ПРИЧИННОСТЬ


ПРИЧИННОСТЬ
ПРИЧИННОСТЬ
(каузальность; от лат. causaпричина) — определенное внутреннее отношение между явлениями, такая их связь, при которой всякий раз за одним следует другое. Причина — это явление, вызывающее к жизни др. явление; результат действия причины — следствие.
В старину между стенами здания, подлежащего сносу, помещали прочный железный стержень и разводили под ним костер. От нагревания стержень удлинялся, распирал стены, и они разваливались. Нагревание здесь причина, расширение стержня — ее следствие.
Камень попадает в окно, и оно разлетается на осколки. Молния ударяет в дерево, оно раскалывается и обугливается. Во всех случаях одно явление (причина) вызывает, порождает, производит и т.п. др. явление — свое следствие.
Причина всегда предшествует во времени следствию. Сначала железо нагревается, а затем начинает расширяться. Окно раскалывается не до удара камня, а после него и т.д. Основываясь на этом очевидном свойстве П., человек всегда ищет причину интересующего его явления только среди тех явлений, которые предшествовали ему, и не обращает внимания на все, что случилось позднее.
Далее, причинная связь необходима: всякий раз, когда есть причина, неизбежно наступает и следствие. Вода при нормальном атмосферном давлении нагревается до 100°С, закипает и превращается в пар. Можно миллион раз нагревать воду до кипения, и она всегда будет переходить в пар. И если бы при миллион первом нагревании этого вдруг не произошло, мы должны были бы сказать, что между нагреванием воды и превращением ее в пар нет причинной связи.
Названных характеристик П., однако, недостаточно для отличения ее от связей др. типов.
Наступлению каждого явления предшествует бесконечное множество др. явлений. Но только одно из них может быть его причиной. Постоянное следование одного явления за др. не говорит еще, что предшествующее — причина последующего. Ночь всегда предшествует утру, а за утром неизменно наступает день. Но ночь — не причина утра, а утро — не причина дня. Как предостерегает лат. изречение: «После этого не значит вследствие этого».
Следствие обязательно наступает в случае реализации причины. Но причина, сверх того, порождает и обусловливает следствие. В этом — еще одна особенность причинной связи, отграничивающая ее от всех иных случаев постоянного следования одного явления за др. Без этой особенности причинную связь невозможно характеризовать однозначно. Без нее нельзя, в частности, отличить причину от повода, т.е. события, которое непосредственно предшествует др. событию, делает возможным его появление, но не порождает и не определяет его.
Допустим, что на нитке подвешен камень. Нитка разрезается, камень падает. Что является причиной падения? Ясно, что разрезание нитки — только повод, а причина — земное притяжение. Если бы камень лежал на поверхности или находился в состоянии невесомости, он, лишенный подвески, не упал бы.
Для причинной связи также характерно, что с изменением интенсивности, или силы действия, причины соответствующим образом меняется и интенсивность следствия.
П., наконец, всеобща. Нет и не может быть беспричинных явлений. Все в мире возникает только в результате действия определенных причин. Это — закон П., требующий естественного объяснения всех явлений природы и общества.
Эти особенности П. обусловливают специфическую ее черту: наличие причинной связи нельзя установить на основе только наблюдения.
Чтобы определить, какое из двух деревьев выше, мы сравниваем их и приходим к соответствующему заключению. Решая вопрос, является ли один человек братом др., мы изучаем их прошлое и пытаемся определить, имели ли они общих родителей. И в первом, и во втором случае нет необходимости рассматривать какие-то др. деревья и др. людей. Иначе обстоит дело с причинными связями. Предположим, мы видим, что камень летит к окну, ударяется об оконное стекло, и стекло раскалывается. Мы говорим, что удар камня был причиной разрушения стекла. Мы видели, как камень ударил в стекло, а стекло, как мы хорошо знаем, всегда раскалывается от сильного удара. Увидев летящий в окно камень, мы можем заранее предсказать, что произойдет. Но представим, что перед окном была прозрачная пластмассовая поверхность, и в тот момент, когда камень ударился о пластмассу, кто-то в доме, чтобы обмануть нас, незаметно разбил окно. В обычных ситуациях мы исключаем такой обман и уверенно говорим, что видели своими глазами причину разрушения стекла.
Этот упрощенный пример говорит о том, что о причинной связи нельзя судить только на основе наблюдения, относящегося к одному случаю. Необходимо сопоставление нескольких сходных случаев, а также знание того, что обычно происходит в соответствующих ситуациях.
Причину можно установить только на основе рассуждения. В логике разработаны определенные методы проведения таких рассуждений, получившие название принципов, или канонов, индукции. Первая формулировка этих принципов была дана еще в нач. 17 в. Ф. Бэконом. Систематически они были исследованы в 19 в. Дж.С. Миллем. Отсюда их наименование — «каноны (принципы) Бэкона — Милля».
Все принципы индукции опираются на рассмотренные выше свойства причинной связи. Каждое явление имеет причину, именно поэтому поиски ее не лишены смысла.
Возникновение проблематики П. обязано человеческой способности задавать вопрос «почему?». Под причиной изначально понималось то, что способно породить нечто иное как следствие, а указание на причину давало объяснение следствию. Издавна представления о П. связывались с понятиями силы, власти, принуждения, необходимости, понимаемыми то в обыденно-профанном, то в возвышенно-сакральном смысле. Магия выступила исторически первой проблематизацией П.; для первобытного человека вопрос о причинах событий возникает лишь в экстраординарной ситуации, отклонение которой от обычного течения событий должно найти оправдание. Дж. Фрэзер объясняет магию переносом психологической ассоциации на причинную связь реальных драматических событий. Этот «кошмар причинности» (Х.Л. Борхес) находит разрешение в магической космологии, указывающей на тайные силы как источник аномальной ситуации. В мифологии и эпосе вопрос о причинах событий возникает преимущественно в трагических ситуациях (Эдип, Иов), и ответом служит указание на их сакральную обусловленность (роком, судьбой, Боже-
ственной волей). Для Платона область причин совпадает в сущности со сферой идей, порождающих чувственные вещи. Аристотелевская теория четырех причин (материальной, формальной, действующей и целевой) задавала в целом антич. и средневековую парадигму, нововременная механистическая картина мира оставила из этого набора лишь действующую причину.
Новый этап проблематизации П. связан с концепцией Д. Юма. Она и сегодня, по убеждению представителей аналитической философии, является основой для обсуждения этой проблемы. Юм пытался показать, что каузальность как необходимое отношение объективного порождения причиной следствия не обнаруживается в опыте, в котором не наблюдаются такие феномены, как «сила», «принуждение» или «необходимость». Человеческому представлению о П. соответствует в природе лишь регулярная последовательность сходных событий. Восходящая к Юму аналитическая «теория регулярности» утверждает, что одно событие Я является причиной события С тогда и только тогда, если а) события П и С имеют место; б) событие П имеет место раньше события С; в) всегда, когда имеет место Я-подобное событие, за ним следует С-подобное событие. Согласно Юму, наше представление о П. основано на опыте, но выходит за его пределы, поскольку всякое суждение об отдельной ситуации П. имеет общий характер, будучи основано на индукции, не являющейся формой необходимо-истинного вывода. Хотя понятие П. не может быть обосновано онтологически и логически, оно допускает психологическое оправдание того, почему определенные каузальные суждения рассматриваются как истинные: ожидание привычных последовательностей событий есть свойство человеческого ума, переносимое на природу. По Юму, общие принципы описания причинных событий не могут быть обоснованы именно в силу несовершенства индукции. Таковы причины универсальности (всякое явление имеет свою причину) и единообразия (одинаковые причины постоянно продуцируют одинаковые следствия) П. До сих пор нет единого мнения о приемлемости этих принципов.
Современная проблематика П. определяется следующими вопросами. Как следует анализировать понятие «П.»? Какова логическая форма причинных суждений? Каковы носители причинных связей — события или состояния? Чем отличаются актуально действующие причины от потенциальных причин, симптомов, условий и предпосылок? Как различить причинные и случайные регулярности? Каков онтологический статус причинных связей и каковы основания для выбора между их реалистической и антиреалистической интерпретацией? Что имеет более фундаментальный характер: каузальная связь или каузальные законы? Можно ли редуцировать каузальные связи и законы к индетерминистским ситуациям? Имеет ли П. направление? Как относятся между собой П. и время, П. и детерминизм, П. и объяснение?
Анализ П. в рамках теории деятельности обращается к антропологическим истокам представлений о П. Она определяется через термины «производить» и «препятствовать» (Г.Х. фон Вригт) и выступает как перенесение этих действий на неживую природу с помощью контрфактических высказываний.
Вероятностный анализ П. не связывает ее с детерминизмом; причина рассматривается как то, что делает следствие некоторым образом более вероятным. Для уточнения данной идеи вводятся понятия «позитивной статистической релевантности» (П. Суппес), «каузального процесса» (Г. Саймон) и используются контрфактические суждения о вероятности.
Новейшее развитие науки оживило дискуссии по проблеме П., в частности, в связи с вопросом об индетерминистской интерпретации квантовой механики, релятивистскими теориями пространства-времени и неравновесной термодинамикой.

Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики. . 2004.

ПРИЧИННОСТЬ
        генетич. связь между отд. состояниями видов и форм материи в процессах её движения и развития. Вопрос о П. непосредственно связан с пониманием принципов строения материального мира и его познания. На основе П. организуется материальнопрактич. деятельность человека и вырабатываются науч. прогнозы. Всё это обусловливает остроту проблемы П. в философии и науке вообще (см. Детерминизм и Индетерминизм). Проблема П. тесно связана с осн. вопросом философии: «... субъективистская линия в вопросе о причинности есть философский идеализм...» (Ленин В. И., ПСС, т. 18, с. 159).
        Сущностью П. является производство причиной следствия. П. есть внутр. связь между тем, что уже есть, и тем, что им порождается, что ещё только становится. Этим П. принципиально отличается от др. форм связей, для которых характерен тот или иной тип упорядоченной соотнесённости одного явления другому.
        П. объективна: она есть присущее самим вещам внутр. отношение. П. всеобща, т. к. нет явлений, крые не имели бы своих причин, как нет явлений, которые не порождали бы тех или иных следствий.
        Связь причины и следствия является необходимой: если есть причина и налицо соответствующие условия, то неизбежно возникает следствие, причём оно всегда порождается данной причиной при тех же условиях и во всех др. случаях. Следствие, произведённое некоторой причиной, само становится причиной другого явления; последнее, в свою очередь, оказывается причиной третьего явления и т. д. Эту последовательность явлений, связанных друг с другом отношением внутр. необходимости, наз. причинной или причинно-следств. цепью. Её можно назвать «цепью причинения». Любая из цепей причинения не имеет ни начала, ни конца. Попытки найти абсолютно «первую» или «последнюю» причины означают обращение в той или иной форме к чуду, сверхъ-естеств. силе.
        В процессе причинения происходит перенос материи и движения от причины к следствию. С этим связана другая фундаментальная черта процесса причинения — перенос структуры от причины к следствию, т. е. воспроизведение, «отображение» структуры причины в структуре следствия. Этот факт лежит в основе присущего материи свойства отражения. На основе причинного воздействия и переноса структуры по цепям причинения осуществляются все виды создания, восприятия, передачи, хранения, переработки и использования информации в технич. устройствах и живых организмах. Информац. аспект процессов причинения играет особенно важную роль в социальной сфере, выражая существ. особенность П. в социальной области.
        Неизбежность переноса материи и движения от причины к следствию ведёт к тому, что уже сам факт порождения следствия определ. образом изменяет причину, что является универс. свойством П. На основе этого свойства П. в ходе естеств. развития материи возникают системы с обратной связью и самоорганизующиеся системы. Процесс причинения последовательно развёртывается во времени. Его исходным пунктом служит формирование самой причины для действия в данных условиях. Причина во времени предшествует следствию, но вместе с тем существует более или менее длит. стадия, когда причина и следствие сосуществуют вместе и в течение которой идёт процесс активного воздействия следствия на причину. То, как именно будет действовать причина и каким окажется следствие, зависит не только от природы причины, но и от характера условий, при которых развёртывается действие этой причины. Условия, независимые от причины явления, превращают в действительность заключённую в причине возможность порождения следствия.
        Обоснование П. и её виды. В диалектич. материализме представление о П. обосновывается на основе практики: тот факт, что человек управляет определ. природными и социальными процессами, является решающим доказательством существования П. С развитием практики и познания раскрываются новые виды П., которые определяются природой соответствующих объектов и систем, формой движения материи.
        Классич. физика основывалась на механич. понимании П.: причиной искомого состояния объекта является некоторое его исходное состояние и его взаимодействия за исследуемый отрезок времени. Предсказания солнечного и лунного затмений, времени противостояния планет и т. п. служили важным обоснованием этой концепции.
        Развитие совр. физики, и прежде всего становление и развитие квантовой механики, привело к существ. видоизменению, обобщению категории П. Это связано с признанием фундаментальной значимости нового класса теорий — статистич. теорий, которые принципиальным образом включают в свою структуру вероятностные представления (см. Вероятность). В классич. физике предполагалось, что все связи между параметрами объекта определены в количеств. отношении строго однозначно (т. н. лапласовский детерминизм). В структуру же статистич. теорий неустранимым образом включены неопределённость и неоднозначность. Так, напр., в квантовой механике определение состояния квантовой системы включает в себя неоднозначность ряда характеристик, поэтому определение будущих состояний системы также содержит неоднозначность. Вместе с тем наиболее существ. характеристики при задании состояний определяются вполне однозначно.
        Познание причин явлений направлено прежде всего на раскрытие их сущности. В этой связи принципиальное значение имеет мысль Ф. Энгельса о том, что бессмысленно настаивать на абсолютно исчерпывающем познании всех причинно-следств. связей к.-л. объекта (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 20, с. 534). В рамках статистич. теорий, и прежде всего в квантовой механике, П. раскрывает именно существ. взаимосвязи, которые определяются однозначным образом. Познание же причин явлений, ведущих к неоднозначным связям, выходит за рамки этих теорий.
        Тот факт, что статистич. теории включают в себя неоднозначность и неопределённость, по-своему был истолкован теми филос. направлениями, которые отрицают П. и детерминизм. Утверждая, что статистич. теории свидетельствуют о принципиальном индетерминизме и знаменуют крушение принципа П., представители позитивистской философии абсолютизировали наличие указанной неопределённости.
        Развитие новейших обобщений категории П. непосредственно связано с разработкой новых классов законов — симметрии и управления. Первые выражают проникновение познания на новые фундаментальные уровни строения материи, вторые особо уделяют внимание раскрытию направленности и эффективности функционирования сложных систем. В ходе этих исследований на первый план выдвигаются и разрабатываются структурно-информационные аспекты учения о П.
        П. есть лишь одна из форм всеобщей связи явлений. К особо важным типам связей относятся законы природы и общества. Понятие «закон» более широкое, нежели понятие «П.». Если П. соединяет только причину и её следствие, то закон может соединять не только причины с их следствиями, но и, напр., разные следствия той же самой причины, разные стороны одного и того же следствия, порождённого данной причиной, и др. связи.
        П. никогда не реализуется в «чистом» виде, освобождённом от присутствия др. форм связи, и только в абстракции может быть отделена от них. Но такая абстракция необычайно плодотворна и эффективна, потому что помогает вскрыть П. как основу, на которой складывается вся система многообразных явлений природы и общества. Конечно, когда причинная связь раскрыта, мышление должно вновь вернуться к целостной картине и как бы вплести П. в сложную сеть многообразных взаимозависимостей.
        В ходе развития совр. науки раскрывается всё большее многообразие форм связи явлений, выражающихся в виде соотношений, не имеющих непосредственно причинного характера. На основе такой тенденции у некоторых философов и учёных стало складываться ошибочное впечатление, будто вообще изучение причинных связей, отношений порождения отступило на задний план и уже не составляет существ. задачи науч. исследования.
        Существуют также представления, сближающие П. с фатализмом или даже отождествляющие их, что используется в двух взаимно исключающих целях либо для оправдания фатализма, либо для критики П., как якобы ведущей к телеологии или родственной ей. Но оба эти подхода несостоятельны. Если в диалектич. учении о П. явления понимаются как необходимо связанные между собой по своей внутр. природе, то для фатализма явления сами по себе никак не связаны друг с другом; необходимость лежит за их пределами и действует помимо них, подчиняясь неотвратимому сверхъестеств. року. Учение же о П., напротив, не утверждает, что нечто, порождаемое причиной, произойдёт при всех условиях с неотвратимостью. Изменяя условия, можно изменить и следствия данной причины; создавая условия, при которых возникают противоборствующие причинные тенденции, можно даже пресекать ранее сложившийся ход событий, останавливать действие прежней причины и создавать новые возможности. Указывая на те или иные возможности, П. даёт реальную опору для человеч. свободы.
        Однолинейное механич. понимание П. было не в состоянии опровергнуть телеологию, поскольку целый ряд фактов не укладывался в рамки такой П. Трудности причинного объяснения в этом случае привели к альтернативе: «либо причинность, либо телеология». Эта альтернатива была преодолена только тогда, когда теория П. стала опираться на представление о её диа-лектич. природе, включающее идею об обратной связи и определ. направленности функционирования сложных систем. Эти представления получили дальнейшую разработку в ходе развития общей теории управления. То, что движет сложноорганизованные системы к определ. состоянию,— не фиктивная «целевая причина», а воздействие вполне реальных конкретных материальных факторов, характеризующих строение и динамику таких систем.
        Энгельс Ф., Диалектика природы, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20; его же, Анти-Дюринг, там же; Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, ПСС, т. 18; его же, Филос. тетради, там же, т. 29; Бом Д., П. и случайность в совр. физике, пер. с англ., М., 1959; Фролов И. Т., О П. и целесообразности в живой природе, М., 1961; Бунге М., П., пер. с англ., М., 1962; Бриллюэн Л., Науч. неопределенность и информация, пер. с англ., М., 1966; Кузнецов И. В., Категория П. и ее познават. значение, в сб.: Теория познания и совр. наука, М., 1967; Свечников Г. А., П. и связь состояний в физике, М., 1971; Омельяновский М. Э., Диалектика в совр. физике, М., 1973; Совр. детерминизм. Законы природы. Сб. ст., М., 1973; Аскин Я. Ф., Филос. детерминизм, Саратов, 1974; Основы марксистско-ленинской философии, ?., 19806; Актуальные проблемы детерминизма. Материалы Всесоюзн. науч. конференции, Тб., 1980 (библ.).
        И. В. Кузнецов, Ю. В. Сачков.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. . 1983.

ПРИЧИННОСТЬ
генетическая связь явлений, в которой одно явление – причина, при наличии определенных условий неизбежно производит. порождает другое явление – с л е д с т в и е (или действие).
Проблема П. всегда была тесно связана с основным вопросом философии: "субъективистская линия в вопросе о причинности есть философский идеализм..." (Ленин В. И., Соч., т. 14, с. 142). Поэтому проблема П. всегда была ареной борьбы между материализмом и идеализмом. Вместе с тем в этой проблеме также резко сталкиваются диалектика и метафизика. Коренным пороком метафизич. подхода к П. является представление о противоположности между причиной и следствием как неподвижной и затвердевшей, непонимание того, что "... в определенной точке один полюс превращается в другой..." (Энгельс Ф., Диалектика природы, 1964, с. 173–74); непонимание соотношения между жесткой необходимостью и случайностью.
О с н . ч е р т ы П. Сущностью П. является порождение одного другим, п р о и з в о д с т в о причиной следствия, т.е. более или менее сложно протекающий процесс причинения. Этим П. принципиально отличается от разного рода постоянных ассоциаций явлений, их неизменно повторяющихся врем. последовательностей, правильных регулярностей, сопутствований, различных корреляций и др. форм закономерных связей, гл. черта к-рых – тот или иной тип упорядоченной соотнесенности одного явления другому. В этом смысле П. асимметрична: она есть связь между тем, что уже есть, и тем, что им порождается, только еще становится. Причинное отношение отличается специфической внутр. активностью и действенностью. Оно, по выражению Гегеля, есть способ существования субстанции в действии.
П. – объективна. Она есть присущее самим вещам внутр. отношение. П. объективна именно потому, что представляет собой реальный способ существования субстанции в действии. Вместе с тем она и субстанциональна как раз потому, что причиной всегда выступает действующая субстанция, принимающая форму того или иного конкретного объекта. Между категориями П. и субстанции вообще имеется глубокая взаимозависимость: субстанция обладает действительностью лишь как причина (см. Ленин В. И., Филос. тетради, 1965, с. 142–43).
П. – в с е о б щ а. Нет явлений, к-рые не имели бы своих причин, как нет явлений, к-рые не порождали бы тех или иных следствий. Беспричинные явления невозможны уже в силу того, что в мире господствуют законы сохранения материи и движения, совершенно исключающие возникновение чего-либо из ничего.
Связь причины и следствия, реализующаяся при данных условиях, является строго н е о б х о д и м о й: если есть причина и налицо соответствующие условия, то следствие возникает неизбежно и является таким, каким оно порождается данной причиной при тех же условиях во всех др. случаях. Следствие, порожденное нек-рой причиной, само становится причиной др. явления; последнее в свою очередь оказывается причиной третьего явления и т.д. Эту последовательность явлений, связанных друг с другом отношением жесткой внутр. необходимости, называют причинной или причинно-следств. цепью. Ее можно более точно назвать "цепью причинения", что подчеркивает не статический, а динамич. характер этой цепи: ее звенья не существуют в готовом неизменном виде, они последовательно возникают и исчезают, одно порождая ("причиняя") другое.
Существ. особенностью П. является пространств. непрерывность цепей причинения: ни в каком месте любой цепи причинения нет разрывов, т.е. не существует таких явлений, к-рые, будучи причиной и следствием, оказались бы разделенными конечным пространств. промежутком без того, чтобы существовали некоторые др. явления, охватывающие все точки этого промежутка без к.-л. пропусков. В обосновании этой т. зр. решающую роль сыграли идея близкодействия и физич. теория поля. Цепи причинения обладают и временнóй непрерывностью: когда имеется причинная, генетич. связь двух к.-л. явлений, находящихся в одной и той же области пространства, но разделенных конечным промежутком времени, тогда между этими явлениями существует множество других причинно связанных событий, к-рые смежны во времени и в своей совокупности образуют непрерывный временнóй процесс, соединяющий указанные два события в органически слитное единство. Разрабатываемые в совр. физике гипотезы квантования пространства и времени, вводящие представление о дискретных микроэлементах пространства и времени, по существу не противоречат этому выводу.
Диалектич. материализм показывает, что нет никакого "исходного", "начального пункта" в вечном движении материи. Из этого с необходимостью вытекает, что не существует и "начального звена" в цепи причин и следствий. Любая из цепей причинения, обнаруживаемая в природе, не имеет начала, к-рому можно было бы приписать абс. значение. Вместе с тем и ни одно из звеньев цепей причинения не может стать абсолютно последним, навсегда обрывающим цепи причинения. Т.о., ц е п и п р и ч и н е н и я безначальны и нескончаемы. Любая попытка найти абсолютно "первую" или "последнюю" причины означает обращение в той или иной форме к чуду, сверхъестеств. силе.
В истории философии и естествознания "первые причины" нередко понимались как причины, к-рые являются "предельно простыми" и, сами не требуя никаких объяснений, исчерпывающим образом объясняют все происходящее во Вселенной. Диалектич. материализм и совр. естествознание вскрыли несостоятельность представления о существовании такого рода "первых причин": в природе нет наипростейших объектов, нет никаких абсолютно простых сущностей.
Принцип П. Положение об объективности, всеобщности и необходимости причинной связи явлений, наряду с признанием др. черт П., именуется принципом п р и ч и н н о с т и, всегда игравшим огромную методологич. и эвристич. роль в развитии науки. Известно, что сложность и первоначальная малая изученность явлений, относящихся к атомной физике, а затем и к физике "элементарных" частиц, дала повод идеалистически мыслящим физикам и философам заявить, будто здесь П. "опровергнута". В действительности все развитие этих областей науч. познания не только не противоречило идее П., но фактически неизменно опиралось на нее. Успехи совр. генетики, молекулярной биологии, биохимии, физиологии и др. наук не в меньшей степени обязаны своими успехами принципу П. Положение об объективности, всеобщности и необходимости причинной связи, выражающее ядро принципа П., многократно подвергалось нападкам со стороны эмпириков, релятивистов, агностиков, субъективных идеалистов. Отрицание объективности П. прямо вытекало из отказа от признания объективной реальности и обнаруживало свою несостоятельность вместе с неизбежным обнаружением несостоятельности отрицания категории материи. Всеобщность П. отвергалась чаще всего на том основании, что опыт неизбежно ограничен и мы не в состоянии констатировать наличие П. в каждом явлении из всего бесчисл. множества явлений, совершающихся в природе; такого рода аргументы опровергаются раскрытием диалектич. единства единичного, особенного и всеобщего, воплощенного в результатах точно поставленного опыта. Всеобщность закона устанавливается не путем простого "разглядывания" друг за другом каждого из всех возможных в природе явлений (что вообще невозможно ни для отд. человека, ни для человечества в целом), а посредством раскрытия того, что этот закон имеет фундаментальное значение для тех явлений, к-рые фактически изучены нами, и мыслится сохраняющим это значение всюду и всегда. Решающее значение в доказательстве необходимости, присущей причинной связи явлений, "...заключается в человеческой деятельности, в эксперименте, в труде: если я могу с д е л а т ь некоторое post hoc, то оно становится тождественным с p r o p t e r h o c" (Энгельс Φ., Диалектика природы, 1964, с. 197).
Внутр. механизм и динамика п р о ц е с с о в п р и ч и н е н и я. Рассмотренные черты П. по преимуществу характеризуют цепи причинения интегрально, в целом, как состоящие из уже готовых, сформировавшихся звеньев. Они представляют своего рода статику отношений между причиной и следствием. Интегральную характеристику цепей причинения необходимо дополнить дифференциальной, динамической, отражающей внутр. механизм перехода от одного звена к другому.
В процессе причинения неизбежно происходит перенос материи и движения от причины к следствию. Причинение вообще невозможно без такого переноса и совершается только на его основе. Этот процесс может быть охарактеризован метким выражением Гегеля: "шествие субстанции через причинность..." (Соч., т. 1, М.–Л., 1929, с. 260), с новой стороны подчеркивающим субстанциональность П. Такой перенос далеко не всегда наблюдается непосредственно, он часто бывает завуалирован рядом привходящих обстоятельств. Нередко его мешает обнаружить и неправильное представление о том, что именно составляет причину рассматриваемого явления. Так, иногда причиной к.-л. явления объявляется отсутствие нек-рого др. явления, напр. причиной определ. болезненных явлений в человеч. организме считается отсутствие в нем витаминов. Но на деле отсутствие витаминов – не причина, а нарушение условий нормального функционирования организма.
Совр. естествознание показывает, что передача материи и движения по цепям причинения всегда совершается с конечной скоростью, не превышающей скорости света в вакууме (см. Относительности теория). Для выражения этой передачи в точной количеств. форме разработаны такие понятия, как "поток массы", "поток заряда", "поток излучения", "поток энергии", "поток импульса" или "поток количества движения" и т.д.
Еще одной фундаментальной чертой динамики процессов причинения является перенос структуры от причины к следствию, т.е. воспроизведение в ходе причинения структуры причины в структуре следствия, "отображение" первой во второй (причем структура причины воспроизводится в структуре следствия с точностью до изоморфизма). Факт передачи структуры от причины к следствию лежит в основе присущего материи свойства отражения.
Возникновение у следствия отпечатков причины означает установление между обоими членами причинной пары особого объективного отношения, благодаря к-рому любой из них делается представителем другого, т.е. превращается в носителя информации о нем. Цепи причинения, по к-рым совершается перенос структуры, оказываются вместе с тем и цепями передачи информации. Вместе с преобразованием структуры в цепях причинения происходит и преобразование информации. Перенос структуры и информации по цепям причинения находит широчайшее применение в различных средствах связи, кибернетич. устройствах и т.д. Все виды создания, восприятия, передачи, хранения, переработки и использования информации в технич. устройствах и живых организмах осуществляются на основе причинного воздействия, на основе переноса структуры по цепям причинения. П. и ее фундаментальные свойства, т.о., оказываются основополагающими для кибернетики.
Информационный аспект процессов причинения играет особенно важную роль в социальной сфере; именно он становится здесь главенствующим, выражая существ. особенность П. в социальной области.
Внутр. механизм процессов причинения работает не однонаправленно – только от причины к следствию. Новые звенья в цепях причинения всегда формируются в ходе "борьбы" двух противоборствующих тенденций: воздействия причины на следствие и воздействия следствия на причину. Первая является основной и определяющей. Вторая при нек-рых обстоятельствах может оказаться неявной, скрытой. Но тем не менее она, как и первая, всегда существует: неизбежность переноса материи и движения от причины к следствию ведет к тому, что уже сам факт порождения следствия определ. образом изменяет причину. Подобное действие следствия на причину надо считать универс. свойством П. Однако во мн. случаях оно внешне не проявляется. Так обстоит дело тогда, когда причина тем или иным образом поддерживается постоянной за счет нек-рых внешних факторов, дающих ей, напр., дополнительно расходуемые массу и энергию. Здесь действие следствия на причину как бы подавляется и весь процесс оказывается стационарным. В цепях причинения такого типа перенос материи и движения носит явно выраженный однонаправленный характер. Но перенос материи и движения может совершаться и от следствия к причине. Материальные системы, в цепях причинения к-рых такой перенос имеет существ. значение для функционирования системы в целом, наз. системами с обратной связью. При обратной связи действие следствия на причину в большинстве случаев передается не по тем же каналам, по к-рым распространялось действование причины, а по нек-рым другим, связанным с первыми; при этом действие следствия на причину не является постоянным, а меняется в зависимости от того, каким будет само следствие, так что следствие может остаться неизменным, несмотря на изменение (конечно, в определ. границах) внешних условий, меняющих процесс действования причины. Системы с обратной связью чрезвычайно распространены в живой природе: фактически без них существование организмов вообще не было бы возможным. Они широко используются в совр. технике: вся автоматика, вся кибернетич. техника основываются на использовании факта действия следствий на порождающие их причины.
Перенос действия следствия на причину может быть усложнен введением дополнит. устройства, благодаря к-рому следствие все время приводится в точное соответствие с меняющимися внешними условиями. Системы, основанные на причинных цепях такого рода, наз. самоорганизующимися системами, а лежащие в их основе причинные цепи – самоорганизующимися цепями. Совр. естествознание неоспоримо доказало, что самоорганизующиеся цепи причинения складываются в природе под влиянием лишь естеств. факторов. Неизбежность естеств. возникновения на основе обратной связи самоорганизующихся систем является одним из самых фундаментальных свойств П. Без этого действия следствий на причины в виде обратной связи, формы к-рой многообразны и все усложняются с изменением условий, не было бы возможно развитие природы. Внешне поведение самоорганизующихся систем представляется нарушающим принцип П.: причина изменяется (в каких-то границах), а следствие, т.е. поведение такой системы, остается неизменным. Но раскрытие внутр. механизма и всей динамики процесса причинения показывает, что это нарушение является кажущимся.
Характеризуя механизм и динамику процесса причинения, следует отметить врем. соотношения его отд. фаз. Уже сам факт конечности скорости переноса материи и движения, структуры и информации свидетельствует о его последоват. развертывании во времени. Исходным пунктом процесса причинения служит формирование самой причины для действования в данных условиях. Она должна достигнуть определ. интенсивности и "зрелости", прежде чем станет осуществимой фактич. реализация заложенной в ней возможности порождения следствия, соответствующего данным условиям. Постепенно развивается активный процесс передачи материи, движения, структуры, информации и начинается формирование следствия. Следствие не может возникнуть сразу и целиком. В соответствии с присущим материи свойством инерции, как отрицат. выражением неуничтожимости движения, любое конечное изменение состояния материального объекта при любом воздействии на него не может совершиться мгновенно; для этого всегда требуется какой-то конечный промежуток времени. В какой-то момент причина может исчезнуть, исчерпав свои возможности, но следствие не может просто исчезнуть вместе с породившей его причиной. Это исключается законами сохранения материи и движения. Причина необходима для в о з н и к н о в е н и я следствия, но не для его последующего существования. Но настает момент, когда и следствие, став причиной другого явления, "угаснет" в порожденном ею следствии, превратившись в элемент уже др. звена цепи причинения. Т.о., причина во времени предшествует следствию, но вместе с тем существует более или менее длит. стадия, когда причина и следствие сосуществуют вместе и в течение к-рой идет процесс активного воздействия следствия на причину. В последующем существует только следствие.
Положение о предшествовании причины следствию с новой стороны подтвердила теория относительности. Она показала, что причинно связанные события находятся в отношении "абсолютно раньше – абсолютно позже", не нарушаемом ни в какой из физически допустимых систем отсчета. Пространственно-врем. координация причинно связанных событий выражается т.н. времени-подобным интервалом, к-рый обладает следующим важным свойством: пространственно разобщенные причины и следствия (для к-рых предшествование причины предстает как очевидный факт) при надлежащем выборе системы отсчета могут стать пространственно совпадающими, т.е. одноместными, происходящими в одной точке. Но в силу свойств времени-подобного интервала между ними все равно сохранится отношение предшествования. Т.о., согласно теории относительности, предшествование причины следствию необходимо рассматривать как общую черту П., независимо от того, предстают ли причина и следствие как пространственно разобщенные или как совершающиеся в одной и той же точке пространства. Это значит, что процесс причинения необратим во времени. Отношение между причиной и следствием всегда имеет определ. внутр. направленность – от того, что есть, к тому, что становится, т.е. от прошлого к настоящему и от настоящего к будущему. Можно сказать, что здесь имеет место асимметрия времени. Именно поэтому цепь причинения развертывается во вполне определ. временнóм порядке, никогда и нигде не "спутываясь", не обращаясь назад.
Динамика процесса причинения в и з м е н я ю щ и х с я у с л о в и я х. Как именно будет действовать причина и каким окажется следствие, зависит не только от природы причины, но и от характера условий, при к-рых развертывается действие этой причины.
Условия – это совокупность тех независимых от причины явлений, к-рая превращает в действительность заключенную в причине возможность порождения следствия. Если причина непосредственно обращена к следствию, то прямое воздействие условий направлено не на следствие, а на причину; они определяют способ действования причины. В природе условий нет того, что само по себе могло бы породить данное следствие или содержало бы возможность такого порождения. Нередко условия действования причин смешивают с самими причинами. Напр., говорят, что причиной того, что электрич. лампочка загорается, является нажатие кнопки выключателя. На самом деле нажатие кнопки выключателя есть создание необходимого условия для зажигания лампочки, а причина свечения ее нити – прохождение через нее электрич. тока. Отделение собств. действования причины от влияния условий нередко представляет значит. трудности. Главное в решении этой проблемы – вскрытие внутр. природы, механизма рассматриваемого явления и природы порождающей его причины. Неразличение причины и условий может послужить поводом для отказа от принципа П. (такова, напр., гносеологич. основа провозглашения индетерминизма при исследовании микрочастиц).
Все виды причинной связи явлений можно разбить на две большие группы: причинные связи, при к-рых возникают новые объекты, не существовавшие до начала действования данной причины, и причинные связи, при к-рых происходит изменение состояния и свойств уже существовавших объектов. К первому типу относится, напр., рождение электрона и позитрона за счет взаимодействия двух фотонов с достаточно большой энергией; ко второму типу – намагничивание тел под действием электромагнитного поля или изменение состояния нервной ткани под действием возбуждающих факторов. В процессах причинения второго типа действование причины оказывается зависящим от внутр. условий, состояния и материальной природы того объекта, на к-рый действует данная причина. Так, механич. удар, будучи направленным на кусок камня, вызывает его перемещение, механич. и тепловое движения; будучи направленным на взрывчатое вещество, он вызывает более или менее бурную химич. реакцию; при действии на живую ткань – физиологич. реакцию; когда же его воздействию подвергаются рецепторы высшего животного или человека, возникает сложный нервно-психич. процесс. Природа объекта, на к-рый воздействует внешняя причина, определяет и ограничивает рамки результатов действования этой причины. Генотип, напр., ограничивает число и характер возможных фенотипов, формирующихся под воздействием внешних причин. В общем виде можно сказать, что действование причины зависит от "истории" объекта, на к-рый она действует, т.е. от того, каким причинным воздействиям он подвергался до данной причины. Подобный вид зависимости действования причины от внутр. условий (состояния) объектов чрезвычайно широко распространен; напр., в области физиологии высшей нервной деятельности на нем основано явление парабиоза.
П., как она осуществляется в реальных объектах, в общем случае не обладает свойством "линейной суперпозиции", т.е. простого арифметич. суммирования, аддитивности эффектов одновременно действующих причин. В определ. (порой довольно широких) границах правило аддитивности практически (приближенно) применимо при оценке результатов совместного действия неск. причин. Там, где причинная связь явлений может быть выражена в дифференциальных уравнениях, справедливость правила аддитивности выражается в том факте, что эти уравнения оказываются линейными. Однако совр. наука для выражения причинных связей все чаще использует нелинейные уравнения, при к-рых не соблюдаются правила аддитивности. Напр., решение центр. проблемы теоретич. физики – создание теории "элементарных" частиц – ныне отыскивается на пути учета факта нелинейности П. То же происходит в совр. технике, в экспериментальной и теоретич. биологии, в физиологии; все шире обнаруживается наличие нелинейных связей и в социальной сфере.
Часто наблюдается своеобразное явление, к-рое можно назвать "насыщением причинного действия" или "насыщением причинной связи": при возрастании действия причины следствие изменяется все медленнее, пока наконец не перестает изменяться, несмотря на продолжающееся возрастание действия причины. Напр., увеличение массы движущегося тела со скоростью ведет к тому, что при приближении к скорости света все возрастающая по величине сила сообщает телу все меньшее и меньшее ускорение. "Насыщение причинного действия" не означает, что причина в конце концов остается без к.-л. следствия. Прекращается только дальнейшее порождение данного следствия, но начинается, в соответствии с изменившимися условиями, порождение некоторого иного следствия. Если, напр., раздражение нервной ткани превышает границу, соответствующую прекращению возникновения распростра-няющегося возбуждения, и продолжает расти, то вызывается к жизни новое явление – разрушение нервной ткани.
П. и свойства форм бытия м а т е р и и. Бесконечность и безначальность цепей причинения тесно связана с диалектически противоречивой природой бесконечности пространства и времени. Совр. естествознание дало много нового для дальнейшего раскрытия связи между П. и свойствами форм бытия материи. Фундаментальное значение здесь имеет совр. теория поля с ее центр. идеей близкодействия. Если бы действия распространялись мгновенно, т.е. с бесконечно большой скоростью, то любой объект в каждый момент времени находился бы в причинно-следств. отношениях со всеми др. объектами, существующими в то же время, в каком бы месте бесконечного пространства Вселенной они ни находились. Принцип близкодействия, конечность скорости распространения физич. действия решительно меняет дело. Благодаря этому принципу оказывается, что в мире могут существовать объекты, к-рые не только в данный момент времени не связаны причинным взаимодействием с данным объектом, но вообще никогда не смогут вступить с ним в к.-л. причинно-следств. отношение. Если объект существует в течение конечного интервала времени Δt, то в окружающем его бесконечном пространстве существует бесчисл. множество объектов, воздействия к-рых не успевают дойти до него за этот промежуток времени в силу конечности скорости распространения воздействий. Такие объекты никогда не вступают в причинно-следств. отношения с данным объектом. Они находятся вне пространств. области, окружающей данный объект, размеры к-рой превышают величину c·Δt. Напротив, все те объекты, к-рые находятся от данного объекта на расстоянии, меньшем c·Δt, могут реально взаимодействовать с ним и поэтому могут быть с ним в причинно-следств. отношениях. В том факте, что существует выделенность множества объектов, к-рые могут быть в реальном физич. взаимодействии с каждым объектом данной области мира, выражается определ. система причинно-следств. отношений, ее можно назвать причинно-следственной структурой этой области мира. Эта структура обусловливает фундаментальные свойства пространства и времени. Такую т. зр. подробно развил А. Д. Александров, показавший, что этот вывод получается в строго математич. форме, если допустить инвариантность причинно-следств. структуры при преобразовании координат и времени. Приняв, что причинно-следств. структура областей мира не может зависеть от преобразования координат и времени, что она остается инвариантной при таких преобразованиях, устанавливается, что в этом случае единственно допустимыми преобразованиями координат и времени являются преобразования Лоренца, составляющие ядро теории относительности. В них и выражаются важнейшие свойства пространства и времени, раскрытые совр. естествознанием, – зависимость длин и промежутков времени от скорости движения тел; относительность одновременности; связь между длинами и промежутками времени и т.п.
Анализ механизма распространения воздействия (т.е. временнóй структуры процесса причинения) в полях с исчезающей массой покоя показал, что пространство может обладать только нечетным числом измерений. Т.о., нек-рые особенности внутр. отношений причины и следствия определяют такое внутреннее свойство пространства, как нечетность числа его измерений.
Место П. среди др. форм связи я в л е н и й. Будучи всеобщей формой связи явлений, П. есть лишь одна из форм таких связей. Ленин подчеркивал, что "каузальность, обычно нами понимаемая, есть лишь малая частичка всемирной связи..." (Соч., т. 38, с. 150). Между явлениями, к-рые не следуют одно за другим, а всегда обнаруживаются одновременно, существует временная связь. В др. случаях явления связаны пространств. связью, определяющей их взаимную корреляцию. Одну из форм связи представляет собой пропорциональность определ. физич. величин, характеризующих нек-рые свойства материальных объектов. Существуют и мн. другие формы связи явлений. К особо важным типам связей относятся законы природы и общества. Понятие закон более широкое, нежели понятие П. Напр., согласно закону Луи де Бройля в квантовой механике, длина волны, соответствующая данному микрообъекту, обратно пропорциональна импульсу этого микрообъекта; фиксируемая здесь связь между длиной волны микрообъекта и его импульсом ни в коем случае не рассматривается в совр. физике как причинная. Не выражают причинных связей и статистич. законы, а также мн. законы, формулируемые в философии (связь между сущностью и явлением, между необходимостью и случайностью и т.п.). Если П. соединяет только причину и ее собств. следствие, то закон может соединять не только причины с их следствиями, но и, напр., разные следствия той же самой причины, разные стороны одного и того же следствия, порожденного данной причиной. Закон может выражать и связи между различными причинами; связи, носящие характер пространств. или временнóй координации; связи типа связей между общим и единичным и т.п.
Однако если по количеству и многообразию охватываемых связей закон шире П., то по многообразию явлений, к к-рым они относятся, закон уже П. Напр., законы не охватывают большей части случайных явлений, для к-рых не выполняются фундаментальные условия применимости теории вероятностей (закон больших чисел, центральная предельная теорема), между тем П. действует в любых случайных явлениях, т.к. нет ни одного явления, к-рое не было бы вызвано нек-рой причиной и к-рое само не послужило бы причиной иного явления. Поэтому П. лежит в основе всех др. форм связи. Все они, в том числе и законы, могут складываться и фактически складываются лишь на основе действия П., не знающей нигде и никогда никаких исключений. Следует подчеркнуть, что П. никогда не реализуется в изолированном, "чистом" виде, освобожденном от присутствия др. форм связи. Напротив, она всегда существует в гуще иных форм связи явлений, переплетена с ними и фактически только в абстракции может быть отделена от них. Но такая абстракция необычайно плодотворна и эффективна, потому что помогает вскрыть основу, на к-рой складывается вся система многообразных явлений природы и общества. Конечно, когда причинная связь будет раскрыта, мышление должно вновь вернуться к целостной картине и как бы снова вплести П. в сложную сеть многообразных взаимозависимостей.
В ходе развития совр. науки раскрывается все большее многообразие форм связи явлений, выражающихся в виде соотношений, не имеющих непосредственно причинного характера. На основе такой тенденции у нек-рых авторов стало складываться ошибочное впечатление, будто вообще изучение генетич. связей, отношений порождения отступило на задний план и уже не составляет существ. задачи науч. исследования. П. как бы перестает "работать" и приносить необходимые результаты. Так, Б. Рассел пришел к выводу, разделяемому рядом др. философов, будто "старое" филос. понятие П. утратило смысл, а реально П. совпадает с любым законом, позволяющим делать какой-то вывод по одной группе явлений о др. явлении (см. "Человеческое познание", М., 1957, с. 362, 486). Это расширительное толкование П. ведет к потере ее самых основных специфич. черт.
Нек-рые зарубежные авторы специально выделили одну из форм закономерной связи явлений – статистич. связь и обозначали ее термином "вероятностная П.". При этом, однако, пришлось отказаться от такой важнейшей черты П., как наличие, акта порождения одного другим, и от заложенной в отношениях между причиной и следствием строгой необходимости (ее часто называют однозначностью). Поводом для введения понятия "вероятностная П." послужило то обстоятельство, что при исследовании микропроцессов на первый план выдвинулись статистич. закономерности, когда одной причине соответствуют разные следствия. Какое именно из них фактически реализуется при том или ином повторном появлении причинного фактора, – дело "чистого случая". Были предприняты попытки избавиться от этой неоднозначности в соотношении между причинами и следствиями путем введения представления о неких "скрытых параметрах", к-рые могли бы характеризовать микрообъекты с большей точностью и детальностью, чем величины, используемые в квантовой механике. Одним из наиболее существ. возражений против этих попыток была доказанная Дж. фон Нейманом теорема, согласно к-рой введение любых "скрытых параметров" противоречит квантовой механике. Отсюда и возникло стремление к решит, пересмотру самого понятия П. с отказом от таких фундаментальных черт П., как отношение порождения и заложенная в П. внутр. необходимость, т.е. по сути дела с отказом от самого принципа П. В действительности теорема Неймана говорит лишь об относит. внутр. замкнутости и последовательности квантовой механики, о том, что квантовую механику нельзя просто "дополнить" введением в нее "скрытых параметров". Но она не запрещает и не может запретить переход от квантовой механики к другой, более общей и глубокой теории. Такая теория будет создаваться не путем изгнания случайности и "упразднения" статистич. закономерностей; дело не в том, чтобы отрицать наличие ситуаций, в к-рых одинаковым причинам соответствуют различные следствия, – эти ситуации есть в реальной действительности. Проблема состоит в том, чтобы понять, почему они существуют и как складываются. При сохранении принципа необходимости связи причины и следствия и с учетом зависимости действования причины от условий открывается принципиальная возможность рационально объяснить происхождение вероятности, включение случая в любое звено цепи причинения. Изменчивость внешних для причины условий ее действования – объективно случайный фактор по отношению к необходимо протекающему процессу причинения, и именно она и ведет к созданию ситуаций, при к-рых одной и той же причине могут соответствовать разные следствия.
Иногда говорят, что принципиально вероятностный характер поведения микрообъекта и вероятностную форму П. можно объяснить на пути понимания микрообъекта как нек-рого набора потенциальных возможностей. Сама по себе концепция о потенциально возможном в квантовой механике, развиваемая рядом авторов (В. Гейзенберг, В. А. Фок и др.), содержит глубокую и верную идею. Но она должна быть дополнена мыслью о необходимости исследования самого процесса превращения потенциально возможного в реально осуществившееся, о необходимости выявления факторов, определяющих это превращение, т.е. дополнена принципом П. Иначе потенциально возможное превратилось бы в абсолютно самостоят. сущность, ни с чем не связанную и ни от чего не зависящую, а потому и непознаваемую. Не существует какой-то особой "вероятностной П.". Есть вероятностные, статистич. закономерности, представляющие собой одну из форм проявления детерминизма, центральным ядром к-рого является учение о П. как о необходимой генетич. связи порождения одного другим.
Фатализм, телеология и П. Сближение П. с фатализмом или даже их отождествление используется в двух взаимно исключающих целях – либо для оправдания фатализма, либо для критики П. как якобы ведущей к телеологии или родственной ей. Но оба эти подхода грубо ошибочны. Если в учении о П. явления необходимо связаны между собой и эта необходимая связь лежит в них самих, то для фатализма явления сами по себе, по своей внутр. природе никак не связаны друг с другом; необходимость лежит за их пределами и она действует помимо них, подчиняясь неотвратимому сверхъестеств. року. Учение же о П., напротив, не утверждает, что нечто, порождаемое причиной, произойдет при всех условиях с ничем не пресекаемой неотвратимостью. Изменяя условия, можно изменить и следствия данной причины; создавая условия, при к-рых возникают противоборствующие причинные тенденции, можно даже пресекать ранее сложившийся ход событий, останавливать действие прежней причины и создавать новые возможности. Будучи воплощением необходимости, П. сама же служит основанием для возникновения случайности, дает реальную опору для человеч. свободы, указывая на те или иные возможности, поскольку учение о П. свидетельствует, по удачному выражению М. Бунге, что не каждая причина обязана "иметь успех" в производстве ожидаемого следствия. П., "...если ее правильно понимать, является одним из самых главных оснований возможности: причинность одна делает возможность возможной" ("Причинность", М., 1962, с. 125). Однолинейная механич. П. типа "лапласовского детерминизма" была не в состоянии опровергнуть телеологию, поскольку целый ряд фактов не укладывался в рамки такой П. Типичной для этих фактов была следующая ситуация: на систему действуют различные причины, а она, как бы "преодолевая" их, "вопреки" им, в любом случае стремится перейти в одно и то же состояние независимо от того, каковы эти причины. Создается картина движения системы к чему-то такому, что не определено ни одной из материальных причин, воздействующих на систему, ни ее материальной организацией. Это "что-то" и есть "цель", к к-рой стремится система, а то, что движет систему к ней, – нематериальная "целевая причина". Трудности причинного объяснения такого рода ситуаций привели к альтернативе: "либо П., либо телеология". Эта альтернатива была преодолена только тогда, когда теория П. стала опираться на представление о диалектич. природе П., о наличии обратной связи, использовавшееся уже Марксом и Энгельсом при объяснении сложных процессов обществ. жизни. Это представление получило дальнейшую разработку в кибернетике, что позволило осуществить как теоретическую, так и практич. разработку самоорганизующихся и самонастраивающихся систем. То, что движет систему к определ. состоянию, – не фиктивная "целевая причина", а воздействие вполне реальных конкретных материальных факторов. Устойчивые материальные системы с обратной связью, существующие и в неживой, и в живой природе, и в обществе, фактически функционируют по одному и тому же принципу, исключающему к.-л. сверхъестественные "целевые причины".
О логич. приемах раскрытия причинных связей см. Методы исследования причинных связей.
Лит.: Бом Д., П. и случайность в совр. физике, пер. с англ., М., 1959; Проблема П. в совр. физике, М., 1960; Уемов А. И., О временном соотношении между причиной и действием. Борьба против индетерминизма в квантовой механике и временное соотношение причины и действия, Иваново, 1960; Франк Ф., Философия науки, пер. с англ., М., 1960; Свечников Г. Α., Категория П. в физике, М., 1961; Князев Η. Α., П. – часть всеобщей связи явлений, "ФН" (НДВШ), 1961, No 3; Гейзенберг В., Физика и философия, пер. с нем., М., 1963; Борн М., Физика в жизни моего поколения. Сб. [переводных] ст., М., 1963; Клаус Г., Кибернетика и философия, пер. с нем., М., 1963; Проблемы кибернетики, вып. 9, М., 1963; Бродский И. Н., П. и информация, "Вестн. ЛГУ. Сер. экон., филос. и права", 1963, вып. 3, No 17; Самойлов Л. Н., Корреляция как форма диалектич. связи, "ВФ", 1965, No 3; Философия естествознания, вып. 1, М., 1966; Краевский В., Пять понятий причинной связи, "ВФ", 1966, No 7; Амстердамский С., Разные понятия детерминизма, там же; Бриллюен Л., Научная неопределенность и информация, послесловие И. В. Кузнецова, М., 1966.
См. такжелит. при статьях Детерминизм, Исторический материализм.
И. Кузнецов. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. . 1960—1970.

ПРИЧИННОСТЬ
    ПРИЧИННОСТЬ, причинная связь, каузальная связь (от лат. causa — причина) — одна из важнейших форм взаимосвязи и взаимообусловленности явлений и процессов бытия, выражающая такую генетическую связь между ними, при которой одно явление (процесс), называемое причиной, при наличии определенных условий неизбежно порождает, вызывает к жизни другое явление (процесс), называемое следствием (или действием). Любые изменения в состояния объектов и систем реальности имеют свои основания, и идея причинности направлена на раскрытие зла оснований.
    Понятие причинности связано с выработкой базовых моделей бытия и обогащается по мере преобразований последних. Первой базовой моделью бытия, разработанной в ходе становления опытной науки, была модель жестко детерминированного мира: мир образован из отдельных тел (атомов), взаимосвязи и взаимодействия между которыми носят строго однозначный характер. В основе этой модели лежат идеи, образы и представления, навеянные классической механикой как первой относительно целостной и замкнутой научной теорией. Соответственно такому подходу причинность рассматривалась как внешнее силовое воздействие одних тел на другие, вызывающее изменения в состояниях и свойствах последних. Причинность имела линейный и однонаправленный характер; при этом она отождествлялась с внешним воздействием (ср. известное перипатетическое изречение: “Все, что движется, движется чем-то другим”).
    Представления о причинности как внешнем силовом воздействии обнаружили свое ограничение уже в анализе оснований механики и природы инерционного движения. Инерционное движение есть изменение во времени состояний тел, хотя здесь и нет действующих на тела сил. Соответственно причинность стала трактоваться как связь состояний: состояние тела в некоторый момент времени стало рассматриваться как причина его последующих состояний. Подобное понимание причинности носит внешний, описательный характер, оно не вскрывает оснований происходящих изменений. В развитии науки ограниченность классического понимания причинности как внешнего силового воздействия была вскрыта в ходе становления теоретико-вероятностных методов исследования. Специфика новой базисной модели мира — модели вероятностного мира — раскрывается через понятия системы, случайности, независимости, уровней внутреннего строения и детерминации систем. Язык теории вероятностей есть язык вероятностных распределений. Распределения являются структурными характеристиками систем, образованных из независимых сущностей. Прообразом вероятностных систем является газ как агрегатное состояние вещества. В общем же случае вероятностные системы суть системы, образованные из независимых или квази-независимых сущностей. Особенность вероятностного языка раскрывается на базе анализа структуры, свойств и закономерностей таких систем.
    Вероятностная базовая модель бытия обогатила понимание причинности. При анализе причинности учитываются язык системного анализа, идея уровней и независимость (случайностный характер) поведения элементарных сущностей. Целостные свойства вероятностных систем вполне однозначно взаимосвязаны с внешними условиями, внешними воздействи
    ями, изменения которых ведут к изменениям структурных характеристик систем. Поведение же элементов, их состояния в составе систем взаимонезависимы, что с самого начала стало характеризоваться через представления о случайности как условии внутренней динамики элементов, достаточно независимой от внешнего окружения. Преобразования в учении о причинности происходят в процессе перехода науки к исследованиям сложноорганизованных систем, их физико-математических основ, что символизируется понятиями самоорганизации и нелинейности. Эти преобразования ведут к раскрытию оснований внутренней динамики, внутренней активности сложных систем. На передний край выдвигаются проблемы самодетерминации поведения сложных систем, что раскрывается на базе обобщающих понятий цели, целенаправленности, внутренней активности систем и ее оснований, специализации (функциональное назначение) систем и их подсистем, уровней организации, эффективности. В наиболее развитых случаях, прежде всего для социальных систем, основания внутренней динамики раскрываются через понятия потребностей и интересов.
    Современное, обобщенно понимаемое учение о причинности ориентировано на раскрытие как внешних, так и внутренних параметров, вызывающих изменения в реальных процессах. Этот синтез происходит в ходе исследований сложноорганизованных систем.
    Ю. В. Сачков

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. . 2001.


.

Синонимы:

Смотреть что такое "ПРИЧИННОСТЬ" в других словарях:

  • ПРИЧИННОСТЬ — философская категория, в самом общем абстрактном смысле выражающая зависимость существования одних фрагментов действительности от существования других её фрагментов. Более конкретного содержания и однозначно определённого смысла термин П. не… …   Физическая энциклопедия

  • ПРИЧИННОСТЬ — ПРИЧИННОСТЬ. Проблема причинности. Одной из важнейших проблем материалистической диалектики является проблема П. "Ее важность вытекает из той роли, к рую она играет в общественной практике, в процессе научного познания. Это обстоятельство… …   Большая медицинская энциклопедия

  • причинность — Ибо, потому что, оттого что, затем что; в силу того, что; ввиду того, что; вследствие того, что; благодаря тому, что; по той причине, что, хорошо, что, спасибо, что, благо, так как, зане, понеже, поелику. Не ходи: убьют. Заодно: благо рука… …   Словарь синонимов

  • ПРИЧИННОСТЬ — ПРИЧИННОСТЬ, генетическая связь между отдельными состояниями объектов и систем. Возникновение любых объектов и систем и изменение их свойств во времени имеют свои основания в их предшествующих состояниях; эти основания называются причинами,… …   Современная энциклопедия

  • ПРИЧИННОСТЬ — генетическая связь между отдельными состояниями видов и форм материи в процессах ее движения и развития. Возникновение любых объектов и систем и изменение их свойств во времени имеют свои основания в предшествующих состояниях материи; эти… …   Большой Энциклопедический словарь

  • ПРИЧИННОСТЬ — ПРИЧИННОСТЬ, причинности, мн. нет, жен. (научн.). Форма связи явлений, при которой существование каждого явления обусловлено другим явлением. Закон причинности. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • ПРИЧИННОСТЬ — ПРИЧИННОСТЬ, и, жен. В философии: взаимная связь явлений, в возникновении и развитии к рых одно служит причиной, а другое следствием, одно порождается другим, каузальность. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • ПРИЧИННОСТЬ — англ. causality; нем. Kausalitat. 1. Взаимная связь явлений, при к рой одно является причиной другого. 2. Генетическая связь между отдельными состояниями видов и форм материи в процессах ее движения и развития. Antinazi. Энциклопедия социологии,… …   Энциклопедия социологии

  • Причинность — Важная характеристика научной психологии: убежденность в том, что события не просто происходят, а имеют некую причину. Если мы предлагаем одну (часто простую) причину для наблюдаемого события например, избыток дофамипа как причину шизосррении это …   Большая психологическая энциклопедия

  • Причинность — ПРИЧИННОСТЬ, генетическая связь между отдельными состояниями объектов и систем. Возникновение любых объектов и систем и изменение их свойств во времени имеют свои основания в их предшествующих состояниях; эти основания называются причинами,… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

Книги

Другие книги по запросу «ПРИЧИННОСТЬ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.