НАУКА


НАУКА
НАУКА
— особый вид познавательной деятельности, направленный на выработку объективных, системно организованных и обоснованных знаний о мире. Взаимодействует с др. видами познавательной деятельности: обыденным, художественным, религиозным, мифологическим, филос. постижением мира.
Как и все виды познания, Н. возникла из потребностей практики и особым способом регулирует ее. Н. ставит своей целью выявить сущностные связи (законы), в соответствии с которыми объекты могут преобразовываться в процессе человеческой деятельности.
Любые объекты, допускающие преобразование человеком, — фрагменты природы, социальные подсистемы или общество в целом, состояния человеческого сознания и т.п. — могут стать предметами научного исследования. Н. изучает их как объекты, функционирующие и развивающиеся по своим естественным законам. Она может изучать и человека как субъекта деятельности, но также в качестве особого объекта.
Предметный и объективный способ рассмотрения мира, характерный для Н., отличает ее от иных способов познания. Напр., в искусстве освоение действительности всегда происходит как своеобразная склейка субъективного и объективного, когда любое воспроизведение событий или состояний природы и социальной жизни предполагает их эмоциональную оценку. Художественный образ всегда является единством общего и единичного, рационального и эмоционального. Научные же понятия — это рациональное, выделяющее общее и существенное в мире объектов.
Отражая мир в его объективности, А. дает лишь один из срезов многообразия человеческого мира. Поэтому она не исчерпывает собой всей культуры, а составляет лишь одну из сфер, которая взаимодействует с др. сферами культурного творчества — моралью, религией, философией, искусством и т.д.
Признак предметности и объективности знания является важнейшей характеристикой Н., но он еще недостаточен для определения ее специфики, поскольку отдельные объективные и предметные знания может давать и обыденное познание. В отличие от него Н. не ограничивается изучением только тех объектов, их свойств и отношений, которые в принципе могут быть освоены в практике соответствующей исторической эпохи. Она способна выходить за рамки каждого исторически определенного типа практики и открывать для человечества новые предметные миры, которые могут стать объектами массового практического освоения лишь на будущих этапах развития цивилизации. В свое время Г.В. Лейбниц характеризовал математику как Н. о возможных мирах. В принципе эту характеристику можно отнести к любой фундаментальной Н. Электромагнитные волны, ядерные реакции, когерентные излучения атомов вначале были открыты в физике, и в этих открытиях потенциально был заложен принципиально новый уровень технологического развития цивилизации, реализовавшийся значительно позднее (техника электродвигателей и электрогенераторов, радио- и телеаппаратура, лазеры, атомные электростанции и т.д.).
Постоянное стремление Н. к расширению поля изучаемых объектов, безотносительно к сегодняшним возможностям их массового практического освоения, выступает тем системообразующим признаком, который обосновывает др. характеристики Н., отличающие ее от обыденного познания.
Прежде всего — это отличие по продуктам (результатам). Обыденное познание создает конгломерат знаний, сведений, предписаний и верований, лишь отдельные фрагменты которого связаны между собой. Истинность знаний проверяется здесь непосредственно наличной практикой, т.к. знания строятся относительно объектов, включенных в процессы производства и наличного социального опыта.
Но поскольку Н. постоянно выходит за эти рамки, она лишь частично может опереться на наличные формы массового практического освоения объектов. Ей нужна особая практика, с помощью которой проверяется истинность ее знаний. Такой практикой становится научный эксперимент. Часть знаний непосредственно проверяется в эксперименте. Остальные объединяются логическими связями, что обеспечивает перенос истинности с одного высказывания на другое. В итоге возникают такие присущие Н. характеристики, как системная организация ее знаний, их обоснованность и доказанность.
Далее, Н., в отличие от обыденного познания, предполагает применение особых средств и методов деятельности. Она не может ограничиться использованием только обыденного языка и тех орудий, которые применяются в производстве и повседневной практике. Ей необходимы особые средства деятельности — специальный язык (эмпирический и теоретический) и особые приборные комплексы. Именно постоянное развитие этих средств обеспечивает исследование все новых объектов, в т.ч. и тех, которые выходят за рамки возможностей наличной производственной и социальной практики. Этим же вызваны потребности Н. в постоянной разработке специальных методов, обеспечивающих освоение новых объектов безотносительно к возможностям их сегодняшнего практического освоения.
Метод в Н. часто служит условием фиксации и воспроизводства объекта исследования; наряду со знанием об объектах Н. систематически развивает знания о методах.
Наконец, существуют специфические особенности субъекта научной деятельности. Субъект обыденного познания формируется в самом процессе социализации. Для Н. же этого недостаточно: требуется особое обучение познающего субъекта, которое обеспечивает его умение применять свойственные Н. средства и методы при решении ее задач и проблем. Систематические занятия Н. предполагают также усвоение особой системы ценностей. Фундаментом выступают ценностные установки на поиск истины и на постоянное наращивание истинного знания. На базе этих установок исторически развивается система идеалов и норм научного исследования. Эти ценностные установки составляют основание этики Н. Система идеалов Н. запрещает умышленное искажение истины в угоду тем или иным социальным целям, система норм научного исследования требует постоянной инновационной деятельности и вводит запрет на плагиат.
Фундаментальные ценностные установки соответствуют двум фундаментальным и определяющим признакам Н.: предметности и объективности научного познания и ее интенции на изучение все новых объектов, безотносительно к наличным возможностям их массового практического освоения.
В развитии научного знания можно выделить преднауку и Н. в собственном смысле слова. На начальной стадии зарождающаяся Н. еще не выходит за рамки наличной практики. Она моделирует изменение объектов, включенных в практическую деятельность, предсказывая их возможные состояния. Реальные объекты замещаются в познании идеальными объектами и выступают как абстракции, которыми оперирует мышление. Их связи и отношения, операции с ними также черпаются из практики, выступая как схемы практических действий. Такой характер имели, напр., геометрические знания древних египтян. Первые геометрические фигуры были моделями земельных участков; операции разметки участка с помощью мерной веревки, закрепленной на конце колышком, что позволяло проводить дуги, были схематизированы и стали способом построения геометрических фигур с помощью циркуля и линейки.
Переход от преднауки к собственно Н. вызван новым способом формирования идеальных объектов и их связей, моделирующих практику. В развитой Н. они не только черпаются непосредственно из практики, но преимущественно создаются в качестве абстракций, на основе ранее введенных идеальных объектов. Построенные из их связей модели выступают в качестве гипотез, которые затем, получив обоснование, превращаются в теоретические схемы изучаемой предметной области. Так возникает особое движение в сфере развивающегося теоретического знания, которое начинает строить модели изучаемой реальности как бы сверху по отношению к практике с их последующей прямой или косвенной практической проверкой.
Исторически первой осуществила переход к собственно научному познанию мира математика. Затем способ теоретического познания, основанный на движении мысли в поле теоретически идеальных объектов с последующей экспериментальной проверкой гипотез, утвердился в естествознании. Третьей вехой в развитии Н. стало формирование технических Н. как своеобразного опосредующего слоя знания между естествознанием и производством, а затем произошло становление социальных Н.
Каждый из этих этапов имел свои социокультурные предпосылки. Первый образец математической теории (евклидова геометрия) возник в контексте антич. культуры с присущими ей ценностями публичной дискуссии, демонстрации, доказательства и обоснования как условиями получения истины.
Естествознание, основанное на соединении математического описания природы с ее экспериментальным исследованием, формировалось в результате культурных сдвигов, происшедших в эпохи Ренессанса, Реформации и раннего Просвещения.
Становление технических и социальных Н. было вызвано интенсивным индустриальным развитием, стимулируемым внедрением научных знаний в производство и возникновением потребностей научного управления социальными процессами.
На каждом из этапов развития научное познание усложняло свою организацию. Во всех развитых Н. складываются свои уровни теоретического и эмпирического исследований со специфическими для них методами и формами знания (основной формой теоретического уровня выступает теория научная; эмпирического уровня — научный факт).
К сер. 19 в. формируется дисциплинарная организация Н., возникает сложная система взаимосвязанных дисциплин. Каждая из Н. (математика, физика, химия, биология, технические и социальные Н.) имеет свою внутреннюю дифференциацию и свои основания — свойственную ей картину исследуемой реальности, специфику идеалов и норм исследования и характерные для нее философско-мировоззренческие идеи.
Взаимодействие Н. формирует междисциплинарные исследования, удельный вес которых возрастает по мере развития Н.
Каждый этап развития Н. сопровождался особым типом ее институализации, определяемой организацией исследований и способом воспроизводства субъекта научной деятельности. Как социальный ин-т Н. начала оформляться в 17—18 вв., когда в Европе возникли первые научные общества, академии и научные журналы. В 20 в. Н. превратилась в особый тип производства научных знаний, включающий многообразные объединения ученых, в т.ч. крупные исследовательские коллективы, целенаправленное финансирование и особую экспертизу исследовательских программ, их социальную поддержку, специфическую промышленно-техническую базу, обслуживающую научный поиск, сложное разделение труда и целенаправленную подготовку кадров.
В процессе исторического развития Н. менялись ее функции в социальной жизни. В эпоху становления естествознания Н. отстаивала в борьбе с религией право участвовать в формировании мировоззрения. В 19 в. к мировоззренческой функции добавилась функция быть производительной силой. В первой пол. 20 в. Н. стала приобретать еще одну функцию — превращаться в социальную силу, внедряясь в различные сферы социальной жизни и регулируя различные виды человеческой деятельности.
В современную эпоху, в связи с глобальными кризисами возникает проблема поиска новых мировоззренческих ориентаций человечества. В этой связи переосмысливаются и функции Н. Ее доминирующее положение в системе ценностей культуры во многом было вызвано ее техническим приложением. Сегодня важно органическое соединение ценностей научно-технологического мышления с теми социальными ценностями, которые представлены нравственностью, искусством, религиозным и филос. постижением мира. Такое соединение представляет собой новый тип научной рациональности. В развитии Н. начиная с 17 в. можно выделить три основных типа рациональности: классическую (17 — нач. 20 в.), неклассическую (пер. пол. 20 в.), п о с т н е к л а с -сическую (кон. 20 в.).
Классическая Н. предполагала, что субъект дистанцирован от объекта и как бы со стороны познает мир; условием объективно истинного знания считалась элиминация из объяснения и описания всего, что относится к субъекту и средствам деятельности. Для неклассической рациональности характерна идея отнесенности объекта к средствам и операциям деятельности; экспликация этих средств и операций выступает условием получения истинного знания об объекте. Образец реализации такого подхода — квантово-релятивистская физика. Наконец, постнеклассическая рациональность учитывает соотнесенность знаний об объекте не только со средствами, но и с ценностно-целевыми структурами деятельности, предполагая экспликацию внутринаучных ценностей и их соотнесение с социальными целями и ценностями.
Появление каждого нового типа рациональности не устраняет предыдущий тип, но ограничивает поле его действия. Каждый из этих типов расширяет поле исследуемых объектов.
В современной, постнеклассической Н. все большее место занимают сложные, исторически развивающиеся системы, включающие человека. К ним относятся объекты современных биотехнологий, в первую очередь генной инженерии, медико-биологические объекты, крупные экосистемы и биосфера в целом, человеко-машинные системы, включая системы искусственного интеллекта, социальные объекты, и т.д.
В широком смысле сюда можно отнести любые сложные синергетические системы, взаимодействие с которыми превращает само человеческое действие в компонент системы. Методология исследования таких объектов сближает естественно-научное и гуманитарное познание, составляя основу для их глубокой интеграции.

Философия: Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики. . 2004.

НАУКА
        сфера человеч. деятельности, функцией которой является выработка и теоретич. систематизация объективных знаний о действительности. В ходе историч. развития Н. превращается в производительную силу общества и важнейший социальный институт. Понятие «Н.» включает в себя как деятельность но получению нового знания, так и результат этой деятельности — сумму полученных к данному моменту науч. знаний, образующих в совокупности науч. картину мира. Термин «Н.» употребляется также для обозначения отд. отраслей науч. знания.
        Непосредств. цели Н. — описание, объяснение и предсказание процессов и явлений действительности, составляющих предмет её изучения на основе открываемых ею законов, т. е. в широком смысле - теоретич. отражение действительности.
        Будучи неотъемлемой от практич. способа освоения мира, Н. как производство знания представляет собой весьма специфич. форму деятельности. Если в материальном производстве знания используются в качестве средств повышения производительности труда, то в Н. их получение — в виде теоретич. описания, схемы технологич. процесса, сводки экспериментальных данных, формулы к.-л. препарата и т. п.— образует гл. и? непосредств. цель. В отличие от видов деятельности, результат которых в принципе бывает известен заранее, науч. деятельность даёт приращение нового знания, т. е. её результат принципиально нетрадиционен. Именно поэтому Н. выступает как сила, постоянно революционизирующая др. виды деятельности.
        От эстетич. (художеств.) способа освоения действительности, носителем которого является искусство, т. е. её образное отображение, Н. отличает стремление к логич., максимально обобщённому объективному знанию. Часто искусство характеризуют как «мышление в образах», а Н. — как «мышление в понятиях», имея целью подчеркнуть, что первое развивает преим. чувственнообразную сторону творч. способности человека, а Н. — в основном интеллектуальнопонятийную. Однако эти различия не означают непереходимой грани между Н. и искусством, которые объединяет творчески-познават. отношение к действительности.
        Сложный характер имеет взаимосвязь между Н. и философией как специфич. формами обществ. сознания. Философия всегда в той или иной мере выполняет по отношению к Н. функции методологии познания и мировоззренч. интерпретации его результатов. Философию объединяет с Н. также стремление к построению знания в теоретич. форме, к логич. доказательности своих выводов. Различные филос. направления в условиях классово антагонистич. общества поразному относятся к Н. и принятым ею способам построения знания. Одни из этих направлений настроены к Н. скептически (напр., экзистенциализм) или даже открыто враждебно, другие, напротив, пытаются полностью растворить философию в Н. (позитивизм), игнорируя тем самым мировоззренч. функции философии. Только марксизм-ленинизм даёт последоват. решение проблемы соотношения философии и Н., принимая от Н. её метод, полностью используя её результаты, но одновременно учитывая специфику предмета и социальной роли философии; это и делает его подлинно науч. философией. Через философию и общую теорию обществ. Н. вся Н. связана с идеологией и политикой. В условиях классовых антагонизмов это обусловливает классовый характер тесно примыкающих к философии обществ. Н., их партийность и важную мировоззренч. роль естеств. Н.
        Н., ориентированная на критерии разума, по своему существу была и остаётся противоположной религии, в основе которой лежит вера в сверхъестеств. начала.
        Хотя отд. элементы науч. знания начали формироваться в более древних обществах (шумерская культура, Египет, Китай, Индия), возникновение Н. относят к 6 в. до н. э., когда в Др. Греции (где и возникли первые теоретич. системы — Фалес, Демокрит) сложились соответствующие условия. Формирование Н. требовало критики и разрушения мифологич. систем; для её возникновения был необходим также достаточно высокий уровень развития производства и обществ. отношений, приводящий к разделению умств. и физич. труда и тем самым открывающий возможность для систематич. занятий Н. Более чем двухтысячелетняя история Н. отчётливо обнаруживает ряд общих закономерностей и тенденций её развития. Ещё в 1844 Ф. Энгельс сформулировал положение об ускоренном росте Н.: «... Наука движется вперед пропорционально массе знаний, унаследованных ею от предшествующего поколения...» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 1, с. 568). Как показали совр. исследования, это положение может быть выражено в строгой форме экспоненциального закона, характеризующего возрастание некоторых параметров Н. начиная с 17 в. Так, объём науч. деятельности удваивается примерно каждые 10—15 лет, что находит выражение в ускорении роста количества науч. открытий и науч. информации, а также числа людей, занятых в Н. По данным ЮНЕСКО, за последние 50 лет (до нач. 70-х гг.) ежегодное увеличение числа науч. работников составляло 7%, в то время как численность всего населения возрастала лишь на 1,7% в год (в 70-хгг. показатели роста Н. в США и некоторых др. капиталистич. странах стали уменьшаться — начал обнаруживаться эффект т. н. насыщения Н.). В результате число ныне живущих учёных и науч. работников составляет св. 90% от общего числа учёных за всю историю Н.
        Развитию Н. свойствен кумулятивный характер: на каждом историч. этапе она суммирует в концентрированном виде свои прошлые достижения, и каждый результат Н. входит неотъемлемой частью в её общий фонд; он не перечёркивается последующими успехами познания, а лишь переосмысливается и уточняется. Преемственность Н. обеспечивает её функционирование как особого вида «социальной памяти» человечества, теоретически кристаллизующей прошлый опыт познания действительности и овладения её законами.
        Процесс развития Н. находит своё выражение не только в возрастании суммы накапливаемых положит. знаний. Он затрагивает также всю структуру Н. На каждом историч. этапе науч. познание использует определ. совокупность познават. форм — фундаментальных категорий и понятий, методов, принципов и схем объяснения, т. е. всего того, что объединяют понятием стиля мышления. Напр., для антич. мышления характерно наблюдение как осн. способ получения знания; Н. нового времени опирается за эксперимент и на господство аналитич. подхода, направляющего мышление к поиску простейших, далее не разложимых первоэлементов исследуемой реальности; совр. Н. характеризует стремле-ние к целостному и многостороннему охвату изучаемых объектов. Каждая конкретная структура науч. мышления после своего утверждения открывает путь к экстенсивному развитию познания, к его распространению на новые сферы реальности. Однако накоплении нового материала, не поддающегося объяснению на основе существующих схем, заставляет искать новые, интенсивные пути развития Н., что приводит время от времени к науч. революциям, т. е. радикальной смене осн. компонентов содержат. структуры Н., к выдвижению новых принципов познания, категорий и методов Н. Чередование экстенсивных и революц. периодов развития характерно как для Н. в целом, так и для отдельных её отраслей.
        Всю историю Н. пронизывает сложное, диалектич. сочетание процессов дифференциации и интеграции: освоение всё новых областей реальности и углубление познания приводят к дифференциации Н., к дроблению её на всё более специализиров. области знания; вместе с тем потребность в синтезе знания постоянно находит выражение в тенденции к интеграции Н. Первоначально новые отрасли Н. формировались по предметному признаку — сообразно с вовлечением в процесс познания новых областей и сторон действительности. Для совр. Н. становится всё более характерным переход от предметной к проблемной ориентации, когда новые области знания возникают в связи с выдвижением определ. крупной теоретич. или практич. проблемы.
        Важные интегрирующие функции по отношению к отд. отраслям Н. выполняют философия, а также такие науч. дисциплины, как математика, логика, кибернетика, вооружающие Н. системой единых методов.
        Науч. дисциплины, образующие в своей совокупности систему Н. в целом, весьма условно можно подразделить на три большие группы (подсистемы) — естественные, общественные и технические Н., различающиеся по своим предметам и методам. Резкой грани между этими подсистемами нет — ряд науч. дисциплин занимает промежуточное положение. Каждая из указанных подсистем в свою очередь образует систему разнообразным способом координированных и субординированных предметными и методич. связями отд. Н., что делает проблему их детальной классификации крайне сложной и полностью ещё не решённой.
        Наряду с традиц. исследованиями, проводимыми в рамках к.-л. одной отрасли Н., проблемный характер ориентации совр. Н. вызвал к жизни широкое развёртывание междисциплинарных и комплексных исследований, проводимых средствами нескольких различных науч. дисциплин, конкретное сочетание которых определяется характером соответств. проблемы. Примером этого является исследование проблем охраны природы, находящееся на перекрёстке технич. наук, биологии, наук о Земле, медицины, экономики, математики и др. Такого рода проблемы, возникающие в связи с решением крупных хоз. и социальных задач, типичны для совр. Н.
        По своей направленности, по непосредств. отношению к практике отд. Н. принято подразделять на фундаментальные и прикладные. Задачей фундаментальных Н. является познание законов, управляющих поведением и взаимодействием базисных структур природы, общества и мышления. Эти законы и структуры изучаются в «чистом виде», как таковые, безотносительно к их возможному использованию. Непосредств. цель прикладных Н. — применение результатов фундаментальных Н. для решения не только познавательных, но и социально-практич. проблем. Как правило, фундаментальные Н. опережают в своём развитии прикладные, создавая для них теоретич. задел.
        В Н. можно выделить эмпирич. и теоретич. уровни исследования и организации знания. Элементами эм-пирич. знания являются факты, получаемые с помощью наблюдений и экспериментов и констатирующие качеств. и количеств. характеристики объектов и явлений. Устойчивая повторяемость и связи между эмпирич. характеристиками выражаются с помощью эмпирич. законов, часто имеющих вероятностный характер. Теоретич. уровень науч. знания предполагает открытие законов, дающих возможность идеализированного описания и объяснения эмпирич. ситуаций, т. е. познания сущности явлений. Формирование теоретич. уровня Н. приводит к качеств. изменению эмпирич. уровня.
        Все теоретич. дисциплины так или иначе уходят своими историч. корнями в практич. опыт. Однако в ходе развития отд. Н. отрываются от своей эмпирич. базы и развиваются сугубо теоретически (напр., математика), возвращаясь к опыту только в сфере своих практич. приложений.
        Развитие науч. метода долгое время было привилегией философии, которая и сейчас продолжает играть ведущую роль в разработке методологич. проблем, являясь общей методологией Н. В 20 в. методологические средства становятся гораздо более дифференцированными и в конкретном своём виде всё чаще вырабатываются самой Н.
        Оформление Н. в качестве социального института произошло в 17 — нач. 18 вв., когда в Европе были образованы первые науч. общества и академии и началось издание науч. журналов. На рубеже 19—20 вв. возникает новый способ организации Н. — крупные науч. институты и лаборатории с мощной технич. базой, что приближает науч. деятельность к формам совр. индустриального труда. Совр. Н. всё глубже связывается со всеми без исключения социальными институтами, пронизывая собой не только пром. и с.-х. производство, но и политику, адм. и воен. сферу. В свою очередь Н. как социальный институт становится важнейшим фактором гоциально-экономич. потенциала, требует растущих затрат, в силу чего политика в области Н. превращается в одну из ведущих сфер социального управления.
        С расколом мира на два лагеря после Окт. революции 1917 Н. как социальный институт стала развиваться в принципиально различных социальных условиях. При капитализме, в условиях антагонистич. обществ. отношений, достижения Н. в значит. мере используются монополиями для получения сверхприбылей, усиления эксплуатации трудящихся, для милитаризации экономики. В условиях социализма развитие Н. планируется в общегос. масштабе в интересах всего народа. На науч. основе осуществляется плановое развитие экономики и преобразование обществ. отношений, благодаря чему Н. играет решающую роль как в деле создания мате-риально-технич. базы коммунизма, так и в формировании нового человека. Развитое социалистич. общество открывает широчайший простор для новых успехов Н. во имя интересов трудящихся.
        Вплоть до кон. 19 в. Н. играла вспомогат. роль по отношению к производству. Затем развитие Н. начинает опережать развитие техники и производства, складывается единая система «Н. — техника — производство», в которой Н. принадлежит ведущая роль. Н. 20 в. характеризуют тесная и прочная взаимосвязь с техникой, всё более глубокое превращение Н. в непосредств. производит. силу общества, возрастание и углубление её связи со всеми сферами общественной жизни, усиление её социальной роли. Современная Н. составляет важнейший компонент научно-технической революции, её движущую силу.
        В совр. условиях первостепенное значение приобретают проблемы организации и управления развитием Н. Концентрация и централизация Н. вызвала к жизни появление общенац. и междунар. науч. организаций и центров, систематич. реализацию крупных междунар. проектов. В системе гос. управления сформировались спец. органы руководства Н. На их базе складывается механизм науч. политики, активно и целенаправленно воздействующий на развитие Н.
        Изучение различных сторон Н. ведётся целым рядом её специализиров. отраслей, куда входят история Н., логика Н., социология Н., психология пауч. творчества и т. п. В сер. 20 в. интенсивно развивается новый, комп.-лексный подход к изучению Н., стремящийся к синте-тич. познанию всех её многочисл. аспектов — науковедение.
        Сложности и противоречия, связанные с возрастанием роли Н., порождают в условиях антагонистич. общества многообразные и зачастую противоречивые формы её мировоззренч. оценки. Полюсами таких оценок являются сциентизм и антисциентизм. Для сциентизма характерны абсолютизация стиля и общих методов «точных» наук, объявление Н. высшей культурной ценностью, часто сопровождающееся отрицанием социально-гуманитарной и мировоззренч. проблематики как не имеющей познават. значения. Антисциентизм, напротив, исходит из положения о принципиальной ограниченности Н. в решении коренных человеч. проблем, а в своих крайних проявлениях оценивает Н. как враждебную человеку силу, отказывая ей в положит. влиянии на культуру.
        В противоположность сциентизму и антисциентизму марксистско-ленинское мировоззрение неразрывно связывает объективный науч. подход с действенной гума-нистич. направленностью, выявляет средства преобразования природной и социальной действительности с помощью Н., учитывая при этом реальное значение др. форм освоения мира, составляющих условия и предпосылки функционирования Н., и соединяя все их в интересах человека.
        Марксистско-ленинское мировоззрение, рассматривая совр. Н. как исторически обусловленный способ производства и организации знаний, видит будущее Н. в преодолении жёстких границ между её отд. отраслями, в дальнейшем обогащении содержания Н. методологич. элементами, в сближении Н. с др. формами духовного освоения мира, что создаст условия для формирования новой Н. Такая Н. будущего, гармонически соединяющая познавательные, эстетич., нравств. и мировоззренч. элементы, будет соответствовать всеобщему универсальному характеру труда при коммунизме, непосредств. целью которого является всестороннее развитие человека.
        Маркс К., Капитал, Маркс К. и Э и г е л ь с, Ф., Соч., т. 25, ч. 1—2 (см. Указатель); его ж е, Экономич. рукописи 1857—1859 годов, там же, т. 46, ч. 1—2 (см. указатель); Энгельс Ф., Анти-Дюринг, там же, т. 20; его же, Диалектика природы, там же; Ленин В. И.,ПСС (см. Справочный том, ч. 1, с. 404—06); Материалы XXV съезда КПСС,, М., 1976; Материалы XXVI съезда КПСС, М.,1981; Верная Дж. Д., Н. в истории общества, пер. с англ., М., 1956; Кедpов Б. М., Классификация наук, кн.1—2, М., 1961—65; Н. и человечество. [Ежегодник, М., 1962—]; Н. о науке. Сб. ст., пер. с англ., М., 1966; Копнин П. В., Логич. основы Н., К., 1968; Волков Г. Н., Социология H., M., 1968; Науч. творчество. Сб. ст., М., 1969; Очерки истории и теории развития Н., М., 1969; Н. и нравственность. Сб. ст., М., 1971; Ученые о Н. и ее развитии, М., 1971; Философия и Н., М., 1972; Концепции Н. в бурж. философии и социологии. 2-я пол. XIX—XX вв., М., 1973; Н., этика, гуманизм. Круглый стол «ВФ», «ВФ», 1973, № 6, 8; Семенов Н. Н., Н. и общество, М., 1973; Гайденко П. П., Эволюция понятия К., М., 1980; Старостин В. А., Параметры развития Н., М., 1980; Социализм и H., M., 1981; Философия, естествознание, современность. Итоги и перспективы исследований. 1970—80, М., 1981.
        И.С.Алексеев.

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. . 1983.

НАУКА
(греч. episteme, лат. scientia)
сфера человеческой деятельности, функцией которой является выработка и теоретическая схематизация объективных знаний о действительности; отрасль культуры, которая существовала не во все времена и не у всех народов. Родоначальниками науки как отрасли культуры, выполняющей самостоятельную функцию, были греки, передавшие затем ее, в качестве особого идеала культурной жизни, европейским народам. Наука образует сущность человеческого знания; по Канту, она есть совокупность знаний, упорядоченная согласно некоторым принципам; реальная упорядоченная связь истинных суждений, предположений (см. Гипотеза, Теория) и проблем, относящихся к действительности в целом и отдельным областям или сторонам ее. В отличие от опытного знания (эмпирии), наука не довольствуется только вопросом «что», но спрашивает также и «почему», вопрошает об основах и причинах вещей (Аристотель). В анализе она переходит от «целого» к «частям», а в синтезе – наоборот; посредством индукции наука от опыта и наблюдений обращается к понятиям, суждениям и умозаключениям, от отдельного, особенного – к общему, а при помощи дедукции – от общего к частному, всегда проверяя одно другим (см. Метод). Прогресс науки заключается в том, что она все более систематически проникает вглубь и вширь (см. Система) в действительность, в элементы бытия, событий, т.е. во все более глубоком познании их связей, всеобщей связи действительности вообще, которую мы называем миром. Смысл этой связи исходит от нас самих, из нашего существования с другими и из роли, которую играет в этом событии реальность сущего. Наукой в истинном смысле является наука о мире. По отношению к частным наукам задача философии заключается в том, что она намечает области реально связанных друг с другом объектов. Но наметить предметные области – значит дать не простую схему деления на специальные области, но «вместе с тем и проект, на котором основывается вся конкретная работа мысли и постановка научных вопросов... При этом особенно важно, что этот намечающий области проект реальности и ее строения может сделать видимым лишь то сущее, которое он определяет» (Хайдегтер). И именно потому, что философия в первую очередь должна выработать инструменты мышления, прежде чем вообще сможет обнаружиться какая-нибудь определенная и соответственно новая область реальности (напр., техника стала возможной только тогда, когда уже были налицо метафизические предпосылки господства над природой в современном смысле этого слова; см. Рационализм). Такие проекты возникают постепенно, являясь результатом взаимодействия философии с частными науками. В Западной Европе наука представляет собой продукт развития мысли древних греков, которая, возникнув из мифологического рассмотрения мира, перешла к постижению его в понятиях (см. Европейская философия). Наука в дневнегреч. культуре представляла собой целостную науку, и зачатки мышления, идущие в плане частных наук, появившиеся в особенности под влиянием Аристотеля и его школы, таких великих врачей, как Гиппократ, Гален и т. д., а также атомистов, не нарушали целостности науки и картины мира. В эпоху христ. средневековья наука также разрабатывалась (и с успехом) как гармоническое целое. Только в конце средних веков произошла (замеченная только немногими мыслителями) подмена понятия «наука» понятием «естествознание». Эта «новая наука» начала свое триумфальное шествие с эпохи Возрождения, когда была признана возможность математического описания результатов, получаемых экспериментальным путем, и обнаружена и точно исследована закономерность природы. Эта новая форма приобрела столь большое значение, что Кант оценивал частные науки в зависимости от степени их применения в математике. Под влиянием экспериментально-математической науки коренным образом изменилось мировоззрение европейца и усилилось его влияние на духовную жизнь остальных стран мира. В особенности оно возросло благодаря подведению строго научного фундамента под возникшую из медицины технику, которая базировалась до этого времени исключительно на ремесленном опыте. С развитием новой науки возникла необходимость более глубокого разделения ее на специальные. В результате этого часто утрачивалось понимание истинной цели науки как науки о мире в целом, а действительности – как единого целого. Рационализм также превратился в единственно господствующую форму образования и воспитания, что привело к переоценке интеллектуального образования. Это в свою очередь отразилось на науке и повлекло за собой все большее и большее превращение ученого в специалиста, а высших учебных заведений – в места по подготовке специалистов. Из-за отсутствия со стороны частных наук достаточного внимания к этой общей для них всех цели наступил «кризис» науки, который был не только кризисом доверия в отношении вещей, но гл. о. кризисом самих ученых. «Ныне всюду глядят в корень, ищут теоретические принципы в разнообразных возможностях, противопоставляют их друг другу. Это обстоятельство повергает дилетанта в сомнение и приводит его к выводу, что больше вообще нет никакой твердой опоры и все познанное эфемерно. Но познание выглядит таким только для того, кто сам не участвует в нем. Творческие шаги к новым принципам хотя и потрясают все здание знаний, но они предпринимаются вновь и вновь, составляя непрерывную цепь исследований, которые в новом смысле сохраняют по отношению к отдельной науке в целом полученные результаты, вызывавшие сомнение. Впрочем, кризис науки является кризисом людей, которые ее постигают, если они неискренни в своем желании знания» (Ясперс). Некоторые мыслители (напр., такие, как Фр. Бэкон, Лейбниц, Даламбер, Кант, В. Вундт, Б. Эрдман, Оствальд и др.) пытались объединить частные науки в систему, основанную на единых принципах. Но только возврат к метафизике и применение целостного способа рассмотрения во всех областях науки преодолевают ее «кризис» и способствуют в наше время срастанию частных наук и философии в единую науку в собственном смысле этого слова (см. Studium generate). Частные науки классифицируют с точки зрения их предмета или метода и выделяют описательные, объясняющие, типизирующие, генерализирующие науки; науки, изучающие события, законы, структуру, чисто теоретические дисциплины, технические методы и т. д. Они делятся также на практические и теоретические, общие и специальные, идеальные и реальные. Точными науками часто называют те, которые основаны на мере и числе (математика, физика и астрономия).

Философский энциклопедический словарь. 2010.

НАУКА
Содержание:
I. Понятие "наука" 562
II. Наука о природе, естествознание 571
III. Наукиочеловекеиобществе 575
IV. Классификация наук 577
I. Понятие "наука"
Наука – важнейший элемент духовной культуры, высшая форма человеческих знаний; система развивающихся знаний, к-рые достигаются посредством соответствующих методов познания, выражаются в точных понятиях, истинность к-рых проверяется и доказывается общественной практикой. Н. – система понятий о явлениях и законах внешнего мира или духовной деятельности людей, дающая возможность предвидения и преобразования действительности в интересах общества, исторически сложившаяся форма человеческой деятельности, "духовного производства", имеющая своим содержанием и результатом целенаправленно собранные факты, выработанные гипотезы и теории с лежащими в их основе законами, приемы и методы исследования.
Общие признаки науки. Понятие Н. применяется для обозначения как процесса выработки науч. знаний, так и всей системы проверенных практикой знаний, представляющих объективную истину, а также для указания на отд. области науч. знаний, на отд. Н. Совр. Н. это чрезвычайно разветвленная совокупность отд. научных отраслей.
Посредством Н. человечество осуществляет свое господство над силами природы, развивает материальное производство, преобразует общественные отношения. Н. способствует выработке правильного, диалектико-материалистич. мировоззрения, освобождает человека от суеверий и предрассудков, расширяет его кругозор, совершенствует его умственные способности и нравственные убеждения.
Слово "наука" буквально означает знание. Под знанием имеются в виду удостоверенные сведения о материальных и духовных явлениях, верное их отражение в сознании человека. Знание противоположно незнанию, т.е. отсутствию проверенной информации о чем-либо. Познание, как отмечал Ленин, а след. и знание, есть процесс погружения ума в действительность ради подчинения ее власти человека. Наш разум движется от незнания к знанию, от поверхностного знания ко все более глубокому и всестороннему. Знания могут быть различными: житейскими, донаучными и научными, эмпирическими и теоретическими.
Элементарные знания свойственны животным, к-рые располагают верной информацией о нек-рых свойствах вещей и их простейших отношениях, что является необходимым условием их верной ориентировки в окружающем мире. Элементарными житейскими знаниями располагают дети раннего возраста. Каждый человек в ходе своей жизни приобретает множество эмпирич. сведений о внешнем мире и о самом себе. Уже первобытные люди обладали немалыми знаниями в форме передаваемых от поколения к поколению полезных сведений, обычаев, эмпирич. опыта, производственных рецептов; они многое умели делать и их умения основывались на их знаниях. И житейские, и донаучные, и научные знания основаны на практике. Все виды знания являются верным отражением вещей. Но тем не менее научные знания существенным образом отличаются от житейских и донаучных знаний.
Житейские, эмпирич. знания, как правило, сводятся к констатации фактов и их описанию. Напр., моряки превосходно знали, как надо пользоваться рычагами, а купцы – весами. Это было известно задолго до того, как Архимед открыл закон рычага. Но этот закон дал возможность создать новые механич. изобретения, к-рые не пришли бы в голову никакому практику. Научные знания предполагают не только констатацию фактов и их описание, но и объяснение фактов, осмысление их во всей системе понятий данной Н. Житейское познание констатирует, да и то весьма поверхностно, к а к протекает то или иное событие. Научное познание отвечает на вопросы не только как, но и п о ч е м у оно протекает именно таким образом. Сущность научного знания заключается в достоверном обобщении фактов, в том, что за случайным оно находит необходимое, з а к о н о м е р н о е, за единичным – обще е и на этой основе осуществляет п р е д в и д е н и е различных явлений, объектов и событий; "...венец научной работы есть предсказание. Оно раскрывает нам даль грядущих явлений или исторических событий, оно есть признак, свидетельствующий о том, что научная мысль подчиняет задачам человечества и силы природы, и силы, движущие жизнь общественную" (Умов Η. Α., Собр. соч., т. 3, М., 1916, с. 251). Весь прогресс научного знания связан с возрастанием силы и диапазона научного предвидения. Предвидение же дает возможность к о н т р о л и р о в а т ь процессы и у п р а в л я т ь ими. Научное знание открывает возможность не только предвидения будущего, но и сознательного его формирования. Жизненный смысл всякой Н. может быть охарактеризован так: знать, чтобы предвидеть, предвидеть, чтобы действовать.
Существенным признаком научного познания является его системность, т.е. такая совокупность знаний, к-рая приведена в порядок на основании определенных теоретич. принципов. Собрание разрозненных знаний, не объединенных в связную систему, еще не образует Н. В основе научных знаний лежат опред. исходные положения, закономерности, позволяющие объединять соответствующие знания в единую систему. Знания превращаются в научные, когда целенаправленное собирание фактов и их описание доводится до уровня их включения в систему понятий, в состав теории. Уже в древности приобретает научный характер философия, логика. У древних народов были накоплены немалые знания о количеств. отношениях вещей. На основе этих знаний строились довольно сложные сооружения: дворцы, пирамиды и т.д. Но эти элементарные математич. знания долгое время носили лишь донаучный характер: они не были объединены в логически связную систему на основе общих принципов, закономерностей. Впервые математич. знания стали обретать научную форму лишь в трудах Эвклида, к-рый придал им системный и доказательный характер. Практич. химия так же стара, как и человечество. Но элементарные практич. сведения о химич. процессах не составляли еще Н. Только в 17 в. начиная с трудов Бойля химия стала превращаться в Н.
Каждая Н. имеет свой этап формирования. Но критерий формирования любой Н. общий: определение предмета исследования, выработка понятий, соответствующих этому предмету, установление фундаментального закона, присущего этому предмету, открытие принципа или создание теории, позволяющих объяснять множество фактов. Напр., механика оформилась как Н., когда были установлены законы инерции и сохранения количества движения и выработаны соответствующие понятия (Галилей, Декарт, Ньютон). Зарождение политической экономии восходит к физиократам. А. Смит, Д. Рикардо и др. открыли первые экономич. законы, но только Маркс превратил политич. экономию в подлинную Н. Социологич. знания превратились в Н., когда Маркс и Энгельс вскрыли движущие силы историч. процесса и объективные законы развития общества, давшие возможность предвидения коммунизма.
Познание в истории своего развития становилось научным в меру того, как оно раскрывало закономерности и приобретало силу предвидения.
Научное знание коренным образом отличается от веры, т.е. от слепого принятия за истину того, что в принципе не поддается никакой практич. проверке и логич. доказательству. При этом следует отличать веру от уверенности, основанной на знании, особенно на научном знании, напр. уверенность сов. народа в победе коммунизма. Уверенность может быть научно обоснованной; напротив, слепая, религиозная вера в бога, в чудеса, в сверхъестественное, вера как предрассудок, как суеверие, как вера в приметы и в сны ничем не доказывается; она только внушается. Если Н. делает человека могущественным перед силами природы и обществ. жизни, то религия, вера, наоборот, дезориентирует человека, вселяет в него беспомощное чувство обреченности, усыпляет его классовое самосознание. В противоположность вере, научные знания есть верное, практически обоснованное, логически доказательное отражение действительности. Логич. связь в системе научного знания воспринимается как необходимая, вытекающая или из фактов, или из ранее установленных истин. Вот почему аргументированный результат научного познания выступает как нечто всеобщее и приобретает убедительную силу для людей, обладающих необходимой культурой мышления.
Научное познание мира существенно отличается от эстетич. формы сознания. Хотя и Н. и искусство есть отражение действительности, но в Н. это отражение осуществляется в форме понятий и категорий, а в искусстве – в форме художественных образов (см. Образ художественный). И научное понятие, и художеств. образ представляют собой обобщенное воспроизведение действительности. Но в силу понятийного характера научного мышления диалектика общего, особенного и единичного в научном познании выступает иначе, чем в искусстве. В Н. диалектич. единство общего, особенного и единичного выступает в форме о б щ е г о, в форме понятий, категорий, а в искусстве то же самое диалектич. единство выступает в форме такого образа, к-рый сохраняет непосредственную наглядность е д и н и ч н о г о жизненного явления. Научное познание стремится к максимальной точности и исключает что-либо личностное, привнесенное ученым от себя: Н. – это всеобщая общественная форма развития знания. Вся история Н. свидетельствует о том, что любой субъективизм всегда беспощадно отбрасывался с дороги научного знания, сохранялось в Н. лишь надличное, объективное. художеств. произведения неповторимы, а результаты научных исследований всеобщи. Н. есть продукт "общего исторического развития в его абстрактном итоге" [Архив К. Маркса и Ф. Энгельса, т. 2(7), 1933, с. 161 ]. В искусстве же допускается художеств. вымысел, привнесение от самого художника того, чего в таком именно виде нет, не было и, возможно, не будет в действительности. Но художеств. вымысел допустим лишь в отношении е д и н и ч н о й ф о р м ы выражения общего, но не самого общего: художеств. правда не допускает никакого произвола и субъективизма. Если художник выражает общее вне органич. единства с особенным (типичным) и единичным, то получается не художеств. произведение, а схематизм и голая социологизация. Если же художник в своем творчестве сводит все к единичному, слепо следует за наблюдаемыми явлениями, отрывает единичное от общего и особенного, то получается не художеств. произведение, а натуралистич. копия. В Н. же главное – элиминировать, устранить все единичное, индивидуальное, неповторимое и удержать общее в форме понятий, категорий. Форма всеобщности в мире – это закон. Поэтому научное познание – это познание законов мира.
Агностики и многие идеалисты-метафизики отрицают тот факт, что осн. назначение Н. состоит в познании закономерностей природы. Нек-рые идеалисты-агностики сводят Н. лишь к описанию явлений природы. Против этих агностич. установок выступали не только классики марксизма-ленинизма, но и крупнейшие естествоиспытатели-материалисты.
Предмет, методы и структура научного познания. Для научного познания существенно прежде всего то, чтó исследуется и как исследуется. Ответ на вопрос о том, ч т ó исследуется, раскрывает природу п р е д м е т а Н., тогда как ответ на вопрос о том, к а к осуществляется исследование, раскрывает природу м е т о д а исследования. Предметом Н. является вся действительность, т.е. различные формы и виды движущейся материи, а также формы отражения их в сознании человека.
По своему предмету Н. делятся на общие и частные. О б щ и м и являются филос. Н. (см. Философия), изучающие наиболее общие законы всякого движения (диалектика) и специфич. законы мышления (логика). Ч а с т н ы е Н. – это те, к-рые изучают или природу, или общество, или их взаимодействие (см. ниже).
При изучении любого предмета обнаруживается общий ход развития Н., соответствующий осн. ступеням всякого познания вообще. Познание в непосредств. явлениях "...открывает сущность (закон причины, тождество, различие etc.) – таков действительно о б щ и й х о д всего человеческого познания (всей науки) вообще. Таков ход и естествознания и политической э к о н о м и и [и истории ]" (Ленин В. И., Соч., т. 38, с. 314). Энгельс показал, что общий ход познания природы, общества и духовной деятельности людей включает в себя осн. ступени: непосредств. созерцание предмета изучения как не-расчлененного целого, где все изменяется, все взаимосвязано; анализ предмета, выделение отд. его сторон, изучение частностей; воссоздание целостной картины предмета на основе познанных частностей, т.е. на основе фактич. соединения анализа и синтеза. Для диалектич. взгляда характерно "...соединение анализа и синтеза, – разборка отдельных частей и совокупность, суммирование этих частей вместе" (Ленин В. И., там же, с. 214). В ходе познания анализ предшествует синтезу, хотя и неразрывно связан с ним. В совр. Н. картина мира воссоздается в ее целостности и конкретности. Таково одно из проявлений внутр. логики развития Н. Качеств. многообразие действительности и обществ. практики определило внутренне многоплановый характер человеч. мышления, различные его приемы и методы, разные области научного знания, по-разному выступающие на различных этапах историч. развития Н.
Особенности метода определяются особенностями предмета научного исследования. В методе выражено содержание изучаемого предмета. Метод настолько тесно связан с научным познанием мира, что каждый существенный шаг в развитии Н. обычно вызывает к жизни новые методы исследования. Поэтому об уровне развития той или иной Н. можно судить и по характеру развития применяемых ею методов (см. Метод, Методология). Виды и формы науч. метода в Н. можно подразделить на такие группы:
О б щ и е м е т о д ы касаются всей Н., т.е. любого ее объекта. Это – диалектич. метод, к-рый является для совр. Н. единств. подлинно научным общим методом исследования. Все его понятия, категории и законы выполняют роль методологич. принципов. В отд. отраслях Н. в зависимости от конкретного содержания их предмета и особенностей их развития общий научный метод конкретизируется в различных формах. При этом раскрывается та или иная сторона всеобщей связи явлений или их развития. Такая конкретизация имеет место, напр., в сравнит. методе применительно к изучению объектов биологии, географии, химии и др. С его помощью раскрывается здесь всеобщая связь явлений. В биологии на основе его применения возникли сравнительные анатомия, эмбриология, физиология и т.д., способствовавшие созданию или дальнейшему развитию эволюц. теории. В химии с помощью сравнительного метода Менделеев раскрыл всеобщую связь химических элементов (периодический закон).
Другим конкретным проявлением общего метода в науке служит историч. метод, с помощью к-рого раскрывается и обосновывается принцип развития в той или иной области явлений действительности. В биологии этот метод, как показал К. А. Тимирязев, является общей методологич. основой эволюц. теории (дарвинизма); в геологии (будучи неполно выражен в виде метода актуализма) он лежит в основе историч. геологии, трактующей о развитии Земли, земной коры; в астрономии, по сути дела, на этот же метод опираются все прогрессивные космогонич. гипотезы. Общие методы, свойственные всякой Н., всему научному познанию, изучаются философией.
О с о б е н н ы е м е т о д ы применяются во всех отраслях Н., но для исследования лишь отд. сторон его объектов. В известной мере они носят тоже общий характер, не будучи соотнесены только с к.-л. одной формой движения материи, но вместе с тем каждый из них касается не всего предмета исследования в целом, а лишь одной опред. его стороны (явления, сущности, количеств. стороны, структуры и т.д.).
Н. не есть регистрация или простое накопление фактов, а прежде всего есть их систематизация, обобщение и Истолкование. Соответственно этому осн. и наиболее общими приемами науч. исследования служат приемы эмпирич. и теоретич. исследования, к-рые в совокупности составляют метод Н. Оба рода приемов взаимосвязаны, предполагают друг друга и обусловливаются один другим. Поскольку путь познания идет от изучения непосредств. явлений к раскрытию их сущности, постольку отд. ступеням этого общего хода познания соответствуют конкретные приемы исследования: непосредств. наблюдение явлений в естеств. условиях; эксперимент, с помощью к-рого изучаемое явление воспроизводится искусственно и ставится в заранее определ. условия; сравнение; измерение – частный случай сравнения, представляющее собой особого рода прием, при помощи к-рого находится количеств. отношение (выражаемое числом) между изучаемым объектом (неизвестным) и др. (известным) объектом, принятым за единицу сравнения (масштаб); индукция и дедукция, с помощью к-рых логически обобщаются эмпирич. данные и выводятся логич. следствия; анализ и синтез, позволяющие раскрывать закономерные связи между объектами (их частями и сторонами) путем их расчленения и воссоздания из частей. Сюда относятся также математич. приемы как особые способы исследования предметов и явлений действительности, их структуры, обработки и обобщения результатов этих исследований, поиска и выражения физич. законов и т.д.
Средствами науч. исследования являются те предметы (приборы, инструменты и т.д.), к-рые служат целям экспериментального изучения объекта и опытной проверки достигнутых результатов, а также целям фиксирования и обработки этих результатов. Предположит. объяснение причин и сущности изучаемых явлений дается в гипотезах. Когда роль теоретич. мышления делается достаточно большой, гипотеза становится формой развития Н. Теоретич. обобщение опытных данных совершается при помощи науч. абстракций, понятий; накапливаемый эмпирич. материал вызывает необходимость пересмотра и ломки прежних теоретич. представлений и выработки новых путем обобщения вновь накопленных опытных данных. Объединение отд. науч. теорий, гипотез, понятий в систему взглядов приводит к выработке общей картины, отражающей действительность в ее внутр. связи.
В совр. Н. получили развитие новые способы и методы исследования, среди к-рых следует выделить:
Метод аналогии, под к-рой подразумевается раскрытие внутр. единства различных явлений, единства в их сущностях, общности в их законах. Этот метод широко применяется в кибернетике, при моделировании и т.п.
Метод формализации, основанный на обобщении формы различных по своему содержанию процессов, на абстрагировании их формы от содержания с целью выработки общих приемов оперирования с ней. Этим методом широко пользуются математическая логика, кибернетика и некоторые другие отрасли Н. и техники.
Метод м а т е м а т и з а ц и и, к-рый является конкретизацией предыдущего метода, распространенного на изучение и обобщение количеств. стороны, общих связей и структуры изучаемых предметов и процессов; сюда же относятся, в частности, методы статистики и теории вероятности, а также связанные с применением счетно-вычислит. машин.
Метод моделирования, также неразрывно связанный с предыдущими, при к-ром моделируется именно сущность явлений действительности путем искусственного перевоплощения ее в образ веществ. или абстрактной модели (вещи). Поскольку модель дает возможность проводить над ней мысленный или физич. эксперимент, в совр. Н. возникают новые, весьма сложные проблемы познават. характера, касающиеся взаимоотношения между методами моделирования и эксперимента.
Ч а с т н ы е м е т о д ы, или методы частных наук, связаны со специфич. характером отд. форм движения материи. Одни из этих методов имеют значение только в пределах отд. отраслей Н., будучи связаны только с изучением их собств. объекта, другие – за пределами данной отрасли Н., к к-рой они непосредственно относятся и в связи с к-рой возникли. К числу последних относятся методы физики, используемые при изучении явлений, связанных с кристаллич. формой вещества (кристаллофизика), астрономич. явлений (астрофизика), геологич. (геофизика), химич. (химич. физика и физич. химия), биологич. (биофизика) и мн. др. явлений. Таковы же методы химии, применяемые при изучении химич. состава веществ с различной кристаллич. структурой (кристаллохимия), геологич. (геохимия) и биологич. явлений (биохимия и биогеохимия) и т.д.
Иногда применяется целый комплекс взаимосвязанных частных методов при изучении одного и того же объекта (напр., методы физики, химии и кибернетики как нечто единое в молекулярной биологии). При этом, как правило, здесь методы Н., изучающих более простые формы движения, распространяются на исследование более сложных объектов, составляющих предмет др. Н. Объясняется это тем, что более сложные формы движения материи содержат в себе в качестве "побочных", превзойденных в ходе развития действительности, более простые формы, поскольку первые исторически возникли и развивались из вторых. Поэтому изучение более простых форм движения позволяет раскрыть не только структуру, но и генезис этих более сложных форм, а тем самым их сущность, следовательно, познать их полнее и глубже.
Нередко под методом Н. понимается общая совокупность всех ее методов, приемов и способов исследования (общих, особенных и частных).
В составе Н. необходимо различать: накопленный в ходе ее развития фактич. материал – результаты наблюдений и экспериментов; результаты обобщения фактич. материала, выраженные в соответствующих теориях, законах и принципах; основанные на фактах научные предположения, гипотезы, нуждающиеся в дальнейшей проверке опытом; общетеоретические, филос. истолкования открытых Н. принципов, законов, мировоззренческой и методологич. стороны научного познания. Все эти стороны и грани Н. существуют в тесной связи между собой.
Необходимым условием научного исследования является установление факта или фактов. Констатацией факта фиксируется определенная сторона или явление изучаемого объекта. Научный факт представляет собой результат достоверного наблюдения, эксперимента и т.д. Научный факт выступает в виде прямого наблюдения объекта, показания прибора, фотографии, протоколов опытов, таблиц, схем, записей, архивных документов, проверенных свидетельств очевидца и т.д.
Сила Н. заключается в ее опоре на факты. Но сами по себе факты не составляют еще Н., так же как строительный материал еще не есть здание. Факты включаются в ткань Н. лишь тогда, когда они подвергаются отбору, классификации, обобщению и объяснению. Задача научного познания заключается в том, чтобы вскрыть причину возникновения данного факта, выяснить существенное его значение и установить закономерную связь между фактами.
Для прогресса научного познания особо важно установление новых фактов. Их осмысление ведет к построению теории, представляющей собой важнейшую составную часть любой Н. Развитие Н. связано с открытием новых законов действительности. Власть человека над окружающим миром измеряется объемом и глубиной знания его законов. К законам Н. тесно примыкают принципы, представляющие собой обобщенные опытные факты, напр. принцип наименьшего действия, принцип постоянства скорости света.
Любая сколь угодно развитая теория представляет собой неполное, огрубленное воспроизведение объекта. Научное познание движется в вечном противоречии между неисчерпаемым богатством свойств и отношений объекта и стремлением субъекта как можно полнее воспроизвести их в системе научного знания. Поскольку любая научная теория носит ограниченный характер, постольку в каждый данный период существует необходимость в Предположит. знании, в гипотезах. Проверенные и подтвержденные опытом гипотезы превращаются в теории.
Существенным компонентом научного познания является филос. истолкование данных Н., составляющее ее мировоззренческую и методологич. основу. Ученый подходит к изучаемым фактам, к их обобщению всегда с определенных филос. позиций. Уже сам отбор фактов, особенно в обществ. Н., – это вопрос глубоко методологический, верное решение к-рого требует большой теоретич. подготовки и филос. культуры. Развитие Н. требует не только теоретич. осмысления фактов, но и анализа самого процесса их получения, осмысления общих путей поисков нового. Изучение этих проблем носит филос. характер.
Социальная сущность науки. Н. – это сложное обществ. явление, к-рое заключает в себе много граней и связано с множеством др. явлений обществ. жизни. Возникновение Н. и ее развитие есть неотъемлемая часть всемирной истории человечества. Если вне общества Н. не может ни возникнуть, ни развиваться, то и общество на высокой ступени его развития немыслимо без Н. Историч. смысл возникновения и развития Н. заключается в удовлетворении потребностей общественной жизни. На выбор предмета научного исследования, на направление и темпы развития Н., на характер использования ее достижений оказывают влияние многие общественные факторы: нужды материального производства, социально-политич. практика, экономич. строй общества, характер господствующего мировоззрения, различные формы обществ. сознания, уровень развития производства, техники, духовной культуры, просвещения, а также внутренняя логика самого научного познания. Среди всех этих факторов потребности материального производства и революционной классовой борьбы являются решающим: они выдвигают перед Н. определ. познавательные задачи; производство выступает основным потребителем результатов науч. познания природы и поставщиком технич. средств познания – приборов, инструментов, без применения к-рых практически невозможно вести исследование, напр. микромира и мн. др. областей действительности. Успех в научном творчестве зависит не только от одаренности, остроумия и фантазии ученого, но и от наличия необходимой аппаратуры. Именно развитие техники обеспечило Н. мощными средствами экспериментального и логич. исследования вплоть до синхрофазотронов, космич. кораблей и логич. машин. обществ. практика является сферой приложения знаний и в этом смысле она – цель познания. Практика служит критерием истинности результатов научного познания. По существу в любой области Н. практич. направленность является главным и определяющим стимулом научного исследования. Вся история научного познания говорит о том, что вслед за практич. применением какого-либо открытия начинается бурное развитие соответствующей области научного познания: развитие техники революционизирует Н.
В научных исследованиях существуют как бы разные этажи: одни из них отвечают ближайшим и непосредств. нуждам практики (это решение текущих, т а к т и ч. задач сегодняшнего дня), другие рассчитаны на более или менее отдаленную перспективу. Это как бы верхние этажи научного исследования. Они нацелены на решение стратегических задач, на раскрытие больших и широких возможностей практики будущего и на внесение коренных изменений в существующую практику. Ярким примером такой научной стратегии является научное предвидение Марксом коммунистич. строя будущего общества.
Узкий практицизм вреден для Н., особенно для теоретич. ее разделов: он ограничивает научную мысль узкой колеей движения, сковывая ее теми гранями изучаемого объекта, к-рые важны лишь для исторически преходящих форм практики и тем самым обедняет содержание теории. Наоборот, когда научная мысль не скована этими рамками, она способна раскрыть в объекте такие свойства и отношения, которые в перспективе дают возможность более разносторонне использовать его практически. Отрыв же теории от практики, от жизни делает теорию беспредметной и в конечном счете-лишает ее социальной и научной значимости, приводя ее в дебри схоластики.
Возникнув и развиваясь под влиянием материальных потребностей общества, научное творчество имеет вместе с тем относительно самостоятельный характер, внутреннюю логику своего движения.
В истории Н. зачастую было так, что выдвижение плодотворных идей в одной области знания являлось толчком для творч. развития др. областей Н. Теоретич. движение мышления в конечном счете выступает как цель практич. деятельности, воплощаясь и материализуясь в производстве. Н. не только следует за практикой, но и опережает практику. Множество открытий сделано вне зависимости от непосредственных запросов практики и лишь впоследствии они явились источником новой практики: открытие лучей Рентгена и др.
В развитии Н. немалую роль играют материальные стимулы, воздействующие на ее творцов, но бóльшую роль играют и моральные стимулы, идеальные побудительные силы: облегчить труд людей, просветить их, перестроить общественные отношения в интересах народа, насладиться процессом творчества и т.д. Сознание ответственности перед обществом и желание служить во имя интересов человечества являлись стимулом творчества многих великих ученых. Идеальные побудительные силы – явление не исходное, а производное: они имеют объективную основу и выражают реальные потребности общества. Каждый ученый – сын своей эпохи, потребности к-рой в конечном счете предопределяют характер его деятельности. Человечество ставит перед собой "...всегда только такие задачи, которые оно может разрешить, так как при ближайшем рассмотрении всегда оказывается, что сама задача возникает лишь тогда, когда материальные условия ее решения уже имеются налицо, или, по крайней мере, находятся в процессе становления" (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 13, с. 7).
Потребности материального производства влияют на развитие Н. через призму экономич. строя данного общества. При этом зависимость развития Н. от обществ. отношений в ходе истории все больше возрастает. Н. становится все больше под контроль общества и государства.
В условиях феодализма, когда господствующей идеологией была религия и познание мира рассматривалось как нечто греховное, запретное, Н. не могла развиваться нормально. Капитализм в период своего становления создал благоприятную атмосферу для развития Н. Он требовал замены религиозной схоластики рациональными методами мышления и опытного познания. Буржуазия не могла на такой фантастической "базе", как религиозная вера, строить промышленность. "Буржуазии для развития ее промышленности нужна была наука, которая исследовала бы свойства физических тел и формы проявления сил природы. До того же времени наука была смиренной служанкой церкви и ей не позволено было выходить за рамки, установленные верой; по этой причине она была чем угодно, только не наукой. Теперь наука восстала против церкви; буржуазия нуждалась в науке и приняла участие в этом восстании" (Энгельс Ф., там же, т. 22, с. 307).
Развитие материального производства в свою очередь создавало средства для теоретич. осмысления действительности. "...Вместе с капиталистическим производством н а у ч н ы й ф а к т о р впервые сознательно развивается, применяется и создается в таких масштабах, о которых предшествующие эпохи не имели никакого понятия" ("Из рукописного наследства К. Маркса", см. журнал "Коммунист", 1958, No 7, с. 23). Капитализм обусловил применение Н. не только в промышленности, но и в сельском хозяйстве. Земледелие было впервые поставлено на прочные научные основания, что явилось мощным стимулом развития почвоведения и всего комплекса биологических Н.
Дальнейшее развитие Н. обусловливается неуклонно возрастающими потребностями промышленного и сельскохозяйственного производства и расширением мирового рынка, отражая в себе все противоречия буржуазного общества, в том числе и противоречия, связанные со все возрастающим разделением труда.
Капиталистич. производство включает в свою сферу и продукты духовного творчества. Это выражается прежде всего в том, что достижения Н. выступают как товар, к-рый в системе бурж. отношений нередко играет роль, противоречащую назначению научного познания и целям, которые ставят перед собой сами ученые. Конкретно-историч. условия бурж. общества влияют на общую направленность сознания ученого. Это понимают и мн. передовые ученые капиталистич. стран.
Растущие потребности производства, обострение конкуренции требуют постоянного улучшения техники и тем самым финансирования научных исследований. Но развитие Н. приводит неизбежно к материалистич. мировоззрению, а тем самым к столкновению Н. с господствующим в бурж. мире реакц. мировоззрением. Отсюда тенденции в бурж. философии к позитивизму, к игнорированию широких мировоззренч. и методологич. проблем совр. науч. знания. Все это мешает развитию Н.
Вместе с тем несомненно, что достижения Н., прежде всего естествознания, в бурж. мире огромны. В ином положении находятся обществ. Н. Господствующие классы не позволяют слишком пристально всматриваться в механизм действия своего собственного общества. Ленин подчеркивал, что "...„беспристрастной“ социальной науки не может быть в обществе, построенном на классовой борьбе" (Соч., т. 19, с. 3). В таком обществе сокрытие от народа истины о ведущей тенденции историч. развития может входить в число средств, необходимых для сохранения этого строя. Идеологич. позиции бурж. представителей обществ. Н. не дают им возможности правильно решать кардинальные проблемы, выдвигаемые обществ. развитием. И хотя в бурж. обществ. Н. имеет место накопление фактов, появление новых областей исследования, решение частных проблем, но там не появилось ни одной принципиально новой, научно обоснованной теории обществ. развития.
Н. занимает совсем иное положение при социализме, где ей созданы исключительно благоприятные условия для плодотворного развития. В условиях социализма Н. обладает огромным преимуществом по сравнению с ее положением при капитализме прежде всего в том отношении, что ее развитие планируется в общегосударственном масштабе, что она пользуется любовью и уважением у всего народа. Социализм открыл широкие возможности для вовлечения народных масс в систему среднего и высшего образования и тем самым приобщил народ к Н. В странах социализма Н. служит народу, а народ имеет невиданный никогда и нигде широчайший доступ в Н.
Обществ. собственность на орудия и средства производства, плановый характер социалистич. экономики, постоянная забота Коммунистической партии и Советского государства о научно-технич. прогрессе, господство в стране передового научного мировоззрения – все это предопределило большие достижения сов. Н., составляющей гордость нашего народа и всего прогрессивного человечества. Правда, в условиях культа личности Сталина обстановка препятствовала творческому развитию научной мысли и свободным научным дискуссиям. Это особенно отрицательно сказалось на развитии обществ. наук. После разоблачения культа личности наблюдается бурное развитие творч. мысли во всех областях знания.
Испытывая на себе влияние общества, Н. в свою очередь оказывает огромное воздействие на обществ. прогресс. Она влияет на развитие приемов и методов материального производства, на условия быта людей. По мере использования научных открытий в технике происходит революционизирование производит. сил. Н. не только косвенно, но и прямо влияет на всю духовную жизнь общества. Она поднимает общую интеллектуальную культуру и революционизирует умы человечества. Великие научные открытия и тесно связанные с ними технич. изобретения оказывают колоссальное влияние на судьбы всей истории человечества.
В разные периоды истории роль Н. неодинакова. Знания, приобретаемые людьми в труде, в производстве, в быту, начали принимать научный характер в условиях рабовладельч. общества. Но тогда элементы научного знания оказывали весьма слабое влияние на производство; последнее осуществлялось гл. обр. рабами с помощью ручных орудий на основе эмпирических, веками выработанных знаний и навыков. В период феодализма производство обслуживало натуральное хозяйство мало изменившимися орудиями. Технич. прогресс был очень слабым и базировался преимущественно на индивидуальном искусстве и опыте мастеров.
Роль Н. в развитии производства увеличивалась по мере расширения и обобществления производства. Лишь зарождавшийся в недрах феодального общества капитализм впервые поставил такие практич. проблемы, к-рые могли быть разрешены только научно: производство достигло такого масштаба, к-рый делал необходимым применение механики, математики и т.д. Н. все больше становилась духовным содержанием производительных сил, ее достижения воплощаются в технич. нововведениях.
Ведущие мыслители того времени начали остро осознавать необходимость внедрения в производство научных принципов и взывали к разработке такой Н., при помощи которой, "...зная силу и действие огня, воды, воздуха, звёзд, небес и всех других окружающих нас тел так же отчётливо, как мы знаем различные занятия наших ремесленников, мы могли бы точно таким же способом использовать их для всевозможных применений и тем самым сделаться хозяевами и господами природы" (Декарт Р., Избр. произв., М., 1950, с. 305). Весь последующий ход истории представляет собой в этом аспекте неуклонный и все углубляющийся процесс, "онаучивания" производства, процесс превращения Н. о природе в непосредственную производительную силу.
Этот процесс осуществляется мн. путями и прежде всего путем создания теоретич. основы для конструирования все более совершенных инструментов и машин: развитие орудий труда "...является показателем того, до какой степени общественные знания вообще – наука – превратились в непосредственную п р о и з в о д и т е л ь н у ю с и л у..." (Mapкс К., см. журн. "Большевик", 1939, No 11–12, с. 63). Ныне этот процесс выражается в автоматизации производства, в частичной замене работы человеческого мозга кибернетическими устройствами. Увеличивая сферу овеществленного труда, Н. позволяет с меньшей затратой живого труда добиваться бóльших результатов в материальном производстве.
Превращение Н. о природе в непосредственную производительную силу происходит путем усовершенствования методов производства, напр. путем замены механич. методов обработки электрическими, химическими методами, а также путем сокращения времени изготовления изделий: создание действительного богатства общества – "...становится менее зависимым от рабочего времени и количества затраченного труда..., а зависит от общего состояния науки и от степени развития технологии или от применения этой науки к производству" (там же, с. 61).
Н. о природе превращается в производительную силу путем поисков и использования новых источников энергии и создания искусственных материалов, путем усовершенствования транспорта и сокращения времени перевозок людей и грузов, путем сокращения времени на передачу информации с помощью средств связи, путем увеличения урожайности сельскохозяйств. растений и продуктивности животноводства, путем сохранения здоровья человека как главной производительной силы, путем повышения его культурно-технич. уровня.
Плодотворное решение проблемы соединения Н. о природе с производством зависит от характера обществ. строя. Общественное назначенце H. заключается в том, чтобы облегчать жизнь и труд людей, увеличивать власть общества над силами природы, способствовать совершенствованию обществ. отношений. Совр. Н. благодаря своим открытиям сделала очень многое для облегчения жизни и деятельности людей. Научные открытия и изобретения в рамках капиталистич. производства привели к повышению производительности труда и увеличению массы товаров. Но сокровища совр. Н. не принесли счастья всем людям; они не оградили их от нужды и нищеты. "Прогресс техники и науки означает в капиталистическом обществе прогресс в искусстве выжимать пот" (Ленин В. И., Соч., т. 18, с. 557). Введение автоматических машин ведет к интенсификации труда, к безработице и снижению заработной платы.
"Наука – обоюдоострое всемогущее орудие, которое, в зависимости от того, в чьих руках оно находится, может послужить либо к счастью и благу людей, либо к их гибели" (Вавилов С. И., Соч., т. 3, 1956, с. 607). Так, одностороннее развитие естеств. Н. и техники в рамках капиталистич. производств. отношений привело к тому, что над человечеством нависла угроза термоядерной войны. Выдающиеся естествоиспытатели с тревогой думают о последствиях своих науч. открытий. "Ученые знают, сколько пользы принесла наука человечеству; они знают и то, чего она могла бы достигнуть, если бы на всем земном шаре воцарился мир. Они не хотят, чтобы когда-нибудь были произнесены такие слова: "Наука нас привела к гибели от атомных и водородных бомб". Ученые знают, что наука не может быть виновата. Виноваты только те люди, которые плохо используют ее достижения" (Жолио-Кюри Ф., Пять лет борьбы за мир, М., 1955, с. 190).
В условиях социализма социальная роль Н. существенно меняется. Деятельность Коммунистич. партии и Сов. государства базируется на Н. На основе Н. осуществляется планирование экономики и преобразование общественных отношений. Как общественные, так и естественные Н. призваны сыграть большую роль не только в деле создания материально-технич. базы коммунизма, но и в идеологич. воспитании сов. человека, в выработке у него научного мировоззрения. Исключительно большую роль призвана играть Н. в борьбе против реакц. бурж. идеологии.
В Программе КПСС подчеркивается, что дальнейшие перспективы прогресса Н. и техники определяются прежде всего достижениями ведущих отраслей естествознания. Перед Н. стоят грандиозные задачи: открыть возможности управления термоядерными реакциями в целях мирного использования источников ядерной энергии, воздействовать на климат, победить болезни и обеспечить человеку долголетие, направлять и регулировать жизненные процессы организмов, создавать множество искусственных материалов с заданными свойствами, овладевать космическим пространством, освоить бесконечные просторы Вселенной.
В условиях социализма прежде всего экономич. Н. призваны помочь наиболее рационально использовать материальные и людские ресурсы, выбрать наиболее прогрессивные направления в развитии производства, совершенствовать организацию труда. При социализме обществ. отношения регулируются сознательно, а обществ. Н. составляют основу руководства развитием общества по пути к коммунизму.
В ходе коммунистич. строительства роль Н. будет все больше возрастать (см. Коммунизм, Коммунистический труд).
Закономерности развития н а у к и. Важнейшими закономерностями развития Н. считаются следующие:
а) Обусловленность развития Н. потребностями общественно-историч. практики. Это – главная движущая сила, или источник развития Н.
б) Относительная самостоятельность развития Н. Какие бы конкретные задачи ни ставила практика перед Н., решение этих задач может быть осуществлено лишь по достижении определ. ступеней развития самого процесса познания действительности, к-рый совершается в порядке последоват. перехода от явлений к сущности и от менее глубокой сущности ко все более глубокой.
в) Преемственность в развитии идей и принципов, теорий и понятий, методов и приемов Н., неразрывность всего познания действительности как внутренне единого целенаправленного процесса. Каждая более высокая ступень в развитии Н. возникает на основе предшеств. ступени, с удержанием всего ценного, что было накоплено раньше. По мере того как из относит. истин складывается абсолютная истина, позднее достигнутая более полная (относительная) истина оказывается во внутр. соответствии с менее полной, ранее достигнутой.
г) Постепенность развития Н. при чередовании периодов относительно спокойного (эволюционного) развития и бурной (революционной) ломки теоретич. основ Н., системы ее понятий и представлений (картины мира). Эволюционное развитие всей Н. – это процесс постепенного накопления новых фактов, эксперимент. данных в рамках существующих теоретич. воззрений, в связи с чем идет расширение, уточнение и доработка уже принятых ранее теорий, понятий и принципов. Революция в Н. наступает, когда начинается коренная ломка и перестройка ранее установившихся воззрений, пересмотр фундаментальных положений, законов и принципов в результате накопления новых данных, открытия новых явлений, не укладывающихся в рамки прежних воззрений. Но ломке и отбрасыванию подвергается при этом не само содержание прежних знаний, а их неверное толкование, напр. неправильная универсализация законов и принципов, имеющих в действительности лишь относит. огранич. характер.
д) Взаимодействие и взаимосвязанность всех составных отраслей Н., в результате чего предмет одной Н. может и должен исследоваться приемами и методами др. Н. В результате этого создаются необходимые условия для более полного и глубокого раскрытия сущности и законов качественно различных явлений. Такая взаимосвязь частей Н. определяет некоторые особенности ее исторического развития, в частности последовательность возникновения отдельных ее отраслей.
е) Свобода критики, беспрепятств. обсуждение спорных или неясных вопросов Н., открытое и свободное столкновение различных мнений. Поскольку диалектически противоречивый характер процессов природы раскрывается в Н. не сразу и не прямо, в борющихся мнениях и воззрениях отражаются лишь отд. противоречивые стороны изучаемых процессов. В результате такой борьбы преодолевается первоначальная неизбежная односторонность различных взглядов на объект исследования и вырабатывается единое воззрение, более адекватное самой действительности, чего не могло бы произойти в случае объявления наперед, что одна из борющихся сторон обладает абсолютной истиной.
Нарушение указанных закономерностей развития Н. влечет за собой серьезные ошибки и отклонения от истины в деятельности отд. ученых и даже целых школ. Напр., отрыв от практики влечет за собой утрату перспектив науч. развития, увлечение несущественными, а нередко и ложными вопросами, уход в дебри наукообразной схоластики. Игнорирование относит. самостоятельности и внутренней логики развития Н. приводит к узкому практицизму, к недооценке роли теории, к принижению теоретич. мышления, к прожектерству. Непонимание преемственности в развитии H. порождает нигилистич. отношение к предшеств. истории Н., в результате чего утрачивается способность видеть историч. корни, а тем самым и познават. фундамент совр. науч. направлений, теорий, понятий. Непонимание взаимосвязанности и взаимопроникновения методов Н. обусловливает различные проявления односторонности во взглядах на предмет исследования, типичными из к-рых являются: отрицание применимости методов одних Н. при изучении объектов др. Н., или, напротив, отрицание специфики и даже самого существования предмета одной Н. на том основании, что он может быть подвергнут изучению методами других. Всякая попытка сковать свободу науч. критики и науч. дискуссий, навязав Н. одну к.-л. т. зр. как якобы единственно верную, не подлежащую оспариванию, приводит к застою в Н. Всякое администрирование в области Н., подмена науч. аргументации декретированием и организац. мерами, монополизм, запрещение свободных дискуссий или сведение их к заранее организованному разгрому одних, неугодных воззрений ради насаждения других и т.п. явления, свойств. особенно культу личности, несовместимы с подлинной наукой и чреваты большими опасностями для нее.
Условия и тенденции развития совр. науки. Н. – сложный процесс "духовного производства", в к-ром многие тысячи людей нашли свою профессию. Если раньше научные исследования осуществлялись, как правило, одиночками или небольшими группами людей в маленьких лабораториях с примитивным оборудованием, то теперь положение коренным образом изменилось: научное творчество осуществляется, как правило, объединенными усилиями больших коллективов людей в гигантских лабораториях с дорогостоящим материальным оснащением. Научное творчество осуществляется в разветвленной системе научных учреждений, институтов, производственных лабораторий, учебных заведений, особенно университетов. В научном творчестве в каждый данный момент участвует ряд поколений. Преемственность знаний осуществляется в результате взаимодействия старых и молодых кадров, учителей и учеников, гениальных, талантливых людей и людей средних способностей. "Ни одно открытие любой степени эффективности не может быть сделано без подготовительной работы сотен сравнительно незначительных и лишенных воображения ученых. Эти последние собирают, большей частью даже не понимая, что они делают, необходимые данные, на основании которых великие люди могут работать" (Бернал Дж., Наука в истории общества, М., 1956, с. 29).
Важной формой организации и развития Н., формой выражения преемственности знаний является научная школа. Дарования ученого, его талант и гений получают наиболее полное свое проявление через связанный с ним коллектив, через созданную им или творчески развитую научную школу. В научном коллективе посредством обмена опытом, в ходе дискуссий, личных бесед оттачивается лезвие разума и рождаются новые идеи. Вместе с тем, как отметил Луи де Бройль, "коллективная работа, ставшая необходимой во многих исследованиях, конечно, никогда не заменит интенсивных усилий ума, размышляющего в уединении" ("По тропам науки", М., 1962, с. 37).
Научные знания все время развиваются: одни положения Н. устаревают и со временем превращаются в тормоз дальнейшего движения, а другие появляются и в борьбе со старыми идеями завоевывают себе право на жизнь. Заимствуя достижения предыдущих поколений, новое поколение критически перерабатывает эти достижения и творчески развивает их дальше.
"...„Ученики“ хранят наследство не так, как архивариусы хранят старую бумагу" (Ленин В. И., Соч., т. 2, с. 494).
Научная истина зачастую появляется как результат борьбы мнений. Единственно надежным судьей в противоборстве мнений является не авторитет, а практика (см. Критика в н а у к е).
Отличительным признаком совр. уровня научного знания является проникновение во внутреннюю структуру объекта, доведение познания закономерности до раскрытия структуры. Это выдвинуло на передний план структурные методы научного исследования и изображение объектов как сложной системы взаимосвязанных элементов. Объектом совр. Н. являются не только отд. формы движения материи, а их связь и взаимодействи е. Развиваясь в направлении все более глубокого исследования высоких уровней и сложных систем организации материи, Н. вместе с тем глубже проникает в суть более простых форм движения и тем самым добивается более успешного их практического использования в интересах общества. Так, на основе углубленного структурного изучения биологических, физиологических и психических процессов удается осуществить ускоренный технич. прогресс средствами кибернетики.
Проникновение в глубины структуры вещей создало возможности для создания веществ и искусственных систем со свойствами, близкими к заданным: полимеры, искусственные алмазы, кибернетические системы и т.д.
На основе проникновения в глубинные закономерности и установления общих принципов, охватывающих многие сферы действительности, И. движется по пути специализации. Научное познание тем плодотворнее, чем разветвленнее понятия Н., к-рые способны к огромной дифференциации и интеграции. Происходит утонченная детализация научных понятий и соответственно терминологич. обогащение Н. В связи с этим наблюдается все более широкое использование не только естественных языков, но и разнообразных искусственных знаковых систем (см. Семиотика, Знак). Дифференциация научного знания проявляется в выделении отд. разделов Н. в относительно самостоятельные дисциплины со своими специфическими задачами и методами исследования. Чем глубже Н. проникает в детали, тем она лучше вскрывает связи между различными областями действительности, а отсюда интеграция научного знания – формирование наук, к-рые изучают свойства и отношения, общие для большого числа разнокачественных объектов. Чем больше Н. вскрывает общие связи вещей, тем лучше она уясняет суть деталей. Такова реальная диалектика познания по пути дифференциации и интеграции. С т. зр. специальных методов, совр. Н.
характеризуется внедрением в широчайших масштабах экспериментальных приемов изучения, в частности моделирования, с использованием разнообразных технич. средств и растущим проникновением математики в различные области знания. Такие науки, как биология, физиология, языкознание, психология и мн. др. совсем недавно почти не использовали математич. методы. Ныне доступ не только к глубоким проблемам естествознания, но и к области социальных исследований требует тончайших математич. методов. Быстрому процессу математизации наук способствует развитие кибернетики. Успехи кибернетики и математической логики, их прямой выход в производство говорят о том, что формализация приносит огромные практические результаты. Развитие этих областей знания в единстве с достижениями Н. в целом приведет к автоматизации почти всего материального произ-ва.
Вместе с тем становится все более ясной и ограниченность формализации и математизации научного познания. "Математический формализм оказывает совершенно удивительную услугу в деле описания сложных вещей. Но он нисколько не помогает в понимании реальных процессов" (Борн М., Физика в жизни моего поколения, М., 1963, с. 87). "...Нельзя недооценивать необходимой роли воображения и интуиции в научном исследовании. Разрывая с помощью иррациональных скачков (их важность некогда подчеркивал Мейерсон) жесткий круг, в который нас заключает дедуктивное рассуждение, индукция, основанная на воображении и интуиции, позволяет осуществить великие завоевания мысли; она лежит в основе всех истинных достижений науки... Таким образом (поразительное противоречие!), человеческая наука, по существу рациональная в своих основах и по своим методам, может осуществлять свои наиболее замечательные завоевания лишь путем опасных внезапных скачков ума, когда проявляются способности, освобожденные от тяжелых оков строгого рассуждения, которые называют воображением, интуицией, остроумием" (Луи де Бройль, По тропам науки, М., 1962, с. 294–95).
Совр. Н. развивается по пути синтеза формальной и содержательной сторон познания. С общеметодологич. т. зр., совр. Н. характеризуется фактич. проникновением в нее диалектич. материализма. Если раньше, напр., историзм применялся преимущественно к изучению истории общества, к эволюции животного и растительного царств, к геологическим процессам, то теперь он стал сердцевиной научного метода мышления.
По словам Энгельса, научное познание развивается ускоренными темпами; Н. движется вперед пропорционально массе знания, унаследованной от предшествующих поколений. Одним из критериев ускорения темпов развития Н. является сокращение сроков перехода от одной фазы научного познания к другой, от открытия к его практическому применению. Если в прошлом открытие и его применение отделялись десятками и даже сотнями лет, то теперь эти сроки исчисляются несколькими годами и даже месяцами.
Для совр. Н. с ее мощной технич. базой и обширными коллективами ученых, занятых решением задач, к-рые выдвигает практика, связь теоретич. разделов с приложениями становится тесней; все больше утрачивает прежнее значение разделение Н. и разделов внутри отд. Н. на теоретич. и прикладные Н.
Существенной особенностью совр. Н. является то, что она все чаще начинает о п е р е ж а т ь развитие производства. Н. стала такой силой, к-рая предопределяет практику. Из дочери производства Н. превращается в его мать. Многие совр. производственные процессы родились в научных лабораториях. Т.о., совр. Н. не только обслуживает запросы производства, но и все чаще выступает в качестве предпосылки технич. революции. Великие открытия за последние десятилетия в ведущих областях знания привели к научно-технич. революции, охватившей все элементы процесса производства: всесторонняя автоматизация и механизация, освоение новых видов энергии, сырья и материалов, проникновение в микромир и в космос. В итоге сложились предпосылки для гигантского развития производительных сил общества.
Совр. Н. ставит перед учеными и обществом в целом ряд новых общих проблем. К их числу относится задача ориентировки в колоссальной массе материала. Число научных публикаций нарастает чрезвычайно быстрыми темпами. Уже теперь количество научных работников на Земном шаре составляет около двух миллионов, причем численность лиц, занятых научными исследованиями, в развитых странах мира растет гораздо быстрее естественного прироста населения. Все больший процент жителей Земли занимается Н. Можно считать, что объем научной деятельности удваивается каждые 10 лет. В этих условиях обмен научными идеями становится все более затруднительным. Учащаются случаи дублирования научных открытий и технических изобретений. Ученому становится все более затруднительным следить за научной литературой по своей специальности. Все бóльшую часть своего времени они вынуждены тратить не на творческую постановку и решение проблем, а на поиск информации в литературе. В ряде случаев оказывается выгоднее заново решить некоторую проблему, чем найти в литературе указания о решении этой же проблемы. Для преодоления этой трудности создаются всевозможные обзорные и реферативные журналы по соответствующим областям знания. Однако если учесть современные темпы развития науки, это не может служить радикальному решению вопроса: при сохранении этих темпов и существующих форм научных публикаций к концу 20 в. число научных журналов и периодических изданий приблизится к 1 000 000!
Среди западных ученых сложилась ошибочная "теория предела" развития Н. (Оже, Буш, Прайс и др.), согласно к-рой прогресс Н. в недалеком будущем прекратится в силу того, что цивилизация будет насыщена Н. "Трагедия науки в действительности происходит единственно из ее слишком быстрых темпов развития", – пишет Луи Марлио (цит. по журн.: "Вопр. филос.", 1952, No 5, с. 117). Бурж. идеологи конфликт между прогрессом Н. и бурж. обществом стремятся истолковать как конфликт между Н. и обществом вообще. Но это ложный ход мысли.
Решение этой проблемы следует искать прежде всего в ликвидации социальных антагонизмов, разумной организации общества, а также в рационализации форм научных публикаций, в организации хранения и автоматизации поиска информации, в использовании совр. цифровой техники для логич., статистич., математич. и др. обработки материала. Все это предполагает логич. систематизацию научных дисциплин.
Возрастающее значение приобретает создание в широких масштабах справочных трудов – универсальных и отраслевых энциклопедий, терми-нологич. и др. словарей. Сказанное выдвигает на весьма видное место л о г и к у научного исследования. Одной из центральных проблем является разработка "метанаук" для различных областей знания, разработка формализованных языков для записи научных фактов (см. Метатеория).
Для современной Н. характерно нарастание абстрактности знания. Теоретические разделы Н. возвышаются до такого уровня, когда некоторые ее результаты не могут быть представлены наглядно. Все бóльшую роль приобретают абстрактные, логико-математические и знаковые модели, в к-рых нек-рые черты моделируемого объекта выражаются в абстрактных формулах.
Развитие Н. настойчиво требует взаимного обогащения, обмена идеями между различными, казавшимися далекими отраслями знаний. Встает проблема синтетических методов, охватывающих естествознание и обществ. Н.
Естественнонаучные приемы познания все больше проникают в обществ. Н. В историч. исследованиях они, напр., дают надежную основу для определения хронологии, уточнения историч. событий, открывают возможности быстрого анализа огромной массы исторических источников и фактов.
Одним из кардинальных путей взаимного оплодотворения различных Н. является применение методов одной или нескольких Н. для изучения объектов др. Н. Напр., биология получила мощный толчок в своем развитии в результате применения химич. и физич. методов, позволяющих уяснить взаимосвязь физич. и химич. явлений с биологическими. Биологи установили, что наследственность обусловлена ядром клетки, хромосомами, к-рые передают наследственные признаки. Оказалось, что один из самых интимных вопросов биологии зависит в своем решении в большой степени от химии и что жизнь есть химия не только белковых тел, но и др. химич. компонентов, нуклеиновых кислот.
Исключительно важной новой Н., возникшей в результате применения методов одних наук к изучению объектов из др. областей, является кибернетика, идеи и методы к-рой проникли в такие области, как физиология, биология, экономика, лингвистика и др. науки. С др. стороны, проводимые с кибернетич. точки зрения исследования биологич. систем открывают новые перспективы перед автоматикой, помогают выявлять новые принципы построения технич. систем. Создается действительно такое положение, когда, по одному остроумному замечанию, физиолог учит инженера, как строить автомат, инженер учит физиолога, как изучать мозг, математик учит биолога, как изучать явления жизни, а лингвиста – как изучить структуру языка; животные дают уроки того, как строить самолеты и вообще развивать технику, и т.д.
Взаимодействие различных методов в совр. науках, взаимопроникновение теоретич. и прикладных дисциплин, расчленение отд. Н. на разделы разного уровня абстракции и интеграция научного знания – все это является конкретным проявлением диалектики процесса познания.
Историч. тенденцией развития совр. Н. является ее движение к единой Н. коммунистич. общества. Основные ее черты вырисовываются уже теперь. Они выражаются в интеграции научного знания на основе его дифференциации, в стирании резких граней, разделяющих различные отрасли Н., в образовании Н. с большой широтой обобщения типа кибернетики, а также промежуточных областей типа биофизики, бионики, геохимии и др., цементирующих все здание Н. в единое целое, в проникновении методов одних наук в др. науки. Н. коммунистич. будущего – это единая Н. о различных областях природы, общества и мышления, где теоретич. разделы будут находиться в неразрывном единстве с эмпирическим, а то и другое – с практическим их применением; гуманитарные Н. будут находиться в единстве с естественнотехнич. Н., исторический аспект Н. – с логическим и методологическим и т.д.
С момента возникновения марксизма в истории научного познания четко обозначилась тенденция к единству в развитии наук о природе, об обществе и о мышлении. "Сама история является действительной частью и с т о р и и п р и р о д ы, становления природы человеком. Впоследствии естествознание включит в себя науку о человеке в такой же мере, в какой наука о человеке включит в себя естествознание: это будет о д н а наука" (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Из ранних произв.,1956, с. 596). Но в этом единстве, разумеется, сохранится качественное своеобразие каждого подхода и каждого предмета исследования. Это будет сложное единство с богатым внутренним расчленением, сцементированным единым научным мировоззрением и единой научной методологией – диалектическим и историческим материализмом.
Б. Кедров, А. Спиркин. Москва.
II. Наука о природе, естествознание
Естествознание – система Н. о природе (естеств. Н.), одна из трех осн. областей человеч. знания; теоретич. основа пром. и с.-х. техники и медицины; науч. фундамент филос. материализма, диалектич. понимания природы. Познание природы достигается в результате теоретич. и производств. деятельности человека. Естествознание имеет двоякую цель: 1) раскрытие сущности явлений природы, познание их законов и предвидение на их основе новых явлений и 2) указание на возможность использовать на практике познанные законы природы.
Предмет и структура естество-з н а н и я. Структура Н. о природе определяется прежде всего характером самой природы, как предмета этой Н. Природа есть движущаяся материя. Задача естествознания – познать ее законы и формы ее бытия, ее виды и формы ее движения. Отсюда вытекает определение предмета естествознания: "Познание различных форм движения... является главным предметом естествознания", – писал Энгельс (Маркс К. и Энгельс Ф., Избр. письма, 1953, с. 283). Структуру Н. о природе можно рассматривать в двух планах. Первый отражает последовательность усложнения самого ее объекта (т.е. различных видов материи и форм ее движения). Второй отражает ряд Н., в к-рых последовательно углубляется познание одного и того же объекта (или одного и того же круга явлений), начиная с Н., к-рые только описывают его и систематизируют данные о нем, и кончая Н., к-рые проникают в его сущность, отражают законы его историч. развития. В общем весь этот ряд Н. отвечает движению познания от явлений к сущности и от менее глубокой сущности к более глубокой. В этом сказывается внутр. логика развития Н., логика познания природы. Вопрос о структуре естествознания неразрывно связан с проблемой классификации Н. Связь Н. о природе отражает развитие природы, идущее от объектов более простых, низших, к более сложным, высшим.
Раздвоение ряда Н. вслед за химией отражает раздвоение процесса развития природы на неживую и живую, к-рое зарождается в пределах химии с того момента, когда химич. соединения дифференцируются на органич. и неорганич.
НАУКА
Такое раздвоение подготовляется на атомном и молекулярном уровнях структуры материи: из молекул образуются агрегаты (газообразные, жидкие, твердые – аморфные и кристаллич.), составляющие основу различных сфер нашей планеты или неживой природы (обл. геологии и родств. с нею Н.). С др. стороны, постепенное усложнение молекул углеродистых соединений приводит к образованию белков, к-рые составляют основу живой природы. Физика, химия, геология и биология относятся к числу основных отраслей современного естествознания. Их взаимная связь в самом первом приближении может быть выражена в виде общего ряда Н.
В совр. естествознании существует множество переходных Н., к-рые свидетельствуют об отсутствии к.-л. резких граней между различными его отраслями о взаимопроникновении ранее обособленных Н.
Каждая осн. отрасль естествознания подразделяется, в соответствии с изучаемыми ею более частными формами движения материи, на ряд науч. дисциплин; так, химия подразделяется на неорганич. и органич.(по характеру объекта) и аналитич. химию (по методу); биология – на зоологию и ботанику (по характеру объекта, но вместе с тем и по общему методу, поскольку обе они носят характер систематич. Н.), морфологию, анатомию и физиологию (по методу и вместе с тем по предмету: первые две изучают форму и внутр. строение организмов, физиология – их функции) и т.д.
Между естеств. Н. существуют такие взаимоотношения, к-рые отражают развитие целых совокупностей материальных объектов, включающих в себя различные формы движения. Так, астрономия изучает небесные тела и их системы, их происхождение (космогония) и Вселенную как целое (космология).
В результате абстрагирования от природы движущегося предмета и рассмотрения его движения лишь со стороны характеристики его перемещения в пространстве под воздействием внешних сил из физики выделяется особая отрасль естествознания – механика. Дальнейшее абстрагирование от качеств. физич. содержания явлений природы и ограничение их количеств. стороной лежит в основе математики. Предметом математики является не к.-л. особая форма движения материи, а абстрактно выделенная (количеств. и пространств.) сторона движения и взаимоотношения тел природы. Не будучи сама частью естествознания, математика тесно связана с ним и по отношению к нему выступает в качестве аппарата – особого приема исследования и обобщения опытного материала.
Связь естествознания с техникой и философией. При всей своей внутр. целостности, вытекающей из единства как самой природы, так и теории, естествознание представляет весьма сложное явление, обладающее различными сторонами и связями; оно взаимодействует с др. обществ. явлениями, причем само не относится ни к базису, ни к надстройке. Через технику, через практич. использование познанных законов природы естествознание связано непосредственно с пром-стью, с. х-вом, здравоохранением, средствами сообщения и связи и т.д. Через философию, борьбу партий в философии естествознание связано с борьбой классов в области идеологии.
Эту двоякую, или двустороннюю связь Н. отмечал Энгельс, говоря, что "...науки приняли в восемнадцатом веке свою Научную форму и вследствие этого сомкнулись, с одной стороны, с философией, с другой – с практикой" (Mapкс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 1, с. 608) (под Н. здесь имеется в виду естествознание, а под практикой – прежде всего произ-во, техника). Связь с техникой, с произ-вом является важнейшей для естествознания. Критикуя идеалистич. взгляд на генезис Н., Энгельс писал, что возникновение и развитие Н. обусловлены произ-вом и что Н. зависит от состояния и потребностей техники. Не только экспериментальная, но и теоретич. стороны естествознания целиком обязаны своим развитием произ-ву, поскольку потребность использования новых сил и веществ природы толкает ученых к более полному и глубокому ее изучению, открытию ее законов и обобщению эмпирич. материала. Естествознание начинает выступать как специфич. производит. сила. В Программе КПСС указывается, что прогресс Н. и техники в условиях социализма становится решающим фактором роста производит. сил общества.
При решении задач, выдвинутых запросами совр. техники, произ-ва, естествознание следует собств. относительно самостоят. путями развития, оперируя специфич. способами исследования природы, к-рые определяются внутр. логикой науч. познания.
В отношении общетеоретич. истолкования явлений природы естествознание тесно связано с философией, т.к. никакое научное обобщение невозможно без оперирования научными понятиями и приемами научной логики. Говоря о необходимости для естествознания вступить в теоретич. область исследования, Энгельс отмечал, что "...здесь эмпирические методы оказываются бессильными, здесь может оказать помощь только теоретическое мышление" ("Диалектика природы", 1955, с. 22), ибо "естествоиспытатели... без мышления не могут двинуться ни на шаг, для мышления же необходимы логические категории..." (там же, с. 164); последние разрабатываются философией.
Чем более широкий характер имеют теоретич. обобщения, тем теснее они связаны с философией. Отсюда возникает потребность в единстве между философией и естествознанием, в контакте между представителями обеих отраслей знания, в их взаимопомощи. Об этом писал еще Герцен. О союзе между философами-марксистами и естествоиспытателями в совр. историч. условиях говорил Ленин в статье "О значении воинствующего материализма": "...Союз с представителями современного естествознания, которые склоняются к материализму", чрезвычайно важен: без разрешения этой задачи "...воинствующий материализм не может быть ни в коем случае ни воинствующим, ни материализмом" (Соч., т. 33, с. 206–07). Без поддержки со стороны философов-материалистов "...крупные естествоиспытатели так же часто, как до сих пор, будут беспомощны в своих философских выводах и обобщениях. Ибо естествознание прогрессирует так быстро, переживает период такой глубокой революционной ломки во всех областях, что без философских выводов естествознанию не обойтись ни в коем случае" (там же, с. 208).
Одно из пагубных последствий культа личности состояло в отступлении от этих ленинских заветов, в их грубом нарушении. Примером этого являлась обстановка, к-рую создал в области биологич. наук Сталин, способствуя утверждению односторонних взглядов нек-рых догматиков-биологов. Ненормальное положение в данной области Н., мешавшее правильному развитию Н. и установлению дружеских контактов между самими естественниками, а также между ними и философами, продолжало отчасти сохраняться и после Сталина. Между тем одним из важнейших условий развития естествознания и всей Н. является свобода критики и творч. дискуссий. В Программе КПСС указывается на необходимость свободных товарищеских дискуссий в Н., содействующих творч. решению назревших проблем. Только при соблюдении этого условия будет в дальнейшем крепнуть союз естествоиспытателей и философов во всех областях Н.
Периодизация истории естество-з н а н и я. Обусловленность развития естествознания обществ.-историч. практикой ведет к тому, что каждому типу и уровню развития производит. сил, техники отвечает своеобразный период в истории естествознания. Развитие техники закономерно вызывает не только дальнейший рост естествознания, но и переход на качественно более высокую ступень познания природы. Естествознание как систематич. исследование природы возникло во 2-й пол. 15 в.; более ранние периоды его развития можно рассматривать как зачаточные или подготовительные к систематич. опытному изучению природы. В соответствии с этим в истории естествознания можно выделить след. периоды.
Первый период (зарождение элементов естествознания) характерен в основном для древности; его можно назвать натурфилософским, или наивно-диалектическим. Он зародился в странах Древнего Востока (Китай, Индия, Египет и др.) и получил наиболее полное выражение в Древней Греции, а также в Древнем Риме. В целом техника того времени была еще сравнительно слабо развита, несмотря на отд. выдающиеся технич. достижения древних мастеров. Из всех отраслей естествознания начали складываться в самостоят. Н. лишь механика и астрономия, к-рые обслуживались математикой; позднее стала выделяться химия в первонач. форме алхимии. Анатомия, медицина и др. Н. находились еще в зачаточном состоянии. Естествознание не смогло тогда выделиться в самостоят. отрасль знания, и естеств.-науч. воззрения того времени входили в единую филос. науку, т.е. носили натурфилософский характер. В первонач. картине природы было отражено гл. обр. "общее" (связь, движение, взаимодействие, развитие), но отсутствовало изучение частностей, без чего общая картина была неясна, расплывчата.
Аналитич. исследование природы зарождалось по мере того, как из единой до тех пор философии начиналось выделение первых отраслей естествознания. Однако полное отпочкование естеств. Н. от философии могло произойти только тогда, когда у общества появилась технич. потребность, для удовлетворения к-рой нужна была самостоят. Н.
Второй период характерен для средневековья (точнее, до 2-й пол. 15 в.). В изв. степени его можно назвать схоластическим, т.к. в условиях зап.-европ. средневековья Η., подобно схоластике, была смиренной служанкой церкви, утратила черты подлинной науки и выродилась в псевдонауч. придаток теологии и схоластики (астрология, алхимия, магия, каббалистика и т.п.). Прогресс техники на Западе до сер. 15 в. совершался крайне медленно. Техника того времени почти не нуждалась в систематич. изучении природы, поэтому она не оказывала заметного влияния на развитие естеств.-науч. знаний. Но все же и в это время (особенно начиная с 14 в.) шел, хотя крайне медленно, процесс накопления новых фактов, подготовивших переход к след. периоду в истории естествознания. Еще раньше такая подготовка уже происходила в странах Ближнего Востока, где народами Ср. Азии, арабами были сделаны многие важные естеств.-науч. открытия.
Период механического естество-з н а н и я, начавшийся с момента возникновения Н. о природе как систематической, экспериментальной Н. в эпоху Возрождения, отвечает времени возникновения и формирования капиталистич. отношений в недрах феод. строя в Зап. Европе (со 2-й пол. 15 в. и кончая примерно 2-й пол. 18 в.). 3десь особенно выделяется естествознание начала 17 в., связанное с именами Галилея, Бэкона и др. (формирование механич. естествознания), и естествознание конца 17 в. – начала 18 в., связанное с именем Ньютона (завершение этого процесса). В связи с тем, что господств. методом мышления стала в то время метафизика, этот период в естествознании можно также назвать метафизическим. Однако уже тогда во всех только еще возникавших его отраслях делались открытия, в к-рых обнаруживалась диалектика природы. Естествознание было связано с пром-стью, превращавшейся из ремесленного в мануфактурное произ-во. Энергетич. базой пром-сти служило тогда механич. движение; вставала задача изучить механич. движение, найти его законы. Мореплавание нуждалось в небесной механике; воен. дело выдвигало проблему баллистики. В связи с решением такого рода задач и развивалась механика. За механикой следовали химия и физика и уже потом – биология. Естествознание рассматриваемого периода стало механистическим, поскольку ко всем процессам природы прилагался исключительно масштаб механики. С таких позиций химики и физики разрабатывали в 17 в. атомистич. учение (Бойль, Ньютон и др.), идею сохранения движения (Декарт) и др. Без созданных в конце 17 в. анализа бесконечно малых и аналитич. геометрии, опирающейся на понятие переменной величины, были бы невозможны успехи механики и всего естествознания, ибо, напр., лишь дифференциальное исчисление дало естествознанию возможность изображать не только состояния, но и процессы, не только покой, но и движение. Тем самым уже математика начала подготовлять крушение метафизич. взгляда на природу, опиравшегося на затвердевшие категории и учитывавшего лишь постоянство и неизменность предметов природы.
Будучи связано в своей общетеоретич. части с филос. материализмом, естествознание служило идеологич. оружием в борьбе прогрессивных сил общества против господств. феод. идеологии. Борьба материализма против идеализма в значит. мере выступала как борьба естествознания, опиравшегося на опыт, против религии и ее союзника – схоластики, опиравшихся на авторитет "отцов" церкви и священных книг. Начавшийся период в развитии естествознания означал систематич. переход к анализу явлений природы. Это сказалось в появлении и развитии таких направлений в опытном исследовании природы, к-рые предполагали расчленение целого на его составные части (анатомия растений и животных, аналитич. химия, учение о физич. "силах" и т.д.). Особенно глубоко такое расчленение было осуществлено в механике, где анализ был доведен до отчленения материи (в виде инертной массы) от источника ее движения (превращенного во внешнюю "силу"), от пространства и времени, превращенных в абсолютные (пустые и неподвижные) формы бытия, к тому же оторванные друг от друга. Этот анализ лег в основу системы механики Ньютона, к-рый завершил данный период в истории естествознания. Однако расчленение природы, проводимое учеными в целях лучшего ее познания, постепенно превращалось в привычку представлять природу состоящей из неизменных вещей, лишенных развития и взаимной связи. Так сложился метафизич. взгляд, в основу к-рого было положено представление об абс. неизменности природы. Возникли метафизич. учения о невесомых "материях", воплощавшие идею обособленности и неизменности "сил" природы. Признание неизменности и обособленности предметов, явлений природы исключало возможность дать в конечном счете их происхождению материалистич. объяснение, пришлось прибегнуть к т.н. первоначальным толчкам, т.е. божеств. актам творения (первотолчок по Ньютону, якобы данный богом планетам; божественное сотворение органич. видов по Линнею и т.д.). Это определило осн. противоречие тогдашнего естествознания: "Революционное на первых порах естествознание оказалось перед насквозь консервативной природой, в которой и теперь все было таким же, как в начале мира, и в которой все должно было оставаться до скончания мира таким же, каким оно было в начале его" (Энгельс Ф., Диалектика природы, с. 153). В середине и 2-й пол. 18 в. началась подготовка крушения этого взгляда на природу: в 40–60-х гг. Ломоносов (атомно-кинетич. концепция в химии и физике, закон сохранения материи и движения, историч. взгляд на образование слоев земли); Кант и Лаплас, создавшие космогонич. гипотезу; К. Ф. Вольф, выдвинувший идею развития в биологии, и др.
Период эволюц. идей в естество- з н а н и и начался примерно в 1-й трети 19 в.; его можно было бы назвать также стихийно-диалектическим, в связи с тем, что с этого момента начинается стихийное проникновение диалектики широким фронтом в естествознание. Пром-сть достигает стадии крупного машинного произ-ва, начавшего развиваться еще в конце 18 в., – технич. переворот, связанный с изобретением и применением рабочих машин. Энергетич. базой пром-сти становится паровой двигатель. В связи с этим преимуществ. развитие механики перестает удовлетворять потребностям произ-ва. На первый план выдвигаются физика и химия, изучающие взаимопревращение и взаимосвязь различных форм движения: термодинамика (теплота и механич. движение – работы С. Карно), электрофизика, электрохимия (электричество и теплота, химизм и электричество – работы В. В. Петрова, Дэви, Фарадея и др.). В химии получает развитие химич. атомистика (в работах Дальтона, Берцелиуса и др.), способствующая ликвидации разрыва между веществами неживой и живой природы (первый органич. синтез – искусств. приготовление мочевины – Велером, выступление химика Шеврёля против витализма). В геологии развивается историч. взгляд на земную кору (теория медленного развития Земли Лайеля); в биологии складывается эволюц. теория (Ламарк и др.), возникают палеонтология (Ж. Кювье) и эмбриология (К. М. Бэр).
Возникла необходимость в сочетании анализа с синтезом в целях теоретич. охвата накопленного опытного материала. В естествознании получили развитие такие приемы исследования, к-рые позволили раскрывать связи между различными, ранее разорванными областями Н. (элементы сравнит. метода в анатомии, в климатологии, в географии). В химии такой синтез осуществлялся и теоретически (с помощью атомистич. теории) и экспериментально (с помощью органич. синтеза). В естествознании подготовлялась закономерная смена метафизич. взгляда на природу диалектическим. Особенно этому способствовали 3 великих открытия: создание клеточной теории Пуркине и в особенности Шлейденом и Шванном; открытие закона сохранения и превращения энергии Р. Майером и др.; создание Дарвином эволюционной теории.
За этим последовали новые выдающиеся открытия: создание теории химич. строения Бутлеровым, открытие периодич. закона химич. элементов Менделеевым, разработка химич. термодинамики Вант Гоффом и Гиббсом и мн. др. В результате всех этих открытий диалектика все глубже проникала в естествознание. Однако уже с нач. 19 в., а особенно после европ. революций 1848 в силу причин, лежащих вне самого естествознания, положение коренным образом изменилось. Как раз в то самое время, когда естествознание 19 в. стало доказывать наличие объективной диалектики в природе, диалектика стала всячески изгоняться из Н. и третироваться представителями официальной философии.. В силу этого естествоиспытатели, нуждавшиеся в диалектич. методе, вынуждены были пользоваться старыми идеалистич. и метафизич. системами; это сильно тормозило развитие естествознания. Влияние бурж. мировоззрения сказывалось и в отстаивании идеалистич. и агностич. взглядов на природу. В подобных условиях диалектика могла лишь стихийно проникать в естествознание. В результате возникло осн. противоречие в естествознании этого периода – между объективным содержанием делаемых открытий, подтверждавших материалистич. диалектику, и субъективными оценками и истолкованием этих же открытий учеными в духе идеализма и метафизики: "...этот конфликт между достигнутыми результатами и укоренившимся (метафизическим. – Ред.) способом мышления вполне объясняет ту безграничную путаницу, которая господствует теперь в теоретическом естествознании и одинаково приводит в отчаяние как учителей, так и учеников, как писателей, так и читателей" (Энгельс Ф., Анти-Дюринг, 1957, с. 23). Анализ всего этого периода в естествознании дан в классич. произведениях основоположников марксизма (особенно в работе Энгельса "Диалектика природы"), касающихся филос. оценки современных им открытий и обобщающих эти открытия с позиций диалектич. материализма.
Период революции и кризиса в естествознании. Капитализм на рубеже 19 и 20 вв. вступил в стадию империализма, в связи с этим появились новые обстоятельства, оказывающие на естествознание как стимулирующее, так и тормозящее влияние. В этот период особенно ясно выступает связь естествознания с техникой. В 20 в. форсируется развитие ведущих отраслей естествознания: физики (атомная энергия, радиолокация, средства связи, автоматика и кибернетика и т.д.); химии – синтез высокополимерных соединений, в особенности играющих роль стратегич. сырья (каучук, искусств. волокно, синтетич. топливо), получение легких сплавов для авиации и др.; бурное развитие авиации стимулировало разработку аэродинамики и т.д. Энергетич. базой пром-сти в нач. 20 в. становится не только пар, но и электричество, а также химич. энергия (двигатели внутр. сгорания). Выдвигаются такие громадные технич. задачи, как открытие способов передачи энергии на большие расстояния. Стимулирующее воздействие на естествознание новых потребностей техники привело к тому, что в сер. 90-х гг. 19 в. началась, по определению Ленина, "новейшая революция в естествознании", прежде всего в физике: открытие электромагнитных волн (Герц), лучей Рентгена, радиоактивности (А. Беккерель), радия (М. Кюри-Склодовская и П. Кюри), электрона (Дж. Дж. Томсон), светового давления (Лебедев), первых законов, изучаемых квантовой теорией (Планк), изобретение радио (Попов) и др. Позднее на основе периодич. закона Менделеева и этих физич. открытий была создана модель атома (Н. Бор). Революция в физике сопровождалась крушением прежних метафизич. взглядов на атомы, как на неизменные, неделимые, последние частицы материи, на механич. массу, на пространство и время, на движение и его формы; новые физич. открытия подтверждали диалектич. материализм. Однако в обстановке империализма эта революция в естествознании сопровождалась кризисом его методологич. основ, к-рый вызван активизацией идеализма и религии. В таких условиях часть ученых на рубеже 19–20 вв. перешла в лагерь идеализма и повела активную борьбу против материализма внутри самого естествознания. Так возник "физический" идеализм (махизм, энергетизм). "С у т ь кризиса современной физики состоит в ломке старых законов и основных принципов, в отбрасывании объективной реальности вне сознания, т.е. в замене материализма идеализмом и агностицизмом" (Ленин В. И., Соч., т. 14, с. 245). Прогресс Н. и одноврем. использование его для реакц. филос. выводов – таков глубоко антагонистич. характер развития естествознания в эпоху империализма в капиталистич. странах. "Реакционные поползновения порождаются самим прогрессом науки. Крупный успех естествознания, приближение к таким однородным и простым элементам материи, законы движения которых допускают математическую обработку, порождает забвение материи математиками. "Материя исчезает", остаются одни уравнения" (там же, с. 294). Это положение вещей продолжало сохраняться в естествознании и позднее, вследствие чего новые физич. теории, напр. квантовая механика, при самом своем возникновении были истолкованы идеалистически; положит. физич. содержание новых теорий нередко переплеталось (особенно в области новых физич. понятий) с их идеалистич. истолкованием. Т.о., кризис совр. физики не означает прекращения ее дальнейшего развития, как это утверждают механисты, но означает паразитирование филос. реакции на дальнейшем росте физики, на революции в ней. Анализ данного периода в естествознании дан в произведении Ленина "Материализм и эмпириокритицизм".
Период диалектико-материалистич. развития естествознания. В этот период естествознание вступает при социалистич. строе, когда ликвидированы в корне антагонистич. противоречия, свойственные капиталистич. строю. Это естествознание Энгельс называл "сознательно-диалектическим" (см. "Анти-Дюринг", 1957, с. 12, прим.). Плановое социалистич. х-во, бурный рост производит. сил, техники всесторонне стимулируют развитие Н. Ученые социалистич. стран на базе диалектич. материализма успешно ликвидируют кризис естествознания и преодолевают прежнюю стихийность и непоследовательность применения диалектики, что обусловливало до сих пор слабость позиций материализма в естествознании. В капиталистич. странах все больше и больше расширяется фронт передовых ученых, к-рые отстаивают в интересах мира между народами и процветания мировой культуры значение передового естествознания, служащего мирному развитию пром-сти и техники, росту благосостояния трудящихся масс. Для ряда прогрессивных ученых капиталистич. стран (Бернал, Ланжевен, Жолио-Кюри и мн. др.) характерен переход от стихийного материализма на позиции диалектич. материализма, на путь сознательного его применения.
В произведениях Ленина после 1917, особенно в статье "О значении воинствующего материализма", характеризуется совр. естествознание с позиций диалектич. материализма и определяются задачи ученых в области естествознания. "В век бурного развития науки еще большую актуальность приобретает разработка философских проблем современного естествознания на основе диалектического материализма, как единственно научного метода познания" (Программа КПСС, с. 127).
Перечисленные осн. периоды в истории естествознания подразделяются на более мелкие этапы, в течение к-рых получают развитие характерные особенности каждого периода. Напр., кризис естествознания в странах капитализма прошел этапы: до 20-х гг. 20 в. (связан с открытием электрона, радиоактивности, кванта), с 20-х до начала 40-х гг. 20 в. (связан с квантовомеханич. и релятивистскими концепциями); с 40-х гг. по настоящее время (связан с овладением атомной энергией, проникновением в глубь атомного ядра и его частиц, с созданием кибернетики, космонавтики, молекулярной биологии).
Узловые проблемы диалектики совр. естествознания. Узловыми проблемами диалектики совр. естествознания могут считаться те, в к-рых наиболее полно и всеобъемлюще раскрывается диалектика природы на нынешнем этапе его развития. К таким проблемам относятся:
а) Раскрытие всеобщей связи явлений природы, их взаимных переходов, их взаимообусловленности. С особенной отчетливостью эта диалектика раскрывается во взаимосвязи между неживой и живой природой: учение о сущности жизни как форме существования сложных полимеров (белков и др.) и их химизме; гипотеза о происхождении жизни из неживой материи химич. путем; учение о физико-химич. основах наследственности и др. свойств и сторон жизнедеятельности организмов; результаты применения кибернетики к изучению различных жизненных функций. Усложнение структуры совр. естествознания – появление в нем новых переходных и промежуточных наук – есть следствие осн. процесса все более полного раскрытия объективной диалектики природы. Непонимание диалектики взаимосвязи различных форм движения и отражения ее в виде взаимосвязи Н. приводит к двум ошибкам противоположного характера. Одна состоит в недооценке или отрицании специфики высшей формы движения, в попытке "сводить" ее к более низким формам, из к-рых она возникла исторически и к-рые входят в нее как в "главную" в виде "побочных" (снятых или превзойденных) форм движения. Другая ошибка состоит в отрицании или недооценке связи высшей формы движения с низшими, в попытке оторвать ее от них, абсолютизировать ее специфику, превратить ее в нек-рое вполне обособленное от всей остальной природы "начало" (подобное "жизненной силе" в биологии). Обе ошибки преодолеваются, если к соотношению форм движения в природе подходить не с метафизич., а с диалектич. позиций.
б) Движение познания к сущности явлений природы, раздвижение достигнутых ранее пределов познания объекта. Это движение имеет два взаимно противоположных направления: в глубь материи, в область микрокосмоса (или атомного мира) и в ширь материи, в область макрокосмоса (или мира небесных тел). С проникновения в микрокосмос исторически началась новейшая революция в естествознании, а вместе с ней и само совр. естествознание. Открытие электрона и в особенности создание квантовой теории, опирающейся на планковскую универсальную константу, играющую роль как бы пограничного столба между двумя областями – макро- и микроявлений, явились замечат. обнаружением диалектики природы и диалектики ее познания человеком. С тех пор совр. естествознание каждым своим открытием в области микропроцессов доказывает вновь и вновь положение Ленина о неисчерпаемости любой сколь угодно малой частицы материи и "вообще бесконечность материи вглубь..." (Соч., т. 38, с. 101). Проникновение физики в глубь "элементарных" частиц, выяснение того, что они обладают сложной внутр. структурой, служит подтверждением этой объективной диалектики природы. С др. стороны, совершается проникновение человека в космос. Исключительно большие победы Н. и техники достигнуты благодаря запуску сов. ракет, спутников, лунников и космических кораблей, несущих на своем борту космонавтов. Благодаря этому естествознание перестало быть геоцентрическим. Дальнейшие тенденции развития совр. естествознания: все более широкое проникновение в космос. Раскрывающаяся при этом объективная диалектика природы служит опровержением агностицизма и свидетельством всесилия человеч. разума и безграничных возможностей человека познавать природу и овладевать ею.
в) Обнаружение нераздельности материи и форм ее бытия (движения, пространства и времени). Это с особенной ясностью происходит при проникновении естествознания в глубь и в ширь материи: преодолевается механистич. представление о разделенности материи и движения о независимости значения массы тел от скорости их движения, о разобщении осн. форм бытия (каковой разрыв допускался в ньютоновском представлении об абсолютных, или "чистых", пространстве и времени) и идеалистич. отрыв движения, или энергии, от материи ("энергетизм"), пространства и времени от материи. Из относительности теории выведены: а) релятивистские соотношения, показывающие, что масса тела количественно меняется в зависимости от скорости его движения, и фундаментальный закон взаимосвязи и неразрывности массы и энергии (закон Эйнштейна), широко подтвержденный на ядерных реакциях, в частности на явлении "дефекта массы". Тем самым объективная диалектика природы подтверждает филос. положение диалектич. материализма е неразрывности материи и движения, о том, что нет материи без движения и нет движения без материи. Теория относительности раскрыла единство пространства и времени и их зависимость от внутр. структуры материи и от движения материи. Дальнейшие тенденции развития естествознания идут в этом же направлении (напр., при изучении природы "элементарных" частиц).
г) Взаимосвязь принципа развития природы с принципом единства природы. Развитие совр. естествознания идет в сторону все более полного и последоват. раскрытия взаимосвязи указанных двух принципов диалектики. Этим подтверждается ленинское указание, что "...всеобщий принцип развития надо соединить, связать, совместить с всеобщим принципом е д и н с т в а м и р а, природы, движения, материи..." (там же, с. 251). Конкретно это выражается в том, что строение, структура вещи или системы вещей (выражающая связь ее элементов) трактуется как закономерный результат происхождения этой вещи или системы вещей. Следовательно, структурный и генетич. разрезы вещи совпадают в конечном счете и должны приводить различными путями к одним выводам. Такое совпадение обнаруживается в области представлений о строении и происхождении физич. микрообъектов ("элементарных" частиц, атомных ядер, атомов или химич. элементов), основой к-рых служат законы, подобные периодич. закону Менделеева. К выяснению строения "элементарных" частиц и ядер физика подходит здесь со стороны анализа тех превращений, к-рые они испытывают. Такое же совпадение составляет руководящую нить для исследований в области звездной (Амбарцумян) и планетной (В. Г. Фесенков, О. Ю. Шмидт) космогонии: при разработке космогонич. концепций необходимо исходить из учета совр. строения космич. систем с тем, чтобы показать, как оно возникло исторически. Отмеч. совпадение особенно сказывается в биологии, является по сути дела руководящим принципом всей эволюц. теории органич. природы и сравнит. метода во всех отраслях биологии. Тенденции развития естествознания идут в направлении дальнейшего еще более тесного взаимопроникновения и взаимообоснования обоих отмеч. принципов, в к-рых также все полнее и глубже раскрывается объективная диалектика природы.
д) Раскрытие ядра диалектики природы. Ядром диалектики является, по Ленину, "...учение о единстве противоположностей" (там же, с. 215). Общая схема проявления единства противоположностей, данная Лениным (см. тамже, с. 357), получила глубокое развитие в совр. естествознании. В области физики и механики ядро диалектики выступило как противоречие прерывности и непрерывности прежде всего благодаря раскрытию противоречивой природы микрообъектов – их корпускулярно-волнового характера. Теория относительности раскрыла единство противоположных проявлений массы как фундаментального физич. свойства материальных тел: массы покоя и массы движения. В области микропроцессов развилось и усложнилось представление о противоположности свойств микрообъектов, к-рое раньше выступало гл. обр. в форме противоположности положит. и отрицат. электричества. Установлено теперь, что любая микрочастица вещества имеет свой диалектич. антипод в виде соответств. ей античастицы. По значению такого специфич. квантовомеханич. свойства, как "спин", микрочастицы могут находиться в противоположных состояниях, как если бы они могли вращаться в двух прямо противоположных направлениях вокруг своей оси. Противоречивость обнаруживается и в том, что одни частицы относительно устойчивы, стабильны и могут сохраняться неопределенно долго; другие же, напротив, неустойчивы, нестабильны, склонны к спонтанному распаду (радиоактивны) и обладают огранич. временем жизни.
Ядро диалектики природы выступает и в виде противоречивой характеристики различных сторон универсальной закономерности связи явлений мира, в частности в виде соотношения динамич. закономерности, к-рой подчиняется отд. индивид, и статистич. закономерности, присущей целому коллективу индивидов, или их ансамблю.
Единство противоположностей в биологич. эволюции проявляется в форме единства случайности и необходимости, прерывности и непрерывности; оно проявляется в виде единства целостности и дискретности живых организмов и т.д. В более широком смысле ядро диалектики природы выступает как единство макро- и микрокосмоса, неживой и живой природы и мн. др. Тенденция развития естествознания направлена к раскрытию единства и "борьбы" противоположностей во всех областях природы.
е) Обнаружение качеств. изменений, различий в природе. Раскрытие диалектики природы находит свое выражение в установлении качеств. различий явлений природы там, где раньше предполагали их полное, или абстрактное, тождество. Такое тождество допускалось еще в 1-й четверти 20 в. между строением макро- и микрокосмоса: атом трактовался как в принципе полное подобие миниатюрной солнечной системы, где вокруг ядра, как центрального тела системы, обращаются по строгим орбитам шарики-электроны в качестве микропланет. Квантовая механика в корне разрушила идею полного, механич. тождества макро- и микрообъектов, раскрыв специфику последних, обусловленную тем, что электроны суть не шарики, а сложные образования, обладающие корпускулярно-волновой природой. Тем не менее единство обеих областей природы – макро- и микроявлений было сохранено в форме конкретного тождества, в к-рое органически включено и различие. Следовательно, здесь выступило тождество в различии, единство в многообразии.
Особенно важное значение приобретает проблема скачка и связанная с ней проблема специфичности законов в каждой области природы. Преодолевая механицизм, естествознание вынуждено признать, что, напр., биологич. закономерности качественно отличны не только от социальных, но и от физико-химических, подобно тому, как жизнедеятельность организма не есть простая совокупность механич., физич. и химич. процессов, хотя она предполагает их и включает их в себя в качестве "побочных", или подчиненных, форм движения.
Проблема скачка составляет основу многих сложных, еще нерешенных вопросов совр. естествознания, в т.ч.: о внутр. механизме взаимного превращения "элементарных" частиц, т.е. скачка при переходе от одних частиц к другим, качественно отличным от них (напр., от фотонов к электрону и позитрону при "рождении пары"); о переходе от протозвездной материи к звездным системам и от первоначальной диффузной материи, окружавшей Солнце, к планетам; о переходе от неорганич. материи к жизни, от неощущающей материи к ощущающей, от ощущения к мышлению; о видообразовании, т.е. о качеств. изменениях и переходах от одного вида к другому в живой природе; о переходе от высших обезьяноподобных предков человека к человеку (проблема антропогенеза) и т.д. В постановке и решении таких вопросов наблюдается антидиалектич., ненауч. тенденция представлять скачок, или переход, от одного качества к другому не в виде историч. процесса, имеющего определ. длительность во времени, а в виде внезапного, одноактного события (катастрофы, взрыва, разового удара), практически лишенного развития во времени. Тем самым эти концепции противоречат идее эволюции, лежащей в основе всего совр. естествознания. Противоположные концепции строятся на основе признания постепенности развития, перерывом к-рой оказывается скачок как качеств. изменение; но сам скачок, будучи перерывом количеств. постепенности, может протекать как постепенно и длительно развивающийся во времени процесс. На этой основе строятся прогрессивные концепции в совр. естествознании. Тенденция его развития направлена к тому, чтобы ликвидировать остатки метафизич. учений о внезапных, якобы ничем не обусловленных, "катастрофах" и "взрывах" и утвердить последовательно идею развития природы.
ж) Выяснение соотношения между материей и сознанием и законом функционирования сознания. Решение этой проблемы идет с двух сторон. Ее решает учение о высшей нервной деятельности. С иной стороны к этой же проблеме подходит кибернетика, к-рая раскрывает единство в явлениях, протекающих в неживой и живой природе и в человеч. мозгу, трактуя это единство явлений как их далеко идущую аналогию. Проникновение кибернетики во все отрасли естествознания, в т.ч. и биологию, будет способствовать их быстрому прогрессу.
з) Ведущая роль физики как лидера совр. естествознания. Главенствующее положение, к-рое заняла физика с начала новейшей революции в естествознании, объясняется тем, что именно физика сыграла решающую роль в проникновении сначала в микрокосмос (в конце 90-х гг. 19 в.), а затем в макрокосмос (в конце 50-х гг. 20 в.), что именно она является гл. теоретич. основой развития всей совр. техники (электроника, автоматика, механизация произ-ва). Далее, именно физика позволяет остальным отраслям естествознания (астрономии, химии, геологии, биологии и др.) раскрывать основы и генезис изучаемых ими явлений природы, связывая их с физич. процессами, к-рые сопутствуют им или вызывают их. Вот почему в решении XXI съезда КПСС сказано: "Ведущее место в естествознании занимают физические науки, от успешного развития которых зависит движение вперед смежных наук и народного хозяйства. Дальнейшие перспективы технического прогресса определяются в настоящее время прежде всего достижениями основных направлений физической науки... Значение комплекса биологических наук будет особенно возрастать по мере использования в биологии достижений физики и химии" (Материалы внеочередного XXI съезда КПСС, 1959, с. 243).
Вместе с тем открытия физики начиная с 1895 имели исключительно большое значение для развития материалистич. философии и диалектики в части учения о материи и ее структуре, о движении как форме существования материи, о пространстве и времени, о причинности и типах закономерности в природе и т.д. Все это обусловлено тем, что физика имеет дело с относительно самыми простыми, "элементарными" видами материи и формами ее движения, типами ее внутр. связей, с наиболее общими формами всякого бытия. Объекты всех др. естеств. наук исторически, в ходе развития природы, так или иначе возникли из тех, к-рые изучает физика. Но, не выяснив генезиса этих более сложных объектов природы (химич., биологич. и др.), нельзя понять и их собств. сущности. Поэтому прогресс естествознания на совр. уровне его развития состоит в том, чтобы раскрыть генетич. и структурную связь всех высших форм движения материи (включая и те, к-рые совершаются в мозгу человека) с физическими. Когда эта задача будет выполнена, возможно, что ведущая роль лидера перейдет к к.-н. другой отрасли естествознания, напр. к биологии, или к ряду Н. одновременно, напр. к физике, астрономии, биологии и др. В истории естествознания однажды уже возникала аналогичная ситуация: в 17–18 вв. ведущей отраслью естествознания была механика, к-рая изучала простейшую по тому времени форму движения материи. Это обусловило то, что масштаб механики применялся ко всем процессам природы. Но к началу 19 в., когда задача изучения механич. стороны у тел и явлений природы была в основном выполнена, ведущая роль перешла от механики к трем другим отраслям естествознания – физике, химии и биологии. Если 18 в. был веком механики, то 19 в. стал веком пара, атомистики и дарвинизма.
Возможно, что на новой, более высокой ступени развития естествознания история повторится в несколько иной форме, когда генезис и структура более сложных форм движения будут в основном выяснены с помощью физики. Но пока – это лишь тенденция развития совр. естествознания, к-рая может реализоваться в более или менее отдаленном будущем.
Б. Кедров. Москва.
III. Науки о человеке и обществе
Общественные Н., социальные Н.; употребляется также название гуманитарные Н. – совокупность Н. о человеке и обществе, которые отличают от Н. о природе (естествознания) и практическом использовании ее законов. В составе гуманитарных Н. выделяют Н. о мышлении. Обществ. Н. представляют собой систему всех областей знания об обществе, законах его возникновения и развития; о его структуре, отд. элементах этой структуры и различных сторонах обществ. жизни; об общественном бытии, общественном сознании и их взаимодействии; о человеке, его формировании, деятельности, развитии, положении; о человеч. общностях: классах, нациях, группах и отношениях между ними; о материальной и духовной культуре.
Поскольку природа является предпосылкой возникновения и существования общества, существуют Н., находящиеся на стыке обществ. и естеств. Н. (антропология, география, медицина и др.). К особой области относится философия как Н. о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления. Существуют обществ. Н., изучающие отд. стороны, процессы, явления общества: экономику, политику, право, гос-во, язык, лит-ру и т.д., к-рые охватывают все проявления обществ. жизни. Однако простая совокупность обществ. Н. не дает еще представления об обществе как целостной системе. Поэтому наряду с Н., изучающими обществ. сферы, явления и процессы, существует Н., исследующая развитие общества в целом. В качестве общего метода марксистских обществ. Н. и метода преобразования общества выступает исторический материализм.
Специфика познания обществ. я в л е н и й. Предметное единство мира определяет предметное и методологич. единство познания природы и общества, принципиальное единство логич. структуры естеств. и обществ. Н. Но наряду с этим единством существуют специфич. особенности познания обществ. явлений, обусловленные характером общества как особого – социального – образования. Поэтому неправомерно как противопоставление, разрыв естественнонаучного и социально-историч. познания, так и их отождествление, подмена предмета обществознания явлениями природы и ограничение его метода методами естествознания. Общество является продолжением природы и потому обществ. Н. включает анализ его естеств. предпосылок. Так, Маркс говорил о естеств. основе ряда социальных категорий (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 31, с. 209).
Общество прежде всего является наиболее сложным объектом изучения по сравнению с объектом естеств. Н. Специфич. особенность познания общества обусловлена тем, что люди сами творят свою историю, являются, по словам Маркса, одновременно и актерами и авторами своей всемирно-историч. драмы. Изменяющийся характер общества также влияет на его познание, т.к. анализируемые процессы весьма скоро становятся историей, а изучение истории находится под влиянием настоящего. Теории прошлого с необходимостью переосмысливаются в свете настоящего. Познание общества, подчеркивал Энгельс, носит "...по существу относительный характер, так как ограничивается выяснением связей и следствий известных общественных и государственных форм, существующих только в данное время и у данных народов и по самой природе своей преходящих. Поэтому, кто здесь погонится за окончательными истинами в последней инстанции, за подлинными, вообще неизменными истинами, тот немногим поживится, – разве только банальностями и общими местами худшего сорта..." (там же, т. 20, с. 90). Существует опасность абсолютного релятивизма в обществ. Н., к-рая выражается, напр., в бурж. теориях презентизма. Марксизм отвергает подобный релятивизм, однако необходимость развития общественных теорий несомненна, что связано как с развитием самого объекта, так и с изменением понимания его сущности. В этом смысле все обществ. Н. являются историческими, т.к. исследуют "...условия жизни людей, общественные отношения, правовые и государственные формы с их идеальной надстройкой в виде философии, религии, искусства и т.д. ...в их исторической преемственности и современном состоянии..." (Энгельс Ф., там же).
В каждую эпоху существуют исторически обусловленные, пределы познания обществ. явлений, определяемые развитием материальных условий жизни общества. Но поскольку обществ. H. исследуют область экономич., политич. и идеологич. отношений людей, они тесно связаны с классовыми интересами. Обществ. Н. или поддерживают или отвергают определ. обществ. строй, и это определяет отношение к ним господствующих классов, извлекающих выгоды из существующей обществ. организации. В обществе с антагонистич. классовыми противоречиями не может быть "беспристрастной" социальной науки. Классовые отношения, классовые позиции мыслителей каждой эпохи в значит. мере определяют развитие познания общества. Вместе с тем следует различать честную позицию того или иного теоретика и прямую апологию существующего строя. Так, Маркс отмечал научную честность идеолога пром. буржуазии Рикардо и клеймил Мальтуса, выводы к-рого "...по научным вопросам сфабрикованы "с оглядкой" на господствующие классы вообще и на реакционные элементы этих классов в особенности; а это значит: Мальтус фальсифицирует науку в угоду интересам этих классов" ("Теории прибавочной стоимости", ч. 2, 1957, с. 113).
Сдвиги в развитии человеч. мысли об обществе приходятся в особенности на революц. эпохи, когда назревает кризис существующих отношений и достаточно укрепляются элементы новых обществ. отношений, позиции новых обществ. классов, выдвигающих и своих теоретич. представителей.
Специфика познания обществ. явлений состоит еще и в том, что результат историч. развития приобретает в глазах мн. людей прочность естеств. и единственно возможных форм обществ. жизни. Маркс отмечал, что "размышления над формами человеческой жизни, а следовательно, и научный анализ этих форм, вообще избирает путь, противоположный их действительному развитию. Оно начинается post festum (задним числом), т.е. исходит из готовых результатов процесса развития" ("Капитал", т. 1, 1955, с. 82). В этом смысле важнейшее значение для познания общества имеет зрелость самого объекта исследования, т.к. только его развитые формы служат необходимой предпосылкой истинного научного познания.
Отсутствие подобной предпосылки, попытки создания обществ. теорий, не опирающихся на развитую действительность, служили и служат осн. причиной рождения нежизненных идеалов, ложных идеологич. систем и утопич. построений. Возникновение марксизма, как подлинной Н. об обществе, становится возможным только на опред. ступени развития общества и его познания. Вместе с тем следует подчеркнуть, что специфика п о з н а н и я обществ. явлений вовсе не означает специфику з н а н и й об обществе в логич. и методологич. плане. И для совр. естеств. и для совр. обществ. Н. единственно научной методологией является материалистич. диалектика. Рассматривая развитие общества как естественноисторич. процесс, Маркс и Ленин подчеркивали необходимость точности его объяснения, не уступающей методам естествознания.
Становление Н. об обществе.
Зачатки знаний об обществе составляли часть единой и нерасчлененной философии древности и были ответом на практич. вопросы, выдвигавшиеся жизнью, попытками понять смысл и цель существования мира и человека. Первоначальные социальные знания основывались на непосредственном наблюдении. С расширением историч. опыта человечества, развитием контактов между народами возникают социальные теории, содержащие оценки и соответствующие предписания человеч. поведения. Потребности производства, необходимость организации жизни общества в соответствии с интересами существовавших социальных групп, задачи обучения вступавших в жизнь поколений – вот проблемы, на к-рые давали ответ социальные теории. Они или оправдывали существовавшее положение или содержали описание желаемых форм жизни людей. Естественно, что они отражали неразвитость обществ. отношений, господствующую обществ. структуру, незначительный историч. материал. Уже в античности наряду с общими социальными теориями (Демокрит, Платон, Аристотель) возникают и зачатки частных обществ. Н. – истории, географии (Геродот, Фукидид, Полибий, Страбон). Однако предметом истории было, напр., простое описание событий в хронологич. последовательности. Развитие законодательства в сложное объемистое целое приводит к выделению профессиональных правоведов и возникновению правовой Н. (общая теория права, гос. право, гражданское право). Так, римские юристы дали тонко разработанную систему отношений товаропроизводителей. Представления античности об обществе надолго сменяются религ. мировоззрением, отвергавшим всякое научное истолкование явлений обществ. жизни, но содержавшим постулаты и догмы, освящавшие существовавший феод. строй (Августин, Боссюэ, Фома Аквинский).
Серьезные сдвиги в познании обществ. явлений связаны с возникновением и развитием капитализма. Рождение опытного естествознания оказало значит. влияние на развитие представлений об обществе. В этот период (16–18 вв.) обществ. теории все еще входят составной частью в общую филос. систему взглядов того или иного мыслителя. Господствует стремление к непосредственному выведению социальных законов из законов механики. Это было связано с представлением о существовании единого универсального закона, охватывающего всю совокупность явлений природы и общества, рассматриваемого как простое продолжение первого и, соответственно, о возможности единой, строго дедуктивной, универсальной Н., в к-рой слились бы все существовавшие области знания. Были выдвинуты идеи естественного права и общественного договора, к-рые служили теоретич. основой развивавшихся взглядов на гос-во, право, хозяйство, политику (Гроций, Спиноза). По аналогии с физич. представлением об атомах, общество мыслилось как механич. соединение абстрактных индивидов, различавшихся лишь по степени преобладания тех или иных свойственных всем качеств. что было отражением обособленности индивидов капиталистич. общества. Эти представления об обществе послужили исходным пунктом в теориях политич. экономии. Ее отпочкование от других наук, начатое физиократами, связано с работами У. Петти и полностью оформляется А. Смитом и Рикардо. "У А. Смита политическая экономия развилась в некоторую целостность, охватываемая ею область получила до известной степени законченные очертания..." (Mapкс К., Теории прибавочной стоимости, ч. 2, 1957, с. 158). Смит и Рикардо разработали теоретич. оружие революц. буржуазии и программу ее экономич. политики.
В пределах философии получает отчетливые очертания философия истории, что связано с именами Вико, Вольтера, Гердера, Кондорсе, Монтескьё, Руссо и особенно Гегеля, система к-рого – высшее достижение домарксистской философии истории. В этих системах разрабатываются плодотворные идеи (историч. прогресса, единства истории, влияния на человека географич. и социальной среды, внутр. связи истории). Они подрывали богословский взгляд на развитие общества. Однако их осн. пороком была умозрительность, априоризм, искусственность построений, выводившихся не из анализа действительности, а из идеалистич. филос. постулатов. Франц. материалисты (Гельвеций, Гольбах и др.) выдвинули плодотворное положение о формировании человека и его интересов под влиянием внешней среды, однако считали побудит. силы людей последними причинами историч. событий. Серьезный вклад в развитие обществ. Н. внесли франц. историки периода Реставрации (Гизо, Минье, Тьерри), исследовавшие развитие классовой борьбы в истории Франции, подчеркивавшие роль имуществ. отношений и собственности.
Теории бурж. идеологов отвечали интересам буржуазии, однако их основой были идеалистич. и метафизич. взгляды, а отношения капиталистич. общества антиисторически рассматривались как естеств. и вечные отношения. Вместе с тем противоречия и пороки капитализма уже стали объектом острой критики представителей утопического социализма, теории к-рых были одним из источников формирования марксизма.
Бурж. домарксистская Н. продемонстрировала неспособность решить проблему общего и единичного в истории, связать осн. и производные элементы обществ. структуры, объективные законы истории и их субъективное отражение в обществ. сознании, раскрыть роль нар. масс в истории.
Сер. 19 в., отмеченная революц. выступлениями пролетариата, знаменует перелом в развитии бурж. обществ. Н. В них "...совсем исчез старый дух ни перед чем не останавливающегося теоретического исследования. Его место заняли скудоумный эклектизм, боязливая забота о местечке и доходах, вплоть до самого низкопробного карьеризма. Официальные представители этой науки стали откровенными идеологами буржуазии и существующего государства, но в такое время, когда оба открыто враждебны рабочему классу" (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21, с. 316–17).
Реакц. политич. тенденции в бурж. обществоведении особенно усилились в эпоху империализма и в связи с победой социалистич. революции в России, а затем и в других странах. Одной из главных задач идеологов реакц. буржуазии становится борьба с коммунизмом и опорочение социализма. Наряду с антикоммунистич. направлением, к-рое по существу находится за пределами Н., существует множество школ и направлений бурж. обществ. Н., зачастую с основанием критикующих друг друга и отражающих реальные трудности создания подлинно научной теории общества и его развития. В нек-рых бурж. теориях есть ценные наблюдения, постановка важных вопросов, выходящих за рамки идеалистич. мировоззрения, нек-рые положит. результаты в разработке техники исследования, наконец, известные достижения в разработке отдельных проблем организации произ-ва и управления. Однако общим пороком этих течений, нередко основывающихся на абсолютизации каких-либо реальных процессов и факторов обществ. жизни, является неспособность создать цельную теорию обществ. развития. Для бурж. обществ. Н. характерно изучение структурных элементов общества, однако реже исследуются процессы изменения и развития. Это связано с господствующим представлением, непосредственно вытекающим из интересов властвующих групп буржуазии, о капиталистич. строе как в целом рациональной организации общества, изменение к-рой возможно только в рамках существующей структуры с целью поддержания ее равновесия.
В бурж. обществ. Н. происходит дифференциация, к-рая, будучи закономерным явлением в развитии Н., в условиях капитализма приводит к разрыву между накоплением эмпирич. материала и его теоретич. обобщением. Для бурж. обществ. Н. характерно также усиление, с одной стороны, неопозитивистских тенденций, эмпиризма, абстрактного структурно- функционального формализма, с другой – рост психологизма, интуитивистских, иррационалистич. теорий. Оба эти направления, получающие своеобразное выражение в отд. обществ. Н., основаны на идеалистич. философских принципах и метафизич., субъективистских методах. Они свидетельствуют о неспособности бурж. обществ. Н. к действительному познанию обществ. жизни.
Марксистские общественные н а у к и. Сер. 19 в. является поворотным пунктом в развитии Н. об обществе, связанным с возникновением марксизма (см. Марксизм-ленинизм, Исторический материализм). Рассматривая сложный и закономерный процесс возникновения обществ. науки, Ленин писал: "Так как эту науку строили, во-первых, экономисты-классики, открывая закон стоимости и основное деление общества на классы, – т а к к а к эту науку обогащали далее, в связи с ними, просветители XVIII века борьбой с феодализмом и поповщиной, – т а к к а к эту науку двигали вперед, несмотря на свои реакционные взгляды, историки и философы начала XIX века, разъясняя еще дальше вопрос о классовой борьбе, развивая диалектический метод и применяя или начиная применять его к общественной жизни, – то марксизм, сделавший ряд громадных шагов вперед именно по этому пути, есть высшее развитие всей исторической и экономической и философской науки Европы" (Соч., т. 20, с. 184). Великая историч. заслуга Маркса и Энгельса состоит в том, что они изгнали идеализм и метафизику из обществ. Н. Раскрывая сущность нового, материалистич. понимания истории, Энгельс писал: "подобно тому как Дарвин открыл закон развития органического мира, так Маркс открыл закон развития человеческой истории: тот, до последнего времени скрытый под идеологическим наслоением, простой факт, что люди в первую очередь должны есть, пить, иметь жилище и одеваться, прежде чем быть в состоянии заниматься политикой, наукой, искусством, религией и т.д., что, следовательно, производство непосредственных материальных средств к жизни и тем самым каждая данная ступень экономического развития народа или эпохи образуют основу, из которой развиваются государственные учреждения, правовые воззрения, искусство и даже религиозные представления данных людей и из которых они поэтому должны быть объяснены, а не наоборот, как это делалось до сих пор" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 19, с. 350–351). Создав диалектич. и историч. материализм – философскую основу мировоззрения рабочего класса, Маркс и Энгельс разработали теорию научного коммунизма, доказав неизбежность гибели капитализма и его закономерной смены коммунистич. формацией. Материалистич. понимание истории, как теоретич. и методологич. основа ее исследования, подняло на уровень подлинной Н. политич. экономию, историю, правоведение, этику и все др. дисциплины, изучающие жизнь общества, и поставило перед ними задачу диалектико-материалистич. переработки накопленных человечеством знаний, ответа на актуальные обществ. проблемы. Марксизм-ленинизм – живое, творческое, развивающееся учение. "Мы вовсе не смотрим на теорию Маркса, – подчеркивал Ленин, – как на нечто законченное и неприкосновенное; мы убеждены, напротив, что она положила только краеугольные камни той науки, которую социалисты д о л ж н ы двигать дальше во всех направлениях, если они не хотят отстать от жизни" (Соч., т. 4, с. 191).
Новый этап в развитии марксизма, связанный с именем Ленина, является этапом дальнейшей диалектико-материалистич. разработки обществ. Н. на основе обобщения опыта междунар. классовой борьбы пролетариата в конце 19 – нач. 20 вв., победы социалистич. революции в России и филос. обобщения достижений естествознания новейшего времени. Поэтому марксизм, творчески развитый и поднятый Лениным на новую ступень, представляет собой марксизм-ленинизм. В совр. историч. эпоху марксизм-ленинизм творч. развивается коллективными усилиями КПСС и др. братских коммунистич. партий, отстаивающих его творческий характер и чистоту в борьбе с ревизионизмом и догматизмом. Крупным достижением совр. марксистской мысли является Программа КПСС (1961). В условиях социализма и строительства коммунистич. общества обществ. Н. приобретают важнейшее значение как инструмент научного руководства развитием общества, как фактор воспитания народа и средство борьбы на междунар. арене.
Задачи обществ. Н. в условиях постепенного перехода от социализма к коммунизму определены в Программе КПСС: "Интенсивно должна развиваться исследовательская работа в области общественных наук, которые составляют научную основу руководства развитием общества. Главным в этой области является изучение и теоретическое обобщение практики коммунистического строительства, исследование основных закономерностей экономического, политического и культурного развития социализма и перерастания его в коммунизм, разработка проблем коммунистического воспитания" (1961, с. 127–28). В частности, в качестве задачи экономич. Н. выдвигается обобщение новых явлений в экономич. жизни общества, разработка народнохозяйств. проблем, решение к-рых способствует успешному строительству коммунизма. Перед историч. Н. ставится задача исследовать проблемы всемирной истории и совр. мирового развития, закономерного процесса движения человечества к коммунизму. "Общественные науки и впредь должны решительно выступать против буржуазной идеологии, против правосоциалистической теории и практики, против ревизионизма и догматизма, отстаивая чистоту принципов марксизма-ленинизма" (там же, с. 128). Важнейшее значение в совр. условиях приобрела необходимость разработки методологич. проблем обществ. Н., развития конкретных социологич. исследований различных областей жизни, использования новых научных методов. Применение материалистич. диалектики в конкретном исследовании есть творч. процесс, требующий глубокого знания предмета и учета его специфики. Развивающееся в обществ. Н. разделение труда приводит к специализации и известной односторонности ученых.
Поэтому важнейшей задачей является взаимообогащение Н., творч. содружество ученых различных специальностей в разработке актуальных проблем развития социалистич. общества (см. Методологич. проблемы науки, М., 1964).
Н. Ланда. Москва.
Науки о мышлении. Мышление, неразрывно связанное с языком, представляет собой сложный познавательный процесс, к-рый изучается целым рядом Н., прежде всего философией, теорией познания, логикой, психологией, в значительной степени языкознанием, а также физиологией высшей нервной деятельности и кибернетикой. Каждая из этих областей знания осуществляет свои особые подходы в исследовании мышления, свои методы, связанные с особенностями той стороны мышления, к-рая составляет специфич. предмет данной Н. Научное осмысление различных сторон, к-рые исследуются отд. Н., зависит от понимания этого сложного явления как целого.
Мышление издавна представляет собой предмет изучения прежде всего логических наук (см. Логика, Логика диалектическая, Формальная логика, Математическая логика). Общей методологич. основой всех Н. о мышлении служит диалектика. Диалектический материализм изучает мышление в его единстве с бытием, отражением к-рого оно является, в его возникновении и развитии на основе общественной практики. Мышление как психич. процесс в его возникновении и связи с другими психич. явлениями изучает психология (см. Психология, Психика). С психологией тесно связана педагогика, к-рая вырабатывает приемы формирования личности, в том числе и умственных способностей и навыков человека. Связь мыслительной деятельности с языком как материальной формой выражения мысли, с историей языка, с историей культуры изучается языкознанием (см. Мышление и язык, Язык).
Мышление исследуется кибернетикой с целью выявления возможности моделирования умственной деятельности человека (см. Кибернетика, Логические машины, Моделирование). Возникшая в настоящее время настоятельная задача моделирования мыслительных операций, автоматизации нек-рых процессов умственного труда, машинного перевода, механизации поисков информации может быть решена лишь на основе углубленного исследования мышления.
Разработка теории мышления связана с развитием всех основных проблем методологии научного познания.
А. Спиркин. Москва.
IV. Классификация наук
Классификация Н. – раскрытие взаимной связи Н. на основании определ. принципов и выражение их связи в виде логически обоснованного расположения (или ряда) Н. Кроме принципов классификации Н., большую роль играют также графич., в т.ч. табличные, способы ее изображения.
Принципы классификации наук.
Связи Н. определяются: 1) предметом Н. и объективными отношениями между различными его сторонами; 2) методом и условиями познания предметов Н.; 3) целями, к-рыми порождаются и к-рым служат науч. знания. С гносеологич. т. зр. принципы классификации Н. делятся на объективный, когда связь Н. выводится из связи самих объектов исследования, и субъективный, когда в основу классификации Н. кладутся особенности субъекта. С методологич. т. зр. принципы классификации Н. делятся в соответствии с тем, как понимается связь между Н.: как внешняя, когда Н. лишь сополагаются друг с другом в определ. порядке, или как внутренняя, органическая, когда они с необходимостью выводятся и развиваются одна из другой. В первом случае имеет место принцип к о о р д и н а ц и и; его схема А|В|С и т.д.; во втором случае – принцип субординации; его схема А... В... С... и т.д. (здесь буквы обозначают отд. Н., вертикальные линии – резкие разрывы между Н., отточия – взаимные переходы Н.). С логич. т. зр. за основу классификации Н. берутся различные стороны общей связи Н., характеризующие начальный и конечный пункты осн. ряда Н. Таковы два принципа расположения Н. в порядке: а) убывающей общности – от общего к частному и б) возрастающей конкретности – от абстрактного к конкретному. Оба эти принципа в противопоставлении один другому легли в основу наиболее распространенных в 19 в. немарксистских классификаций Н.: Конта (1-й принцип) и Спенсера (2-й принцип); оба при этом исходили из принципа координации. Соответственно принципу субординации Н. располагаются в порядке развития от простого к сложному, от низшего к высшему. Здесь гл. внимание направляется на то, что полностью игнорируется принципом координации, – на пункты соприкосновения и взаимного проникновения Н. Возможны др. аспекты выделения различных сторон общей связи Н. с образованием соответств. принципов (напр., от эмпирич. описания к теоретич. объяснению, от теории к практике и др.). Существенно, однако, не столько то, какие именно стороны общей связи Н. учитываются в той или иной классификации Н., сколько то, каким образом они трактуются: в противопоставлении выделенной стороны всем остальным, в их подчинении этой одной, положенной в основу всей данной системы, или же в их взаимной связи и зависимости. Первый подход характерен для ф о р м а л ь н ы х, или искусственных, классификаций Н., второй – для содержательной, или естеств., классификации Н. Последняя не обособляет различные стороны общей связи Н. друг от друга; она рассматривает связи между Н. как выражение или как результат: 1) движения нашего познания от общего закона к частным его проявлениям или от общих законов всякого развития к частным законам природы и общества, чему соответствует принцип классификации Н., основанный на учете последоват. перехода от общего к частному; 2) перехода нашего познания от одной стороны предмета к совокупности всех его сторон, чему соответствует принцип перехода от абстрактного к конкретному; 3) отражения в мышлении движения объекта от простого к сложному, от низшего к высшему, чему соответствует принцип развития. Этот последний охватывает и движение, развитие нашего познания как от общего к частному, так и от абстрактного к конкретному. Диалектико-материалистич. принципы, лежащие в основе марксистской классификации Н., предполагают нераздельность принципа объективности и принципа развития (или субординации). Гносеологич., методологич. (диалектич.) и логич. аспекты всеобщей связи Н. выступают при этом в их внутр. единстве. Логич. основу принципа координации составляют положения формальной логики, в частности ее требование, чтобы члены деления взаимно исключали друг друга. Логич. основу принципа субординации составляют положения марксистской диалектич. логики, к-рая в первую очередь учитывает развитие понятий и их переходы друг в друга, при к-рых исключается представление о резких разграничит. линиях между Н. Принцип координации допускает внешнее комбинирование различных сторон общей связи Н.; в результате этого возникает табличная форма классификации Н., отличная от линейного ряда, основанного на учете только одной к.-л. стороны этой связи. Если схема линейного ряда в формальных классификациях Н. есть А В С и т.д., то схема табличной формы есть сочетание двух линейных рядов, один из к-рых составляет абсциссу координатной системы, другой – ее ординату.
ABC
А' В' С и т.д.
А" В" С"
(Здесь штрихами обозначается 2-й линейный ряд, схема к-рого: А' В' С' и т.д.). В табличной классификации Н. каждая Н. имеет свои "координаты", указывающие ее место в вертикальных и горизонтальных рядах. Такие "координаты" свидетельствуют о том, что классификация Н. строится на последоват. проведении принципа координации как при составлении отд. линейных рядов Н., так и при комбинировании этих рядов в таблицу. От табличной классификации Н. можно перейти к линейной, если "вытянуть" в один ряд: 1) горизонтальные строки, ставя их одну за другой, или же 2) вертикальные столбцы, ставя их один над другим. В результате образуются системы двух родов; их схемы:
1) А В С и т.д., А' В' С и т.д., А" В" С" и т.д.
2) А А' А" и т.д., В В' В" и т.д., С С С" и т.д.
Напр., можно обозначить буквами без штрихов теоретич. (или "чистые") H., a буквами со штрихом – соответств. практич. (или "прикладные"), подобно тому как химич. технология соответствует химии, зоотехника – зоологии, агротехника – ботанике, горное дело – геологии и т.д. В таком случае схема 1 будет означать, что сначала в определ. порядке классифицируются все теоретич. H., a за ними в том же примерно порядке группируются все практич. Н. Такова система Конта. Напротив, схема 2 будет означать, что за каждой теоретич. Н. следует ее практич. применение в виде соответств. ей "прикладной" Н. Такова система Ампера. Табличная система Курно есть комбинирование обеих этих систем. Возможны иные формы классификации Н., в частности объемные, в к-рых сочетаются не две стороны общей связи Н., а три и более. Однако и эти системы строятся на том же принципе координации. Особое место занимает тот случай, когда наблюдается деление (ди-или трихотомич.), связанное с разветвлением общего ряда классифицируемых объектов. В этих условиях линейный ряд, равно как и основанная на нем табличная форма, не могут быть применены. Деление (напр., раздвоение на А и не-А) имеет место и в формальных классификациях Н., если члены деления находятся во внешнем отношении между собой, напр. при переходе от более общих понятий к более частным ("Древо Порфирия").
В содержательной классификации Н. раздвоение (разветвление) ряда отражает раздвоение единого на обособляющиеся стороны, формы или тенденции развития, как это имеет место, напр., при раздвоении области живой природы на растения и животных. Его схема: А... В... С... (здесь от С1...В линия развития раздваивается на два полярно противоположных направления: одно – к С, другое – к С1). При разветвлении линии развития процесс осуществляется либо путем перехода на более высокую ступень, в качественно отличную область явлений (напр., линия развития животных приводит к человеку, вместе с к-рым процесс развития выходит за рамки собственно природы и переходит в область истории), либо без такого перехода, оставаясь в рамках данной, качественно определ. ступени (напр., высшие растения не открывают возможности для выхода процесса развития за пределы собственно природы). При мысленной элиминации этой второй стороны, или тенденции, развития можно перейти от разветвленного дихотомич. ряда Н. к линейному, как это сделал Энгельс. Схема такого перехода
НАУКА
Элиминируя противоположные тенденции,ведущие от А к В1, от В к С1 и т.д. (это указано горизонтальной чертой), получим обычный линейный ряд, построенный согласно принципу субординации: А... В... С... и т.д. В этом случае элиминированные ветви развития, не приводящие к переходу на более высокую ступень, могут рассматриваться как условия или предпосылки для возникновения и развития более прогрессивных его ветвей: А...В или В...С и т.д.
Существ. роль, особенно в естествознании, играют две взаимосвязанные проблемы: 1) класси- фикация Н., при анализе к-рой связь Н. рассматривается в логич. разрезе, с т. зр. внутр. структуры науч. знания, взаимоотношения его составных частей, и 2) п е р и о д и з а ц и я истории Н., при анализе к-рой связь Н. раскрывается в историч. разрезе, с т. зр. генезиса науч. знания, последоват. формирования отд. его отраслей. Связь обеих проблем можно понять исходя из того, что марксистская диалектич. логика представляет собой обобщение истории всей человеч. мысли, раскрывает законы ее развития. Классификация Н. представляет собой итог развития самих Н. в их взаимной связи. Поэтому, чтобы правильно решить с логич. стороны, как связаны между собой различные отрасли знания и в какой последовательности они должны располагаться в ряд, нужно рассмотреть их исторически – как они возникали и развивались одна за другой, влияя друг на друга. Такой подход наметился у Д'Аламбера, яснее выразился у Сен-Симона и Конта (в их подразделении истории всего познания на 3 фазы, к-рые последовательно достигаются различными Н., составляющими энциклопедич. ряд). Однако, особенно у Конта, здесь было много искусственного. В трудах Энгельса этот подход был освобожден от всякой искусственности и разработан в строго науч. форме.
Классификация H. y Энгельса опирается на периодизацию истории Η., причем анализ классификации Н. ведется конкретно, в зависимости от характера развития всего науч. познания.
Место философии в системе н а у к. Стержень всей истории классификации Н. составляет вопрос о взаимоотношении между философией и частными науками. Вся история классификации Н. может быть разделена на 3 осн. этапа, к-рые соответствуют:
1) нерасчлененной Н. древности и отчасти средневековья,
2) дифференциации Н. в 15–18 вв. (аналитич. расчленению знаний на обособл. отрасли) и
3) начавшейся в 19 в. их интеграции (синтетич. воссозданию, связыванию Н. в единую систему знаний). На каждом из этих историч. этапов существенно по-разному складывались взаимоотношения между философией и частными Н., соответственно чему по-разному определялся и самый предмет философии. На первом этапе философия включала в себя все отрасли знания. В единой натурфилософии общее полностью поглощало и растворяло в себе частное. На втором этапе в силу начавшейся дифференциации Н. от философии последовательно отпочковывались одна Н. за другой (сначала математика, механика, астрономия, затем физика и химия, далее биология и геология, наконец антропология, психология и обществ. Н.; последние поглощались философией под видом социологии). Но тенденция к дифференциации знаний привела в определ. историч. условиях к отрицанию философии вообще как самостоят. Н., к попыткам растворить ее в частных Н., что нашло выражение в позитивизме. Оба крайние, в корне неправильные воззрения на соотношение между философией и частными Н. продолжали существовать и на третьем этапе, когда началась тенденция к синтезу Н. Эта тенденция носила диалектич. характер: она опиралась на итоги предшеств. дифференциации знаний, выражая необходимость приведения их во внутр. связь. Более того, она прямо стимулировалась продолжающимся процессом дифференциации Н., начиная с создания химич. атомистики и особенно с открытия закона сохранения и превращения энергии. Вновь возникающие отрасли знания (механич. теория теплоты, кинетич. теория газов, астрофизика, физич. химия, особенно электрохимия и химич. термодинамика, биохимия, геохимия, биофизика и мн. др.) оказывались на стыке ранее разобщенных Н. и как бы заполняли собой существовавшие ранее разрывы между отд. Н., осуществляя синтетич. связывание Н. в единую систему. Т.о., обе противоположные тенденции науч. развития (дифференциация Н. и их интеграция) оказались находящимися в диалектич. единстве. Этот диалектич. характер развития Н. обнаружился и в отношениях между философией и частными Н.: необходимость их теснейшего контакта выявилась в сер. 19 в., обнаруживая несостоятельность старой натурфилософии и модного в то время позитивизма. Философия дает частным Н. общий метод науч. познания, указывает подход к изучению явлений, общую теорию их познания; достижения частных Н. служат философии конкретным материалом для обобщения, для выработки указанного метода и теории познания, для их дальнейшего обогащения. О таком синтезе философии и частных (естественных) Н. писал Герцен. Впервые такой синтез был осуществлен Марксом на основе диалектич. и историч. материализма; это нашло конкретное выражение в классификации наук Энгельса. За философией сохранилась сфера диалектики и логики. Все остальное вошло в частные Н. о природе (естествознание) и обществе (история).
Исторический очерк классификации наук. Три осн. этапа науч. развития – 1) единая филос. Н. древности, 2) дифференциация Н. в новое время (с эпохи Возрождения до конца 18 в.) и 3) их интеграция в 19–20 вв. – являются общей канвой для рассмотрения истории классификации Н. На каждом из этих этапов задача классификации Н. решалась существенно по-разному.
На п е р в о м этапе идея классификации знаний зародилась в странах Древнего Востока вместе с первыми начатками науч. знаний. У антич. мыслителей (Аристотель и др.) имелись уже зародыши всех позднейших классификаций Н. и их принципов, в т.ч. разделения всего знания (по его объекту) на 3 гл. области: природа (физика), общество (этика) и мышление (логика). В ср. века мыслители Ближнего и Среднего Востока развили идеи античности, сохранив их для последующих поколений. Напротив, на Западе господств. теологич. учения и схоластика, переняв лишь внешнюю форму взглядов Аристотеля, убили их живое, материалистич. содержание.
На в т о р о м этапе прежняя единая философия стала распадаться на ряд самостоят. обособл. Н.: математику, механику, астрономию и т.д. Господствовавший аналитич. метод обусловливал общий характер классификаций Н.: она могла осуществляться тогда лишь путем внешнего приложения Н. друг к другу, основываясь на принципе координации. Первоначально (в связи с развитием идей гуманизма в эпоху Возрождения) выдвинулся субъективный принцип классификаций Н., сыгравший в тех условиях прогрессивную роль. Он учитывал такие свойства человеч. интеллекта, как память (чему соответствовала история), воображение (поэзия) и рассудок (философия). Это было большим шагом вперед по сравнению с тем, что давала теология и схоластика с их делением "светского" знания на семь "свободных искусств". Субъективный принцип, выдвинутый Уарте, был развит Ф. Бэконом, делившим все знание на историю, поэзию и философию. Систематизатор учения Бэкона Гоббс пытался сочетать субъективный принцип с объективным. Как механист Гоббс считал метод математики всеобщим и ставил геометрию во главе дедуктивных H., a физику – во главе индуктивных. В зародыше у Гоббса наметился принцип расположения Н. от абстрактного к конкретному, от количеств. определенности предмета к его качеств. определенности, сводившейся им к количественной. Объективный принцип классификации Н. в соответствии с признаками самих предметов знания развивал Декарт, у к-рого в рамках общего механич. мировоззрения имелись элементы историзма во взглядах на мир. Ламетри провел метафизич. деление природы на 3 царства (минеральное, растительное и животное), чему отвечало аналогичное деление Н. Восстанавливалось классич. деление Н. на логику, физику и этику (Гассенди) или на физику, практику и логику (Локк). Атомистич. идеи подводили к мысли о ступенях в усложнении материи (молекулы у Гассенди, "кучки" первичных корпускул у Бойля); это способствовало выработке объективного принципа классификации Н.
В 18 в. этот принцип развивали дальше Ломоносов и Козельский, приближавшийся к Гассенди. Напротив, франц. энциклопедисты (Дидро и Д'Аламбер) приняли принципы и схему Бэкона, изменив ее лишь в деталях. Деление всей области знания на 3 осн. раздела (природа, общество и мышление) начинает вытесняться в 18 в. более дробными делениями. В Англии Дж. Уилкинс строит классификацию Н., беря за отправное начало не отд. Н., но нек-рые элементарные виды и понятия. Из них путем сочетания (координации) он образует сложные предметы и понятия, выявляет отношения между понятиями путем установления у них общих элементов. Т.о., на место деления оторванных друг от друга предметов Уилкинс ставил выявление отношений между ними. Несмотря на это и его метод в своей основе был чисто аналитическим.
Переход к третьему этапу (первые три четв. 19 в.) включает в себя два существенно различных направления. Первое связано с сохранением тех принципов, к-рые сложились и стали господствующими на предшеств. этапе. Будучи основаны на общем принципе координации, они пришли в противоречие с гл. тенденцией науч. развития в 19 в. В основном здесь были предложены два решения классификации Н.: I) Формальное решение на основе принципа координации от общего к частному ( в порядке убывающей общности), получившее развитие во Франции в начале и середине 19 в. Сен-Симон впервые с полной отчетливостью выдвинул объективный принцип классификации Н. соответственно переходу от более простых и общих явлений к более сложным и частным. Этому соответствовала последовательность изучения этих явлений в истории Н. Система Сен-Синона содержала гениальные догадки и элементы диалектики (напр., о единстве устойчивости и изменчивости в природе, выраженных как "твердость" и "флюидность" тел). Конт перенял систему Сен-Симона, систематизировал его идеи, но придал им утрированный, опошленный характер. Выделенные им в целях классификации 6 основных (теоретич., абстрактных) Н. составили энциклопедич. ряд, или иерархию, Н.
НАУКА
(механика земных тел включалась в математику, психология — в физиологию). Истории. взгляд на природу у Конта отсутствовал и проявлялся лишь в отношении познания природы человеком. Отсюда -сочетание логического и исторического как двух методологич. проблем классификации И. и периодизации их истории. В основе системы Конта лежит принцип координации: И. располагаются по убывающим степеням общности, простоты и независимости друг от друга изучаемых явлений. Только социология, к-рая не выделена у Сен-Симона в отд. науку, получила у Конта само стоят, место в ряду наук. Значение классификации наук Конта в том, что: 1) выделены действительно осн. И., к-рым реально отвечают (если не считать математики) осн. формы движения материи в природе и обществ. форма движения (как предмет социологии); 2) эти Н. приведены в правильную, хотя и внешнюю связь между собой именно в той последовательности, в какой они развивались одна за другой. Поэтому система Конта исторически и логически явилась предпосылкой и подготовкой классификации И., основанной на принципе субординации. Несравненно более искусств. была система Ампера, основанная на четырех т. зр., с к-рых, по Амперу, можно рассматривать любой предмет. Принцип координации получает здесь развитие в результате того, что указанные т. зр. составляются попарным комбинированием след. моментов: а) либо описание явлений, либо нахождение их законов и б) рассмотрение предмета либо со стороны того, что в нем явно, либо – что в нем скрыто. Более простые, близкие к реально существующим Н., особенно к естествознанию, системы дали И. Жоффруа Сент-Илер (сын) и д'Аллуа. Комбинируя два различных аспекта рассмотрения классификации Н., Курно получил табличную форму для классификации Н., где принцип координации выступает еще более резко, нежели в линейном ряду: абсцисса (по горизонтали) отражает группировку наук согласно методу изучения или использования предметов, ордината (по вертикали) – согласно характеру самого объекта.
II) Формальное решение проблемы на основе принципа координации от абстрактного к конкретному (в порядке убывающей абстрактности) получило распространение в Англии в сер. и 2-й пол. 19 в. Предшественниками Спенсера здесь были Колридж с его чисто эмпирич. классификацией Н., Арнотт (его система близка к контовской), Бентам (давший чисто искусств. построение), Уэвелл с его индуктивной классификацией Н. и разбивкой Н. на формальные (астрономия), механич., вторично-механич. и механико-химич. (физика), аналитич. (химия), аналитико-классификаторные (минералогия), классификаторные (ботаника и зоология) и геологию. Дж. Милль и Спенсер, критикуя Конта, отстаивали место для психологии в ряду наук. Спенсер отверг контовский взгляд, что каждая Н. имеет свою абстрактную и конкретную части, утверждая, что все Н. делятся на целиком абстрактные (логика и математика), целиком конкретные (астрономия, геология, биология, психология и социология) и промежуточные между ними – абстрактно-конкретные (механика, физика и химия). Между этими группами Н. существуют резкие грани, тогда как внутри групп имеется постепенный переход. Проводя идею эволюции для конкретных Н., Спенсер отвергал ее в отношении других двух групп Н.; он отрицал также связи классификации Н. (логич. связь) с историей познания мира. При общности методологич. основы, т.е. принципа координации, Конт и Спенсер по-разному понимали абстрактное и конкретное, беря лишь одну из сторон этой пары категорий, но не учитывая всего их содержания в целом. Попытку примирить системы Конта и Спенсера предпринял Бэн: придерживаясь принципов Конта, он пытался пополнить схему Конта логикой (в начале ряда) и психологией (заменяющей социологию).
Усиление принципа координации происходит как раз в то время, когда идея развития, противоречащая этому принципу, особенно проникает в естеств. и обществ. Н. (сер. 19 в.).
Вторым направлением при переходе к третьему этапу было начало замены принципа координации принципом субординации, отвечавшим общему характеру Н. 19 в. и согласного с идеей развития и всеобщей связи явлений природы. Здесь также имелось два различных решения.
I) Разработка принципа субординации на идеалистич. основе как принципа развития духа (но не природы) Кантом, Шеллингом и особенно Гегелем. На место излюбленного в области формальных классификаций Н. дихотомич. деления Гегель выдвинул триадное деление, что соответствовало общему духу его филос. системы. Последняя делилась у него на логику, философию природы и философию духа, причем вторая подразделялась далее на механизм (механика, астрономия), химизм (физика, химия) и организм (биология). При всей искусственности эта система отразила, хотя и в идеалистически извращенном виде, идею развития природы от низших ее ступеней до высших, вплоть до порождения ею мыслящего духа.
II) Развитие принципа субординации и подход к теоретич. синтезу знаний даны на материалистич. основе в России в трудах Герцена и Чернышевского. Для осуществления синтеза Н. в сер. 19 в. необходимо было устранить навязанпый позитивистами разрыв между философией и естеств. науками (так шел Герцен) и ликвидировать разрыв между естеств. и гуманитарными (прежде всего общественными) Н. (так шел Чернышевский). Для Герцена союз философии и естествознания вытекал из нераздельности эмпирич. и теоретич. моментов познания; историзм в понимании природы органически сочетался с историзмом во взглядах на развитие познания природы, что давало глубокую методологич. основу для осуществления синтеза Н. То же и у Чернышевского, к-рый, как до него Белинский, а после него Антонович, критиковал ограниченность контовских воззрений.
Т р е т и й этап нашел свое полное отражение лишь в трудах основоположников марксистской философии. В вопросе классификации Н., их синтезе Маркс и Энгельс опирались на созданный ими диалектико-материалистич. метод, преодолев ограниченности каждой из предшеств. двух крайних концепций классификации Н. (идеализм у Гегеля, метафизичность у Сен-Симона) и удержав и критически переработав то ценное и правильное, что в них содержалось (диалектика Гегеля, материализм франц. мыслителей). В результате были выработаны новые диалектико-материалистич. принципы, в к-рых органично сочетались 2 осн. момента: объективный подход и принцип субординации (или принцип развития). Маркс открыл осн. законы материалистич. диалектики как наиболее общие законы развития природы, общества и мышления. Этим уже был заложен фундамент общего теоретич. синтеза Н., к-рый охватил прежде всего 3 гл. области знания: Н. о природе, обществе и мышлении. Этот синтез предполагает решение двух проблем, касающихся соотношения: а) философии и естествознания и б) естеств. и обществ. (гуманитарных вообще) Н. Их решение было достигнуто Марксом на основе раскрытия единства мира, взаимосвязи различного рода явлений – естеств. и обществ. Этим определялось и место технич. Н. в общей системе знаний, поскольку они являются связующим звеном между естеств. и обществ. Н., стоя на стыке между ними. Решающую роль здесь сыграл историч. материализм, дающий общий метод для всех обществ. Н. Естественнонауч. открытия 2-й трети 19 в. способствовали обнаружению внутр. связи между явлениями природы, следовательно, между Н. в пределах либо только неживой природы (учение об энергии, атомистика), либо только живой природы (дарвинизм, клеточная теория). Энгельс единым, общим для всех областей природы понятием "форма движения" охватил:
1) различные виды энергии, действующие в неживой природе, и 2) жизнь (биологич. форму движения). Отсюда следовало, что науки располагаются естеств. образом в единый ряд: механика... физика... химия... биология, подобно тому, как следуют друг за другом, переходят друг в друга и развиваются друг из друга сами формы движения – высшие из низших, сложные из простых. Т.о., понятие "форма движения", по Энгельсу, является более широким, чем понятие "энергия" или понятие "жизнь". Свою первоначальную классификацию наук Энгельс расширил в различных направлениях. Он показал, что последовательность форм движения отвечает последоват. ступеням как развития самой природы в целом, так и истории Н. Совпадение исторического и логического в познании природы и применительно к развитию самой природы вело к решению двух методологич. проблем: классификации Н. и периодизации истории Н. Дальнейшее развитие классификации наук Энгельсом шло по линии учета материальных носителей (субстратов) различных форм движения. Тем самым классификация Н. приходила в контакт с учением о строении материи (с атомистикой). Определяя носителей отд. форм. движения (массы у механич. движения, молекулы у физического, атомы у химического, белковые тела у биологического), Энгельс получил, казалось, полное совпадение между рядом усложняющихся форм движения материи и общим рядом их носителей, образующихся один из другого при делении исходных масс. Однако гипотетич. допущение "эфирных частиц" в качестве Предположит. носителей световых и электрич. явлений нарушало стройность всей системы, поскольку предполагалось, что эти "частицы", будучи физическими, должны возникать при делении атомов на более мелкие части. Тем самым оказывалось, что только молекулярная физика предшествует химии в общем ряду H., a физика "эфира" следует за химией. В 20 в. это подтвердилось благодаря возникновению субатомной (ядерной и квантовой) физики. Серьезное осложнение в выработанную уже классификацию Н. вносило признание раздвоенности линии развития природы прежде всего на неживую и живую. Это обнаруживалось немедленно, как только Энгельс ставил вопрос о существовании непрерывного перехода между развитыми объектами той и другой области природы.
Немарксистские системы (в конце 19 и в 20 вв.). Немарксистская филос. мысль начиная с конца 19 в. пошла назад от того уровня, к-рого она достигла в сер. 19 в., не будучи в состоянии выдвинуть к.-л. новой обобщающей идеи или нового принципа, способных привести к синтезу Н. В конце 19 в. в разработке классификации Н. резко выявилась идеалистич. линия, непосредственно связанная с начавшимся кризисом естествознания и обострением идеологич. борьбы, вызванными переходом капитализма в стадию империализма. В основе классификации Н. сохраняется, как правило, общий принцип координации, причем он еще больше усиливается вследствие того, что применяется к комбинированию более частных принципов.
Типичным примером этого может служить классификация Н. амер. социолога Ф. Г. Гиддингса, для к-рой характерны формализм и своеобразный "конструктивизм". С гносеологич. т. зр. происходит явный сдвиг в сторону субъективного идеализма, особенно у махистов. Махистские, позитивистские классификации Н. вырастают в основном на базе классификации Н. Конта. Но они подвергаются критике "справа", со стороны защитников религ. мировоззрения, напр. Э. Карпентера, к-рый вообще осуждает стремление Н. к объективному знанию и объявляет классификацию Н. Конта в принципе ложным кругом. Во Франции совершается эволюция от Конта к махистским схемам А. Пуанкаре, Гобло, А. Навиля и др. Напр., у Навиля предметом Н. служат не явления действит. мира, а "вопросы", к-рые возникают при изучении этих явлений. В Германии классификации Н. эклектического, гл. обр. позитивистского, характера выдвигали Дюринг, Эрдман, Вундт и др., в Чехии – Масарик. Здесь отстаивалось по преимуществу деление Н. на формальные и реальные. К первым Вундт относил математику, ко вторым – естествознание и Н. о духе. Эклектизм сказывался в попытках сочетать принципы классификаций Н. Конта и Спенсера. Разработка классификации Н. велась и с позиций неокантианства. Виндельбанд и Риккерт (Баденская школа) строили ее на базе идеалистич. метафизич. разрыва между Н. о природе (явления к-рой считались закономерными) и об обществе – истории (события к-рой представлялись хаосом случайностей). Коген, отчасти Кассирер, Наторп (Марбургская школа) придавали классификации Н. априористически-логич. направление, видя задачу в том, чтобы внести единство в многообразие при помощи математически сконструированных понятий. Соответственно этому математика превращалась в гл. Н. Махисты и энергетисты строили классификацию Н. на отрицании специфики обществ. явлений, считая их лишь усложненными биопсихическими (Авенариус, Мах) или энергетическими биофизическими (Оствальд) явлениями. Деля все Н., согласно принципам энергетики, на три класса: математика, энергетика, биология, Оствальд построил свою "пирамиду наук". В ее основе лежит принцип координации, причем Оствальд трактует переходные Н. (физич. химию) как простое комбинирование двух видов энергии. Формальный подход к классификации Н. нашел отражение в выдвижении к.-л. одной стороны общей связи Н. (соответственно явлений мира) и принятии ее за главную, определяющую. Таково географич. направление в классификации Н., принимающее за главную пространств. связь вещей и явлений (Е. Чижов, И. Мечников, Л. Берг – в России, А. Гетнер, Ф. Ратцель – в Германии).
Для всех направлений Н., возникших на рубеже 19 и 20 вв., характерны явное эпигонство, неспособность охватить все науч. знания с единой т. зр., а главное – бессилие бурж. теоретич. мысли отразить то новое, что дала Н. Если принцип координации изжил себя уже в сер. 19 в., благодаря великим открытиям в естествознании, не говоря уже об обществ. науках, то на рубеже 19–20 вв. он стал явным анахронизмом. Однако представители модных филос. течений не смогли противопоставить ему ничего, кроме эклектизма и попыток втиснуть в него новые Н., к-рые требовали перехода к принципу развития и были несовместимы с принципом координации. В России особенно сильно распространились классификации Н., основанные на координации принципов координации (М. М. Троицкий, Н. Я. Грот и др.). У Грота идея эволюции находит отражение в разбивке Н. на неорганич., органич. и надорганич. В целом свою классификацию наук Грот характеризует как сочетание позитивного метода Конта с эволюционной т. зр. Спенсера. Напротив, И. Пачоский пытался воплотить в классификации Н. принцип развития (эволюции) природы и связанное с ним раздвоение (разветвление) линии развития, строя "конус наук", в к-ром учитывается объективная основа классификации Н. и познават. момент. Во Франции и Швейцарии классификация Н. отражена в работах Э. Мейерсона и Ж. Пиаже. Исходя из психологич. направления в науке, Пиаже пытается развить генетич. эпистемологию в противовес обычной, статич. т. зр. на человеч. знания. В результате он приходит к циклич. схеме, учитывающей переход от объекта к субъекту и обратно; такая классификация Н. имеет тенденцию замкнуться сама на себя, выраженную в психосоциологии (в изучении самого субъекта в аспекте индивидуальном и социальном) и получает характер "круга наук".
В связи с распространением на Западе неопозитивизма классификация Н. разрабатывается на логико-позитивистской основе. Типичным примером служит геометризация принципа координации П. Оппенгеймом (Германия), вследствие чего действит. связь и переходы между совр. Н. совершенно не учитываются. Автор исходит из ряда антитез, подобных антитезе природа – дух. Принимая противопоставление типичного индивидуальному и конкретного абстрактному, автор строит на этой основе "квадрат наук", якобы включающий в себя не только все Н., но и все их методологич. разрезы. Сирийский ученый Я. Мухассеб сделал попытку построить классификацию Н. на основе символич. схематизма; при переходе от более простого объекта (напр., математич. вещи) к более сложному (напр., механич. вещи) к исходному объекту добавляется, по мнению автора, нек-рая величина (д, д', д" и т.д.), что позволяет автору символизировать весь процесс усложнения объектов (соответственно Н. о них) независимо от их природы. У Ф. Франка вопрос о классификации Н. фактически рассматривается при анализе соотношений между философией и частными Н. Связующим звеном между ними оказывается "философия науки". Все знание (включающее Н., философию и здравый смысл) Франк, исходя из положений неопозитивизма, представляет в виде круга, разрыв к-рого приводит к образованию двух "концов" – научного и филос. С позиции логич. позитивизма те же вопросы трактует и Г. Бергман (США); он не поднимается до широких синтетич. обобщений Н. и направляет все внимание лишь на частности, растворяя этим общее (философию) в частностях. Близкую к этому позицию занимает и Айер (Англия). Наиболее реакц. направления в классификации Н. были представлены филос. течениями, прямо связанными с религ. мировоззрением: холизмом (Смэтс, А. Мейер-Абих), неоспиритуализмом (А. Реймон), неотомизмом (Ж. Маритен). Холисты пытались поставить в центр классификации Н. жизнь, духовное. Отрицая к.-л. сводимость этого высшего к низшему, они допускали обратное сведение низшего к высшему. Поэтому свою классификацию они строили в порядке не от простого, низшего, к сложному, высшему, а наоборот. Такой принцип (еще до возникновения холизма) был раскритикован К. А. Тимирязевым как антинаучный, антиисторический. Швейцарский спиритуалист А. Реймон критиковал справа более ранние субъективно-идеалистич. классификации Н; за основу классификации он принимал деятельность суждения, заменяя этим содержание форм мышления (понятий, суждений), отражающее реальные связи вещей внешнего мира. С помощью этого принципа Реймон пытался преодолеть резкие разграничит. линии между Н., проводимые Контом, и выразить относительность, подвижность границ между Н. как одну из важнейших особенностей совр. Н. вообще. Но он пришел лишь к голому релятивизму и формализму. Основоположник неотомизма Ж. Маритен исходит из концепции 3 ступеней абстракции: 1-я ступень (познание чувств. природы, или физика в широком смысле слова, т.е. естествознание) имеет дело с предметом, к-рый не может ни существовать без материи и качеств. ни быть понят без нее. 2-я ступень (познание количества как такового, или математика) – с предметом, к-рый не может существовать без материи, но может быть понят без нее. 3-я ступень (познание сверхприродного, или "метафизика") – с предметом, к-рый может быть понят и может существовать без материи ("бог", "чистые духи" и общие абстрактные понятия). На этих трех пунктах Маритен строит свою классификацию Н. После 2-й мировой войны в странах Запада значительно возросло влияние не только неотомизма на Н., в т.ч. на классификацию Н., но и объективного идеализма (с его "метафизикой") за счет субъективного идеализма (напр., Н. Гартман трактующий с этих позиций взаимоотношение Н.). Зап.-герм. философ Ф. Шнейдер (1955) показал, что связь между ними на почве филос. субъективизма и агностицизма невозможна. Неотомизм и поповщина пытаются использовать в своих целях классификацию Н. Папа Пий XII писал о трех орудиях истины (наука, философия, откровение), из к-рых высшим является третье; к нему должны-де приспособляться первые два. То же самое пишут и неотомисты (напр., Э. Жильсон и его ученик М. де Вульф, к-рый строит 3-этажную пирамиду: частные H. – внизу, общие, или философия, – в середине, теология – вверху). На 11-м международном филос. конгрессе (Брюссель, 1953) были сделаны попытки обосновать теорию Н., включая классификацию Н., с позиций объективного идеализма (Изай) и неотомизма (Эби, Бринкман, ван Лаэр). Классификация H. y Эби завершается "полнотой жизни, святостью", что, по Эби, является конечной целью существования человека, якобы венчающей "естественную систему наук". Ван Лаэр делит Н. по их "материальному" и формальному объекту, причем в первый включается и бог как особый предмет. Т.о., кажущийся "объективным" принцип классификации Н. оказывается на деле искусственно подогнанным под теологизм.
Особое место занимают логич. и математико-логич. исследования в области структуры Н., структуры науч. знания (напр., Берталанфи), к-рые, сами не являясь классификацией Н., тесно примыкают к проблеме классификации Н. и служат ее логич. обоснованию с позиций той или иной философии. Их цель – попытаться найти выход из хаоса разрозненных, часто сугубо эмпирических, описат. направлений в совр. Н. Запада.
Марксистская классификация Н. (после Энгельса). В кн. "Материализм и эмпириокритицизм" Ленин показал, как надо разрабатывать объективную основу Н., обобщая результаты "новейшей революции в естествознании", особенно по линии учения о строении материи. В "Философских тетрадях", в работе "Еще раз о профсоюзах" он разработал принципы марксистской диалектич. логики, имеющие прямое отношение к задаче классификации Н. Важное значение для Н. имеют ленинские указания на необходимость соблюдать единство исторического и логического, учитывать раздвоение единого на противоречивые части, переходы и связи явлений, взаимодействие теории и практики. В первые годы Сов. власти в России получили распространение классификации Н., авторы к-рых еще придерживались так или иначе схем и принципов обычных формальных классификаций (В. П. Гущин, В. Н. Ивановский и др.). Исключением являлись работы К. А. Тимирязева, в к-рых классификация Н. базировалась на широкой историко-эволюционистской основе и приближалась к марксистской. Лишь в 1925 благодаря публикации "Диалектики природы" стала известна классификация наук Энгельса. Сильный толчок к ее дальнейшей разработке дала публикация ленинских тетрадей по философии в 1930. Однако первые попытки опереться на идеи Маркса, Энгельса и Ленина в классификации Н. кончались часто неудачно, т.к. авторы фактически становились на позиции механицизма (H. M. Сомов). С позиций, близких к гегельянству, дал классификацию Н. В. Рожицын. Решению проблемы классификации Н. в целом предшествовало и способствовало исследование места отд. Н. в общей системе Н. и определение их предмета (напр., исследование H. H. Семенова о границах между физикой и химией с т. зр. определения этих наук Энгельсом). Классификацию естеств. Н. дал О. Ю. Шмидт в ст. Естествознание (1-е изд. БСЭ), в к-рой он пытался применить ленинское положение о движении познания от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике. Шмидт особо рассмотрел стыковую область между естествознанием и техникой, показав, что грань между ними стирается. Общие идеи марксистской классификации Н. были изложены Б. Баркашем и С. Турецким (в той же БСЭ). В ряде работ проводился догматич. подход к классификации наук Энгельса, делались попытки удержать ее схему без учета совершившихся в Н. изменений. В др. работах (Э. Кольман, M. H. Руткевич, В. М. Букановский и др.) подчеркивалась необходимость изменения конкретной схемы классификации наук Энгельса, особенно в части, касающейся субатомной физики, при сохранении и развитии общих диалектико-материалистич. принципов классификации Н., разработанных Энгельсом. Нек-рые авторы (Струмилин и др.) разрабатывали идею циклич. характера общей классификации Н. Попытку осветить классификацию Н. с позиции диалектич. материализма предпринял югославский ученый М. Миланкович. Большую работу по библиотечной классификации с обоснованием ее на принципах марксистской Н. провели работники библиотечного дела (Е. И. Шамурин, З. Н. Амбарцумян, О. П. Тесленко и др.).
Классификация современных наук. Общая классификация Н. В наст. время общая классификация Н. основывается на раскрытии взаимосвязи трех гл. разделов науч. знания: естествознания, обществ. Н. и философии. Каждый из гл. разделов представляет целую группу (комплекс) Н. В табл. 1 показана основа ("скелет") общей классификации Н. Здесь жирными линиями обозначены связи 1-го порядка (между тремя гл. разделами наук). Сопоставление правой части таблицы с ее левой частью поясняет суть принципов объективности и развития в применении к классификации Н. Порядок расположения Н. здесь представлен как прямое отражение историч. последовательности возникновения и взаимосвязи ступеней развития мира, равно как взаимосвязи наиболее общих (диалектика) и частных (остальные Н.) его законов. Кроме трех гл. разделов Н., имеются крупные ее разделы, к-рые находятся на стыке главных, но не входят целиком ни в один из них. Связи между ними и гл. разделами изображены линиями 2-го порядка (пунктирными). Это технич. Н. в их широком понимании (включая с.-х. и медицинские науки), стоящие на стыке между естественными и социальными, и математика, стоящая на стыке между естествознанием (гл. обр. физикой) и философией (гл. обр. логикой). С логикой математику сближает то, что она отражает общую, а именно количественную сторону вещей и явлений внешнего мира, но отражает ее в абстрактной форме, имея непосредственно дело лишь с отвлеченными понятиями (величина, число, структура, фигура, функция, множество и т.д.). Между всеми тремя гл. разделами стоит психология в качестве самостоят. Н., изучающей психич. деятельность человека с естественноисторич. стороны (отсюда ее связь с физиологией высшей нервной деятельности, т.е. отраслью естествознания) и с социальной стороны (отсюда ее связь, в частности, с педагогикой, как отраслью обществ. Н). Но еще теснее ее связь с логикой (Н. о мышлении как частью философии). В табл. не отражены связи 3-го порядка; напр., между логикой (частью философии) и математикой находится математическая логика (главным образом математич. дисциплина); между физиологией высшей нервной деятельности (частью естествознания) и психологией человека – зоопсихология; экономич. география и статистика (специальные Н.) связаны: первая – с физич. географией (отраслью естествознания), вторая – с математич. статистикой (частью математики), к-рая связана с физич. статистикой (частью физики, следовательно, естествознания); практич. математика связана с технич. Н.; языкознание (социальная Н.) связано с философией и психологией (поскольку язык неотделим от мышления); этнография (часть историч. Н.) и антропология (стоящая на грани естествознания и истории) переплетаются друг с другом. Особое место занимают Н., лежащие на грани истории (гл. обр. истории культуры) и естествознания. Это – история самих естеств. Н. Будучи общественно-историч. и естеств. одновременно, они связаны и с философией, особенно диалектич. логикой, к-рая есть логич. обобщение истории всего человеч. познания.
Таблица 1
НАУКА
Классификация гуманитарных н а у к. Гуманитарные науки Энгельс называл человеч. историей, т.к. каждая такая Н. есть прежде всего историч. Н. Человеч. историю можно рассматривать в двух разрезах: 1) как развитие всего общества, во взаимозависимости всех его сторон и элементов, и 2) как развитие к.-л. одной или неск. его структурных сторон, выделенных из общей их взаимосвязи. В первом случае образуется собственно историч. Н. в узком смысле слова. Это – история отд. ступеней развития общества (от первобытного до современного) – древняя, средняя, новая и новейшая. Сюда относится также археология и этнография. Во втором случае образуется группа социальных Н., отражающих взаимосвязь отд. сторон или элементов внутр. структуры общества: его экономич. базиса и его надстроек – политической и идеологической. Объективная последовательность перехода от базиса ко все более высокой надстройке обусловливает порядок расположения Н. этой группы. Переход к философии в процессе мысленного движения от базиса к надстройке и от политич. к идеологич. надстройке есть вместе с тем выход за пределы собственно социальных Н. в область общемировоззренч. вопросов, связанных с Н. о наиболее общих законах всякого развития, а также с Н. о мышлении (см. табл. 2, к-рая представляет собой конкретизацию одной части табл. 1):
Таблица 2
НАУКА
Каждая из этих Н. или их групп разрабатывается с позиций историзма. Напр., политич. экономия раскрывает не только общесоциологич. законы экономич. развития, но и специфич. законы экономич. развития каждой социально-экономич. формации в той последовательности, в какой эти формации возникают в ходе самой истории.
Классификация естественных и технических наук. В совр. естествознании произошли коренные изменения по сравнению с 19 в.: возникла принципиально новая Н. – субатомная физика (квантовая механика, электронная и ядерная физика), к-рая в корне изменила соотношение между физикой и механикой, физикой и химией; развилась кибернетика, связующая многие отрасли естествознания, математики и техники; возникла космонавтика, повлиявшая на развитие ряда Н. и особенно астрономии; появилось множество переходных и промежуточных Н., в силу чего в 20 в. вся Н. о природе стала системой взаимопроникающих и переплетающихся Н. схематически взаимоотношение между совр. физикой и химией представлено в таблице 3.
Таблица 3
НАУКА
Здесь снова получают применение принципы объективности и развития к классификации Н.: соотношение физики и химии и переходных между ними Н. отражает соотношение соответств. форм движения и их материальных носителей. Табл. 3 показывает самый "механизм" того, каким образом переходные Н. выполняют роль цементирующего начала по отношению к осн. отраслям естествознания.
Ряд совр. естеств. Н. представлен в табл. 4, к-рая является конкретизацией и детализацией определ. сторон табл. 1.
Таблица 4
НАУКА
Расщепление начала ряда Н. в связи с появлением субатомной физики показано дугообразной жирной линией (сравни с табл. 3). От биологии (зоологии) указан выход из области естествознания через физиологию человека и антропологию в область истории и через зоопсихологию в область психологии. В прямоугольники заключены переходные Н.
Классификация технич. Н. представлена в связи с классификацией естественных. Но она имеет и др. связи – с конкретной экономикой, где она связывается с осн. отраслями нар. х-ва: пром-сть – тяжелая и легкая, обрабатывающая и добывающая, транспорт и связь; с. х-во – растениеводство и животноводство, здравоохранение. Через эти отрасли произ-ва и вообще материальной жизни общества технич. Н. связываются уже с обществ. Н.
На грани между естественными, математич. и технич. Н. помещается кибернетика, выросшая на основе решения задачи автоматизации производственно-технич. процессов. Эта классификация Н. учитывает не только скачки (области качеств. переходов) от более низких и простых форм движений к более высоким и сложным, но и противоречия, действующие в природе и приводящие к раздвоению линии или тенденций ее развития, к поляризации вновь возникающих видов материи и форм ее движения.
Развитие природы можно анализировать не только со стороны отд. форм движения и видов материи, но и со стороны всей природы как целого, т.е. во взаимодействии всех форм движения и видов материи, сосуществующих на данной ступени ее развития. Предмет естеств. Н. в этом случае составляют отд. ступени развития всей природы в целом как определ. участка Вселенной. Таким ее участком могут служить отд. космич. тела или их система и даже вся Вселенная как целое (космология). Это – предмет астрономии с примыкающими к ней астрофизикой, астрономией, астробиологией, к-рые получили развитие в последние годы в связи с прорывом человека в космос. Более узким участком служит Земля, как отд. тело (планета), история к-рого в целом составляет предмет геологии, и его поверхности – предмет географии с примыкающими к ней фито- и зоогеографией. Еще более узкий участок (биосфера Земли) составляет предмет биологии с примыкающей к ней биогеохимией. В итоге образуется еще один ряд Н., к-рый совпадает в основном с табл. 4 (если астрономию поместить около механики и физики, а физич. географию – между геологией и биологией).
Астрономия... геология... география... биология.
Практическое значение классификации наук. Классификация Н. является теоретич. основой мн. отраслей практич. деятельности. Она касается: 1) вопросов организации и структуры науч. учреждений и их взаимоотношений; 2) планирования научно-исследоват. работ в их взаимосвязи, в особенности носящих комплексный характер; 3) контакта, координирования и кооперации работ ученых различных специальностей, в частности между философами и представителями частных Н.; 4) связи теоретич. исследований с практич. задачами, вытекающими из потребностей нар. х-ва, из запросов идеологич., политич. и экономич. деятельности; 5) учебно-педагогич. работы, особенно в вузах широкого профиля (ун-ты), связи между теоретич. и технич. дисциплинами в технич., с.-х., медицинских и гуманитарных спец. вузах, связи философии с частными дисциплинами; 6) создания трудов сводного, энциклопедич. характера, их структуры, соответств. учебных пособий и руководства; 7) организации выставок универсального характера и, особенно, 8)библиотечного дела и библиотечной классификации. Для последней важно уметь правильно перейти от разветвленной или замкнутой классификации Н. к однолинейной. Для этого необходимо: 1) разорвать в определ. пункте замкнутую цепь Н., 2) свести к линейной последовательности все раздвоения Н. и 3) найти определ. место для переходных Н. (напр., как открывающие собой Н. о высших формах движения или как завершающие собой Н. о низших его формах). В истории классификации Н. многие системы различались лишь тем, что разрыв замкнутой, по сути дела, цепи Н. производился в различных пунктах, благодаря чему, напр., логика оказывалась то в начале, то в конце ряда Н. В табл. 5 приведен один из возможных вариантов перехода от разветвленной к однолинейной классификации Н.
Таблица 5
НАУКА
Б. Кедров. Москва.
Лит.: Маркс К., Энгельс Ф., Манифест Коммунистической партии, Соч., 2 изд., т. 4; Маркс К., Введение к французскому изданию брошюры Ф. Энгельса "Развитие социализма от утопии к науке", там же, т. 19; его же, Капитал, там же, т. 25, ч. 1–2 (см. указатель); Энгельс Ф., Анти-Дюринг, там же, т. 20; его же, Диалектика природы, там же (см. указатель к20 т., стр. 811); его же, [Письмо ] К. Шмидту, 27 окт. 1890 г., в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Избранные письма, М., 1953; его же, [Письмо ] Г. Штаркенбургу, 25 янв. 1894 г., там же; Ленин В. И., Соч., 4 изд., см. Справочный том, ч. I, с. 372; XX съезд КПСС, т. 1–2, М., 1956; XXII съезд КПСС, т. 1–3, М., 1962.
Общие вопросы
Ρиль Α., Теория Н. и метафизика с точки зрения филос. критицизма, пер. с нем., М., 1887; Андреевский И. С., Генезис Н., ее принципы и методы, ч. 1, М., 1890; Пирсон К., Грамматика Н., пер. с англ., СПБ, [1911 ]; Ρиккерт Г., Науки о природе и науки о культуре, СПБ, 1911; Фатеев А. Н., Позитивная Н. и некоторые ее критики, X., 1911; Πэко П. Ф., Элементы философии наук, пер. с франц., М., 1915; Богданов Α. Α., Социализм науки, М., 1918; Берг Л. С., Н., ее содержание, смысл и классификация, П., 1921; Боричевский И. Α., Введение в философию Н., П., 1922; Ρожицын В. С., Новая Н. и марксизм, X., 1922; Унтерманн Э., Н. и революция, пер. с англ., [Х. ], 1923; Бернал Дж., Развитие совр. Н., "Вестн. АН СССР", 1956, No 3; Ковалгин В. М., Диалектич. материализм о законах Н., Минск, 1958; Бовин Α., Η. и мировоззрение, "Коммунист", 1960, No 5; Сифоров В., Ηовик И., Особенности совр. естеств.-науч. познания, там же, 1963, No 15; Практика – критерий истины в Η., Μ., 1960; Сомервилл Дж., Что отличает Н. от др. форм знания, в его кн.: Избранное, М., 1960; Франк Ф., Философия Н., пер. с англ., М., 1960; Кедров Б. М., Предмет и взаимосвязь естественных наук, М., 1962; Amрèrе A. M., Essai sur la philosophie des sciences, pt. 1–2, 2 éd., P., 1843–56; Littré É., La science au point de vue philosophique, 2 éd., P., 1873; Hill Α., Introduction to science, 2 ed., L., 1900; Heymans G., Die Gesetze und Elemente des wissenschaftlichen Denkens, 2 Aufl., Lpz., 1905; Kammerer P., Das Gesetz de Serie. Eine Lehre von den Wiederholungen im Lebensund im Weltgeschehen, Stuttg.–В., 1919; Тilliсh P., Das System der Wissenschaften nach Gegenständen und Methoden, Göttingen, 1923; Dоtterer R. H., Philosophy by way of the sciences, N. Y., 1929; Müller-Freienfels R., Psychologie der Wissenschaft, Lpz., 1936; Benjamin А. С., Introduction to the philosophy of science, N. Y., 1937; Dantzig T., Aspects of science, N. Y., 1937; Shelton Η. S., The theory and practice of general science. L., 1939; Werkmeister W. H., A philosophy of science, N. Y., 1940; Sauer W., Grundlagen der Wissenschaft und der Wissenschaften, 2 Aufl., Basel, 1949; Daval S., Guillemain B., Philosophie des sciences, P., 1950; Соnant J. В., Science and common sense, L., 1951; Nagel E., Sovereign reason and other studies in the philosophy of science, Chi., 1951; Selvaggi F., Filosofia delle scienze, Roma, 1953; Guzzo Α., La scienza, Torino, [1955 ]; Hanson N. R., Patterns of discovery. An inquiry into the conceptual foundations of science, Camb., 1958; What is science?, [2 ed. ], ed. by J. R. Newman, N. Y., 1958; Hull L. W. H., History and philosophy of science, L., 1959; Madden Ε. Η., The structure of scientific thought; an introduction to philosophy of science, Boston, 1960; Braitwaite R. В., Scientific explanation. A study of the function of theory, probability and law in science, N. Y., 1960; Jaspers K., Wahrheit and Wissenschaft, Basel, 1960; Kamiński S., Pojęcie nauki i klasyfikacja nauk, Lublin, 1961; Price D. J. de Solla, Little science, big science, N. Y.–L., 1963.
Методология, логика науки
Джевонс С., Основы науки. Трактат о логике и науч. методе, пер. с англ., СПБ, 1881; Φавр Л., Научный дух и научный метод, О., 1905; Лиар Л., Методология наук, в его кн.: Курс логики, пер. с франц., СПБ, 1907; Πуанкаре А., Наука и метод, пер. [с франц. ], СПБ, 1910; Кедров Б. М., Опыт методологич. анализа науч. открытий, "Вопр. философии", 1960, No 5; Таванец П. В., Швырев В. С., Некоторые проблемы логики науч. познания, там же, 1962, No 10; Подкорытов Г. Α., Соотношение диалектич. метода с частнонауч. методами, там же, No 6; его же, О понятии науч. метода, "Вестн. Ленингр. гос. ун-та", 1962, No 11, сер. экон. филос. и права, вып. 2; Проблемы методологии и логики Н., Томск, 1962; Диалектика и логика. Законы мышления, М., 1962; Диалектика и логика. Формы мышления, М., 1962; Проблемы логики научного познания, М., 1964; Диалектика – теория познания. Проблемы научного метода, М., 1964; Dreyer F., Studien zu Methodenlehre und Erkenntniskritik, Lpz., 1895; Cohen M. R., Nagel E., An introduction to logic and scientific method, L., 1934; Benjamin A. C., The logical structure of science, L., 1937; Westaway F. W., Scientific method. Its philosophical basis and its modes of application, N. Y., 1937; George W. H., The scientist in action. A scientific study of his methods, N. Y., 1938; Mill J. S., Philosophy of scientific method, N. Y., 1950; Grégoire F., Logique et philosophie des sciences, P., 1953; Кantоr J. R., The logic of modern science, Bloomington, 1953; Rowland J., Mysteries of science, L., 1955; Albergamo F., Introduzione alla logica della scienza, Firenze, 1956; Ρoррer K. R., The logic of scientific discovery, N. Y., 1959; FilkоrnV., Uvod do metodológie vied, Brat., 1960; Harré R., An introduction to the logic of the sciences, L., 1960.
Происхождение и история Н.
Мармери Дж. В., Прогресс Н. его происхождение, причины и результаты, пер. с англ., СПБ, 1896; Ρенан Э., Будущее Н., пер. с франц., т. 1–2, К., 1902; Eisler R., Geschichte der Wissenschaften, Lpz., 1906; Westawау F. W., The engless quest: three thousand years of science, L.–Glasgow, 1934; Farrington В., Science and politics in the ancient world, L., 1939; Singer Сh., A short history of science to the 19th century, Oxf., 1941; Whitehead A. N., Science and the modern world, Camb., 1947; Damрier W. С., A history of science and its relations with philosophy and religion, 4 ed., Camb., 1948; Masons. F., Main currents of scientific thought; a history of the sciences, L., 1953; Sсhank R. L., The permanent revolution in science, Ν. Υ., 1954; Störig H. J., Kleine Weltgeschichte per Wissenschaft, Stuttg., 1954; Ullmо J., La pensée scientifique moderne, P., 1958.
Н. и общество
Бертело M., H. и нравственность, пер. с франц., М., 1898; Бернал Дж. Д., Н. и общество. Сб. статей, пер. с англ., М., 1953; его же, Н. в истории общества, пер. с англ., М., 1956; Габриэльян Г. Г., Н. и её роль в обществе, Ер., 1956; Ρуткевич M. H., H. как форма обществ. сознания, Свердл., 1957; Корнеев М. Я., Н. и надстройка, Л., 1958; Рачков П. Α., Η. как форма обществ. сознания, М., 1958; его же, Н. и обществ. прогресс, М., 1963; Семенов Η. Η., Η. и общество в век атома, "Вопр. философии", 1960, No 7; Кaрпов M. M., H. и развитие общества, М., 1961; Ельмеев В. Я., Корнеев М. Я., Возрастание роли Н. в строительстве коммунизма, Л., 1962; Н. и человечество. [Ежегодник. Отв. ред. В. Р. Келлер ], т. 1–2, М., 1962–63; Huxley J., Scientific research and social needs, L., 1934.
Л. Азарх. Москва.
Классификация H.
Γрот Η. Я., К вопросу о классификации наук, СПБ, 1884; Пачоский И., Метод классификации и единство наук, К., 1891; Писарев Д. И., Полн. собр. соч., т. 5, СПБ, 1894; Бэкон Ф., О достоинстве и усовершенствовании наук, СПБ, [1895 ]; Лаланд Α., Этюды по философии наук, пер. с франц., 2 изд., СПБ, 1897; Огюст Конт и позитивизм. Статьи Д. С. Милля, Г. Спенсера и Л. Уорда, пер. [с англ. ], М., 1897; Спенсер Г., Классификация наук, пер. [с англ., 3 изд. ], М., 1897; Гиддингс Ф. Г., Основы социологии. Анализ явлений ассоциации и социальной организации, 2 изд., М., 1898; Конт О., Курс положительной философии, пер. с франц., т. 1–2, СПБ, [1899 ]–1900; Вундт В., Введение в философию, пер. с нем., М., 1902; Пуанкаре Α., Ценность науки, М., 1906; Даламбер Ж. Л., Очерк происхождения и развития наук, в сб.: Родоначальники позитивизма, т. 1, СПБ, 1910; Карпентер Э., Совр. наука. Критич. очерк, предисл. Л. Н. Толстого, М., 1911; Оствальд В., Насущная потребность, пер. с нем., М., 1912; Ивановский В. Н., Методологич. введение в науку и философию, т. 1, Минск, 1923; Гущин Б. П., Обзор главнейших систем классификации наук, Л.–М., 1924; Сомов Η. Μ., Карта знаний (Новая классификация наук), М., 1927; Гегель, Введение в философию (Филос. пропедевтика), пер. с нем., М., 1927; его же, Соч., т. 1–3, 5–6, М.–Л., 1929–56; Ρожицын В. [С. ], Марксистское введение в науку. Метод, содержание и классификация наук, М.–Л., 1929; Шмидт О. Ю., Естествознание, БСЭ, [1 изд. ], т. 24, М., 1932; Бархаш Б. и Турецкий С., Классификация наук, там же, т. 32, М., 1936; Тимирязев К. Α., Сочинения, т. 3–7, 9, М., 1937–39; Амбарцумян З. Н., Библиотечная классификация, вып. 1–2, [М., 1947 ]; Кедров Б. М., Энгельс и естествознание, [М. ], 1947, разд. 4; его же, О классификации наук, в сб.: Филос. вопросы совр. физики, М., 1958; его же, Классификация наук, М., кн. 1, 1961; Герцен А. И., Избр. филос. произв., т. 1–2, М.–Л., 1948; Чернышевский Н. Г., Полн. собр. соч., т. 2, 4, 5, 6, 12, 14, 15, М., 1948–50; Декарт Р., Избр. произв., [M. ], 1950; Ломоносов М. В., Полн. собр. соч., т. 1–4, М.–Л., 1950–55; Козельский Я. П., [Соч. ], в сб.: Избр. произв. русских мыслителей второй пол. XVIII века, т. 1, [Л. ], 1952; Менделеев Д. И., Соч., т. 14, Л.–М., 1953; Шамурин Е. И., Очерки по истории библиотечно-библиографической классификации, т. 1–2, М., 1955–1959; Букановский В. М., Принципы и основные черты классификации совр. естествознания, Пермь, 1960; Dantés A. [L. ], Introduction aux connaissances humaines, 2 éd., P., 1872; Ratzel F., Antropo-Geographie oder Grundzüge der Anwendung der Erdkunde auf die Geschichte, Tl [1 ], Stuttg., 1882; Masaryk T. G., Základové konkretní logiky, Praha, 1885; Goblot E., Le système des sciences. Le vrai, l'intelligible et le réel, P., 1922; Oppenheim P., Die natürliche Ordnung der Wissenschaften. Grundgesetze der vergleichenden Wissenschaftslehre, Jena, 1926; Maritain J., Distinguer pour unir ou les degrés du savoir, 3 éd., P., 1940; Reymond Α., Philosophie spiritualiste; études et méditations, v. 1–2, P., 1942; Wulf M. de, Initiation à la philosophie thomiste, 2 éd., Louvain, 1949; Piaget J., Introduction à l'épistémologie génétique, t. 3, P., 1950; Mouhasseb J., Essai sur la classification des sciences, Damas, 1953; Actes du 11-me Congrès Internationale de Philosophie, Bruxelles, 20–26 août 1953, v. 2, Amst.–Louvain, 1953; Laer P. H. van and Коren H. J., Philosophy of science, pt 1, Pittsburgh, 1956; Bergmann G., Philosophy of science, Madison, 1957; Vickery B. C., Classification and indexing in science, 2 ed., L., 1959.
Б. Кедров. Москва.
Примечания
1 Настоящая статья перепечатана из Собрания Сочинений В. И. Ленина, т. 21, 4 изд., с. 30–62. Статья печатается без предисловия, написанного Лениным позже, в 1918 г. В статье выдержаны шрифтовые оформления указанного издания, не соответствующие в некоторых отношениях энциклопедическому оформлению.
2 Имеется в виду высказывание Маркса из его работы "К критике гегелевской философии права" (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 1, 1938, с. 392).
3 Здесь и далее, как и в 5-м изд. Соч. В. И.. Ленина, опускаются подстрочные переводы иностранных названий, сделанные редакцией 4-го изд. Соч. В. И. Ленина.
4 К. Маркс и Ф. Энгельс, Избр. письма, с. 126–131 и 132–133. Здесь и далее подстрочные примечания принадлежат редакции 4-го изд., т. 21, Соч. В. И. Ленина.
5 "Новое время".
6 К. Маркс и Ф. Энгельс, 1947, Избр. письма, с. 139.
7 К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. XXI, 1932, с. 144.
8 Избр. письма, 1953, с. 105.
9 Соч., т. XXIII, 1932, с. 142, 145 и 336.
10 Соч., т. XXIV, 1931, с. 252 и 529.
11 Избр. произв., в 2 тт., т. 1, 1952, с. 43.
12 Избр. письма, 1953, с. 86.
13 Соч., т. XXIII, 1932, с. 232, 239.
14 Соч., т. XXIII, 1932, с. 152, 154–155, 166, 199, 225–226, 232, 237–238, 461, 482, 488.
15 Соч., т. XXIV, с. 480–481, 488, 505–506, 513, 515.
16 Энгельс в статье о Марксе в "Handwörterbuch der Staatswissenschaften", Bd 6, S. 603 ("Словарь государственных наук", том 6, стр. 603. Ред.) и Бернштейн в стать о Марксе в 11-м издании "Британской Энциклопедии" 1911 г. ошибочно указывают 1853–1860 гг. Смотри переписку Маркса и Энгельса, изданную в 1913 году.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. . 1960—1970.

НАУКА
    НАУКА — особый вид познавательной деятельности, нацеленный на выработку объективных, системно организованных и обоснованных знаний о мире. Социальный институт, обеспечивающий функционирование научной познавательной деятельности.
    Как вид познания наука взаимодействует с др. его видами: обыденным, художественным, религиозно-мифологическим, философским. Возникает из потребностей практики и особым способом регулирует ее. Наука ставит своей целью выявить сущностные связи (законы), в соответствии с которыми объекты могут преобразовываться в человеческой деятельности. Поскольку в деятельности могут преобразовываться любые объекты — фрагменты природы, социальные подсистемы и общество в целом, состояния человеческого сознания и т. п., постольку все они могут стать предметами научного исследования. Наука изучает их как объекты, функционирующие и развивающиеся по своим естественным законам. Она может Изучать и человека как субъекта деятельности, но тоже в качестве особого объекта.
    Предметный и объективный способ рассмотрения мира, характерный для науки, отличает ее от иных способов познания. Напр., в искусстве освоение действительности всегда происходит как своеобразная склейка субъективного и объективного, когда любое воспроизведение событий или состояний природы и социальной жизни предполагает их эмоциональную оценку. Художественный образ всегда выступает как единство общего и единичного, рационального и эмоционального. Научные же понятия — это рациональное, выделяющее общее и существенное в мире объектов.
    Отражая мир в его объективности, наука дает лишь один из срезов многообразия человеческого мира. Поэтому она не исчерпывает собой всей культуры, а составляет лишь одну из сфер, которая взаимодействует с др. сферами культурного творчества — моралью, религией, философией, искусством и т. д. Признак предметности и объективности знания является важнейшей характеристикой науки, но он еще недостаточен для определения ее специфики, поскольку отдельные объективные и предметные знания может давать и обыденное познание. Но в отличие от него наука не ограничивается изучением только тех объектов, их свойств и отношений, которые в принципе могут быть освоены в практике соответствующей исторической эпохи. Она способна выходить за рамки каждого исторически определенного типа практики и открывать для человечества новые предметные миры, которые могут стать объектами массового практического освоения лишь на будущих этапах развития цивилизации. Лейбниц характеризовал математику как науку о возможных мирах. В принципе эту характеристику можно отнести к любой фундаментальной науке. Электромагнитные волны, ядерные реакции, когерентные излучения атомов были вначале открыты в науке, и в этих открытиях потенциально был заложен принципиально новый уровень технологического развития цивилизации, который реализовался значительно позднее (техника электродвигателей и электрогенераторов, радио- и телеаппаратура, лазеры и атомные электростанции и т. д.). Постоянное стремление науки к расширению поля изучаемых объектов, безотносительно к сегодняшним возможностям их массового практического освоения, выступает тем системообразующим признаком, который обосновывает др. характеристики науки, отличающие ее от обыденного познания. Прежде всего — это отличие по их продуктам (результатам). Обыденное познание создает конгломерат знаний, сведений, предписаний и верований, лишь отдельные фрагменты которого связаны между собой. Истинность знаний проверяется здесь непосредственно в наличной практике, т. к. знания строятся относительно объектов, которые включены в процессы производства и наличного социального опыта. Но поскольку наука постоянно выходит за эти рамки, она лишь частично может опереться на наличные формы массового практического освоения объектов. Ей нужна особая практика, с помощью которой проверяется истинность ее знаний. Такой практикой становится научный эксперимент. Часть знаний непосредственно проверяется в эксперименте. Остальные связываются между собой логическими связями, что обеспечивает перенос истинности с одного высказывания на другое. В итоге возникают присущие науке характеристики ее знаний — их системная организация, обоснованность и доказанность.
    Наука, в отличие от обыденного познания, предполагает применение особых средств и методов деятельности. Она не может ограничиться использованием только обыденного языка и тех орудий, которые применяются в производстве и повседневной пракпже. Кроме та, ей необходимы особые средства деятельности — специальный язык (эмпирический и теоретический) и особые приборные комплексы. Именно постоянное развитие этих средств обеспечивают исследование все новых объектов, в т. ч. и тех, которые выходят за рамки возможностей наличной производственной и социальной практики. С этим же связаны потребности науки в постоянной разработке специальных методов, обеспечивающих освоение новых объектов безотносительно к возможностям их сегодняшнего практического освоения. Такие объекты, как правило, не даны заранее, не фиксируются методами повседневной практики и производственной деятельности, поскольку выходят за их границы. Метод в науке часто служит условием фиксации объекта исследования. Напр., короткоживущие частицы — резонансы были зафиксированы в физике только благодаря методу определения их основных признаков. Резонансы за время их жизни пробегают расстояние, сравнимое с размерами атома, и поэтому не оставляют треков в фотоэмульсиях; но они распадаются на частицы, оставляющие треки, и по характеру этих треков, применяя законы сохранения, вычисляют соответствующий резонанс. После появления этого метода было обнаружено, что следы распада резонансов наблюдались и в некоторых предыдущих экспериментах с элементарными частицами, эти следы наблюдали, но никто их не интерпретировал как существование нового класса частиц. Наряду со знанием об объектах наука систематически развивает знания о методах. Наконец, существуют специфические особенности субъекта научной деятельности. Субъект обыденного познания формируется в самом процессе социализации. Для науки же этого недостаточно. Здесь требуется особое обучение познающего субъекта, которое обеспечивает его умение применять свойственные науке средства и методы при решении ее задач и проблем. Кроме того, систематические занятия наукой предполагают усвоение субъектом особой, свойственной ей системы ценностей. Их фундаментом выступают ценностные установки на поиск истины и на постоянное наращивание истинного знания. Эти установки соответствуют двум фундаментальным и определяющим признакам науки; предметности и объективности научного познания и ее интенции на изучение все новых объектов, безотносительно к наличным возможностям их массового практического освоения. На базе этих установок исторически развивается система идеалов и норм научного исследования. Эти же ценностные ориентации составляют основание этики науки. Два главных принципа характеризуют научный этос. Первый из них запрещает умышленное искажение истины в угоду тем или иным социальным целям, второй требует постоянной инновационной деятельности, роста истинного знания и вводит запреты на плагиат. Ученый может ошибаться, но не имеет права подтасовывать результаты, он может повторить уже сделанное открытие, но не имеет права заниматься плагиатом. Институт ссылок как обязательное условие оформления научной монографии и статьи призван не только зафиксировать авторство тех или иных идей и научных текстов. Он обеспечивает четкую селекцию уже известного в науке и новых результатов. Вне этой селекции не было бы стимула к напряженным поискам нового, в науке возникли бы бесконечные повторы пройденного и, в конечном счете, было бы подорвано ее главное качество — постоянно генерировать рост нового знания, выходя за рамки привычных и уже известных представлений о мире. Требование недопустимости фальсификаций и плагиата выступает как своеобразная презумпция науки. В реальной жизни она может нарушаться, и в различных научных сообществах существуют санкции за нарушение этических принципов науки (хотя их жесткость бывает различной). В развитии научного знания можно выделить стадию преднауки и науки в собственном смысле слова. Преднаука еще не выходит за рамки наличной практики. Она моделирует изменение объектов, включенных в практическую деятельность, предсказывая их возможные состояния. Реальные объекты замещаются в познании идеальными объектами и выступают как абстракции, которыми оперирует мышление. Их связи и отношения, операции с ними также черпаются из практики, выступая как схема практических действий. Такой характер имели, напр., геометрические знания древних египтян. Первые геометрические фигуры были моделями земельных участков. Операции разметки участка с помощью туго натянутой мерной веревки и этой же веревки, но закрепленной на конце с помощью колышка, чтобы проводить окружности и дуги, затем были схематизированы и стали способом построения геометрических фигур с помощью циркуля и линейки. Аналогично в древнеегипетских таблицах сложения чисел прослеживается схема реальных практических действий по объединению предметов в совокупности. Реальный предмет замешался идеальным объектом “единица” и обозначался знаком I ; десять черточек замещалось знаком η (число десять), для сотен и тысяч вводились особые знаки. Сложение, напр., двадцати одного (пп | ) и одиннадцати (η | ) осуществлялось как добавление к знакам, обозначающим первое число, знаков, обозначающих второе число, получалось новое число nn^l l (тридцать два).
    Переход от преднауки к собственно науке был связан с новым способом формирования идеальных объектов и их связей, моделирующих практику. В развитой науке они черпаются не только непосредственно из практики, но преимущественно создаются в качестве абстракций, на основе ранее созданных идеальных объектов. Построенные из их связей модели выступают в качестве гипотез, которые затем, получив обоснование, превращаются в теоретические схемы изучаемой предметной области. Так возникает особое движение в сфере развивающегося теоретического знания, которое начинает строить модели изучаемой реальности как бы сверху по отношению к практике с их последующей прямой или косвенной практической проверкой.
    Благодаря новому методу построения знаний наука получает возможность изучить не только те предметные связи, которые могут встретиться в сложившихся стереотипах практики, но и исследовать изменения объектов, которые в принципе могла бы освоить развивающаяся цивилизация. С этого момента кончается этап преднауки и начинается наука в собственном смысле. В ней наряду с эмпирическими правилами и зависимостями (которые знала и преднаука) формируется особый тип знания — теория, позволяющая получить эмпирические зависимости как следствие из теоретических постулатов. Меняется и категориальный статус знаний — они могут соотноситься уже не только с осуществленным опытом, но и с качественно иной практикой будущего, а поэтому строятся в категориях возможного и необходимого. Знания уже не формулируются только как предписания для наличной практики, они выступают как знания об объектах реальности “самой по себе”, и на их основе вырабатывается рецептура будущего практического изменения объектов. Можно выделить три основных этапа формирования науки в собственном смысле слова. Переход от преднауки к собственно науке исторически первой осуществила математика. По мере ее эволюции числа и геометрические фигуры начинают рассматриваться не как прообраз предметов, которыми оперируют в практике, а как относительно самостоятельные математические объекты, свойства которых подлежат систематическому изучению. С этого момента начинается собственно математическое исследование, в ходе которого из ранее изученных чисел и геометрических фигур строятся новые идеальные объекты. Применяя, напр., операцию вычитания к любым парам положительных чисел, можно было получить отрицательные числа (при вычитании из меньшего числа большего). Открыв для себя класс отрицательных чисел, математика делает следующий шаг. Она распространяет на них все те операции, которые были приняты для положительных чисел, и таким путем создает новое знание, характеризующее ранее не исследованные структуры действительности. В дальнейшем происходит новое расширение класса чисел: применение операции извлечения корня к отрицательным числам формирует новую абстракцию — “мнимое число”. И на этот класс идеальных объектов опять распространяются все те операции, которые применялись к натуральным числам. Аналогично, сравнение и преобразование геометрических фигур приводит к выявлению их свойств и отношений, которые превращаются в фундаментальные абстракции геометрии (точка, линия, плоскость, угол и т. п.). Их связи и свойства выражают постулаты, на основе которых была создана первая математическая теория — Евклидова геометрия. Дальнейшее изучение признаков геометрических объектов путем применения к ним различных операций преобразования приводит к построе
    нию различных теоретических систем геометрии (неевклидовы геометрии, проективная геометрия, топология и т. п.).
    Вслед за математикой способ теоретического познания, основанный на движении мысли в поле теоретических идеальных объектов, утвердился в естествознании. Здесь он известен как метод выдвижения гипотез с их последующим обоснованием опытом. Опытная проверка осуществляется посредством эксперимента, наблюдения и измерения, целенаправляемых теоретическими знаниями. Самостоятельное экспериментальное исследование лишь относительно автономно, оно всегда определено постановкой проблем и задач, возникающих как результат теоретического осмысления предшествующих фактов и формирования теоретического видения исследуемой реальности.
    Наконец, в качестве третьего этапа развития науки в собственном смысле слова следует выделить формирование технических наук как своеобразного опосредующего слоя знания между естествознанием и производством, а затем становление социальных и гуманитарных наук. В этих областях научного познания также возникает слой особых теоретических идеальных объектов, оперирование которыми позволяет объяснять и предсказывать феномены изучаемой предметной области.
    Каждый из этапов развития науки имел свои социокультурные предпосылки. Первые относительно развитые образцы теоретических знаний математики возникли в контексте культуры античного полиса, с присущими ей ценностями публичной дискуссии, демонстрациями доказательства и обоснования как условиями получения истины. Полис принимал социально значимые решения на основе конкурирующих предложений и мнений на народном собрании. Преимущество одного мнения перед другим выявлялось через доказательство. Идеал обоснованного знания, отличного от мнения, получил свое рациональное осмысление и развитие в античной философии. В ней особое влияние уделялось методам постижения и развертывания истины (диалектике и логике). Первые шаги к разработке диалектики как метода были связаны с анализом столкновения в споре противоположных мнений (типичная ситуация выработки нормативов деятельности на народном собрании). Развитие логики в античной философии также было тесно связано с поисками критериев правильного рассуждения в ораторском искусстве, и вырабатываемые здесь нормативы логического следования были применены к научному рассуждению. Применение идеала обоснованного и доказанного знания в области математики утвердило новые принципы изложения и трансляции знаний. Именно в греческой математике доминирует изложение знаний в виде теорем: “дано — требуется доказать — доказательство”. Но в древнеегипетской и вавилонской математике такая форма не была принята, здесь обнаруживаются только нормативные рецепты решения задач, излагаемые по схеме: “Делай так!”... “Смотри, ты сделал правильно!”. Некоторые знания в математике Древнего Египта и Вавилона, напр., такие, как алгоритм вычисления объема усеченной пирамиды, по-видимому, не могли быть получены вне процедур вывода и доказательства (М. Я. Выгодский). Однако в процессе изложения знаний этот вывод не демонстрировался. Производство и трансляция знаний в культуре Древнего Египта и Вавилона закреплялись за кастой жрецов и чиновников и носили авторитарный характер. Обоснование знания путем демонстрации доказательства не превратилось в этих культурах в идеал построения знаний, что наложило серьезные ограничения на процесс превращения “эмпирической математики” в теоретическую науку.
    Античные философы, выработав необходимые средства для перехода к теоретическому пути развития математики, предприняли многочисленные попытки систематизировать математические знания, добытые в древних цивилизациях, путем применения процедуры доказательства (Фалес, пифагорейцы, Платон). Этот процесс завершился в эпоху эллинизма созданием первого образца развитой научной теории — Евклидовой геометрии (3 в. до н. э.).
    Естествознание, основанное на соединении математического описания природы с ее экспериментальным исследованием, формировалось в результате культурных сдвигов, осуществившихся в эпоху Ренессанса и перехода к Новому времени. Идея эксперимента как метода познания и проверки истинности научных суждений могла утвердиться только при наличии следующих мировоззренческих установок. Во-первых, понимания субъекта познания как противостоящего природе и активно изменяющего ее объекты. Во-вторых, рассмотрения результатов эксперимента, которые представляют собой продукт искусственного, человеком сотворенного, как принципиально неотличимого от естественных природных состояний; представления о том, что экспериментальное вмешательство в протекание природных процессов создает феномены, подчиненные законам природы, и выявляет действие этих законов. В-третьих, рассмотрения природы как закономерно упорядоченного поля объектов, где индивидуальная неповторимость каждой вещи как бы растворяется в действии законов, которые управляют движением и изменением качественного многообразия вещей и одинаково действуют во всех точках пространства и во все моменты времени.
    Все эти мировоззренческие установки, предполагающие особые смыслы фундаментальных универсалий культуры (природы, человека, пространства и времени, деятельности, познания), складывались в эпоху становления базисных ценностей техногенной цивилизации, но они не были присущи традиционалистским культурам. Их не было ни в античности, ни в европейском средневековье. Напр., в античной культуре природа рассматривалась как целостный живой организм, в котором отдельные части — вещи имеют свои назначения и функции. Поэтому полагалось, что для познания органической целостности космоса необходимо понять индивидуальную качественную специфику каждой вещи и каждой качественно специфической сущности, воплощенной в вещах. Вечное движение космоса рассматривалось как воспроизводство гармонии целого, космос одновременно мыслился и как подвижный, изменчивый, и как некоторое скульптурное целое, где части, дополняя друг друга, создают завершенную гармонию. С этой точки зрения насильственное препарирование частей мироздания, в несвободных, несвойственных их естественному бытию условиях, не в состоянии обнаружить гармонию космоса.
    В античной культуре знание об искусственном (“тэхне”) противопоставлялось знанию о естественном (“фюсис”). Познание космоса понималось как постижение его гармонии в умозрительном созерцании, которое расценивалось как главный способ достижения истины. Поэтому даже когда античная наука в эпоху эллинизма вплотную подошла к соединению математического описания природы с экспериментом (Архимед, Герон, Папп), она не сделала решающего шага к конституированию эксперимента как способа познания природы, Этому препятствовали фундаментальные мировоз
    зренческие смыслы, определявшие специфику античной культуры.
    Становление мировоззренческих предпосылок, необходимых для утверждения метода эксперимента в науке, было связано с духовной революцией эпохи Ренессанса и Реформации: с новым (по сравнению со средневековьем) пониманием человека не просто как божьей твари, но как творца, продолжающего в своих делах акты божественного творения; с отношением к любой деятельности, а не только к интеллектуальному труду как к ценности и источнику общественного богатства; с возникновением понимания природы как поля приложения человеческих сил; с формированием представлений об искусственном как особом выражении естественного и т. д.
    Третья важная веха развития науки — становление технических , а затем социальных и гуманитарных наук была связана с эпохой индустриализма, с усиливающимся внедрением научных знаний в производство и возникновением потребностей научного управления социальными процессами. В этот исторический период интенсивное развитие промышленного производства порождает потребности в изобретении и тиражировании все новых инженерных устройств, что создает стимулы и предпосылки становления технических наук. Вместе с тем индустриальное развитие приводит к относительно быстрым трансформациям социальных структур, разрушению традиционных общинных связей, вытесняемых отношениями “вещной зависимости” (К. Маркс). Создаются новые типы социальных общностей, становящиеся объектами социального управления. Возникают условия и потребности в выяснении способов рациональной регуляции стандартизируемых функций и действий индивидов, включаемых в те или иные социальные группы. В контексте этих социальных потребностей и возникают первые программы построения наук об обществе (К. А. Сен-Симон, О. Конт, К. Маркс). В начале мыслилось построить социальные науки как простое продолжение естественных наук (программа Сен-Симона и Конта, трактовавшая социологию как “социальную физику” и ориентированная на поиск законов общества, аналогичных закону всемирного тяготения). Затем была выявлена специфика социальных объектов как исторически развивающихся (органических) систем (первые шаги в этом направлении были сделаны уже Контом, затем Спенсером; существенным вкладом стала разработка Марксом применительно к социальному познанию методологии исследования сложных, исторически развивающихся систем). Формирование гуманитарных наук, основными объектами которых становятся состояния культуры, духовные феномены, запечатленные в текстах, сопровождалось выявлением ряда специфических процедур их исследования (отнесение к ценностям, понимание, идеографический метод, нарративные описания и т. д.). Выявление этих особенностей породило противопоставление “наук о природе” и “наук о духе” (Риккерт, Виндельбанд, Дильтей, Вебер), которое имело определенные основания в науке 19 и нач. 20 в. (но в современной науке демаркация между естественными и гуманитарными науками уже не носит жесткого характера).
    На каждом из этапов развития научное познание усложняло свою организацию. Во всех развитых науках складываются уровни теоретического и эмпирического исследования со специфическими для них методами и формами знания (основными формами теоретического уровня знаний выступает научная теория и научная картина мира; эмпирического уровня — данные наблюдения и научный факт). Формируется дисциплинарная организация науки, возникает система дисциплин со сложными связями между ними. Каждая из наук (математика, физика, химия, биология, технические и социальные науки) имеет свою внутреннюю дифференциацию и свои основания — свойственную ей картину исследуемой реальности, специфику идеалов и норм исследования и характерные для нее фклософско-мировоззренческие основания. Взаимодействие наук формирует междисциплинарные исследования, удельный вес которых возрастает по мере развития науки.
    Развитие науки как познавательной деятельности сопровождалось появлением соответствующих форм ее институализашш, связанной с организацией исследований и способом воспроизводства субъекта научной деятельности. Как особый социальный институт наука начала оформляться в 17—18 вв., когда в Европе возникли первые научные общества и академии. В этот период складываются новые типы коммуникации ученых. Сообщество естествоиспытателей в 17 в. конституируется не только благодаря академиям и научным обществам, но и в рамках т. н. “Республики ученых”, основанной на частной переписке на латыни между исследователями. Переписка, в которой излагались результаты экспериментов, их интерпретация и объясняющие гипотезы, становится средством совместного обсуждения промежуточных результатов исследования. Наряду с книгой — фолиантом, в котором излагается система взглядов на природу, письма ученых друг другу становятся средством закрепления и передачи научного знания. В кон. 18—1-й пол. 19 в. углубление специализации научной деятельности приводит к возникновению дисциплинарных объединений исследователей. Возникают научные журналы, напр. журнал “Химические анналы”, вокруг которого консолидируется единое сообщество немецких химиков. Научная статья (наряду с монографией) становится основным продуктом научной деятельности. Латынь уступает место национальным языкам. “Республика ученых” заменяется множеством дисциплинарно ориентированных сообществ. Наряду с академическими учреждениями, возникшими в 17 — нач. 18 в. (Лондонское Королевское общество — 1660; Парижская академия наук— 1666; Берлинская академия наук — 1700; Петербургская академия наук — 1724), формируются новые ассоциации ученых: “Французская консерватория (хранилище технических искусств и ремесел” (1790), “Собрание немецких естествоиспытателей” (1822), “Британская ассоциация содействия прогрессу” ( 1831 ) и др. Меняется система образоваш1я. В университетах возшкает новая сеть учебных предметов, включающих кроме традиционно гуманитарных также естественнонаучные и технические дисциплины. Открываются новые цетры подготовки специалистов, как, напр., Политехническая школа в Париже (1795). В 19 в. образование начинает строиться на основе специализации по отдельным областям научного знания, что соответствует конституированию дисциплинарной организации науки. Целенаправленная специализированная подготовка научных кадров как способ воспроизводства субъекта научной деятельности оформляет особую профессию научного работника. В 20 в. наука превратилась в особый тип производства научных знаний, включающий многообразные типы объединения учекых, в т. ч. и крупные исследовательские коллективы, целенаправленное финансирование и особую экспертизу исследовательских программ, их социальную поддержку, особую промьтшленно-техническую базу, обслуживающую научный поиск, сложное разделение труда и целенаправленную подготовку кадров. Дисциплинарно ориентированные исследования до
    полняются междисциплинарными и проблемно ориентированными. Стационарные объединения ученых (НИИ, академии, научные центры в университетах) сочетаются с неформальными объединениями типа “незримого колледжа”. В кон. 20 в. возникновение компьютерных сетей и мировой сети Интернет порождает новые типы научных коммуникаций (компьютерная статья, монография, компьютерный журнал, дискуссия с использованием компьютерной сети и т. д.). В рамках Интернета возникают некоторые аналоги “Республики ученых” (обсуждение промежуточных результатов, идей, гипотез путем компьютерной дискуссии, применение английского языка примерно в той же функции, как применялась латынь учеными 17 в.).
    В процессе исторического развития науки менялись ее функции в социальной жизни. В эпоху становления естествознания наука отстаивала в борьбе с религией право участвовать в формировании мировоззрения. Этот процесс привел к становлению научной картины мира, которая в конечном итоге предстала как самостоятельная форма знания, не подчиненная религиозным представлениям о мире, а сложным образом с ними взаимодействующая. Научная картина мира и связанные с нею конкретные знания различных дисциплин постепенно превратились в основу системы массового образования. Тем самым наука стала реальным фактором формирования мировоззрения людей. В 19 в. к мировоззренческой функции добавилась функция производительной силы. Широкое применение достижений науки з производстве пороДгио феномен научно-технических революций. В 1-й пол. 20 в. наука стала приобретать еще одну функцию, она стала превращаться в социальную силу, внедряясь в самые различные сферы социальной жизни и регулируя различные виды человеческой деятельности.
    В современную эпоху, в связи с глобальными кризисами возникает проблема поиска новых мировоззренческих ориентации человечества. В этой связи переосмысливаются и функции науки. Доминирующее положение науки в системе ценностей культуры во многом было связано с ее технологической проекцией. Сегодня важно органическое соединение ценностей научно-технологического мышления с теми социальными ценностями, которые представлены нравственностью, искусством, религиозным и философским постижением мира. Такое соединение представляет собой новый тип научной рациональности.
    В развитии науки (начиная с 17 в.) можно выделить три основных типа научной рациональности: классическую (17 — нач. 20 в.), неклассическую (1-я пол. 20 в.), постнеклассическую (кон. 20 в.). Классическая наука предполагала, что субъект диетанцирован от' объекта, как бы со стороны познает мир, а условием объективно-истинного знания считала элиминацию из объяснения и описания всего, что относится к субъекту и средствам деятельности. Для неклассической рациональности характерна идея относительности объекта к средствам и операциям деятельности; экспликация этих средств и операций выступает условием получения истинного знания об объекте. Образцом реализации этого подхода явилась квантово-релятивистская физика. Наконец, постнеклассическая рациональность учитывает соотнесенность знаний об объекте не только со средствами, но и ценностно-целевыми структурами деятельности, предполагая экспликацию внутринаучных ценностей и их соотнесение с социальными целями и ценностями. Появление каждого нового типа рациональности не устраняет предыдущего, но ограничивает пространство его действия.
    Каждый из них расширяет поле исследуемых объектов (от доминирования в 17—18 вв. исследований простых, механических систем до включения в качестве главных объектов изучения сложных, саморегулирующихся, а затем и исторически развивающихся систем).
    В современной, постнеклассической, науке все большее место занимает особый тип исторически развивающихся систем — т. н. человекоразмерные системы, включающие человека и его деятельность в качестве составного компонента. К ним относятся объекты современных биотехнологий, в первую очередь генной инженерии, медико-биологические объекты, крупные экосистемы и биосфера в целом, человеко-машинные системы и сложные информационные комплексы (включая системы искусственного интеллекта), социальные объекты и т. д.
    При изучении “человекоразмерных” объектов поиск истины оказывается связанным с определением стратегии и возможных направлений преобразования объекта. С системами такого типа нельзя свободно экспериментировать. В процессе их исследования и практического освоения особую роль начинает играть знание запретов на некоторые стратегии взаимодействия, потенциально содержащие в себе катастрофические последствия для человека. В этой связи трансформируется идеал ценностно-нейтрального исследования. Объективно истинное объяснение и описание применительно к “человекоразмерным” объектам не только допускает, но и предполагает включение аксиологических факторов в состав объясняющих положений. Возникает необходимость экспликации связей фундаментальных внутринаучных ценностей (поиск истины, рост знаний) с вненаучными ценностями общесоциального характера. В современных программно-ориентированных исследованиях эта экспликация осуществляется при социальной экспертизе программ. Вместе с тем в ходе самой исследовательской деятельности с человекоразмерньши объектами исследователю приходится решать ряд проблем этического характера, определяя границы возможного вмешательства в объект. Внутренняя этика науки, стимулирующая поиск истины и ориентацию на приращение нового знания, постоянно соотносится в этих условиях с общегуманистическими принципами и ценностями. Методология исследования исторически развивающихся человекоразмерных систем сближает естественнонаучное и гуманитарное познание, составляя основу для их глубокой интеграции.
    Лит.: Выгодский М. Я. Арифметика и алгебра в Древнем мире. М., 1967; Неигеиауэр О. Точные науки в древности. М., 1968; Наука и культура. М., 1974; Стенин В. С. Становление научной теории. Минск, 1976; РакитовА. И. Философские проблемы науки. М., 1977; Юдин Э. Г., Юдин Б. Г. Наука и мир человека. М., 1978; Холтон Дж. Тематический анализ науки. М.,1981; Малкей М. Наука и социология знания. М,, 1983; Потер К. Логика и рост научного знания. М., 1983; Фролов И. Т., Юдин Б. Г. Этика науки. М., 1986; Ахутин А. В. Понятие “природа” в античности и в Новое время. М., 1988; Гайденко П. П. Эволюция понятия науки (XV11— XVIII вв.). М., 1987; Капица С. П., Курдюмов С. П., Малинецкий Г. Г. Синергетика и прогнозы будущего. М., 1997; Косарева Д. М. Рождение науки Нового времени из духа культуры. М., 1997; Кун Т. Структура научных революций. М., 1975; Научные и вненаучные формы мышления. М., 1996; Научные революции в динамике культуры. Минск, 1987; Огурцов А. П. Дисциплинарная структура науки. М., 1988; Пригожий И., Стенгерс ff. Порядок из хаоса. М., 1986; Разин В. М. Специфика и формирование естественных, технических и гуманитарных наук. Красноярск, 1989; Современная философия и науки: знание, рациональность, ценности в трудах мыслителей Запада. М., 1996; Степин В. С., Розов А. М., Горохов В. Г. Философия науки и техники. М., 1996; Швырев В. С. Анализ научного познания: основные направления, формы, проблемы. М., 1988; Щедровицкий Г. П. философия. Наука. Методология. М., 1997; Степин В. С. Теоретическое знание. М., 2000.
    В. С. Степин

Новая философская энциклопедия: В 4 тт. М.: Мысль. . 2001.


.

Синонимы:

Антонимы:

Смотреть что такое "НАУКА" в других словарях:

  • НАУКА — лучший способ удовлетворения личного любопытства за государственный счет. Лев Арцимович Искусство это «я»; наука это «мы». Клод Бернар Жизнь коротка, а наука долга. Лукиан из Самосаты Мы как карлики на плечах гигантов, и потому можем видеть… …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • Наука —  Наука  ♦ Sciences    Строго говоря, разумнее употреблять это слово во мно жественном числе – науки. Науки как таковой не существует; есть науки, различающиеся между собой предметом и методами исследования. Однако раз есть множественное число,… …   Философский словарь Спонвиля

  • НАУКА — жен. учение, выучка, обучение. Жизнь наука, она учит опытом. Отдать кого, пойти, или взять кого в науку. Не для муки, для науки. Кнут не мука, вперед наука. Наука не мука (не бука). Наука учит только умного. Дураку наука, что ребенку огонь. Не… …   Толковый словарь Даля

  • НАУКА —         область культуры, связанная со специализированной деятельностью по созданию системы знания о природе, об ве и человеке. Совр. научное знание представлено совокупностью естеств., обществ и гуманитарных дисциплин. Каждая из них… …   Энциклопедия культурологии

  • наука — Учение, дисциплина, доктрина, предмет (учебный); памятка, пример, урок, нравоучение, мораль. Испугался бездны премудрости. Вот тебе, щука, наука! Это мне памятка вперед. Ср …   Словарь синонимов

  • НАУКА — НАУКА, науки, жен. 1. только ед. Система знаний о закономерностях в развитии природы, общества и мышления и о способах планомерного воздействия на окружающий мир. «Наука потому и называется наукой, что она не признает фетишей, не боится поднять… …   Толковый словарь Ушакова

  • наука —         НАУКА особый вид познавательной деятельности, нацеленный на выработку объективных, системно организованных и обоснованных знаний о мире. Социальный институт, обеспечивающий функционирование научной познавательной деятельности.         Как …   Энциклопедия эпистемологии и философии науки

  • наука — вовсе не состоит исключительно из готовых решений, найденных ответов, истинных положений, достоверных законов и знаний. Она включает в себя в равной мере и поиски истины, процессы открытия, предположения, опыт и риск. Научная мысль тем и… …   Словарь Л.С. Выготского

  • НАУКА — НАУКА. Сфера человеческой деятельности, функция которой – выработка и систематизация объективных знаний о действительности; одна из форм общественного сознания. Самостоятельной наука считается, если у нее имеется свой объект, предмет исследования …   Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

  • наука — Сфера деятельности, основная функция коей выработка знаний о мире, их систематизация, на основе чего возможны построение образа мира научная картина мира, и способов взаимодействия с миром научно обоснованная практика. Конечно, знания,… …   Большая психологическая энциклопедия

Книги

  • Наука, . Авторитетная и великолепно оформленная книга рассказывает историю развития науки и инженерии от изобретения колеса до масштабных климатических проектов XXI века. В ней подробно описаны все… Подробнее  Купить за 3996 руб
  • Наука, Пирс Бизони. Мы живем в необъятной Вселенной, которая никогда не перестает удивлять. Неуемное желание человека познать сущность событий привело к массе научных открытий в самых разных областях.… Подробнее  Купить за 1770 руб
  • Наука, Р. Бриджман. Энциклопедия "Наука" объединяет в себе лучшие энциклопедические традиции. Поможет освоить новые понятия и систематизировать то, что изучено прежде. Каждая страница заменяет несколькоуроков.… Подробнее  Купить за 1151 руб
Другие книги по запросу «НАУКА» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.