствовавшие пали на землю и со слезами просили его не отрекаться вновь, он, умиленный, согласился, но потребовал от присутствующих обязательства «содержать евангельские догматы и соблюдать правила святых апостолов и законы благочестивых царей». «Если обещаетесь слушаться меня, — просил Никон, — как вашего главного архипастыря и отца во всем, что буду возвещать вам о догматах Божиих и о правилах, в таком случае я, по вашему желанию, не стану больше отрекаться от великого архиерейства». Царь, бояре и освященный собор произнесли пред святым Евангелием и чудотворными иконами обет исполнять предложенное Никоном, после чего он занял место патриарха всея Руси.
«Тесная дружба соединяла Никона с царем. Вместе молились они, рассуждали о делах, садились за трапезу. Патриарх был восприемником детей царских. Ни одно государственное дело не решалось без участия Никона. Великий ум последнего отпечатлен на счастливых годах царствования Алексея», — пишет церковный исследователь Н. Д. Тальберг, осмысливая роль патриарха в русской жизни той поры с высоты XX столетия.
Державные заслуги первосвятителя велики и несомненны. Он сыграл чуть ли не решающую роль в деле присоединения Малороссии, благословил царя на войну с Польшей ради воссоединения русских земель. Отправляясь в 1654 в поход, Алексей оставил Никона правителем государства, несмотря на очевидное недовольство родовитых бояр. По возвращении с войны, встреченный патриархом в Вязьме, царь от радости при свидании наградил Никона титулом «великий государь».
«Отец и богомолец» царский, «великий государь, святейший Никон, патриарх Московский и всея Руси» стал ярчайшим и авторитетнейшим выразителем русского взгляда на «симфонию властей» — основополагающую идею православной государственности, утверждающую понимание власти духовной и светской как самостоятельных религиозных служений, церковных послушаний, призванных взаимными гармоничными усилиями управить «народ Божий» во благонравии и покое, необходимых для спасения души. В предисловии к Служебнику, изданному в августе 1655 года по его благословению, говорится, что Господь даровал России «два великия дара» — благочестивого и христолюбивого великого государя-царя и святейшего патриарха.
«Богоизбранная сия и богомудрая двоица», как вытекает из текста, есть основа благополучия и благоденствия Руси. «Да даст же (Господь) им, государем, по пророку (то есть согласно пророческим словам Священного Писания. — Прим. авт.), желание сердец их... да возрадуются вси, живущие под державою их... яко да под единым их государским повелением вси, повсюду православнии народи живуще, утешительными песньми славят воздвигшаго их истиннаго Бога нашего», — говорится в заключение. Именно нарушение этого взаимного сочетания властей, ставшее следствием целого ряда причин политического, религиозного и личного характера, легло в основание последовавшей драмы (а в перспективе более длительной — привело к ужасам советского богоборчества после Октябрьской революции).
Никон был суров и строг — равно к себе и царю — там, где дело касалось духовного здоровья общества, авторитета Церкви и ее способности благотворно влиять на государственные институты России. «Патриаршие стрельцы постоянно обходят город, — писал Павел Алеппский, — и как только встретят священника и монаха нетрезвого, немедленно берут его в тюрьму и подвергают всякому поношению... Замеченные в пьянстве или нерадивом исполнении пастырских обязанностей ссылаются в сибирские монастыри».
Трепетали перед Никоном и государевы люди. Его требовательность и непреклонность казались гордым боярам оскорбительными. «Неколи-де такого бесчестья не было, чтобы ныне государь выдал нас митрополитам», — роптали недовольные сановники. «Что же должны были они чувствовать, когда Никон сделался вторым «великим государем», начал давать свои приказы и указы, заставлял их стоять перед собою и с покорностью выслушивать его волю, публично обличал их за то или другое, не щадя их имени и чести? Могли ли они не употребить всех своих усилий, чтобы свергнуть Никона?» — говорит Макарий, митр. Московский, автор обширного труда по истории Церкви.
В 1658 царю подали жалобу на Никона. Благовидным предлогом для нее стало обвинение патриарха в неприемлемых нововведениях, а настоящей целью — поколебать его положение, «вбить клин» между государем и первосвятителем. Патриарх окружил себя недоступным величием, «возлюбил стоять высоко, ездить широко», — сетуют жалобщики. Это обвинение — в посягательстве на права и целостность царской власти — стало мощным орудием, с помощью которого недоброжелатели Никона последовательно и терпеливо разрушали его дружбу с царем.
На самом деле великолепие и пышность патриаршего двора не имели ничего общего с честолюбивыми устремлениями, в которых упорно обвиняли святейшего. Они ни в коем случае не простирались на его личную жизнь, по-прежнему отличавшуюся суровой аскезой. Величие Церкви и ее первостепенную роль в русской жизни — вот что должны были, по замыслу Никона, знаменовать его торжественные, величественные богослужения.
«Мы были поражены изумительной правильностью и порядком всех этих церемоний и священнодействий, — пишут свидетели-иностранцы. — Несмотря на то что мы чувствовали сильный холод и великую усталость вследствие долгого стояния без движения, мы забывали об этом от душевного восхищения, созерцая такое торжество Православия».
Подозрительность и клевета одних, уязвленное самолюбие и неуемное тщеславие других, малодушие и неразумие третьих делали свое дело. Постепенно отношения Алексея Михайловича с патриархом стали охладевать, и охлаждение это неизбежно проявлялось в делах. Царь отменил некоторые распоряжения патриарха, стал назначать священников и игуменов без согласования с Никоном. Наконец летом 1658 произошел открытый разрыв.
«Царское Величество на тебя гневен, — объявил святейшему князь Юрий Ромодановский, посланник царя. — Ты пренебрег Царское Величество и пишешься великим государем, а у нас один Великий Государь — царь».
Внешности обвинений не стоит придавать слишком большое значение, зато их действительный смысл несомненен. Боярство, сумевшее в данном случае вовлечь в свои планы царя, заявляло о намерении существенно усилить влияние государства в церковной жизни, одновременно сократив воздействие Церкви на светскую власть.
Никон хорошо понимал губительность подобных притязаний. В то же время он ясно сознавал, что открытое междоусобие, «силовое» сопротивление царской воле со стороны духовной власти может вызвать в России очередную смуту, результаты которой станут трагедией для всей Руси, подорвав многовековые корни, питающие религиозную основу русского бытия. После длительных молитвенных размышлений он выбрал единственно возможный для себя путь: незаконным притязаниям не подчиняться, в открытое противостояние не вступать; указывая на нетерпимость положения, рассчитывая на отрезвление и покаяние со стороны светской власти, оставить кафедру Московского первосвятителя и удалиться в подмосковный Воскресенский монастырь «Новый Иерусалим».
Отринув советы своих ближних бояр «престать от такового дерзновения и не гневать великого государя», патриарх утром 10 июля, после совершения литургии и произнесения положенного поучения из бесед Иоанна Златоуста, объявил вслух, что он оставляет патриаршию кафедру, поставил к Владимирской иконе Божией Матери патриарший посох и в ризнице написал письмо царю.
Смущенный царь желал успокоить Никона, но их примирение никак не входило в планы боярской верхушки. Посланный Алексеем кн. Трубецкой вовсе не имел расположения мирить патриарха с царем и вместо успокоительных речей обрушил на первосвятителя град упреков. Никон обличил посланника в недостойных интригах, переоблачился и пешком отправился из Кремля на Иверское подворье. Народ простосердечно плакал и держал двери храма, пытаясь предотвратить отшествие архипастыря. С подворья патриарх уехал в Воскресенскую обитель, откуда прислал благословение управлять делами церковными митр. Питириму Крутицкому, оставив за собой три монастыря, особенно близких и дорогих своему сердцу. Царю написал теплое, трогательное письмо, в котором смиренно просил о христианском прощении за свой скорый отъезд.
Бывали на Руси и раньше случаи оставления престола иерархами, но такого принародного ухода (и сохранения за собой патриаршего звания без управления делами) не случалось. Никон становился как бы живым укором для тех, кто настраивал царя против первосвятителя.
В своих монастырях патриарх устроил житие образцовое и благочинное. Всех странников и богомольцев приказывал поить и кормить по три дня даром, в монахи принимал безвкладно, всем давая платье за счет обители. В праздники всегда трапезовал с братией и сам лично омывал ноги всем богомольцам и заезжим путникам.
Впрочем, былая дружба с государем давала время от времени себя знать, пугая бояр возможностью возвращения Никона. Царь утвердил оставление за ним трех просимых монастырей с вотчинами, справлялся о его здоровье, во время набега крымского хана — заботился о безопасности. Извещая патриарха письмом о болезни боярина Морозова (свояка и бывшего воспитателя), попутно просил простить его, если была от него святейшему какая-либо «досада». Никон ответил сердечным письмо — казалось, отношения снова налаживаются.
Но надежде этой не суждено было сбыться. Интриги и злоречие приносили свои горькие плоды — несколькими взаимными резкостями патриарх и царь оборвали тонкую нить возрождающегося единомыслия окончательно. В 1662 в качестве последнего аргумента Никон пишет «Разорение» — обширное сочинение, насчитывающее более 900 стр. текста, в опровержение мнений своих противников и в защиту своей позиции.
Время шло, и положение Русской Церкви, лишенной законного управления, становилось нестерпимым. Наконец в 1666 в Москве собрались на Собор русские пастыри, прибыли и специально приглашенные по этому поводу царем патриарх Паисий Александрийский и Макарий Антиохийский, имея полномочия от остальных православных патриархов для решения судьбы Никона.
Решением соборного суда было: лишить Никона патриаршества и священства, сослать его в Ферапонтов монастырь. «Отселе не будеши патриарх, и священная да не действуеши, но будеши яко простой монах», — торжественно объявили судьи Никону. Однако народ любил его, несмотря на происки бояр и определения суда, так что, удаляя бывшего патриарха из Москвы, опасаясь волнений, его окружили многочисленной стражей, а к москвичам обратились с пространным манифестом, перечислявшим «вины» низложенного первосвятителя.
Царь не держал на Никона зла. По его воле положение узника в монастыре не было обременительным: ему позволено было иметь свою церковь, богослужения в которой совершали священноиноки патриаршего рукоположения, добровольно последовавшие за ним в заточение.
В монастыре Никона почитали все больше. Любя труды подвижнические, он расчищал лесные участки, разрабатывал поле для посевов хлебов и овса. Толпы народа стекались к нему за благословением. Алексей Михайлович присылал опальному иноку подарки, они обменивались грамотами. Радовался Никон второму браку царя, женившегося на Наталии Кирилловне Нарышкиной, и рождению царевича Петра. «От отца моего духовного, великого господина святейшего Никона, иерарха и блаженного пастыря — аще же и не есть ныне на престоле, Богу так изволившу — прощения и разрешения», — написал царь в своем завещании.
Узнав о смерти монарха, Никон прослезился и сказал: «Воля Господня да будет. Подражая учителю своему Христу, повелевшему оставлять грехи ближним, я говорю: Бог да простит покойного».
С воцарением Феодора Алексеевича положение Никона ухудшилось. Из Москвы был удален его доброжелатель боярин Артамон Матвеев, потеряли значение благоволившие к нему Нарышкины. Первенствующее значение при дворе получили Милославские и Хитрово, враги ссыльного архипастыря. Его перевели в Кирилла-Белозерский Успенский монастырь, где Никону предстоял «последний период испытаний, из которого вышел он как злато, искушенное в горниле» (М.В. Толстой). Страдая от угара в дымных кельях, теряя остатки здоровья, старец едва не скончался от «невыразимого томления», помышляя лишь о вечности, оставив мирские попечения и житейскую суету.
Мудрая тетка царя, царевна Татьяна Михайловна, всегда относившаяся к Никону с большой любовью, убедила нового государя поставить перед Собором вопрос о дозволении старцу вернуться в Воскресенскую обитель, братия которой подала челобитную с мольбой о судьбе ссыльного первосвятителя. Патр. Иоаким долго не соглашался, но весть о принятии Никоном схимы и его плачевном телесном состоянии решила дело: благословение на возвращение было дано.
День своего освобождения Никон предузнал заранее по тайному благодатному предчувствию. Ко всеобщему изумлению, он вдруг велел своей келейной братии собраться и отдал распоряжение готовиться в путь. Путь этот, ставший его последним земным странствием, послужил одновременно дорогой его духовного торжества. В сретение старцу выходили насельники окрестных монастырей, стекавшиеся местные жители благоговейно просили архипастырского благословения. Но силы уже окончательно оставляли его, и 17 августа 1681 в обители Всемилостивого Спаса Никон мирно почил в кругу своих верных сподвижников и духовных чад.
Царь Феодор, не зная еще о преставлении Никона, послал ему навстречу свою карету. Узнав же о случившемся и прочитав завещание усопшего, в котором святитель назначал его своим душеприказчиком, с умилением сказал: «Если так святейший Никон патриарх возложил на меня всю надежду, воля Господня да будет, и я его в забвении не положу». Участвуя в погребении, государь сам на плечах своих нес гроб с телом покойного, а после, незадолго до собственной кончины, испросил усопшему разрешительные грамоты четырех патриархов, восстанавливавшие Никона в патриаршем достоинстве и признававшие церковные его заслуги...
Историки часто сетуют на то, что поведение Никона в споре с государственной властью было политически непродуманным, противоречивым и непоследовательным. Не умея объяснить этого в умном и волевом патриархе, они придумали сказку о его «своенравии» и «тяжелом характере». Слов нет, у каждого человека свои слабости, и Никон не был исключением, но вся его деятельность, тем не менее, была строго последовательна и ясно осознана — чтобы увидеть это, надо лишь взглянуть на нее с церковной точки зрения.
В Никоне с совершенной полнотой отразилось самосознание Русской Церкви, самосознание духовной власти, твердо разумеющей свое высочайшее призвание и величайшую ответственность; отвергающей возможность каких-либо уступок и послаблений в святой области ее пастырских попечений; тщательно хранящей Божественный авторитет священноначалия и готовой исповеднически защищать его перед лицом любых искушений и скорбей.
«Непоследовательность» и «противоречивость» поведения патриарха, пример которым видят, как правило, в его «необъяснимом», «непродуманном» решении оставить кафедру (что укрепляло позиции врагов, «без боя» ослабляя влияние самого первосвятителя), коренится на самом деле в глубинах православного мировоззрения. Никон прекрасно понимал все извивы политических интриг. Но, разумея промыслительность происходящего, памятуя изречение Священного Писания о том, что «сердце царево в руце Божией», первосвятитель с определенного момента отстранился от придворной борьбы, полагая свою личную судьбу и будущее Отечества и Церкви полностью на усмотрение Божие.
Митрополит Иоанн (Снычев)
Источник: Энциклопедия "Русская цивилизация"

.

Смотреть что такое "НИКОЛАЙ КОЧАНОВ" в других словарях:

  • Николай Кочанов — блаженный, юродивый новгородский (умер в 1392 г.). Юродствовал на Софийской стороне, не переходя через Волхов на Торговую сторону, куда не пускал его Феодор. Будучи непримиримыми врагами, Николай и Феодор постоянно стерегли друг друга на… …   Биографический словарь

  • Николай Кочанов — блаженный, юродивый новгородский; всегда юродствовал на Софийской стороне, не переходя через Волхов на Торговую сторону, куда не пускал его блаж. Феодор. Будучи непримиримыми врагами, Н. и Феодор постоянно стерегли друг друга на Волховском мосту; …   Большая биографическая энциклопедия

  • Николай Кочанов — блаженный, юродивый новгородский; всегда юродствовал на Софийской стороне, не переходя через Волхов на Торговую сторону, куда не пускал его блаж. Феодор. Будучи непримиримыми врагами, Н. и Феодор постоянно стерегли друг друга на Волховском мосту; …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Николай, св. (II) — прозв. Кочанов, блаженный, новгородский чудотворец, " юродивый Христа ради", сын новгородского боярина Максима и боярыни препод. Иулиянии. Род. около полов. XIV в., † 1392 г. 27 июля. {Половцов} …   Большая биографическая энциклопедия

  • Микола — ы, муж. Прост. к (см. Николай). Словарь личных имён. Микола Побеждающий народ (греч.). 6 января (24 декабря) – преподобный Николай монах. 16 (3) февраля – равноапостольный Николай, архиепископ Японский (Рус.). 17 (4) февраля – преподобный Николай …   Словарь личных имен

  • 9 августа — ← август → Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс     1 2 3 4 5 6 7 …   Википедия

  • Юродивые — (Христа ради юродивые) особый тип святых, христ. подвижники (чаще на В.), принявшие на себя один из самых тяж. подвигов юродство, т. е. внешнее, кажущееся безумие. Слово Ю. происходит от др. рус. оуродъ , юродъ эквивалент греч. μωρος. Ю.… …   Российский гуманитарный энциклопедический словарь

  • Юродивый Христа ради — святой, избравший особенный, очень редкий и очень сложный путь спасения. Большинство юродивых отличались полным пренебрежением ко всем благам жизни круглый год ходили босыми и почти без одежды, некоторые носили вериги. Эти подвижники не боялись… …   Православный энциклопедический словарь

  • юродивый — ая, ое 1) устар. Психически ненормальный. Юродивый парень. Провожай же меня, весь московский сброд. Юродивый, воровской, хлыстовский! Поп, крепче позаткни мне рот колокольной землей московскою! (Цветаева). Синонимы: поме/шанный, слабоу/мный,… …   Популярный словарь русского языка

  • ЮРОДИВЫЕ — психически неполноценные люди, к рых церковь рассматривает как лиц, «сознательно отрешившихся от обычного употребления разума», но обладающих даром прорицания, обличавших несправедливость, говоривших «правду в глаза сильным мира сего». Церк.… …   Атеистический словарь


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.