Крылатые слова


Крылатые слова
КРЫЛ́́АТЫЕ СЛОВ́́А, афористич. и образные речения, созданные Л. в его стихах и прозе и вошедшие затем в устную и письменную речь преим. в качестве поговорок и тем самым пополнившие фразеологич. фонд рус. лит. языка. Судьба лермонт. К. с. неоднородна. Одни из них приводятся не только формально точно, но и в соответствии с вложенным в них автором содержанием: «На ловлю счастья и чинов» («Смерть поэта») — И. А. Гончаров, «Обрыв»; «Забыться и заснуть» («Выхожу один я на дорогу...») — М. Е. Салтыков-Щедрин, «Круглый год»; «Намеки тонкие на то, / Чего не ведает никто» («Журналист, читатель и писатель») — В. Г. Белинский, «Ответ «Москвитянину»»; «В большинстве своем люди «к добру и злу постыдно равнодушны»» («Дума») — М. Горький, «О С. А. Толстой». Незначит. искажения текста обычно вызваны цитированием по памяти: «Подожди немного / Отдохнешь и ты!» («Горные вершины») — А. И. Герцен, «Былое и думы»; надо — «Погоди...». Нередко К. с., точно цитируемые, утрачивают внутр. связь с лермонт. текстом, переосмысливаются в зависимости от авт. замысла и контекста эпохи («В минуту жизни трудную» — Салтыков-Щедрин, «Пестрые письма»). Цитату из лирич. стих. «А. О. Смирновой» В.И. Ленин, неоднократно обращавшийся к Л., использует в таком контексте: «В таких проектах всегда много комичного... Но попробуйте разобраться в них — и вы скажете: «все это было бы смешно, когда бы не было так грустно!» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 2, с. 432). Н. В. Шелгунов в «Очерках русской жизни» (1895) в поддержку своих требований к публицистике привлекает К. с. из стих. Л. «Не верь себе», отражающие разлад, взаимонепонимание поэта и общества: «Публицист не лирический поэт. Его область рассудочная, идейная, область общественных и гражданских отношений, и публицисту-лирику каждый имеет право сказать: Какое дело нам, страдал ты или нет?». К. с. «Без руля и без ветрил», оторвавшиеся от космич. образов «Демона», применяются для характеристики действий, лишенных руководящего начала. Лирич. отрывок: «Есть речи — значенье / Темно иль ничтожно, / Но им без волненья / Внимать невозможно» («Есть речи — значенье») послужил народовольцам для заострения памфлета против Александра II («Земля и воля», 1878, № 2). Строки «Звучал, как колокол на башне вечевой / Во дни торжеств и бед народных» («Поэт»), отнесенные Л. к слову поэта, в сов. печати не раз связывались с событиями совр. жизни. Стих. «Бородино» вызвало к жизни К. с. «Да, были люди в наше время / Не то, что нынешнее племя». В дни боев за Москву в 1941 широко распространялись К. с. из того же стих.: «Ребята! Не Москва-ль за нами? Умремте ж под Москвой...». Ф. М. Достоевский вводит К. с. из стих. «Не верь себе» — «Пленной мысли раздраженье» в 1-ю гл. «Братьев Карамазовых», а строку «То кровь кипит, / То сил избыток» — в повесть «Кроткая», отметив их глубоко личной печатью. Заглавие романа «Герой нашего времени» широко использовалось в печати, в публицистике еще со времен Белинского.
Лит.: Займовский С. Г., Крылатое слово, М. — Л., 1930; Ашукин Н. С., Ашукина М. Г., Крылатые слова. Лит. цитаты. Образные выражения, 3 изд., М., 1966.

Лермонтовская энциклопедия / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом); Науч.-ред. совет изд-ва "Сов. Энцикл."; Гл. ред. Мануйлов В. А., Редкол.: Андроников И. Л., Базанов В. Г., Бушмин А. С., Вацуро В. Э., Жданов В. В., Храпченко М. Б. — М.: Сов. Энцикл., 1981

Синонимы: