СКАЛЕН


СКАЛЕН
СКАЛЕН (фр. Scapin) - герой комедии Мольера «Плутни Скалена» (1671). С.- один из существеннейших персонажей мольеров-ского театра, по структурной и концептуальной сложности сопоставимый с Дон Жуаном и Альцестом. Кажущаяся элементарность образа скрывает его многомерность и парадоксальную серьезность, незамеченные учеными-современниками Мольера. Характерна реплика Буало: «И сквозь мешок, куда Скален залез постыдно,
//Того, кем «Мизантроп» был создан, мне не видно».
С.- один из многих слуг, действующих в мольеровских комедиях. Однако не будет преувеличением сказать, что именно здесь, в комедии интриги о плутнях пройдохи, то помогающего господам, а то жестоко вышучивающего их, обнаруживается интерпретационный акцент, дающий традиционному для комедийного жанра образу слуги программное для Мольера наполнение.
Сюжет комедии, заимствованный из «Фор-миона» Теренция, комедийная техника, в которой выполнена пьеса, наконец, сам герой ее - элементы драматургической и сценической традиции, пришедшей во Францию с Апеннин. Римская паллиата, средневековый фарс, возрожденческая комедия дель арте - несомненные составляющие жанрового целого пьесы. Исторические корни образа С. не сводят его к функции фарсового слуги-шута, ловкого и непобедимого «первого Дзанни» итальянской комедии масок. «Народность» персонажа, столь часто подчеркиваемая отечественными исследователями (С.С.Мокульский, Г.Н.Бояджиев), по-видимому, не играет в пьесе особой роли, ибо в последней нет явной противопоставленности мировидения слуг и хозяев; все примерно одинаково «народны».
Прообразом С. явился «первый Дзанни», Арлекин, персонаж сугубо театральный, чье вербальное присутствие в спектакле в соответствии с древней фарсовой традицией, унаследованной затем комедией масок, многократно комментируется и опровергается визуально. Из сказанного следует, что существенная часть образного целого, называемого С., не запечатлена литературно или запечатлена неявно, а потому для ее обнаружения необходимы серьезнейшие реконструктивные усилия театроведческого характера. Прежде всего, по-видимому, стоит вспомнить о происхождении самой маски Арлекина от Эллекена, мистериаль-ного черта,- проказливого, инфернально злокозненного, жестокого и кощунственно глумливого, но самое главное - иноприродного «человеческим» персонажам. И если в спектакле классической комедии дель арте «первый Дзанни» вместе с резвостью и народным здравомыслием несет в себе и «дьявольское» наследство своего мистериального предка, то проявляется это на сцене более всего в жесто-вой партитуре образа слуги. Мольер, однако, не «цитирует» дословно образ, родившийся в иной стилевой и жанровой системе. Его С.- своего рода «образ в квадрате», интерпретация итальянского Скапино. Так в условнейшем мире Аргантов, Жеронтов, Леандров «поселяется» еще более условный С. И если интересы молодых бездельников-хозяев естественны и понятны, если страхи, скупость и брюзжание стариков объяснимы, то поведение С., выручающего молодежь и дурачащего стариков, никакой очевидной цели не обнаруживает. Впрочем, исследователями и практиками театра эта цель многократно угадывалась, хотя всегда по-разному. Источником непомерной активности слуги объявлялись то деньги, то сострадание к обделенной молодости, то любовь к искусству интриги и обольщения.
Характерно, что у Мольера достаточно трудно найти подтверждение любой из названных версий. Очевидно, это не случайно. Если взглянуть на пьесу, учитывая культурную ситуацию, в которой она родилась, если рассмотреть «Плутни Скалена» в контексте «высо- 375 кой» проблематики мольеровского творчества, то необходимым окажется анализ комедии с точки зрения господствовавших в культуре идей, образных решений, приоритетных тем, популярных мотивов. Тогда придется решать вопрос о принадлежности пьесы одному из двух культурно-исторических комплексов, определивших лицо французского искусства XVII века, - к барокко или классицизму.
Принято считать, что великий комедиограф тяготел к классицизму. Однако, несомненно, что Мольер внес великий вклад в разработку одной из излюбленных тем барочного искусства - в разработку темы театра. Последняя получает в барочной литературе и на сцене весьма разнообразное освещение. В трагикомедиях Ротру и Корнеля, в гравюрах Калло выражено то новое чувство театра, которое овладело зрителями XVII века, заставлявшее пристально, иногда с суеверным страхом вглядываться в изменчивое, коварное, обольстительное лицо искусства, так удивительно точно воспроизводящего принципы земного мироустройства, где Бог - создатель пьесы, а люди - актеры, непрестанно меняющие маски. Театр становится для барокко зримой метафорой вселенской суеты, старательной, усердной, исполненной сознания собственной значительности и потому еще более нелепой. При этом двусмысленное очарование сцены, мистика игры, преображения, достигаемые с помощью маски, исследуются барочным искусством с безжалостной проницательностью, свойственной только этому стилю.
С.- эмблема комедийного мира Мольера. Он - воплощение игрового принципа во всей полноте последнего: здесь и мимикрия, и агон (спор), и алеа (случай), и иллинкс (головокружение). Будучи театральным персонажем «в квадрате» (что весьма характерно для барочной театральной эстетики), С. противопоставлен житейски озабоченным персонажам, чьи проблемы более, чем реальны: нет денег, нет прав, нет возможностей. Вторгаясь в мир трезвых расчетов и унылой безынициативности, комедийный слуга привносит в него энергию игры, взвинчивающей пространство, сгущающей и разреживающей время, волшебно меняющей облик вещей. Пожалуй, С. «шалит» не из озорства, а как бы проверяет на прочность все ценности этого мира: отцовские чувства, сыновнюю нравственность, сословные принципы. От чьего имени? От имени Театра, всевидящего и всезнающего, от имени Игры, ее бессмертной интуиции и дерзостного своеволия. Похоже, узнаваемость ситуации в пьесе, ее конфликта, даже всех этих шалопаев-сыновей, беспомощных девиц и упрямых стариков, «работает» здесь на создание образа мира рутинного и бесконечно воспроизводящегося, приводимого в движение некоей таинственной силой. Воплощением этой силы, соединяющей в себе могущество творческого духа и бесовский цинизм, является С.
Первым исполнителем роли С. (театр Пале Рояль, 1671) был сам Мольер. В России «Проделки Скалена» были поставлены более сорока раз. Одним из знаменитых спектаклей была постановка Малого театра 1866 г. с С.В.Шум-ским в главной роли. Один из прославленных Скапенов XX века - Жан-Луи Барро, сыгравший в постановке Луи Жуве.
Лит.: Бояджиев Г.Н. Великий реформатор комедии
//Жан-Батист Мольер. Комедии. М., 1972; Ю.А.Гинзбург и С.И.Великовский. Комедиограф «великого века»
//Мольер. Полное собрание сочинений в трех томах. Том первый. М., 1985; R.Bray. Moliere - homme de theatre. Paris, 1934; J.Evelina. Les valets et les servants dans le theatre de Moliere. Aix-en-Proven9e. 1958; M.Gutwirth. Moliere ou 1'in-vention comique. La metamorphose des themes, la creation des types. Paris, 1966.
Л.Е.Баженова

Литературные герои. — Академик. 2009.

Смотреть что такое "СКАЛЕН" в других словарях:

  • Albotin Monastery — ( bg. Алботински манастир, also: Albutin Monastery , Албутински манастир) is a presently inactive Bulgarian medieval cave monastery on the territory of Kula bishopric of Vidin Diocese of Bulgarian Orthodox Church, in the locality Albotin (… …   Wikipedia

  • Моонзунд — пролив между материком Эстляндии и островами Даго, Эзелем и Мооном, соединяет Финский и Рижский заливы; длина пролива до 60 в., шир. от 6 18 в., глуб. от 17 фт. до 10 саж.; для судов, сидящих не более 17 фт. в воде, пролив этот значительно… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Kardjali (obchtina) — L obchtina de Kardjali (en bulgare Община Кърджали, translittération scientifique internationale obština Kărdžali) se trouve en Bulgarie méridionale, et est l’une des sept obštini de l’oblast de Kărdžali. Outre la ville de Kărdžali, 117 localités …   Wikipédia en Français

  • Obchtina de Kardjali — Kardjali (obchtina) L’obština de Kărdžali se trouve en Bulgarie méridionale, et est l’une des sept obštini de l’oblast de Kărdžali. Outre la ville de Kărdžali, 117 localités se trouvent sur son territoire, qui forment 45 entités administratives… …   Wikipédia en Français

  • АЛЬЦЕСТ — (фр. Alceste) герой комедии Мольера «Мизантроп» (1666). А. один из наиболее загадочных мольеровских персонажей. Уже три столетия, протекшие со дня премьеры комедии, критики спорят о природе этого образа: то объявляют мизантропа «развлекательным… …   Литературные герои

  • ЖУРДЕН — (фр. Jourdain) герой комедии Мольера «Мещанин во дворянстве» (Le bourgeois gentilhomme букв, перевод «Буржуа дворянин», 1670). Господин Ж. один из самых забавных персонажей великого комедиографа. Потешаются над ним в равной степени и действующие… …   Литературные герои

  • ДОН ЖУАН — (исп. Don Juan, итал. Don Giovanni, фр. Don Juan, нем. Don Juan, англ. Don Juan) герой мировой литературы XVII XX вв., один из вечных образов. Предыстория этого литературного героя уходит в средние века и связана с многочисленными легендами о… …   Литературные герои

  • ОСТАП БЕНДЕР — герой романов (дилогии) И.А.Ильфа и Е.П.Петрова «Двенадцать стульев» (1927 1928) и «Золотой теленок» (1930 1931). «Молодой человек лет двадцати восьми» в первом романе и чуть старше тридцати во втором, «сын турецко подданного», как он себя… …   Литературные герои

  • ТАРТЮФ — (фр. Tartuffe) герой комедии Мольера «Тартюф, или Обманщик» (первая ред. под назв. «Тартюф, или Лицемер» 1664, вторая ред. под назв. «Обманщик» 1667, третья ред. под настоящим назв. 1669). Образ восходит к фолыслорно мифоло гическому типу… …   Литературные герои

  • тискальный — тискальный, тискальная, тискальное, тискальные, тискального, тискальной, тискального, тискальных, тискальному, тискальной, тискальному, тискальным, тискальный, тискальную, тискальное, тискальные, тискального, тискальную, тискальное, тискальных,… …   Формы слов


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.