НЕОПОЗИТИВИЗМ


НЕОПОЗИТИВИЗМ
НЕОПОЗИТИВИЗМ
или логический позитивизм (логический эмпиризм) — одно из основных направлений философии 20 в., соединяющее основные установки позитивистской философии с широким использованием технического аппарата математической логики. Основные идеи Н. были сформулированы членами Венского кружка в сер. 1920-х гг. Эти идеи нашли поддержку у представителей львовско-варшавской школы, Берлинской группы философов, у ряда амер. представителей философии науки. После прихода к власти в Германии фашистов большая часть представителей Н. эмигрировала в Англию и США, что способствовало распространению их взглядов в этих странах.
В математической логике неопозитивисты увидели тот инструмент, который должен был послужить критике традиционной философии и обоснованию новой филос. концепции. При создании последней они отталкивались от идей, высказанных Л. Витгенштейном в его «Логико-философском трактате». Витгенштейн полагал, что мир устроен так же, как язык классической математической логики. Согласно его представлениям, «мир есть совокупность фактов, а не вещей». Действительность распадается на отдельные «атомарные» факты, которые могут объединяться в более сложные, «молекулярные» факты. Атомарные факты независимы один от другого: «Любой факт может иметь место или не иметь места, а все остальное останется тем же самым». Атомарные факты никак не связаны друг с другом, поэтому в мире нет никаких закономерных связей: «Вера в причинную связь есть предрассудок». Поскольку действительность представляет собой лишь различные комбинации элементов одного уровня — фактов, постольку и наука должна быть не более чем комбинацией предложений, отображающих факты и их различные сочетания. Все, что претендует на выход за пределы этого «одномерного» мира фактов, все, что апеллирует к связям фактов или к глубинным сущностям, должно быть изгнано из науки. Нетрудно увидеть, что в языке науки имеется много предложений, которые очевидно не отображают фактов. Но это свидетельствует лишь о том, что в научном и тем более в повседневном языке много бессмысленных предложений. Для выявления и отбрасывания таких бессмысленных предложений требуется логический анализ языка науки. Именно это должно стать главной задачей философов.
Идеи Витгенштейна были переработаны и развиты членами Венского кружка, гносеологическая концепция которых опиралась на следующие принципы.
1. Всякое знание есть знание о том, что дано человеку в чувственном восприятии. Атомарные факты Витгенштейна неопозитивисты заменили чувственными переживаниями субъекта и комбинациями этих чувственных переживаний. Как и атомарные факты, отдельные чувственные впечатления не связаны между собой. У Витгенштейна мир есть калейдоскоп фактов, у неопозитивистов мир оказывается калейдоскопом чувственных впечатлений. Вне чувственных впечатлений нет никакой реальности, во всяком случае, мы ничего не можем сказать о ней. Т.о., всякое знание может относиться только к чувственным впечатлениям. Опираясь на эту идею, неопозитивисты выдвинули принцип верифицируемости: всякое подлинно научное и осмысленное предложение должно быть сводимо к предложениям, выражающим чувственно данное; если некоторое предложение нельзя свести к высказываниям о чувственно данном, то оно лежит вне науки и бессмысленно.
2. То, что дано нам в чувственном восприятии, мы можем знать с абсолютной достоверностью. Структура предложения у Витгенштейна совпадала со структурой факта, поэтому истинное предложение было у него абсолютно истинно, т.к. оно не только верно описывало некоторое положение дел, но в своей структуре «показывало» структуру этого положения дел. Поэтому истинное предложение не могло быть ни изменено, ни отброшено. Неопозитивисты заменили атомарные предложения Витгенштейна «протокольными» предложениями, выражающими чувственные переживания субъекта. Истинность протокольного предложения, выражающего то или иное переживание, также является несомненной для субъекта. Совокупность протокольных предложений образует твердый базис науки, а сведение всех остальных научных предложений к протокольным служит гарантией несомненной истинности всего научного знания.
3. Все функции знания сводятся к описанию. Если мир представляет собой комбинацию чувственных впечатлений и знание может относиться только к чувственным впечатлениям, то оно сводится лишь к фиксации этих впечатлений. Объяснение и предсказание исчезают. Объяснить чувственное переживание можно было бы, только апеллируя к его источнику — внешнему миру. Неопозитивисты отказались говорить о внешнем мире, следовательно, отказались от объяснения. Предсказание должно опираться на существенные связи явлений, на знание причин, управляющих их возникновением и исчезновением. Неопозитивисты отвергли существование таких связей и причин. Т.о., как и у О. Конта или Э. Маха, здесь тоже остается только описание явлений, ответ на вопрос «как», а не «почему».
Из этих основных принципов гносеологии Н. вытекают некоторые др. его особенности. Сюда относится, прежде всего, отрицание традиционной философии, которая всегда стремилась сказать что-то о том, что лежит за ощущениями, стремилась вырваться из узкого круга субъективных переживаний. Неопозитивист либо отрицает существование мира вне чувственных переживаний, либо считает, что о нем ничего нельзя сказать. В обоих случаях философия оказывается ненужной. Единственное, в чем она может быть хоть сколько-нибудь полезна, так это в анализе научных предложений и в разработке способов их сведения к протокольным предложениям. Поэтому философия отождествляется с логическим анализом языка. С отрицанием традиционной философии тесно связана терпимость Н. к религии. Если все разговоры о том, что представляет собой мир, объявлены бессмысленными, а вы, тем не менее, хотите говорить об этом, то безразлично, считаете вы мир идеальным или материальным, видите в нем воплощение воли Бога или населяете его демонами — все это в равной мере не имеет к науке никакого отношения, а является сугубо личным делом каждого.
Еще одной характерной особенностью Н. является отрицание им какого бы то ни было развития в мире. Если мир представляет собой совокупность чувственных переживаний или лишенных связей фактов, то в нем не может быть развития, ибо развитие предполагает взаимосвязь и взаимодействие фактов, а это как раз и отвергается. Все изменения, происходящие в мире, сводятся к перекомбинациям фактов или ощущений, причем это не означает, что одна комбинация порождает другую: имеет место лишь последовательность комбинаций во времени, но не их причинное взаимодействие. Дело обстоит так же, как в игрушечном калейдоскопе: встряхнули трубочку — стеклышки образовали один узор; встряхнули еще раз — появился новый узор, но одна картинка не порождает другую и не связана с ней. Столь же плоским оказывается и представление о развитии познания. Мы описываем факты, их комбинации и последовательности комбинаций; мы накапливаем эти описания, изобретаем новые способы записи и... этим все и ограничивается. Знание, т.е. описание фактов, постоянно растет, ничего не теряется, нет ни потрясений, ни потерь, ни революций. Такое представление о развитии знания получило название «наивно-кумулятивной модели» развития науки.
Невозможность осуществить сведение научного знания к протокольным предложениям, сравнение неопозитивистской модели развития науки с реальной историей научного познания выявили ошибочность основоположений Н. Внутренние проблемы и трудности, возникшие при разработке неопозитивистской концепции, оказались непреодолимыми, и к нач. 1960-х гг. Н. растерял всех своих сторонников. В наследство последующей философии он оставил стремление к ясности, точности, обоснованности филос. положений и отвращение к туманным рассуждениям, лишенным к.-л. основания (см. ПОЗИТИВИЗМ ), (см. ПРОТОКОЛЬНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ).

Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики. . 2004.

НЕОПОЗИТИВИЗМ
        одно из осн. направлений бурж. философии 20 в. Н. возник и развивался как течение, претендующее на анализ и решение актуальных филос.-методологич. проблем, выдвинутых развитием совр. науки,— роли знаково-символич. средств науч. мышления, отношения теоретич. аппарата и эмпирич. базиса науки, природы и функции математизации и формализации знания и пр. Являясь совр. формой позитивизма, Н. разделяет исходные принципы последнего, отрицая возможность философии как теоретич. познания, рассматривающего коренные проблемы миропонимания и выполняющего в системе знания особью функции, которые не осуществляются специальнонауч. знанием. Противопоставляя науку философии, Н. считает, что единственно возможным знанием является только специально-науч. знание. Третируя классич. проблемы философии как неправомерную «метафизику», Н. отрицает и постановку осн. вопроса философии об отношении материи и сознания и с этих позиций претендует на преодоление «метафизич.», как он утверждает, противопоставления материализма и идеализма. В действительности Н. продолжает в новых формах традиции субъективно-идеалистич. эмпиризма и феноменализма, восходящие к философии Беркли и Юма. Вместе с тем Н. является своеобразным этапом в эволюции позитивизма. Так, он сводит задачи философии не к суммированию или систематизации специально-науч. знания, как это делал классич. позитивизм 19 в., а к деятельности по анализу языковых форм знания. В отличие от юмизма и позитивизма 19 в., ориентировавшихся в исследовании познават. процессов на психологию, Н. делает предметом своего рассмотрения формы языка и пытается осуществлять анализ знания через возможности выражения его в языке. «Метафизика» рассматривается не просто как ложное учение, а как учение в принципе невозможное и лишённое смысла с т. зр. логич. норм языка, причём источники её усматриваются в дезориентирующем воздействии языка на мысль. Всё это позволяет говорить о Н. как о своеобразной логико-лингвистич. форме позитивизма, в которой сложные и актуальные проблемы совр. логики и языкознания трактуются в духе субъективизма и конвенционализма.
        Впервые идеи Н. получили чёткое выражение в деятельности Венского кружка, на основе которого сложилось течение логического позитивизма. Эти взгляды составили основу того идейного и организац. единства Н., которое сложилось в 1930-х гг. и к которому, помимо логич. позитивистов, примыкал ряд амер. представителей философии науки (Ч. Моррис, П. Бриджмен и др.), львовсковаршавской школы в логике (А. Тар-ский, К. Айдукевич), упсальской школы в Швеции, мюнстерской логич. группы в Германии и т. д. Однако уже в 1950-х гг. достаточно ясно обнаружилось, что «революция в философии», провозглашённая Н., не оправдывает надежд, возлагавшихся на неё бурж. философами. Классич. проблемы философии, преодоление и снятие которых обещал И., воспроизводились в новой форме в ходе его собств. эволюции. С ослаблением влияния логич. позитивизма сравнительно большой вес приобрело течение англ. аналитиков (лингвистическая философия), последователей Дж. Мура (а впоследствии и позднего Л. Витгенштейна), которые разделяли общую антиметафизич. направленность Н., но не придерживались господствующего в Н. сведения философии к логич. анализу языка науки. Критика логич. позитивизма в 1950—60-х гг. велась и сторонниками т. н. логич. прагматизма в США (У. Куайн и др.), обвинявших логич. позитивизм в чрезмерном сужении задач философии. Одновременно с развитием этих кризисных явлений внутри самого Н. снижается и авторитет Н. в системе бурж. философии и идеологии в целом. Уход от жизненно важных социальных и идеологич. проблем, обосновываемый концепцией деидеологизации философии, абсолютизации логич. и языковой проблематики, вызывает падение популярности Н., сопровождаемое усилением влияния антипозитивистских течений в бурж. философии (экзистенциализм, филос. антропология). Важную роль в развенчивании претензий Н. на роль совр. философии науки сыграла критика его с позиций марксизма, осн. вклад в которую был внесён сов. философами.
        Осн. тенденция эволюции Н. в этих условиях состояла в попытках либерализации своей позиции, в отказе от широковещательных программ и измельчании проблематики. Само понятие Н. начиная с 1950-х гг. всё больше вытесняется понятием аналитическая философия. В 1960—70-х гг. развивается течение, которое, сохраняя определ. связь с общими установками Н., в то же время выступает против неопозитивистского понимания задач методологического анализа науки (Кун, Лакатос, Фейерабенд, Тулмин и др.). Это течение частично находится под влиянием идей Поппера, который в ряде вопросов отходит от ортодоксального Н. Все эти явления свидетельствуют о глубоком идейном кризисе современного Н., по существу не являющегося уже целостным и последовательным философским направлением.
        Н. не дал и не мог дать действит. решения актуальных филос.-методологич. проблем совр. науки ввиду несостоятельности своих исходных филос. установок.
        В то же время некоторые представители Н. имеют определ. заслуги в разработке совр. логики, семиотики и спец. вопросов методологии науки.
        Hapский И. С., Совр. позитивизм, М., 1961; Xилл Т. И., Совр. теории познания, пер. с англ., М., 1965, гл. 13 и 14; Швырев В. С., Н. и проблемы эмпирич. обоснования науки, М., I960; Совр. идеалистич. гносеология, M., 1968, разд. 1; Богомолов А. С., Англ. бурж. философия 20 в., М., 1973, гл. 5, 6; Бурж. философия XX в., М., 1974; Совр. бурж. философия, М., 1978, гл. 2; Панин А. В., Диалектич. материализм и постпозитивизм. Критич. анализ некоторых совр. бурж. концепций науки, М., 1981; Logical positivism, ed. A. Ayer, L., 1959; The legacy of logical positivism, ed.P. Achinstein and S. Barker, Bait., 1969; Criticism and the growth of knowledge, ed. I. Lakatos and A. Musgrave, Camb., 1970.
        В. С. Шеырёв.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. . 1983.

НЕОПОЗИТИВИЗМ
философское течение, современная форма позитивизма. Осн. его идеи восходят к позитивизму Конта и Милля, к англ, эмпиризму 18 в. и непосредственно – к эмпириокритицизму. Неопозитивизм возник в Венском кружке; несколько учеников Морица Шлика выступили в 1929 с программным соч. «Wissenschaftliche Weltauffassung – Der Wiener Kreis» и основали свой собственный журнал «Erkenntnis». Находившийся под сильным влиянием Рассела, логистики и современной теоретической физики, неопозитивизм быстро распространился также за границей, когда члены Венского кружка бежали от национал-социализма в Англию и США и занялись там преподавательской деятельностью. Главными представителями неопозитивизма являются Мориц Шлик, Рудольф Карнап, Людвиг Витгенштейн и Ханс Рейхенбах. Совокупность учений неопозитивизма его представители называют унифицированной наукой.

Философский энциклопедический словарь. 2010.

НЕОПОЗИТИВИЗМ
современная форма позитивизма ("третий" позитивизм). В узком смысле слова Н. – это логический позитивизм 30-х гг. 20 в., в более широком – вся совокупность позитивистских течений 20–60-х гг. 20 в. Возник почти одновременно в Австрии, Германии, Англии и Польше. Естеств.-науч. предпосылками Н. были действит. трудности совр. науки, связанные в основном с проблемами ее логич. обоснования. Общим гносеологич. источником Н. явилась фетишизация формального аспекта познания, вырастающая из своеобразного отчуждения его знаковых средств, преувеличение познават. функций формальной логики, пережившей к моменту возникновения Н. свое второе рождение в виде математической логики. На становление Н. оказали влияние мн. идеи Д. Юма (иногда Н. кратко характеризуют даже как соединение агностицизма Юма с методологией математич. логики), учение Э. Маха о "нейтральной" природе мира (вместо этого Н. стал утверждать лишь "нейтральность" эмпирич. "материала" науки), неореализм Ф. Брентано, А. Мейнонга и Дж. Мура, "минималистская" программа филос. исследований К. Твардовского. Н. складывался в процессе критики (с рационалистич. позиций) феноменологии, нем. экзистенциализма, бергсонианства и неосхоластики, вследствие чего сыграл вначале относительно положит. роль в тех странах, где религиозная, в особенности католическая, философия занимала до этого прочные позиции (Польша, Австрия). (Вообще Н. не занимает "нейтральной" позиции в антагонизме науки и религии: для последней выгодно свойственное Н. отнесение положений материализма к числу научно-неосмысленных, а также допущение иррационалистич. мировоззрения как особого эмоц. строя человеч. души, составляющего ее потребность. Указанное обстоятельство не может быть перечеркнуто тем фактом, что Рассел, Йёргенсен, Нейрат, Айдукевич и нек-рые др. представители Н. заняли атеистич. позицию и выступили против религ. иррационализма.)
Осн. идеями Н. 30-х гг. можно считать, во-первых, отрицание всей прежней философии как якобы лишенной науч. смысла, и учение о "языке" как главном и даже единств. объекте филос. исследования (Поскольку анализ "языка" понимался вначале как чисто логический, Н. стал стирать грань между филос. и формально-логич. исследованиями.); в о - в т о р ы х, принцип верификации, к-рый утверждает, что проверка науч. осмысленности предложений, а затем и их истинности (ложности) происходит через сравнение этих предложений с фактами опыта ("переживаниями" в терминологии Карнапа), в том числе ощущениями субъекта. Предложения, в принципе не поддающиеся чувств. проверке, считались лишенными науч. смысла (sinnlos), или псевдопредложениями (отсюда Н. пришел к утверждению, что объективное существование есть псевдопредикат, и к отождествлению существования объектов с их наблюдаемостью). Никакого различия между смыслом и значением в теории познания Н. 30-х гг. не проводилось. М. Шлик полностью отождествил осмысленность предложения с его проверяемостью (верифицируемостью), а смысл – со способом проверки. Согласно принципу верификации (с дополнениями К. Поппера), научно-осмысленной может быть только такая теория, к-рая подтверждается эмпирич. фактами и для к-рой существуют воображаемые факты, опровергающие ее, если бы они на деле имели место (такая теория истинна); или же: к-рая опровергается фактами и для к-рой существуют воображаемые факты, подтверждающие ее, если бы они имели место (такая теория ложна). В этой концепции были положит. моменты: выявление дурной спекулятивности нек-рых филос. учений, указание на науч. значимость знания ложности тех или иных положений и т.д. Новые возможности несло с собой введение в гносеологию третьей значимости ("научно-неосмысленно", в отличие от "абсурдно") и понятий "псевдопроблема" и "псевдопредложение". Но все эти моменты были существенно искажены метафизич. и субъективно-идеалистич. истолкованием эмпирич. основы, а также самих актов верификации как совокупности атомарных, лишенных внутр. связи, элементарных чувств. переживаний субъекта (основываясь именно на этом, Н. объявил тезисы филос. материализма неосмысленными, а религии – не ложными). Наконец, в - т р е т ь и х, к осн. идеям Н. 30-х гг. принадлежит отождествление истины с формальными условиями (критерием) истинности, а знания истины – с предсказуемостью предложений о будущих ощущениях субъекта. С предсказуемостью была отождествлена и причинность. М. Шлик и К. Поппер истолковали детерминизм как логич. зависимость предложений (S2) о будущих состояниях "объекта" от предложений (S1) о теперешнем его состоянии (если S1, то S2) (см. М. Schlick, Causality in everyday life and in recent science, в сб. "Readings in Philosophical Analysis", N. Y., 1949, p. 525–26). Кроме того, истинность предложений была идентифицирована с фактом их принятия (допущения) в определ. "языке". (Истинность как совместимость предложений стала конкурировать в Н. с эмпирич. пониманием истинности и ее критерия, в результате чего в новой форме возродился свойственный взглядам Лейбница и Канта разрыв между рациональным и чувственным, аналитическим и синтетическим.)
С т. зр. основателей Н., неопозитивизм якобы коренным образом отличается от скептицизма и агностицизма, т.к. Н. свойственны: а) "доверие" к содержанию ощущений как к изначально данному; б) отрицание к.-л. границы между областями познаваемого и непознаваемого (поскольку вторая область заменена областью псевдопроблем) и в) отождествление познаваемого объекта и теории ("логической конструкции") об этом объекте, вследствие чего из рассмотрения исключаются вопросы об отношении знаний к внешнему их источнику и о характере процесса образования чувств. восприятий. Н. истолковал познание как последовательность операций фиксации чувств. данных посредством знаков, установления формальных соотношений внутри совокупностей последних и между совокупностями, приведения этих соотношений в систему, дедуктивного выведения из систем ("логич. конструкций") предсказаний о будущем опыте и изменения этих систем (в случае обнаружения в них внутр. противоречий или же несоответствия выведенных из них предсказаний опыту). В языковой структуре Н. видит средство к объективизации значения, а рассмотрение закономерностей процесса историч. становления значения исключает из гносеологии, рассматривая развитие знания только с т. зр. отношений между одними и др. данными или же между данными и результатами их логич. преобразований. В принципе элиминируя отношение между субъектом и объектом, Н. счел проблематику теории отражения лишенной науч. смысла, обнаружив тем самым свою противоположность материализму.
Для Н. 30-х гг. характерными также были конвенционализм и физикализм. Принцип конвенционализма, сформулированный (1934) для логико-математич. и естеств.-науч. теорий, искаженно отражал действит. факт относит. свободы теоретич. мышления в построении исчислений, а в физике – принцип ковариантности законов. Конвенционализм получил семантич. трактовку и был использован Н. для оправдания индетерминистских концепций и распространен затем на философию (каждый имеет право избрать мировоззрение, дающее ему внутр. удовлетворение), на выбор состава эмпирич. базиса естествознания, а также на этику и эстетику. Физикализм как требование перевода предложений всех наук в предложения, состоящие только из терминов, употребляемых в физике, возник с целью достижения единства языка наук, но уже в 40-х гг. был превращен в регулятивную идею, реализация к-рой в полном объеме была признана невозможной. История Н. в 30–40-х гг. 20 в. – это цепь различных попыток избежать солипсизма, к к-рому толкала интерпретация проблемы объективности мира как псевдопроблемы. В указанный период были предложены различные варианты обоснования интерсубъективности и различные – в этой связи – интерпретации физикализма.
В 40-х гг. Н. претерпел определ. изменения. Понятие анализа "языка" было расширено за счет добавления к логико-синтаксическому и логико-семантич. анализа, вследствие чего проблема "что такое значение?" стала одной из главных в Н., так что А. Пап признал ее даже осн. вопросом философии. Пришлось отказаться от отождествления истинности и проверяемости и перейти к "ослабленным" вариантам последней (см. Проверяемость). В результате критики со стороны Куайна и др. был отвергнут резкий дуализм аналитич. и синтетич. высказываний и поставлена под сомнение независимость формальной стороны теорий от их эмпирич. основ. Тем самым наметилась тенденция к естеств.-науч. материализму (Р. Карнап, Г. Рейхенбах), к-рая, однако, не получила достаточно определ. выражения.
Конвенционализм также стал принимать "ослабленный" вид, однако в ряде случаев (Б. Рассел, Г, Райл, А. Пап) приблизился к априоризму. С др. стороны, сам Η. и принципы его эмпиризма ("логич. эмпиризм") были истолкованы как еще одна "удобная" языковая конвенция. Физикализм был истолкован как пожелание частичной редукции т.н. теоретич. предикатов к простейшим предикатам непосредств. наблюдения. Затем на смену редукционистскому этапу истолкования логич. структуры наук пришел гипотетико-дедуктивный этап, на к-ром вместо восхождения от эмпирич. основы к теории исследуется процесс нисхождения от теории к эмпирически проверяемым "базисным" предложениям (К. Поппер, К, Гемпель, Г. Рейхенбах и др.).
В наст. время Н. выступает в двух осн. разновидностях: "лингвистический анализ" в Англии и "аналитич. философия" в США. Для философии лингвистического анализа (отчасти ей родственна "общая семантика") характерно, в отличие от логич. позитивизма, нигилистич. отношение не только к философии, но и к науке, поскольку она уклоняется уже не только от объяснения мира, но и от логико-филос. проблематики языка наук. Лингвистич. Н. считает, что филос. построения навеяны неясностями в нац. языках, а философия и ясность мысли – несовместимы. Свою задачу он видит в устранении из повседневного языка всякой неясности значения, что будто бы должно упразднить филос. проблематику. Достижение этой задачи возможно, по его мнению, через рассмотрение всякого естеств. языка как совокупности игр, в каждой из к-рых значения устанавливаются и отменяются конвенционально как перечень способов применения слова (концепция т.н. "семейных сходств"), а также через установление запрета переходить на чрезмерно высокие уровни абстрагирования (обобщения), на к-рых значения слов совершенно расплываются (концепция т.н. "контрастности" значений).
Для "аналитич. философии" характерен основанный на конвенционализме с добавлением прагматистского его истолкования тезис о свободе выбора мировоззрения, подлежащего затем уточнению средствами логич. анализа. Впрочем, философия анализа в ряде своих разновидностей выходит далеко за пределы Н.: кроме неопрагматистского (Ч. Моррис, У. Куайн, К. Льюис), в ней можно выделить платонистское и близкое к кантианству ответвления.
Отправным пунктом э т и к и Н. был тезис Юма о субъективности вкусов, утверждение Ф. Брентано и Дж. Мура о неопределимости "добра" и идеи упсальской школы (А. Хегерстерм). В этике Н. нашли свое преломление осн. принципы его теории познания: отрицание филос. "метафизики" приняло форму отрицания науч. осмысленности любой теоретич. и нормативной этики как якобы неверифицируемой; конценционализм привел к этич. релятивизму (Г. Рейхенбах выдвинул даже этич. принцип терпимости: каждый избирает мораль, какую хочет). Уже в 30-х гг. сложился эмотивизм (Айер, Ч. Стивенсон), лишавший этич. утверждения объективного значения и сводивший их к выражению эмоций личности и желаний воздействовать на поступки др. лиц. М. Шлик в противоречии с общей тенденцией Н. в этике попытался в своих "Вопросах этики" (1930) разработать теоретич. и нормативную концепцию бурж.-либерального эвдемонизма с гл. ее тезисом: "Смысл жизни – молодость". В 40–50-х гг. этика Н., используя идеи лингвистич. анализа, приобрела эклектич. характер (С. Тулмин, С. Хэмпшир, Г. Эйкен и др.).
Начало э с т е т и к е Н. положили работы Ч. Огдена, А. Ричардса и Дж. Вуда "Значение значения" (Ch. К. Ogden and I. A. Richards, The meaning of meaning, L., 1923) и "Основы эстетики" (Ch. K. Ogden, I. A. Richards, J. Wood, The foundations of aesthetics, L., 1922; 2 ed., 1925), в к-рых утверждалась многозначность и неопределенность смысла эстетич. категорий. Их идеи продолжили Ч. Стивенсон, Д. Хосперс, В. Илтон, О. Боувсма и др. Они настаивают на операциональном характере эстетич. символики, цель к-рой вызвать лишь то или иное настроение у потребителей искусства, и отрицают познават. содержание иск-ва.
В с о ц и о л о г и и Н. пытается использовать методы естеств. наук. Отрицание философии приняло здесь форму требования деидеологизации. Развернув критику иррационализма и феноменологии в социологии, представители Н. (Лазарсфельд, Додд, Ландберг, Зеттерберг и др.) ратуют за максимальное приближение к фактам, давая вместе с тем понятию факта субъективистскую интерпретацию. Течением Н. в социологии является также направление, превращающее язык в фундамент всех социальных явлений. Оно очень близко к философии лингвистич. анализа и "общей семантике" (в частности, к тезису последней об определяющем воздействии языка на мышление и мировоззрение людей). Социологич. концепции Н. были использованы ревизионистами марксизма и бурж. реформистами. В 20-х гг. Нейрат выдвинул идею, будто эмпирич. социология есть совр. этап в развитии историч. материализма. К. Поппер пытался использовать принципиальную негативную верификацию и свою трактовку соотношения причинности и предвидения для доказательства, будто марксизм не наука, но разновидность религ. веры. Ряд представителей Н. декларировал симпатии к бурж. либерализму и нежелание участвовать в политич. борьбе. Неопозитивистский подход к явлениям глубоко укоренился у мн. представителей бурж. интеллигенции, причастной к наукам, проник во мн. спец. области знания, а в последнее время вызвал положит. отношение у экзистенциалистов и неотомистов, доходящее до стремления включить Н. как своего рода предварит. часть в состав своей доктрины. В марксистской критике всех разновидностей Н. основополагающую роль играет труд В. И. Ленина "Материализм и эмпириокритицизм". Эта критика может успешно развиваться только на основе положит. разрешения проблем совр. науки, к-рые рассматривает Н.
См. такжестатьи Венский кружок, Верифицируемости принцип, Конвенционализм, Логический атомизм, Логического анализа философия, Логический анализ, Львовско-варшавская школа, Операционализм, Проверяемость, Физикализм и лит. при этих статьях. О печатных органах Н. см. ст. Логика, раздел Логические журналы и раздел о журналах в ст. Философия.
Лит.: Корнфорт М., Наука против идеализма, пер. с англ., М., 1957; Нарский И. С., Очерки по истории позитивизма, [M. ], 1960, с. 139–99; Айер Α., Философия и наука, "ВФ", 1962, No 1; Философия марксизма и неопозитивизма. Вопросы критики совр. позитивизма, М., 1963 (есть библ.); Нарский И. С., Неопозитивисты в роли "критиков" диалектич. материализма, "ФН" (НДВШ), 1962, No 4; его же, Неопозитивизм раньше и теперь, в сб.: Критика совр. бурж. идеологии, [М. ], 1963; его же, О теоретико-познавательных и логических основах этики неопозитивизма, "Вест. МГУ. Сер. VIII", 1965, No 3; Степин В. С., Совр. позитивизм и частные науки, Минск, 1963; Кон И. С., Позитивизм социологии, Л., 1964, гл. 6; Бегиашвили А. Ф., Критич. анализ совр. англ. лингвистич. философии, "ВФ", 1963, No 10; его же, Современная английская лингвистическая философия, Тб., 1965; Козлова М. С., Логика и реальность, "ВФ", 1965, No 9; Швырев В. С., Проблема отношения теоретического и эмпирического знания и современный неопозитивизм, там же, 1966, No 2; Kaila E., Der logistische Neupositivismus, Turku, 1930; Ingarden R., Glówne tendencje neopozytywizmu, "Marchołt", R. 2, 1935/36, No 3; Kokoszyńska M., Filozofia nauki w kole Wiedeńskim, "Kwartalnik filozoficzny", 1936, t. 13, z. 2, 3, Kr., 1936–1937; Mises R., Kleines Lehrbuch des Positivismus, Chi., 1939; его же, Positivism, a study in human understanding, Camb., 1951; Kamińska J., Ewolucja koła Wiedeńskiego, "Myśl Współczesna", 1947, No 2 (9); Pap Α., Elements of analytic philosophy, Ν. Υ., 1949; Reichenbach H., The rise of scientific philosophy, Berkeley, 1951; Semantics and the philosophy of Ianguage. A collection of readings, ed. by L. Linsky, Urbana, 1952; Goodman N., Fact, fiction and forecast, L., 1954; The revolution in philosophy, with an introduction by G. Ryle, L., 1956; Urmson J., Philosophical analysis. Its development between the two world wars, Oxf., 1956; Logical positivism, ed. by A. Ayer, L., 1959 (имеется библ.); Вuсzуńska Η., Koło Wiedeńskie. Początek neopozytywizmu, [2 wyd. ], Warsz., 1960; Philosophical analysis. A collection of essays, ed. by Max Black, L., 1963; Classics of analytic philosophy, ed. by R. Ammerman, McGraw, 1965; Ajdukiewicz К., О tzw. neopozytywizmie, в его кн.: Język i poznanie, t. 2, Warsz., 1965.
И. Нарский. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. . 1960—1970.

НЕОПОЗИТИВИЗМ
    НЕОПОЗИТИВИЗМ — одно из основных направлений западной философии 20 в. Неопозитивизм возник и развивался как философское течение, претендующее на анализ и решение актуальных философско-методологических проблем, выдвинутых развитием науки, в частности отношений философии и науки в условиях дискредитации традиционной спекулятивной философии, роли знаково-символических средств научного мышления, отношения теоретического аппарата и эмпирического базиса науки, природы и функции математизации и формализации знания и пр. Эта ориентация на философско-методологические проблемы науки сделала неопозитивизм наиболее влиятельным течением современной западной философии науки, хотя ухе в 1930—40-х гг. (и особенно с 1950-х гг.) отчетливо начинает осознаваться несостоятельность его исходных установок. В то же время в работах видных представителей неопозитивизма эти установки тесно были переплетены с конкретным научным содержанием, и многие из этих представителей имеют серьезные заслуги в разработке современной формальной логики, семиотики, методологии и истории науки. Являясь современной формой позитивизма, неопозитивизм разделяет его исходные философско-мировоззренческие принципы — прежде всего идею отрицания возможности философии как теоретического познания, рассматривающего коренные проблемы миропонимания и выполняющего в системе культуры особые функции, не осуществляемые специально-научным знанием. Принципиально противопоставляя науку философии, неопозитивизм считает, что единственно возможным знанием является только специально-научное знание. Т. о., неопозитивизм выступает как наиболее радикальная и последовательно обоснованная форма сциентизма в философии 20 в. Это предопределило в значительной мере симпатии к неопозитивизму широких кругов научно-технической интеллигенции в 1920—30-х гг., в период его возникновения и распространения. Однако эта же узкосциентистская его направленность стала стимулом разочарова! •'-'в неопозитивизме после 2-й мировой войны, когда на а E сцену выдвинулись философские течения, отвечающие на глубинные экзистенциальные проблемы современности, и когда начинается критика сциентистского культа науки. Вместе с тем неопозитивизм является своеобразным этапом в эволюции позитивизма и сциентизма. Так, он сводит задачи философии не к суммированию или систематизации специально-научного знания, как это делал классический позитивизм 19 в., а кразработке методов анализа знания. 3 этой позиции проявляется, с одной стороны, больший радикализм неопозитивизма по сравнению с классическим позитивизмом в отказе от традиционных способов философского мышления, с другой стороны — определенная реакция на реальные запросы современного теоретического мышления. При этом в отличие от предшествующих ему направлений позитивизма, в частности махизма, также претендовавших на исследование научного знания, но ориентировавшихся на психологию научного мышления и историю науки, неопозитивизм пытается осуществлять анализ знания через возможности выражения его в языке, привлекая методы современной логики и семиотики. Это обращение к анализу языка находит также выражение и в особенностях критики “метафизики” в неопозитивизме, когда последняя рассматривается не просто как ложное учение (как это делал классический позитивизм), а как в принципе невозможное и лишенное смысла с точки зрения логических норм языка. Причем источники этой бессмысленной “метафизики” усматриваются в дезориентирующем воздействии языка на мысль. Все это позволяет говорить о неопозитивизме как о своеобразной логико-лингвистической форме позитивизма, где той данностью, выход за пределы которой объявлялся неправомерной “метафизикой”, выступают уже не т. н. позитивные факты или чувственно данные, а языковые формы. Тем самым неопозитивизм тесно сближается с аналитической философией, в качестве разновидности которой он начинает рассматриваться в поздние годы своего существования.
    Впервые идеи неопозитивизма получили четкое выражение в деятельности так называемого Венского кружка, на основе которого сложилось течение логического позитивизма. Именно в логическом позитивизме с наибольшей последовательностью и четкостью были сформулированы основные идеи неопозитивистской философии науки, завоевавшие в 1930—40-х гг. значительную популярность в кругах западной научной интеллигенции. Эти и близкие к ним взгляды составили основу того идейного и научно-организационного единства неопозитивизма, которое сложилось в 1930-х гг. и к которому помимо логических позитивистов примыкали ряд американских представителей философии науки позитивистскопрагматистского направления (Моррис, Бриджемен, Маргенау и др.), логической львовско-варшавской школы (А. Тарский, К. Аидукевич), упсальской школы в Швеции, мюнстерской логической группы в Германии и т. д. Идеи неопозитивизма получают распространение и в западной социологии (т. н. социологический позитивизм Лазарсфельда и др.). В этот период регулярно созывается ряд международных конгрессов по философии науки, на которых осуществляется широкая пропаганда идей неопозитивизма. Неопозитивизм оказывает заметное идейное воздействие на научное сообщество в целом, под его влиянием складывается ряд позитивистских концепций в истолковании открытий современной науки.
    Популярность неопозитивизма в широких кругах научной интеллигенции Запада определялась в основном тем, что он создавал видимость простого, четкого, связанного с применением современных научных методов решения сложных и актуальных философско-методологических проблем. Однако именно примитивизм и прямолинейность неизбежно должны были привести и действительно привели неопозитивизм к дискредитации и глубокому кризису. Уже в 1950-х гг. достаточно ясно обнаружилось, что “революция в философии”, провозглашенная неопозитивизмом, не оправдывает тех надежд, которые на нее возлагались. Классические проблемы, преодоление и снятие которых обещал неопозитивизм, воспроизводились в новой форме в ходе его собственной эволюции. С нач. 1950-х гг. все более четко выявляется несостоятельность т. н. стандартной концепции анализа науки, выдвинутая логическим позитивизмом (см. Логический эмпиризм) и проводится резкая критика этой концепции со стороны представителей философии науки иной ориентации. Неопозитивизм, т. о., теряет свои позиции в методологии науки, разработка которой традиционно со времен Венского кружка была основным источником авторитета.
    В западной философии науки в 1960—70-х гг. развивается течение, т. н. постпозитивизм, которое, сохраняя определенную связь с общими идейно-мировоззренческими установками неопозитивизма, в то же время выступает против неопозитивистской интерпретации задач методологического анализа науки (Кун, Лакатос, Фейерабенд, Тулмин и др.). Сторонники этого течения, в частности, отвергают абсолютизацию методов логической формализации, подчеркивают, в противоположность неопозитивизму, значение исследования истории науки для ее методологии, познавательную значимость “метафизики” в развитии науки и пр. Это течение в значительной мере находится под влиянием идей Поппера, который еще с сер. 1930-х гг. выступил со своей концепцией философии науки, во многом близкой к неопозитивизму, но составившей ему эффективную конкуренцию в период ослабления его влияния. Предметом сильной критики становится также радикальный сциентизм неопозитивизма, игнорирование им роли различных форм вненаучного сознания, в том числе значимости их и для самой науки. В связи с этим в контексте аналитической философии, выдвигавшей в качестве основной задачи философии анализ языка, на первый план выдвигается течение английских аналитиков (т. н. философия лингвистического анализа), последователей Дж. Мура (а впоследствии и позднего Л. Витгенштейна), которые разделяли принципиальную антиметафическую направленность неопозитивизма, но делали предметом своего исследования прежде естественный язык.
    Принципиальная позиция отстранения от жизненно важных мировоззренческих, социальных и идеологических проблем современности, волнующих человечество, обосновываемая концепцией деидеологизации философии, сциентистская ограниченность, уход в сферу частных проблем логики и методологии науки — все это вызывало падение популярности неопозитивизма, сопровождаемое относительным увеличением влияния антипозитивистских течений в западной философии (экзистенциализм, философская антропология, неотомизм). Основная тенденция эволюции неопозитивизма в этих условиях состояла в попытках либерализации своей позиции, отказе от широковещательных программ. Со 2-й пол. 1950-х гг. неопозитивизм перестает существовать как философское течение. Неопозитивистская “революция в философии” пришла, т. о., к своему печальному финалу, что было предопределено несостоятельностью ее исходных установок как в отношении философского сознания, так и в отношении природы самой науки. Вместе с тем было бы неверно игнорировать историческую значимость неопозитивизма, который стимулировал внимание к проблеме критериев рационального мышления, применения научных методов исследования в философии, не говоря уже о заслугах его представителей в разработке теории современной логики и специальных вопросов методологии науки.
    Лит.: Франк Ф. Философия науки. М., 1961; Хилл Т. Современные теории познания. М., 1965; Швырев В. С. Неопозитивизм и проблемы эмпирического обоснования науки. М., 1966; Козлова М. С. Философия и язык. М., 1972.
    В. С. Швырев

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. . 2001.


.

Смотреть что такое "НЕОПОЗИТИВИЗМ" в других словарях:

  • неопозитивизм — неопозитивизм …   Орфографический словарь-справочник

  • НЕОПОЗИТИВИЗМ — НЕОПОЗИТИВИЗМ, одно из основных направлений философии 20 в., форма позитивизма. Основные идеи восходят к эмпиризму и феноменализму (Дж. Беркли, Д. Юм). Главная задача неопозитивизма разработка методов логического или лингвистического анализа… …   Современная энциклопедия

  • НЕОПОЗИТИВИЗМ — [< гр. neos новый + позитивизм] направление в философии XX в. логический ПОЗИТИВИЗМ, логический ЭМПИРИЗМ; учение, опирающееся на категории опыта, на понятия физики, на анализ языка (британская аналитическая философия, семантический позитивизм,… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • неопозитивизм —         НЕОПОЗИТИВИЗМ одно из основных направлений западной философии 20 в. Н. возник и развивался как философское течение, претендующее на анализ и разрешение актуальных философско методологических проблем, выдвинутых развитием науки; в… …   Энциклопедия эпистемологии и философии науки

  • Неопозитивизм — НЕОПОЗИТИВИЗМ, одно из основных направлений философии 20 в., форма позитивизма. Основные идеи восходят к эмпиризму и феноменализму (Дж. Беркли, Д. Юм). Главная задача неопозитивизма разработка методов логического или лингвистического анализа… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • НЕОПОЗИТИВИЗМ — одно из основных направлений философии 20 в., форма позитивизма. Основные идеи восходят к эмпиризму и феноменализму (Дж. Беркли, Д. Юм.). Отвергая возможность философии как теоретического познания мировоззренческих проблем, противопоставляет… …   Большой Энциклопедический словарь

  • НЕОПОЗИТИВИЗМ — см. ПОЗИТИВИЗМ …   Новейший философский словарь

  • НЕОПОЗИТИВИЗМ — англ.пеорох itivism; нем. Neopositivismus. Одна из главных философско соци ол. ориентации XX в., опирающаяся на принципы логического позитивизма. Н. характеризуется рассмотрением: соц. явлений на основе законов, общих для природной и соц. истор.… …   Энциклопедия социологии

  • Неопозитивизм — одно из основных направлений философии 20 в., форма позитивизма. Основные идеи восходят к эмпиризму и феноменализму (Дж. Беркли, Д. Юм.). Отвергая возможность философии как теоретического познания мировоззренческих проблем, противопоставляет… …   Политология. Словарь.

  • Неопозитивизм — Логический позитивизм (англ. Logical positivism)  (логический эмпиризм или неопозитивизм) является школой философии, которая включает в себя эмпиризм, идею о том, что для познания мира необходимы наблюдаемые доказательства, опирающийся на… …   Википедия

Книги

Другие книги по запросу «НЕОПОЗИТИВИЗМ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.