Растительность

Растительность
Серебряный бор.

Серебряный бор.
Москва.

На территории, занимаемой современной Москвой, дремучие леса чередовались с непроходимыми топями болот, а к жилью человека нередко подходили дикие звери. На лёгких песчаных почвах в восточной части этой территории и на надпойменных террасах Москвы-реки преобладали сосновые леса, на тяжёлых суглинках северной и западной её частей произрастали елово-широколиственные леса, а на юге — широколиственные леса с преобладанием дуба и липы. В заболоченных поймах малых рек, которыми в те времена изобиловал Московский край, господствовали ольховые леса. Регулярно и надолго заливаемые весной талыми водами поймы рек были заняты луговой растительностью. На междуречьях встречались верховые и переходные болота, покрытые сфагновыми мхами с багульником, клюквой, голубикой и другими болотными растениями. В поймах Москвы-реки и её притоков имелось большое количество низинных осоковых, тростниковых и рогозовых болот. Крупные болота были в районе современной Комсомольской площади, Южного порта (Сукино болото), в начале современной улицы Петровки, у Савёловского вокзала, на Трубной площади и в других местах.

Память о тех лесах, лугах и болотах, среди которых возникла и развивалась Москва, сохранилась в названиях многих улиц, переулков, площадей, городских достопримечательностей. Так, о существовании в Москве сосновых лесов (боров) напоминают названия Боровицкой площади, Боровицкой башни Кремля, церквей Иоанна Предтечи под Бором, Спаса на Бору, Ильи-Пророка под Сосенками, Подсосенского переулок и т.д. О лиственных лесах говорят названия Дубовой и Марьиной рощ, Рощинских улиц и проездов, Ольховской улицы. О прежних заливных лугах свидетельствуют Лужнецкие набережная и проезд, Краснолужский мост, улица Кашенкин луг и др. С обширным Козьим болотом, осушенным в XIX в., связаны названия Большого и Малого Козихинских переулков. От болота, расположенного на правобережье Москвы-реки, между Большим Каменным и Большим Москворецким мостами, получили свои названия Болотная площадь (ныне площадь Репина) и местность Балчуг (болото по-татарски).

Многовековая хозяйственная деятельность человека, связанная с возникновением и постепенным расширением границ города, коренным образом изменила растительный покров Московского края. Немалая часть природных территорий поглощена развивающимся городом. Леса вырубались под застройку и пашню, редели, болота осушались, уступая место сенокосным лугам и огородам. Но тем не менее, когда в 1960 была установлена новая административная граница Москвы, в её пределах оказалось более 10 тыс. га настоящих лесов, среди них такие крупные массивы, как Лосиный Остров, Измайловский, Битцевский, Кузьминский леса, Серебряноборское лесничество и др. Многие из них существуют не одно столетие и дожили до наших дней благодаря тому, что исстари охранялись как великокняжеские, а затем как царские охотничьи угодья. Таковыми, например, были Погонно-Лосиный остров на северо-востоке Москвы, изобиловавший «сохатым зверем», и Сокольнический лесной массив — бывшее место царской соколиной охоты.

Современная растительность Москвы, свойственная подзоне хвойно-широколиственных лесов, представлена растительностью сохранившихся в городе природных (лесных массивов, лугов, болот) и озеленённых (парков, садов, скверов, бульваров и др.) территорий. В Москве более 40 лесных массивов, которые, в зависимости от их размера и уровня благоустройства, называются городскими лесами или лесопарками. Городскими лесами именуют относительно крупные лесные массивы, в пределах которых благоустроенные для массового отдыха участки занимают сравнительно небольшие площади. На части территории Сокольнического, Измайловского, Фили-Кунцевского, Кузьминского и Лианозовского лесных массивов были созданы парки культуры и отдыха. Многие московские леса до сих пор сохраняют территориальную связь с загородными лесами, образующими вокруг столицы Лесопарковый защитный пояс.

Примечательно, что немалая часть лесов и лесопарков сформировалась на основе лесных культур, заложенных несколькими поколениями лесоводов. За длительный период своего развития эти искусственные по происхождению леса приобрели облик естественных, с характерными для них растениями и животными.

Сосновые леса занимают 21% общей площади лесных насаждений Москвы. Они имеются в большинстве городских лесных массивов, а в Серебряном бору, Покровском-Стрешневе, Кузьминском и Алёшкинском лесах преобладают. Самый крупный старовозрастный (около 170 лет) сосновый лес находится в Серебряноборском лесничестве, расположенном на надпойменной террасе Москвы-реки, напротив Серебряного бора. Кроме сосны в составе древостоя встречаются липа и дуб, в подросте — сосна, липа, дуб, клён остролистный, в подлеске — рябина, лещина, жимолость, бересклет, иногда волчье лыко; напочвенный покров образуют кислица, сныть, ландыш, а также черника, майник двулистный, костяника и многие другие виды.

Еловые леса наименее устойчивы к воздействиям городской среды. Они составляют всего 1,9% площади, занятой в городе лесами. Сохранились в Москве только в Лосином Острове, Битцевском лесу, а также в Кунцевской даче. Самые старые ельники (возраст свыше 130 лет) находятся в глубине Лосиного Острова. В составе их древостоя обычна примесь липы и дуба, в подросте — ели и липы, в подлеске — лещины, жимолости, бересклета бородавчатого, в травяном покрове преобладают зеленчук, местами кислица, встречаются типичные для широколиственных лесов медуница неясная, копытень европейский, сныть и др. Особую ценность представляет 90-летний ельник в Битцевском лесу — эталон лесокультурного дела, объявленный памятником природы.

Лиственничные насаждения занимают 2,5% лесов Москвы. Встречаются во многих лесных массивах, но на небольших участках. Самые старые (свыше 120 лет) и высокоствольные (до 40 м) лиственничники представлены в Лесной опытной даче Сельскохозяйственной академии имени К.А. Тимирязева и Измайловскому лесу (памятник природы).

Дубовые леса (дубравы) составляют немногим более 10% площади лесов Москвы. Типичные северные дубравы сформировались в Битцевском и Бирюлёвском лесных массивах. Для них характерно присутствие в породном составе берёзы, осины и ели. Самая старая дубрава Москвы — Останкинская, расположена на территории Главного ботанического сада РАН. Старовозрастные (свыше 100 лет) дубовые насаждения сохранились также в Лосином Острове, Измайловском лесу (объявлены памятником природы), Лесной опытной даче, Кускове.

Липовые леса занимают 18% лесной площади Москвы. Преобладают они в Фили-Кунцевском лесопарке, Измайловском и Битцевском лесных массивах. Именно в пределах Москвы. (в Лосином Острове и Фили-Кунцевском лесопарке) сохранились самые старые (около 200 лет) липовые насаждения Московской области. Участки липняков в Лосином Острове и Измайловском лесу объявлены памятниками природы.

Около 39% лесной площади столицы занимают берёзовые леса. Как правило, они сформировались на месте старых вырубок или заброшенных когда-то пашен. Чаще всего под пологом берёзы успешно развивается подрост из теневыносливых липы и клёна остролистного, а в Лосином Острове и Битцевском лесу — даже ели. Подлесок здесь формируют рябина, крушина, черёмуха, калина, бузина, встречаются также жимолость, лещина, бересклет. В травяном покрове могут быть самые разнообразные лесные, опушечные и луговые растения.

Осиновые леса составляют всего 3,8% площади лесов Москвы и сохранились главным образом в Серебряноборском лесничестве, Битцевском и Измайловском лесах, Лосином Острове. Продолжительность их жизни 60—70 лет. Следующее поколение, как правило, формируется из широколиственных пород. Под их пологом — подрост теневыносливых липы и клёна, хорошо развиты подлесок и травяной покров, отличающийся большим разнообразием.

Черноольшаники (леса с преобладанием в древостое чёрной ольхи) встречаются в Москве на крайне ограниченных площадях (0,6%) и приурочены к поймам малых рек. Имеют исключительно важное водоохранное значение и присутствуют в Измайловском и Кузьминском лесных массивах, Лосином Острове, Фили-Кунцевском лесопарке, на одном из притоков р. Шмелёвки. Возраст самых старых черноольшаников Москвы около 80 лет, но это для них не предел. В специфических условиях речных пойм под пологом ольхи развивается подлесок из приспособившихся к избыточному переувлажнению кустарников (различные виды ив, черёмуха, крушина) и трав (таволга вязолистная, осоки, хвощи); здесь можно увидеть обвивающий стволы деревьев хмель, чаще встречаются чистяк весенний, селезёночник, калужница, болотная фиалка.

Луговая и болотная растительность представлена в Москве на очень небольших площадях, главным образом в поймах рек. Участки лугов имеются в Строгинской и Крылатской поймах Москвы-реки, в Коломенском, в низовьях р. Городни, в поймах Сетуни, Серебрянки, Язвенки и некоторых других московских речек. Большую ценность для города представляют разнотравные суходольные луга, сформировавшиеся на Крылатских холмах и занимающие основную их часть. На них произрастает более 100 видов луговых трав, среди которых лук Вальдштейна, икотник серый, клевер горный, душица обыкновенная, астрагал датский, вязель разноцветный, синеголовник плосколистный, порезник горный, козлобородник восточный и др. Фрагменты таких лугов имеются и на Щукинском полуострове, в Серебряном бору, Коломенском, где можно встретить также тимофеевку степную, язвенник многолистный, тимьян Маршалла. В Москве свойственная суходолам луговая растительность иногда развивается и вне природных территорий, например, на открытых, хорошо прогреваемых солнцем откосах Филёвской и Таганско-Краснопресненской линий метрополитена, где прекрасно себя чувствуют многие красиво цветущие луговые и степные травы — валериана, вязель, шалфей, качим. Фрагменты низинных болот — осоковых, тростниковых, рогозовых, хвощовых — уцелели на Щукинском полуострове, в Серебряном бору, Нижних Мневниках, в пойме Москвы-реки (у Зябликова), а также по Яузе, Сетуни, Серебрянке и др. В Лосином Острове, Измайловском и Алёшкинском лесах, Лианозовском лесопарке сохранились небольшие по площади переходные болота с характерными для них растениями: сфагновыми мхами, пушицей влагалищной, белокрыльником, сабельником, редкими для Москвы осоками — пушистоплодной и топяной. Болота в Алёшкинском и Измайловском лесах объявлены памятниками природы.

В парках и садах, на скверах и бульварах, в жилых кварталах растительность представлена искусственно созданными насаждениями, так называемыми объектами «зелёного строительства». В таких насаждениях отсутствуют присущие лесным сообществам процессы саморегуляции и самовозобновления; продолжительность их жизни определяется продолжительностью жизни слагающих их деревьев, и человек должен постоянно восполнять их утрату, тогда как в естественных условиях леса происходит самостоятельная смена одного поколения деревьев другим, продолжающаяся в течение многих столетий.

Искусственные насаждения Москвы характеризуются довольно однообразным составом и простой структурой, что делает их менее устойчивыми к отрицательным воздействиям городской среды. Несмотря на то что при озеленении Москвы используют более 360 видов и форм деревьев и кустарников, основу городских насаждений составляет достаточно ограниченный набор. Прежде всего это липа мелколистная, тополь бальзамический и канадский, клён ясенелистный, ясень пенсильванский, а также вяз, дуб черешчатый и северный, клён остролистный, конский каштан, липа европейская, берёза, разные виды ив и некоторые другие. Иногда в качестве декор. дополнения высаживаются хвойные деревья — ель колючая голубая, лиственница сибирская, туя западная, очень редко сосна обыкновенная и ель европейская. Из кустарников чаще встречаются спирея, жимолость, барбарис, снежноягодник, кизильник блестящий, карагана древовидная (жёлтая акация), боярышник. Травянистый покров в парках, на скверах и бульварах, как правило, образуют злаки и сорные растения.

Современная флора Москвы насчитывает свыше 1100 дикорастущих видов сосудистых растений, около 200 видов мхов и около 90 видов лишайников. Примерно 800 видов сосудистых растений представляют местную, или аборигенную, флору, а остальные — заносные, или адвентивные, виды. На территории Москвы встречаются представители большей части семейств, свойственных аборигенной флоре Подмосковья. Одни виды произрастают только в соответствующих естественных природных сообществах и не могут приспособиться к изменениям их местообитаний, например: кислица обыкновенная, черника и брусника, майник двулистный, купена лекарственная и др. виды, характерные для хвойных лесов Москвы; зеленчук жёлтый, медуница неясная, осока волосистая, копытень европейский и др., типичные для широколиственных лесов; из болотных растений это многочисленные осоки, пушица влагалищная и т.п. Некоторые виды растений встречаются не только в природных сообществах, но и находят новые для себя местообитания в городских условиях среди застроенных территорий и даже в центре столицы. Так, лесные папоротники, щитовник игольчатый, кочедыжник женский, голокучник Линнея с успехом растут на известняковом основании Покровского собора на Красной площади, в щелях гранитных берегов Москвы-реки около гостиницы «Балчуг-Кемпински» и гранитной облицовки здания на улице Кузнецкий мост. Сныть обыкновенная, доминирующая в некоторых лесных сообществах, широко распространилась возле жилых домов во многих районах города, иван-чай, первым заселяющий лесные гари, можно увидеть на плоских крышах домов, карнизах, в щелях у оснований зданий и в других местах. Многие местные сорные виды — мятлик однолетний, подорожник большой, горец птичий, лопух и т.д. приурочены в основном к антропогенным местообитаниям и внедряются в сильно нарушенные природные сообщества.

Адвентивные виды проникают в город либо путём непреднамеренного их заноса (как правило, по железным и автомобильным дорогам), либо расселяются в процессе введения в культуру новых растений. Многие из них остаются только в местах заноса и нередко исчезают через год или несколько лет, другие же распространяются в городе, внедряются в природные местообитания, засоряя их. Среди последних: элодея канадская (водяная чума), заселившая многие водоёмы города; недотрога мелкоцветковая, нередко доминирующая в нарушенных лесах; борщевик Сосновского, активно расселяющийся по лугам; часто встречающиеся ромашник пахучий, золотарник канадский и др.

Развитие столицы и поглощение ею природных ландшафтов, окружающих город, по-прежнему приводят к существенным изменениям флоры Москвы.

За два последних столетия на территории, ныне занимаемой столицей, исчезло не менее 100 видов сосудистых растений. В их числе: плауны, касатик сибирский, шпажник черепитчатый, многие виды орхидных (например, венерин и пятнистый башмачки), берёза приземистая, гвоздика пышная, кубышка малая, живокости клиновидная и высокая, ветреница лесная, прострел лесной (сон-трава), толокнянка, голубика, вереск и многие другие виды.

Около 130 видов (причём большая часть из-за своей декоративности) сосудистых растений стали редкими и уязвимыми в условиях Москвы, но лишь 28 из этого числа подлежат специальной охране в соответствии с решением Мособлисполкома и Мосгорисполкома от 19 января 1984, № 39—108. Среди них: ландыш майский и гнездовка настоящая, пока ещё вполне обычные во многих городских лесах и лесопарках; касатик жёлтый, горец змеиный (раковые шейки), купальница европейская, хохлатка плотная, колокольчики широколистный и крапиволистный, нередкие лишь в некоторых лесных массивах; представители орхидных — тайник яйцевидный, дремлик широколистный, пальчатокоренники Фукса, пятнистый и мясо-красный; а также кувшинка белоснежная, волчье лыко и колокольчик персиколистный, резко сократившие свою численность на всех природных территориях города. Крайне редко встречаются мякотница однолистная, ветреница дубравная, печёночница благородная, хохлатки Маршалла (промежуточная и полая), незабудка лесная. Наибольшее число охраняемых видов растений отмечено в Битцевском и Измайловском лесах, Лосином Острове, Фили-Кунцевском лесопарке.

Мхи Москвы (бриофлора) представлены печёночными (около 30 видов) и листостебельными (около 170 видов) мхами. Самая интересная и богатая бриофлора (более 120 видов) сохранилась в Фили-Кунцевском лесопарке. В большом числе мхи присутствуют также в Битцевском и Измайловском лесах, в Лосином Острове. Они встречаются и в районах застроенных территорий. Некоторые виды (наиболее устойчивые к атмосферному загрязнению) — маршанция, бриум серебристый, цератодон — растут на боковых стенках ступенек лестниц даже в самом центре Москвы, в щелях вдоль стен зданий и в других местах, где скапливается пылевидный субстрат.

Чрезвычайно чувствительные к загрязнению окружающей среды лишайники можно встретить практически всюду — на деревьях, камне, бетоне и т.п. Но если в городских лесах, крупных парках, на суходолах, особенно в западной, наименее загрязнённой части города, они весьма обычны и разнообразны по видовому составу (67 видов), то в центре столицы, вдоль улиц с оживлённым движением автотранспорта и в промзонах их отмечено всего 16—17 видов. Многие из них имеют явные признаки техногенного поражения. Наиболее распространены в Москве феофисции округловатая и черноватая, леканора Хагена, а также пармелия бороздчатая и гипогимния вздутая. К числу очень редких лишайников относятся отличающиеся чрезвычайной чувствительностью к загрязнению окружающей среды кустистые лишайники — эверния сливовая, рамалина мучнистая (Фили-Кунцевский лесопарк), уснея жёсткая и бриория сероватая (Битцевский лес, Лосиный Остров), а также растущие на почве и чувствительные к вытаптыванию пельтигера рыжеватая (Крылатские холмы, Лосиный Остров и др.) и два вида кладоний — вильчатая и звездчатая (Щукинский полуостров), находки которых на территории города оказались полной неожиданностью.

Грибы, не относящиеся по современной системе органического мира к растениям, традиционно рассматриваются вместе с ними. В крупных лесных массивах столицы и даже в некоторых лесопарках случается найти белый гриб, подосиновик, моховик, подберёзовик (чаще других трубчатых грибов), встречаются сыроежки, свинушки, лисички, опята. Нередки мало известные москвичам, но также съедобные грибы, растущие на мёртвой и отмирающей древесине, — вешенка, опёнок летний, зимний гриб, чешуйчатка золотистая, плютей олений, трутовик серно-жёлтый. А шампиньоны, свинушки и дождевики можно найти даже в скверах в центре города и во дворах. Однако следует знать и помнить, что грибы накапливают в себе некоторые ядовитые вещества, поэтому в городе их лучше не собирать.

Б. Л. Самойлов, Г. В. Морозова, Ю. А. Насимович, А. В. Пчёлкин, М. С. Игнатов, Г. Г. Куликова


Москва. Энциклопедический справочник. — М.: Большая Российская Энциклопедия. 1992.

Поможем решить контрольную работу
Синонимы:

Полезное


Смотреть что такое "Растительность" в других словарях:

  • растительность — парамос, прерия, флора, пустошь, зелень, (зеленый, растительный) (покров, мир, друг); волосы Словарь русских синонимов. растительность растительный мир, флора, растительный покров; зелень (разг.) / образно: зелёный друг Словарь синонимов русского …   Словарь синонимов

  • Растительность — растительный покров, совокупность растительных сообществ (фитоценозов) Земли или отдельных ее регионов. Растительность образует важный компонент биосферы (фитосферу). Обычно выделяют водную, мезофитную, ксерофитную, галофитную растительность или… …   Экологический словарь

  • РАСТИТЕЛЬНОСТЬ — РАСТИТЕЛЬНОСТЬ, растительности, мн. нет, жен. 1. Совокупность растений (какой нибудь местности), растительный мир (книжн.). Скудная растительность севера. 2. Волосы на теле. Мужчина с пышной растительностью. Лицо без всякой растительности.… …   Толковый словарь Ушакова

  • растительность —     РАСТИТЕЛЬНОСТЬ, зелень, книжн. флора …   Словарь-тезаурус синонимов русской речи

  • РАСТИТЕЛЬНОСТЬ — РАСТИТЕЛЬНОСТЬ, совокупность растительных сообществ (фитоценозов) Земли или ее отдельных регионов. Распределение растительности определяется в основном общеклиматическими условиями и подчиняется законам зональности и поясности. От растительности… …   Современная энциклопедия

  • РАСТИТЕЛЬНОСТЬ — совокупность растительных сообществ (фитоценозов), населяющих какую либо территорию. Распределение растительности определяется в основном общеклиматическими условиями и подчиняется законам зональности и поясности. Основные классификационные… …   Большой Энциклопедический словарь

  • РАСТИТЕЛЬНОСТЬ — РАСТИТЕЛЬНОСТЬ, и, жен. 1. Совокупность растений, растительный покров какой н. местности. Богатая, бедная р. Р. Кавказа. 2. Волосы на теле, голове, лице. Густая, жидкая р. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • РАСТИТЕЛЬНОСТЬ — совокупность растит, сообществ (фитоценозов) Земли или отд. её регионов. В отличие от флоры характеризуется не видовым составом растений, а гл. обр. численностью и сочетанием видов и разл. жизн. форм растений и их пространств, структурой и… …   Биологический энциклопедический словарь

  • РАСТИТЕЛЬНОСТЬ — совокупность растений, населяющих какой либо участок земного шара и слагающих определенные растительные сообщества. Основными таксономическими подразделениями ее являются: асс., форм., тип. Примеры асс.: бор брусничник, бор черничник. Примеры… …   Геологическая энциклопедия

  • РАСТИТЕЛЬНОСТЬ — на ушах у кого. Жарг. мол. Шутл. ирон. О глупом человеке. Максимов, 362 …   Большой словарь русских поговорок

  • растительность — — [http://www.eionet.europa.eu/gemet/alphabetic?langcode=en] EN vegetation 1) The plants of an area considered in general or as communities, but not taxonomically; the total plant cover in a particular area or on the Earth as a whole. 2)… …   Справочник технического переводчика

Книги

Другие книги по запросу «Растительность» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»